Германские войска перешли границу Советского Союза 22 июня 1941 года. Началась Великая Отечественная война. К этому моменту Красная армия имела на вооружении 34 легких бронепоезда, 13 тяжелых, 28 платформ с зенитным вооружением. Ниже в таблице приведены данные о дислокации бронепоездов и их составе.

С первых же дней войны советские бронепоезда в ступили в бой с наступавшими немецкими частями. Находившимся непосредственно в приграничной зоне бронепоездам НКВД пришлось решать несвойственные им задачи. Они вели борьбу с танками и самолетами, оказывали огневую поддержку отступавшим частям Красной армии.

Советский бронепоезд, захваченный немецкими войсками

Первые же столкновения показали, что бронепоезда далеко не всегда могут оказывать адекватное противодействие германским танкам, а противовоздушная оборона бронепоездов явно недостаточна. И, кроме того, вместо стремительных огневых налетов пришлось вести тяжелые оборонительные бои.

Бронепоезд № 66 под командованием майора Н. Панькова из состава 10-й дивизии НКВД участвовал в боях на участке Перемышль — Львов. Здесь, под Перемышлем, экипаж бронепоезда поддерживал своим огнем действия частей 99-й стрелковой дивизии, рассеяв мотострелковый батальон наступавших немцев. Но это был лишь эпизод. Под мощным натиском фашистов бронепоезду вместе с другими частями Красной армии пришлось отступить к Киеву.

В конце июня 1941 года из числа бронепоездов, базировавшихся в центральных округах, были отправлены на Юго-Западный фронт 1-й Отдельный дивизион бронепоездов; на Западный фронт, в районы Молодечно-Борисов, Минск-Борисов, Бобруск-Жлобин, Смоленск-Орша, — 6-й и 12-й отдельные дивизионы бронепоездов, отдельные бронепоезда №№ 44, 53, 54; на Северо-Западный фронт, на участок Таллин-Нарва — 60-й отдельный бронепоезд.

Остальные дивизионы и отдельные бронепоезда, дислоцировавшиеся в Забайкальском, Среднеазиатском, Закавказском военных округах и на Дальнем Востоке, «отмобилизовались и заняли пункты дислокации в своих приграничных районах».

На территорию Белоруссии, в Полоцк, прибыли два мотоброневагона НКВД, ранее располагавшиеся на Калининской железной дороге. 10 июля один из мотоброневагонов был отрезан немецкими войсками на перегоне Полота-Дретунь. Немецкие саперы взорвали железнодорожные пути и мотоброневагон оказался в ловушке. Экипаж отстреливался до последнего снаряда, а затем взорвал мотоброневагон и с тяжелыми боями вышел из окружения.

Бронепоезда №№ 47 и 48 уже упоминавшегося 12-го отдельного дивизиона в районе Борисова были уничтожены пикирующими бомбардировщиками Люфтваффе. Слишком слабым оказалось зенитное вооружение бронепоездов, чтобы противодействовать этим налетам.

Таким образом, существовавшее количество бронепоездных частей и так оказавшееся весьма малочисленным, особенно в Центральных округах, в первых же столкновениях с наступавшим врагом понесли серьезные потери. В результате бронепоезда, оставшиеся в строю в первые месяцы войны не могли обеспечить всей потребности фронтов и, только «начиная с октября месяца 1941 года бронепоезда, построенные по инициативе рабочих, влились дополнительно в действующие части: 21-й и 22-й дивизионы на Западный фронт, 7-й и 8-й дивизионы на Южный и 24 отдельных бронепоезда на Юго-Западный».

Схема организации отдельного дивизиона бронепоездов

Схема дислокаций бп частей на 21.06.1941

Импровизированный «блиндированный вагон», построенный в первые месяцы войны в Одессе, к счастью сохранившийся до сих пор

Значительные потери бронепоездов, действовавших на фронте вызвали необходимость их увеличения двумя путями. Во-первых, за счет строительства новых бронепоездов, во-вторых, «путем переформирования кадровых дивизионов трехпоездного состава и отдельных бронепоездов в дивизионы двухпоездного состава». Это предписывалось Директивой Народного Комиссара Обороны 22сс от 29 октября и директивой Зам. НКО генерал-лейтенанта Я.Н. Федоренко и в соответствии с ней в 1941 году было построено 24 бронепоезда, а в 1942-м сформировано 34 дивизиона двухпоездного состава.

Сформированные в военных округах бронепоездные части, как правило, имели значительную «неукомплектованность» личным составом. Управление бронепоездов в Москве постоянно занималось решением этой проблемы. В 1942 году на «доукомплектование» вновь формируемых бронепоездов было направлено 6047 человек, из них 790 офицеров.

Подготовка кадров специалистов-бронепоездников сержантского и рядового состава производилась в 1-м отдельном полку бронепоездов. В 1941–1945 годах на пополнение полка поступило 11794 человека. Из них подготовлено и отправлено по нарядам Управления бронепоездов 9848 человек, в том числе 473 офицера.

Подготовка офицерского состава производилась путем «переподготовки» офицеров-танкистов, а также артиллеристов и других родов войск на курсах комсостава при 1-м Отдельном учебном полку бронепоездов и на КУКСе бронепоездных специальностей в городе Долматово. Экипажи бронепоездов, построенных по инициативе рабочих, как правило, комплектовались из добровольцев — тех же рабочих, чьим трудом и создавался бронепоезд.

Оказалось, что в условиях невозможности быстрого восполнения огромных потерь сложной боевой техники, например, танков, бронепоезд — это та самая «палочка-выручалочка», которая очень быстро может быть введена в действие. Всего-то и надо — паровоз, две-три платформы, несколько броневых листов, пара орудий, пять-шесть пулеметов и, самое главное, крепкие руки и умные головы, а этого на Руси всегда хватало, сколько не расстреливай.

И вот уже в июне-июле 1941 года по всей стране на машиностроительных, паровозных и ремонтных заводах, в железнодорожных мастерских, начинается строительств бронепоездов. В дело идет все, что попадается под руку: любое железо, любые платформы, вагоны, паровозы, оружие чуть ли не из музеев.

В окруженной с суши Одессе вступают в боевой состав Приморской армии три импровизированных бронепоезда: № 21, «За Родину!», «Черноморец». Они становятся самоходными артиллерийскими батареями, до последнего дня трагической обороны Одессы своим огнем поддерживая действия пехоты, по большей части состоявшей из моряков Черноморского флота. Бронепоезда были взорваны в октябре 1941 года перед самым уходом Приморской армии на кораблях Черноморского флота в Крым.

После того как немецкие части прорвали укрепления Перекопа и начали стремительное продвижение по Крымскому полуострову, выяснилось, что боевой техники, способной хоть как-то противостоять мощному натиску противника в распоряжении Красной армии попросту нет. Нет ни танков, ни броневиков. Оставалось одно — срочно строить бронепоезда, артиллерия и пулеметы которых могли бы поддержать оказавшуюся в тяжелейших условиях пехоту. Правда, возможности маневрирования бронепоездов были весьма ограничены из-за крайне слабо развитой сети железных дорог полуострова.

Бронепоезд «Железняков» выходит из тоннеля

В невероятных условиях сумасшедшей спешки временами близкой к панике железнодорожные мастерские и судостроительные заводы Севастополя начинают строить бронепоезда. В дело идут запасы корабельной брони и морские пушки всевозможных систем и калибров, первые попавшиеся платформы и паровозы. Проходит всего несколько недель и бой уходят семь севастопольских бронепоездов.

Бронепоезд «Железняков» на окраине Севастополя

Но при всем мужестве и героизме их экипажей эти бронепоезда не смогли существенно повлиять на ситуацию, а лишь оттянули на некоторое время неизбежную катастрофу. Немецкая авиация полностью господствовала в воздухе, сопровождая стремительное продвижение частей вермахта на юг.

28 октября 1941 года погибли два севастопольских бронепоезда. Один из них, «Орджоникидзевец», подорвался на заминированном немецкими саперами железнодорожном полотне. Другой, «Войковец», был взорван своим экипажем, так как немецкие пикирующие бомбардировщики настолько основательно разрушили железнодорожный путь, что о его восстановлении силами экипажа не могло быть и речи.

Погибли в неравных боях на железных дорогах крымского полуострова бронепоезда № 74, «Смерть фашизму!», «Горняк». Лишь бронепоезд «Железняков» до самых последних дней многомесячной обороны Севастополя входил в систему артиллерийского вооружения морской крепости. От налетов немецкой авиации и артиллерийского огня, бронепоезд днем укрывался в Троицком тоннеле, крыша которого выдерживала и бомбы, и снаряды. Ночью бронепоезд совершал стремительные огневые налеты, в течение нескольких минут интенсивно обстреливая вражеские позиции, и также быстро возвращаясь в Троицкий тоннель.

Немцы организовали настоящую охоту за неуловимым бронепоездом, окрестив его «Зеленым призраком». Однако весь экипаж под командованием капитана Г. А. Саакяна, а затем сменившего его из-за ранения капитан-лейтенанта М.Ф. Харченко, несмотря на все трудности и опасности всегда выходили победителями.

После того, как в конце мая 1942 года наши части оставили Керченский полуостров, немцы все силы бросили на Севастополь. 7 июня начался третий штурм Севастополя, артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки достигли такой силы, что казалось в городе не останется ни одного живого места. Но «Железняков» продолжал борьбу, укрываясь, то в Троицком тоннеле, то в Цыганском, чуть дальше от Севастополя.

26 июня под ударами авиабомб обрушилась часть потолка тоннеля, завалив камнями вторую бронеплощадку. Но в ту же ночь бронепаровоз и первая бронеплощадка совершили три огневых налета через противоположный свободный еще выход. Вскоре немецкая авиация разрушила железнодорожное полотно у обоих выходов из тоннеля. Тогда М.Ф. Харченко решил проложить колею хотя бы на несколько десятков метров. Когда это удалось, бронепоезд медленно вышел в свой 140-й огневой рейс, оказавшийся последним.

Выйдя на подготовленную площадку, «Железняков» успел сделать 30 выстрелов пока не появились немецкие бомбардировщики. Бронепоезд втянулся в тоннель, но на этот раз крыша не выдержала мощных бомбовых ударов и рухнула, завалив выход из тоннеля. Разобрать завал не представлялось возможным, поэтому М.Ф. Харченко приказал снять часть пушек и пулеметов и установить их у другого выхода, где была завалена вторая бронеплощадка. Экипаж «Железнякова» продолжал сражаться, пытаясь спасти Севастополь.

Уже 26 августа немцы с трех сторон подошли к Таллину. Эвакуация Балтийского флота из Таллина в Кронштадт, вошедшая в историю, как Таллинский переход, продемонстрировала, с одной стороны, недостаточную подготовленность СССР к войне, с другой, необычайный героизм простых тружеников войны.

Одними из тех, кому в первые же дни войны пришлось испытать на себе всю ее тяжесть, были оставшиеся на полуострове Ханко соединения военно-морской базы. Советский Союз получил возможность организовать ее здесь по итогам Советско-финляндской войны. После эвакуации войск из Таллина ее гарнизон оказался в глубоком тылу.

Защитники Ханко, оторванные от основных баз, стойко сражались под непрерывным огнем немецкой артиллерии и бомбежками. Они не только оборонялись, но и вели смелые наступательные действия, отвлекая на себя значительную часть сил противника.

Наряду с железнодорожными транспортерами, построенными Ленинградскими заводами, на железных дорогах Ханко действовал и бронепоезд, построенный к 18 августа 1941 года в тяжелейших условиях непрерывных боев из тех материалов, что были под рукой.

Он состоял из трех четырехосных угольных полувагонов системы «Фокс — Арбель». На каждом из них установили по одному 100-мм орудию, для чего средняя часть бортов была вырезана, а на образовавшейся площадке и закрепили орудия. Вырезанные части бортов петлями прикрепили к раме вагона и с помощью цепей состыковали с вертикальными стенками вагона. Крайние вертикальные стенки закрыли стальными плитами, таким образом были созданы два снарядных погреба в концевых частях вагона. Вертикальные стенки усилили дополнительными стальными листами, а пространство между ними залили бетоном. Для фиксации вагона при стрельбе под ним приварили пять 25-тонных домкратов, головки которых, упираясь в шпалы, и удерживали вагон.

Бронепоезд стал называться батареей № 10 и действовал на железнодорожной линии ведущей к границе с Финляндией, против батарей, расположенных на полуострове Подваландет.

За 8 минут паровоз успевал расставить вагоны на позициях с интервалом 50 метров. А после того, как орудия делали несколько выстрелов, собирал их и выводил на другую позицию.

Вскоре военно-морская база Ханко оказалась в глубоком тылу. Ее снабжение боеприпасами и продовольствием стало практически невозможным, количество убитых и раненых возрастало, поэтому командование приняло решение об эвакуации войск с полуострова. При этом предполагалось взорвать все железнодорожные батареи. 10-ю батарею взорвали полностью, а у транспортеров — только казенные части орудий.

После форсирования немецкими войсками Днепра создалась реальная угроза оккупации Донбасса. Поэтому и здесь, в многочисленных железнодорожных депо, мастерских и заводах Восточной Украины, развернулось массовое строительство бронепоездов. К началу сентября 1941 года удалось построить 20 единиц, которые приняли участие в боях на Южном фронте. Здесь же были сосредоточены бронепоезда построенные еще до войны, в том числе, 5-я дивизия бронепоездов НКВД, входившая в систему охраны железных дорог. Из Грузии под Ростов срочно перебросили бронепоезда №№ 27 и 29-го отдельного дивизиона, до войны входившего в состав Закавказского военного округа.

В ожесточенных боях осени 1941 года многие бронепоезда были уничтожены наступавшими немецкими войсками. В середине октября, у Таганрога, танками и авиацией Вермахта были разбиты бронепоезда №№ 14, 45, 59 8-го отдельного дивизиона.

Но на смену потерянным бронепоездам приходили новые, поскольку производство их уже развернулось по всей стране. Много хлопот доставила потеря Брянской производственной базы, долгие годы остававшейся одной из крупнейших в стране по строительству бронепоездов. Но и эту проблему вскоре удалось успешно решить.

Последний построенный в Брянске Особый бронепоезд № 1 в начале октября 1941 года был уничтожен немецкими танками под Можайском. Недостроенные бронепоезда перегонялись на другие заводы для достройки.

Так, на Луганском заводе имени Октябрьской революции достраивался бронепоезд № 2 «За Родину!». В его состав вошли бронепаровоз на базе «овечки», бронеплощадки с 76,2-мм пушками, площадки ПВО, оснащенные крупнокалиберными пулеметами ДШК и контрольные платформы. 23 октября 1941 года у станции Родаково новый бронепоезд вошел в состав 12-й армии Юго-Западного фронта. Весь 41-й и первую половину 1942 года команда бронепоезда вела бои в Донбассе. В середине июля у той же станции Родаково, когда бронепоезд отстаивался после очередного боя, его обнаружили немецкие пикирующие бомбардировщики. Атака была молниеносной и беспощадной — через несколько минут бронепоезд превратился в груду искореженного металла.

Как и в годы Гражданской войны бронепоезда, построенные в первые месяцы Отечественной войны, по большей части были сплошной импровизацией на тему железнодорожных броненосцев.

Бронеплощадка с орудием калибра 107-мм

Снова не было ни общего проекта, ни каких-либо технических условий, не говоря уж об унификации деталей и механизмов, вооружения.

В условиях небывалого дефицита времени и материалов бронепоезда строили из всего, что имелось в наличии. Таким был первый уральский бронепоезд «Пермский рабочий», 2 декабря 1941 года отправившийся на фронт. Получив 1 ноября 1941 года приказ о строительстве бронепоезда, руководители и специалисты Пермского паровозного депо, немедленно приступили к его исполнению, имея под рукой только местные резервы.

Под бронепаровоз взяли только что вышедшую со среднего ремонта «овечку», к ней добавили четыре двухосные платформы. В отсутствие броневой стали для бронирования паровоза и платформ использовали так называемую «сырую», то есть термически не обработанную сталь. Это значительно снижало «сопротивляемость» бронепоезда ударам снарядов даже мелкого калибра. Поэтому решили увеличить толщину листов, разумеется, до разумных пределов.

Цилиндрическую часть паровозного котла, бак тендера, зенитную башню на тендере закрыли сталью толщиной 30 мм. Бронеплощадки и цилиндрические башни на них покрыли листами 15-мм стали, но в два слоя с воздушной прослойкой 70–75 мм. На потолок бронебашни поставили 20-мм броню, на палубу тендера настелили 15-мм лист, командирскую рубку обшили сталью толщиной 40 мм, а будку машиниста — 45 мм.

Для вооружения строящегося бронепоезда Главное артиллерийское управление РККА прислало четыре 76,2-мм зенитные пушки образца 1914 года, 16 станковых пулеметов «браунинг» и четыре ручных пулемета ДТ. Вооружение, с которым в Гражданскую войну еще можно было сражаться с кавалерией, теперь против танков выглядело просто беспомощным.

Вслед за первым бронепоездом «Пермский рабочий» Пермское паровозное депо изготовило еще два, забронированных сырой сталью, — «Котовский» и «Щорс». Они сформировали 44-й отдельный дивизион бронепоездов. Позднее в его состав решили включить еще один бронепоезд — «Чусовской рабочий». В отличие от предыдущих, он уже имел защиту из настоящих броневых листов.

Сначала бронепоезд «Чусовской рабочий» ввели в состав 44-го дивизиона вместо «Котовского», вооружение которого совсем не внушало доверия, и зачем-то назвали тоже «Котовским». Затем руководство депо решило, что «Котовский» (первый) все-таки с большой натяжкой может удовлетворить предъявляемым требованиям. Его оставили в дивизионе, исключив на этот раз «Щорс». При этом снова произошла смена названия «Чусовской рабочий», он же «Котовский», стал называться «Щорсом».

Причем предыдущие названия в течение всей этой эпопеи так и не убирались. Уникальный бронепоезд непременно бы попал Книгу рекордов Гиннеса, поскольку на его борту красовались все три названия — сверху «Чусовской рабочий», ниже «Котовский», еще ниже — «Щёрс» (через ё). Позднее два первых названия все-таки закрасили и под одним, но покореженным именем бронепоезд и участвовал в боевых действиях.

В состав дивизиона бронепоездов также входили два четырехосных штабных вагона с кабинетом для командира, помещением для штаба и жилым помещением для комсостава; три вагона-кухни, санитарный вагон, вагон-баня, вагон-клуб и вагон-мастерская.

Здесь же в Пермском железнодорожном депо в 1942 году начал свой путь 26-й отдельный дивизион бронепоездов, состоявший из двух бронепоездов — «Александр Невский» и «Александр Суворов». В состав каждого бронепоезда входили четыре однобашенные артиллерийские бронеплощадки и две площадки ПВО. Размещение орудий по одному на площадке значительно повышало их живучесть. Теперь при поражении одной бронеплощадки бронепоезд терял четверть орудий, а не половину.

Одним из основных недостатков бронепоездов этого периода были отвесные борта, а также высокие, прямые, собранные на заклепках орудийные башни. Такая конструкция не могла оказывать эффективное сопротивление огню полевых орудий и танков.

Более надежными оказались бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец», построенные в Горьком и Муроме. Бронеплощадки этих бронепоездов имели приземистую, обтекаемую форму, а размещение на них башен от танков Т-34 значительно увеличивало огневую мощь бронепоезда и его живучесть.

В боевое формирование бронепоезда «Козьма Минин» входили бронепаровоз «О11», две крытые и две открытые артиллерийские бронеплощадки и четыре двухосные контрольные платформы.

Командир бронепоезда имел возможность наблюдать за противником и управлять огнем из командирской рубки, расположенной в верхней передней части тендера бронепаровоза и соединенной с будкой машиниста бронированной дверцей.

Бронепоезд «Козьма Минин»

Командиры бронеплощадок вели наблюдение из своих рубок через смотровые щели с триплексами, имели слуховую, звуковую и телефонную связь с рубкой командира бронепоезда и с машинистом.

Крытая артиллерийская площадка, собранная на основе вагонной тележки МТ-44, имела боковую 45-мм и верхнюю 20-мм броню. Ее вооружение составляли две 76,2-мм пушки с пулеметами в танковой башне Т-34, четыре бортовых станковых пулемета в шаровых установках — две на каждый борт. Длина бронеплощадки составляла 12,7 метра, а высота от рельса до крыши корпуса, на который устанавливалась башня танка Т-34, — всего 2,47 метра. Вместе же с башней — 3,22 метра.

Бронеплощадка бронепоезда «Козьма Минин»

На открытой бронеплощадке с боковой броней толщиной 45 мм устанавливались 25- и 37-мм полуавтоматические зенитные пушки. А в центре бронеплощадки была помещена реактивная установка М-8 — «Катюша», «огороженная» броневыми листами. Помещения оператора реактивной установки находилось под полом, куда вели два стальных люка.

Контрольные платформы загружались аварийным комплектом материалов и противопожарного инвентаря, в который входили, кроме всего прочего, 50 штук рельс, 100 штук шпал.

Благодаря хорошему вооружению «Козьма Минин» мог обеспечить большую концентрацию огня и вести прицельную стрельбу на дистанции до 12 км, то есть круговая зона обстрела доходила до 24 км. Эти положительные особенности хорошо дополнялись возможностью возить с собой достаточное количество боезапаса.

Для борьбы с авиацией противника на контрольные платформы дополнительно устанавливались крупнокалиберные пулеметы системы ДШК и спаренные зенитные пулеметы ПВ-1. Для предохранения личного состава от осколков бомб и снарядов вдоль бортов были уложены защитные штабеля-стенки, составленные из рельс и шпал.

Бронепоезд «Козьма Минин» вместе с однотипным бронепоездом «Илья Муромец» входил в боевой состав 31-го Отдельного Особого Горьковского дивизиона бронепоездов. Кроме того, дивизиону были приданы: «черный» паровоз С-179, бронедрезина БД-39, две бронемашины БА-20, три мотоцикла М-72 и ИЖ-9, шесть грузовых автомашин ГАЗ-АА, две машины М-1, две ГАЗ-64, а также специальные вагоны: штабной, медпункт, кухня, баня, жилые. Личный состав дивизиона вместе с приданной десантно-минометной ротой составлял 335 человек.

Открытая артиллерийская площадка бронепоезда «Козьма Минин». 1 — реактивная установка М-8, 2 — откидной борт, 3 — скоба для крепления брезента или маскировочной сетки, 4 — зенитный 37-мм автомат, 5 — люк в кабину оператора реактивной установки

Начальник Главного автобронетанкового управления генерал-полковник Я.Н. Федоренко напутствовал экипажи бронепоездов перед первыми боями: «Такие бронепоезда в нашей стране еще не строились. Они не имеют ничего общего, кроме железнодорожного хода, с существующей бронепоездной техникой. Желаю вам славных ратных дел и боевых успехов».

Я.Н. Федоренко, хоть и несколько преувеличивал, но в целом был прав — «Козьма» и «Илья» были настоящими стальными крепостями на колесах. Недаром они прошли долгий и тяжелый, но славный боевой путь, встретив день Победы во Франкфурте-на-Одере.

Однако самой мощной среди бронепоездов была артиллерия бронепоезда № 2 «Коломенский рабочий». Он был построен в январе 1942 года на Коломенском машиностроительном заводе.

Бронепоезд «Коломенский рабочий»

Бронеплощадки создавались на основе усиленных 60-тонных железнодорожных платформ. На них было установлено по одному 152-мм орудию Кане. Главным отличием было то, орудия размещались во вращающихся башнях по типу корабельных башенных установок. Стволы орудий были защищены специальными броневыми кожухами. Боезапас размещался также на бронеплощадке в специальных стеллажах, имеющих многослойное бронирование. Кроме того, бронепоезд имел достаточно сильное пулеметное вооружение — на каждой бронеплощадке имелось по три танковых пулемета ДТ.

Столь крупный калибр требовал особых условий стрельбы. Во-первых, это невозможность стрельбы на ходу. Для предотвращения опрокидывания бронеплощадки использовались захваты в виде клещей, которые намертво сцепляли бронеплощадку с рельсом. Во-вторых, по той же причине были весьма ограничены углы горизонтального наведения, то есть стрельба могла вестись только вдоль пути. В этом смысле бронепоезд «Коломенский рабочий» был чем-то средним между бронепоездом и железнодорожным транспортером.

20 ноября 1941 года вышло постановление ГКО № 924 об изготовлении семи бронеплощадок с минометными установками реактивного действия — «катюшами». Предполагалось, что пять из них будут типа М-8 и две с установками типа М-11.

Бронеплощадки изготавливал московский вагоноремонтный завод им. Войтовича, входивший в систему НКПС. Минометные установки монтировал завод «Компрессор». Однако «построенные бронеплощадки с минометными установками реактивного действия в боевом использовании своего назначения не оправдали, а поэтому в дальнейшем строительство таких бронеплощадок не производилось». Тем не менее, реактивные установки бронепоездов «Козьма Минин» и «Илья Муромец» свои задачи выполняли успешно.

Еще одно постановление ГКО, № 1691 было посвящено изготовлению на заводе № 592 в Мытищах десяти зенитных бронеплощадок. Они были изготовлены к 15 сентября 1942 года и переданы Управлению Военных Сообщений Красной армии для сопровождения поездов.

Распоряжением Государственного Комитета Обороны за № 287сс было утверждено строительство двух бронепоездов «по инициативе рабочих заводов Наркомтяжмаша»: бронепоезда «За Сталина» на Коломенском заводе им. В. Куйбышева и «За Родину» на Ворошиловградском заводе им. Октябрьской Революции. Бронепоезда были построены и укомплектованы личным составом — рабочими этих заводов.

Бронепоезд «За Сталина» имел улучшенную конструкцию бронеплощадок, разработанную Рембазой № 6. Конструкции бронепаровоза и бронеплощадок ПВО в дальнейшем легли в основу бронепаровоза типа ПР-43 и бронеплощадки ПВО-4. Собственно паровоз (с колесной формулой 1-4-1) скомпонованный из агрегатов серии СУ также имел оригинальную конструкцию, разработанную специально под бронирование.

К сожалению, в первом же бою у станции Колесники (под Москвой) бронепоезд «За Сталина» был уничтожен германскими танками.

Для бронепоезда «За Сталина» Коломенским заводом был оборудован специальный подвижной состав для размещения личного состава и различного имущества. После гибели бронепоезда подвижной состав базы использовался для размещения в нем базы материально-технического обеспечения Управления бронепоездов.

Бронепоезд «За Родину» был построен и сформирован на Ворошиловградском заводе в сентябре 1941 года. Завод использовал недостроенный заводом «Красный профинтерн» бронепоезд типа БП-35, усилив «экранированием» бронирование корпуса.

В сентябре-октябре 1941 года в Управление бронепоездов начали поступать запросы от различных заводов на получение чертежей бронепоездов и вооружения для них. Эти бронепоезда строились по инициативе рабочих заводов, на некоторых из них ничего подобного раньше не строили. Документацию по бронепоездам отправили в Красноярск, Краснодар, Молотов, Тулу, Воронеж.

В Красноярске и Молотове бронепоезда были построены в феврале-марте 1942 года. В Депо им. Ильича станции Москва Западной железной дороги построили один бронепоезд, а вот из остальных пунктов сведений о постройке бронепоездов Управление так и не получило. Видимо, этот изделие оказалось слишком сложным для тамошних машиностроителей.

В период августа-сентября 1941 года по инициативе рабочих было начато строительство бронепоездов на следующих предприятиях:

— Полтавский паровозоремонтный завод;

— Харьковские паровозоремонтный и вагоноремонтный заводы;

— Изюмский паровозоремонтный завод;

— Мариупольский завод им. Ильича;

— завод им. Сталина в городе Сталино (Донецк);

— Металлургический завод в городе Енакиево;

— депо «Красный Лиман»;

— Волховстрой;

— депо станции Тула;

— депо станции Курск;

— Кировский завод НКПС;

— депо и заводы города Ленинграда, и некоторые другие заводы. Особое место в этом списке занимают предприятия Ленинграда, но об этом мы расскажем в следующей главе.

По данным НКПС в этих пунктах уже к ноябрю 1941 года было построено 18 бронепоездов. Часть из них строилась по чертежам, разработанным Полтавским паровозостроительным заводом, но в большинстве случае подвижной состав с установленным вооружением бронировался «по месту».

Ввиду того, что эти бронепоезда строились с минимальным количеством чертежей и людьми зачастую впервые участвовавшие в этой работе, естественно, военной приемкой выявлялось большое количество недостатков, с которыми бронепоезд нельзя было отправлять на фронт. Их исправление отнимало подчас достаточно много времени.

Во многих пунктах, где строились бронепоезда, зачастую отсутствовали материалы необходимого качества. А иногда в стремлении сделать защиту бронепоезда более надежной строители получали металлоконструкции, вес которых оказывался слишком большим. В таких случаях приходилось усиливать ходовые части и даже подкатывать под бронеплощадки третью дополнительную ось.

В 1944 году, когда наступавшие части Советской армии пересекли границу Советского Союза, оказалось, что многие бронепоезда, построенные в первые месяцы войны, имеют поперечные размеры, не входившие в европейский габарит, более жесткий, чем принятый на советских железных дорогах. Для уменьшения габаритов приходилось в прифронтовых мастерских и депо проводить соответствующие работы.

В общей сложности с августа по ноябрь 1941 года в инициативном порядке было построено не менее 24 бронепоездов, включая уже упоминавшиеся бронепоезда «За Сталина» и «За Родину», кроме того, в этот период имелось неоконченных до 15 бронепоездов.

К сожалению, точное количество построенных в этот период инициативных единиц установить крайне сложно, так как заводы не всегда вовремя и точно отчитывались за проделанную работу.

По чертежам бронепоезда «За Сталина» с незначительными конструктивными отступлениями на Рембазе № 6 были построены два бронепоезда. Один был закончен 1 июля 1942 года, второй — 24 ноября 1942 года.

В конце января 1942 года правительством был поставлен вопрос о создании нового типа бронепоезда с броневыми корпусами из термически обработанной броневой стали и с артиллерийским вооружением в виде 76,2-мм пушки Ф-34.

Разработка нового проекта была предложена отделу бронепоездов НКПС, но он эту работу не принял ввиду недостатка специалистов. Затем заказ на проектирование бронепоезда передали Научно-исследовательскому институту НКПС. Институт разработал несколько эскизных проектов бронеплощадок, которые не были приняты в силу ряда серьезных недостатков.

В марте 1942 года специалисты Управления Военных Сообщений Красной армии разработали эскизный проект бронеплощадки, получивший позднее индекс ПЛ-43. Проект оказался весьма удачным и был утвержден. Однако ни одна из малочисленных проектных организаций не бралась за изготовление рабочих чертежей. Наконец, в мае 1942 года в московском институте им. Баумана удалось организовать небольшую конструкторскую группу, которая и разработала рабочие чертежи бронеплощадки ПЛ-43. Этой работой непосредственно руководили специалисты Управления Военных Сообщений Красной армии.

Бронепаровоз для нового бронепоезда разрабатывала Рембаза № 6 с учетом конструкции бронепаровоза типа ПР-35, разработанного еще в конце 1930-х годов и бронепаровоза бронепоезда «За Сталина». Часть чертежей разрабатывали сотрудники Управления Военных Сообщений. Всему бронепоезду был присвоен индекс БП-43.

Бронепоезд БП-43

25 июля 1942 года по ходатайству Управления Военных Сообщений вышло постановление ГКО № 2095сс, которым предусматривалось изготовление во втором полугодии 1942 года 20 бронепоездов, десяти баз дивизионов и 20 баз бронепоездов. Бронепоезда планировалось строить на заводах НКПС (14 единиц) и НКТМ (единиц).

Постановлением предусматривалась кооперация заводов нескольких Наркоматов. Броневые детали должны были поставить заводы Наркомата Танковой промышленности. Паровозы для бронирования и вагоны для баз следовало использовать из парка НКПС.

Танковые башни для бронеплощадок предполагалось использовать от танков, не подлежащих ремонту и восстановлению. Вооружение и оптические приборы выделяло Главное Артиллерийское Управление Красной армии.

Бронепоезд БП-43 состоял из бронепаровоза ПР-43, четырех бронеплощадок ПЛ-43, одной площадки ПВО-4 и четырех контрольных платформ. Длина бронепоезда без контрольных платформ составляла 70 метров, полная длина — 112 метров. Запас хода был таким же, как и у бронепоезда БП-35: «по воде» — 60-100 км, «по топливу» — 250–300 км. Такой же была и максимальная скорость 35 км/час.

Бронеплощадка ПЛ-43 собиралась на основе ходовой части 20-тонной двухосной платформы. Нагрузка на ось составляла около 18 тонн при длине платформы по буферам 10,3 метра. Броневые листы корпуса имели толщину 45 мм, крыши — 20 мм. В литой танковой башне, имевшей толщину 60 мм, располагались одно 76,2-мм орудие Ф-34 и один пулемет ДТ. Еще два пулемета ДТ размещались по бортам. Боекомплект на орудие составлял 162 выстрела. Патронов имелось 4 536 штук (72 диска).

Площадка ПВО-4 была вооружена двумя 37-мм зенитными пушками образца 1939 года, одним 12,7-мм зенитным пулеметом ДШК и одним 7,62-мм пулеметом ДТ.

Общий боекомплект бронепоезда составлял: 76,2-мм выстрелов — 672, 37-мм выстрелов — 200, 12,7-мм патронов — 250 (из них 100 штук в лентах), 7,62-мм патронов — 18144 (288 дисков)

Зенитный бронепоезд

Фактически изготовление бронепоездов БП-43 происходило на следующих предприятиях:

На заводах НКТМ:

— на Коломенском заводе им. Куйбышева — два бронепоезда, бронепаровозы и бронеплощадки;

— на заводе «Стальмост» — бронеплощадки ПВО.

На заводах НКПС:

— на Чкаловском паровозоремонтном заводе — два