Ошибка кота Люцифакса

Андерсен Кеннет Бёг

Ошибиться может каждый, но когда ошибаются высшие силы — Добро и Зло — это имеет катастрофические последствия. Предположив, что неизлечимо болен, Люцифер решает найти себе преемника среди людей, самого вредного и злого мальчишку на свете. Но по вине кота Властителя Преисподней — Люцифакса — происходит путаница, и в ад попадает 13-летний Филипп Ангел. Он добр, справедлив и всегда говорит правду. Дьявол надеется перевоспитать ученика, но безуспешно — Филипп способен только на добрые дела. И тогда Люцифер решает проникнуть в сны претендента и применить против него самое сильное свое оружие — ложь. Филипп вынужден согласиться, что быть злым и коварным гораздо легче и проще. Но забыть, какой ты на самом деле совсем нелегко…

 

1

Жертва недели

Филипп явственно слышал его шаги, шелестевшие в тишине велосипедного подвала. Он слышал, как его пальцы щелкают в напряженном ожидании. И ему даже показалось, что он слышит, как на его губах играет улыбка.

Мальчик съежился за большим металлическим шкафом, в котором педель держал свой инвентарь, потом осторожно выглянул из-за угла.

Сердце Филиппа чуть не выпрыгнуло из груди, когда по стене на него стала надвигаться тень. Та казалась неестественно большой. Похожей на демона. И еще, может, ему померещилось в странной игре света, или на самом деле у тени были рога?

— Где ты-ы-ы? — с наслаждением завыла тень. — Не бойся, выходи-и-и!

Филипп сжался в клубок, почувствовав, как по спине течет пот. Было жарко, как в пекарне. Или ему так казалось, потому что он остался в велосипедном подвале школы один на один с Сёреном.

Сёрен-Дьявол — так его звали. Можно было написать толстенные книги о его проступках, от которых волосы вставали дыбом. Если бы Дьявол был мальчиком, его имя было бы Сёрен.

Жертвами Сёрена становились не просто случайные ученики, которых он хватал во дворе школы или встречал в пустынных коридорах, когда убегал с уроков. Нет, Сёрен-Дьявол, учившийся в восьмом классе, на два класса старше Филиппа, был гораздо изобретательнее.

Каждую неделю он выбирал себе новую жертву, нового отверженного, которого преследовал до самого последнего школьного звонка в пятницу перед выходными.

Если ученику выпадала сомнительная честь стать «жертвой недели», ему оставалось только мечтать превратиться в рисунок на обоях и всеми силами стараться выжить. Потом драконовский взгляд Сёрена упадет на кого-то другого, и можно будет считать себя в безопасности. Но только на некоторое время.

На этой неделе выбор пал на Филиппа.

До этих пор он отделывался малым: Сёрен заставил его всего лишь проглотить две горсти песку, привязал в раздевалке душа для девочек и оставил голодным на целый день, отняв у Филиппа пакет с завтраком и деньги, выданные ему дома на фрукты. Ах, да, еще он помочился в его пенал. Дважды.

И все же это была чепуха в сравнении с тем, чему Сёрен подвергал других своих «избранников».

Но ведь выходные еще не наступили. Была пятница, последний урок, и Филипп был по-прежнему «жертвой недели».

Он сидел, съежившись за шкафом в велосипедном подвале, и с ужасом смотрел на черную тень на стене. Она походила на нарисованную.

Мальчик заметил, что тень пошевелилась, будто прислушиваясь, словно хищник, преследующий добычу, и подумал, что если его не выдаст запах пота, то уж точно выдаст стук сердца. Оно грохотало, как паровоз.

Вообще-то Филиппу полагалось находиться в классе на уроке математики. А в этот самый момент он должен был поднять руку и сказать Йоргену, учителю математики, что в одном упражнении есть маленькая ошибочка.

И все-таки как же он оказался в этом месте? И наедине с парнем, от которого с громким воем убежали бы из древнего Колизея даже львы?

Во всем был виноват Миккель.

Миккель забыл в раздевалке свою спортивную форму и спросил у учителя Йоргена, нельзя ли ему сходить за ней? И нельзя ли Филиппу проводить его? Они оба вернутся через минуту.

В этот момент в классе царил беспорядок, потому что на предыдущей перемене подрались несколько учеников и одного из них сильно побили. И еще четверо кричали, что забыли сделать уроки, а трое других кричали, что сделали.

Раздраженный взмах руки учителя Миккель и Филипп приняли за разрешение и покинули класс.

— Вот черт! — воскликнул Миккель, когда они вошли в раздевалку мальчиков. Кто-то рылся в его спортивной сумке, разбросав по полу его одежду. — Зачем люди копаются в чужих вещах?

Когда они все собрали, Миккель обнаружил, что не хватает полотенца.

— Слушай, ты не посмотришь, может, эти шутники бросили там? — сказал он и показал на дверь рядом с входом в спортзал. Та вела вниз, в велосипедный подвал, и сейчас была приоткрыта.

Едва Филипп спустился на десять шагов по лестнице, как дверь резко захлопнулась, и раздался звук запираемого замка.

— Миккель! — Мальчик ухватился за ручку, но дверь не поддалась. — Миккель, это не смешно!

— Извини меня, Филипп, — послышался голос приятеля. — Но он сказал, что я должен так сделать. Иначе стану следующим.

Потом послышались быстро удаляющиеся шаги.

Звук его голоса отразился от стен подвала, словно отчаянная мольба, долетевшая из потустороннего мира.

Филипп повернулся в сторону тени.

Выход в школьный двор располагался в противоположном конце подвала, и если он наберется мужества, а не будет стоять здесь, как маменькин сынок, то, пожалуй, успеет добежать прежде, чем появится Сёрен.

Филипп бросился сначала вниз по длинной лестнице, потом с бешеной скоростью через весь подвал. И все время ждал, что откуда-то из темноты выскочит Сёрен и засмеется своим дьявольским смехом. Но ничего такого не случилось, впереди показался выход. Он выбрался!

Почти выбрался…

Потому что дверь на школьный двор не подалась ни на миллиметр, когда Филипп попытался ее открыть. Ее чем-то завалили снаружи. Это означало, что выход остался только один, через широкую дверь за его спиной, ведущую к восьмому классу…

Мысли Филиппа прервал скрип. Потом раздались шаги.

Потом знакомый голос завыл:

— Где ты-ы-ы? Не бойся, выходи-и-и!

Так Филипп оказался на этом самом месте. В плену. Забившись в угол. И он ничего не мог сделать, только надеяться, что пронесет.

Но когда дело касалось Сёрена-Дьявола, то надежда была напрасной.

— Какая тут тишина! — весело заявил Сёрен и мгновенно мрачно хмыкнул:

— Но сейчас я все быстро изменю!

И оказался прямо перед Филиппом, возникнув словно из бездонных глубин Ада.

— А вот и я! — улыбнулся мучитель, обнажив желтые от никотина зубы. Его черные волосы, смазанные гелем для укладки, были уложены в два кривых рога.

Сёрен снял с плеч и положил на пол школьную сумку. Зазвенело, как будто в ней были ножи, а не учебники.

— Некоторые преподы говорят, что я не готовлюсь к урокам. А я готовлюсь. Например, по истории мне надо написать сочинение, и я подумал, что ты можешь мне в этом помочь. Знаешь, проработать материал и тому подобное.

Сёрен открыл сумку и вытащил из нее нечто вроде большой вилки для жаркого.

— Задание — рассказать о пытках в Средние века. Видишь ли, мой милый Филипп, эти люди могли заставить признаться кого угодно в чем угодно.

Сёрен вынимал из сумки все новые и новые предметы. Молоток для отбивания мяса, гильотинку для обрезания сигар, несколько рыболовных крючков, клещи, блендер на батарейках.

При виде всего этого голова у Филиппа закружилась и куда-то поплыл пол.

— Филипп из 6-а класса, — сказал Сёрен, придав своему лицу очень строгое, почти торжественное выражение. — Тебя обвиняют в том, что ты состоишь в сговоре с Дьяволом. Что ты скажешь в ответ на обвинение?

Филипп взглянул на блендер, и в горле у него застрял ком размером не меньше шкафа, за которым он только что прятался.

— Это правда, — прошептал он, лихорадочно кивая. — Я состою в сговоре с Дьяволом.

На мгновение ему показалось, что Сёрен разочарован. Тот явно не рассчитывал на подобный ответ, и у Филиппа появилась надежда. Но потом на губах Сёрена возникла издевательская ухмылка.

— Филипп, Филипп, Филипп, — сказал он. — Тех, кто сознавался, тоже подвергали наказанию!

Сёрен подошел к нему, и Филиппу ничего не оставалось, кроме как закрыть глаза и молиться, чтобы все произошло побыстрее. И мама положит на его могилу красивые цветы…

Похоже, его молитвы были услышаны, потому что в подвале раздался низкий голос такой силы, что Филипп чуть не упал в обморок:

— Какого дьявола? Ты опять взялся за старое?

Филипп открыл глаза и увидел, что голову Сёрена обхватила грязная рука и тянет его куда-то…

Педель был огромный, как дракон, и такой же страшный. У него была странная болезнь, от которой его кожа выглядела облупившейся.

Когда Филипп учился в подготовительном классе, он был уверен, что когда-нибудь увидит, как из черных уст этого человека извергается пламя. Но педель не только внешне походил на дракона, он был таким же сильным и одним из немногих взрослых в школе, кто мог поставить Сёрена на место.

— Отпусти! — завопил Сёрен и принялся бить педеля по руке, которая напоминала толстый сук огромного дерева.

Педель отпустил его, но только для того, чтобы схватить за ухо. В другой руке он что-то держал.

Сначала Филипп подумал, что это кнут, но оказалось, что это скрученные в жгут провода.

— Ой-ой! Больно!

— Конечно, — ответил педель и улыбнулся Филиппу. — Но ведь я помогаю тебе прорабатывать материал к заданию по истории. Может, ты меня поблагодаришь, как положено?

— Я сделаю все, чтобы твоя жирная… — Сёрен завопил от боли, когда педель еще раз повернул его ухо. — Спасибо! Спасибо, черт тебя подери!

— Вот так-то. А сейчас пойдем к директору, и ты расскажешь, каким прилежным ты сегодня был!

По дороге к лестнице Сёрен как-то странно подпрыгивал в руках служителя, видимо, не желая остаться совсем без уха.

— Ты от меня не уйдешь! — крикнул мучитель Филиппу, и эхо разнесло эти слова по велосипедному подвалу. — Ты останешься «жертвой недели»! Слышишь? Ты от меня не уйдешь!

— Как бы не так! — прозвучал голос педеля, и, судя по воплю Сёрена, тот еще раз крутанул его ухо.

Филипп остался сидеть в темном подвале, за шкафом, уткнувшись подбородком в колени. И только когда прозвенел последний перед выходными звонок и подвал заполнился криками учеников, он вышел наружу.

 

2

Доброе дело

Когда Филипп вернулся назад, в классе никого не было. Стулья были придвинуты к столам, на столах царила пустота. Только место Филиппа выглядело по-другому.

Он собрал свои учебники. Учитель Йорген на доске записал домашнее задание, и, хотя Филипп уже выполнил его, он старательно переписал заданные страницы в свой дневник.

Надевая куртку, Филипп покосился на место Миккеля. Стул был придвинут неровно, под столом валялись карандаши и сломанная линейка. Было видно, что Миккель очень торопился домой.

Другие мальчишки, размышляя о положении, в каком побывал Филипп, стали бы неистово ругаться, пожелали бы Миккелю самых страшных, смертельных болезней. Возможно, даже запланировали бы великую акцию возмездия с использованием веревки, железнодорожных путей и расписания поездов или обратились бы в полицию, потому что должен быть закон, запрещающий наносить людям «удары в спину», словом, рвали бы и метали.

Но Филипп не рвал и не метал. Он даже не очень сердился. Ведь Миккель сделал все это только потому, что его заставил Сёрен.

То, что Филипп претерпел, было неприятно, но в этом не было вины Миккеля. И к тому же ничего не случилось. Могло случиться, но Филиппу удалось выбраться из подвала целехоньким.

— Что за черт, Филипп! Ты еще здесь?

Йорген, учитель математики, вошел в класс. Растрепанные волосы, на брюках и рукавах следы мела.

— Какого дьявола, куда я ее поставил? — Он что-то искал.

— Я… Я… — Филипп остановился и посмотрел на Йоргена, взгляд которого блуждал по классу в поисках неизвестного предмета.

«Он даже не заметил, что меня не было, — подумал Филипп. — Прошел целый урок, а он этого не заметил».

— Да, вот же она! — воскликнул Йорген и подбежал к подоконнику. Взял кофейную кружку, засунутую между террариумом и большим кактусом, и облегченно вздохнул. — Остаться без кофейной кружки — это все равно, что остаться без ноги.

Учитель направился к двери.

— Хороших выходных тебе, Филипп!

— И вам тоже, — ответил Филипп и подумал, что через полчаса Йорген даже не вспомнит, что они виделись.

Филипп подошел к террариуму и посмотрел через грязное стекло. Из тени от зеленых листьев за ним наблюдали черные глаза паука.

* * *

Филипп увидел кота только после того, как тот увидел его. Филипп ехал по велосипедной дорожке парка, когда его взгляд скользнул по чему-то, что не сразу было воспринято его сознанием. Только через три секунды и тридцать пять метров он понял, что увидел. Развернулся и поехал назад.

Там, почти на самой верхушке бука, сидел черный кот.

Филипп положил велосипед и подошел к дереву.

Судя по его виду, кот явно не понимал, как оказался там и почему земля так далеко.

— Не можешь спуститься? — спросил Филипп, и зеленые, как яркая трава, глаза кота обратились к нему. Ветка, на которой сидел бедняга, закачалась, его когти глубже впились в кору.

Коту не нравилась эта история. Может быть, его туда загнала собака?

— Почему вы, коты, ничему не учитесь? Ведь собаки не лазают по деревьям. Достаточно подняться на два метра над землей, и вы в безопасности. Зачем же лезть на самый верх? Иди вниз, киска! Иди сюда! — Филипп поднял руку и пошевелил пальцами, как будто в них было что-то вкусное: — Кис-кис-кис…

Кот замяукал так, будто хотел сказать, что просто позвать его — еще не значит помочь.

Филипп не мог не отметить наличия у кота логики. Человек, оказавшийся на четвертом этаже горящего дома, не спустится сам только потому, что пожарные попросят его об этом.

— Спокойно, — сказал Филипп и бросил сумку на землю. Потом поплевал на ладони, подпрыгнул, ухватился за нижнюю ветку и повис на ней. — Я тебя сниму. Оставайся там, где сейчас.

На полпути наверх Филипп ненадолго задержался, чтобы полюбоваться видом. Рядом не было других деревьев, которые могли бы закрыть красивый вид на парк и ближние части города. Он увидел библиотеку, школу, водонапорную башню и людей, которые шли по тротуару каждый по своему делу.

Мысль о том, что он сидит на дереве и наблюдает за ними, а они об этом не знают, показалась Филиппу забавной. Казалось даже, что он может командовать ими. Словно город — его собственность.

Вверху замяукал кот, напоминая, что не намерен сидеть здесь целый день.

— Да-да, я сейчас, — Филипп стал карабкаться дальше.

Внезапно одна нога его соскользнула с сучка, и только моментальная реакция спасла мальчика от падения с высоты в несколько метров.

— Уф! — выдохнул он и посмотрел на землю. — Чуть-чуть не упал!

Кот еще раз мяукнул.

— Да, да! Немножко терпения. Я ведь мог насмерть разбиться. — Филипп продолжил подъем, и вот уже кот прямо над ним.

Филипп протянул к нему руки, но тот отскочил.

— Да нет же, не туда. Помогай тоже, если хочешь, чтобы у нас все получилось. Иди ко мне, я не сделаю тебе ничего плохого. Я просто хочу помочь.

Несколько секунд казалось, что кот ему не поверил. Потом стал медленно приближаться к спасителю.

— Вот так, да! Хорошо.

Филипп вытянулся как можно выше и, не теряя равновесия, схватил кота. Его пальцы утонули в мягкой, как бархат, шерсти, и он оторвал кота от ветки.

Потом мальчик стал медленно спускаться, одной рукой обняв ствол дерева. Другой он держал кота, от черной шерсти которого пахло чем-то очень странным. Почему-то горелым.

«Нет, не горелым, — мысленно поправил себя Филипп. — Это сера. От кота пахнет серой».

Спустившись на несколько метров, он выпустил кота, который дальше действовал самостоятельно.

Как черная тень он поскакал с одной ветки на другую, пока наконец не оказался внизу, и тут же стал приводить в порядок свою шерстку.

Филипп спрыгнул на землю рядом.

— Ну, и что полагается сказать? — отряхиваясь, спросил он.

— Спасибо за помощь, — ответил кот и исчез в зеленых кустах парка.

 

3

В погоне за котом

Сначала Филипп объездил на велосипеде парк. Потом соседние улицы. Потом улицы, соседствующие с соседними. Потом соседние, соседствующие с соседними…

Нигде. Кот как сквозь землю провалился, и единственными результатами его поисков были потный лоб и боль в ногах.

«Спасибо за помощь».

Слова беспрерывно звучали у Филиппа в ушах, от них по его спине бежали мурашки. Это сказал кот. Он сам слышал. Он видел это. Видел его губы — или что там в этом месте у котов, — когда тот произносил эти слова.

«Спасибо за помощь».

Потом пропал.

Это ему показалось?

Нет, не показалось. Как же! Он сам видел, как кот говорил.

«Но ведь коты не могут говорить, Филипп?»

Конечно, он это прекрасно знал. И именно поэтому теперь и носился как угорелый по городу, чтобы найти кота. Чтобы спросить, как, собственно говоря, это можно объяснить?

«Но где же, где он, Филипп? Говорящего кота следует найти, так ведь? А кстати, почему бы не позвать его, и тогда он, может быть, отве…»

Филипп затормозил так резко, что шины его велосипеда оставили два черных следа на велосипедной дорожке, и издевательский голос, звучавший в его голове, замолк.

На противоположной стороне улицы, в тени развесистой ивы, сидел тот самый кот. Его черная, как уголь, шерсть сливалась с тенью от дерева; и на этом фоне резко выделялись его зеленые глаза. Можно было подумать, что это окна в другой мир.

Кот смотрел прямо на Филиппа.

На красный свет светофора ехать было нельзя. Автомобилей на улице не было, но Филипп никогда не ездил на красный свет.

— Не убегай, — прошептал он и нетерпеливо постучал по раме. — Не убегай.

Наконец огни светофора поменялись, и Филипп выехал на проезжую часть навстречу коту, который ждал его на противоположной стороне улицы.

Тут брови Филиппа взметнулись вверх, потому что до него что-то дошло.

«Он смотрит не на меня, — подумал он. — Он сморит на что-то за моей спиной».

Вдруг сильный толчок в спину нарушил равновесие Филиппа. Руки дернули руль влево, а сам он распластался на самой середине улицы.

— Я же сказал, что ты от меня не уйдешь! — завопил Сёрен, чуть не задохнувшись от радости. — Я же сказал…

Его победный крик утонул в звуке тормозящих автомобильных шин.

События для Филиппа стали происходить одновременно и очень быстро и очень медленно.

Он всего лишь перевел взгляд, но ему показалось, что на это движение ушло много-много часов.

Он увидел черный автомобиль, ехавший прямо на него.

Увидел пожилого мужчину, сидевшего за рулем.

Увидел некий предмет, висевший на цепочке на груди мужчины. Увидел, как этот предмет раскачивается взад и вперед. Взад и вперед. Как маятник на старинных часах.

И увидел, что этот маятник вдруг остановился.

В этот момент автомобиль соприкоснулся с Филиппом, и в наступившей темноте он увидел кота. Того, который ждал его. На противоположной стороне улицы.

 

4

Лестницы и темнота

Филипп открыл глаза. Или подумал, что открыл глаза, но он, конечно, ошибался, потому что вокруг все было черно.

Он сделал еще одну попытку. Снова без результата.

Он поднес руку к глазам, чтобы открыть их. И обнаружил, что они открыты.

Какое-то время он думал, что ослеп. Но нет, он видел свои руки, когда держал их перед глазами. Просто вокруг было темно. Темно, как в самом глубоком сне.

Филипп стал вытягивать руки и увидел, как его пальцы пропадают в вязком облаке. Пальцы ничего не чувствовали, кроме теплого воздуха.

— Эге-гей! — прокричал он. Его голос провалился в черноту, как камень, брошенный в бездонную пропасть. Никакого эха, никакого ощущения пространства. Казалось, он стоял на вершине большой одинокой горы, окруженной вечностью.

«Где я?»

Он обернулся и увидел позади себя огромную и тяжелую дверь. Когда он нажал на гладкую ручку, дверь не подалась. Он навалился на нее всем своим весом, но это было все равно, что сдвинуть с места дуб. Дверь была накрепко заперта.

Филипп наклонился и заглянул в замочную скважину размером с большой палец взрослого человека. За дверью он увидел семь неровных ступенек, которые вели вверх. На каждой ступеньке было что-то вырезано. Похоже, буквы, но на таком расстоянии Филипп не мог прочесть, что там написано.

— Эй, есть здесь кто-нибудь? — закричал он и постучал по толстой деревянной двери. — Кто-нибудь слышит меня?

Тишина.

В голове крутился один и тот же вопрос: «Где я?»

— Мне это снится, — громко произнес он вслух, но получилось не очень убедительно; Филипп не умел врать. — Это всего лишь сон.

Филипп обернулся еще раз и обнаружил, что его взгляд привык к темноте. Во всяком случае, он теперь понял, что стоит на лестнице.

Она не походила на ту, что он видел сквозь замочную скважину. Ступени этой лестницы были более прямыми и значительно более широкими, как будто сделанными специально для того, чтобы здесь могло находиться очень много людей. Лестница шла круто вниз. Филипп насчитал около пятнадцати ступенек. Дальше он пропадал в дрожащем облаке.

Идти можно было только вниз.

Он так и сделал.

* * *

Воздух внизу был теплее. Гораздо теплее. Как в велосипедном подвале. Как во дворце из сказки про Ханса-Чурбана. Может быть, где-то жарили цыплят. Наверное, потому что запахло горелым.

Очень долго Филиппу казалась, что лестница никогда не кончится, но после того, как он спустился на несколько сот крутых ступенек, та стала пологой и затем перешла в извилистую тропу. По обе стороны тропы царила непроницаемая темнота, словно вдоль нее стояли две каменных стены. Но прямо впереди… Прямо впереди… О боже!

Словно покрытая льдом река, тропа текла через темноту и кончалась у гигантских ворот в середине внушительной стены, поднимавшейся так высоко, что Филипп не смог разглядеть ее верха. Перед воротами горели на подставках два факела.

«Ну, так что же это за место, в конце концов?» — растерянно подумал он.

Рядом с воротами стоял дом, освещенный слабым светом факелов. Он был сложен из черных бревен. Из кривой трубы медленно поднимался к небу дым.

Филипп осторожно приблизился к дому. Странно. Казалось бы, он должен был струсить, испугаться при виде этого огромного пространства, заполненного темнотой, синим огнем и вечностью. Но по непонятной причине он чувствовал не испуг. А только… любопытство.

В середине двери дома, разделенной на две половины, было прикреплено большое медное украшение — дверной молоток. Он был сделан в виде головы очень злого козла с острыми рогами и огромным кольцом в носу.

Кольцо опускалось на грязный латунный круг, изображавший голову старика. На лысине старика было множество трещин от легких и не очень стуков по ней кольцом на протяжении многих лет. Под глазами головы, с печалью смотревшей на Филиппа, были большие мешки. Казалось, голова умоляет его не стучать.

Филипп взялся за кольцо и ударил три раза по лысине латунной головы.

— Ой-ой-ой! — закричала голова, и Филипп испуганно отскочил. — Зачем так сильно?

— Про… прошу прощения, — забормотал Филипп и изумленно уставился на голову, которая безуспешно пыталась подуть на свой лоб. — Я не знал, что… Мне очень жаль.

— Очень жаль? — повторила голова и с удивлением посмотрела на него. — Ты сказал, что тебе жаль?

— М-м, ну да, — ответил Филипп в растерянности, не совершил ли он опять какой-то ошибки.

Скупая слеза побежала из уголка глаза головы по ее блестящей щеке.

— Впервые за почти две тысячи лет, что я тут провисел, я слышу эти слова из других уст, а не моих собственных. Я сам много раз говорил, что мне очень жаль, что я раскаиваюсь в том, что совершил. Это совсем не моя вина. Ни в коем случае не моя. Я говорил им, что, по-моему, этот человек не виновен ни в каком преступлении, я даже предложил им отпустить его. Но они не хотели слушать. Они требовали осудить его, и я вынужден был сделать это! А теперь осужден я сам. На веки вечные обречен висеть здесь и мучиться так, как я сам когда-то мучил других. Никто не слушает меня, никто не хочет понять, что это совсем не моя ви… Ой!

Никто не дотрагивался до латунного кольца, но оно вдруг само поднялось и еще раз сильно ударило человека по лбу.

— Заткнись! — приказала голова козла, висевшая выше. — Уши кровью обливаются, когда я слушаю твои вечные стенания!

За дверью послышалось шарканье, потом звон тяжелых цепей и скрип: кто-то нажал на ржавую ручку.

В двери открылась верхняя половина, и, когда странный дверной молоток исчез в доме, Филипп услышал шепот латунной головы:

— Спасибо за добрые слова, мой мальчик. Они согреют мое старое сердце, которого, кстати, у меня больше нет.

— И какой дьявол может стучать так рано ночью? — прогремел низкий скрежещущий голос, и в верхнем окошке появилось внушающее ужас существо. При виде его Филипп чуть не задохнулся.

— Я так хотел, черт меня побери, насладиться заслуженным отдыхом этой ночью!

Чудовище было высотой в три метра и скорее напоминало древнего ящера, чем человека. Кожа его была зеленой, морщинистой и облупившейся, а над извергающими пламя желтыми глазами торчали два рога длиной в руку Филиппа и толщиной в его ногу. На подбородке «ящера» росла витая длинная борода, похожая на кривой коготь, с плеч чудовища свешивался потасканный халат.

— Ну, кто тут есть? — спросил «ящер» и осмотрелся. Его взгляд скользнул поверх Филиппа, который ему был не выше чем по пояс.

Чудовище посмотрело на дверной молоток.

— Это вы тут опять ссоритесь? Черт бы вас разодрал, ну как же мне надоело вставать только потому, что вы не можете разобраться…

— Это я, — осторожно сказал Филипп.

Ящероподобное чудовище посмотрело вниз и зажмурилось.

— Ты один? — фыркнуло оно, и из его широких ноздрей появились два столба серого дыма. — Меня поднимают из моей мягкой постели, чтобы я впустил только одного? Никогда этого не будет! А то, чего доброго, кто-нибудь подумает, что наказывают здесь меня! Минутку!

Гигант исчез в двери и появился через несколько секунд с огромной книгой, переплетенной во что-то, напоминающее светлую кожу. Он открыл книгу и перелистал ее, косясь желтыми глазами на Филиппа.

— Ты ведь довольно юный, да?

Языком, конец которого разделялся надвое, незнакомец послюнявил покрытые чешуей пальцы и перевернул еще несколько страниц.

— Сколько лет тебе?

— Тринадцать.

— Тринадцать? — буркнуло чудовище с большим уважением. — К нам редко попадают столь юные. Значит, тебя рано не полюбили.

— Как это понимать? — Филипп покачал головой. — И что это вообще за место?

— Что за место? — Чудовище приподняло бровь. — Так ты еще не понял? Да, да, злоба и глупость часто ходят рука об руку. — Кривая улыбка обнажила острые зубы «ящера», а его скрипучий голос превратился в шепот. — Это, сынок, преддверие Ада. А вон там, — кривой коготь показал на черные ворота, — находится Ад.

— Ад? — шепотом повторил Филипп, и в его голове картинка прокрутилась еще раз.

Кот, который разговаривал с ним. Толчок в спину, который бросил его на дорогу. Радостный вопль Сёрена. Визжащий звук тормозов. Пожилой мужчина за рулем. И поглотившая Филиппа тьма…

— Это мне снится, — произнес он, когда стоял на самом верху длинной-предлинной лестницы, но он уже тогда твердо знал, что это ложь.

Это был не сон.

«На меня наехал автомобиль, — подумал он сейчас. — Наехал, и я умер. Я умер и теперь нахожусь в… в…»

— В Аду? — произнес Филипп и почувствовал жуткое смятение.

Как он мог оказаться в Аду? В Ад попадают только плохие люди. Ведь, правда, это так?

— Я в Аду?

— Похоже, это нужно повторить трижды, только тогда до тебя дойдет, — сказал демон и продолжил листать книгу. — Но ты успокойся. Многие вынуждены повторять это больше двух раз, прежде чем до них дойдет. А-а! Вот это место. Давайте посмотрим!

Из нагрудного кармана халата чудовище вытащило очки с серебряным ободком и нацепило их на нос. Огромный палец тут же воткнулся в нужную страницу.

— Ну, что я тебе говорил? — раздраженно крикнул демон и стукнул по книге кулаком. — Сегодня ночью не надо было впускать никого! Не раньше чем через несколько часов, когда здесь появится большая порция политиков! Вот черт! — Чудовище безнадежно покачало головой. — Ну, раз уж ты здесь и уже нарушил мой ночной покой, я могу сразу послать тебя отбывать наказание. Как тебя зовут, сынок?

Филипп не ответил, он с ужасом смотрел на демона.

— Проснись! Не тратить же на тебя целую ночь. У тебя впереди вечность. Имя?

Филипп уныло откашлялся:

— Филипп.

— Филипп, Филипп, Филипп, — бурчал демон, листая книгу и морща лоб. — Очень странно. А у тебя есть еще другие имена, кроме Филиппа?

Филипп назвал себя полным именем, и демон снова принялся изучать книгу. Морщины на его лбу становились все глубже, а желтые ногти встревожено чесали голову. Он покачал головой и, вздохнув, захлопнул книгу.

— Твое имя вообще нигде не зарегистрировано. Напутал какой-то проклятый дурак, сынок. Тебе вообще не сюда.

— Не сюда? — повторил Филипп и почувствовал, как его охватывает горячая волна облегчения. Затем его взгляд упал на чернильную темноту, окружавшую стену Ада, и облегчение прошло. — А куда же мне?

— Придется повернуть назад и подняться по лестнице, — уточнил демон. — В конце найдешь дверь. Войдешь в нее и попадешь на другую лестницу с семью ступеньками. Пойдешь вверх и попадешь туда, куда тебе положено. Удачи, парнишка!

Демон зевнул и хотел закрыть верхнюю часть двери.

— Я пробовал открыть дверь, — поторопился сказать Филипп, — но она была заперта.

— Как заперта? — Окошко в двери опять раскрылось, демон посмотрел на него широко раскрытыми глазами. — Ты уверен?

— Да.

— Не понимаю!

— Да, заперта.

— Вот это хуже. — Чудовище покачало головой и смочило губы раздвоенным змеиным языком. — Ошибка, оказывается, более серьезная. Я буду вынужден обратиться к руководству, чтобы разрешить эту проблему. Вот Дьявол! Сто двадцать два года без единой ошибки! Еще четыре года, и я побил бы рекорд! Когда найду виновника этого безобразия, я с корнем вырву у него рога! — Демон так рассвирепел, что из ноздрей у него повалил густой черный дым. Можно было подумать, что у него внутри пожар. — Я оторву у него хвост и хвостом буду бить так, что ему никогда больше…

— Мне лучше пойти назад и подождать, — осторожно сказал Филипп и начал медленно пятиться.

Демон заморгал, бешенство исчезло, его взгляд стал приятным и дружелюбным. В одно мгновение чудовище почти превратилось в доброго старого дядюшку. Правда, страдающего странной болезнью кожи.

— Ни в коем случае, — сказал он, и очки для чтения переместились в нагрудный карман халата. — Конечно, это преддверие Ада, но мы не преследуем те души, которые не заслужили, чтобы попасть к нам. Ты можешь подождать у меня. Я очень уважаю тех людей, которые способны вести нормальный разговор, а не издают дикие вопли. Заходи и чувствуй себя как дома. А зовут меня, кстати говоря, Драная Борода.

Теперь и нижняя часть двери открылась, и Драная Борода отступил в сторону.

Филипп помедлил, бросил взгляд на непроницаемую тьму, которая составляла пейзаж в этом мире, и принял приглашение.

 

5

В доме привратника

В доме было весьма уютно. В камине горел огонь, тени от которого разбегались по высоким стеллажам. Массивные книги, похожие на ту, что Драная Борода держал под мышкой, заполняли многочисленные полки, на которых стояли бюсты каких-то демонов. Казалось, все они уставились на Филиппа, и он стушевался под их осуждающими взглядами.

— Садись, пусть ноги отдохнут, — сказал Драная Борода и указал мальчику на высокое и широкое кресло.

Филипп поблагодарил и уселся в кресло, красная кожаная обшивка которого приятно холодила его вспотевшие руки.

Когда демон закрывал дверь, Филипп успел услышать слабый голос:

— Я прошу вас, господин Драная Борода, еще раз разобраться в моем деле. Повторяю, я невиновен.

Но тут дверь захлопнулась, и голос пропал.

— Это дверной молоток, — сказал Филипп, когда Драная Борода расположился напротив него в кресле. — Он разговаривает.

— Старик Пилат? — ответил демон. — Вот уж кто может болтать так, что даже у чертей уши вянут. Но ты не обращай на него внимания. С ним нет никакой ошибки. Он говорит правду. Да, он выступал за невиновность бедного сына плотника, но от этого дело не становится лучше. Именно он отдал приказ о нанесении ему ударов кнутом. А если он в то же время думал, что бедняга невиновен, то это выставляет его в еще более неблагоприятном свете.

— Пилат? — повторил Филипп. Что-то в голове забрезжило. Он, кажется, слышал это имя раньше.

И тут он вспомнил. Уроки Закона Божьего, когда он был бойскаутом.

«Замучен при Понтии Пилате», — говорилось в молитве. Именно Пилат предложил подвергнуть мукам и распять Иисуса.

— Ну хорошо, теперь самое время разобраться, что же не так у нас с тобой, — сказал Драная Борода и протянул руку к телефону, который стоял рядом с его креслом. Это был старомодный телефон с крутящимся циферблатом.

Демон приложил трубку к уху и набрал шестерку три раза.

— Странно. Никто не снимает трубку. — Драная Борода дождался нескольких гудков и положил трубку. — Попробуем еще раз попозже. Пить хочешь? Лестница очень длинная.

— Спасибо, немножко, — сказал Филипп, и демон ушел на кухню.

Филипп подошел к одной из полок. Его взгляд скользнул по многочисленным книгам. Все они были переплетены в одинаковую светлую кожу. Надписей не было, кожа была чистой.

Он хотел взять одну из книг, как вдруг заметил что-то на корешке. Что-то напоминавшее белое пятно с синим кольцом внутри. Вокруг белого торчали несколько волосков.

Филипп присмотрелся, и вдруг белое пятно моргнуло.

С криком Филипп отскочил. Это был глаз! Книги были переплетены в человеческую кожу. И каким-то невероятным образом люди оставались живыми!

Драная Борода вернулся с двумя большими кружками, которые он поставил на стол между креслами.

— Пожалуйста, дружок. Пей, сколько хочешь. Там есть еще.

— Вот эти книги, — сказал Филипп и показал на полки. — Это список тех людей, которые попадут в Ад, когда умрут?

— Ну да, и тех людей, кто уже здесь.

Драная Борода сделал глоток из своей кружки и тыльной стороной руки вытер губы.

— Много, правда? И все время поступают новые. Нам пришлось несколько раз увеличивать территорию за последние годы из-за нехватки места. У нас никогда не было так много работы, как теперь. Видимо, у них там, на Небесах, большое затишье.

Филипп откинулся в кресле и взял кружку.

— В этих книгах перечислены все-все грешники до единого, — продолжал говорить демон, не замечая, что Филипп не стал пить из кружки. — Здесь написано, когда именно они поступят сюда, какие грехи за ними числятся и какое наказание им предназначено. Некоторые из них, как например, старик Пилат, который висит на двери, останутся в Аду на вечные времена. Другие пробудут несколько лет в Чистилище, а потом будут выпущены. Твое здоровье!

— Ваше здоровье, — сказал Филипп.

Он взял кружку и стал делать вид, что пьет. Может быть, Драная Борода обидится, если Филипп откажется пить то, что он предложил. И это возмутит старого демона. Рогами он превратит в порошок каждую его косточку.

— О-ох! — вздохнуло чудовище и почесало кривую бородку. — Нет ничего лучше, чем кружечка свежего кровавого пива.

— Замечательный вкус, — сказал Филипп и поспешил перевести разговор на другую тему. Он показал на старые бюсты на полках. — Кто это?

— Бывшие привратники, вышедшие на пенсию.

Драная Борода встал, подошел к одному из бюстов и похлопал его между рогов. Голова демона имела длинные острые зубы, которые торчали из его нижней челюсти, как у кабана. Из-под кустистых бровей смотрели близко посаженные глаза. Злоба так и струилась из них.

— Это старик Ядовитый Рог, который служил здесь прямо перед тем, как более ста пятидесяти лет тому назад я заступил на это место. Ему пришлось уйти на пенсию раньше времени из-за одного неприятного эпизода.

— А что случилось?

— Сбежал один из грешников, — ответил привратник и, увидев, что Филипп не понимает, о чем речь, добавил: — Одна из душ. Душа одного мужчины. Одного из самых мерзких людей. Никого не щадившего убийцы, на совести которого было немало смертей. Однажды ночью обнаружилось, что он исчез, остались только его цепи. И никаких следов. Никто не знает, как это ему удалось, но только обвинили Ядовитого Рога, потому что в ту ночь он заснул на дежурстве. Он лишился должности, и через несколько ночей к работе приступил я. Это был единственный случай, когда грешнику удалось сбежать из Ада.

— Его потом нашли? — спросил Филипп.

Драная Борода покачал головой:

— Искали долго, но он бесследно исчез. Вероятно, бродит неприкаянный в Окраинных Землях или же незаметно пробрался в какое-то другое место. Это никому не известно.

— Что такое Окраинные Земли?

Кривой палец указал в сторону окна.

— Видишь темноту вон там? Это Окраинные Земли, местопребывание Проклятых. Окраинные Земли со всех сторон окружают Ад. Никто, даже сам Дьявол, не знает, какие ужасы прячутся там. Рассказывают жуткие истории о бесшабашных дьяволятах, которые заблудились в тех краях и никогда больше не…

— Ой-ой! — Знакомый стон прервал вдруг слова демона.

— Какого черта! Новое поступление?

— Ой!

— Иду, иду! — проворчал Драная Борода и пошел открывать. — Я знаю, что терпение — не добродетель, но возьмите себя в руки и потерпите!

Когда Драная Борода вышел из комнаты, Филипп быстро открыл окно и вылил содержимое кружки в темноту. Он все еще смертельно хотел пить, но уж, во всяком случае, не…

Филипп внезапно застыл и уставился на пустую кружку. Только сейчас до него дошло, что он сделал. Он солгал! Он сказал Драной Бороде, что у пива прекрасный вкус, хотя не выпил ни единой капли. А теперь он вылил его за окно, чтобы скрыть свою ложь.

Филипп вообще-то никогда не лгал. Никогда. Даже тогда, когда надо было рассказать про разбитую вазу или разбитое окно, как прошлым летом.

Вазу он разбил, когда шел мимо стола, запнулся, и ваза упала на пол. Но в разбитом окне все-таки был виноват Мортен: они играли в футбол посреди улицы, и его прекрасный удар, который пошел немного криво, послал кожаный мяч прямо в стекло.

Мортен пытался втолковать Филиппу, что надо сказать, что мимо проходили большие мальчишки, отняли у них мяч и ударили по окну.

Но Филипп никогда-никогда не лгал, и с тех пор Мортен с ним не разговаривал.

И вот теперь — он пробыл в Аду меньше часа и уже солгал. На него повлияло окружение?

— Ой, неужели Люцифакс? — прозвучал в прихожей голос Драной Бороды. — Что привело тебя в наши края? Что ты говоришь? Да? Так он сидит у меня! Ты знаешь, кто он? Тогда, может быть, нет никакой ошибки? Вот как, вот как, теперь я спокоен! Минутку, сейчас я его позову!

Раздался топот, и Драная Борода появился в дверях. Он помахал рукой Филиппу:

— За тобой пришли, сынок. Оказывается, тебя здесь ожидали.

Сгорая от любопытства и волнуясь, Филипп последовал за демоном.

— Это ты? — вскричал он, увидев пришедшего.

Черный кот кивнул.

— Я пришел за тобой, — сказал он. — Следуй за мной.

Медленно, но безо всякого сопротивления, Филипп побрел за котом. Но прежде попрощался с Драной Бородой, который в свою очередь поблагодарил его за приятную компанию и добавил, что, если у Филиппа когда-нибудь ночью появится желание, пусть он приходит в гости к старому привратнику.

— Извини, что заставил тебя ждать, но началась неразбериха, когда на тебя наехал автомобиль. Какое-то время мне казалось, что произошла ошибка.

Кот шел быстро, и Филиппу пришлось прибавить шаг, чтобы успевать за ним.

— Я ждал тебя на лестнице, но, видимо, ты уже спустился вниз.

— Получается, нет ошибки в том, что я попал сюда? — сказал Филипп.

— Ошибки? — Кот засмеялся, как будто Филипп сказал что-то остроумное. — Нет, как это тебе пришло в голову? Это место в самый раз для тебя!

— Что ты имеешь в виду?

— Мой Господин тебе все объяснит, — прозвучал ответ. — Он ждет не дождется встречи с тобой.

Перед ними возвышались огромные ворота в Ад.

От их вида голова у Филиппа закружилась.

— Открывай ворота, Драная Борода! — закричал кот, и демон, стоявший в дверях, махнул рукой в знак того, что понял.

Раздался скрип, такой громкий и резкий, что Филипп спешно заткнул уши, чтобы не лопнули барабанные перепонки, когда створки ворот медленно, очень медленно начали открываться, на несколько минут выпустив наружу огонь, жар и крики.

— Кстати говоря, меня зовут Люцифакс, — сказал кот. — Добро пожаловать в Ад!

 

6

Город Дьявола

Филипп никогда не задумывался над тем, как должен выглядеть Ад — если он вообще существует, — потому что никогда не предполагал, что может туда попасть. Поэтому для него было ошеломляющим ударом то, что сейчас он входил в него через огромные ворота.

Первое, что сразу бросалось в глаза, — огонь. Он горел повсюду. Просачивался через щели в сухой земле, как будто город был построен на гигантском вулкане, который вот-вот начнет извергаться. Некоторые языки пламени были маленькими, как на стеариновой свечке, другие напоминали колонны греческого храма.

Второе, что можно было заметить, — это шум. Горячий воздух был наполнен криками боли, свистом хлыстов, громким рычанием, истерическим смехом, воплями и мольбами, которые все вместе заглушили даже скрежет закрывающихся ворот.

А в остальном это место очень напоминало самый обыкновенный, только небольших размеров, городок.

Извивающиеся улочки пересекали друг друга, на них были расположены очаровательные дома с ухоженными садиками перед ними. По улицам прохаживались жители, которые кивали друг другу в знак приветствия или останавливались, чтобы обменяться парочкой фраз… о чем? Ну да, о жаре, конечно. Если не считать пары рогов на лбу и длинных плащей, обитатели городка были неотличимы от обыкновенных людей.

Справа Филипп увидел широкую реку, которая медленно несла свои воды. На другом берегу реки возвышались скалы, освещенные таким странным светом, что Филипп невольно остановился. Свет был черным. Никаким другим способом этого не описать. Черным и мерцающим, подобно небу между звездами. В промежутках между вершинами мелькали странные белые облака.

Со всех сторон этот огненный пейзаж окружали горы. Их языки вползали в город, в некоторых местах поднимаясь от земли и образовывая черные, заполненные паутиной гроты между домами. Темные отверстия гротов были похожи на злые глаза, и сердце Филиппа забилось, когда он подумал о том, что прячется внутри.

— Между прочим, мне надо, как положено, поблагодарить тебя за помощь, — сказал кот, сопровождая Филиппа по извилистым улочкам. — Каким невероятным образом я попал на верхушку этого дерева, я вспомнить не могу, но когда меняешь облик, всегда возникают проблемы. Если бы ты не проходил мимо и не помог мне спуститься, я бы, наверное, сидел до сих пор. Самое смешное то, что именно ты оказался Избранником.

— А тот мальчишка, который толкнул меня, — сказал Филипп и в ту же секунду услышал, как ему показалось, злорадный смех Сёрена. Он поднял глаза и увидел на фоне черного, как уголь, неба двух дьяволов, которые со страшной скоростью неслись куда-то и смеялись. — С ним что-нибудь случилось?

— Это мне не известно, — ответил кот. — Ты его знал?

— Да, — ответил Филипп и про себя сделал вывод, что с Сёреном после аварии все в порядке. Сюда он не попал, а лучшего кандидата для Ада искать не надо было бы. — Я немножко знал его.

В одном из садиков перед своим домом прогуливался старый сутулый дьявол, поливая одуванчики, чертополох и борщевик и весело насвистывая. Увидев их, он поднял руку к рогам:

— Добрая ночь, Люцифакс!

— Добрая ночь! — ответил кот.

У Филиппа взметнулись брови.

— Добрая ночь? Почему вы говорите «добрая ночь»?

— Потому что сейчас ночь, — ответил кот, — у нас здесь всегда ночь.

— Всегда?

— Каждую ночь.

По дороге они прошли мимо скованных мужчин и женщин, которых хлыстами заставляли передвигаться существа, напоминавшие драконов, такого же вида, что Драная Борода. У чудовищ в руках были длинные кнуты, которые опускались на спины скованных одной цепью мужчин и женщин, чудовища рычали:

— Шевели ногами!

— Это грагорны, — сказал Люцифакс.

— Что? — переспросил Филипп, ему показалось, что у кота что-то застряло в горле.

— Демоны с кнутами. Их называют грагорнами или, если хочешь, палачами. Драная Борода, которого ты встретил у ворот, был палачом до того, как стал привратником.

— Куда они ведут этих людей?

— Большинство направляется к месту отбывания наказания, — ответил кот. — Хотя для некоторых это и есть наказание: их бьют хлыстом днем и ночью. В точности так же, как когда-то они до смерти издевались над другими людьми.

— Эй, ты! Я тебя знаю!

Измученный дрожащий голос из рядов закованных людей обратился к Филиппу. Это был пожилой мужчина с цепями на ногах и на руках.

— Тебя, тебя! Я знаю тебя!

В этот момент до Филиппа дошло, кем был этот мужчина, и слова сорвались с его губ раньше, чем он успел подумать.

— Господин Чёрт?

— Да. Так меня называли когда-то, — вздохнул мужчина. — Но только потому, что они не понимали, что к чему. Они не понимали, что на самом деле я помогал им. — Он попытался изобразить улыбку, но губы его пересохли, и на них появилась трещина. По-видимому, в Преисподней не было принято улыбаться.

Мужчину при жизни звали господином Мортенсеном, он раньше был учителем в школе Филиппа. Именно там ему придумали это прозвище.

Если господин Мортенсен приходил на урок, нужно было скрестить пальцы и надеяться, что ты не станешь объектом его острого взгляда и еще более острого языка. Если не считать Сёрена, то все самые злостные хулиганы школы были дистиллированной водой по сравнению с господином Чёртом, который однажды, как рассказывали, запер ученицу в шкаф с чучелами животных только потому, что она опоздала на урок биологии.

Он умер в прошлом году, этот господин Чёрт. Издевался над одним учеником, стоявшим у доски, потому что тот не выучил урок. Господин Чёрт был в ударе, и вдруг проклятия слетевшие с его уст прекратились. Старик схватился за сердце и упал. Умер он раньше, чем коснулся пола.

В школьном дворе подняли флаг до половины флагштока, но для большинства учеников этот день стал праздничным.

— Люди говорили, что я плохо относился к детям, — продолжил старый учитель, гремя цепями. — Но это неправда! Я поступал так не потому, что плохо относился к ним, а потому, что хотел им помочь. Ну почему они не могут этого понять?

— Иди дальше! — прорычал палач, и свистящий удар хлыста заставил мужчину съежиться. Он медленно побрел дальше.

— Ты обязан мне помочь! — крикнул вдруг господин Чёрт, а затем исчез на дороге среди других грешников. — Ты обязан объяснить им, что произошла ошибка! Что все это большое недоразумение! Обещай, что сделаешь это!

Филипп ничего не обещал. Он побежал догонять Люцифакса, который ушел далеко вперед.

— Я знал его, — сказал он. — Он был учителем в моей школе.

— Да-да, — ответил кот, не выказывая особого удивления. — У нас тут полно учителей.

Пока они шли, Люцифакс рассказывал ему обо всем на свете, но Филипп не мог сосредоточиться на рассказе. Его внимание все время отвлекалось на что-то. Все время встречалось что-то новое, непонятное, иногда казалось, что мозг просто лопнет. Например, когда они завернули за угол, и их ноги вступили на мостовую, мощенную…

— Человеческими головами, — чуть не задохнулся от ужаса Филипп.

— Все они… — начал кот, но Филипп остановил его шепотом:

— Все они, когда были живы, унижали других людей?

Он начал понимать, как тут все функционировало.

— Как быстро ты схватываешь! Это хорошо.

Люцифакс пошел дальше, и Филипп понимал, что у него нет другой возможности, кроме как идти за ним.

В конце главной улицы над городом возвышался внушительный и горделивый Замок. Это архитектурное сооружение было изящно украшено карнизами и балконами на башенках с остроконечными верхушками. И кроме этого, оно — одно-единственное в этом черном мире — было белым. Не потому, что было окрашено белой краской или побелено, а потому, что было сделано из человеческих костей.

Широкая лестница с кроваво-красной дорожкой вела к огромным воротам из костей скелета.

«Замок Сатаны», — подумал Филипп, не понимая, почему давным-давно не потерял разум. И кстати говоря… Разве он мог быть уверен, что это не произошло на самом деле?

Прямо перед ними ворота стали медленно отворяться.

 

7

Властитель Тьмы

В полутемном тронном зале горели большие черные стеариновые свечи в золотых подсвечниках, отбрасывая длинные тени на Филиппа и Люцифакса. Вокруг поднимались светло-желтые стены, исчезая в непроницаемой темноте где-то вверху над их головами.

Услышав хлопанье крыльев, Филипп поднял голову. Летучие мыши.

Стены украшали огромные картины в золотых рамах, но на этом расстоянии Филипп не мог определить, что на них изображено.

Он осторожно шел вслед за котом по красной дорожке, которая подобно огромному языку дракона тянулась по всему залу и кончалась у подножия колоссального трона.

Здесь свет был довольно скупым, и Филипп едва мог различить контуры темной, очень темной фигуры, возвышавшейся на троне.

«Это он, — подумал мальчик и попытался проглотить ком, застрявший в горле. — Это Дьявол».

— Я вернулся, Господин, — сказал кот и знаком дал понять Филиппу, что надо прибавить скорости. Тот попытался, но ничего не получалось.

Сердце Филиппа стучало так сильно, что ему казалось: с каждым стуком он отодвигается на два шага назад, когда делает один вперед.

— Подойди ближе, — сказала черная фигура. Голос был одновременно бесконечно успокаивающим и так же бесконечно волнующим. Как луг с цветами, где расставлены лисьи капканы. — Не надо бояться.

Колени его тряслись, когда Филипп делал последние шаги перед троном.

В этот момент ему показалось, что пламя на стеариновых свечах вокруг трона увеличилось.

Тени сократились, и стало видно самого Сатану.

Он был одет в черный костюм с длинной темной накидкой, спускавшейся с плеч. Его зачесанные назад волосы сияли, как черный шелк: на фоне белой, как кости, кожи. Два острых козлиных рога образовывали на его голове красивую дугу под линией волос, а на подбородке торчала ухоженная козлиная бородка.

А еще глаза… Они были так черны, что даже самая глубокая яма в самую черную зимнюю ночь казалась ярко освещенным бальным залом по сравнению с ними.

Филипп впился в них взглядом и почувствовал, как мир закрутился вокруг него. Для этих глаз не существовало никаких тайн. Даже таких, о которых сам человек ничего не знал.

Но было во внешнем виде Повелителя Тьмы и что-то тревожащее. На его черных рогах проступали четыре трещины, в некоторых местах кожа отшелушивалась, словно старая краска. Черные глаза были тусклыми, а над верхней губой Властителя блестели капли пота.

Что-то было не в порядке, и это что-то было еще более заметно, потому что Дьявол пытался замаскировать его зачесанными назад волосами и хорошо выглаженным костюмом.

«Он болен, — подумал Филипп. — И притом серьезно болен».

— Добро пожаловать, дорогой друг, — сказал Дьявол и медленно наклонился вперед. Правая часть его губ поднялась вверх, изображая кривую улыбку. — Я с нетерпением ждал встречи с тобой. Зовут меня… — Его голос был очень низким и напоминал теперь раскаты грома. — Люци… Хм-хм, Люци…

Приступ кашля остановил приветственную речь Властителя, его узкое лицо стало вдруг ярко-красным. Он кашлял и отхаркивался; казалось, что он сейчас задохнется.

Ни секунды не раздумывая, Филипп прыгнул на трон и принялся стучать по его спине.

— Спасибо, спасибо, — простонал Дьявол, когда у него восстановилось дыхание. — Спасибо тебе.

— Сейчас лучше?

Дьявол смущенно откашлялся.

— Да, спасибо, все хорошо. Как я начал говорить, зовут меня… — Голос его опять стал низким, но почему-то не столь драматическим, как раньше, — Люцифер.

— А меня зовут… — сказал Филипп, но движением руки Дьявол остановил его.

— Незачем говорить мне то, что я и без того знаю. Мы же с тобой почти что родственники, ты и я, ты ведь это знаешь?

Филипп растерянно покачал головой:

— Разве?

— Ну да. Тебя ведь зовут так, как звали моего старого дедушку. Должен сказать, что меня невероятно радует, что это черное имя опять будет связано со злом, от него будут дрожать самые мужественные сердца.

— Вашего дедушку… звали Филипп?

— Конечно, нет! — Дьявол сухо рассмеялся и погладил козлиную бородку. — Его, конечно, звали Сёрен, так же как… — Смех вдруг оборвался, и на бледном лице Властителя появилось изумление. Под правым глазом Люцифера начался тик. — Извини, что ты только что сказал?

— Я спросил, разве вашего дедушку звали Филипп? — сказал Филипп, растерявшись, не совершает ли он какую-то ошибку.

Если судить по выражению лица Дьявола, это было так. Он посмотрел на Люцифакса, но у кота был такой же растерянный и испуганный вид, что и у его хозяина.

— …вы сказали, что мы с ним тезки.

— Но неужели… Ты ведь… Моего дедушку звали совсем не… — Люцифер потряс головой, как это делают люди, желающие избавиться от головной боли. — Разве тебя зовут не Сёрен?

— Нет, меня зовут Филипп.

Маленький тик под глазом Властителя стал большим, а клок зачесанных назад волос Дьявола начал дрожать.

— Филипп? Тебя зовут Филипп? Разве твое имя не Сёрен? Ты уверен?

Филипп кивнул:

— Очень даже уверен. Сёрен — это тот парень, который меня толкнул под машину.

— Сёрен — это тот парень, который тебя толкнул… — повторил Дьявол недоуменно.

В этот момент он казался таким маленьким в своем костюме. Маленьким и пришибленным.

— Ты… Ты совсем не тот мальчик, — растерянно прошептал Властитель. Потом поднялся и, шатаясь, начал спускаться с трона, издавая какие-то булькающие звуки, словно его вот-вот стошнит. — Извини меня. Я… не совсем здоров.

Его длинный плащ болтался за спиной. Дьявол спешно направился вверх по винтовой лестнице позади трона и исчез.

Секундная пауза.

Затем дворец заполнился таким громким рычанием, что Филипп чуть не упал.

— Люцифакс!

Под потолком заметались и испуганно запищали летучие мыши.

— О нет! — пробормотал кот, втягивая голову. — Опять не так! А ты что, не мог сказать, что тебя зовут Сёрен?

— Но это была бы ложь, — ответил Филипп, и кот посмотрел на него в полном отчаянии.

— Оказывается, дело обстоит гораздо хуже, чем можно было предположить, — вздохнул Люцифакс и затрусил по лестнице за своим господином.

Одну-две секунды было тихо.

Затем раздался такой душераздирающий кошачий вопль, что у Филиппа чуть не остановилось сердце.

 

8

Ангельское дитя

Филипп стоял, переминаясь с ноги на ногу, перед черным троном, не зная, куда ему деваться. Этажом выше кошачьи вопли прекратились, и Замок купался теперь в возбуждающей беспокойство тишине.

Филипп хотел было присесть на трон, только для того, чтобы проверить, какие это дает ощущения, но не рискнул. Вместо этого он стал расхаживать по тронному залу и рассматривать старинные статуи и висевшие на стенах мрачные картины.

Он остановился перед картиной, которая изображала морской пейзаж: темной ночью. От мерцающего света черных стеариновых свечей казалось, будто волны перемещаются. В середине картины какой-то человек вел отчаянную борьбу, пытаясь удержаться на поверхности. На его лице был ужас. Вокруг виднелись плавники пяти акул. И опять-таки из-за освещения казалось, или же на самом деле так и было, что плавники шевелились?

Под картиной была маленькая латунная табличка, и Филипп наклонился, чтобы посмотреть, что там написано.

Сначала странные знаки на табличке были ему непонятны. Но потом что-то изменилось, и ему стало казаться, что они стали какими-то другими, Филипп не понял, какими именно. Потому что это произошло совсем не на табличке, а у него в голове.

До него дошло, что он понимает написанное:

Наказание за убийство жены.

— Помогите! Господи, помоги мне! — услышал Филипп тонюсенький голос и посмотрел вверх. Отчаянный крик доносился с картины. — Это был несчастный случай! Я не виноват! Господи, да помоги же мне!

Филипп попытался заговорить с ним, но мужчина его не слышал. Он кричал и звал на помощь, и Филипп постепенно все понял.

Мужчина оказался рабом доли секунды. Время для него остановилось, и на вечные времена он останется в окружении акул испытывать безумный ужас. Это его наказание за убийство жены.

За спиной Филиппа прозвучали шаги. Он обернулся и вскрикнул при виде странного создания, шедшего ему навстречу.

— Люцифакс? — воскликнул он. — Это ты?

— А что, трудно узнать, да?

— Что случилось?

— То самое, что случается каждый раз, когда он сердится на что-то, в чем я в действительности совсем не виноват, — вздохнул Люцифакс. — Он содрал с меня шкуру.

— Тебе не больно?

— Больно, но не беспокойся об этом. Шерсть вырастет в течение ночи. Иди со мной. Господин ждет тебя в своем кабинете.

— А он… он не обдерет меня тоже? — нервно спросил Филипп.

— Нет, нет, — ответил Люцифакс и после короткой паузы добавил: — Хотя кто знает? — Филипп остановился, а кот обернулся с улыбкой: — Я пошутил. Пусть это будет твоим первым уроком, Филипп. Юмор здесь бывает только злым. Идем дальше.

— Я увидел картину, изображающую мужчину, ставшего жертвой кораблекрушения в открытом море, — сказал Филипп, поднимаясь по винтовой лестнице. — Вокруг плавают акулы, и я слышал, как он зовет на помощь.

— А-а, этот. Он столкнул жену с борта в воду и рассказал потом, что судно потерпело крушение. Можно обмануть судий и присяжных, но нельзя обмануть нас. — Кот улыбнулся. — Таких картин у нас сколько угодно. Их автор Такскаль, который живет в Лесах Ужасов. Прекрасные картины, правда?

Филипп откашлялся. «Прекрасные» — вряд ли он употребил бы это слово.

— Во всяком случае, они как живые. Под картиной была табличка. Сначала я не мог прочесть подпись, а потом вдруг прочел, как так?

— Адский язык, — сказал кот. — Надпись на адском языке. Это общий язык, на котором все здесь говорят. Ты тоже, Филипп.

— Я? Ты хочешь сказать, что я говорю сейчас на этом языке?

Люцифакс кивнул.

— Только ты этого до сих пор не замечал, потому что в твоих ушах все звучит на твоем родном языке.

— Странно, — сказал Филипп и удивился, потому что звуки были точно такими же, как и всегда.

Кабинет Сатаны был расположен в середине длинного коридора, куда их привела лестница. Сердце Филиппа колотилось, когда он по приглашению Люцифакса вошел внутрь.

Комната была большой, и так же, как в доме Драной Бороды, вдоль стен стояли высоченные стеллажи, заставленные толстыми книгами. Вокруг были разложены странные предметы, назначение которых было непонятно Филиппу, но все вместе помещение напоминало антикварную лавку.

В середине комнаты на колонне из слоновой кости располагался темный стеклянный шар. В стекле светился яркий огонь, отчего стекло походило на свирепый глаз. Казалось, что он должен предсказывать будущее.

Перед письменным столом, заваленным штабелями книг и пачками пожелтевших бумаг, стоял старый электрический стул. На нем восседал Дьявол. Его черные глаза уставились на Филиппа.

— Никто не ценит иронии так, как судьба, — сказал он. — Я выбрал самого омерзительного, злобного и гадкого мальчишку, которого только мог найти, и что в результате? Парень все испортил именно потому, что он — урод! Посмотри вон на тот шар, — Люцифер показал на черный стеклянный шар, который слабо светился. — В нем видны все плохие поступки, которые кто-либо когда-либо совершил. И знаешь, что я только что увидел?

Филипп покачал головой.

— Я увидел, как на тебя наехал автомобиль. Под машину тебя толкнул тот гнусный парень, который не понимал, что он делает. Не понимал, что все испортил! Потому что именно он должен был попасть под эту машину. А вовсе не ты.

— Мне… Мне очень-очень жаль, — сказал Филипп.

Ему показалось как-то странным, что он тут распинается в извинениях за то, что именно он попал под автомобиль. Но Филипп не знал, что полагается в таких случаях говорить, а Дьявол, судя по его виду, не переносил возражений.

— А ты сам кто такой, парень? Это самое первое, что нам предстоит выяснить. — Люцифер встал и подошел к стремянке, стоявшей у стеллажей, чтобы можно было добраться до самых верхних полок. — Твое полное имя?

— Филипп Ангел, — сказал Филипп.

— Ангел? — сказал Дьявол и потер лоб. — Ко мне должен был явиться Сёрен-Дьявол, а явился Ангел? Какого черта, что это значит?

Он передвинул стремянку, добрался до седьмой полки и вытащил толстую книгу. АНА-АНД было написано на титульном листе. Властитель Тьмы положил книгу на стол и стал листать ее, бормоча что-то под нос.

— В книгах, которые ты видишь, написано про всех-всех людей, — прошептал Люцифакс и лапой показал на многочисленные стеллажи. — Кто они, какие они, откуда; там перечислены их слабые и сильные стороны, хорошие и плохие поступки. И все, что ты о себе знаешь, и то, что ты о себе не знаешь, занесено в эти книги.

— Кто их пишет? — шепотом спросил Филипп.

— Кто их пишет? — Кот покачал головой. — Никто их не пишет. Они пишут себя сами.

Со стороны письменного стола послышалось тоскливое «Ох!».

Дьявол схватился за голову, как будто она отяжелела и не могла держаться сама по себе.

— Ты «первый номер», — простонал он и больными глазами неотрывно уставился на Филиппа. — Мы заполучили не того, кого хотели, что само по себе плохо. Но это…

Дрожащий палец прыгал по страницам книги.

— Хуже не бывает! «Первый номер», Люцифакс! Ты меня слышишь? Он — проклятый образцовый мальчик! У него не только фамилия Ангел, он еще и на самом деле ангел. Ты только послушай, что тут написано: «Милый, послушный, обязательный, добросовестный, без предрассудков, никогда не лжет, хорошо относится к животным!» И много чего другого, Люцифакс. Список практически бесконечный! Он — бойскаут. Ты знаешь, что это такое? Существуют такие ужасные существа, которые оберегают природу, помогают старушкам переходить через дорогу и никогда не требуют за это плату!

Дьявол тяжело дышал. Приглаженные волосы торчали теперь во все стороны.

— Этот Филипп всегда делает уроки, даже если болеет. Дома помогает мыть посуду, убираться, готовить. И не потому, что ему за это дают карманные деньги, а потому, что он сам хочет! Потому, что он хочет оказывать помощь!

Дьявол опустился на стул и негромко простонал:

— Мальчишка так дьявольски добр, что Иисус по сравнению с ним просто хулиган!

Филиппу все это казалось нелепым. Его никогда раньше не хвалили таким странным способом, в то же время он чувствовал, что его ругают. Всё то, о чем говорил Дьявол, было правдой, но, по-видимому, здесь не считали, что это хорошо. В Преисподней, похоже, хороший был плохим, а это означало, что Филипп был одним из самых отвратительных людей, кого впустили сюда через черные ворота.

— Что же мне делать? Что же мне делать? — стонал Дьявол, закрыв лицо руками. — Придется немного отдохнуть. Да, так я и сделаю. Лягу и обдумаю всю ситуацию. Люцифакс, покажи Филиппу его комнату, пожалуйста.

* * *

— Знаешь, что ты чуть не сделал? — спросил Люцифакс, когда они шли по коридору. — Ты чуть не убил его!

— Что-что? — Филипп почувствовал, как в нем растет настоящее негодование. Он очень редко сердился, но услышать такое… Какая несправедливость! — А меня? Меня по-настоящему убили. И я об этом не просил! Это вы заманили меня сюда, это вы ошиблись. Не я! Я вообще не имею отношения к этим делам, поэтому перестаньте говорить о моей вине! — Он помедлил и решил, что нужно еще кое-что добавить: — Черт вас всех побери!

Люцифакс с уважением посмотрел на Филиппа, его зеленые глаза осветились лукавой усмешкой.

— Прекрасно, — кивнул он. — Оказывается, ты можешь сердиться. Он будет рад услышать об этом.

— Что ты хочешь сказать? — раздраженно спросил Филипп. — Почему?

— Потому, что злость одно из плохих чувств, — ответил Люцифакс и двинулся дальше.

Филипп посмотрел на свои руки, которые сжались в кулак, когда он закричал. Он быстро засунул их в карманы и поторопился догнать Люцифакса, который исчез на крутой винтовой лестнице.

— Люцифакс?

— Да?

— Когда Дьявол нашел мое имя в книге, он сказал, что я «первый номер». Что это значит?

— Каждого человека, который появляется на свет, Бог и мой хозяин разыгрывают, бросают кости, — объяснил кот. — Они бросают стогранный кубик, который устанавливает в человеке соотношение Добра и Зла. Получившийся результат определяет природу человека.

— Они бросают кости? — пробормотал Филипп и вспомнил, как он с мамой во время последних зимних каникул бросали кости с утра до вечера, чтобы как-то занять время.

Очень трудно было представить себе, что Бог и Дьявол сидят за столом и развлекаются таким же образом.

— Значит, плохие люди потому плохие, что повезло Дьяволу в момент их рождения? А Богу выпал плохой номер?

Кот покачал головой:

— Все не так просто. Некоторых людей легче соблазнить, чем других, но все могут преодолеть свою природу.

— И чем больше число, которое выпало, тем хуже люди?

— Да. И тем легче нам ввести их в соблазн. Но не меняется самое главное: плохие люди не потому плохие, что Дьяволу выпал хороший номер. Они плохие потому, что они сами сделали такой выбор.

— А что со мной?

— На тебя Люциферу выпала цифра 1. Ты по природе по-настоящему хороший мальчик с добрым сердцем. А это истинный кошмар!

— Ну почему же? Почему это кошмар? Разве это не безразлично для Люцифера? Зачем ему потребовался Сёрен? Что тут вообще происходит?

Губы Филиппа не успевали произносить слова, обгонявшие друг друга.

Люцифакс встал на задние лапы и передними заткнул уши.

— Подожди-подожди! Не все сразу. Дело приобрело неожиданный оборот, тебе придется подождать со своими вопросами, пока мой хозяин не придет в себя от шока.

— Но ты обещал мне ответить!

— В этих глубинах нарушают обещания так же часто, как и дают их, — с улыбкой ответил кот.

Они подошли к комнате Филиппа, Люцифакс объяснил ему, что именно здесь ему придется ждать дальнейших событий.

— Кстати говоря, если проголодаешься, спустись в кухню. Это вниз по лестнице, потом два поворота направо. Равина, повариха Замка, накормит тебя.

Филипп вспомнил пиво, которым его угощал Драная Борода. Если дьяволы пили такие напитки, то у Филиппа не было особого желания узнавать, что они ели.

— Я не голоден, — сказал он.

— Сам разберешься. Но советую тебе подружиться с ней.

— Зачем?

— А иначе она будет угощать тебя только тем, что ты терпеть не можешь.

Кот развернулся и отправился вниз по винтовой лестнице.

Филипп открыл дверь своей комнаты. Размером она была такой же, как его комната дома. В серебряном подсвечнике горело девять черных стеариновых свечей. Кровать, письменный стол, шкаф, большое зеркало в золотой раме и книжная полка — больше ничего в комнате не было. Рядом с полкой дверь в маленькую комнату с душем.

На письменном столе лежал черный плащ с капюшоном.

«Сёрену от Люцифера» — было написано аккуратным почерком на маленькой карточке, прислоненной к подсвечнику. На подоконнике стояла баночка с таблетками, похожими на таблетки от головной боли.

«Рогалгин» — гласила этикетка. — Снимает боли в рогах.

Филипп подошел к книжной полке и скользнул взглядом по множеству странных названий, украшавших корешки.

«Дьявол и семь смертных грехов». «Искушения Дьявола». «Самые лучшие пакости». И так далее, и так далее.

Филиппа молниеносно охватило чувство нереальности происходящего, и он тяжело опустился на кровать.

Чувство было совершенно такое же, как тогда, когда его одноклассница Сабрина подошла к нему на перемене и поцеловала прямо в губы. Это было нереально, причем самым буквальным образом, потому что от неожиданности Филипп закрыл глаза, а когда открыл их, Сабрина исчезла. Как сон, который снится ночью. А это был сон дневной.

Филипп лег на мягкую перину и подумал: «Интересно, когда я проснусь».

С такими мыслями, кружившими в его голове, он заснул.

 

9

Доброе зло

Громкий стук в дверь и грубый голос разбудили.

— Открывай!

Филипп зевком прогнал сон, вывалился из кровати и открыл дверь.

Дьявол стоял в двери, огромный, черный и могучий, как сама Смерть. Глаза его горели, он казался разъяренным.

— Я все обдумал, — сказал он и резко повернулся, так что плащ затрепетал на плечах. — Иди за мной!

— Садись! — Люцифер закрыл за собой дверь кабинета.

Не очень уверенно Филипп уселся на электрический стул и покосился на металлический шлем над головой. Ручки стула были черными от сажи и на концах ободранными. Видно было, что стул используется регулярно.

— То, что произошло, очень огорчительно для обеих сторон, — сказал Сатана и уселся за письменный стол. — Очень огорчительно. Видишь ли, Филипп, я болен. Серьезно болен. — Он помолчал и потом, вздохнув, добавил: — В действительности, я умираю.

— Как это? — прошептал Филипп и впился взглядом в Люцифера. — Я думал, что дьяволы бессмертны.

Люцифер что-то пробормотал, чего Филипп не разобрал. Потом откашлялся.

— Поэтому я в последнее время искал преемника, достойного занять мой черный трон. Велика была моя радость, когда я нашел такого среди людей. Его звали Сёрен, и он был великолепным экземпляром пакостника, который… Ну что я говорю, ты же прекрасно знаешь его. В мои намерения входило взять парня сюда, обучить его ремеслу зла и когда придет время — провозгласить его Властителем Тьмы. Но как ты уже знаешь, что-то сорвалось, и ты попал сюда вместо него. Это, мягко говоря, существенно усложнило дело. Видишь ли, Филипп, даже я не могу ни с того ни с сего изменить ход событий. Я заключил со Смертью особое соглашение, что Сёрен прибудет сюда раньше срока. У меня был один и только один шанс. И он сорвался. Теперь я могу полагаться только на тебя.

Филипп поерзал на стуле:

— Что это значит?

— Я хочу сказать, что ты теперь — единственная надежда Преисподней. И что ты, Филипп Ангел, — Сатана поднял палец и указал на сильно бьющееся сердце Филиппа, — ты будешь моим преемником.

— Я? Вы хотите, чтобы я был…

— Да, мой мальчик! Люцифером II! Правда, хорошо звучит?

Дьявол взмахнул руками. Глаза его светились. Казалось, что смотришь в два черных отверстия. Филипп почувствовал, как эти отверстия всасывают его и вот-вот поглотят.

— Но я… не могу, — пробормотал он и попытался любой ценой освободиться от взгляда Дьявола до того, как провалится в него навсегда. Это получилось, и голос Филиппа приобрел больше силы. — Я не хочу.

— Не хочешь? — повторил Люцифер. Казалось, что он ожидал такого ответа и не очень удивился. — Друг мой, тебе придется согласиться!

Филипп покачал головой.

— Да, да, придется!

— Почему?

— А вот почему. Когда ты стоишь в углу комнаты, ты можешь видеть всю комнату, это так?

— Ну да. — Филипп пожал плечами и про себя подумал, что это, бесспорно, самый странный ответ на свой вопрос, который он когда-либо получал.

Люцифер помахал согнутым пальцем перед его носом:

— Но кое-что ты видеть не можешь. Тот угол, в котором стоишь.

«Ловушка, — подумал Филипп. — Тут какая-то ловушка».

— Ну и что из этого?

— Все ужасы приходят на землю отсюда, из Ада. Катастрофы, разрушения, грехи и преступления — наш самый популярный экспортный товар. Это мы вводим человека в соблазн, а потом наказываем егоза те грехи, которые он совершил. Мы мучаем мир болезнями, ураганами, землетрясениями и извержениями вулканов, которые убивают миллионы людей и заставляют людей сомневаться в том, что есть справедливый Бог. Страдание, мучение и боль приходят в мир отсюда, из Тьмы, а в твоей голове все эти вещи ужасны. Зачем существует это ужасное место, думаешь ты, и тебе кажется, что более всего другого на свете ты хотел бы остановить все это зло. Разве я не прав? Если бы решать мог ты, Филипп Ангел, очень далекий от того, что происходит здесь, в этих безднах, то ты с радостью уничтожил это место?

Филипп молча кивнул. Сатана знал, по-видимому его мысли лучше, чем он сам.

— Да, Примерно, так, — сказал он.

— Но ты, Филипп, так думаешь потому, что ты стоишь в одном углу. Тебе кажется, что ты видишь все, но это неверно. — Люцифер встал со стула и подбросил полено в камин. Огонь отблагодарил шипением. — Зло необходимо.

— Как это необходимо? — взглянул на него Филипп, ничего не понимая. — Почему?

— Я рад, что ты спрашиваешь, — ответил Дьявол и быстро обернулся.

Теперь он никак не был похож на больного. Напротив. Голос его стал ровным и гладким, как змеиная кожа.

— Попробуй представить себе, Филипп. Мир без зла. Без гнева, ненависти, войн, болезней, разрушений и всего того, что ты включаешь в понятия «ужасы». Солнце сияет, птицы поют, и все милые и приятные люди тоже напевают песенки, потому что им хорошо. Они приветствуют друг друга, всегда идут навстречу друг другу, помогают. Можешь ты представить себе такую картину, Филипп?

— Да, — неуверенно ответил мальчик. — Но с трудом.

— Конечно, это трудно, а сейчас будет еще труднее.

От приступа кашля его голос начал дрожать, но Люцифер поборол приступ.

— Отсутствует неуважение друг к другу, лень и эгоизм. Нет зависти, а поэтому нет никаких спортивных соревнований и конкурсов. Инстинкт победителя умер, потому что при поражении человек не сердится и не раздражается, а радуется за успех противника. А если радость одинакова при выигрыше и при поражении, то зачем соревноваться? Книгам и фильмам не о ком рассказывать, потому что в таком мире нет злодеев, а значит, и героев. Газеты так же лишены содержания, как и книги, писать не о чем. Нет преступлений, скандалов, обманов, политической коррупции, нет вообще ничего.

Люцифер, вздыхая, покачал головой, словно это видение будущего подействовало на него угнетающе.

— Драматически вырастет безработица. Если бы ты знал, Филипп, как много людей работает только потому, что человек ведет себя неподобающим образом. Полиция не нужна, если нет преступлений, которые надо расследовать. Адвокаты и судьи тоже, потому что некого защищать, обвинять или судить. Ревизоры, политики, журналисты и, в какой-то мере, врачи и медсестры. Военная промышленность и армия станут лишними. Развлечения и искусство исчезнут, всеобщая доброта задушит их. И что хуже того, Филипп: на земле не будет места переменам. Не будет войн, химических выбросов, природных катастроф или аварий на дорогах, которые сдерживают прирост населения. Кончится все это катастрофой. Или говоря по-другому: если Ад закроется, то мир пойдет ко всем чертям.

Люцифер замолк, а Филипп был в ужасе от картины, которая появилась перед его внутренним взором во время длинной речи Сатаны.

— А почему? — пробормотал он. — Ну почему так?

— Потому, что добро существует только при наличии зла, и наоборот, — ответил Люцифер. — Если нет тьмы, то нет и света. Если нет ночи, нет и дня. Если нет зла, нет и добра. Если вещи расчленить, они исчезают. Позволь, я проиллюстрирую. — Он жестом подозвал Филиппа и повернул его лицом к бегающим огонькам. — Расскажи мне, что ты видишь.

Огонь в камине неожиданно стал увеличиваться не только в размерах, но и в силе. Он горел все ярче и ярче, смотреть на него стало все равно что смотреть на солнце, и Филипп почувствовал, как пламя окутывает его, заполняет мир, ослепляет его.

— Я ничего не вижу, — сказал он.

— Вот именно, — раскатистый голос Сатаны прозвучал у него прямо над ухом. — А теперь обернись.

Филипп повернулся: теперь, когда огонь горел сзади, зрение к нему вернулось. От яркого света тени в кабинете были совершенно отчетливыми.

— Теперь ты опять способен видеть, так?

Он кивнул.

— Понимаешь ли, Филипп. Мы ничего не видим, если нет света. Но мы ничего не видим и тогда, когда нет тьмы. Нам нужно то и другое, чтобы ориентироваться. — Дьявол замолчал, за спиной у них огонь в камине опять стал спокойным и наполнил кабинет мягкими отблесками. Сатана откинулся на стуле. — Зло необходимо, Филипп. Без него мир будет ужасным местом. А этого ты не хочешь, правда?

Филипп помедлил. Покачал головой. Конечно, он не хотел этого.

— Ну вот, а если бы ты это хотел, — Дьявол широко улыбнулся, его черные глаза мерцали, — то ты был бы злым человеком. Парадокс, правда? Вот поэтому у тебя нет выбора. Тебе придется стать моим преемником.

Очень долго Филипп ничего не говорил. Слова Люцифера смутили его, мысли метались в голове. Неужели дела обстоят именно так, как говорит Люцифер? Филиппу пришлось признать, что слова Сатаны были очень убедительными.

— Но даже если бы я захотел, — сказал Филипп немного спустя, — по-моему, у меня ничего не получилось бы. Я не такой, как Сёрен. Я не люблю совершать плохие поступки.

— Да, конечно, тут есть маленькая проблема, — признал Дьявол и подпер голову руками. — Но все проблемы можно разрешить. И эту тоже. У каждого есть теневая сторона. — Он показал на черную тень, которая начиналась у ног Филиппа. — Даже у тебя, мой юный ученик. Даже у тебя!

Филипп подвинулся, тень повторила его движение.

— Она крепко приделана к тебе, правда? — сказал Люцифер и встал. — Уроки начнутся в начале ночи. А пока можешь погулять по городу. Я мог бы попросить Люцифакса проводить тебя, но ему не нравится гулять без шкуры. И еще, Филипп. Прошу никому не говорить о нашем маленьком разговоре. Если станет известно, насколько серьезно я болен, возникнет паника. И не в последнюю очередь, если узнают, что мой преемник… хм-хм, бойскаут.

— Конечно, я никому не скажу, — пообещал Филипп. И тут же пожал плечами: — Если только кто-нибудь не спросит меня. Тогда мне придется ответить, а я…

— Это правда, да-да. Ты никогда не лжешь, — сказал Дьявол и улыбнулся. По его улыбке было ясно видно, что он знает больше, чем говорит. — Например, ты совсем не лгал, когда Драная Борода спросил, понравилось ли тебе пиво. Конечно, ты сказал, что пиво хорошее, и вылил его в окно, когда он отвернулся.

— Откуда вам это известно? — начал Филипп, но остановился. Смысла продолжать разговор не было.

— У каждого есть теневая сторона, Филипп. — Дьявол наклонил голову, и его рога нацелились прямо на Филиппа. — Скоро мы начнем искать твою теневую сторону.

 

10

Огненный пруд и ворованные яблоки

В своей комнате Филипп открыл шкаф. На полках лежала чистая одежда, брюки, рубашки, носки, нижнее белье. К его большому удивлению, все это было именно его размера, а не размера Сёрена. Кто-то, должно быть, положил все сюда, пока он разговаривал с Люцифером.

Плащ, который лежал на письменном столе, исчез. Вместо него на плечики в шкаф был повешен плащ меньшего размера.

Филипп подождал немного. Потом вынул плащ и набросил его на плечи. Плащ доходил до самого пола.

Было впечатление, что Филипп слился со своей тенью. Он встал перед большим, в человеческий рост, зеркалом и стал рассматривать себя, а в это время снова и снова в его голове прокручивался их разговор с Люцифером.

— Преемник Дьявола, — пробормотал мальчик и почему-то не понял, что эти слова произнес он сам. Звучание их было ему совершенно чужим. — Нет, не подходит.

— Чертовски не подходит, — отозвалось отражение в зеркале. — Люцифер II.

При этих словах Филипп покинул дворец, чтобы поближе познакомиться с сумрачным миром, в который его занесло.

* * *

Несмотря на то что Преисподняя обнаруживала явное сходство с обыкновенным провинциальным городом, привыкнуть сразу к этому месту было трудно. Взять хотя бы указатели, которые были прибиты на каждом перекрестке: от них у Филиппа по спине бегали мурашки.

Окрашенные морилкой деревянные стрелки указывали дорогу к Холму Кнутов, Болоту Тщеславия, Горам Воплей, Болоту Кошмаров, Долине Виселиц.

Филипп повсюду видел длинные ряды скованных цепью людей, которых кнутами подгоняли похожие на ящеров существа, которых Люцифакс назвал грагорнами. Звон цепей на руках и ногах грешников служил мрачным фоном для громких рыданий и мольбы о пощаде. Но палачи никого не щадили; ответом на мольбу были взмахи кнута.

В центре города настроение было совершенно другим. Можно сказать, оно источало покой и уют.

Колокольчики на дверях магазинов приятно звенели каждый раз, когда заходил покупатель. Кругом были мясные лавки, булочные, лавки сапожников и портных и многое другое, о чем Филипп знал по своему городу. В центре главной площади стоял большой фонтан, вокруг которого на скамейках сидели дьяволы и демоны и мило беседовали друг с другом.

Между домами и магазинами располагались узкие темные переулки, в которых лежали такие густые тени, что свет с улиц туда не проникал. Что-то в этих переулках было таким страшным, что по спине Филиппа побежали мурашки, и он стал обходить их стороной.

Еще были какие-то гроты, выглядывавшие между домами, их он тоже старался избегать. Они напоминали маленькие пирамиды из застывшей грязи, и Филипп чувствовал зло, исходившее от них. На миг краем глаза он заметил длинный блестящий хвост змеи, который тут же исчез во тьме грота.

«Чудовища, — подумал он и заметил, как существо, которое жило внутри грота, уставилось на него черными, как уголь, глазами. — Так вот где живут чудовища».

Филипп быстро пошел дальше и вскоре добрел до небольшого пруда овальной формы, окруженного черными плакучими ивами. В пруду не было воды, зато горел огонь. Беззвучно полыхавший, Как пламенное зеркало, он освещал вечную ночь.

Филипп наклонился над поверхностью пруда и обнаружил, что видит свое отражение в этом плоском костре, как если бы в нем была обыкновенная вода.

Вдруг рядом с его отражением, он повернул голову. Рядом никого не было. Когда появилось чье-то лицо Филипп посмотрел вниз еще раз, то понял, что это было не отражение. Человек находился внизу, в огненном пруду.

— Эй! — Филипп наклонился. Жар от пламенной воды обжег его брови. — Вы меня слышите?

— Да, — ответил мужчина сухим потрескавшимся голосом. Словно горело дерево.

— Кто вы?

Мужчина исчез ненадолго и появился опять. Только сейчас Филипп заметил, что своими толстыми руками он сжимает золотой крест, висевший у него на шее.

Филипп от удивления взметнул брови:

— Вы христианин?

Мужчина кивнул и изменился в лице, так как его поразила боль.

— Тихо. Я должен лежать тихо. Тогда огонь жжет не так сильно. Совсем тихо.

— Почему вы там, внизу?

— Меня зовут Якоб Шпренгер. Я был когда-то германским инквизитором Охотником на ведьм, если по-другому.

Еще одна волна огня нахлынула на него, и мужчина застонал.

— Мы охотились повсюду. На женщин, которые сглазили соседа и наслали на него болезнь или неурожай. Повсюду люди видели еретиков, поклонников Сатаны и ведьм, а инквизиция живьем сжигала их, добыв пытками признание в совершении преступлений. Тех, кто не признавался, бросали в реку. Если они выплывали, то это считалось доказательством, что они ведьмы, и тогда их отправляли на костер. Никто не мог ускользнуть. Никто. Поэтому мы и плаваем тут. Плаваем и горим, как те, кого мы преследовали. — Мужчина отплыл в сторону, повторяя со вздохом свой приговор: «Плавать и гореть». «Плавать и гореть».

Филипп постоял немного, глядя ему вслед.

— А ну давай спускайся! Крышу сломаешь, дьяволенок!

Громкий крик заставил Филиппа обернуться. Среди склоненных ветвей плакучей ивы он увидел того старика-дьявола, который поздоровался с Люцифаксом, когда кот вел Филиппа в Замок Сатаны.

Дьявол стоял перед своим домом и махал над головой граблями.

— Ну погоди, вот я тебя поймаю, и уж тогда ты получишь…

На крыше сидел молодой толстенький дьяволенок, который со смехом увертывался от граблей.

Старик-дьявол расправил крылья, но было видно, что он был слишком стар для полетов. Пара взмахов подняла его на полметра в воздух, но потом он медленно опустился.

— В последний раз говорю, спускайся! — грохотал он, и поначалу казалось, что мальчик послушается.

Он расправил крылья и взлетел с крыши. Невероятно элегантно дьяволенок направился к высокому стройному дереву, стоявшему посередине сада. Там сел на верхние ветви и стал рвать и разбрасывать посаду его белые цветы.

— Что ты делаешь? — закричал старик, свирепо размахивая граблями. — Проклятый дьяволенок! Немедленно перестань! Слышишь?

Краем глаза Филипп уловил еще одно движение. Он повернул голову и увидел, что в сад незаметно пробрался еще один дьяволенок, взгляд которого был прикован к яблоне и полусгнившим яблокам, висящим на ветках. Убедившись, что старик все еще смотрит в другую сторону, он взлетел на яблоню и начал наполнять карманы яблоками.

— Эй! — закричал Филипп. — Твои яблоки воруют! Он показал на дьяволенка, и старик дьявол злобно зашипел, заметив хвост, торчавший из кроны яблони.

— Азиэль, берегись! — закричал толстяк, сидевший на березе. — Он тебя схватит!

Азиэль не успел увернуться. Конечно, крылья у старика были уже не те, что раньше, но ноги-то без дефектов, и семью быстрыми шагами он достиг яблони и ухватился за хвост хулигана.

— Думаете, что можете воровать у меня яблоки, да? — прорычал старый дьявол и как следует дернул за хвост обидчика.

— Ой-ой! — отозвалась крона дерева, и дюжина яблок покатилась по земле. — Отпусти! Отпусти, черт тебя побери!

— Ни за что! Я отучу такого бездельника, как ты, воровать яблоки в моем саду. Слезай!

Старик еще раз дернул за хвост.

Новый вопль, и в кроне яблони появился дьяволенок. Он так сильно размахивал крыльями, что старик, крепко державший его за хвост, даже взлетел в воздух.

— Отпусти! — завопил Азиэль. — Обещаю, я больше не буду!

— Дьявольские обещания! — фыркнул старик. — Скажи твоему другу, чтобы спустился, и как можно быстрее!

— Скажу! Флукс! Флукс, все отменяется! Мы отменяем это!

— Уж точно отменяете, — согласился старик. Он расправил крылья и отпустил хвост Азиэля. Потом медленно опустился на лужайку, размахивая над головой кулаком. — В следующий раз я оставлю его себе. Слышишь, маленькая бестия? В следующий раз я выдерну твой хвост вместе с корнем!

Два дьяволенка тут же взмахнули крыльями и быстро исчезли в ночи.

Старик опустил кулак и обернулся к Филиппу:

— Спасибо, сынок. Если бы не ты, эти подлецы ободрали бы яблоню дочиста. Хочешь, угощу тебя яблочками? В знак благодарности. Самыми лучшими в городе. — Он подобрал с земли один паданец, насквозь гнилой, из дырки у хвостика яблока выглядывал зеленый червяк.

— Нет, спасибо, — поторопился сказать Филипп. — Большое спасибо, не хочу.

— Уверен, что не хочешь? — переспросил старик и откусил половину яблока, сок так и потек по его подбородку.

С омерзением Филипп отметил, что зеленого червяка больше не было.

— Я уверен. Но рад, что смог вам помочь.

Дьявол поднял брови:

— Очень редкие слова в этом темном мире. Совсем необыкновенные. Может быть, и ты сам, мальчик, такой же необыкновенный. Это ведь тебя я видел вместе с Люцифаксом, не правда ли?

— Да. Меня зовут Филипп.

Филипп протянул руку, и старик засмеялся глухим клохчущим смехом, так что недоеденное яблоко вывалилось из его рта.

— Да он еще и вежливый! — Старый дьявол взял руку мальчика и сердечно пожал ее. — Вот-вот, бывает и такое. Меня зовут Кривоног, и я… — Его дружелюбная улыбка превратилась вдруг в подозрительную усмешку, и он крепче сжал руку Филиппа, озираясь. — А ты, случайно, не пытаешься меня одурачить? Изображаешь из себя вежливого, готового помочь, заговариваешь зубы старику, а те двое в это время обирают яблоню?

— Нет, нет, — Филипп замотал головой. — Я их совсем не знаю.

— Хм-хм, — промычал Кривоног, и его лицо расцвело. — Ну, если ты не знаешь Азиэля и Флукса, то ты, должно быть, новенький. Но теперь-то уж ты точно с ними познакомишься. Ладно, работа в саду не ждет. Еще раз спасибо за помощь!

— Не стоит, — ответил Филипп.

Кривоног захихикал:

— Не стоит! Фантастика!

Он покачал головой, подошел к яблоне и начал собирать яблоки.

Филипп пошел дальше по улице в очень хорошем настроении. Он не совсем был уверен в том, что Сатана обрадуется тому, что он сделал, но сам-то он был помочь старику дьяволу. Добрые дела были здесь, видимо, редкостью. Вероятно, ему придется приспосабливаться.

Напевая, Филипп завернул за угол и тут же наткнулся на двух дьяволят, которым помешал воровать яблоки.

 

11

Ангельская ненависть

Азиэль, это он, — сказал толстяк, кудряшки которого почти полностью скрывали торчавшие у него на лбу два рога. Он мотнул головой в сторону Филиппа: — Тот, кто нас продал.

— Вот как? — сказал другой. Он был на голову выше Филиппа. Ярко-рыжие, зачесанные назад волосы парня чуть ли не сияли от окружавшего их огня. Два черных рога, торчащие на его лбу, были такими острыми, что, казалось, их специально обтачивали.

Азиэль стоял, сложив руки, из-под его сросшихся бровей сверкал острый тяжелый взгляд. Дрожащий Филипп подумал, что даже сам Сатана не имел такого мрачного вида.

— Ты видел его раньше, Флукс?

Флукс покачал головой.

— Я тоже не видел, — сказал Азиэль. — Ты кто такой?

— Меня зовут Филипп. — Филипп попытался проглотить слюну, но в горле было сухо. Ему уже не было так приятно, что он помог старику дьяволу. — Я тут новенький.

— Вот как, вот как! — повторил Азиэль. — Ты слышал Флукс? Он новенький!

— Мне все равно! — сказал Флукс и плюнул на землю. — Он нас выдал и помешал украсть яблоки! Он не знал, что ли, что здесь, в Преисподней, запрещено делать добро?

— Конечно, он этого не знал, но самое интересное не это. — Азиэль наклонил голову. — Интересно вот что. Чем здесь занимается тот, кто делает добро? Он говорит, что он новенький, но он не грешник, у него нет оков. Может быть, он дьявол? — Азиэль обошел Филиппа. — У него нет рогов и хвоста, значит, он не дьявол. Может быть, он… ангел?

— Да ну, — фыркнул Флукс. — Ты всерьез думаешь, что он ангел?

Азиэль пожал плечами.

— Добрые дела и кое-какие дефекты в строении… Все указывает, что это так. — Он прислонился к Филиппу и прошептал: — Это правда, дружок? Ты ангел?

— Нет — ответил тот. — Я совсем не ангел.

А жаль, — продолжал шептать на ухо Филиппу Азиэль. — Потому что это было бы единственным оправданием того, что ты нас выдал.

Сердце Филиппа тяжело забилось, он похолодел.

Что делать? Что он мог сделать? Все это напомнило ему о пребывании в велосипедном подвале наедине с Сёреном. За тем исключением, что потом не придет педель и не спасет его из когтей дьявола.

Рыжий отступил на шаг и стал рассматривать Филиппа.

— Вопрос теперь звучит так: что нам с тобой делать, ангелочек?

— Да-да, что делать? — Флукс облизнулся с голодным видом. — Что если запустить ему в штаны огня из уличного пруда?

Филипп с ужасом посмотрел на дьяволят и подумал, что еще немного, и он умрет во второй раз. Теперь от страха.

— Да, — задумчиво сказал Азиэль. — Пожалуй, это идея. Что-то вроде — как бы получше сказать — разогрева. Тебе не надо было нас выдавать, ангелочек. Совсем не надо. Теперь нам придется тебе отомстить. А по этой части я мастак. Правда же, Флукс?

Рыжий кивнул.

— Три года подряд «Самый лучший пакостник»! Что ты на это скажешь?

Филипп ничего не сказал. Он не мог говорить. Голос пропал совершенно.

— Ну что же, толстячок-ангелок, начинай молиться. Но сначала я тебя предупрежу. — На лице Азиэля появилась ехидная усмешка. — Здесь у нас в Подземном царстве никто ничего не слышит. Никто не обращает внимания на крики.

И оба дьяволенка начали подступать к нему.

— Так вот, где ты! — произнес вдруг веселый голос, и Филипп почувствовал, что его берут за руку. — Куда ты пропал?

Он повернул голову и увидел пару синих, как ночное небо глаз, обрамленных длинными черными бровями. Ему показалось, что его громко стучащее сердце проваливается прямо в живот. Он еще никогда в жизни не видел такой красивой девочки.

Черные волосы речными волнами спускались ей на плечи. Веснушки на носу блестели в отсвете огней пламенного пруда. Ярко-красные губы улыбались. Улыбались ему.

— Я тебя везде искала, — продолжила девочка и подмигнула ему. Потом повернулась к дьяволятам: — Привет, Азиэль. Привет, Флукс.

Флукс смущенно заулыбался и спрятал руки, бормоча что-то невразумительное.

— Привет, Сатина! — Черные глаза Азиэля забегали, и Филипп увидел, как на его белых щеках появился румянец.

«Он влюблен в нее», — подумал Филипп и понял почему. У него тоже зардели щеки.

— Я еле тебя нашла, — сказала незнакомка Филиппу. — Куда ты подевался?

— Ты его знаешь? — Азиэль покосился на Филиппа, и взгляд его был твердым, как камень.

— Ну, конечно, я его знаю, — ответила Сатина. — Он прибыл к нам в гости из Аида. Но потерялся, когда я показывала ему город, Хорошо, что вы уделили ему время, потому что он еще не совсем здесь освоился.

— Из Аида? — подозрительно спросил Азиэль. — Он из Аида?

Сатина подтолкнула Филиппа, и он кивнул.

— Ну так это ты мог бы сказать раньше! — Азиэль улыбнулся, но его улыбка напоминала скорее гримасу. Он протянул руку. Филипп взял ее с опаской.

— Значит, гость из Аида, — продолжил Азиэль и сжал руку Филиппа так, что чуть не сломал ее.

Филипп попытался скрыть боль, чтобы не доставлять удовольствия Азиэлю. И кроме того, здесь была девочка — она не должна была подумать, что он плакса.

— Вот, значит, как. И сколько времени ты тут пробудешь?

— Пока не вернусь домой, — ответил Филипп, В черных, как уголь, глазах Азиэля забегали искорки, и, когда он заговорил, можно было отчетливо видеть ярость, скрытую под бархатными нотками его голоса.

— Может быть, мы еще пересечемся в какую-нибудь ночь? Я уверен, это непременно случится.

Он наконец отпустил совсем омертвевшую руку Филиппа.

— Ну что же, нам пора двигаться дальше.

Сатина повернулась и потянула за собой Филиппа. Он с радостью откликнулся.

— Увидимся! Спасибо, что уделили мне время.

Азиэль с ненавистью посмотрел на Филиппа:

— Всегда пожалуйста!

 

12

Темптаны

— Ничего себе, еще немножко, и тебе был бы каюк! — сказала Сатина, когда они на ближайшем перекрестке свернули за угол и Филипп больше не чувствовал на своем затылке пристального взгляда дьяволенка. — На такого, как ты, тут же нападают!

— Так оно и есть, — ответил Филипп и, когда Сатина отпустила его руку, почему-то почувствовал себя обиженным. — Что такое Аид?

— Царство мертвых, такое же, как это. Ты помнишь, по какой лестнице ты шел и потом попал сюда?

Он кивнул.

— В какой-то момент она раздваивается, и если пойти по другой дороге, попадешь вместо этого в Аид.

— Не заметил. Мне кажется, там все время была одна дорога.

— Вторая почти полностью заросла. И дорога ко всем другим лестницам тоже. Не очень многие ими теперь пользуются.

— А что, есть еще и другие?

— Их сотни. Но Ад одно из самых используемых мест.

— С ума сойти. — Филипп показал большим пальцем через плечо. — Откуда ты знаешь этих двоих?

— Азиэля и Флукса? Их знают все.

Девочка немножко помедлила, и у Филиппа возникло ощущение, что за ее ответом пряталось еще что-то невысказанное.

— Азиэль — один из самых многообещающих темптанов всех времен. Он самый злобный и отвратительный дьявол, который живет в Аду, и многие старики-демоны считают, что когда-нибудь, в одну из ночей, он станет великим. Ты видел его рога? Они вдвое больше, чем рога всех других в его возрасте. Обычные рога примерно такого размера.

Сатина отбросила в сторону свои черные волосы, и Филипп увидел два рога, которые были у нее на лбу. Они напоминали маленькие темные пирамидки на молочно-белой коже.

Флукс — тоже темптан, но он далеко не такой плохой, как Азиэль. Он всего лишь хвост, которым размахивает Азиэль, если ты понимаешь, о чем я говорю.

— А кто такие темптаны? — спросил Филипп.

Его несколько смущало описание Азиэля, которое сделала Сатина. Было понятно, что дьяволенку она нравится. Влюбленность Азиэля была взаимной? Мысль об этом была ему неприятна.

— Ты не знаешь, кто такие темптаны? — Сатина посмотрела на него с удивлением. — В таком случае, ты ну очень новенький.

— Я прибыл сегодня днем.

Удивление на ее лице сменилось растерянностью, она повернула голову:

— Что ты хочешь сказать?

— Сегодня ночью, я хочу сказать. Я прибыл сюда сегодня ночью. Меня зовут Филипп.

— Сатина. — Она наклонила голову немножко набок и долго рассматривала его, отчего Филипп покраснел.

— Я видела, что ты сделал, — сказала она. — Я видела, как ты помог старику Кривоногу. Я никогда раньше такого не видела.

— Ты никогда не видела, что кто-то помогает другим?

— Никогда, если это делают бесплатно. Почему ты это сделал?

— Потому… — Филипп пожал плечами. — Я не знаю. Потому, что они хотели украсть его яблоки. Мне показалось, что его надо пожалеть. Наверное, по этой же причине ты увела меня от Азиэля и Флукса. Я думаю, что тебе стало меня жалко.

— Нет, — сказала Сатина, подумав. — Я помогла тебе, потому что я любопытная. Хотела узнать, почему ты помог Кривоногу.

Филипп некоторое время смотрел на нее. Потом покачал головой:

— Не думаю, что поэтому.

— Почему?

— Это ты могла бы узнать потом. После того, как Азиэль и Флукс отомстят мне.

Несколько секунд у Сатины был очень испуганный вид, и Филипп не удержался от улыбки.

— Мне очень стыдно, Сатина, — сказал он. — Но только я думаю, что ты только что сделала доброе дело.

— Ты и вправду так думаешь?

Он кивнул.

— Ах, вот, значит, какое это ощущение, — пробормотала она, и Филипп не мог понять, одобрила она это или нет. — Кто ты, Филипп? Ты не дьявол, но ты и не грешник. Откуда ты? Почему ты сюда попал?

— Я и сам толком не знаю, — ответил он. — Наверное, можно сказать, что меня прислали сюда для выполнения некоего задания.

— Задания?

Он с сожалением развел руки:

— Мне очень жаль, но больше этого я рассказать не могу. Я дал обещание.

Сатина смотрела на него, мигая своими большими глазами. Потом наклонилась и нежно зашептала ему в ухо:

— Кому ты дал обещание?

«Как кошка, мурлычет», — подумал Филипп.

Голова у него закружилась. Дыхание остановилось. Как будто он только что пробежал стометровку на рекорд. Филипп попытался посмотреть в сторону, но ее глаза впились в него. Глаза, как небо при полнолунии теплой летней ночью.

— Этого я н-не могу… рассказать, — заикаясь произнес он.

— Даже, — она прильнула к нему, — за поцелуй?

От ее сладостного дыхания мир вокруг бешено закружился. Филипп почувствовал, что его душа затрепетала и поддалась. Да, он расскажет ей! Он все расскажет ей за поцелуй!

«Нет, — прошептал какой-то далекий голос, заглушаемый стуками его сердца. — Нельзя. Ты дал обещание».

Рот Филиппа стал медленно открываться, но ему показалось, что не он сам открывает свой рот, а кто-то другой. Он уже слышал слова, которые должны прозвучать, он не мог их остановить.

— Я… — начал он и не узнал своего голоса. Звучание его было странным, как бормотание спящего. — Я дал обещание…

— Стой! — прервала его Сатина, отошла и заткнула пальцами уши. — Не смей говорить!

Филипп заморгал. Какое-то время он не мог понять, где находится. Потом глубоко вздохнул.

— Что это было?

— Извини, я не должна была этого делать, — смущенно сказала Сатина. — Это было… Я любопытная, и так получилось против моей воли. Извини, это было… — Она помолчала и удивленно подняла взгляд: — Это было неправильно.

— Что это значит? Что получилось против твоей воли?

У Филиппа все еще кружилась голова, словно он проснулся.

— Темптаны — дьяволы-искусители, — ответила Сатина и опустила виноватый взгляд. — Они искушают людей на поступки, которые выражают их самые темные стороны. В глубине души темптаны знают, что так делать нельзя, но все равно делают. Азиэль и Флукс — темптаны.

— Ты тоже.

Сатина кивнула:

— Извини.

— Забудь об этом, — ответил Филипп и улыбнулся: — Ничего же не произошло.

— Ну да, — сказала Сатина и сама удивилась. — Не произошло. А это тоже… тоже хорошее дело?

— М-м-да, я думаю, так можно сказать.

— Ты очень странный, Филипп. Я никогда не встречала такого, как ты.

— Спасибо, я тоже.

Они постояли, глядя друг на друга.

Затем Сатина взяла его за руку и потянула за собой:

— Идем, я покажу тебе город.

 

13

Черные привидения

— Который час, черт побери? — вдруг воскликнула Сатина.

Они с Филиппом сидели на верхушке скалы и смотрели на город сверху. Их ноги отдыхали после экскурсии по городу, которую она провела для него. Сатина показала ему дом, где жила, свою школу, место, где училась летать. И все время рассказывала о том, как протекает жизнь в Аду. О домашних заданиях, школьных друзьях, отметках и глупых учителях.

Филипп очень скоро понял, что жизнь Сатины в Подземном царстве по существу не очень отличалась от его собственной.

Здесь, в Аду, тоже были такие вещи, как «пора спать», «вымой посуду», карманные деньги.

Филипп наслаждался этим каждую секунду. Ему всегда было трудно заговорить с девочкой, но с Сатиной это не составляло никакой проблемы. Они совсем недавно встретились, а казалось, знают друг друга давным-давно.

Сатина посмотрела на наручные часы и схватилась за голову:

— Мне пора домой! Папа взбесится, если я не вернусь к ночному обеду.

— А когда бывает обед?

Филипп наклонился и посмотрел на ее часы. Стрелок было, как обычно, две, но при этом только шесть цифр — от нуля до пяти. Обе стрелки показывали на ноль. Полночь.

Сатина в панике посмотрела на него:

— Сейчас.

Они бросились бежать, сначала вниз со скалы, потом по городу.

* * *

По дороге к Замку Филипп обратил внимание на один из темных гротов, которые располагались между ухоженными домиками. Черная дыра взглянула на него злым глазом, и он вздрогнул.

«Большинство дьяволов живут в обыкновенных домах, — так рассказывала ему Сатина во время экскурсии. — А в гротах, которые спускаются глубоко под землю, туда, где все время темно и сыро, живут варгары.

— Вар… Кто?

— Варгары. Повелители Тьмы. Именно они несут ответственность за бессмысленные страдания людей на земле. Сам знаешь, природные катастрофы, железнодорожные аварии, эпидемии и все такое. Люди часто думают, что их наказывает Бог, когда происходят такие несчастья, но в действительности Бог не имеет к ним ни малейшего отношения. Все это дело рук варгаров. Бог, бедняга, делает все, что может, чтобы остановить их, но вину за это вешают на него.

— Как они выглядят?

— Ты ни за что не ошибешься, когда увидишь любого. У них крылья, как у ворона, и хвост, как у змеи, а еще глаза белые, как снег. Смотреть на них страшно».

Внутри грота что-то зашевелилось, и Филипп пошел дальше.

Он шел всего нескольких минут, как вдруг ему попались двое старых знакомых. Азиэль и Флукс шли прямо навстречу. Они не успели его заметить, поскольку Филипп быстро спрятался в одном из темных переулков.

Впечатление было таким, что он влез в холодильник: гусиная кожа покрыла обе его руки. Тени вокруг хватались за его тело, как живые существа. Словно руки хватали его волосы и щеки, щекотали затылок. Ощущение было омерзительное.

— Я скажу тебе, Флукс, когда в руки мне попадет этот сопляк, я лично растолкую ему, что такое настоящий Ад, — прозвучал издали голос Азиэля.

Дьяволята приближались к переулку, в котором он спрятался.

Они были рядом, когда Флукс спросил, что Азиэль имел в виду.

— Наказание, Флукс. Наказание и боль.

Голоса удалились, и Филипп, стоявший в непроницаемой темноте, облегченно вздохнул. В последнюю секунду пронесло.

И тут он замер.

Он что-то услышал. Шепот? Дыхание? Что?

Играло ли это его воображение, или воздух и на самом деле стал холоднее?

Он посмотрел по сторонам, но ничего не было видно. В метре от него мог стоять монстр, и он даже не заметил бы его. Все поглощала тьма. Абсолютная тьма, как в холодной могиле.

— Эй, — сказал Филипп осторожно. — Есть тут кто-нибудь?

Ответа не было, и он улыбнулся.

Затем по переулку подул легкий ветерок, и зимний морозный голос сзади, спереди, вокруг него прошептал долгое:

— Да-а-а!

Филипп почувствовал, как его пронизывает ужас, он мог закричать, но паника заморозила его голосовые связки.

В диком ужасе он выбежал на улицу и помчался с невероятной скоростью. Над ним под ветром шуршали листья деревьев. Этот звук походил на жуткий смех.

Он бежал всю дорогу до Замка и остановился только тогда, когда добрался до двора. Запыхавшись, Филипп замер перед большим фонтаном из костей и черепов.

Замок возвышался над Филиппом подобно ледяной горе, и он принялся разглядывать входные двери.

Какую из многих дверей выбрать? Филипп не знал, где в Замке расположена его комната. И очень боялся, что если он заблудится в огромном здании, то его найдут очень не скоро.

Решение пришло совершенно неожиданно. Вдруг распахнулась ободранная дверь, которая когда-то раньше была черной, и из нее вышла толстая женщина с маленькими бизоньими рогами. На ее талии висел передник, который, словно делил ее пышное тело на две части.

— Ты Филипп? — спросила она и показала на него поварешкой.

Он кивнул.

— Разве ты еще не проголодался?

— О да!

Он рассчитывал на любой другой вопрос, но по сути, если подумать, да, он проголодался.

— Конечно, ты голодный. Ни крошки не съел за всю ночь. — Она помахала поварешкой. — Иди сюда, я позабочусь о тебе.

Очень медленно Филипп пошел за толстой женщиной на кухню Замка.

Кастрюли, горшки и сковородки были разложены на шатких полках, над ними под потолком на крючках были подвешены круги колбас и копченое мясо. Длинными рядами на стене висели ножи и топоры, в одном углу стояла громадная печь, в которой горел огонь. Из большого чугунного котла выходили клубы серо-зеленого пара.

— Черт побери, ты запыхался, истекаешь потом, — сказала женщина. — Ты бежал, что ли?

Филипп снова кивнул.

— Тогда я дам тебе порцию побольше. Еда успокаивает. Во всяком случае, я так слышала. — Женщина хихикнула, отчего все три ее подбородка зашевелились. Она показала в угол кухни, где стоял стол и два стула: — Садись. Я принесу поесть что-нибудь. Зовут меня Равина.

— А меня Филипп.

— Знаю. — Равина подошла к кухонному столу и отрезала несколько кругов колбасы. Положила их на тарелку, полила ядовито-желтым соусом и пристроила рядом пару кусков хлеба. — Люцифер рассказал мне обо всем.

— Значит, ты знаешь, что он болен?

— Неумно иметь секреты от того, кто тебя кормит, — ответила повариха и поставила перед ним тарелку. Филиппу показалось, что круги колбасы похожи на куски застывшей крови.

— Что это?

— Наше фирменное блюдо, — сказала она и налила в его кружку воды. — Кровавая колбаса. Приятного аппетита!

Немного волнуясь, Филипп отрезал кусок колбасы и положил в рот.

То ли потому, что он был ужасно голоден, или еще почему, но только вкус кровавой колбасы оказался приятнее, чем он ожидал. Немного острый, но вполне съедобный.

Первый кусок только усилил его чувство голода. Филипп тут же забыл о правилах приличия и хорошего поведения за столом и начал заглатывать еду, как будто дело шло о жизни и смерти.

— Ну и дела! Ну и дела! — рассмеялась Равина. — Каков аппетит! Такой порции и то не хватило!

И наполнила еще одну тарелку, чтобы быть наготове, когда Филипп опустошит первую. Вторую он съел более спокойно.

— А теперь расскажи мне, почему ты так бежал, — присев, сказала. Равина. Она подняла одну бровь: — Кто-то гнался за тобой?

Он покачал головой, а про себя со злостью подумал про Азиэля и Флукса.

— Хорошо. Некоторые ребятишки тут довольно назойливые. Они ведь дьяволята, ты не забыл?

— Я зашел в один переулок, — начал Филипп и почувствовал, как у него побежали мурашки по коже. — Было абсолютно темно. Темно и сыро. И кто-то там был. Я не знаю, кто это, но только… только… — Он уставился в тарелку. — Я испугался.

— Ну что тут сказать, — вздохнула Равина. Казалось, она тоже испугалась. — Ты наткнулся на тюстера. К ним никогда не приближаются те, у кого голова на плечах. Большинство дьяволов тоже боятся их. Тюстеры живут в тени. По-другому мы называем их черными привидениями.

— В тени? — Филипп скосил глаза на собственную тень, которая лежала рядом с ним на скамейке. — А что с той, которую я сам отбрасываю? Они могут спрятаться и в ней?

— Редко, — успокоила она его. — Но если хорошенько присмотреться, то это можно обнаружить. Тень в этом случае бывает темнее, чем всегда. Их можно почувствовать. Тюстеры — холодные существа.

— Кто они? Что они собой представляют?

— Они очень многое, — ответила Равина и понизила голос, как это делает человек, рассказывающий какую-то историю, когда подходит к самому жуткому месту рассказа. — От тюстеров самые маленькие волоски на затылке встают дыбом.

— Как это?

— Если ты боишься спускаться в подвал, потому что там страшные тени, или тебе кажется, что кто-то спрятался в углу, то это штучки тюстера. Он и чудище в шкафу, и звуки в ночи: потрескивания в доме, скрипы двери, шум ветра. Он — пальцы, которые обхватывают твой затылок, когда ты один дома.

— Не понимаю, — сказал Филипп, но сердце его забилось при словах поварихи. Может быть, сердце понимало лучше, чем голова.

— Тюстеры — музы ужасов. — Равина наклонилась к нему, как будто хотела доверить ему ужасную тайну: — Это они насылают кошмары, когда ты спишь.

— Я думаю, что теперь буду всегда обходить темные переулки, — сказал он и проглотил комок в горле. — Так будет лучше всего.

Повариха кивнула в знак того, что согласна. Потом показала на пустую тарелку:

— Еще хочешь?

— Маленькую порцию, — сказал Филипп, скорее чтобы порадовать Равину, чем потому, что был голоден.

— Очень разумное решение. Лучше всего спится на сытый желудок. Но уж без одного или двух кошмаров во сне ты не обойдешься.

* * *

Почистив зубы, Филипп снял одежду и надел пижаму с черными полосами, которая лежала на кровати. Как и на всей одежде в шкафу, у нее на спине были два отверстия на уровне лопаток и одно в брюках для хвоста.

Он так устал, что почти не мог стоять. Все, что он увидел, все, что он узнал…

Зевая, Филипп взял подсвечник, подошел к кровати и забрался под одеяло. Непривычным было полное одиночество. Вечером всегда приходила мама и желала ему спокойной ночи.

Мама…

Он ни разу не вспомнил о ней до этой минуты. Его мысли все время были заняты чем-то другим. Хотелось знать, как она там? Она узнала, что Филипп умер? Ей позвонили на работу и рассказали, что случилось? Или она была дома и паниковала, не зная, где он?

«Бедная мама», — подумал Филипп и почувствовал, как к глазам подкатывают слезы. Теперь она потеряла и мужа, и сына. И осталась совсем одна.

Папа Филиппа умер за три месяца до его рождения. Попал под машину в воскресенье утром, когда шел в булочную.

Филипп видел его фотографии, а иногда вечером — особенно если день был тяжелый — разговаривал с ним. Папа очень внимательно слушал его.

Мама часто говорила Филиппу, что папа на Небесах, смотрит на них сверху и хочет, чтобы у них все было хорошо. Это была одна из причин, почему Филипп вел себя хорошо. Он хотел попасть на Небеса, когда умрет, и встретить там своего папу.

Приходилось признать, что этот план не осуществился…

«Бедная мама, — подумал Филипп снова и зевнул. Глаза стали слипаться. — Как бы найти способ передать тебе, что у меня все нормально».

Он повернул голову и стал задувать свечи в подсвечнике, одну за другой. Тени приблизились и наконец полностью поглотили его.

Еще до того, как голова Филиппа коснулась подушки, он уснул.

* * *

Ему приснилось, что он стоит на широком шоссе. Пустое и бесконечное, оно разделяет ландшафт на две части. С правой стороны плодородная земля, яркие краски множества цветов почти режут глаз. С левой стороны земля безжизненна и пустынна, за исключением нескольких мертвых деревьев со спутанной паутиной ветвей.

Услышав сзади какой-то звук, он оборачивается. К нему приближается автомобиль. Автомобиль едет быстро, кажется, что намеревается наехать именно на него.

Он пытается уйти с шоссе, спуститься на цветущий луг, но не может. Ноги его не слушаются, приросли к асфальту.

Автомобиль приближается, громко сигналя, Филипп узнает старика за рулем с блестящим предметом, висящим у него на шее. Старик хочет задавить его.

Но вдруг — в самую последнюю секунду — автомобиль сворачивает и объезжает его. И тут Филипп обнаруживает, что рядом с ним стоит мама.

— Твой папа на Небесах, — говорит она. — Если ты будешь вести себя хорошо, то…

И в это мгновение автомобиль наезжает на нее, и кошмар начинается с самого начала.

И еще раз.

И еще.

Это Ад.

 

14

Это провал!

Вначале следующей ночи к Филиппу на кухню пришел Люцифакс и пригласил его в кабинет Люцифера.

Дьявол сидел за письменным столом, положив на стол руки, и с нетерпением смотрел на Филиппа. Его черные глаза блестели.

— Добрая ночь, юный ученик, — поздоровался он и знаком подозвал Филиппа подойти ближе. — Надеюсь, что ты взбодрился и хорошо отдохнул. Предстоит пройти большой материал.

Филипп уселся на свой электрический стул.

— Что мы будем делать?

— Превращать ангела в дьявола, — прозвучало в ответ.

Люцифер на несколько секунд закрыл глаза и что-то пробормотал, но Филипп не расслышал. Говорил Сатана скорее шепотом, и тем не менее, казалось, что его голос странным образом заполняет комнату, будто приближается непогода, температура растет.

Дьявол открыл глаза и посмотрел на что-то за спиной Филиппа.

— Начнем.

Филипп обернулся и зажмурился. В воздухе висел ярко-красный занавес. Никаких тросов сверху, просто парил в воздухе. Вытянулся в ширину и доходил до самого пола, как настоящий театральный занавес.

Филипп встряхнул головой:

— Но как он?..

— Немного черной магии, — ответил Люцифер, и занавес в середине немного раздвинулся. В щели должна была появиться вторая часть кабинета, но этого не случилось.

Там царила непроницаемая темнота, как будто сцена за театральным занавесом была черна, как уголь. Это было окно в реальную действительность.

— Попробуем, — объявил Люцифер. — Здесь ты увидишь задания, которые надо выполнить, чтобы в тебе родился дьявол. Первое задание уже есть.

— Мне войти? — Филипп смотрел на щель. Люцифер кивнул и взмахнул рукой, как это делает шпрехшталмейстер в цирке, объявляющий следующий номер.

— Прошу, Филипп. Сцена в твоем распоряжении. Делай все, как можно лучше. Вернее говоря, как можно хуже.

Филипп встал и осторожно подошел к занавесу, который стал медленно раздвигаться. Мальчик заглянул за занавес с края, вторая часть кабинета выглядела совершенно нормально.

— Это опасно? — спросил он и встал прямо перед щелью. Темнота, казалось, приготовилась поглотить его.

— Нисколько, — ответил Люцифер, и звук его голоса был таким, словно Дьявол стоял у него за спиной. — Нисколько.

Филипп сделал глубокий вдох. И вошел…

* * *

— Это же мой класс, — прошептал он и осмотрелся вокруг. — Я попал в свой класс!

Хороших выходных ! — небрежным почерком было написано на классной доске.

Филипп посмотрел на часы, висевшие над дверью. Без четверти восемь, и если судить по автомобилям, проезжавшим за окном, сегодня понедельник. Еще немного, и начнут появляться его одноклассники, прозвонит звонок, а затем вбежит учитель математики Йорген с растрепанными волосами и диким выражением глаз.

Филипп почесал в затылке. Он ничего не понимал. Люцифер сказал, что его ждет задание. Но какое? Ведь класс пуст.

— Что надо делать? — спросил мальчик. Его голос прозвучал очень громко в тихом классе, почти преступно громко. — В чем состоит мое задание?

Ответа не было. Только тикали часы при передвижении секундной стрелки.

— Странно, — пробормотал Филипп и покачал головой. Вдруг он увидел, что по столу учителя рассыпаны кнопки.

«Это не место для них. Кто-нибудь нечаянно уколется».

Филипп осторожно собрал их в кулак, подошел к доске объявлений и стал втыкать кнопки в нее.

Не успел он воткнуть последнюю кнопку, как классная дверь одним рывком распахнулась.

Филипп быстро обернулся и увидел стоящего в двери Люцифера. За его спиной была видна часть кабинета. Дьявол покачал головой.

— Это провал, Филипп! — сказал он. — Ну, да ладно, это всего лишь первая попытка. Попробуем еще раз. И запомни: ты должен думать, как дьявол!

* * *

— Нет, Филипп. Это провал.

* * *

— Это провал!

* * *

— Нет, нет, нет, Филипп! Это провал!

* * *

— Провал, провал, провал!

* * *

Он стоял на улице. На самой обыкновенной улице, где были тротуар, фонари, припаркованные автомобили и домики за зелеными изгородями. На синем небе сияло солнце, летний ветерок шевелил его волосы, откуда-то издалека доносился собачий лай.

В руке Филиппа была банановая кожура.

— А теперь что? — громко спросил он, прекрасно зная, что ответа не получит. Он сам должен определить, в чем состоит его задание.

Далеко впереди по улице шел мужчина, шел быстро, сейчас вот-вот подойдет. Может быть, он был частью задания, может быть, он знал, что надо делать Филиппу.

Филипп посмотрел на банановую кожуру и подумал, что произошла ошибка. Ну никак не мог он угадать, зачем ему дали банановую кожуру, а если с кожурой в руке он будет расспрашивать незнакомого человека, это может показаться странным.

Он увидел мусорный бак, подошел и бросил в него банановую кожуру.

— Нет, нет и опять нет! — раздался голос. Он рассек тишину и резко остановил все движение на улице.

Пожелтевший лист дерева, который взлетел под порывом ветра, неподвижно повис в воздухе, голубь замер в полете над крышей, торопившийся мужчина застыл.

Только Филипп мог двигаться, он вздохнул «Опять совершил ошибку».

Прямо перед ним в воздухе образовалась щель, как будто на окне отодвинули занавеску. В щели стоял Люцифер, он тяжело дышал, весь в изнеможении. Под его правым глазом опять появился тик.

— Провал, Филипп! Опять! Иди сюда! — Он помахал белым пальцем, и Филипп растерянно вошел через щель в кабинет Сатаны.

— Вот ты стоишь на улице с банановой кожурой в руке. Навстречу тебе идет человек. Он очень торопится и не смотрит под ноги. — Люцифер задвинул занавес, улица, мужчины, автомобили исчезли. — Что ты должен делать?

— Я… не должен был выбрасывать банановую кожуру? — осторожно ответил Филипп.

— Вот именно, под страхом смерти ты не должен был делать этого! Подумай еще раз! Подумай, как дьявол, Филипп! Такая прекрасная возможность! Конечно, кожуру надо было бросить на тротуар! Мужчина поскользнулся бы и растянулся во всю длину! О-о! Это безнадежно! — Люцифер тяжело вздохнул и резко откинулся назад на стуле. Его черные волосы торчали торчком, на лбу пульсировала синяя жила. — Ты ошибался каждый раз! Кнопки надо было не втыкать в доску объявлений, а положить учителю на стул. Бабочку не надо было отпускать, надо было оторвать ей крылья. Сейчас ты бросил банановую кожуру в мусорный бак, а надо было положить ее на тротуар, чтобы люди могли поскользнуться. Такие легкие задания, Филипп! Такие легкие! И провал каждый раз! Я даже не знаю, что мне делать. Возьми себя в руки. Иначе ничего не получится!

Сидевший на камине Люцифакс покачал головой.

— А можно мне использовать еще один шанс?

Филипп посмотрел на занавес. Каждый раз, когда он проходил через него, сцена оказывалась другой, и его ожидало новое задание. Он попадал впросак каждый раз. Откуда было знать, что ему полагалось разбить камнем стекло в оранжерее и бросить комок грязи на свежевыстиранные простыни? Такие пакости ему были не по душе.

— Я обещаю, что на этот раз брошу банановую кожуру на тротуар.

— Так дело не пойдет, неужели ты этого не понимаешь? — Люцифер стукнул себя кулаком по груди. — Твой поступок должен родиться в тебе. В твоем сердце. Не потому, что я приказал. Ты должен сам захотеть бросить на тротуар банановую кожуру, это должно быть частью твоего мира.

— Но мой мир совсем не такой!

— Знаю! — воскликнул Дьявол и так стукнул по столу, что книги на полках подпрыгнули.

— Господин! — огорченно сказал Люцифакс. — Не надо сердиться.

Но Люцифер не желал слушать кота.

— В этом-то и проблема, в этом! Совершенно непостижимо…

— Господин, это вредно для вашего здоровья!

— …как можно все время изображать из себя ангела! Ну, почему ты не можешь…

Лицо Дьявола стало вдруг зеленым, он вытаращил глаза, в которых были видны красные прожилки. Щеки надулись как шары.

— Ведро стоит за креслом, — сказал Люцифакс, и Дьявол со стоном бросился туда. Кажется, успел в последний момент.

— Я же говорил, — тихо сказал кот.

Когда Люцифер снова появился перед ними, виду него был как у мертвеца. Кожа стала пепельно-серой, потерявшие прежний блеск рога поникли как увядшие цветы.

— Послушай меня, Филипп, — сказал он и откинулся на стуле. — Никто не может быть хорошим все время. Попросту говоря, это невозможно даже для такого мальчика, как ты. Я думаю, что смогу это доказать. Ты говоришь, что лгать нехорошо, так? Что это плохой поступок?

Филипп кивнул.

— А что если я тебе расскажу, что иногда хорошо соврать?

— Я отвечу, что это неправда, — ответил Филипп.

— Тогда послушай меня. Ты стоишь во дворе школы. Вдруг вбегает кто-то из твоих школьных друзей и прячется в туалете. Потом появляется самый большой хулиган твоей школы и подходит к тебе.

Филипп испуганно посмотрел на Сатану.

— Вы имеете в виду Сёрена?

— Именно. Он ищет того мальчика, который только что пробежал и спрятался. Он спрашивает, не видел ли ты его. Что ты ответишь?

— Я… — начал Филипп и остановился. Долго смотрел на Люцифера, губы которого скривились в победоносной улыбке. — Я отвечу, что не видел его.

— Ну, вот видишь, — воскликнул Дьявол. — Даже ты можешь соврать! А если врать плохо, то это означает, Филипп, что ты иногда бываешь плохим. Именно это мы и должны в тебе развить.

Филипп растерялся. Он понимал, что Сатана поймал его в ловушку, обманул, вывернув его слова наизнанку, но не мог сообразить, как это произошло.

— Я слышу твои мысли, Филипп. В том числе те, которые ты сам не слышишь. — Черные глаза Дьявола стали еще чернее, улыбка еще шире. — Так вот, ты думаешь, что я прав.

Не успел Филипп возразить, как Люцифер хлопнул в ладоши. На его бледное лицо вернулась краска.

— Прекрасно, на этой оптимистической ноте мы и закончим сегодняшний урок. У нас все получится, Филипп. Я в этом уверен.

— Я свободен?

— Ты свободен, — сказал Люцифер, и сердце Филиппа забилось быстрее. Он с радостью подумал, что скоро увидит Сатину.

Он направился к двери и только хотел нажать на ручку, как Люцифер испуганно вскрикнул:

— Это не та дверь!

Филипп и два раза не успел моргнуть, как Сатана оказался рядом и закрыл дверь своим телом. Зрачки его в панике расширились.

— Это не та дверь, Филипп! Тебе надо туда! — Люцифер показал направление хвостом.

Филипп повернулся и увидел, что Люцифер прав. Выход был в противоположной стороне. Дверь, которую он хотел открыть, была в точности такой же.

— Ах, да, — сказал он и удивился тому, что Люцифер отреагировал так бурно. — Вот же она!

— Твои мысли очень шумят, Филипп. — Дьявол зажмурился, его голос понизился до предупреждающего шепота. — Но ты должен умерить свое любопытство. Эта дверь никогда не должна открываться. Понял? Никогда и ни по какому поводу! Это категорически запрещено!

— Ну ладно, — сказал Филипп.

— Нет, этого недостаточно. Ты должен дать мне обещание. Ты должен мне обещать это, потому что Филипп Ангел никогда не нарушает своих обещаний, ведь так?

Филипп пожал плечами и попытался изобразить безразличный вид.

— Ну ладно, я обещаю.

— Хорошо. — Люцифер удовлетворенно кивнул. — Беги, куда хочешь.

 

15

Человек за рулем

— Это очень странно. Он выскочил из кресла, как черт из коробки, когда я хотел открыть дверь, а потом добавил, что я никогда-никогда не должен этого делать. Это категорически запрещено. — Филипп покачал головой. — Очень странно.

Сатина сорвала одуванчик и стала отрывать желтые лепестки. Задумалась.

— Он был в панике, ты говоришь?

— В жуткой. Как будто могла произойти катастрофа, если бы я открыл эту дверь. Но если то, что прячется за этой дверью, такое уж страшное, почему он не запрет ее?

— Хороший вопрос.

Филипп и Сатина сидели около пруда и смотрели на огонь. В глубине пруда метались грешники, глядя в вечную ночь.

Сатина дождалась Филиппа, потом они отправились в большой музей, расположенный рядом с библиотекой. В нем было безумно интересно. Потрясающее собрание раритетов, один невероятней и увлекательней другого.

Чучела чудовищ с зубами как у ржавой пилы, не до конца обратившиеся оборотни и ужасные птицеподобные существа с женскими лицами. Все эти чудовища жили во тьме Окраинных Земель — так рассказывала Сатина. Их называли Проклятыми. Иногда они осмеливались заходить в Ад, тогда-то и удавалось заполучить такие экземпляры.

На одном стенде лежала змеиная кожа, которую Люцифер использовал, когда соблазнил Адама и Еву отведать плод Древа познания. Рядом с кожей лежал огрызок яблока, которое они тогда ели.

На другом стенде лежала пара на первый взгляд совершенно обыкновенных поношенных шлепанцев, и Филипп удивился, почему пара серых в клетку шлепанцев заслужила чести попасть в Адский музей. Но, прочитав подпись под стендом, он чуть не задохнулся от изумления.

Шлепанцы были среди тех трофеев, которые принесла дерзкая вылазка на Небеса несколько лет тому назад во время Великого Фестиваля Пакостей. Шлепанцы были собственностью Бога.

— А ты его когда-нибудь видела? Я имею в виду Бога? — спросил Филипп, который не мог постигнуть, что он смотрит на пару шлепанцев, принадлежавших Богу.

— Несколько раз, — небрежно ответила Сатина. — Он иногда заходит сюда посмотреть, как идут дела. Они — старые друзья, как ты знаешь.

— Кто?

— Бог и Люцифер.

Филипп потерял дар речи и только смотрел на нее.

— Бог и Люцифер? Друзья?

Она кивнула и стала обходить стенд, на котором была выставлена дубина, которой Каин убил своего брата Авеля.

— Люцифер был когда-то одним из ангелов Бога. Собственно говоря, одним их самых приближенных. Тогда его еще не звали Люцифер. Это имя он получил после того, как его изгнали с Небес. Он так рассердился, что стал светиться как звезда. Отсюда его имя — Люцифер. Это значит «несущий свет».

— А за что его изгнали с Небес?

— Он рассердился на Бога, потому что Бог захотел, чтобы ангелы служили человеку. А Люцифер считал, что все должно быть наоборот, что это обязанность человека состоит в служении ангелам. Ведь как быто ни было, ангелы появились раньше. Поэтому он устроил бунт на Небесах, который перешел в настоящую войну. Сатана потерпел поражение и вместе с теми, кто присоединился к нему, был низвергнут с Небес. Поселились они здесь, под землей. Но все это в далеком прошлом, и старые ссоры забылись. Не то чтобы у них с Богом не было разногласий, они и теперь есть. Когда они вздорят, Земля ходит ходуном. Но смертельными врагами они перестали быть. Вряд ли что-то может нарушить их старую дружбу. Бог теперь, после того как стал отцом, легче прощает.

— А как он выглядит? — Филипп смотрел на поношенные шлепанцы и пытался представить себе того, кто их носит. Получилось очень легко, но только этот облик не соответствовал его образу Бога.

Собственно говоря, мужчина в шлепанцах, каким его представлял Филипп, мог быть, например, школьным библиотекарем, но не Всемогущим Богом. Очки для чтения на кончике носа и подтяжки, чтобы штаны не упали.

— Бог? М-да, он… Он… — Сатина покачала головой. — Не знаю. Его трудно описать. Обыкновенный и все-таки нет. Но ты узнаешь его, когда увидишь. Он… белый.

Они сидели так, освещенные огненным озером. Наступило молчание, но оно было приятным.

Филиппу было хорошо рядом с Сатиной. Иногда он видел как она поглядывает на него исподволь, и невольно краснел. Интересно, она это замечала? Он знал, о чем она думала.

И Филиппу ужасно хотелось рассказать ей обо всем.

Что Люцифер при смерти, и что он, Филипп, должен стать его преемником. И рассказать не потому, что Сатина вынуждала его. Нет, он сам хотел. Потому что ему нужно было поделиться своими мыслями и чувствами хоть с кем-нибудь. И для этого больше всего подходила Сатина.

Филипп открыл рот, чтобы впервые в жизни, нарушить данное им обещание.

Но до этого не дошло. Внезапно раздался ужасающий крик, режущий уши, как будто взмахнули косой смерти. Крик прошел сквозь его мускулы и кости и попал прямо в душу.

Это был крик безумного зверя, не от боли, а от неистребимой жажды крови.

— Что это? — чуть не задохнулся Филипп. — Это ведь не крик жертвы.

— Нет, — Сатина осмотрелась.

Похоже, ее тоже перепугал ужасный крик. Другие дьяволы также остановились и стали озабоченно перешептываться, не забывая при этом креститься. Крестились они в обратном порядке по сравнению с общепринятой манерой.

— Это одна из женщин-плакальщиц, банши. Крик банши означает, что сейчас явится Смерть. Господин Смерть приходит сюда не очень часто. Все его немного боятся, хотя дьяволы в принципе бессмертны. Он ужасен.

— Кто? — спросил Филипп, запутавшийся в ее объяснениях.

— Господин Смерть, конечно. Ты же его видел!

Филипп покачал головой, но Сатина возразила:

— Видел-видел. Ты же сам умирал! Идем, я тебе его покажу.

Сатина взяла его за руку и потянула за собой, Филипп не успел запротестовать.

Они пробежали по городу до улицы, вымощенной человеческими головами. Здесь они спрятались за статуей маленького толстого демона с большой кудрявой бородой и единственным рогом во лбу.

— Смотри! — крикнула Сатина после нескольких минут ожидания. — Вон он идет. Он собирается поговорить с Люцифером.

— Не вижу его.

— Да вон же! Мужчина в очках. Разве ты его не узнал?

Филипп уставился на мужчину, на которого показала Сатина.

Когда она начала говорить о Смерти как о живом человеке, Филипп представил его себе огромную черную, одетую в балахон фигуру с хорошо отточенной косой, торчащей из-под черного балахона.

Но более далекую от действительности картину даже представить было невозможно.

Господин Смерть был и не высоким, и не в черном. Вовсе нет.

По улице шел маленького роста седой мужчина. Его пышные брови торчали, словно рога над стариковскими очками с половинками стекол. Пепельного цвета костюм хорошо смотрелся рядом с тусклыми волосами и морщинистой кожей.

Старый. Непостижимо старый. Если смотреть на него, то набегали те же мысли, что и при виде звездного неба: а что там, за ними? Этот мужчина был стар, как время, а может быть, даже старше.

И Сатина была права. Филипп видел его раньше.

— Это… Это же он! — взволнованно закричал он, уставившись на мужчину, который маленькими быстрыми шагами шел к Замку. — Это он вел автомобиль! Это он задавил меня!

Сатина кивнула.

— Ты видишь украшение у него на шее?

— Да.

Филипп ответил неслышным шепотом. Он запомнил это украшение. Это было то последнее, что он увидел до того как автомобиль наехал на него и отправил сюда, в темноту. Это был какой-то драгоценный камень с серым отблеском, словно сделанный из потускневшего золота.

При взгляде на него Филипп почувствовал что-то странное. Словно он знал какую-то страшную тайну, доступную лишь избранным.

— Что это?

— Этот амулет — второй из двух многогранных кубиков, — ответила Сатина. — Люцифакс рассказывал тебе, что Бог и Дьявол бросают кости на каждого два родившегося ребенка, так?

— Да.

— Но есть еще один многогранник. Вот этот. Куб Смерти. В нем тоже сто граней, и именно этот куб определяет продолжительность жизни человека.

Серое украшение на шее Смерти мерцало как глаз, и у Филиппа закружилась голова. Неужели это правда? Вот это маленькое украшение определяло, сколько лет жить человеку? Почему это случайно и в то же время так… заранее предопределено? Разве можно играть человеческими жизнями? Словно это обыкновенные шашки?

— Сто граней? — сказал он. — Но ведь некоторые люди живут больше ста лет.

— И есть другие, кто живет меньше года, — ответила Сатина. — Иногда кубик встает на грань.

В Замке открылись огромные ворота, и господин Смерть вошел в них.

— Зачем он пришел? — спросила Сатина, и Филипп тоже почувствовал беспокойство. Пришел его час? Смерть пришел забрать Люцифера?

— Не знаю, — ответил он. — А я знаю от Равины, что Люцифер всегда встречает Смерть в своем саду. Он не любит бывать с ним в закрытом помещении. А это дает нам много прекрасных возможностей.

Филипп посмотрел на Сатину, которая дьявольски улыбнулась.

— Что ты хочешь сказать?

Улыбка ее стала шире, и Филипп уже знал, что ответ ему не понравится.

— А то, что мы теперь можем узнать, что же прячется за запретной дверью в кабинете Люцифера!

 

16

Скитания по пустыне

Осторожно, очень осторожно Сатина открыла дверь в кабинет Люцифера и заглянула туда.

— Я же говорила, — прошептала она. — Никого нет.

— Сатина, подожди. Мне кажется, нам нельзя… — только начал Филипп, но Сатина уже вошла.

Филипп покачал головой и вошел вслед за ней.

В камине погас огонь, больше не горели черные стеариновые свечи. Единственным источником света в комнате был темный стеклянный шар, стоявший на высоком постаменте из слоновой кости, он слабо светился синеватым светом.

— Ой, — сказала Сатина и завороженно стала смотреть внутрь шара. Слабый свет падал на ее лицо снизу, тени придавали ему удивительный вид. Глаза Сатины сделались черными гротами, рога на лбу казались необыкновенно большими. Вид девочки стал страшным.

— Это Сфера Зла. Я о ней слышала, но никогда не видела. Ты ведь знаешь, зачем она?

— Знаю. Только, Сатина, тебе не кажется, что нам надо бы…

— Смотри, как она накалена, какие в ней искры. С плохими поступками на земле дела идут хорошо. — Сатина оторвалась от стеклянного шара. — Где дверь, о которой ты говорил?

— Да вон же, — сказал Филипп и показал. — Только, Сатина, мне кажется, что это не очень хорошая идея. Это может быть опасно. Кроме этого, я дал обещание не делать этого.

— Обещание — то единственное, что в Подземном царстве не обязательно соблюдать, Филипп, — ответила она с улыбкой. — И я никому ничего не обещала.

— А если он вернется? Что мы будем делать?

— Спрячемся или убежим.

Она подошла к двери и взялась за ручку.

— Это неправильно, Сатина.

— Конечно, — сказала она и открыла дверь.

Горячий воздух ударил в лицо, но ничего не было видно. Тьма за дверью была абсолютной.

Сатина прикусила нижнюю губу. Она послала Филиппу чарующую улыбку, и они вместе вошли в дверь.

Филипп почувствовал внезапное ошеломляющее ощущение — как будто некая сила потянула его назад со скоростью света. Это продолжалось только секунду. Затем мир остановился, и яркий свет ослепил глаза.

Изумленный Филипп принялся оглядываться по сторонам.

Песок. Всюду песок. Насколько мог охватить взгляд, под сияющим синим небом, которое было так близко, что, казалось, можно дотронуться до него. Горячий ветер, как дыхание дракона, царил над волнистыми холмами и рисовал узоры на песке, который тянулся без конца во все стороны.

— Мы в пустыне, — прошептал Филипп.

Дверь в кабинет Люцифера располагалась за ним — чуть-чуть приоткрытая черная полоса в воздухе, нарушавшая иллюзию.

— Ясное дело, — сказала Сатина разочарованно. — И что, он боялся, что именно это ты увидишь? Большой ящик с песком? Кажется, у старика немножко поехала крыша.

— Смотри, — показал Филипп. — Кто-то идет. Довольно далеко от них показалась истощенная фигура, которая, опираясь на посох, пробиралась по жаркой пустыне. Это был мужчина. В рваном грязном одеянии, когда-то бывшем белым. Длинные волосы, влажные от пота, прилипли к его голове, и, казалось, что он в любую минуту готов потерять сознание.

Филиппу показалось, что он видел его раньше.

— Теперь я знаю, где мы! — воскликнула Сатина. Она показала дрожащим пальцем на щель двери:

— Я знаю, что это за дверь. Мой дед однажды рассказывал мне о ней. Ты удивлялся, почему Люцифер не запрет ее, если боится, что кто-то может ее открыть. Но он не может. Дверь заколдована. С помощью белой магии. Дверь нельзя запереть. Она… как бы это назвать… своего рода Дар ненависти от Бога.

— Дар ненависти? — Филипп растерянно потряс головой. — Зачем Бог подарил Люциферу дверь?

— Потому что рассердился на него за кражу шлепанцев во время Фестиваля Пакостей. Ты знаешь, мы их видели в музее. В качестве ответной «благодарности» Бог подарил Люциферу заколдованную дверь, которая всегда будет напоминать ему о том, что находится с другой стороны.

— И что же это?

Сатина кивнула в сторону изможденного мужчины, который, спотыкаясь, шел им навстречу.

— Это — самое большое поражение Сатаны.

Мужчина в потрепанной одежде, казалось, не видит и не слышит их. Его затуманенный взгляд был одновременно направлен на какую-то дальнюю точку горизонта и в то же время на то, что было его единственным спутником в этом пылающем мире: на мысли в своей голове.

Жаркое солнце было в зените, свет падал на него прямо сверху вниз, отчего казалось, что его голова сияет. И еще он совсем не отбрасывал тени.

В этот момент до Филиппа дошло, кто это был, и он ахнул. Неужели это правда?

— Похоже, ты устал? — раздался справа от них вкрадчивый голос.

В тени большого камня стоял Дьявол.

Он возник из пустоты, и сначала Филипп не мог его узнать. Одет он был в свободную черную одежду, не видно было никаких следов болезни. Напротив, выглядел Сатана молодым и сильным.

Он сложил руки на груди, его черные глаза светились.

— Послушай, Иисус, — он вздохнул и покачал головой, — что ты с собой делаешь?

Изможденный человек остановился и повернулся к тени, стоявшей в тени. Потом поднял посох и указал на Люцифера.

— Я тебя знаю, — сказал он.

Голос его был таким же сухим, как песок пустыни.

— Знаешь? — Дьявол хвостом подобрал с земли камень размером с кулак. — Дорогой друг, не похоже даже, что ты знаешь самого себя. Сорок дней. Сорок долгих дней ты шел по пустыне, не принимая пищи и питья. Ты не голоден? Не испытываешь жажды?

Прошла минута. Сатана и Сын Божий смотрели прямо в глаза друг другу. Казалось, температура в пустыне повысилась.

— Если ты на самом деле то, что ты говоришь, — продолжил Люцифер своим обычным голосом гремучей змеи, протягивая изможденному человеку камень, — если ты Сын Божий, преврати камень в хлеб.

Взгляд Иисуса упал на камень, его живот издал громкие урчащие звуки.

Улыбка на губах Дьявола стала шире.

— Нет, — ответил Иисус, и его усталые глаза, казалось, стали веселее. — Я сыт. Не хлебом единым жив человек, а еще и словами из уст Божьих.

Он повернулся.

— Подожди, подожди! — крикнул Люцифер и побежал вслед за ним. Под черным плащом взмахнули большие, как у летучих мышей, крылья, от чего песок в пустыне взлетел.

Песок попал Филиппу в глаза, и какое-то время он ничего не видел.

Он принялся усиленно моргать, песчинки выкатились из глаз, и тут он увидел, что они уже не в пустыне, а на высокой крыше, откуда простирался вид на древний пыльный город. Дома были глинобитными, по улице люди вели ослов.

— Где мы теперь? — спросил Филипп Сатину, стоящую рядом.

— На крыше храма. Город называется Иерусалим.

В нескольких метрах от них, вплотную к краю крыши, стояли Иисус и Дьявол. Их светлые и темные одежды колебались от теплого бриза, который, правда, был не таким горячим, как ветер в пустыне.

— У тебя нет таких крыльев, как у меня, потому что человек — существо, стоящее гораздо ниже, — сказал Люцифер, немного задыхаясь после перелета. — Но для Иисуса Христа это ведь не играет никакой роли, да? Прыти отсюда. Если ты и вправду Сын Божий, то его ангелы подхватят тебя, и с тобой ничего не случится.

Иисус посмотрел на Дьявола. Потом покачал головой:

— Это ты искуситель, а не я. Я не искушаю моего Бога.

Он повернулся и отошел от края крыши.

Люцифер смотрел на него. Кадык энергично пульсировал на его шее, а хвост хлопал, как у рассерженной кошки.

— Подожди! — закричал он и пошел за человеком в грязном балахоне. Он еще раз расправил свои огромные крылья. Они закрыли солнце, и все стало черным.

Когда свет вернулся, оказалось, что сцена снова переменилась.

Филипп и Сатина стояли на высокой горе. Над ними не было ничего, кроме синего неба. Даже птицы и облака не могли подняться на такую огромную высоту, отсюда можно было увидеть… да, все сразу. Все царства, глубокие океаны, бурные реки, дремучие леса, снежные вершины гор, животных и людей, которые отсюда казались крохотными насекомыми.

Зрелище было фантастическим, и душу Филиппа наполнила огромная радость.

— Весь мир, — прошептал он и взмахнул руками; ласковый ветер обвевал его. — Я вижу весь мир.

— Тс-с, — шикнула Сатина. — Испортишь удовольствие.

Недалеко от них стояли человек в белом одеянии и демон в черном. Как старый друг, Люцифер положил Иисусу руку на плечо, а другой рукой сделал широкий жест, представляя изумительный вид.

— Все это, — шелестел он так, как обычно шелестит ветер холодной зимней ночью, — все это может стать твоим. От самой высокой горы до самой маленькой снежинки, от красочной радуги до капли утренней росы, от кита в глубоком море до пыльцы на крыльях бабочки. Все это я могу подарить тебе, если только ты падешь на колени и будешь поклоняться мне.

Третий раз ответ Иисуса прозвучал еще быстрее, чем два первые.

— Изыди, Сатана, — сказал он и стряхнул руку Люцифера. — Ты слишком долго испытывал мое терпение. Я служу Богу и только Богу.

Он повернулся и пошел.

Сатана сгорбился, словно от приступа болезни. На его лице появились капли пота, он тяжело дышал. И внезапно стал больше походить на того Люцифера, которого знал Филипп.

— Вот, черт, — простонал Дьявол и упал на колени. Измученный и разбитый.

— Понимаешь теперь, о чем я говорю? — прошептала Сатина. — Это самое большое поражение Люцифера и Бог позаботился о том, чтобы он вспоминал его каждую ночь до конца Вечности. Представляешь, какое наказание? Бог тоже может быть немилосердным.

— А как нам вернуться? — спросил Филипп и подумал, что уйдет не меньше десяти лет, пока они будут спускаться с этой горы. — Дверь-то осталась в пустыне.

— Да нет же, вон она, — показала Сатина, и только тогда Филипп увидел за собой прямо в воздухе узкую черную щель. — Она двигалась за нами. Но ты прав, нам пора возвращаться.

Сатина подошла, толкнула дверь, и в горном пейзаже появился кусочек кабинета Люцифера.

— Путь открыт!

 

17

Загадочная находка

— Фантастика, — сказал Филипп, когда они снова показались в пустом кабинете. Его сердце сильно билось после невероятного спектакля, который они только что посмотрели.

Эй, глянь-ка! — быстро сказала Сатина. Она стояла у Сферы Зла и заглядывала внутрь темного шара с горящей сердцевиной.

Сначала Филипп ничего не видел. Потом темнота как-то исчезла, и появилась картинка. Изображение человека. Мальчика.

— Это же я! — воскликнул Филипп и увидел самого себя в кабинете Люцифера. Вид у него был немного растерянный и взволнованный, он все время бросал взгляд назад, как вор, который боится, что его застукают. Он что-то сказал кому-то, и в Сфере появилась Сатина. Она дала ему знак идти за ней, открыла запретную дверь, и оба пробрались в узкое отверстие.

Картинка превратилась в маленькую светящуюся точку и исчезла.

— Поздравляю, Филипп! — сказала Сатина и посмотрела на него своими сияющими глазами. — Ты только что совершил настоящее чистой воды злодеяние.

— Злодеяние? — пробормотал мальчик и испуганно показал на Сферу. — Это значит, что все, кто смотрит в нее, могут увидеть то, что мы сделали?

— Именно так. Если только они знают, где искать.

— А стереть это нельзя?

— Нельзя, если только ты не обладаешь умением повернуть время вспять, — ответила Сатина. — И это даже не самое трудное. Самое трудное избежать того, что ты будешь снова и снова входить в эту дверь. Потому что ты сделал это по доброй воле. Ты сделал это, потому что тебе хотелось.

— А если Люцифер узнает об этом?

— О, тогда я буду прятаться от него как можно дальше — одну вечность или две.

Глаза Филиппа стали большими, в них появился испуг.

— Мне кажется, отсюда надо бежать, Сатина.

— Минуточку. Здесь есть место, на которое я всегда хотела взглянуть.

Сатина вышла из кабинета в темный коридор.

— Кажется, это здесь, — сказала она и свернула в узкий коридорчик. Остановившись в конце, осторожно открыла дверь.

— Сатина что…

— Самая большая святыня Властителя, — с улыбкой прервала она его. — Спальня Люцифера. Входи.

Филипп безнадежно покачал головой и пошел за ней.

Комната производила впечатление, не в последнюю очередь из-за огромного панорамного окна, выходившего в Замковый сад, где росли цветы и растения, о существовании которых Филипп раньше даже не подозревал.

Деревья длинными кривыми шипами на стволах, острые, как когти тигра, возвышались над паутиной кустарников и гигантскими грибами, источавшими яд. Плотоядные растения щелкали зубами, напоминавшими зубцы пилы, с чувством вечного голода.

Узкая, покрытая щебнем тропинка извивалась между многочисленными деревьями и кустами.

В середине спальни стояла широкая кровать с балдахином, покрытая черными шелковыми простынями, с подушкой со змеиной кожей. На спинке кровати лежали халат, черная пижама и черный ночной колпак с отверстиями для рогов. Над кроватью висел большой портрет Люцифера в золотой раме, созданный задолго до того, как болезнь сделала его сгорбленным, а его рога облупились.

На портрете он был изображен сидящим на троне с Люцифаксом на коленях. И кот, и Дьявол смотрели прямо в глаза зрителя, и Филипп почувствовал, как у него мурашки забегали по спине.

— Сатина, зачем мы пришли сюда?

— Ни за чем, — ответила она. Девочка подошла к гардеробу, открыла его и стала рассматривать содержимое. — Я — любопытная. Я никогда здесь не была. Ну признайся, что ты тоже немножко любопытный.

— Нет.

— Лжец.

— Я думаю, нам надо уйти отсюда, пока он не вернулся.

Филипп нервно покосился на огромный портрет. Глаза Дьявола внимательно следили за ним, где бы он ни стоял.

— Конечно, уйдем, но пока надо немножко осмотреться. Тут же нет ни черта страшного!

Она хихикнула, хотя Филипп не увидел ничего смешного в таком комментарии.

Он повернулся, чтобы перейти к окну, как вдруг увидел что-то на полу. Оно лежало около ножки кровати, наполовину погрузившись в ворс мягкого ковра.

Филипп подошел к кровати и поднял предмет. Это было перышко. Черное, сияющее, длиной не больше указательного пальца.

Он показал его Сатине.

— Перо ворона? Где ты его нашел?

— У кровати.

— Странно, — сказала Сатина и взяла перо. — Это перо варгара. Мальчика, если судить по размеру.

— Варгар? — Филипп задумался. — Это те, кто виноват в бессмысленных мучениях людей на земле?

— Да. — Она покрутила перо в пальцах. — Хотела бы я знать, что тут делал варгар. Ясно, что ничего хорошего.

— Узнать, вероятно, можно, — сказал Филипп. Сатина подняла брови:

— Как?

— В Сфере Зла. Она это зафиксировала, конечно, если варгар сделал что-то нехорошее.

— Ты прав, — сказал Сатина. — Надо… Наклонись!

Сатина неожиданно схватила Филиппа за руку и прижала к полу.

— Что такое?

— Люцифер и Смерть, — ответила она и показала на окно в сад. — Как раз проходят мимо.

Филипп обернулся, но со своего места ничего, кроме черного неба над Замковым садом, не увидел. Были слышны только проникавшие в спальню приглушенные голоса и звук шагов по извилистой дорожке, покрытой щебнем.

— И что же, состояние не улучшается? — Голос говорившего был хриплый и сухой, словно звуки издавало высохшее дерево. Этот голос был старше всей Вселенной.

— Нисколько, скорее наоборот, — прозвучал ответ Люцифера. — У тебя есть предположения, почему так?

— Я не доктор. Я прихожу, когда доктор уходит.

— А время осталось?

— Подходит к концу. Скоро верхняя половинка песочных часов будет пуста.

— Когда?..

Возникла короткая пауза. Затем раздался тусклый голос Смерти:

— Ты действительно хочешь узнать это?

Шаги удалились от окна, голоса стали затихать и наконец пропали в зарослях борщевика, деревьях чертополоха и пламенеющего боярышника.

— Хотелось бы узнать, о чем они говорят? — буркнула Сатина. — Можно подумать, что тут кто-то при смерти.

Филипп промолчал.

Они вышли из спальни и перешли в кабинет.

— Как это сделать? — спросила Сатина и встала около Сферы Зла. — Как нам заставить ее показать, что делал варгар?

Филипп пожал плечами.

— Может быть, достаточно только…

Он облизнул губы и сказал твердым голосом:

— Покажи нам, какие злодеяния происходили в спальне Люцифера.

Ничего не изменилось, и Сатина принялась смеяться.

— Это было великолепно, Филипп. Ты говорил, как настоящий волшебник. Теперь мой черед. Хм-хм-хм. Фокус-покус-фили…

Сфера начала мерцать. Сначала медленно, потом быстрее, быстрее, быстрее, пока глаза не перестали различать отдельные вспышки, а вся она не засветилась синим светом.

— А я и есть настоящий волшебник, — сказал Филипп и изобразил поклон.

В Сфере появилась спальня. Было тихо и темно. Постель убрана, пижама Люцифера висела на спинке кровати, часы показывали четверть четвертого.

Внезапно дверь распахнулась, и кто-то вошел. Мальчик. Демон.

Филипп проглотил ком в горле.

Кожа мальчика была мертвенно-бледной и покрытой бородавками, как у жабы. Глаза без зрачков, казалось, светились в темноте, а на темени, где не было волос, острые рога образовали венок. Под сложенными крыльями такого же цвета, как у ворона, был опускавшийся до пола хвост.

— Это варгар? — прошептал Филипп.

Сатина кивнула:

— Я тебе говорила, что вид у них ужасный.

— Да уж, конечно.

— Мне кажется, что этого я почему-то знаю. Может быть, по школе. Ой, посмотри на ночной столик. Там лежит ночной выпуск «Адских вестей». — Сатина сощурила глаза, чтобы лучше видеть. — В углу можно прочитать дату, три недели тому назад.

В Сфере Зла можно было увидеть, как варгар нервно осмотрелся и на цыпочках подошел к кровати Дьявола.

— Он стоит к нам спиной, — сказал Филипп. — Ты видишь, что он делает?

— Нет. — Сатина приблизила лицо к Сфере. — Все закрывают его крылья.

Через мгновение варгар повернулся и выбежал из спальни. Когда он бежал, одно перышко отлетело от правого крыла и упало на пол под кроватью.

Изображение затуманилось, Сфера Зла опять стала черной.

— И только-то? — разочарованно сказал Филипп. — Мы ничего не увидели.

— Да, это ничего не прояснило, — подтвердила его правоту Сатина. — Может быть, он что-то украл. Сунул в карман, а мы не видели. А может быть…

Тут она замерла.

— Возвращаются! — прошептала девочка. — Быстро!

Они подбежали к двери, распахнули ее и бросились по коридору. Их плащи развевались на бегу.

— Сюда наверх! — простонал Филипп, когда они подбежали к винтовой лестнице.

Сатина уже убежала, а он только собирался последовать за ней, когда сзади раздался голос Люцифера.

— А, Филипп!

Все до одной мышцы в теле Филиппа одеревенели. Он резко остановился. Потом медленно стал поворачиваться.

Люцифер стоял в конце коридора вместе с тем ссутулившимся мужчиной, который наехал на Филиппа.

— Иди-ка сюда мой мальчик. Я хочу, чтобы ты тут кое с кем познакомился.

«А бояться-то мне совершенно не надо, — подумал Филипп и пошел им навстречу, сердце прыгало в его груди до самой шеи. — Я ведь уже умер».

Он остановился перед стариком в сером костюме, его взгляд упал на странный амулет, который висел у того на шее и отсвечивал матовым светом.

Амулет был необыкновенно красив.

— Добрый день, — сказал Филипп хриплым голосом, и Люцифер смущенно засмеялся.

— М-да, парнишка еще не всему научился, — извинился он и шепнул Филиппу: — В Аду это называется «добрая ночь», забыл, что ли?

— Но, тем не менее, он очень вежливый молодой человек, — сказал господин Смерть и протянул мальчику руку.

Филипп взял руку не сразу. Морщинистая, холодная, как лед, рука казалась одновременно очень сильной и очень слабой. Как будто легко могла расколоть кирпич и в то же время рассыпаться при не большом ветре.

— Да, пожалуй, чуть-чуть более вежливый, чем следует, если спросить меня, — сказал Люцифер. — Филипп, это Мортимер. Мортимер это…

— Молодой человек уже знает, кто я, — прервал его Мортимер, и его старые-старые глаза заулыбались за половинками стекол очков. Улыбка была дружелюбной, и все же в ней было что-то жуткое. — Мы уже встречались.

Филипп хотел выпустить руку Смерти, но старичок продолжал крепко ее держать.

— Целью был не ты, — сказал он. Это не было извинением, а в серых глазах не мелькнуло сожаления. — Но так тоже бывает. Приятно повидаться с тобой, Филипп. Как-нибудь ночью забегай ко мне. — Улыбка выступила на сухих губах. — Сыграем в кости.

Мортимер отпустил его руку, и Филипп быстро отдернул ее.

— Я тороплюсь, — сказал он и повернулся.

— Спать ложись не очень поздно, Филипп, — крикнул ему вслед Люцифер. — Урок начнется рано, и ты должен хорошо отдохнуть.

 

18

Ловкий трюк

— Сатина? Сатина, где ты? — Филипп бежал вверх по винтовой лестнице, слабо освещенной факелами.

Звуки голоса опережали его, но ответа не было.

Странно. Она уже ушла домой? Убежала, когда Люцифер позвал его?

— Сатина, ты здесь? — Филипп толкнул дверь в свою комнату и испуганно вскрикнул при виде светящихся зеленых глаз, плававших в темноте комнаты. — Люцифакс! Что ты здесь делаешь?

— Филипп, Филипп, Филипп, — вздохнул кот и хвостом чиркнул спичку, которой он обычно зажигал свечи в подсвечнике. Его черная шерсть заново выросла в течение ночи. Люцифакс спрыгнул с кровати на пол, подошел к двери, прикрыв ее одной лапой.

— У тебя была по-настоящему тяжелая ночь, ведь правда?

— Что это значит? — Филипп покрылся потом под своим плащом. Люцифакс что-то знал. Но что?

— У тебя песок в голове, — сказал кот. — Откуда он?

Филипп проверил и обнаружил, что Люцифакс прав, в его волосах было много мелкого песка. Он попытался изобразить обезоруживающую улыбку.

— Не знаю.

— Вот как? Не знаешь? — Кот подобрался к нему поближе, и Филипп поднял брови: что-то показалось ему странным. С котом что-то было не в порядке. Он выглядел иначе, чем обычно. Но как именно?

— А ведь песок твой из пустыни, которая за дверью в кабинете Господина, да? Сначала запретная дверь, потом личная спальня Господина? — Кот покачал головой. — Если Люцифер узнает, во сколько мест ты за ночь сунул свой любопытный нос, то, скорее всего, он отрежет его.

— Ты об этом ему не расскажешь, правда? — попросил Филипп. — Обещай, что не расскажешь.

— И ты думаешь, это поможет? Если я пообещаю? — Люцифакс покачал головой. — Ты ведь сам обещал Господину, что не подойдешь к запретной двери.

— Но я и не собирался входить туда. Я вошел только потому… потому…

— Почему, Филипп? Потому, что тебя соблазнили? — Кот наклонил голову набок и заговорил голосом, больше похожим на довольное мурлыканье. — Именно это ты и хотел сказать, правда? Все так говорят. Ты знаешь, что это самое распространенное оправдание здесь? «Пощадите, пощадите меня, я не виноват. Я поддался искушению».

Глаза Люцифакса превратились в узкие щелочки.

— И кто же соблазнил тебя, Филипп?

Такой вопрос удивил Филиппа. Если кот уже знал, что Филипп делал, почему он не знал, что во всем этом участвовала еще и Сатина?

— Так кто же соблазнил тебя, Филипп? — еще раз спросил Люцифакс.

— Никто, — ответил мальчик, и голос его окреп. Он даже сам не почувствовал, что лжет. — Я вошел туда, потому что я любопытный. Это я и хотел сказать. Я вошел, потому что я любопытный и… и… — Он замолчал, и теперь его черед был проявлять подозрительность. — А откуда ты знаешь, что за запретной дверью есть пустыня?

— Очень проницательно, Филипп, — сказал кот и спрыгнул на пол.

Филиппу опять бросилось в глаза что-то неестественное. Не то чтобы облик кота был другим, или хромал он не так, или что-то в этом роде. Что-то было, но что? Черт его знает, что именно!

И вдруг Филипп понял и чуть не задохнулся.

«Тень, — подумал он. — У него другая тень».

И верно. Теперь, когда он понял, это стало заметно, как всегда заметно черное пятно на белой скатерти.

Люцифакс отбрасывал тень, но его тень была слишком большой.

Казалось даже, что это не одна тень, а целых две, и только одна из них была тенью кота. Вторая тень была немного светлее, какая-то мерцающая, неотчетливая. Но она была, И имела форму… человека.

Или дьявола.

— Ты не Люцифакс, — прошептал Филипп, и кот встал на задние лапы. Две тени на полу тоже встали.

— Очень проницательно, — сказал кот. Голос его как-то переменился. — Ты — настоящий детектив!

— Сатина? — прошептал Филипп и с ужасом стал наблюдать, как миг спустя Люцифакс начал превращаться. Ноги его стали длиннее, спина выросла. Усы исчезли, уши вместе с шерстью превратились в капюшон, надвинутый на лицо. Белые руки с черными ногтями, которые секунду назад были черными лапами с белыми когтями, ухватились за капюшон и откинули его назад. Появилось смеющееся лицо Сатины.

— Ты похож на того, кто увидел черное привидение, — засмеялась она и села на кровать рядом с Филиппом.

— Или на того, кто увидел превращение кота в девочку, — недовольно пробурчал мальчик. — Но как же?..

— Все темптаны имеют способность превращаться, — объяснила она. — Это самое первое, чему нас учат в школе. Очень удобно, чтобы ссорить людей друг с другом. Ведь иногда достаточно увидеть что-то краем глаза. Один думает, что другой сделал что-то, и понеслась… Многолетняя дружба часто переходит в яростную вражду только потому, что в это дело вмешался темптан. Люди бывают порой невероятно глупы.

— Для меня это был настоящий шок, — выдохнул Филипп и стер со лба пот. — Когда Люцифакс сказал, что знает, что я открывал запретную дверь… я думал, у меня остановится сердце. Не делай этого больше никогда.

— В первый и последний раз, — пообещала девочка. Взглянула на Филиппа, наклонилась и поцеловала его в щеку. — Кстати говоря, спасибо.

Филипп почувствовал жар. Осторожно дотронулся рукой до щеки, и, когда заговорил, голос его дрожал.

— Спасибо за что?

— За то, что ты меня не выдал. Он покачал головой:

— Но ведь это же была ты. Я не мог выдать.

— Но ты не знал, что это я.

— Да, конечно, — сказал он и вспомнил, как рассказал маме, что футбольным мячом в окно угодил Мортен. Он тогда в последний раз играл с Мортеном. А в его голове прозвучал голос Люцифера, шептавшего: «А если я тебе скажу, что иногда приходится лгать?»

Филипп смущенно улыбнулся и тут же испугался, что щеки могут покраснеть, вот черт!

— Тебе тоже спасибо.

Его глаза на долю секунду испытали тупую боль, и он закрыл их. Потом боль исчезла.

— …что это не Люцифакс?

Голос Сатины стал заметно громче, и Филипп попросил ее повторить.

— Я спросила, как ты узнал, что я не Люцифакс?

— Я понял это по тени, — ответил он. — Она была неестественной.

Она кивнула:

— Тень — это то единственное, что мы не можем изменить. Какой бы облик ни принял темптан, всегда можно видеть слабую тень от его первоначального вида. Как отражение монеты в стакане воды.

— Но все-таки это хороший трюк, — сказал Филипп. — И сколько времени можно пробыть в таком преобразованном облике?

— Это зависит от тренированности, — ответила Сатина.

Она вытянула сжатый кулак, и Филипп изумленно увидел, как ее пальцы соединяются, меняют форму и превращаются в конское копыто. Не похоже, чтобы это стоило ей больших усилий.

— Самые большие мастера могут растянуть пребывание в новом облике на час, но потом появляются дефекты. Мой собственный рекорд три четверти часа. То же самое касается тени. Чем ты опытней, тем меньше заметна вторая тень.

Копыто опять превратилось в руку, а Сатина покачала головой:

— Я до сих пор не могу понять, что этот мальчик-варгар делал в спальне. Обычно пакости устраивают совсем не варгары, а темптаны.

— Ты ничего не слышала о пропаже каких-нибудь вещей из спальни Люцифера? — спросил Филипп.

— М-да, раз уж ты заговорил об этом, — сказала она и щелкнула пальцами. — Пропала его Ночная книга.

— Ночная книга? Что это такое?

— Книга, в которой делают записи для себя, и никто посторонний не имеет права их читать.

— Так это же дневник!

— Нет, это Ночная книга.

— Ладно, Ночная книга, так Ночная книга. Значит, этот варгар украл ее?

— Нет, — Сатина улыбнулась. Ее улыбка и выражение глаз очень не понравились Филиппу. — Варгар не украл книгу. Ее украли мы.

Из своей черной одежды она извлекла толстую книгу, переплетенную в прочную черную кожу. Книга была старой, но в очень хорошем состоянии.

«Ночная книга» — было написано на обложке корявыми буквами.

— Ты украла… — Филипп дрожащим пальцем показал на книгу. — Сатина, как ты могла… Так же нельзя. Дневник, то есть я хочу сказать, Ночная книга — вещь очень личная, она… только для себя! Ты не имеешь права…

— Тс-с! — шикнула Сатина и выпрямилась на кровати. — Я не могу читать, когда ты болтаешь.

— Сатина, если это обнаружат, то…

Громкий смех прервал его слова.

— Здесь написано, как он однажды забыл про день рождения бабушки, — говорила она, продолжая смеяться. И хотя Филипп не хотел слушать, он не мог не слышать. — Она так рассердилась, что наслала на него проклятие, и его язык увеличился в три раза. Он вообще не говорил целую неделю.

Сатина продолжила листать пожелтевшие листы.

— Черт побери, Сатина, — жалобно сказал Филипп и умоляюще сложил руки. — Если он узнает… Он сдерет с нас кожу, как он это делает с Люцифаксом. Не знаю, как ты, а я не хочу разгуливать без кожи. Верни книгу на место, прежде чем он обнаружит пропажу. Он может посмотреть в Сферу Зла и увидеть, как мы ее крадем. А потом узнает, что мы открывали запретную дверь!

Сатина охнула, и Филипп с облегчением подумал, что она наконец осознала, в какое трудное положение поставила их обоих. Но, встретив ее испуганный взгляд, он понял, что на Сатину произвело сильнейшее впечатление совершенно другое.

— Он болен, — прошептала она и показала место в книге. — Люцифер болен. Вот где это написано.

Филипп постоял немного, не зная, что делать, что говорить. Потом подошел к ней и сел рядом.

Взгляд Сатины вернулся к книге, и они прочитали последнюю запись Люцифера. Она была сделана красными чернилами. Дрожащей рукой.

 

19

Дорогая Ночная книга…

Дорогая Ночная книга, У меня плохие новости. То, что казалось совершенно невероятным, произошло.

Началось примерно две недели назад с сильной боли в животе. Я определил это как инфекцию, может, я съел что-то, что мне нельзя есть: плохую душу или спелое яблоко.

Но потом стало хуже. Гораздо хуже. Холодный пот, головокружение и кашель с кровью. Боли вплоть до мозга костей, периодические схватки в груди, сыпь на крыльях.

Сегодня ночью ко мне неожиданно пришел Мортимер и рассказал мне то, что в глубине души я уже знал сам.

Дорогая Ночная книга, я умираю.

Умираю… Рука дрожит, когда я пишу это слово, мне кажется, что даже кровь пытается убежать из этих букв. Ах, кто же мог подумать, что вечность длится совсем не вечность!

Я заперся в своем кабинете и, погрузившись в мрачные размышления, почувствовал себя одиноким и беспомощным. Но как раз в тот момент, когда мои мысли были самыми мрачными, мне стало вдруг предельно ясно, что надо сделать. Нельзя погружаться в черную дыру сострадания к себе, напротив, надо сделать все необходимое. Подготовить смену Властителя. Я должен найти преемника!

Воодушевленный этой идеей, я сразу же стал перелистывать наши Анналы, потому что мне было абсолютно ясно, что кандидата надо искать среди людей. Конечно, много достойных кандидатов есть и здесь, в Аду — особенно выделяется один, — но ты знаешь, как и я что этот номер не пройдет.

Я уселся изучать книги, и после многих ночей поисков мне удалось наконец найти его — второго после меня властителя Тьмы! Я скажу тебе, дорогая Ночная книга: я еще никогда не видел такого обилия фантастического зла. Чтение было захватывающим, истинным утешением в мои самые мрачные минуты! Этот парень, попросту говоря самый злобный, омерзительный, подлый и отвратительный подонок, с каким я когда-либо имел дело.

И хочешь узнать самое лучшее? Каналью зовут Сёрен! Что скажешь? Он тезка моего прадеда! О-о, я долго смеялся бы, если бы у меня не было кашля с кровью. Кто может подойти лучше?

Я договорился с Мортимером, что он пришлет сюда этого поганца раньше положенного срока. Как раз сейчас Люцифакс отправился туда, чтобы доставить его, а потом я буду его обучать.

Пусть мое перо отдохнет, я подготовлю себя к встрече с ним. С каким нетерпением я жду этого маленького принца! Не могу дождаться… Ой, опять тошнит…

 

20

Начало загадки

— Не могу поверить, — сказала Сатина. Она перелистала еще несколько страниц Ночной книги, но на них ничего не было написано. — Так вот почему он показывался так редко в последнее время! И как раз об этом он говорил с Мортимером в саду! А вот разговоры о преемнике — это еще что такое? Кто этот сын человеческий, о котором он пишет — этот Сёрен? Кто он, и почему он?..

— Это я, — осторожно сказал Филипп.

— Что такое ты говоришь? — сказала Сатина и растерянно посмотрела на него. — Тебя же зовут не Сёрен.

— Нет, но… — Филипп помолчал, не зная, как начать. — Произошла ошибка, — сказал он наконец, и затем слова полились рекой.

Он рассказал ей всё и закончил повествование уроками в кабинете Сатаны, рассказом о многих заданиях, ни с одним из которых он не справился. Больной Люцифер чуть не умер из-за этого.

Закончив рассказ, Филипп почувствовал себя измотанным и в то же время сбросившим двадцать килограммов груза.

— Это значит, что ты… — начала Сатина и осеклась, — что ты будешь преемником Люцифера? Его наследником?

Похоже, что так, — ответил Филипп и пожал плечами. — Я сам не могу этого понять как следует.

Сатина встала и заходила по маленькой комнате, как будто мысли в ее голове крутились с такой скоростью, что усидеть было нельзя.

— Люцифер болен, — бормотала она. — Умирает. Поверить невозможно. И выбирает человека, который заменит его на троне. Почему? Люцифер ненавидит людей. Почему он не выбрал какого-нибудь дьявола?

— Ты не знаешь Сёрена, — сказал Филипп. — Я думаю, что нет никого другого, кто больше подходит для замены Люцифера на троне. А злобных людей Люцифер очень любит.

— С другой стороны, это означает, что ему не очень нравишься ты, Филипп. — Она остановилась перед зеркалом и поймала взгляд Филиппа. — Он говорил, какая у него болезнь?

— Нет. Ты сама слышала его разговор с Мортимером на эту тему. Он этого не знает, и никто этого не знает.

— Но ведь нельзя ни с того ни с сего заболеть, — запротестовала Сатина, и Филипп услышал панику в ее голосе. — Должна быть какая-то причина! Что-то он съел или выпил. Должно быть что-то!

— Может быть, это возраст, — сказал Филипп. — Иногда с возрастом люди становятся больными, и тогда..

— Нет! — почти закричала Сатина. Она повернулась к нему, и он увидел слезы в ее синих глазах. — Ты говоришь о людях, а не о дьяволах. Дьяволы стареют, да, они болеют, но они не умирают! Люцифер пишет, что он начал чувствовать себя плохо около двух недель назад. Должно было произойти в тот момент что-то, объясняющее его нынешнее состояние. Даже Смерть не может определить, какая у Люцифера болезнь. А уж Смерть наперечет знает все смертельные болезни, поэтому совершенно невозможно… Что случилось, Филипп?

Филипп уставился на Сатину, в животе крутило, сердце билось со страшной силой.

— Черт побери, Сатина, — прошептал он. — Две недели назад действительно случилось что-то! И мы это видели!

Сначала она смотрела на него непонимающе. Потом взгляд просветлел.

— Варгар! — воскликнула она. — Он был в спальне примерно в это время!

— Именно! — быстро подтвердил Филипп, и теперь настал его черед быстро ходить взад и вперед, как ходят звери в своей клетке. — Мы не знаем, что варгар делал в спальне, но мы знаем, что это было что-то плохое, и мы знаем, что через несколько дней — что я говорю! — ночей Люцифер серьезно заболел. Тут должна быть какая-то связь.

— Что будем делать? — спросила Сатина. Филипп хотел сказать первое, что ему пришло в голову. Нужно сделать самое правильное, а именно найти Люцифера и рассказать ему о том, о чем они узнали. Но слова застряли у него в горле.

Как бы то ни было, у них есть лишь подозрение, основанное на том, что могло оказаться просто случайным совпадением. Возможно, они ошибаются. Но если они расскажут Люциферу, что знают, то им придется рассказать, откуда они это знают. А это означает, что их приключения в эту ночь станут известны. А если в добавок ко всему окажется, что подозрения беспочвенны…

У Филиппа была слишком бедная фантазия, чтобы представить себе, как рассердится Люцифер.

— Мы найдем этого варгара, — сказал Филипп. — Мы его найдем и заставим рассказать, что он делал в спальне.

Сатина кивнула:

— А что с Ночной книгой?

— Это я возьму на себя. Я скажу, что нашел ее в кабинете. — Он подмигнул ей. — Люцифер ведь знает, что я не лгу.

— Спасибо, Филипп, — сказала она.

Он надеялся, что она опять поцелует его в щеку. Она не поцеловала, и Филипп почувствовал укол разочарования.

Где-то в его голове раздался шепот, такой тихий, что Филипп сделал вид, что не слышит его: Если ее благодарность так мала, я могу отказаться ей помогать.

Над глазами что-то застучало. Но ненадолго. Потом все стихло, и Филипп решил, что он, вероятно, неловко повернул шею.

 

21

Кнурре Ратник

Найти варгара, которого они видели в Сфере Зла, — это было проще сказать, чем сделать. Ад занимает большую территорию, еще мешает то, что повсюду ходят толпы грешников, которых подгоняют кнутом. Кроме этого, не все дьяволы ходят по земле, многие летают под черным небосводом.

Филиппу и Сатине стало ясно, что решить эту задачу было невозможно.

— Могут пройти недели, прежде чем мы найдем его.

Филипп присел на скамейку под высоким деревом. Теплый ветерок шевелил пожелтевшие листья.

— У нас нет столько времени.

— Я знаю, — сказала Сатина. Она пнула ногой камень, который вылетел на улицу. — Если бы ты умел летать, нам было бы гораздо легче.

Она была раздражена, и это рассердило Филиппа.

— А я летать не умею! — ответил он и отвернулся от нее. — Я всего лишь человек.

— Я сказала только то, что, если бы ты умел летать, нам было бы гораздо легче.

— Но я летать не умею!

— Поверь, я это поняла.

— А впечатление такое, что не поняла, если ты все время это повторяешь.

Вообще-то для Филиппа было не характерно ввязываться в ссоры, потому что он знал, что из этого получаются только испорченное настроение и вражда и лучше помолчать. Но по какой-то причине он не мог. Он вспомнил восторг, который увидел во взгляде Сатины, когда она рассказывала об Азиэле и его длинных рогах. Вот у него-то наверняка были большие крепкие крылья!

Филипп посмотрел вверх и увидел сквозь листья дерева кружащие по небу фигуры. Их крылья казались огромными секирами в темноте ночи. Он потер руками лицо и тяжело вздохнул.

— Ты сказала что, кажется, видела этого мальчишку в школе. У тебя нет альбома фотографий или чего-нибудь в этом роде?

Сатина ошеломленно посмотрела на него:

— Есть, черт побери! Почему ты не сказал этого раньше?

* * *

— Вот он! — Сатина вынула из глубины шкафа небольшой альбом.

Они сидели в комнате Сатины. Филипп был несколько разочарован, увидев, какой обыкновенной была эта комната. Кровать, шкаф, письменный стол, на котором в беспорядке лежали тетради и всякие разрисованные листочки. Полка с книгами, игры, украшения и фотографии подруг. На стенах висели афиши с портретами кумиров из «Ungrateful Dead» и» Soul Devour», судя по всему, это были рок-группы.

В клетке, стоявшей на полу, жил любимый домашний зверек Сатины, не хомячок и не мягкий пушистый кролик, а паук по имени Спиннер.

Она спросила Филиппа, не хочет ли он подержать его, но Филипп, который вообще-то не боялся пауков, решил, что держать в руках перламутрового, размером с кулак, тарантула, пожалуй, перебор. Лучше будет, если он останется в клетке — и для паука и для Филиппа.

Филипп подвинулся, и Сатина села рядом.

— Давай посмотрим. Лет ему немного. Он, наверное, из двадцатого или двадцать первого?

Филипп покачал головой:

— Двадцатого или двадцать первого чего?

— Класса, конечно.

Она стала перелистывать страницы, замелькали рога, крылья и острые зубы в улыбках как с рекламы зубной пасты.

— Из двадцать первого класса? Скажи мне, сколько же лет вы тут, в Подземном царстве, учитесь в школе?

— Сто десять лет, — ответила Сатина, и Филипп с уважением присвистнул. — Хочешь посмотреть мою фотографию?

Она перевернула несколько страниц, и Филипп наклонился посмотреть.

Сатина тут же стала листать дальше.

— Эй, я же не успел рассмотреть!

— Смотреть не надо, — коротко ответила она. — Я забыла, какое плохое здесь фото. Не стоит смотреть.

Это была ложь. Филипп слышал это хорошо, также как слышал бег паука по клетке. Что-то было на той фотографии, которую она не хотела показывать, и это не имело отношения к ее внешности. Ему внезапно очень захотелось посмотреть на эту фотографию.

Сатина продолжала перелистывать альбом, оба внимательно смотрели на лица многочисленных дьяволов.

— Это он! — воскликнули оба одновременно и указали на фото в верхнем левом углу.

Никаких сомнений не было. С маленькой портретной фотографии широко улыбался мальчик-варгар, показывая острые как шило крысиные зубы.

Филипп посмотрел на подпись.

— Его зовут Кнурре.

— Кнурре? — Сатина рывком отняла альбом. — Кнурре Ратник?

— Ты его знаешь?

Она задумчиво кивнула и стала рассматривать фото.

— Как же так?

— Что случилось?

— Кнурре Ратник исчез около трех недель назад. Вся Преисподняя на ушах стояла, чтобы найти его, но это не удалось. Никто не знает, что с ним стало.

— Неужели?

— Кто-то думает, что он исчез во мраке Окраинных Земель. Другие говорят, что он упал со скалы и зажат камнями в недоступном месте.

— Итак, примерно три недели назад этот парень был в спальне Люцифера, — сказал Филипп. — Там он сделал что-то очень плохое, потому что Сфера Зла зарегистрировала это. Через несколько ночей — а может быть, в ту же ночь — он бесследно исчез. И никто его больше не видел. — Филипп поднялся с кровати и заходил по комнате, громко рассуждая. — Если бы ты сделала что-то такое, отчего у Люцифера появится смертельная болезнь, ты тоже скрылась бы, пока не появится возможность безопасно вернуться?

— Но он всего лишь мальчик, — возразила Сатина. — Как он может спрятаться от целого города?

Филипп наклонился и посмотрел на белого тарантула в клетке. Он спрятался за большим поросшим мхом камнем и тоже смотрел на него. С похожих на пилу зубов стекал яд.

— Может быть, кто-то прячет его?

— Заговор? Ты хочешь сказать, что это заговор?

— Она покачала головой. — Заставить мальчика принять участие в таких делах это… Это…

Она остановилась, и Филипп изобразил мрачную ухмылку.

— Это нехорошо? — сказал он. — Конечно нехорошо. А ты не забыла, где мы находимся?

 

22

Среди грешников

Ночные происшествия наполнили голову Филиппа множеством мыслей и вопросов, которые гудели в его голове, как рой мошек вокруг уличного фонаря. Наверное, поэтому он заметил Азиэля только тогда, когда было уже поздно.

Он шел от Сатины — ей нужно было написать сочинение, которое надо было сдать уже вчера — как рядом раздалось хлопанье крыльев. Филипп поднял голову и посмотрел прямо в черные дьявольские глаза. Все мысли и вопросы мгновенно испарились из его головы.

— Ой, да неужели же это наш гость из Аида сказал Азиэль и приземлился рядом с Филиппом. Его широкие крылья бесшумно сложились. Он улыбнулся, но между улыбкой и его черным взглядом расстояние было в несколько километров. — Как дела?

— Дела… — Филипп откашлялся. — Дела идут хорошо.

— Рад это слышать, — сказал Азиэль.

Он засунул руку в свои рыжие волосы, и они поднялись, образовав настоящий костер. Черные рога блестели.

— Ну так до свидания, — сказал Филипп и попытался обойти Азиэля. В ту же секунду перед ним распахнулось черное крыло и перекрыло ему дорогу.

— И куда же ты направляешься, ангелочек?

— Мне надо…

— Тебе надо закрыть ротик, — прервал его Азиэль и сильно стукнул крылом, так что Филипп ударился о стоявший на обочине бук с большими шипами. Он рассадил колено о шипы, потекла кровь.

Над ним возвышался Азиэль, и Филиппу показалось, что сам он становится все меньше и меньше. Он посмотрел по сторонам, пытаясь найти путь к отступлению, но ничего не было.

— Ты долго будешь искать помощь. — Азиэль щелкнул пальцами. — В прошлый раз тебе повезло, но сейчас девчонки рядом нет, никто не поможет.

— Говори о Сатине хорошо! — воскликнул Филипп и заметил, что ею гнев сильнее страха.

— Ну-ну-ну, щеночек показал зубки! — засмеялся Азиэль. — Дьявольская девчонка что-то с ним сделала. Позволь! — Дьяволенок наклонился, понюхал грудь Филиппа и изобразил язвительную улыбку. — Даже страх не может скрыть этот отвратительный запах, да ты влюбился, ангел!

Азиэль встал, и теперь не было даже намека на смех в его свистящем голосе:

— Забудь о ней, дружок. Сатина предпочитает настоящих дьяволов. А не ангелочков!

— Я совсем не ангел! — Филипп буквально прорычал эти слова, получилось очень убедительно.

— Мне все равно, кто ты и откуда ты, — сказал Азиэль и постучал кончиком хвоста по груди Филиппа. — Ты помешал нам воровать яблоки. Это ты виноват в том, что старый дурак чуть не оторвал мне хвост! Такие дела требуют мести. В этих местах.

Он схватил Филиппа за шею и потащил его по улице. Филиппу пришлось бежать, чтобы успевать за ним. Несколько раз он падал, но Азиэлю это было безразлично. Он только крепче сжал его за шею и продолжал тянуть Филиппа, ноги которого тащились по земле.

— От-пу-сти! — стонал полузадушенный Филипп. — От-пу-сти, а то я закричу!

— Кричи на здоровье, ангелочек. Здесь никто на это не обращает внимания!

Филипп делал попытки освободиться и нечаянно наступил Азиэлю на хвост.

— Вот, Дьявол! — закричал тот и поднял Филиппа так, что его ноги повисли в воздухе.

Перед лицом Филиппа появился огромный кулак, и все вдруг стало неотчетливым. В его глазах запрыгали синие точки, и какое-то время он не мог понять, что произошло. Откуда взялась кровь, капающая ему на руки?

— Вы только подумайте! — голос Азиэля пробился через вату, которая почему-то забила уши Филиппа. — У ангелов, оказывается, есть кровь!

В глазах Филиппа появились слезы, но он не плакал. Даже близко не было, чтобы он заплакал. Черт его побери, если он доставит такое удовольствие Азиэлю!

Рыжий дьяволенок потащил его за угол, где на них обрушился грохот цепей, крики и свист кнутов.

На большом покрытом грязью поле теснились закованные в цепи мужчины и женщины. Каждый нес тяжелый камень, острые края которого в кровь рассекали кожу. Эти камни они несли через все поле, как будто там возводилось огромное сооружение. Но где оно, Филипп не увидел.

И похоже, что другие грешники несли эти же камни обратно.

— Пошевелитесь, ослы, ленивые! — кричал грагорн, стоявший на небольшом возвышении. Он был большой и черный, как жуткий гот, и его кнут летал над потными лицами грешников. — Вы думаете, что на курорт приехали? А ну, таскать камни!

— Вот что делают с такими подонками, как ты, — прошептал Азиэль и потащил Филиппа на поле.

Зелля была мягкой, как ртуть, и он мгновенно провалился до лодыжек. Что-то звякнуло: это Азиэль приковал его к цепям группы грешников.

— Приятно поработать, ангелочек, — сказал Азиэль. — Приступай. Конец работы наступит… Да никогда он не наступит!

Он взмахнул крыльями, с довольным смехом взлетел и исчез в темной ночи.

Ноги Филиппа стали быстро тонуть в грязи. Вскоре она доходила ему до колен.

— Надо ходить, — прозвучал сиплый голос.

Филипп повернул голову и увидел пару глаз на измученном лице. — Надо ходить, а то ты утонешь.

Мужчина, в бороде которого были видны комки глины, помог Филиппу выбраться. Он был стар, но его глаза выглядели еще старше. Он был здесь очень давно.

— Что вы делаете? — спросил Филипп. — Что строите?

— Ничего мы не строим, — ответил мужчина. — Мы носим камни с одного края поля на другой. А другие носят эти же камни назад. Так проходит время.

— Но… — Филипп посмотрел на большое количество людей, которые брели по полю. — Это же не имеет смысла.

Мужчина кивнул:

— Разве не то же самое происходит с большинством других видов наказания?

— Прочь с дороги! — Огромный пыхтящий мужчина с колоссальным камнем на спине шел навстречу им, грязь разлеталась во все стороны. — Прочь с дороги, говорю!

Гигант шел прямо на них, но старик, который помог Филиппу выбраться их грязи, даже не пошевелился. Он покачал головой:

— Обойди.

Гигант остановился. На лбу у него было круглая дыра над правым глазом размером с грецкий орех.

— Держи рот закрытым, Давид, если бережешь зубы! — прорычал он.

— Подходи! — холодно ответил старик. — Я тебя победил, Голиаф, могу победить и снова.

Гигант свирепо фыркнул, но не ответил. Потом пнул ногой грязь и обошел их.

— Голиаф, — прошептал Филипп и представил себе большую дыру во лбу гиганта. Потом посмотрел на щуплого старика. — Давид, так вы Давид? Давид с пращой! — Я самый, — сказал старик, и гордость мелькнула в его красных глазах.

— Но почему… Разве… Я думал…

Слова застревали в горле Филиппа.

Многого из того, что происходило в Подземном царстве, он не мог понять. Но вот это было полным безумием. Все дети знали историю о Давиде маленького роста, который убил гиганта Голиафа выстрелом из пращи, и все знали, что Давид — герой.

— Почему вы попали сюда?

Свет в глазах Давида потух, и он стыдливо опустил голову.

— Обо мне рассказывается много историй, а не только та, где я и Голиаф, — сказал он тихо. — Я был королем, очень жадным. И одна женщина… — Голос совсем пропал, а когда вернулся, источал стыд. — Ее звали Вирсавия, она была замужем. В то время мой народ воевал с аммонитами. Я отдал приказ, чтобы ее муж Урий был послан в бой. Два дня спустя его убили, и я смог заполучить мою Вирсавию.

Он поднял голову, и Филипп увидел слезы в его глазах.

— Поэтому я здесь и вечные времена буду таскать камни.

Он повернулся и пошел. Филипп попытался догнать его, но ноги опять завязли в грязи.

— Подождите! — крикнул он. — Давид, подожди! Вы должны мне помочь!

Но Давид уже исчез в толпе. Филипп выбрался из грязи и схватил первого попавшегося мужчину, который вздрогнул от его прикосновения.

— Вы мне не поможете…

— Отпусти! — испуганно закричал мужчина и высвободился из рук Филиппа. — А то ударят кнутом!

— Но это ошибка! Я вообще не должен быть здесь! Раздалось много голосов:

— Я тоже.

— И я.

— Я с самого начала это говорю, но меня никто не слушает. Вообще никто не слушает!

— Всем закрыть рот и шевелить ногами! — прорычал грагорн с возвышения, и Филиппу показалось, что воздух взорвался, когда кнут засвистел над их головами.

Гнусавое бормотание тут же мгновенно прекратилось, грешники двинулись дальше. Филиппу пришлось двигаться вместе с ними, чтобы не оказаться втоптанным в грязь.

Он очень скоро понял, что чем быстрее он идет, тем ему легче. А если долго стоять на одном месте, то начинаешь тонуть.

Поэтому Филипп пошел быстрыми шагами, думая о том, что бы такое сделать, чтобы выбраться отсюда.

* * *

— Помогите, если можете. Я… больше не могу.

— Заткнись, парень!

— Убери ноги, а то ударят кнутом.

* * *

Мир состоял из камня, грязи, пота и крови. Ничего другого не было.

Филипп с громкими стонами шел по грязи, спотыкаясь о свои собственные ноги, и заметил, что камень, который он нес, сделал вмятину на его руке. Но боли больше не было. Он слишком устал, чтобы испытывать боль.

Сколько времени он пробыл здесь? Два часа? Двадцать часов? Он не имел об этом ни малейшего представления. Время погрузилось в грязь вместе с его ногами, и у него не было сил закончить хотя бы одну связную мысль.

Сначала он шел бодро, потому что так было легче. Но вскоре наступили усталость и истощение сил, и теперь каждый шаг давался ему с таким трудом, что он практически не двигался.

Пот тек в глаза, все стало неотчетливым, Филипп спотыкался о свои цепи. Камень выскользнул, он упал в грязь. Никто ему не помог. Напротив, Филипп почувствовал, как они отскочили от него. Как будто он был опасным зверем.

Филипп попытался встать, но не смог. Руки не реагировали, ноги умерли, он чувствовал, как погружается в грязь.

Далеко вдали он услышал чей-то низкий голос, прокричавший что-то непонятное. Потом раздалось хлопанье мощных крыльев, словно прогремел гром.

Грязь пожирала его, проглотила кисти руки, руки целиком, ноги. Стало даже приятно, что грязь охлаждает его горячую кожу, и Филипп перестал что-либо делать, чтобы подняться наверх.

Последнее, что он услышал, прежде чем грязь заполнила уши и остановила все звуки, был сильный взмах кнута, который разорвал над ним воздух. Потом он почувствовал, как кто-то тянет его за лодыжку…

И потерял сознание.

 

23

Неприятное открытие

— Филипп? — Голос в темноте произнес его имя.

Голос низкий, грохочущий. И в то же время ласковый. Озабоченный. — Филипп?

Он попытался ответить, но губы и язык ему не повиновались. Получалось какое-то слабое кваканье.

Что-то холодное попало ему на лоб, стало очень приятно. Потом кто-то раздвинул его губы, и маленькими порциями в рот потекла холодная вода. Часть попадала на щеки, но больше текло в рот, и он глотал ее. Это была самая лучшая вода, которую он пил в жизни.

— Филипп? — снова прозвучал голос. На этот раз голос был более отчетливый, и когда он попытался ответить, это получилось.

— Да? — сказал он.

Филипп открыл глаза и увидел черное, как у древнего ящера, лицо с длинными рогами и желтыми горящими глазами.

Он чуть не охнул от страха, но подавил этот позыв.

— Я так и подумал, что это должен быть ты, — сказал демон, и его острые зубы обозначили дружескую улыбку. Филипп узнал его. Это был тот грагорн, который кричал на переносивших камни и хлеставший их кнутом, если те слишком долго отдыхали.

Филипп посмотрел по сторонам и увидел, что лежит на деревянном столе.

Комната была темной и большой, с длинными столами и стоявшими рядом деревянными скамейками.

Демон осторожно смочил его лоб влажной тряпкой.

— Где же… — начал Филипп, но сухой кашель прервал его вопрос.

— Спокойно, дружок. Пей. Я думаю, это тебе нужно.

Грагорн протянул ему кувшин с водой, и Филипп начал ее глотать.

Он сделал еще одну попытку:

— Где же я?

— В нашей столовой, — ответил палач. — Я вытащил тебя в последнюю секунду. Я увидел в грязи твой черный плащ. На грешниках нет одежды, поэтому я понять не мог, что случилось. И что же вытащил мой кнут из грязи? Грязного мальчишку, очень похожего на того странного парня, о котором рассказывала моя дочь.

— Ваша дочь? — Филипп уставился на демона. — Вы говорите о Сатине?

Грагорн кивнул:

— Она много болтала о своем новом друге. О мальчике по имени Филипп, у которого нет рогов на лбу и крыльев на спине.

— Вы папа Сатины? — недоверчиво повторил Филипп, и не понимая, как грубый великан может быть отцом такой изящной и красивой девочки, как Сатина.

— Да. — Демон выпрямился на стуле и улыбнулся гордой отцовской улыбкой. — Тебе кажется, что она не похожа на меня?

— Нет-нет, — ответил Филипп и почувствовал, как его волосы взлетели от громкого смеха грагорна.

— Она рассказывала, что ты очень вежливый, а еще, что ты абсолютно не способен лгать! — засмеялся стражник и хлопнул себя по ляжкам. — Сатина никогда не была на меня похожа, и в этом ее счастье. Да, Сатина похожа на свою мать, и больше ни на кого. Но я, друг мой, тоже люблю приветливость. А зовут меня, между прочим, Чернорог.

Смех утих, и папа Сатины кивнул в сторону плаща Филиппа, испачканного в грязи:

— Тебе повезло, что я тебя заметил. Если бы не плащ, лежал бы ты сейчас в земле. А за каким чертом тебя туда занесло? В цепях и так далее?

— Тут замешан Азиэль, — тихо сказал Филипп.

— Азиэль? — повторил Чернорог. — Это дело рук Азиэля? Похоже на него, проклятого. Он тебя преследует?

Филипп пожал плечами. Ему не хотелось выглядеть слабаком в глазах папы Сатины. — У нас были стычки. Ничего серьезного.

Чернорог улыбнулся и покачал головой:

— Да-да, ну ладно. Иногда парень заходит слишком далеко, но, пожалуй, можно похвалить его за изобретательность. Хорошо, но надо бы тебе помыться, парнишка. Ты сейчас чуть ли не грязнее меня.

Чернорог бросил тряпку в таз, стоящий на полу.

— Послушай. Моя работа на сегодня кончилась. Пойдем вместе ко мне домой. Там помоешься горячей водой, перевяжешь раны, пока постирают твой плащ. Останешься пообедать. Сатина обрадуется.

Филипп открыл рот, чтобы ответить, но демон опередил его и похлопал по плечу.

— Договорились, — сказал он. — Как ты думаешь, сам идти сможешь?

Филипп кивнул, хотя ноги все еще были тяжелыми и напоминали желе.

— Хорошо, парень. Пошли.

Чернорог встал и направился к двери, хихикая.

— Похожа на отца? Вы такое слышали? Очень может быть, у парня нет рогов и крыльев, но что у него есть, так это чувство юмора.

Филипп пошел за ним, от ног к спине с каждым его шагом передавалась дикая боль.

* * *

— Сокровище мое, я дома! — крикнул Чернорог, открыв дверь в дом. Демон был такой большой, что ему приходилось наклонять голову и проходить в нее боком.

— Обед почти готов! — ответил голос их кухни. По-видимому, это была мама Сатины. В сравнении с грохочущим голосом Чернорога ее голос был нежным и элегантным, как выглаженный шелк.

— Надеюсь, ты приготовила много, потому что я привел гостя.

Чернорог подмигнул Филиппу и дал знак идти за ним на кухню, где мама Сатины что-то помешивала в кипящем котле. Запах был привлекательным, и живот Филиппа забурчал.

— Гость? — Она обернулась.

Чернорог не солгал, сказав, что Сатина была похожа на свою мать и ни на кого другого. Сатина была хороша, ее мама тоже. Даже в испачканном переднике и с соусом на щеке. Она явно была темптаном, потому что женщина с такими глазами могла соблазнить мужчин на что угодно.

— Это новый друг Сатины, — объяснил Чернорог, когда мама Сатины стала рассматривать покрытого грязью мальчика, вдруг появившегося на ее кухне. — Там на работе, было одно маленькое происшествие. Я обещал, что здесь можно будет помыться и постирать плащ.

— Однако же, милый мальчик, какой у тебя вид!

— Было очень смешно… — начал было Чернорог, но сердитый взгляд жены остановил его. Он откашлялся и опустил глаза. — Могу подождать.

— Вполне можешь, — сказала мама Сатины и, улыбаясь, повернулась к Филиппу.

Улыбка сразу согрела его, он подумал, что ему очень нравятся родители Сатины. Может быть, дьяволы не такие уж и злые, как о них думают — по отношению друг к другу, во всяком случае.

«Они должны такими быть дома, — подумал Филипп. — Иначе не будет никакой жизни. Недаром Люцифер говорит, что добро существует только при наличии зла. И наоборот».

— Сначала ты должен принять горячий душ, — сказала мама Сатины. — Не можешь же ты изображать из себя грязного тролля. Как тебя зовут?

— Филипп.

Она кивнула, словно уже знала это.

— Меня зовут Демеона. Идем со мной, Филипп, я покажу тебе нашу ванную комнату.

— Сатина! — прорычал Чернорог с такой силой, что стаканы в шкафу зазвенели. Он постучал кулаком по лестнице на второй этаж. — Иди сюда! К тебе пришли!

— Послушай, сколько раз я говорила, что нельзя рычать в доме?! — возмутилась Демеона, и Филипп увидел, как вздрогнул огромный демон. Чернорог смотрел куда угодно, только не на свою жену. — Плохие привычки можешь забыть. Ты не на своем поле!

— Извини, — сказал Чернорог и неуклюже поцеловал ее в щеку. — Застарелая профессиональная травма. Почему она не отвечает? Нет дома?

Пять минут назад вышла. Не знаю куда Сказала. что скоро вернется.

— Должна вернуться до того, как еда будет на столе, — сказал Чернорог.

— В таком случае, присмотри на кухне, а я поищу полотенце для нашего гостя.

Папа Сатины пробурчал что-то вроде того, что все подгорает, когда он присматривает на кухне, но он постарается.

* * *

Филипп стоял перед зеркалом и рассматривал себя. Грязи больше не было, он опять был похож сам на себя. В известных пределах.

Он был рад, что Сатины не было дома. Что, если бы она увидела его? Измазанного в грязи с головы до ног дурачка?

Он стал осторожно одеваться. Пока он стоял под душем, в дверь постучали. Мама Сатины сказала, что одежда выстирана и высушена. Выстиранное белье сохло быстро здесь, в Преисподней.

Когда Филипп дотрагивался до многочисленных ран, покрывавших его тело, появлялась боль. Грязи больше не было, но остались другие воспоминания о ночных унижениях. Их вода не могла смыть.

К счастью, крови не было, но при виде ран вернулись воспоминания. И было еще что-то. Какое-то чувство. Чувство, которое было совершенно не характерно для него, поэтому он не сразу понял, какое. Потом до него дошло.

Злоба. Черная пылающая злоба.

Филипп крепко сжал кулаки. Так крепко, что стало больно.

«Азиэль», — подумал Филипп. В голове появилась сильная боль. Над бровями застучали молоточки. Потом все исчезло.

Филипп раскрыл ладонь. Увидел, что по руке течет кровь. Капля крови вытянулась и упала на пол. Он вытер ее, потрогал рану, кровь перестала идти. Потом он оделся и вышел на кухню.

* * *

— Филипп? — воскликнула Сатина, увидев его. — Что ты здесь делаешь?

— Я же сказал, что у нас есть для тебя сюрприз, — сказал Чернорог и взмахнул рукой, приглашая Филиппа подойти поближе. Он поставил стул рядом с Сатиной.

— Садись, дружок. Душ понравился?

— Да, спасибо, — ответил Филипп, сел и немного смущенно улыбнулся Сатине. Странное ощущение. Три часа назад они сидели в комнате Сатины, и в этом ничего странного не было. А теперь он сидел рядом с ней, и ему было неловко.

— Тебя же не узнать. Видишь, Демеона? Парнишка-то рыжий!

Чернорог рассмеялся своему замечанию, жена тем временем открыла холодильник, вынула кувшин с холодной водой и поставила его на стол.

— Пожалуйста, — сказала она. — Кушать подано.

— Давно пора. — Чернорог наклонился над столом, чтобы взять блюдо с мясом. — Я умираю с голода.

— Руки прочь! — прозвучал голос Демеоны, резко, как свист кнута. Чернорог замер в середине движения, можно было почти видеть слова: «Что я опять сделал не так?», которые мелькнули в его голове.

— Сначала гость!

Папа Сатины недовольно откинулся на стуле и с неприязнью посмотрел на Филиппа, который тут же поторопился взять что-нибудь. Мясо плавало в жирном черном соусе, который казался немного подгорелым. Он вопросительно посмотрел на Сатину.

— Летучие мыши, — прошептала она. — Тебе понравится.

Филипп был не очень в этом уверен, но это, во всяком случае, было лучше, чем кровавое пиво Драной Бороды. И он не собирался изображать из себя привереду, в то время как папа Сатины сидел рядом и ждал, стуча вилкой.

Филипп передал поднос дальше, и Чернорог повеселел. Четыре куска мяса перекочевали на тарелку демона, которая по размеру была вдвое больше, чем у других.

— Я все еще не поняла, что ты здесь делаешь? — снова спросила Сатина.

— Я… э-э… — Филипп откашлялся и почувствовал, как краснеют его щеки. — Я наткнулся на Азиэля по дороге домой. Твой папа… спас меня, можно сказать.

— Спас тебя? — Сатина с испугом посмотрела на него. — От чего? Что сделал Азиэль?

— Приковал меня к грешникам, — ответил Филипп. Он пытался произнести это так, как будто в этом не было ничего особенного, но слова звучали не так, как он хотел. Они были унылыми. — К тем, которые носят камни.

— Как изумительно подло это было сделано! — засмеялся Чернорог и детально описал, как все происходило.

Слишком детально, как показалось Филиппу, которому захотелось залезть в мешок и застегнуть его, когда папа Сатины рассказывал, как он вытаскивал Филиппа из грязи, ухватив за лодыжки.

— Можете говорить, что хотите, — закончил Чернорог, — но надо наградить этого бездельника за находчивость. Другие могли бы поучиться у него!

— Наградить? — сердито закричала Сатина. — Как ты только можешь это говорить? Его не надо награждать! Его надо наказывать! Это он должен таскать камни вперед-назад целую ночь, чтобы узнать, что это такое!

— Но, Сатина! — сказала Демеона. — Успокойся. Твой папа только хотел сказать…

— Я прекрасно знаю, что он хотел сказать, и мне кажется, что это отвратительно!

От этих жестоких слов Чернорог обиженно пробормотал что-то, из его широких ноздрей повалил черный дым.

Филипп молился, чтобы Сатина немного успокоилась, прежде чем ее отец не рассвирепеет по-настоящему.

Но, судя по всему, Сатина и не думала останавливаться.

— А что было бы, папа, если бы ты не увидел Филиппа? Если бы не заметил его плаща? Филипп так и утонул бы в грязи?

— Все это болтовня, — пробормотал Чернорог и поддел кусок мяса на тарелке. — Все не так уж и плохо. Вон он, Филипп, сидит у нас здесь.

— А что будет в следующий раз? Азиэль не имеет права обращаться так с другими, но никто ему этого не говорит! Его только хвалят, говорят, какой он замечательно вредный и гадкий!

— Ты тоже говорила это когда-то, насколько я помню, — ответил Чернорог, что мгновенно остановило поток слов Сатины.

На ее щеках появился румянец, и она зло посмотрела на отца.

— Тихо! — строго сказала мама Сатины. — Поговорим о чем-нибудь другом!

— Почему же? — воскликнул Чернорог. — Это не я был..

— Я сказала, что мы будем говорить о другом!

Филипп посмотрел на Сатину, которая старательно отводила взгляд.

Было заметно, что отец задел ее за больное место. Но какое? Что он хотел сказать? И почему вдруг она начала усиленно есть свою порцию летучей мыши?

Краем глаза она наблюдала за ним, и он вспомнил этот взгляд.

«Это то же самое, — подумал Филипп и вспомнил, как Сатина резко переменилась, показывая ему фотографии в своем альбоме. Она что-то увидела и тут же перелистнула страницу. — Взгляд тот же самый. Ей за что-то стыдно».

И Филиппу пришла в голову одна мысль.

— Извините, — сказал он и осторожно встал. Стул царапнул пол. Звук прозвучал громко в тихой кухне. — Мне надо в туалет.

— Смотрите, что вы наделали! — услышал он шепот Демеоны, когда поднимался по лестнице. — Вы пугаете нашего гостя. Как вы себя ведете?

Чернорог попробовал возразить, но дело кончилось тем, что его же и обругали. После чего он замолчал.

Под звуки ругани Демеоны Филипп на цыпочках подошел к комнате Сатаны и открыл дверь. Фотоальбом Дьявольской школы лежал на кровати.

Филипп взял его. Сердце в груди колотилось громко и часто.

«Что я делаю?» — подумал он, собираясь открыть альбом.

Очень странно. Это была его мысль, его — как бы сказать? — голос. И все же звучал он по-другому.

«Мне не надо быть здесь. Если Сатина узнает, что я был тут, то…»

Филипп перестал слушать голос и начал листать альбом. Вскоре он нашел страницу, которую искал.

Левую страницу занимал портрет Сатины. Темные волосы волной спускались ей плечи, на ее губах блуждала улыбка, которая могла превратить в масло любое сердце.

Но не на ее портрет смотрел Филипп. А на фотографию на правой странице внизу, в углу.

Черные, как уголь, глаза под яркими рыжими волосами. Острые рога, сверкавшие от света лампы. Тонкие губы без намека на улыбку.

Азиэль. Одной этой фотографии было достаточно, чтобы Филипп начал сердиться. Но вскипел он из-за контура сердца вокруг фотографии.

Рисунок сердца был сделан давным-давно, и заметны были следы резинки, которой пытались его уничтожить. Это удалось, но только частично, потому что карандаш сильно нажимал, и сердце осталось на бумаге. Удалить его полностью было невозможно.

— Это не я был… — пытался сказать отец Сатины, и тут жена остановила его. И теперь Филипп знал, что он хотел сказать:

— Это не я был когда-то ее дружком.

Дружком. Они дружили. Сатина и Азиэль. Эти слова кусали. Филипп вспомнил восторг, который горел в глазах Сатины, когда она первый раз рассказывала ему об Азиэле. И еще он вспомнил, как тогда подумал, а не отвечает ли Сатина взаимностью Азиэлю.

Филипп смотрел на сердце, окружавшее фото Азиэля, и в голове опять раздался стук. Теперь сильнее, чем раньше. Ощущение было таким, словно раскаленный молот пытается разбить его череп. Филипп не мог удержаться от крика боли, ему пришлось сесть на кровать.

И тут — в точности так же, как и раньше — головная боль исчезла, и мир приобрел прежние очертания.

На кухне стояла все та же мучительная тишина. Сатина тыкала вилкой в тарелку, бросая иногда косой взгляд на отца.

Филипп сел рядом с ней и снова стал есть. Хотя теперь он совершенно потерял аппетит.

Демеона откашлялась.

— Мы о тебе столько слышали, Филипп, — сказала она.

Филипп покосился на Сатину. Он очень хотел сердиться на нее, но не мог, он это понял.

Ну дружили они, Азиэль и Сатина, ну и что? В этом не было ничего странного, если он нравился так многим? Кроме этого, все в прошлом.

— Но мы не слышали, почему ты попал в Ад, — продолжала Демеона и отпила воды. — Ты ведь человек, так? Я хочу сказать, ты ведь не дьявол.

Филипп кивнул:

— Я человек.

— Но как получилось, что ты попал сюда, ты ведь и не грешник, так?

— Нет, я …

Он помолчал. И рассказал историю, которую приготовил на случай, если кто-то спросит:

— Произошла ошибка. Я не должен был попадать в Ад. Эту проблему постараются решить, но она довольно запутанная, поэтому потребуется несколько ночей.

— Ха! — воскликнул Чернорог и откинулся на стуле, чтобы дать место животу. — Я не думаю, что произошла ошибка, парень. Я думаю, что Ад как раз место для тебя!

— Что вы хотите сказать? — спросил Филипп и краем глаза увидел, что Сатина удивленно смотрит на отца.

— Ты говоришь, что он не похож на дьявола, но ты уверена? — Чернорог посмотрел на жену, затем, улыбнувшись, на Филиппа. — Разницы почти нет. А если хорошенько присмотреться, можно заметить, что у него начинают расти рога.

 

24

Шипение змеи

— Филипп, ты безнадежен.

Со своего кресла за столом Люцифер смотрел на Филиппа больными красными глазами. Слезы буквально струились по его щекам.

Филипп только что вернулся из Комнаты Испытаний, и черная темнота заполнила щель в занавесе. Там осталась классная комната. Не его класс, а какой-то обычный класс. Сначала он думал, что там пусто. Но потом увидел мальчика, который плакал, спрятавшись за шкафом. Ему было восемь лет, он сказал, что одноклассники смеются над его новыми очками.

— Ситуация была, как конфетка, — сказал Люцифер и вытер глаза большим платком. — Мальчик, над которым смеются, лакомый кусочек для каждого темптана. Лакомый кусочек, Филипп! Он, как угли, и если подуть посильнее, разгорится горящий костер. Нужно было пошептать ему в уши, и ты мог бы заставить его сделать что угодно: бросать столы и стулья, рвать шторы, разбивать стекла. А если бы ты был изобретательнее, то мог бы направить его гнев на тех, кто над ним издевается. По твоему наущению он отмстил бы им, разодрал их сумки, поджег куртки или налил клей в пеналы. И тогда у нас была бы дивная, настоящая школьная война, которая привела бы к ужасающим последствиям.

Дьявол помолчал и уныло посмотрел на ученика.

— А вместо этого ты подходишь к нему, Филипп, и начинаешь утешать. — Люцифер то ли говорил, то ли вздыхал. — И это еще не все. В довершение ко всему, ты становишься лучшим другом этой очкастой обезьяны!

— Не очень-то красиво называть его очкастой обезьяной, — сказал Филипп.

— Знаю! — На этот раз Люцифер почти рычал. — Но в этом весь смысл!

— А мне это кажется неправильным, — сказал Филипп и тяжело опустился на свой электрический стул. — Я пытаюсь. Я пытаюсь, но я привык помогать людям, а не вредить им, не злить, не заставлять их делать то, в чем они потом будут раскаиваться. Мне это не нравится.

Люцифер отмахнулся:

— Нравится, Филипп. Ты такой же, как все другие. Это есть в тебе и всегда было. Надо только разжечь то, что теплится. Но, может быть, ты уже кое-что усвоил.

Люцифер задумчиво потеребил бородку клинышком, глядя на Филиппа, глядя внутрь Филиппа, который беспокойно заерзал на кресле. Он чувствовал, как взгляд Люцифера копается в его голове. Казалось, что в его мозгах завелся червяк.

— Может, мы подходим к делу не с той стороны, — прошептал Люцифер, обращаясь больше к себе, чем к Филиппу. — Может быть, нам надо идти другой дорогой. Но я не вижу…

Неожиданно он встал и подошел к стремянке, стоявшей у стеллажей. Забрался наверх и вернулся с досье Филиппа. С шумом бросил его на письменный стол и стал переворачивать страницы, как будто… ну да, как будто он сам всюду следовал за Филиппом.

Филипп смотрел на него с растущим напряжением. Люцифер уже рассказывал Филиппу, что в досье написано о нем все; что оно само постоянно включает новую информацию. А это означало, что там написано, как Филипп и Сатина открывали запретную дверь и что они читали дневник Люцифера?

— Давайте-ка посмотрим, давайте посмотрим, — бормотал Люцифер, его палец пополз по странице. — Мне кажется, что я видел что-то… Милый, приятный, ла-ла-ла, всегда учит уроки и… Я так и думал, вот оно!

— Люцифер поднял голову, но на этот раз во взгляде не было ни злобы, ни гнева. А только… сострадание?

— Здесь написано, Филипп, — сказал он, — что у тебя нет друга. Это правда?

Филипп заморгал, этого он не ждал.

— Неужели у тебя на самом деле нет одного самого обычного друга, Филипп? Такого, на кого ты мог полностью положиться, с которым можно было играть, чувствовать себя хорошо?

Первой всплыла в памяти Сатина. Но ее он встретил только две ночи назад, так что ее можно не считать, догом он подумал о Мортене из его класса. Когда-то давно они дружили. Но после случая с футбольным мячом, попавшим в кухонное окно, Морген не сказал ему и двух слов. Третьим, о ком Филипп подумал, был кто?.. да никто. Голова пустая, выбирать не из кого.

— Такого друга, для которого ты можешь сделать все, и который для тебя может сделать все? — продолжал Люцифер, и голос его, казалось, становился все добрее и добрее. — Всего лишь одного-единственного друга?

— Нет, — тихо сказал Филипп. — Кажется, такого нет.

— Да, но, мой милый друг, это же ужасно. — Люцифер с грохотом захлопнул досье.

Филипп вздрогнул, но по какой-то причине звук подействовал завораживающе. Как тогда, когда гипнотизер щелкает пальцами, чтобы заставить тебя заснуть.

— Вот видишь, что получается, когда хочешь быть хорошим мальчиком. Нет друзей, нет веселья. Только мытье посуды, уроки и… одиночество.

Дьявол наклонился, красные прожилки в его глазах пропали. Глаза стали ясными и темными, как ночное небо.

— Но ты можешь все это изменить, Филипп, мальчик мой. Ты можешь изменить это прямо сейчас.

— Как это понимать? — спросил Филипп. Голос его звучал неотчетливо. Как будто он только что проснулся. Или только что плакал.

— Это я тебе скажу.

Люцифер даже не пошевелился. Но казалось, что он приблизился к Филиппу.

— Хочешь завоевать сразу несколько друзей, Филипп? Хочешь, чтобы кто-то захотел стать твоим другом, а не наоборот? Чтобы кто-то смотрел на тебя с восхищением, сделал все что угодно, чтобы завоевать твою дружбу?

— Я не понимаю, что вы…

— Мне кажется, ты прекрасно понимаешь. Но боишься в этом признаться. Не бойся, Филипп. Я твой друг. Я тебе помогу.

Люцифер положил руку на досье Филиппа.

— На физкультуре и во время перемен. Всегда одно и то же, ведь правда? Когда делятся на две команды, Филипп остается не у дел. Его никто не выбирает, его никто не хочет. Филиппу плохо каждый раз и больно, когда он слышит, что он никому не нужен. Так?

Филипп покачал головой. Ему было плохо. Как будто мысли отяжелели.

— Это ничего не значит, — сказал он. — Я знаю, что у меня нет особых спортивных данных, поэтому меня и не…

— Это ложь, Филипп, — остановил его Люцифер. На его лице не было даже намека на улыбку, ни на губах, ни в глазах. И все-таки Филипп ощущал его улыбку. Спрятанную за состраданием.

— Дела идут лучше, и это меня радует. Но эта ложь все еще слишком велика, чтобы ты ее мог вытерпеть.

Филипп открыл рот, чтобы запротестовать. Но потом закрыл.

Конечно, Люцифер прав. Очень обидно было оставаться каждый раз последним. Не было более одинокого места на земле, чем стенка, у которой он стоял. Без друга, который выбрал бы тебя хотя бы из чувства сострадания.

— Хочешь попробовать, как это будет, Филипп? — спросил Люцифер. — Какое это будет ощущение?

— Какое такое ощущение? — Филипп был одновременно невероятно уставшим и полным энергии. Словно он не мог усидеть на месте и в то же время чуть не засыпал.

— Я говорю о друзьях, Филипп! Я дам тебе шанс. Черные глаза вырывали его из действительности, словно он стоял на краю пропасти и смотрел вниз.

— Я могу дать тебе друзей, которых тебе не хватает.

Далекий голос или далекая мысль. Он почти не слышал ее, хотя она была очень отчетливой.

«Он пытается соблазнить меня. Убедить меня согласиться».

— Я не думаю… — начал он и остановился, когда Люцифер поднял руку.

— Ты можешь попробовать. — Он показал на занавес сзади Филиппа. — Испытай, каково это, какие от этого ощущения. После расскажешь, понравилось ли это тебе. Хочешь ли ты, чтобы так было всегда.

Снова голос. Еще дальше. Или наоборот так близко, что его нельзя разобрать.

«А если я соглашусь, то что надо будет сделать взамен?»

— Попытка ничего не стоит, — сказал Люцифер; наконец-то прорвалась скрытая улыбка, раздвинула губы, появились зубы. — Я знаю, что тебе хочется попробовать.

Черный взгляд поглотил все. Больше не было ощущения, что Филипп стоит на краю пропасти. Теперь ему казалось, что он уже прыгнул и летит через темноту. И нельзя было сказать, что это было неприятно.

— Попытка ничего не стоит, — снова сказал Люцифер, и Филипп встал. Медленно, но решительно.

Он чувствовал себя почти что роботом, когда шел к Комнате Испытаний. Но он не был роботом, никто им не управлял. Было только собственное желание попробовать то, что ему обещал Люцифер.

Иметь друзей.

Черные тучи клубились в щели, когда занавес стал раздвигаться. Что же пряталось там?

Узнать это можно было только одним способом.

Филипп закрыл глаза и шагнул в темноту.

 

25

Во мраке за занавесом

Сначала были голоса. Два голоса кричали попеременно.

— Фредерик!

— Микаэль!

— Никлас!

— Мортен!

Еще не раскрыв глаз, Филипп знал, где он. Во дворе своей школы. Большая перемена, ученики играли в догонялки, прыгали через веревочку и подтрунивали друг над другом.

Филипп стоял спиной к большой стене вместе с несколькими одноклассниками, мальчиками и девочками. Поодаль стояли Якоб и Николас и выкликали имена тех, кого хотели взять в свои команды. Они лучше всех в классе играли в футбол и поэтому чаще всего были капитанами. Их выбор всегда был справедлив, говорили они.

— Луиза! Нет, Петер!

Петер крикнул yes! и побежал к своей команде. Потом выкликали других, и ряды у стены редели. Филипп все еще не был выбран.

«И вот здесь я должен пройти испытание?» — подумал он и прислонился к холодной стене. Разве Люцифер не обещал ему множество друзей? Разве не обещал, что его выберут не в самом конце?

Сейчас же все было в точности так, как и всегда Филипп принялся оглядываться по сторонам, чтобы увидеть через щель занавеса кабинет Люцифера, но его нигде не было.

После мальчиков выкликнули девочек, и, наконец, остался он один. Как пленный, приговоренный к расстрелу. Но происходящее было больнее, чем пуля. Перед словами голову не склоняют.

— Выбирайте, ваша очередь. Берите Филиппа!

— Сами берите!

— Ну ладно, но в этом случае наш первый удар!

Мяч бросили Филиппу. Удивившись, он схватил его и, наклонив голову, пошел к своей команде.

Якоб выхватил мяч из его рук.

— Прекрасно, Филипп. Ты дотронулся до мяча. А теперь до самого конца игры ты должен быть как можно дальше от него. Понятно?

Филипп не ответил.

Игроки разошлись по площадке, игра началась. Все бегали взад-вперед, кричали: «Дай мяч!»

А Филипп стоял на краю, и рядом никого не было. Никому из команды противника не приходило в голову контролировать его передвижения, потому что раньше он никогда не играл.

«Вот уж спасибо, Люцифер, — подумал он. — Фантастика. Если это самое большое, на что ты способен, то ты точно болен».

И вдруг что-то произошло. Чья-то нога остановила полет мяча, и тот подкатился прямо к ногам Филиппа. Он остановил его правой ногой и с испугом уставился на него.

«Что делать?»

— Отдай, Филипп! Скорее! — наперебой закричали игроки его команды и замахали руками. — Отдай же!

Два игрока из команды противника — Матиас и Алекс — быстро побежали к нему. И при этом развлекались, как кот, который сумел загнать в угол мышку.

— Делай, что тебе говорят, Филипп, — крикнул Матиас. — Отдай мяч. Отдай нам.

Алекс закивал:

— И тогда устоишь на ногах.

— Возьмите, если сможете, — сказал кто-то, и только потом до Филиппа дошло, что это сказал он сам.

— Ах, ты так! — ответил Алекс и пошел на него в атаку.

С проворством, которое появилось неизвестно откуда, Филипп бросился вперед и обошел Алекса. Потом пришел черед Матиаса. Мяч проскочил у него между ног, и Филипп подхватил его с другой стороны. Филипп помчался к воротам.

— Молодец, Филипп! — крикнул кто-то, все остальные молча наблюдали за Филиппом, который вел мяч к воротам.

«Что это со мной?» — подумал он и погнал мяч по полю.

Лишь бы только не запнуться, что иногда с ним бывало, когда он играл в чехарду.

Но на этот раз не запнется. Он это чувствовал.

Он быстро приближался к воротам. Вратарем был Маркус, который издал крик и пошел навстречу Филиппу.

Но для Филиппа Маркус был вовсе не препятствием. Два финта ногами, один корпусом, и толстяк Маркус остался сидеть на земле с непонимающим видом. Незаметным движением ноги Филипп направил мяч в ворота.

Тишину взорвал крик восторга, а когда Филипп побежал на свою половину поля, многие по дороге стали хлопать его по плечу и кричать, что это было сделано чертовски замечательно.

Сердце Филиппа билось спокойно, ему было хорошо, теперь он понял, что задумал Люцифер. Эта школьная перемена была самой лучшей за всю его жизнь.

— Если Филипп забьет гол, то его нужно засчитать за три гола! Мы же так договорились! — закричал кто-то, но другая команда стала громко протестовать.

— Да пошли вы! Мы же не знали, что он тренировался в летние каникулы. Играем дальше!

Мяч в игре, игроки пришли в движение. Филипп пошел на мяч.

Странное дело. Казалось, он знал, куда попадет еще до того, как по нему ударил. Он перехватил передачу и великолепно выполненным ударом послал мяч в левый угол ворот. Маркуса пришлось менять.

Но они могли менять вратаря сколько угодно раз. Сегодня никто не мог играть против Филиппа. Он обводил, делал финты, жонглировал мячом, 2–0 превратилось в 3–0, потом в 4–0, 5–0, 6-0.

Внутренне Филипп умирал от смеха, он не мог перестать смеяться, просто не было никакой физической возможности остановиться…

— Ну играйте же, маменькины сыночки! — крикнул он, когда пяткой послал мяч в сетку ворот в седьмой раз. — Можно подумать, я играю с командой грудничков!

Восторг изливался из него, как вода, разрушавшая плотину. Остановить ее было невозможно, слишком долго она была взаперти, и теперь его радость была безгранична.

— Я могу играть, держа руки сзади, — предложил Филипп.

Сказано — сделано. Быстрым движением он овладел мячом.

— Нет, не так. Давайте попробуем, я буду бежать задом наперед.

Филипп повернулся и стал вести мяч к воротам, двигаясь спиной вперед.

— А что, если я буду использовать только колени и голову? Это будет справедливо?

Филипп подбросил мяч к коленкам и спиной вперед, жонглируя мячом, с руками за спиной стал продвигаться к воротам на глазах изумленных зрителей.

Краем глаза он вдруг увидел какую-то фигуру, стоявшую в тени крыши. Он не рассмотрел, кто это, но уловил взгляд, направленный прямо на него. Взгляд, в котором явно ощущался восторг.

Сердце у него забилось, кровь закипела. Кто бы это мог быть?

«Сатина», — подумал он и ударом головой послал мяч в сетку ворот.

В этот момент по школьному двору пронесся порыв холодного ветра. Филипп еще раз посмотрел под крышу. Там никого не было. Фигура, если она и была там раньше, исчезла.

— Трусы! — крикнул кто-то, другие закричали, что надо набирать новые команды. Многие захотели быть в одной команде с Филиппом.

— Растяпы! — засмеялся Филипп и поднял мяч. На этот раз Якоб не стал отнимать его, а встал подальше от Филиппа.

Вызвались два новых капитана, остальные одноклассники замерли у стены.

— Я беру к себе Филиппа! — прозвучало на весь школьный двор, и Филипп заулыбался. Улыбка начиналась где-то в районе живота. Никаких сомнений, это был самый лучший день изо всех, которые у него были в жизни.

В этот момент в середине воздуха появилась трещина, словно стал раздвигаться занавес. В школьном дворе все как один остановились и превратились в статуи. Большинство смотрело на Филиппа, но их восторженные взгляды напоминали погасшие лампы.

Трещина стала шире, в ней появилось бледное лицо Люцифера.

— Что ты на это скажешь, Филипп? — спросил он с улыбкой. — Какие у тебя чувства?

 

26

«… и избави меня от лукавого…»

Немного разочарованный, Филипп выпустил футбольный мяч и прошел следом за Люцифером через щель в занавесе. Мяч остался сзади висящим в воздухе, как будто его поддерживала невидимая нить.

Он сел на электрический стул. Во всем теле была огромная усталость от бега, но тем не менее он никогда не чувствовал себя так хорошо.

Люцифер сел прямо напротив, его черные глаза сияли с такой силой, что было почти больно смотреть в них.

— Скажи мне, Филипп, — сказал Властитель и подпер голову руками. — Разве это не прекрасно? Не прекрасно поставить их всех на место? Не прекрасно чувствовать, что тебя любят? Слышать, как твое имя называют самым первым? Они обожают тебя, Филипп. Ты их герой!

Очень хотелось рассмеяться громким смехом и крикнуть в ответ, что, да, это было великолепно! Это было чертовски прекрасно! Но Филипп сдержался и ничего не сказал. Что-то подсказывало ему, что лучше помолчать.

— Ты их слышал, Филипп? — продолжал Люцифер, и в точности так же, как раньше, когда Филипп еще не прошел через занавес, ему показалось, будто черные глаза Люцифера выросли. — «Филипп, Филипп, Филипп!» Ведь так они кричали?

Да, именно так. Они выкрикивали его имя. «Давай, давай!» — кричали они. Или говорили, что теперь их черед играть с ним в одной команде.

— Они все хотели быть с тобой в одной команде, Филипп, — все звучал медовый голос Люцифера, хотя было совсем незаметно, чтобы он шевелил губами. — Все хотели дружить с тобой. Подумать только, так много новых друзей! Разве это не прекрасно?

Филипп молча кивнул, ну да, прекрасно…

— Все это можно осуществить, Филипп. Здесь и сейчас. — Шепот Люцифера проникал в уши Филиппа. Он почти чувствовал, как щекочет их змеиный язык. — Тебе достаточно только сказать «да».

«Достаточно только сказать «да». — Слова, казалось, эхом отдались в его голове. — Сказать «да»… Сказать «да»…»

— Я слышу твои мысли, Филипп, — прошептал Люцифер. — Но ты должен высказать их вслух. Скажи это громко, и я сделаю так, что это осуществится. Я могу дать тебе друзей, которых тебе не хватает. Что скажешь, Филипп?

Ощущение гордости, радость в сердце, тепло от восторженных взглядов, прикосновение дружеских рук, которые хлопали его по плечу — вдруг все это начало испаряться. Он увидел, как все течет между пальцев, словно песок. Вскоре это станет воспоминанием, частью сна. Но достаточно сказать одно-единственное слово, и все вернется.

— Что скажешь, Филипп?

Эхом отдалось в голове, превратилось в голоса, которые хором кричали: «Филипп! Филипп! Филипп!»

— Ну, так что же ты скажешь?

Филипп открыл рот. Открыл рот, чтобы сказать:

«Да, да, пусть это осуществится! Пусть все вернется! Пусть все, что было, вернется!»

Черные глаза Люцифера смотрели на него в ожидании.

— Так что?

И вдруг где-то, кроме голосов, которые подбадривали его, Филипп услышал другой голос. Его собственный. Он почти не мог узнать его, что же он тогда говорил?

«Ну играйте же, маменькины сыночки! Можно подумать, я играю с командой грудничков!»

… А это было так непохоже на него.

— Скажи, Филипп, — прошептал Люцифер. — Скажи громко. Я должен услышать твой ответ.

— Нет, — сказал Филипп и после короткой паузы добавил: — Спасибо.

У Люцифера был такой вид, как будто он получил пощечину. Выражение его лица переменилось, в черных глазах появилось больше красных прожилок, взгляд стал больным, как никогда раньше.

— Нет? — пробормотал он, и Филипп не мот понять как этот сиплый голос мог несколько минут назад звучать мягко и нежно, как лунное сияние. — Что значит твое «нет»?

Филипп почувствовал, как обмяк на своем электрическом стуле, словно ему дали мощный импульс, а потом отключили электричество. Напряжение в сердце исчезло.

«Я устоял», — подумал он, хотя сам не понял, в чем он устоял.

— Отвечай же, парень! — крикнул Люцифер дрожащим голосом. — Что значит твое «нет»?

— Мне очень жаль, но я не хочу, — сказал Филипп. — Я не хочу хорошо играть в футбол. И заводить друзей таким способом.

— Но почему же? — Казалось, еще немного, и Люцифер заплачет. — Разве это не было приятно? Чертовски приятно?

Филипп кивнул. Потом покачал головой.

— Только частично, — сказал он.

— Частично? — повторил Люцифер и дернул себя за рога. — Говори так, чтобы можно было понять, парень!

— Я хорошо играл, — сказал Филипп. Он говорил медленно, обдумывая, как это лучше объяснить, — лучше всех других. И вдруг… Я не знаю, я не мог удержаться, они так часто издевались надо мной, и я… начал издеваться над ними. Обзывать их. Только потому, что они играли не так хорошо, как я.

Люцифер развел руки в стороны:

— Но ведь ты сам говоришь, что они издевались над тобой. Наступил твой черед издеваться над ними. В этом же нет ничего странного.

— Есть, — сказал Филипп. — Получается, что я такой же, как они. А я не хочу быть таким, как они.

Люцифер встал, похоже, он не знал, что ему с собой делать. Снова сел.

— А как насчет друзей, Филипп? Твоих новых друзей, которые похлопывали тебя по плечу и хвалили, и хотели играть с тобой в одной команде и…

— Они не мои друзья. Не настоящие друзья, во всяком случае. — Он пожал плечами. — Они полюбили меня, потому что я хорошо играю в футбол. Это все равно, как если бы я… заплатил им за то, чтобы они были моими друзьями. Неужели непонятно?

— У тебя готов ответ на все, так, что ли? — недовольно пробурчал Люцифер.

— Но вообще-то я отказался по другой причине, — продолжил Филипп, и Люцифер засмеялся, выражая глубокое отвращение.

— Есть что-то другое? Давай, говори! Пни меня еще, ты видишь, что я уже упал. У тебя не найдется соли, чтобы посыпать ее на мои раны?

Он фыркнул.

— Я подумал, что если последним теперь берут не меня, то…

Люцифер устало взмахнул рукой, чтобы поторопить его:

— Да, так что же?

— …то таким последним будет кто-то другой.

Люцифер долго смотрел на него. Потом наклонился и прошипел:

— Ты — злой, Филипп. Ты не ангел. Наоборот. Ты настолько пропитан злобой, что это не поддается моему разуму! Ты понимаешь, что я говорю? — Он показал на Филиппа пальцем, дрожащим от гнева. — Ты — злой! По отношению ко мне!

Палец повернулся в сторону двери.

— Вон отсюда, дьявол! Вон! Мне хватит твоей злобы на эту ночь!

 

27

Подозрения

Филипп побежал к Сатине. Он не говорил с ней после обеда, во время которого она молчала, потому что рассердилась на отца. После открытия, сделанного Филиппом в фотоальбоме Сатины, он тоже был не очень расположен говорить с ней, поэтому быстро, но вежливо поблагодарил ее родителей за обед и мытье и ушел в Замок.

У себя в комнате он долго стоял перед высоким зеркалом и вспоминал то, что глубоким басом говорил ему Чернорог:

— Это почти незаметно. Но если хорошенько присмотреться, то видно, что у тебя начинают расти рога.

Филипп рассматривал себя очень внимательно и никак не мог разглядеть, что у него растут рога. Но, может быть, именно поэтому он иногда чувствовал, что у него по-настоящему раскалывается лоб?

Рога? Он все-таки человек. А у человека не бывает рогов.

«Но ты больше не можешь считаться обыкновенным человеком, Филипп, — прошептал голос. — Ты — ученик Дьявола».

Оказалось, что Сатины нет дома. Филипп трижды постучал в дверь, потом сдался. Хотелось бы знать, где она? Вчера она сказала, что пойдет домой сразу после школы, звонок с последнего урока прозвенел давным-давно.

Ладно, он попробует зайти позже, ночь только начиналась.

* * *

Вчерашнее столкновение с Азиэлем научило Филиппа, что нельзя ходить по улицам, погрузившись в свои мысли, надо внимательно смотреть, что происходит вокруг. По этой причине он увидел Флукса раньше, чем тот увидел его.

Филипп шел по парку, дорожки извивались между высокими кустами терновника и корявыми деревьями с красными листками в форме капель. Собственно говоря, эта дорога в Замок была длиннее, но здесь он чувствовал себя спокойнее, чем на широких улицах. Поэтому была доля иронии в том, что он чуть не попал прямо в лапы толстого дружка Азиэля.

Дорожка сворачивала, и он почти наткнулся на Флукса, который разговаривал с другим дьяволенком.

Филипп успел охнуть и спрятаться за огромным деревом.

— Что это было?

— Что? — прозвучал голос Флукса. — Ты о чем, Балдриан?

— Мне показалось, что-то промелькнуло, — ответил упомянутый.

Филипп затаил дыхание и стоял тихий, как мышка, считая долгие секунды.

— Ладно, неважно. Так о чем ты спросил?

Филипп наклонился и чуть-чуть выглянул из-за дерева.

Флукс стоял так близко, что Филипп мог дотронуться до него.

Странно. Может быть, оттого, что он видел Флукса под таким углом, или оттого, что тени от деревьев падали особым образом, но только сейчас Филиппу бросилось в глаза, насколько Флукс был похож на Сёрена.

Если не обращать внимания на рога, крылья и хвост, то можно было решить, что они двоюродные братья. Или родные, если немножко прищуриться.

Кудрявая голова, вздернутый нос, вялое тело с излишним жирком.

Странно, что он темптан, как Азиэль и Сатина. Большинство темптанов были красавцами и поэтому могли соблазнять людей. При своей поросячьей физиономии и дурном запахе изо рта Флукс не смог бы даже корову соблазнить дать молоко.

— Я спросил, не видел ли ты Азиэля? — спросил Флукс. — Я его ищу.

Сначала Балдриан покачал головой, но потом подумал.

— Подожди, вообще-то видел. Он шел с какой-то девчонкой.

— Девчонкой?

«Девчонкой? — Филипп напрягся. — Какой?»

— Кто она? — спросил Флукс.

— Я не видел. Какая-то черноволосая телка. Но что это был Азиэль, точно.

«Черноволосая, — повторил голос, который как маленький острый нож возник в голове Филиппа. Он решил не обращать на него внимания. И все равно голос продолжал зудеть: — Сатина черноволосая».

И Сатины нет дома.

«Ну и что? Она может быть в тысяче других мест. У многих девочек черные волосы».

— Послушай, — Балдриан помедлил. Как будто не был уверен, что надо говорить то, что он собирался сказать. — Может, мне показалось, или же на самом деле Азиэль очень изменился?

— Что ты имеешь в виду?

— Я знаю, что ты его лучший друг и все такое. Но тебе не кажется, что — как бы это сказать — он стал странным, что ли? Что он ведет себя как-то иначе? Примерно так, как он вел себя, когда дружил с Сатиной. Тогда у него бесспорно крыша ехала.

— Осторожней на поворотах, Балдриан, — сказал Флукс, но это не было угрозой, а дружеским советом. — С Азиэлем надо дружить. Он что-то затевает. Что большое. Я не знаю что, но он говорит, что это что-то большое и что после этого Фестиваль Пакостей прекратит свое существование.

— Что? — широко раскрыл глаза Балдриан. — Почему?

— Потому что все остальные пакости потеряют смысл рядом с этим. По крайней мере, он так говорит.

— Что он задумал? Похитить Бога или еще что-то такое?

Сказав это, Балдриан засмеялся, но Флукс его не поддержал, и смех затих.

— Я не знаю, — ответил толстяк. — Азиэля никто не может понять.

Теперь он тоже говорил задумчиво, и в этот миг Филиппу пришло в голову, что Флукс не согласился со словами Балдриана о странностях Азиэля.

«Он боится Азиэля, — подумал Филипп, — может быть, он сам этого не понимает, но в глубине души он боится Азиэля».

— Мне пора, — сказал Флукс и пошел по дорожке. — Если увидишь Азиэля, скажи, что я его ищу.

Балдриан пообещал и направился в другую сторону.

Только убедившись, что дьяволята ушли, Филипп покинул свое убежище.

* * *

Замысел Филиппа еще раз сходить к Сатине в эту же ночь рухнул, едва он вошел в свою комнату.

По дороге он забежал на кухню Замка, и Равина выдала ему порцию жаркого из волчатины с черным хлебом, спросив при этом, что он делал.

Ответы Филиппа были краткими и уклончивыми, у него пропало настроение болтать. Мысли все время крутились вокруг того, что Флукс рассказал Балдриану. Вокруг грандиозного плана Азиэля. Как бы узнать, что тот задумал?

А может быть, он уже сделал что-то? Азиэль ведь не знал, что Филиппа спасли от переноски камней. Может быть, на это он и намекал? В таком случае, попытка, к счастью, сорвалась.

У себя в комнате Филипп нашел сюрприз от Люцифера. Книга размером с хороший кирпич лежала на его письменном столе вместе с листком бумаги:

Твое домашнее задание, мой юный ученик. Прочитай первые 300 страниц. Приятно провести время!

Книга называлась «Преступление и наказание. Связь между жизнью и последующей не-жизнью».

Филипп испытал шок, когда раскрыл первую страницу. Книга не только была в три раза больше, чем те, которые он получал раньше, в ней еще и буквы были в три раза меньше. На то, чтобы прочитать первые 500 страниц, у него уйдет вся ночь.

— Люцифер, это и есть мое наказание? — пробурчал он. Филипп снял плащ и швырнул его на кровать. — За то, что я не ответил согласием на твое предложение? Ну ладно, рыдать было бесполезно. Он находился в Преисподней, поэтому совершенно логично, что уроков задавали чертовски много.

Филипп чиркнул спичкой и зажег стеариновые свечи. Потом сел к столу и начал читать.

* * *

Он прочитал примерно половину, когда в дверь постучали. Филипп поднял взгляд, и некоторое время у него перед глазами все еще прыгали малюсенькие буковки.

Голова кружилась. Хотелось бы знать, сколько часов подряд он просидел над книгой. Ему показалось, что речь шла даже не о часах, а о ночах.

— Войдите.

Дверь распахнулась, вошел Люцифакс. Кот отбрасывал очень слабую тень, и Филипп понял, что большинство стеариновых свечей уже выгорело. Он слишком тщательно выполнял домашнее задание и не заметил этого.

— Так ты трудишься, — сказал кот. — Старик Люцифер будет рад услышать об этом.

— Пожалуй, только это и порадует его.

Филипп открыл ящик письменного стола и вынул новую порцию стеариновых свечей. Вскоре комната была опять хорошо освещена.

— Я не очень хороший ученик. Но он, наверное, уже сказал тебе об этом.

— Да, пару слов высказал. Большей частью проклятий. Из-за тебя у него волосы седеют.

— Знаю-знаю. Я не очень гожусь для того, чтобы быть злым.

— Поднажми, Филипп. И дела пойдут лучше. Или пойдут хуже, если сказать по-нашему. — Кот запрыгнул на подоконник и стал смотреть на ночное небо. А откуда у тебя раны на руках?

— Я упал, когда был среди скал, — соврал Филипп. Он не захотел рассказывать о происшествии с Азиэлем. У него каждый раз при воспоминании об этом портилось настроение. — Стукнулся об острые края.

— Ран очень много, — сказал Люцифакс. — Похоже, ты долго падал.

— Да, конечно, уж так случилось.

Кот посмотрел на его отражение в зеркале. Филипп смотрел оттуда на него. Он не был уверен, что Люцифакс поверил в его объяснение, но ему, в общем-то, было наплевать. Он слишком устал, чтобы переживать из-за лжи, ведь эта ложь была белой.

— Послушай, уж не твоя ли это знакомая? — вдруг сказал кот.

— Кто? Сатина? — Филипп встал.

— Ну да, вон летит вместе с этим, как его зовут? Ну, еще имя начинается на букву А?

Филипп застыл, почувствовав, как что-то холодное и влажное появилось у него в животе.

— Азиэль?

— Да. Ты его знаешь?

— Нет.

— Улетели, — сказал Люцифакс в тот момент, когда Филипп подошел к окну.

Сердце его громко билось, как будто огромный кулак стучал по ребрам изнутри.

— Ты уверен, что это была Сатина?

— Думаю, да, — ответил кот и спрыгнул с подоконника. — Не знаю. Может быть, я ошибся, темно.

— Но похоже, что она. — Люцифакс пошел к двери. — Желаю хорошо поработать, Филипп.

— Люцифакс?

— Да.

— Что ты хотел?

— В каком смысле, Филипп?

— Зачем ты приходил?

— Без определенной цели. Посмотреть, как ты тут. Делаешь ли домашнее задание. Доброй ночи, Филипп.

Люцифакс вышел, и Филипп остался наедине со своими беспокойными мыслями.

«Сатина и Азиэль вместе летают по небу? Неужели это правда?»

«Люцифакс сказал, что было темно. Он мог ошибиться».

«Но Балдриан тоже видел Азиэля с девочкой. С черными волосами. Как у Сатины».

«С девочкой, которая похожа на Сатину — это ты хочешь сказать».

«Но Сатины не было дома. Ее не было дома, а Люцифакс только что видел, как девочка, похожая на нее, летела по небу с Азиэлем».

«Не понимаешь ты, что ли, Филипп? Это для всех очевидно».

«Нет. Она сказала, что она больше с ним не дружит. Зачем ей врать?»

«Зачем? Филипп, друг мой, она же дьявол».

— Стоп! — сказал Филипп вслух и заткнул уши, как будто от этого голова перестала бы думать. Странное дело, но только это помогло. — Не хочу больше слушать!

Он сел за письменный стол и стал сосредоточенно читать.

Хотя читать было трудно. Буквы как-то сливались, превращаясь в картины Азиэль и Сатина. Они летело небу. Держась за руки.

Над глазами, которые смотрели на мелкие буквы на страницах, появилась боль. Такая маленькая, что Филипп почти не замечал ее.

Было прочитано много страниц; Филипп все читал и читал, стеариновые свечи снова догорели. Когда погасла последняя свеча, Филипп спал на столе.

Он заснул в ту же секунду, как прочитал последнюю строчку. И ему приснился сон.

 

28

Ревность и злоба

Сон был странным. Туманным и бестолковым. Одним из тех снов про которые знаешь, что это сон, пока его видишь, но от которого невозможно проснуться. А потом он переходит в кошмар, ты покрываешься потом и кричишь во сне.

Он в Преисподней, но все выглядит иначе. Во сне все поменяло цвета. Небо желтое и покрытое трещинами, как старый череп. Стволы деревьев ядовито-зеленые, листья красные, с них каплет что-то красное. Его тень тоже красная. Как будто ее нарисовали на земле кровью. Но искажены не только цвета. Формы тоже. У домов, крыш, дороги. Все кривое и косое, с немыслимыми углами. Геометрический абсурд с углами более 180 градусов, четырехугольники с тремя сторонами, параллельные линии, которые пересекаются.

Дорога, на которой он стоит, извивается, словно лента на пакете с подарком. Глаза болят при виде всего этого безумия. Ум протестует.

Почему все так выглядит?

Он не успевает задать себе вопрос, как появляется ответ.

Ведь таким представляют себе Преисподнюю грешники. Они живут в безумном мире.

В этот момент он понимает, что на ногах у него цепи, что он несет огромный камень. Он вернулся на поле, где переносят камни с одного края на другой, а потом несут обратно.

Пока он думает, как ему выбраться из этой западни, он вдруг видит ее. Она идет навстречу ему, и, к его большой радости, она похожа на саму себя в этом изуродованном мире.

— Сатина! — зовет он ее. Он бросает камень и машет ей. — Сатина!

Она смотрит на него. Потом смотрит в сторону.

— Сатина! — Почему она не реагирует? Она его не узнает? Или не хочет узнавать? — Сатина, помоги мне!

— Забудь это, дружок! — журчит в одном его ухе голос. Он поворачивает голову и смотрит прямо в черные глаза Азиэля. — Сатина предпочитает настоящих дьяволов. Всяким-разным ангелочкам.

— Я совсем не ангел, — зло отвечает Филипп, но рядом с ним больше нет Азиэля. Тот оказывается рядом с Сатиной он… держит ее за руку!

Вспышка ярости пробегает через спинной хребет Филиппа, добирается до глаз, отчего мир становится еще более искаженным. Единственное, что он видит отчетливо, это две переплетенные руки. Азиэля и Сатины.

Со свирепым криком Филипп наклоняется, хватает цепь на ногах, разрывает ее, как нитку. Потом подбегает к Азиэлю, который не успевает понять, что происходит, прежде чем мощный удар в грудь посылает его на землю.

— Я совсем не ангел! — кричит Филипп и бросается на него.

Он изо всех сил бьет рыжего дьявола, который беспомощно лежит в грязи. Избивает, пока не появляется кровь, а пальцы, словно раскалываются на части.

— Я совсем не…

 

29

Тайна подвала

— …Совсем не ангел! — Филипп охнул и тут же проснулся, тяжело дыша. Сон. Это был сон. Он посмотрел на свои руки, в страхе ожидая, что они будут в крови. Но единственный след на руках оставила типографская краска от толстой книги, которую он использовал в качестве подушки.

Он вздохнул с облегчением и покачал головой. Это движение отозвалось болью в голове, и Филипп застонал. Никогда раньше — даже тогда, когда он, упав с лестницы, получил сотрясение мозга, — он не испытывал такой сильной головной боли.

Филипп встал и подошел к зеркалу. При каждом шаге в голове стучало так, что он чуть не падал.

Он сразу увидел их. Закрыл глаза, открыл снова. Они были. Закрыл еще раз. Открыл. Они были.

Прямо над бровями было две шишки. Не особенно большие. Даже маленькие, так что их можно было не заметить, если не знать, что они там. Но они были. И Филипп знал это.

— Рога, — пробормотал он. — У меня растут рога.

Филипп осторожно потрогал шишки, и пламя обожгло лоб, он стиснул зубы.

Тут он вспомнил про пузырек с таблетками «Рогалгин», который стоял на подоконнике. На этикетке было написано, что это таблетки против боли в рогах. Может быть, они помогут.

Открывая пузырек, он приложил такие усилия, что перед глазами запрыгали синие и красные звездочки. Сколько таблеток надо принять? Он видел, как мама принимала две таблетки аспирина, когда приступ мигрени был уж очень сильным, поэтому он положил в рот две. И запил их водой.

Таблетки подействовали мгновенно. Стук в голове стал ослабевать, и наконец осталось чуть заметное постукивание. Лучше. Гораздо лучше.

Филипп лег на кровать, но кошмар не хотел уходить, сна не было.

Каждый раз, когда он закрывал глаза, появлялась картина: Сатина и Азиэль, которые держатся за руки, и его собственный кулак, который бьет по лицу Азиэля, пока не начинает идти кровь.

Он встал и надел плащ. Тени зашевелились, когда он зажег четыре свечи в подсвечнике и взял его. Он решил сходить в тронный зал и поподробнее рассмотреть портреты. Чтобы немножко отвлечься.

Филипп бесшумно спустился по винтовой лестнице. Он знал, что ему надо два раза повернуть направо и один раз налево, чтобы дойти до тронного зала, но в эту тихую ночь коридоры превратились в паутину, и Филипп пошел не туда.

Он попытался вернуться, но дело кончилось тем, что коридоры предательски уводили его все дальше, и Филипп понял, что заблудился.

Среди ночи. В Замке Дьявола.

Он попробовал открывать двери, но большинство из них было заперто. Другие приводили в библиотеку, бальный зал, музейный зал с реликвиями на стендах под стеклом, еще в одну библиотеку. Он не узнавал ничего.

Он стал спускаться по узкому темному коридору, который все время поворачивал налево, и наконец Филиппу показалось, что он ходит по кругу или по спирали.

Через несколько минут он обнаружил в конце коридора глухую стену. Перед этим не было ни дверей, ни боковых ходов. Словно он ходил по лабиринту и теперь оказался в тупике.

Странно.

Он решил пойти назад и тут заметил что-то на полу. Что-то черное. Удивившись, Филипп наклонился и подобрал этот предмет. Это было перо. Очень похожее на то, которое он и Сатина нашли тогда в спальне Люцифера. Перо из крыла ворона. В точности такого же размера.

Но как оно попало сюда? Коридор ведь никуда не вел.

Через мгновение Филипп обнаружил еще одно перо. Оно лежало в углу около тупиковой стены.

«Коридор, который никуда не ведет, — подумал Филипп и подобрал второе перо. — Два пера, которых здесь не должно быть».

Что-то было не так.

Филипп посмотрел на тупиковую стену. В небольшом углублении стоял маленький бюст брюзгливого дьявола с рогами, как у горного козла.

Филипп ухватился за рога, чтобы взять дьявола и посмотреть на него поближе. Раздался щелчок, и дьявол выскочил из его рук. Стена подвинулась, открылась дверь.

За дверью обнаружился длинный извилистый туннель. Филипп видел на расстоянии нескольких метров. Потом тени соединились, дальше черное пространство.

— Эй! — Голос Филиппа отозвался эхом, которое исчезло в глубине.

Он бросил взгляд через плечо, обдумывая ситуацию. Потом сделал глубокий вдох и вошел в туннель.

Свет от подсвечника шевелил тени, шаги воспринимались как шуршание во мраке, воздух был влажным, пахло гнилью и древностью.

«Во всех замках есть тюрьма в подвале», — подумал Филипп, и от этой мысли волосы на его затылке встали дыбом. Неужели он хочет разбираться в том, кого сажают в тюрьму подвала в Аду?

Коридор шел все время по кругу. Туннель винтом вгрызался в землю, и Филипп вспомнил длинную лестницу, по которой он попал в Ад. А теперь он шел по дороге еще в один Ад?

Раздался какой-то звук, прервавший его размышления. Он остановился. Прислушался.

Было совсем тихо.

Нет, снова прозвучало что-то.

Далеко-далеко в глубине кто-то кричал.

Филипп проглотил ком в горле и пошел дальше.

С каждым шагом пронзительные крики становились все слышнее. Звуки были ужасными. Кричал не грешник. Грешники кричали от боли, когда хлыст опускался им на спину или когда в седьмой раз начинала течь кровь из той же раны. Здесь было по-другому.

Филипп никогда раньше не слышал, чтобы кричали вот так. Голос был один, но по какой-то непонятной причине казалось, что кричали многие.

Как будто волки, вороны, летучие мыши — выли, рычали, визжали хором. Крики выражали безграничное безумие, в голове Филиппа появились необыкновенные картины. Страшные картины. Картины…

(искореженных автомобилей с разбитыми стеклами и с кровью, кровью на всем)

…от которых он попытался…

(пламени, которое лижет горящие дома своими языками и делает их черными)

…избавиться…

(текущей лавы, торнадо, которое соединяет и землю, землетрясений, циклонов, засухи, наводнений…)

— Стоп! — прошептал он. Его голос пронзил тьму как стрела. На лбу выступил пот. Почему он вспомнил все это?

Большим усилием он оттолкнул от себя все эти картины, хотя какие-то остались в голове. Они метались там, как крысы, которые грызут все подряд, чтобы выбраться наружу.

Туннель вскоре кончился около массивной железной двери, скупо освещенной двумя горящими факелами. Перед дверью стояли стул и шаткий столик, на котором лежала грязная газета. Вправо от столика отходил небольшой боковой туннель, также освещенный факелами.

Филипп осторожно подошел к двери, которая была заперта толстыми цепями с большими висячими замками. Крики доносились из-за двери.

Филипп вздрогнул, когда кто-то подскочил к двери и цепи зазвенели.

Его все еще покрывал пот, но теперь он стал еще и мерзнуть. Мороз проникал до мозга костей. Конечно, он делал глупость, но ему надо все узнать. Он должен точно и определенно все узнать.

Между каменной стеной и дверью была узкая щелочка, заполненная темнотой. Филипп поднял подсвечник, и тонкий луч свет прогнал темноту за дверью.

В ту же секунду узник замолк, в тюремном подвале наступила тишина.

Все картины, которые гнездились в голове Филиппа, внезапно исчезли.

— Кнурре? — прошептал он и заглянул в темницу. — Кнурре Ратник? Это ты?

С другой стороны двери донеслись быстрые звуки шагов, и от испуга Филипп уронил подсвечник, который с грохотом свалился на пол, но свечи, к счастью, не погасли.

Филипп быстро поднял подсвечник и опять посмотрел в щелочку. И прямо перед собой увидел широко раскрытый глаз без зрачка.

— Он заставил меня! — прохрипел варгар. — Он заставил меня! Он меня обманул!

— Кнурре, кто тебя сюда посадил? — спросил Филипп.

Он не мог скрыть волнения. Он нашел исчезнувшего варгара! И где, в подземной тюрьме Замка! Он расскажет об этом Сатине!

— Кто это сделал?

— Он обманом заставил меня сделать это! — прокричал демон. — Он заманил меня! Он… — Голос вдруг превратился в слабое шипение. — Я увидел темноту. Что-то сломалось. Я слышал, как что-то сломалось.

— Что ты говоришь, Кнурре? Какую темноту? Что сломалось?

— Я не мог убежать. Дверь… дверь была заперта.

— О ком ты говоришь? Кто тебя заманил?

— Тс-с, — прозвучало из темноты, хриплый голос дрожал от ужаса. — Не могу сказать… Нельзя сказать! Кнурре боится темноты. Темнота разбивает на куски все вещи. Вещи нельзя снова сделать, и… Тс-с, молчи, Кнурре. Он идет. Он идет.

— Кто идет, Кнурре? — спросил Филипп и посмотрел в белый, как молоко, глаз, в котором полыхало безумие. — О ком ты говоришь?

— Он заманил меня! — прорычал варгар, в этот миг сердце Филиппа ёкнуло, а голова наполнилась картинами…

(опрокинутых железнодорожных вагонов, горящих, стоящих вверх колесами, мужчин, женщин и детей, бегающих с криками)

…чего-то ужасного…

Филипп быстро прогнал эти картины.

Варгар в темнице снова закричал, громким дрожащим голосом и стал набрасываться на дверь, как бешеный пес.

— Кнурре! Кнурре, отдохни! Успокойся! — пытался остановить его Филипп, но безуспешно. — Кнурре, скажи мне, что произошло! Расскажи, из-за кого ты попал в темницу?

— Вот это могу тебе сказать я, — прозвучал гнусавый голос за спиной Филиппа. — Из-за Люцифера.

Филипп обернулся и увидел старого-престарого горбатого демона, выходившего из бокового туннеля.

Его длинные толстые рога смотрели вниз, как у мускусного быка, а морщин было так много, что лицо, казалось, состоит из нескольких слоев. В одной руке демон держал палку, в другой кружку, из которой поднимался пар.

— Ты ведь тот самый мальчишка, правда? Особый гость Люцифера?

— Демон показал на Филиппа палкой. — Мне о тебе рассказывала Равина.

Филипп кивнул.

— По имени Филипп?

Филипп снова кивнул.

— Как ты сюда попал? Кто тебе рассказал о бюсте и о секретной стене?

— Никто, — ответил тот. — Я узнал случайно. Заблудился. Из-за бессонницы.

— В таком случае у нас есть кое-что общее, — сказал горбатый демон и, прихрамывая, пошел к столу. Поставил кружку на стол и с кряхтеньем опустился на стул. Я не прикрыл глаз с тех пор, как получил должность тюремщика. Бесполезная трата бесконечного времени, так я говорю. Нет ни малейшего чертовского шанса у парня ускользнуть из этой клетки. Дверь такая же толстая, как и моя жена, а цепи такие же мощные, как ее усы. Но они там, на самом верху, требуют, да-да. Кто-то боится, что парнишка сбежит, черт бы их побрал, ну должен же быть предел безумию. Я скоро совсем оглохну от его криков. Зовут меня, между прочим, Звенящий Коготь. — Демон показал рукой в сторону бокового туннеля: — Могу я пригласить гостя на чашечку кофе? Я только что сходил за свеженьким.

— Спасибо, не надо, — ответил Филипп. — Прошу прощения, мне показалось, что этого варгара посадил в тюрьму Люцифер?

— Да. То есть нет. Посадил-то его в тюрьму я, так ведь? Но приказ пришел от начальника. И надо сказать, в последнюю минуту.

— Что это значит?

— Разве ты не слышишь, как он кричит? — ответил тюремщик и постучал черным ногтем по лбу. — У парня чердак не в порядке. Там бегают крысы, большие и жирные, скажу я вам. Большие и жирные.

— Почему? — спросил Филипп. — Что с ним служилось?

— Самое худшее, что только может произойти, — мрачно ответил тюремщик. — Его впустили к тюстеру. Сам знаешь про этих черных привидений. Сколько времени прошло, прежде чем его нашли, сказать нельзя. Но когда нашли, то привидение было без ума, и парень тоже. Он кричал так… ну, я никогда не слышал, чтобы так кричали. А ты знаешь, что происходит, когда кричат варгары?

Филипп покачал головой:

— Я знаю только, что варгары виноваты в том, что на землю обрушиваются всевозможные несчастья.

— Это истинная правда. Среди скал в дальнем районе, который мы называем Горы Воплей, каждую ночь собираются колдуны. Используя древние заклинания, они управляют Судьбой и вызывают большие и малые катастрофы. Сами по себе заклинания не начинают катастроф, скорее наоборот. Нет, толчок им всем дают варгары из-за заколдованной крови, которая течет в их жилах. Вот от их-то голосов и наступают катастрофы. А заклинание всего лишь дает направление катастрофы, как руль направляет корабль. Чем громче варгар выкрикивает свое заклинание, тем сильнее катастрофа, тем больше жертв. И скажу я тебе, крик этого парня, — тюремщик показал пальцем через плечо, — означал бы конец для всей Земли, но мы вовремя успели его сюда запереть.

— А что могло бы быть? — спросил Филипп.

— Гигантский метеор, — ответил Звенящий Коготь, и Филипп увидел, что тюремщик вздрогнул от одной только этой мысли. — Он летел к Земле. Никто не выжил бы. К счастью, мы успели заткнуть парню рот, пока не случилось непоправимое, и с помощью Старика в облаках изменили траекторию полета метеора, который в результате пролетел мимо Земли.

«Я слышал об этой истории по радио, — подумал Филипп. Теперь был его черед вздрогнуть. — Я слышал об этом по радио. О метеоре, который недавно пролетел мимо Земли. Новость была не очень важной. Сказали, что такие вещи происходят все время. И до Земли было довольно далеко».

— Но разве Люцифер, — буркнул Филипп, — не хочет гибели Земли?

Звенящий Коготь поперхнулся, кофе попало не в то горло, он кашлял, пока не посинел.

— Ты с ума сошел! Люцифер никогда не хотел уничтожить Землю. Никогда! Это человек хочет уничтожить ее. Ведь если нет Земли, ну да, то нет и людей. А это было бы катастрофой для Бога и Дьявола. Поэтому парня доставили сюда. Глубоко под землей никто не услышит его воплей. Понятно, никто, кроме меня. Но об этом никто, конечно, не думает. Кроме меня самого.

Демон схватил палку и стукнул по двери темницы.

— Успокоишься ты наконец?

Но это было бесполезно. Варгар продолжал выкрикивать что-то бессвязное и бросаться на дверь.

— Он скоро устанет, — сказал тюремщик. — Пара часов тишины, потом проснется и начнет кричать снова.

— Как это произошло? — спросил Филипп. — Как он попал к тюстеру?

— Кто-то впустил его к нему.

— Нарочно?

— Вряд ли, — ответил Звенящий Коготь. — Видимо, сначала это была простая мальчишеская шалость. А потом что-то не получилось, может быть, замок заело. И виновник в панике убежал.

— Почему не выяснили? Ведь можно посмотреть в Сферу Зла или что-то сделать еще? Надо же выяснить, кто это устроил?

— Сфера в таких делах не поможет. Ты в Преисподней, парень. Здесь дурные поступки делают, как на конвейере. Разбираться с мальчишескими шалостями в Сфере Зла — это все равно что искать нужную песчинку в пустыне.

— А тюстер? Его спросили?

— Спросили, но разговор с тюстером можно вести не больше минуты. Потом твой разум начинает слабеть. Подкрадывается безумие. А кроме того, черные привидения говорят невероятно медленно, так что от разговора с ними нет пользы никакой. Единственное, что удалось узнать, это то, что тюстер не видел виновника целиком, а только мельком его или ее руку, когда закрывалась дверь.

— И что же с этим теперь будут делать? — спросил Филипп.

— Что с этим будут делать? То единственное, что можно. Вообще ничего! Как ты думаешь, почему парня спрятали в секретное место? Потому что поднимется крик еще громче, чем тот, что исходит сейчас отсюда, если узнают, что произошло. Будут требовать, чтобы нашли виновника, а мы не можем найти. Единственный наш след — рука, но этого недостаточно. Поэтому лучше, чтобы никто ничего не знал.

Звенящий Коготь откинулся на стуле и прихлебнул из кружки кофе.

— А Кнурре ничего не рассказал?

Демон покачал головой:

— Иногда он бормочет о ком-то, кто соблазнил на что-то. Ты слышал это сам. Повторяет одно и то же: «Он заманил меня! Он заставил меня сделать это!» О ком и о чем он говорит, мы, наверное, не узнаем никогда. Но большей частью… большей частью он просто кричит.

Звенящий Коготь зевнул и провел рукой по лицу.

— И пока он кричит, я сижу здесь, как пришитый, и слежу за тем, чтобы парень не пробил железную дверь и не разорвал семь цепей из закаленной стали. А случиться это может в любой момент.

В дополнение к последнему замечанию тюремщик закатил глаза.

Из темницы раздался громкий стук, а затем все ужасающие крики прекратились. По туннелю пронеслось эхо, и тюрьма застыла в благословенной тишине.

— О-о, тишина — выдохнул демон, и довольная улыбка появилась на его серых губах. — Наконец-то парень успокоился. Давно пора теперь можно и мне отдохнуть. Чертовски устал.

Он еще раз зевнул, и Филипп увидел что глаза старика стали закрываться.

— Так что гость должен меня извинить…

— Последний вопрос, — сказал Филипп.

— Спрашивай, — сказал Звенящий Коготь. — Но спрашивай быстро. Середина ночи, я хочу использовать каждый миг.

— Где вы нашли Кнурре? Где все это произошло?

— В подвале старой церкви. Там живет черное привидение, там-то мы нашли парня. Я никогда не забуду его потусторонний взгляд. Бедняга.

Демон откинулся на стуле и положил ноги на стол.

Филипп повернулся и хотел уйти, но вспомнил что-то и обернулся. Осторожно откашлялся.

Звенящий Коготь вздрогнул.

— Что такое? — зевнул он. — Ты еще здесь?

— Я заблудился, — объяснил Филипп. — Не знаю дороги назад.

— Что тут не знать? — устало ответил Звенящий Коготь. — Иди по туннелю и поворачивай. Ничего трудного.

— А что после туннеля? Как мне попасть в мою комнату?

— А, ты про это!

Сонным голосом тюремщик объяснил Филиппу дорогу, слова превратились в храп, он спал.

Филипп в последний раз посмотрел на темницу, в голове у него звучал безумный шепот Кнурре Ратника:

— Я увидел темноту. Что-то сломалось. Я слышал, как что-то сломалось.

Филипп повернулся и побежал по туннелю. По спине бегали мурашки.

— Что сломалось? — спросил он тогда Кнурре, ответа не последовало.

Но сейчас Филипп знал ответ.

Варгар говорил о своем рассудке.

* * *

Филипп шел, следуя указаниям тюремщика, и вскоре оказался около тронного зала.

Прежде чем отправиться в свою комнату, он зашел на кухню. Из комнаты Равины звучал громкий храп. Филипп ножом отрезал несколько кусков жаркого из волчатины и стал думать.

Кнурре что-то делал в спальне Люцифера. Именно это, по-видимому, и привело к болезни Властителя. Но инициатором был явно не сам Кнурре. Кто-то заставил его сделать это, может быть, пообещав какую-то награду. Но вместо обещанной награды негодяй запер варгара в помещении с тюстером, и Кнурре сошел с ума.

Но зачем? Зачем надо было доводить парня до безумия?

— Затем, — сказал Филипп, стоя в тишине кухни и продолжая думать, — чтобы он не смог назвать инициатора.

Именно так должно было быть. Встреча с черным привидением стоила Кнурре разума, и теперь он не мог проболтаться. Мог только кричать.

Филипп проглотил последний кусок и поднялся в свою комнату. Перед тем как лечь спать, он бросил беглый взгляд в зеркало. На лбу все еще были шишки. К счастью, боль пропала. Исчезли даже покалывания. Может быть, исчезнут и шишки.

Он задул стеариновые свечи и лег в постель. По непонятной причине ему почти сразу удалось заснуть. Через несколько секунд пришли кошмары.

 

30

Прорыв!

— Хорошо спал? — спросил Люцифер, не глядя на Филиппа, который замер у Сферы Зла и смотрел на мерцающий огонек. Дьявол стоял за письменным столом и что-то писал на листе желтой бумаги длинным черным пером.

— Прекрасно, — рассеянно ответил Филипп. Сегодня он проснулся рано и быстро понял, что вернулась жуткая головная боль. Она засела над бровями и колотила до тех пор, пока он не принял две таблетки; боль мгновенно отозвалась эхом и исчезла.

— Приятно слышать, — сказал Люцифер, не поднимая глаз. — А как домашнее задание, ты всё сделал?

— Да, всё.

Люцифер поднял взгляд и стал смотреть на него своими черными глазами. На бледных губах заиграла странная улыбка.

— Превосходно, Филипп. Превосходно.

В эту ночь Люцифер был в отличном настроении. Он насвистывал, и напевал, в его глазах появился блеск, которого Филипп раньше не видел. На щеки Властителя даже вернулась краска.

Две шишки на лбу Филиппа он еще не прокомментировал, но Филипп на всякий случай спустил волосы на лоб, чтобы их не было видно.

— Ну что же, пора бы уже начинать.

Люцифер вставил в чернильницу перо и сложил лист, после чего спрятал его в черный конверт.

— У нас впереди много дел в эту ночь. Я подумал, что тебе надо попытаться пройтись еще раз по тем заданиям, которые у тебя уже были. Для того чтобы посмотреть, ну, сам понимаешь, есть ли у тебя прогресс. И к тому же в твоих книгах написано, что Преисподняя — это повторение.

— Ладно, — сказал Филипп и пожал плечами. Он подошел к занавесу, который висел в воздухе. Занавес разошелся и открыл черноту. — Но я не думаю, что это поможет. Я буду наверняка так же плохо выполнять задания, как и в прошлый раз.

— Может быть, ты прав, но давай попробуем. — Люцифер сделал знак рукой. — Иди. А там посмотрим.

— Как скажете.

Филипп уже хотел войти, как вдруг Люцифер позвал его:

— Кстати говоря, Филипп!

Филипп обернулся.

— Когда увидишь Сатину, попроси ее, пожалуйста, сказать Азиэлю, что Люцифакс хочет с ним поговорить. Старик Кривоног пожаловался на то, что у него в саду опять воруют яблоки, и я просил Люцифакса заняться этим.

— Сатину? При чем тут Сатина?

— Разве она не встречается с Азиэлем? Кажется, Люцифакс сказал, что видел, как они летали вместе, и еще, что они…

— Это были не они.

Филипп выдержал взгляд Люцифера.

— Разве не они?

Дьявол растерянно покачал головой:

— Кажется, он сказал, что…

— Это были не они, — повторил Филипп. — Люцифакс ошибся.

— Неужели?

Люцифер посмотрел на него, потом пожал плечами:

— Ну ладно. Задание ждет тебя, Филипп. Приступай.

Филипп сжал зубы, помедлил. Потом повернулся и шагнул в темноту. За спиной он услышал, как Люцифер засвистел.

* * *

Филипп стоял в саду, где было много белых простыней. Они висели на синих бельевых веревках и колебались от легкого ветерка, испуская аромат чистоты и свежести.

По небу скользили кучевые облака, по земле бежали тени.

Филипп уже был здесь раньше. Он помнил сад и простыни. Старое задание, как сказал Люцифер. Но что ему надо было делать? В чем состояло задание? Вот черт, совершенно выветрилось из памяти!

Он попытался собраться с мыслями, это было трудно. Мешало то, что Дьявол сказал о Сатине и Азиэле.

«Но ведь Люцифакс сказал, что он ошибся. Что это были не они».

Если это были не они, то почему кот рассказал об этом Люциферу?

«Забудь об этом, Филипп. Думай о чем-нибудь другом. Думай о задании. Сейчас надо выполнять задание».

— Но я даже не знаю, что мне надо делать! — рявкнул он.

В шишках на лбу опять появилась боль.

Вокруг колебались от ветра простыни, хлопая при сильных порывах.

«Как кнуты, — подумал он. — Звук в точности такой, как от кнутов».

Облачко заслонило солнце и нарисовало на одной простыне тень. Подул ветер, простыня дернулась, Филипп увидел тень, которая ужасно напоминала знакомое лицо.

Азиэль.

Еще один порыв ветра, простыня образовала складки, и теперь ему показалось, что Азиэль ухмыляется.

Филиппа охватил гнев, выбора больше не было. Он был обязан сделать это, чтобы не взорваться.

Не раздумывая, он наклонился к клумбе, взял в большую горсть грязной земли и бросил изо всех сил в ухмыляющуюся физиономию.

Попадание было идеальным. Грязь попала в лоб Азиэля и поплыла по поверхности простыни, расползаясь, как паутина огромного паука. Простыня съежилась, лицо пропало.

Освобождающее ощущение радости охватило Филиппа, он не мог не рассмеяться.

Облака все еще неслись по небу, теперь лицо возникло на соседней простыне. Сходство с Азиэлем было еще более разительным.

Филипп собрал еще больше грязи, она полетела и попала Азиэлю между глаз.

Филипп продолжал смеяться, он не мог остановиться. В груди кипело и бурлило, он бросал и бросал грязь в свежие выстиранные простыни, смеясь и крича, что он совсем не ангел.

— Слышишь ты, что я говорю? Я совсем не ангел!

— Правильно, Филипп! — раздался вдруг рядом с ним восторженный голос. — Ты сделал это! Ты сделал это!

Филипп развернулся, держа в руке большой ком грязи, и Люцифер, стоявший в щели, испуганно поднял руки к лицу.

— Нет, не в меня! Не надо в меня!

Разъяренный Филипп опустил руку:

— Что это значит? Что я сделал?

— Ты выполнил задание! — почти прокричал Люцифер; он сиял, как солнце вверху над ними. — Да ты сам посмотри!

Филипп повернулся и посмотрел на простыни, которые застыли в дуновении ветра. Грязь была везде, простыни были больше черными, чем белыми.

— Я выполнил задание? — буркнул он и посмотрел на грязь в руке. — Я выполнил задание?

Грязь выпала из его руки. У Филиппа были странные ощущения. Растерянность. С одной стороны, он впервые выполнил задание и был рад тому, что ему удалось сделать что-то правильно — или, точнее, сделать что-то неправильно. А с другой стороны, он чувствовал себя очень неловко. Как будто он чего-то лишился.

— Да наконец-то ты сделал это, Филипп! Редко мне приходилось видеть такие грязные простыни. Это сногсшибательный поступок! По-настоящему сногсшибательный! Ведь это так, Филипп? — Черные глаза излучали улыбку. — Приятное чувство, да?

Филипп смотрел Люциферу в глаза и тоже чувствовал на своих губах улыбку. Нет, это не было приятное чувство. Это было совершенно фантастическое чувство!

Он кивнул.

— Такой ответ, как бальзам на рану! — воскликнул Люцифер и восторженно зааплодировал. — Наконец-то мы на правильном пути, мой друг! А теперь больше не будем терять драгоценное время на болтовню! Ночь еще не кончилась, тебя ждет еще много заданий. Посмотрим, сможешь ли ты выполнить их так же, как выполнил это. Что-то говорит мне, что сможешь.

«Чудно, — подумал Филипп и посмотрел на свои грязные руки. — Что-то говорит мне то же самое».

 

31

Немые звуки

— Где тебя носило вчера? — спросили друг у друга одновременно Филипп и Сатина, когда Сатина открыла ему дверь.

Филипп непонимающе покачал головой:

— Что ты хочешь сказать?

— А ты что хочешь сказать? — спросила в свою очередь Сатина. — Где был ты? Разве ты не обещал зайти?

— А я и заходил. — Филипп почувствовал раздражение. Она хотела обмануть его? — Никого не было дома. Я звонил три раза.

— Я была дома всю ночь… Ай, вот черт! — Она стукнула себя по лбу, что-то вспомнив. — Я бегала в магазин для мамы. Видимо, ты приходил, когда меня не было.

— Видимо, так, — ответил он и попытался заглянуть ей в глаза. Она специально отводила взгляд?

— Почему ты не зашел попозже?

«А ты была дома попозже?» — подумал он и почувствовал, как на лбу, в шишках, опять застучало.

Ему пришлось принять еще одну таблетку от боли в рогах, когда Люцифер отпустил его. Голова раскалывалась, он почти не мог подниматься по лестнице.

— Филипп?

— Что?

— Я спросила, почему ты не зашел попозже?

— Я не мог, — сказал он. — Люцифер дал мне чересчур много заданий. Я читал половину ночи.

Она кивнула:

— Все учителя здесь очень строгие. Как дела с твоими заданиями?

— Идут хорошо… Э-э, я хочу сказать, что идут плохо. — Он потряс головой. Иногда были проблемы с такими словами. — Движутся.

И это не было ложью. Люцифер был вне себя от восторга, но сам Филипп не помнил деталей. Все было непонятно и перемешано, как во сне. Однако каждый раз, когда ему выпадало новое задание, что-то: тень или звук, или запах напоминали ему об Азиэле.

Когда он думал об Азиэле, когда видел его смеющуюся физиономию или слышал в порывах ветра его издевательский смех, то ему становилось очень трудно не быть злым. Трудно было отказаться проткнуть шины велосипедов в школьном дворе, разбить стекла в оранжерее или положить кнопки на стулья. А хуже всего — или лучше всего — было то, что он чувствовал радость от всех этих безобразий. Чувствовал… облегчение.

Но при этом у него появлялась жуткая головная боль.

— Это хорошо, — сказала Сатина.

Она переминалась с ноги на ногу.

— Послушай, Филипп. К нам на обед придут гости, мне надо прибраться в моей комнате, а еще папа велел пропылесосить весь дом. Мне иногда кажется, что он принимает меня за грешницу. Пока!

Она стала закрывать дверь.

— Я нашел Кнурре Ратника, — сказал он.

Дверь распахнулась.

— Что ты сказал?

— Варгара, которого мы видели в спальне Люцифера. Я его нашел.

— Ты на… Да, но… Как… Где? — Сатина наконец смогла договорить до конца.

Филипп посмотрел по сторонам, чтобы удостовериться, что рядом никого нет.

— Здесь, в Замке. В темнице, в подвале.

— Не может быть! — Сатина сделала знак рукой, приглашая его войти. — Можно сейчас и не пылесосить.

Наверху, в комнате Сатины, Филипп рассказал все, что узнал в прошлую ночь.

Сатина возбужденно ходила по комнате взад и вперед. А Филипп стоял у окна, ему не хотелось садиться. По неизвестной причине внизу спины появилась боль.

— От всего этого можно сойти с ума, — сказала Сатина когда Филипп кончил свой рассказ. Она села на кровать.

— Получается, что кто-то заставил Кнурре отравить Люцифера, после чего этот «кто-то» запер Кнурре в одном помещении с тюстером, Кнурре сошел с ума и теперь не может проболтаться, так что ли?

Филипп кивнул.

— Но почему он не сделал этого сам? Почему надо было использовать Кнурре, для того чтобы отравить Люцифера?

— Из-за Сферы Зла. Виновник всего этого знал, что есть Сфера Зла, которая разоблачит его.

— Или ее, — сказала Сатина.

Филипп кивнул еще раз.

— И что мы делаем теперь?

— Насколько я могу судить, наш единственный след — тюстер. Может быть, он расскажет нам что-нибудь.

— Хочешь поговорить с тюстером? — Сатина испуганно посмотрела на него. — Мне кажется, ты не понимаешь того, что сказал. Говорить с тюстером не так просто. Если, конечно, не хочешь стать овощем в смирительной рубашке. Они опасные, Филипп. По-настоящему опасные.

— Это я знаю, — сказал он, у него в голове зазвучал безумный крик Кнурре. Еще бы, он прекрасно знал, как опасны тюстеры. — Но ведь это наш единственный след. Кроме того, нас теперь двое. Как ты думаешь, у нас получится? Если мы будем говорить с ним по очереди?

— Или же дело кончится тем, что мы оба станем вопящими уродами, — ухмыльнулась Сатина. Потом улыбаясь, пожала плечами: — Но зато я могу не пылесосить. В путь!

* * *

Жизнь в городе кипела. На краю площади готовили к открытию ларьки и палатки. Скрипящие тележки, груженные большими бочками пива, пересекали площадь в разных направлениях. Перед фонтаном пять больших демонов сколачивали что-то, напоминающее сцену.

— Что здесь происходит? — спросил Филипп и отскочил в сторону, потому что высокий демон выскочил из-за угла с длинной лестницей на плече и двумя бочонками краски в руках.

— Подготовка к Фестивалю Пакостей, — ответила Сатина. — Фестиваль начнется через две ночи. Разве ты не знал?

Филипп покачал головой.

— Подожди, увидишь, — сказала она. — Целая неделя с весельем, праздником и скандалами. В особенности много последних Фестиваль завершается праздничным обедом в Замке, на котором будут чествовать победителя конкурса Фестиваля Пакостей. Последние три года…

— Я знаю, — сказал Филипп и пнул ногой камень, лежавший на тротуаре. — Побеждал Азиэль.

— Никто даже рядом с ним не стоял.

Филипп бросил взгляд на Сатину, но не мог понять, раздраженная она или восхищенная.

— Если он опять победит, это будет новым рекордом. Только одному за все время удавалось получать награду три раза. Никогда не угадаешь, кто это был!

— И кто же?

— Мать Азиэля.

— Правда?

Сатина кивнула:

— Но это было много лет тому назад.

Они пошли через парк, вскоре за деревьями появилась церковь.

Филипп удивился ее странному местоположению. Он спросил Сатину, как это получилось.

— Там же кладбище, — сказала она, как будто это и без того было понятно.

Такой ответ еще больше запутал Филиппа, потому что он не знал, как используют кладбище. Демоны ведь бессмертные, а грешники уже умерли.

Сатана больше ничего не сказала, ответ они получили, когда через несколько минут вышли из парка.

Нормальное кладбище Филипп связывал с красивыми цветами, печальными надписями на памятниках и торжественной тишиной. Но про это кладбище так сказать было нельзя. Напротив. Это кладбище представляло собой кипение жизни.

Истощавшие грешники повсюду копали глубокие ямы перед большими памятниками, которые торчали из земли, словно гигантские зубы. Вокруг стояли рычащие на них грагорны, они взмахивали кнутом каждый раз, когда лопата замедляла движение.

«Здесь умершие не покоятся в могилах, — подумал Филипп и вздрогнул. — Здесь они копают могилы. Но для кого?»

Ответ был дан почти сразу. Один грешник, который выкопал большую могилу, видна была только его голова, вдруг отбросил лопату и лег на дно.

— Похороны! — прокричал, один из палачей, несколько грешников подбежали к могиле и стали засыпать ее землей.

— Они же… — Голос Филиппа превратился в хриплый шепот. — Они же хоронят его живым!

— Чисто технически он уже умер, — ответила Сатина. — Это место называется Равнина Самоубийц.

— Самоубийц?

— Каждую ночь они вырывают себе могилы, а другие хоронят их живыми. На следующую ночь приходит группа грабителей и осквернителей могил, которых кнутами заставляют выкопать их. И все начинается сначала.

Эту могилу грешники уже засыпали, после чего торопливо перешли к собственным могилам и продолжили трудиться.

На небольшом холме рядом с кладбищем стояла церковь. Ее окружала высокая, поросшая мхом каменная стена, путь преграждала ржавая калитка из кованого железа.

Здание напоминало скорее руину, чем настоящую церковь. Крыша во многих местах прохудилась, стекла в окнах были разбиты, а колокольня так наклонилась, что, казалось, вот-вот упадет. Паутина огромных размеров висела между балками крыши и в окнах с разбитыми стеклами, откуда чуть ли не выливалась темнота.

Филипп заметил там глаза множества пауков, подстерегавших свою добычу.

До вершины холма не доносились крики с Равнины Самоубийц и рычания грагорнов. Здесь, на высоте было слышно только биение собственного сердца.

Сатина дотронулась до калитки из кованого железа.

Филипп думал, что скрип будет неимоверный, так что самое мужественное сердце заледенеет, но к его удивлению калитка не издала ни единого звука.

Они осторожно подошли к церкви, стараясь держаться поближе друг к другу.

— Тс-с! — Сатина внезапно остановилась. — Слышишь?

Филипп прислушался. Покачал головой:

— Нет.

— Двери хлопают? Ветер шепчет?

— Нет.

— Я тоже не слышу, — сказала она, и это было единственное объяснение ее странного вопроса.

Они обошли церковь, где тени были еще чернее, и быстро нашли спуск в подвал. Спуск вел к сломанной двери, две створки которой криво висели на петлях.

Иногда ветер усиливался и бил дверью о каменную стену, но почему-то звуков не было. Так бывает по телевизору, когда зритель выключает звук.

Из открытой двери на них смотрела непостижимая чернота, и Филипп почувствовал, как волосы у нею встают дыбом.

Внутри… Как раз здесь внутри… Вот здесь Кнурре лишился разума. Чтобы вытащить его, пришлось ломать дверь.

Они стали спускаться по лестнице. Где-то глубоко в голове Филиппа прозвучал крик варгара, и только когда они прошли половину лестницы, он понял, что они с Сатиной держатся за руки. Ладони у обоих были влажные.

Они дошли до конца лестницы и встали перед чернотой в двери.

— Эй!

Чернота съела голос Филиппа, не оставив никаких признаков эха.

Сатина постучала по разбитой двери, и этот звук тоже был какой-то другой. Как будто она постучала по перине, а не по деревянной двери.

Филипп удивленно посмотрел на Сатину.

— Мне кажется, я знаю, почему такой звук, — сказала она и вошла в подвал. Ее рука, все еще державшая руку Филиппа, втянула его тоже.

Темнота и тишина поглотили их. Слышно было только их дыхание. Запахло чем-то мокрым и неприятным.

Из-за плотного слоя теней ничего не было видно. Перед ними могло стоять чудовище, и они его все равно не увидели бы. Капля пота потанцевала на лбу Филиппа, обогнула шишку и упала на пол.

— Так я и думала, — сказала Сатина, и к большому удивлению Филиппа она сказала это… с облегчением.

— Что? Что ты думала?

— Его нет дома, — ответила она. — Это заметно. Здесь недостаточно холодно.

Филипп посмотрел по сторонам.

— Ты уверена?

Он почувствовал, как она кивнула.

— Абсолютно. Поэтому нет ужасных звуков.

— Если никого нет дома, может быть, нам лучше тогда уйти? — предложил Филипп.

Сатина сказала, что это прекрасная мысль.

* * *

— Попробуем еще раз прийти в эту же ночь? — спросил Филипп, когда они снова стояли по другую сторону калитки из кованого железа.

Сатина покачала головой:

— К нам придут гости, помнишь? Придется подождать.

Филипп бросил взгляд на черную церковь, которая замерла, как тень, в вечной темноте ночи.

— А мне это даже лучше. Мне кажется, я не мог бы заставить себя сразу пойти туда еще раз.

— Если тебе страшно сейчас, то подожди, что будет, когда тюстер вернется. Вот это страшно так страшно! — Сатина посмотрела на свои наручные часы. — Надо идти домой. Если я не буду пылесосить, когда папа вернется, он посадит меня под домашний арест на целую неделю. Пока, Филипп!

Под ее плащом начали расправляться крылья, и Сатина уже приготовилась взлететь, когда Филипп остановил ее.

— Сатина?

— Да. В чем дело?

— Ты была… — начал он, но остановился. — Вчера была… Ну, я хочу…

— Филипп, у меня не целая ночь впереди. В чем дело?

— Ничего. — Он покачал головой. — Забудь про это.

— Иногда, Филипп, — сказала она и улыбнулась — ты бываешь очень странным. Пока!

Она взмахнула крыльями и вскоре превратилась в маленькую точку над деревьями парка.

— Ты была вчера с Азиэлем? — прошептал Филипп, наблюдая, как точка исчезает в темноте.

Филипп покосился на церковь, которая смотрела на него своими пустыми глазницами, и тоже отправился в путь.

 

32

Обманут!

Филипп брел потихоньку, куда глаза глядят. Ему не хотелось возвращаться в Замок, у него было ощущение, что для него уже заготовили кучу заданий, которые надо выполнять.

Вот так он оказался возле огромных ворот у входа в Преисподнюю. Ворота как раз были открыты.

Петли гигантских ворот скрипели в ночи. Вошла группа испуганных грешников, которых тут же загнали кнутом в большое здание, откуда доносились звон и стук. Через пару секунд грешники вышли из дверей на другой стороне в гремящих цепях и тяжелых кандалах.

Филипп подбежал к воротам и увидел привратника Драная Борода, который стоял в дверях своего дома и что-то чиркал в большой книге.

— Привет, Драная Борода! — крикнул Филипп. Демон посмотрел на него поверх очков.

— Уж не Филипп ли это? — воскликнул привратник и обнажил в радостной улыбке желтые крокодильи зубы. Он помахал рукой: — Иди сюда, мой мальчик! Старик Драная Борода рад повидаться с тобой!

— Эти петли хорошо бы смазать, — сказал Филипп, стоя около черного дома.

Он кивнул в сторону гигантских ворот.

— Регулярно смазываем Кипящим маслом. Но это не помогает. Напротив. — Драная Борода сдвинул очки на лоб. — Видишь ли, это не петли скрипят. Это кричат грешники, которые сидят зажатые в петлях. Шантажисты и другие тому подобные мерзавцы. Они там, как между молотом и наковальней. Их не видно, но зато слышно.

Демон отложил книгу, сунул перо во внутренний карман и с облегчением вздохнул:

— О-ох, конец работы. Я только что впустил последнюю группу. Восемь банкиров, три политика и еще один, продавший душу Дьяволу. Послушал бы ты, как они рыдали, Филипп. Если бы мне давали по одному грошу за каждую просьбу о прощении, которую я слышу, я был бы очень зажиточным демоном. А теперь закроем ворота, пока кому-нибудь из тех, кто тут внутри, не пришла в голову хорошая мысль. Хочешь попробовать?

Драная Борода отступил в сторону, и Филипп увидел ржавую ручку в стене слева от двери. Она была обращена вверх, и маленький рисунок показывал, что ворота открыты. Ниже был рисунок, который показывал положение, когда ворота закрыты.

— Нажми на ручку, и все пойдет само собой, — объяснил Драная Борода.

Филипп обхватил ручку. Она была тяжелой и сначала не подавалась. Только когда он навалился всем своим весом, ему удалось сдвинуть ее в самое нижнее положение.

Пауза продлилась примерно три секунды. Потом ворота Ада начали движение. И теперь, уже зная, он это услышал, притом очень отчетливо. То, что он принял за скрип петлей, было в действительности криком людей.

— Хорошо пошло, — сказал Драная Борода и похлопал его по плечу, когда ворота с грохотом закрылись. — Толковый ты парень. Можно предложить гостю чашечку чая из чертополоха? Пиво, к сожалению, кончилось.

— Чай это хорошо, ответил Филипп, обрадованный тем, что не придется его выливать из окна дома Драной Бороды.

Филипп прошел вместе с Драной Бородой в маленькую кухню, где на огонь был поставлен горшок с водой.

Около мойки лежала внушительная груда тарелок, стаканов и грязных кастрюль. Рой мух жужжал над немытой, по меньшей мере, неделю посудой. Привратник, по-видимому, не принадлежал к числу ярко выраженных чистюль.

— Как твои дела, Филипп? — спросил демон и сунул горсть фиолетовых цветов чертополоха в горшок. — Я все время хотел узнать о тебе. Расскажи, что ты сделал? Можно загнуться от любопытства, живя в одиночестве тут на окраине.

Филипп рассказал многое, но не упомянул о смертельной болезни Люцифера и том расследовании, что он начал вместе с Сатиной. Он сказал только, что Люцифер призвал его, чтобы дать определенное поручение. И то ли Драная Борода удовлетворился подробным рассказом, то ли понял, что Филипп не хочет углубляться в эту тему, но только он не стал расспрашивать.

Они стали болтать подряд обо всем на свете между Небом и Адом.

Драная Борода в особенности интересовался тем, что происходит в мире Филиппа, поскольку он, как чистокровный грагорн, никогда не был «там, на поверхности», как он это назвал. Это разрешалось только темптанам и тюстерам. Зато о жизни в Преисподней Драная Борода мог рассказать массу забавных анекдотов, в частности о том времени, когда у них была Великая Забастовка.

Тогда все грешники прекратили работу, потому что, как они сказали, с ними обошлись несправедливо. Это была первая и последняя забастовка за все время, продолжавшаяся ровно двадцать секунд. Столько времени ушло на то, чтобы жестоко наказать организаторов. После этого все остальные молниеносно приступили к работе.

Время летело, и Филипп пришел в себя только тогда, когда выпил четыре чашки чая с чертополохом и прошла половина ночи.

— Нет, спасибо, надо мне возвращаться, — сказал он, когда Драная Борода спросил, не хочет ли он еще чашечку. Мысль о заданиях, которые, безусловно, ждали его, стала мучить его.

— Ты ушибся, что ли, Филипп? — спросил Драная Борода, когда Филипп запахнул свой плащ и завязал его у шеи.

Демон смотрел на его лоб. Челка отошла в сторону и открыла две шишки.

— Да, сказал Филипп. Я стукнулся о дверь.

— Два раза?

— Это был неудачный день.

— Ну что же, такие дни бывают, сказал Драная Борода.

Филипп понял, что он не поверил ему ни на грош. Они распрощались, и Филипп был уже далеко у больших ворот, когда Драная Борода позвал его.

— Да?

— В следующий раз будь осторожен у дверей! — крикнул демон. Шишки не украшают таких мальчиков, как ты!

* * *

Филипп увидел их в ту же секунду, как они вышли из кинотеатра.

Он шел по площади, которая была празднично украшена флагами, плакатами и большими гирляндами, висевшими над улицей. Встреча с Драной Бородой привела его в хорошее настроение, он шел и негромко напевал. И вот тут он увидел их.

Они выходили из кинотеатра, смеялись и шутили, как будто только что посмотрели самый смешной на свете фильм.

Сатина и Азиэль.

Филипп почувствовал укол в сердце, а его желудок превратился в маленький твердый шарик.

Значит, это правда. Люцифакс вчера не ошибся.

Они флиртовали прямо перед его носом. Смеясь и держась за руки!

Горячая волна ненависти хлынула на Филиппа, ею кровь закипела. Она солгала! Она, черт побери, солгала!

Сатина и Азиэль повернули в его сторону, и Филипп быстро с