Библия для всех. Курс 30 уроков. Том I. Ветхий Завет

Андросова Вероника Александровна

Настоящая книга представляет собой систематическое изложение Библии, предназначенное для широкого круга читателей. В первом томе даются основные сведения обо всех книгах Ветхого Завета, во втором томе — обо всех книгах Нового Завета. Задача автора — познакомить с библейским повествованием в его глубине и многообразии, дать представление об исследованиях и толкованиях библейского текста. Научно-популярный жанр изложения, доступный язык, четкая структура делают книгу незаменимым учебным пособием для изучающих Библию, а также всех интересующихся.

 

© Андросова В. А., текст, 2016

© Издательство «ДАРЪ», 2016

© ООО ТД «Белый город», 2016

 

Предисловие автора

Я рада представить читателям новую книгу по библеистике, являющуюся итогом моей пятилетней преподавательской деятельности в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете на Филологическом, Миссионерском факультетах и факультете Социальных наук. Импульсом для создания этой книги стала осознаваемая мною нехватка компактных учебных пособий для сокращенных учебных курсов по Ветхому и Новому Заветам, причем таких, которые были бы понятны и интересны не только для воцерковленных людей, но и для широкой аудитории. В разработке курса из 30-ти уроков по Библии мне также помог опыт чтения семестрового курса «Древние языки и культура» в Международном Университете в Москве, где моей задачей было дать студентам большое количество материала в сжатом виде, и в то же время изложить его максимально доступно.

Настоящую книгу можно по праву назвать «экспериментальной» — пособие является фактически первым опытом систематического изложения Библии на русском языке, адресованным как светской аудитории, так и церковной. Я постаралась написать такую книгу, которую сама бы с удовольствием прочла лет 15 назад как «введение в Библию». При обучении в ПСТГУ в 2004–2009 гг. для меня было огромной радостью открыть для себя содержание библейских текстов, и я надеюсь, что теперь смогу передать эту радость другим людям, которые будут читать эту книгу.

Хочется выразить благодарность коллективу издательства «Никея», подвигшему меня на написание книги по Библии для массового читателя, преподавателям кафедры библеистики Богословского факультета ПСТГУ, рецензировавшим эту книгу, преподавателям и студентам ПСТГУ, а также издательству «Даръ», взявшему на себя труд по ее изданию. Главную благодарность я адресую моим родителям Александру и Елене, которые поддерживали меня на протяжении всей продолжительной работы над текстом и стали первыми внимательными читателями этой книги.

 

Введение

 

Общая характеристика пособия

Настоящее издание представляет собой часть двухтомного учебного пособия по Библии. Основная цель пособия — познакомить с библейским повествованием в его глубине и многообразии, дать представление о толкованиях библейского текста и помочь на пути дальнейшего вдумчивого постижения Библии. Книга адресована широкому кругу читателей — как желающим получить вводную информацию о Библии, так и тем, кто уже знаком с библейскими текстами и хочет углубить и систематизировать свои знания. Пособие можно рекомендовать не только христианам, но и всем интересующимся христианством.

Восприятие Библии существенно упрощается благодаря доступному и ясному языку; специфические научно-богословские и церковные термины употребляются минимально или же подробно объясняются. Доступный и ясный стиль изложения, по мнению автора, поможет приблизить к читателям мир библейских образов и воспринять основные богословские идеи Священного Писания.

 

Общая структура пособия

Настоящее пособие состоит из тридцати основных уроков и одного вводного, раскрывающего необходимые основополагающие понятия и термины. Пособие разделено на две части — Ветхий Завет и Новый Завет (Евангелия, Деяния апостолов, апостольские послания и Откровение Иоанна Богослова / Апокалипсис). Двенадцать уроков посвящены книгам Ветхого Завета, восемнадцать — книгам Нового Завета. Анализу четырех Евангелий посвящено семь уроков, два из которых — обобщающие. Такая структура изложения обусловлена тем, что в распоряжении русскоязычного читателя находится много разнообразной литературы по Евангелиям, в то время как по Ветхому Завету и корпусу апостольских посланий доступной богословской литературы недостаточно, и содержание этих библейских книг гораздо менее известно. Два урока посвящено книге Деяний апостолов, восемь уроков отведено на апостольские послания и один урок — на Апокалипсис. В отличие от большинства пособий, разбор библейских книг основывается не на порядке следования глав, а на выявлении и анализе основных тем, что существенно облегчает усвоение материала.

Кроме основного текста, в пособии присутствуют объемные примечания, где более детально раскрывается историко-культурный контекст библейской эпохи, даются цитаты из авторитетных христианских комментариев и богослужебных текстов. После каждого урока даны вопросы для самопроверки, в конце каждой части пособия приведен подробный тематический список литературы. Таким образом, пособие максимально удобно для самостоятельного изучения.

 

Использование в учебном процессе

Настоящее издание представляет собой учебное пособие для изучающих курсы «Священное Писание Ветхого и Нового Заветов», «Библеистика», «Экзегетика». Данные дисциплины присутствуют в программах высшего образования по специальностям теология и религиоведение и в программах духовных учебных заведений. В качестве основного учебного пособия книга может быть использована студентами очного отделения, для которых теология является дополнительной специальностью, а также студентами-теологами и религиоведами заочного, вечернего и дистанционного отделений (в частности, студентами ПСТГУ). Систематичность разбора всех библейских книг делает пособие полезным и для изучающих расширенные учебные курсы по Библии: «Священное Писание Ветхого Завета», «Священное Писание Нового Завета: Четвероевангелие», «Священное Писание Нового Завета: Апостол». Пособие также может быть рекомендовано для слушателей катехизаторских курсов и преподавателей воскресных школ.

 

Преимущества пособия

По сравнению с западной христианской традицией, в распоряжении русскоязычного читателя имеется сравнительно немного книг, посвященных систематической интерпретации Библии. Отличительная особенность и уникальность настоящего пособия состоит в том, что в нем даются основные сведения обо всех библейских книгах; по его прочтении читатель будет иметь четкое представление о Библии в целом. В пособии в краткой форме собраны воедино материалы по книгам Ветхого Завета, Евангелиям, книге Деяний и апостольским посланиям, Апокалипсису. Через цитаты и список литературы книга знакомит читателей с различными доступными русскоязычными трудами, учебниками, комментариями, статьями, посвященными изучению библейских текстов.

 

Использование разных переводов Библии

Самый известный перевод Библии на русский язык — это так называемый «Синодальный» перевод. Этот перевод стал создаваться в начале XIX века по инициативе Российского Библейского общества; он был составлен известными церковными деятелями и одобрен органом высшей церковной власти того времени — Священным Синодом. Традиционно в богослужениях Русской Православной Церкви используется перевод Библии на церковнославянский язык, а Синодальный текст был предназначен для «домашнего» чтения русскоязычными верующими. В наши дни Синодальный перевод пользуется заслуженным авторитетом в Русской Православной Церкви.

Однако Синодальный перевод, законченный в 1876 году, местами оказывается труден для понимания (к примеру, в части апостольских посланий). Преподавательский опыт автора показывает, что студенты небогословских факультетов Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета испытывают затруднения при чтении Синодального перевода; для современного читателя язык отдельных мест Синодального перевода представляется частично устаревшим и иногда неясным. Этот фактор становится препятствием для восприятия библейского текста русскоязычными читателями и не способствуют развитию мотивации к самостоятельному чтению Библии.

Для людей, углубленно изучающих Библию, помимо переводов важно обращаться к оригиналам библейских книг, то есть древнееврейскому и древнегреческому текстам. В настоящей книге, представляющей собой научно-популярное пособие по Библии, некоторым приближением к первоисточникам послужат другие переводы, выполненные учеными, стремившимися максимально отразить особенности словоупотребления и стиля древних текстов оригинала.

В последнее десятилетие постоянно создаются различные новые переводы, обладающие разным качеством. К сожалению, на настоящий момент еще не подготовлено обновленного современного перевода, который был бы признан Русской Православной Церковью как нормативный. В создавшихся условиях настоящее пособие должно помочь читателям сориентироваться и познакомить их с новыми переводами Библии, которые, несмотря на неизбежные недостатки, могут быть рекомендованы для ознакомления — они выполнены с благоговейным уважением к Слову Божию и одновременно соответствуют нормам современного русского литературного языка. В частности, в пособии предлагаются фрагменты Нового Завета из перевода под редакцией епископа Кассиана (Безобразова) (1970 г.), из перевода под ред. М.П. и М. М. Кулаковых (2000) и из перевода новозаветных посланий А. С. Десницкого (2015). Ряд фрагментов Ветхого Завета цитируются по «Современному переводу Библии» Российского Библейского общества (2011) и в некоторых местах — по переводу под ред. М.П. и М. М. Кулаковых (2015).

Принципы выбора варианта перевода в данной книге можно кратко изложить следующим образом. В пособии в качестве основного используется Синодальный перевод. Однако в тех случаях, когда в соответствующем библейском отрывке Синодальный перевод несколько «архаичен» или не полностью передает оттенки смысла оригинала, то используются альтернативные современные переводы. Автор пособия может оценить смысловую точность перевода на основании знания древнегреческого языка, знания основ еврейского языка и сравнения с переводами на современные европейские языки. Представляется, что данный подход поможет повысить интерес читателей к чтению Библии, а навык сравнения разных переводов позволит оценить богатство и красоту, неисчерпаемость и многоликость библейского текста.

 

Прочие методологические принципы

Акцент на богословском и нравственном содержании библейских книг. По сравнению с прочими пособиями сходного плана (называемыми «Введение в Новый Завет / Ветхий Завет»), в настоящем пособии даны только самые основные сведения о предполагаемом авторстве библейских книг, времени и месте их написания. Пособие предназначено в первую очередь для начинающих знакомство с Библией, и на этом этапе нецелесообразно «перегружать» текст уроков разбором многочисленных научных гипотез, подкрепляемых сложной разнообразной аргументацией. Основными принципами построения текста уроков являются компактность изложения и акцент на богословском и нравственном содержании библейских книг. При необходимости более полную информацию читатель может найти в доступных русскоязычных трудах, указанных в примечаниях и списке литературы.

Именования Иисуса Христа. В православных учебных пособиях именования «Иисус Христос», «Христос», «Господь», «Спаситель» традиционно используются как взаимозаменяемые. Именование «Иисус Христос» зачастую воспринимается современными людьми как единое имя, или как своего рода «имя и фамилия». В настоящем пособии сделана попытка отразить специфику библейского словоупотребления. Необходимо помнить, что слово «Христос» обозначает «Помазанник» (по-еврейски «Машиах»/ «Мессия») и является титулом Избранника Бога, Который установит в мире Его царство. Поэтому, когда в тексте уроков дается описание отношения к Иисусу Христу книжников и фарисеев, в пособии употребляется только имя «Иисус» — это выражает, что духовные наставники иудейского народа не признавали Иисуса из Назарета «Христом»/ «Мессией». Именования «Господь» и «Спаситель» используются в тех контекстах, где открыто выражается вера в Иисуса Христа как Сына Божия.

Особые пункты анализа. Практически все уроки по Ветхому Завету и корпусу апостольских посланий содержат заключительный пункт «Актуальный смысл»; в нем дается обобщение богословского и нравственного содержания библейской книги и подчеркивается непреходящее значение ее содержания для каждого человека. Уроки по Евангелиям не содержат этого пункта — в каждом из них излагается то или иное учение Иисуса Христа, которое настолько емко сформулировано в самом Евангелии, что необходимость в дополнительном обобщающем пункте отсутствует. Уроки по Ветхому Завету также содержат отдельный пункт «Связь с Новым Заветом», в котором выявляется связь ветхозаветных реалий, образов и идей с новозаветным откровением.

 

Цель и задачи пособия

Цель пособия — дать читателям максимально полную картину того, что представляет собой Библия, расставить главные смысловые акценты в содержании каждой библейской книги и тем самым приблизить библейские тексты к пониманию современных читателей.

Задачи пособия:

• в компактной форме раскрыть основное содержание каждой библейской книги и ее характерные особенности;

• показать единство Божественного откровения, данного в Ветхом и Новом Заветах;

• проиллюстрировать тезис о взаимосвязи Ветхого и Нового Заветов: «Новый Завет был предсказан в Ветхом Завете, а значение и смысл Ветхого Завета раскрываются в Новом»;

• привести принятые в христианской традиции толкования основных значимых библейских мест;

• показать основные темы и идеи библейских книг в их взаимном отношении и развитии и выявить их универсальную значимость;

• показать связь библейского откровения с жизнью человека, раскрыть его нравственный смысл (преимущественно в пункте «актуальный смысл»).

Задачи, выполняемые в примечаниях:

• дать необходимые пояснения историко-культурного и филологического характера;

• объяснить непривычные богословские и церковные термины;

• через цитаты из раннехристианских комментариев дать представление о святоотеческой экзегезе Библии;

• через цитаты из богослужебных текстов дать представление об интерпретации Библии в церковной гимнографии.

 

Используемые в пособии сокращения

КАС — перевод под редакцией епископа Кассиана (Безобразова) (1970)

РБО — «Современный перевод Библии» Российского Библейского общества (2011)

КУЛ — перевод под ред. М.П. и М. М. Кулаковых (2000, 2015)

ДЕСН — перевод новозаветных посланий А. С. Десницкого (2014)

Курсивом в тексте книги выделены слова, несущие на себе логическое ударение.

В Синодальном переводе и переводе под ред. Кулакова курсивом обозначены слова, отсутствующие в греческом оригинале, но добавленные русскими переводчиками «для ясности и связи речи».

В Синодальном переводе в квадратные скобки заключены слова, отсутствующие в еврейском тексте Ветхого Завета, но присутствующие в древнем переводе на греческий язык (Септуагинте, III в. до Р. Х.).

 

Вводный урок

 

Библия — книга книг

 

Уникальность Библии

Слово «Библия» знакомо практически каждому человеку. Даже тот, кто никогда не брал Библию в руки и знает о ее содержании только понаслышке, понимает, что эта книга — особенная. Слово «библия» (βιβλία) в переводе с древнегреческого означает «книги». Это название подчеркивает, что Библия — книга книг, которая не сравнится с другими по своей известности и влиянию на человечество. Об этом же свидетельствует и древнее именование Библии — «Писание».

Библия говорит о Боге и об отношениях людей с Богом. Именно в этом состоит ее уникальность. Однако Библию нельзя отнести исключительно к области религиозной литературы — ее влияние простирается на все области человеческого духа и творчества. На протяжении веков в Библии черпали вдохновение поэты и писатели, художники и философы, ученые-гуманитарии и ученые-естествоиспытатели. Библейские сюжеты легли в основу европейского и русского искусства, и без знания Библии многое в его идейном содержании останется непонятым. Библия есть поистине неисчерпаемая книга: она открывает великие истины о Боге, и в не меньшей мере — важнейшие истины о самом человеке. Вот как об этом сказал Александр Сергеевич Пушкин: «Я думаю, что мы никогда не дадим народу ничего лучше Писания… Его вкус становится понятным, когда начинаешь читать Писание, потому что в нем находишь всю человеческую жизнь… Библия — всемирна». Благодаря всем этим качествам Библия до сих пор остается самой читаемой книгой в мире.

 

Богодухновенность

Традиционное христианское именование Библии — «Священное Писание». Слова «священный», «святой» показывают, что библейские тексты представляют собой гораздо больше, чем результат человеческого творчества: они исходят от Бога. Эта мысль выражена в словах одного из библейских авторов — апостола Петра: «…никогда пророчество не было произнесено по воле человека, но люди, Духом Святым движимые, изрекли его от Бога» (2 Пет 1:21 КАС). Авторов библейских текстов направлял Дух Божий, и поэтому Библия получила именование «Слово Божие». Происхождение и свойство текстов Библии характеризуется особым термином — «богодухновенность»/ «боговдохновенность». Этот термин встречается один раз, у другого библейского автора — апостола Павла: «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2 Тим 3:16). Конечно, вдохновение свыше озаряло и талантливых писателей, создававших свои гениальные произведения, но библейским авторам был ниспослан совершенно особый дар божественного вдохновения. Библейские авторы касались поистине великих глубочайших тем — они описывали опыт встречи людей с Живым Богом, и Дух Божий действовал через них, сохраняя их тексты от ошибок и искажений. Эти слова не стоит понимать так, что люди становились своего рода пассивным орудием Бога, входили в некое состояние транса — будто бы Дух диктовал людям, а те просто записывали, даже не осознавая, что именно пишут. Нет, библейские авторы оставались полноценными авторами своих текстов — они составляли их, исходя из своих конкретных задач, пользовались источниками, проявляли свои литературные способности и дарования. Каждая библейская книга несет на себе отпечаток личности автора. Невозможно детально разъяснить «механизм» написания Библии; его можно лишь приблизительно представить в категориях со-авторства, со-участия, со-работничества Бога и человека. «Библия, таким образом, есть одновременно и Слово Божие и слово человеческое. Откровение преломлялось в ней через призму личности ее авторов — живых людей, принадлежавших к определенным эпохам, испытавших на себе влияние окружающей среды, мышления и взглядов современников». Поэтому библейские тексты весьма отличаются друг от друга — как по форме, так и по содержанию; Бог открывался людям постепенно, сообщая Свои истины именно в той мере, в которой люди соответствующей эпохи могли понять и «вместить» в себя.

 

Две части Библии

В христианстве Библия разделяется на две части — Ветхий Завет и Новый Завет. В основе этого разделения лежат смысловой и хронологический принципы: книги Ветхого Завета написаны до явления в мир Иисуса Христа, а все книги Нового Завета рассказывают о Нем и свидетельствуют, что Иисус есть Посланник Бога, Мессия, Сын Божий, даровавший людям мир с Богом. Книги Ветхого Завета со своей стороны содержат много пророчеств о Мессии («Помазаннике» Божием), в них выражено ожидание его Пришествия. Это откровение было дано Богом еврейскому народу, из которого и произошел Иисус Христос. Все книги Ветхого Завета были написаны людьми из еврейского народа, на еврейском языке; большинство книг Нового Завета тоже составлены этническими евреями, однако они были написаны на древнегреческом языке — именно греческий был международным и самым распространенным языком эпохи I в. по Р. Х.

 

Термин «Завет»

Слово «завет», ставшее для нас уже привычным обозначением частей Библии, является важным богословским термином с богатой историей. «Завет» есть перевод еврейского слова «берит» (ברית), которое означает «договор», «союз». В древнем мире словом «берит» характеризовались договоры частных лиц, договоры между государствами или же союзы между властителем и подчиненным ему «вассалом». Взаимное соглашение сторон и взаимные обязательства скреплялись древним обрядом — принесением в жертву животного и окроплением его кровью.

В повествовании Библии речь идет о союзе или договоре, заключенном между Богом и людьми. В первой книге Библии, называемой «Бытие», описано несколько заветов, заключенных Богом с отдельными людьми: с Ноем после спасения его Богом от потопа, с избранником Божиим Авраамом и с его потомками Исааком и Иаковом/Израилем. В основе союза-завета лежали «обетования» / обещания Бога людям, а люди со своей стороны обязывались исполнять данные Богом заповеди. Ною Бог дал обетование, что все живое на земле больше не будет уничтожено водами потопа, а человечеству в лице семьи Ноя была дана заповедь не убивать людей. Потомку Ноя, Аврааму, Бог обещал дать многочисленное потомство — от него произойдет народ, который числом будет «как звезды на небе» и принесет благословение всем другим народам земли. Этому народу Бог обещал дать во владение землю Ханаанскую (Палестину). Заключение наиболее торжественного союза-завета, состоявшееся через 400 лет после Авраама, описано во второй книге Библии — Исход. Потомки Авраама — еврейский народ — были избавлены Богом из рабства в Египте под предводительством пророка Моисея, и в пустыне у горы Синай был заключен союз-завет Бога со всем народом израильским (XIII в. до Р. Х.). От имени Бога Моисей дал народу Закон (евр. Торá), и народ поклялся соблюдать все его заповеди и свято чтить истинного Бога, хранить Ему верность. В знак скрепления клятвы Моисей окропил израильтян кровью жертвенных животных. Заключив союз, Бог выделил этот народ из всех других, определил ему высокую миссию — стать «царством священников и народом святым» (Исх 19:6), исполнять волю Бога и хранить Его откровение.

 

Термин «Новый» Завет

Однако на протяжении последующей истории израильтяне не раз забывали о клятве верности завету, данной Богу их праотцами, — они начинали служить богам прочих народов, впадали в тяжелые нравственные грехи. Посланники Божии, пророки, обличали неверность людей, напоминали о заповеданном Богом высоком призвании. Но Израиль в своей массе оказывался глух к обличениям пророков — народ отличался «крепким лбом и жестоким сердцем». Особенно ярко об отступничестве израильтян говорил от лица Бога пророк Иеремия (VI в.): «…они опять обратились к беззакониям праотцев своих, которые отреклись слушаться слов Моих и пошли вослед чужих богов, служа им. Дом Израиля и дом Иуды нарушили завет Мой, который Я заключил с отцами их» (Иер 11:11). Пророк Иеремия стал свидетелем трагических событий истории своего народа: упрямство и самонадеянность израильтян привели к тому, что их царство было завоевано Вавилонской империей, их столица — Иерусалим — разрушена, а большинство жителей было уведено в земли Вавилона, и этот плен продлился полвека (586–539 гг. до Р. Х.). Оплакивая крушение прежнего мира и гибель сограждан, Иеремия выражал надежду, что союз Бога с людьми будет обновлен — он пророчествовал о Новом Завете: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: „познайте Господа“, ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (Иер 31:31–34).

Итак, согласно пророчеству Иеремии, Новый Завет будет установлен Самим Богом, он будет записан в сердце человека и станет внутренним Законом, определяющим все поступки и мысли. В реальности Нового Завета, познание Бога будет средоточием жизни человека. Новый Завет предполагает прощение прежних грехов и глубокую внутреннюю связь человека с Богом.

Таким образом, термин «Новый Завет» впервые прозвучал на страницах ветхозаветной книги и был знако́м евреям. Мы вновь встречаем этот термин в истории земной жизни Иисуса Христа, а именно в повествовании о последнем ужине Иисуса с Его учениками-апостолами («Тайная Вечеря»), на котором они отпраздновали традиционный еврейский праздник Пасхи, установленный в память избавления народа из рабства в Египте. Зная, что уже на следующий день Ему предстоят арест, суд и казнь через распятие, Иисус Христос подал ученикам чашу вина и произнес необычайные слова: «сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф 26:28). Слышавшие и запомнившие эти слова ученики, став свидетелями смерти Учителя, благодаря пророчеству Иеремии могли понять, что Иисус имел в виду. Завет Бога с израильским народом был скреплен окроплением кровью жертвенных животных, — и Новый Завет был утвержден в крови Иисуса Христа, Который Сам стал жертвой за всех людей, приняв распятие на Кресте.

Благодаря Своей жертвенной смерти Иисус Христос искупил грехи всех людей, и каждому человеку открылся путь к новым отношениям с Богом. Показательно, что в греческом тексте новозаветных книг слова «новый завет» переданы как καινή διαθήκη, «кайнэ диатэкэ»: слово καινός, «кайнос» обозначает качественно новую вещь, отличающуюся от всех прежних (есть еще слово νέος, «неос», означающее вещь новую по времени возникновения). Прежний Завет был заключен с одним народом, а Новый Завет выходит за эти рамки: люди из всех народов могут стать членами единого нового народа Божия — Церкви, основанной Иисусом Христом.

 

Термин «Ветхий» Завет

Термин «Новый Завет» стал широко распространенным в раннехристианской литературе; в Послании к евреям цитируется вышеупомянутое пророчество Иеремии и дается следующий комментарий: «Говоря „новый“, показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр 8:13). В свете реальности Нового Завета значение прежнего союза людей с Богом уменьшается.

Сам термин «ветхий завет» встречается в новозаветных текстах один раз — в послании апостола Павла. Апостол описывает, насколько откровение Нового Завета превосходит прежнее откровение, данное Богом Моисею на Синае, и говорит, что истинный смысл священных еврейских Писаний становится понятным только во Иисусе Христе. Без знания о Нем значение Писаний оказывается как бы скрыто «покрывалом»: «…покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом» (2 Кор 3:14). Обратим внимание, что апостол Павел говорит о чтении Ветхого Завета, и здесь слово «завет» употреблено уже в привычном нам «литературном» значении — как корпус Писаний.

Итак, термин «Новый Завет» появляется уже в ветхозаветных текстах, а термин «Ветхий Завет» впервые появился в новозаветных текстах. Можно заключить, что именно установление Нового Завета Бога с человечеством через Иисуса Христа обусловило появление термина «Ветхий» Завет. Отметим, что деление Библии на две части и термины «Ветхий» и «Новый» Завет существует только в христианской традиции — в рамках еврейской религии (иудаизма) книги Нового Завета не относятся к числу священных, поскольку в иудаизме Иисус не признается Мессией. Свое Священное Писание (книги Ветхого Завета) евреи называют словом «Танах».

 

Связь Писания Нового и Ветхого Заветов и важность их изучения

Несомненно, для христиан книги Нового Завета имеют большее значение, чем книги Ветхого, поскольку именно в Новом Завете раскрываются истины, к познанию которых были направлены духовные искания и устремления всех ветхозаветных авторов. В Послании к евреям говорится, что Бог открывал пророкам разные грани Своего откровения, его отдельные части, а в Иисусе Христе, Сыне Божием, откровение дано в целостности и завершенности (Евр 1:1–2). Иисус Христос Сам есть Слово Божие, «путь, истина и жизнь» (Ин 14:16), Он сосредотачивает в Себе всю полноту спасения и знания о Боге (Кол 1:19–20; 2:9–10). Однако тот факт, что Новый Завет более возвышенный и совершенный, никак не означает, что Ветхий Завет для христиан уже не нужен и необязателен для чтения и изучения. Во все времена христианские авторы утверждали, что еврейские книги Ветхого Завета также священны. Ветхий и Новый Заветы есть части единого целого — откровения Бога, дарованного человечеству.

Эту мысль очень хорошо выражает следующая христианская формула: «Новый Завет скрывается в Ветхом» — то есть незримо присутствует в пророчествах и различных прообразах, «а Ветхий Завет открывается в Новом». Это означает, что текст Нового Завета раскрывает нам, к какой цели Бог вел Свой народ в ветхозаветный период, какая единая основа объединяла многочисленные заповеди ветхозаветного Закона, какие из заповедей являются вечным установлением Бога, обязательным во все времена, а какие имели временное воспитательное значение. Согласно уже процитированной мысли апостола Павла, глубинный смысл ветхозаветных Писаний невозможно понять из них самих — ключом к их толкованию становится Иисус Христос, Его учение и Его жизнь. Воскресший Иисус, явившись ученикам, объяснял им смысл ветхозаветных пророчеств о Мессии, и апостолов переполняла великая радость, что Учитель открыл им ум к пониманию священных Писаний (Лк 24:32,45).

Между двумя Заветами есть и четкая преемственная связь — без знания текстов Ветхого Завета, их круга идей и образов очень многое в новозаветных текстах останется непонятным. Очень важно, что слова Иисуса Христа «исследуйте Писания» (Ин 5:39) и слова апостола Павла «все Писание богодухновенно» (2 Тим 3:16) относятся именно к Ветхому Завету. В земной жизни Иисуса Христа ветхозаветное Писание играло особую роль. Все учение Иисуса Христа укоренено в ветхозаветных изречениях и образах; Он многократно цитировал Писание и отсылал к нему Своих учеников как к авторитетному свидетельству Божественной истины.

Современники Иисуса Христа нередко задавали Ему актуальный и животрепещущий вопрос: какая заповедь в Законе — самая главная? Ведь заповедей Закона Моисеева насчитывается 613 и выделить основное в их содержании не так-то легко. Отвечая на вопрос о главной заповеди, Иисус процитировал одну из заповедей, которые пророк Моисей возвестил народу на Синае; вот как она звучит в полном изложении: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая» (Втор 6:4–7). Иисус, приведя в качестве ответа начало этой заповеди, подразумевал, что тот, кто искренне любит Бога, во всех сферах своей жизни будет руководствоваться Его волей, выраженной в Священном Писании. Когда диавол искушал Иисуса Христа сотворить чудеса в угоду толпе, насытить людей и этим привлечь их к Себе, Иисус ответил цитатой из книги Второзаконие, говорящей о важнейшем значении Священного Писания для жизни человека: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф 4:1–11; Втор 8:3).

«Иисус — тот Человек, Который всецело жил словом Божиим. Его пищей было „творить волю Пославшего Его и совершить Его дело“ (Ин 4:34; 5:30). Всю Свою жизнь, Свои деяния, Свою смерть и воскресение Он посвящает служению во исполнение Писания: „Не нарушить пришел Я, но исполнить“ (Мф 5:17); „Вот, иду, как в начале книги (Священного Писания) написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже“ (Евр 10:7; ср. Пс 39:9)».

В то же время Иисус Христос Сам дополнял и расширял значение ветхозаветных Писаний, причем Он делал это с такой свободой, которая для еврейских учителей-раввинов была просто немыслима. Свои собственные слова Иисус Христос приравнивал по значению к Писаниям: «…Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф 5:21–22 и пр.). Но чтобы оценить всю новизну и высоту учения Иисуса Христа, необходимо хорошо знать содержание книг Ветхого Завета.

 

Состав книг Ветхого и Нового Завета

 

Канонические ветхозаветные книги и их деление на группы

Когда речь идет о конкретных книгах в составе Библии, обычно говорят о «каноне». «Каноническими» называются книги, которые были приняты в состав Библии и считаются священными, авторитетными, «нормативными». Греческое слово κανών, «канон» первоначально означало трость для измерений /«линейку», а затем значение развилось, и «канон» можно перевести как «мерило», «правило», «образец». Можно сказать, что термины «канонический», «священный» и «богодухновенный» стали синонимами.

В древнем еврейском каноне священные книги делятся на три основные группы: Закон (евр. То ра), Пророки (евр. Невии́м) и Писания (Кетуви́м); от первых букв этих трех слов происходит название корпуса священных еврейских Писаний — ТаНаХ. В христианских изданиях книги Ветхого Завета группируются иначе — по образцу их деления в Септуагинте, древнем переводе ветхозаветных книг на греческий язык (III–I в. до Р. Х.). Ветхозаветные книги разделены на четыре раздела: Пятикнижие Моисеево, или Законоположительные книги (соответствует евр. Торе), Исторические книги, Пророческие книги и Учительные книги (книги Мудрости). Перечислим все книги, входящие в каждую группу, причем после полного названия каждой книги укажем в скобках ее сокращенное название, употребляемое при цитировании.

Законоположительные книги / Пятикнижие

(5 книг)

1. Бытие (Быт)

2. Исход (Исх)

3. Левит (Лев)

4. Числа (Чис)

5. Второзаконие (Втор)

Книги Пятикнижия имеют особый статус и особое значение для еврейского народа — они излагают истоки его истории и Закон, регулирующий все стороны жизни.

Исторические книги (12 книг)

1. Книга Иисуса Навина (Нав)

2. Книга Судей Израилевых(Суд)

3. Книга Руфи (Руфь)

4. Первая книга Царств (1 Цар)

5. Вторая книга Царств (2 Цар)

6. Третья книга Царств (3 Цар)

7. Четвертая книга Царств (4 Цар)

8. Первая книга Паралипоменон, или Хроник (1 Пар)

9. Вторая книга Паралипоменон, или Хроник (2 Пар)

10. Первая книга Ездры (Езд)

11. Книга Неемии (Неем)

12. Книга Есфири (Есф)

Учительные книги / книги Мудрости (5 книг)

1. Книга Иова (Иов)

2. Псалтирь (Пс)

3. Книга Притчей Соломоновых (Притч)

4. Книга Екклесиаста, или Проповедника (Еккл)

5. Книга Песни Песней Соломона (Песн)

Пророческие книги (17 книг)

Книги четырех великих пророков (5 книг)

1. Книга пророка Исайи (Ис)

2. Книга пророка Иеремии (Иер)

3. Книга Плач Иеремии (Плач)

4. Книга пророка Иезекииля (Иез)

5. Книга пророка Даниила (Дан)

Книги малых пророков (12 книг)

1. Книга пророка Осии (Ос)

2. Книга пророка Иоиля (Иоил)

3. Книга пророка Амоса (Ам)

4. Книга пророка Авдия (Авд)

5. Книга пророка Ионы (Иона)

6. Книга пророка Михея (Мих)

7. Книга пророка Наума (Наум)

8. Книга пророка Аввакума (Авв)

9. Книга пророка Софонии (Соф)

10. Книга пророка Аггея (Агг)

11. Книга пророка Захарии (Зах)

12. Книга пророка Малахии (Мал)

Таким образом, в христианских изданиях Ветхого Завета насчитывается 39 канонических книг.

Новозаветные книги создавались на протяжении I в. по Р. Х., и приблизительно к концу II века по Р. Х. сформировался христианский новозаветный канон.

В канон Нового Завета входят 27 книг:

• четыре Евангелия (от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна);

• книга Деяния святых апостолов;

• 21 апостольское послание (14 посланий апостола Павла и 7 посланий других апостолов — Иакова, Петра, Иоанна, Иуды — называемых «соборными» посланиями);

• Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис).

Таким образом, Библия объединяет в себе книги, написанные несколькими десятками авторов в течение многих веков; эти книги отличаются по жанру, по темам, по языку — они написаны на еврейском и греческом языках, а некоторые ветхозаветные книги написаны на арамейском, более позднем по происхождению семитском языке. Однако мы можем утверждать, что все эти книги пронизаны единым духом — каждая из них в своей неповторимой форме запечатлела откровение Бога.

 

«Неканонические» ветхозаветные книги

Напомним, что в отношении Ветхого Завета христиане называют «каноническими» те же самые книги, которые считают священными последователи иудаизма. Процесс собирания священных книг был весьма длительным, одним из первых его этапов стало нахождение «книги Закона» при царе Иосии в VII в. до Р. Х., другой важной вехой была деятельность книжника Ездры в V в. до Р. Х. Состав священных Писаний определялся еврейской общиной Иудеи. Прежде всего, книга должна была пользоваться авторитетом в иудейской среде. Также важными критериями были время ее написания и язык. Так, в иудейский канон не были включены книги, написанные позднее III–II вв. до Р. Х., или не сохранившиеся на еврейском языке, или же составленные не в Палестине (например, в Александрии). По оценке исследователей, свой окончательный вид еврейский канон приобрел в I в. по Р.Х.

Важно отметить, что в Септуагинте — греческом переводе Ветхого Завета, осуществленном в III–I вв. до Р. Х., — присутствует целый ряд книг, которых нет в списке канонических книг евреев. Это произошло потому, что в Александрии Египетской, где осуществлялся этот перевод, еврейская диаспора относила к числу священных целый ряд книг, которые сохранились в переводе на греческий или же были целиком написаны на греческом языке.

Таких книг Септуагинты, не включенных в еврейский канон, насчитывается 11. В отличие от канонических, эти книги не обладают непререкаемым вероучительным авторитетом. В православной традиции эти книги включаются в состав Библии, но именуются «неканоническими». В изданиях Библии они выделяются в отдельную группу:

Неканонические книги

1. Вторая книга Ездры (2 Езд)

2. Книга Товита (Тов)

3. Книга Иудифи (Иудифь)

4. Книга Премудрости Соломонова (Прем)

5. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова (Сир)

6. Послание Иеремии (Посл Иер)

7. Книга пророка Варуха (Вар)

8. Первая книга Маккавейская (1 Мак)

9. Вторая книга Маккавейская (2 Мак)

10. Третья книга Маккавейская (3 Мак)

11. Третья книга Ездры (3 Езд)

Существуют и неканонические добавления к тексту канонических ветхозаветных книг, присутствующие в Септуагинте: к примеру, 13–14 главы Книги пророка Даниила, 151-й псалом, текстовые вставки в Книгу Есфири и Вторую книгу Паралипоменон (молитва царя Манассии). В русских изданиях Синодального перевода такие отрывки помещены в квадратные скобки.

 

Основные периоды истории израильского народа

Соотнесем основные периоды истории израильского народа с библейскими книгами, в которых дается их описание.

1. Период от возникновения народа Израиля до исхода из Египта

Зарождение народа начинается с Авраама, которому Бог открывает Себя и дает обетования о великом потомстве и наследовании Ханаанской земли; благословение Бога передается сыну Авраама Исааку, сыну Исаака Иакову/Израилю и его двенадцати сыновьям, ставших родоначальниками 12 «колен» Израилевых. Одного из младших сыновей, Иосифа, завистливые братья продали в рабство в Египет, но тот благодаря помощи Божией снискал доверие фараона, стал наместником Египта и во время всеобщего голода пригласил отца и братьев с семьями жить в Египте (Бытие). Через 400 лет фараоны обратили потомков Иакова/Израиля в рабство, но Бог призвал Моисея, который вывел народ из Египта для поселения в обетованной земле Ханаанской (Исход).

2. Период от исхода из Египта до завоевания Ханаана

На горе Синай Моисей заключил завет с Богом и передал народу Закон; из-за малодушия и неверности израильтян Бог определил, что прежде достижения Обетованной земли народ будет странствовать по пустыне 40 лет (Исход, Левит, Числа, Второзаконие). При преемнике Моисея Иисусе Навине произошло завоевание первых ханаанских городов и вся земля была распределена между двенадцатью «коленами» Израиля, то есть племенами, ведущими свое начало от двенадцати сыновей Иакова (Книга Иисуса Навина).

3. Время судей (от Гофониила до Самуила)

Вопреки повелению Моисея и Иисуса Навина, израильтяне вступали в союзы с жителями земли Ханаанской, которые были язычниками. Как следствие, израильтяне впадали в идолопоклонство и забывали своего Бога. Тогда Бог отступал от них, и чужие народы начинали притеснять израильтян. Но Бог вновь и вновь избавлял израильтян от угнетения, ставя над ними вождей — «судей» (Книга Судей, Книга Руфь, Первая книга Царств).

4. Единое царство при Сауле, Давиде и Соломоне (конец XI в. — 931 г. до Р. Х.)

Последний «судья» Самуил уступил желанию народа иметь царя, хотя это означало отказ от уникального правления народом через избранников Божиих. Первый царь Саул не справился с возложенной на него ответственностью и проявил гордость пред Господом. Вторым царем был помазан Давид, — он был всецело предан Богу, и на престоле народа Божия была утверждена его династия. Давид сделал столицей Иерусалим, а его сын Соломон построил там Храм Богу. С Давидом связывается начало богослужебной поэзии — Псалтири, а с Соломоном — начало учительной письменности в Израиле, «писаниям мудрецов» (изречения Соломона составили основу Притчей Соломона, впоследствии появились книги Екклесиаст, Песнь Песней, Книга Иова). При Давиде и Соломоне государство пережило период своего наивысшего расцвета, «золотой век». Однако из-за идолопоклонства Соломона на закате его жизни, из-за недовольства населения его поборами, а также в результате усилившегося противостояния между северными и южными коленами, царство разделилось на две части. Северное царство стало называться Израильским, а Южное — Иудейским, со столицей в Иерусалиме (1–3 книги Царств, 1 книга Паралипоменон).

5. Израильское царство (931–722 гг. до Р. Х.)

Более крупное Израильское (Северное) царство, образованное десятью коленами, утрачивало связь с истинным богослужением, центром которого оставался Иерусалимский храм. В качестве его замены царь Иеровоам ввел поклонение золотым тельцам в Вефиле и Дане; впоследствии в стране распространилось идолопоклонство, которое обличали пророки. Множество царских династий сменяли друг друга на престоле, и зачастую это происходило в результате заговоров и убийств. Надежды на союзы с Ассирией, Египтом и Сирией оказались политическими просчетами, и в результате в 722 г. до Р. Х. Израильское царство было захвачено Ассирией, а большинство населения уведено в другие страны (3–4 книги Царств; книги пророков Амоса, Осии, Ионы).

6. Иудейское царство (931–587 гг. до Р. Х.)

Иудейское царство просуществовало почти на полтора века дольше Израильского; на престоле были цари династии Давида, однако лишь немногие из них явились достойными наследниками своего благочестивого предшественника. Самые лучшие цари, Езекия и Иосия, провели религиозные реформы, однако это не смогло остановить нравственное падение народа (книги пророков Исайи, Михея, Наума, Аввакума, Софонии). Пророки говорили о необходимости покаяния и о надвигающейся опасности, но люди не слушали их. В результате в 586 г. до Р. Х. Иерусалим и Храм были разрушены вавилонским царем Навуходоносором, большая часть иудеев уведена в плен в Вавилон (3–4 книги Царств, 2 книга Паралипоменон, Книга пророка Иеремии, Плач Иере мии).

7. Период Вавилонского плена (587–538 гг. до Р. Х.)

Вавилонский плен стал важнейшим переломным этапом в духовной истории народа. Находясь в плену вдали от родины, иудеи наконец прекратили склоняться к поклонению чужим богам. Они осознали свою уникальность — из всех народов только они почитали единого истинного Бога, Который Сам призвал их к высокому служению. Иудеи начали собирать Писания, говорящие об общении Бога с их праотцами, и в них пробудилось любовное и ревностное отношение к своей вере (книги пророков Иезекииля, Даниила). В 539 году персидский царь Кир разрешил народу возвратиться на родину, но вернуться решили далеко не все (Первая книга Ездры, вторая часть Книги пророка Исайи).

8. Период от возвращения из плена до завоевания государства римлянами (538—63 гг. до Р. Х.)

В VI веке до Р. Х. Палестина еще находилась под властью персов; заново начинать жизнь на разоренной родине было непросто, и дух народа укрепляли пророки (книги пророков Аггея, Захарии, а в V веке — Книга пророка Малахии). В V веке большую роль в формировании жизни иудейской общины сыграл царедворец Неемия и книжник Ездра (книги Ездры и Неемии). В IV веке Палестину завоевал Александр Македонский, а после его смерти владычество над Палестиной перешло к правителям Египта (Птолемеям) и затем — правителям Сирии (Селевкидам). Сирийский царь Антиох IV Епифан инициировал жестокие гонения на веру иудеев, в ответ на которые поднялось народное восстание, и в результате образовалось иудейское царство Маккавеев, или Хасмонеев (1–2 Маккавейские книги). Это самостоятельное государство существовало около ста лет; в 63 г. до Р. Х. в результате внутренних распрей оно было захвачено римским полководцем Помпеем и присоединено к Римской империи.

 

Основные методы толкования Библии

 

Необходимость толкования Библии

Мир, отраженный на страницах Библии, отделен от нас многими веками, поэтому библейские тексты в культурном и мировоззренческом плане могут существенно отличаться от привычных нам представлений. Кроме того, еврейский и греческий языки изначальных текстов содержат множество специфических оборотов, буквальный перевод которых для нас часто непонятен. Поэтому очевидна необходимость толкования Библии. Для того чтобы библейский текст все более полно раскрывался перед нами в своей духовной глубине, можно использовать разные методы толкования. По словам святителя Иоанна Златоуста (V в. по Р. Х.), «иное в Писании должно понимать так, как говорится, а иное в смысле переносном; иное же в двояком смысле: чувственном и духовном».

Разные методы толкования можно свести к двум основным подходам: буквальному (историческому) и иносказательному (духовному).

 

Буквальный и иносказательный подходы к толкованию

Буквальный подход предполагает выявление смысла библейского отрывка в его ближайшем контексте, с опорой на исторические и филологические данные. Данный подход широко использовался толкователями Антиохийского богословского направления (III–IV вв. по Р. Х.) и был развит Иоанном Златоустом; те же основополагающие принципы лежат в основе работ современных западных библеистов.

К иносказательному подходу относятся аллегорический и типологический методы толкования. Применение этих методов основывается на том, что библейский текст содержит не только один пласт смысла, но несколько пластов, и в простом на первый взгляд отрывке можно увидеть гораздо более глубокий смысл.

Аллегорическое толкование было широко распространено у представи телей Александрийского богословского направления (Климент Александрийский, Ориген — III в. по Р. Х.); этот метод восходит к иудейскому ученому Филону Александрийскому (25 г. до Р. Х. — 50 г. по Р. Х.), который при толковании Писания обращался к наследию греческой философской мысли. К примеру, райский сад аллегорически истолковывается как счастливое состояние человеческой души, пребывающей в единстве с Богом, а событие грехо падения — как проникновение соблазна через чувства человека (которые символизирует женщина-Ева), что привело к порабощению греху его разума (который символизирует мужчина-Адам).

Типологическое толкование (от греч. τύπος, «типос» — «образ») показывает, как одни описанные в Библии события предвосхищают другие — более ранние ветхозаветные события становятся прообразом более поздних. К примеру, Исход из Египта осмысляется как прообраз возвращения народа из Вавилонского плена, а в новозаветной перспективе — как спасение от рабства греху, осуществленное Иисусом Христом. Этот метод основывается на единстве библейского откровения, которое последовательно описывает различные этапы истории спасения человечества.

 

Научные подходы к Библии

Начиная с эпохи Возрождения, толкование Библии велось в контексте европейской научной традиции, и тогда появилась библеистика — научное изучение Библии. В процессе развития библейской науки оформились самостоятельные библейские дисциплины:

• герменевтика (от греч. глагола «толковать») — наука об общих принципах толкования текста, о подходах к его пониманию;

• текстология — наука о рукописях, носителях текста;

• исагогика (от греч. глагола «вводить») — «введение» в толкование текста, дающее основную предварительную информацию: рассмотрение вопросов датировки конкретной книги, ее авторства, исторического контекста;

• экзегетика (от греч. глагола «выводить», «излагать», «рассказывать») — собственно толкование текста во всем его многообразии. Толкователей Библии часто называют «экзегетами».

В европейской науке в XVIII и особенно XIX веках господствовали либерально-критические тенденции — высказывались сомнения в целостности библейских книг, в предполагаемом авторстве и датировке, формулировались разнообразные гипотезы. Какие-то из тех гипотез были явно натянутыми и чересчур искусственными, но другие возникли на основе глубокого проникновения в библейский текст и до сих пор не утратили свою значимость.

В XX веке в западной христианской традиции появилось гораздо больше исследователей консервативного направления, изучающих Библию не только с позиций «беспристрастного» ученого, но с позиций верующего человека, христианина. К числу таких библеистов можно отнести и ярких русских православных богословов. И до настоящего момента процесс глубокого изучения Библии продолжается: каждый год выходит множество книг и статей, посвященных интерпретации того или иного библейского отрывка, стиха или понятия. Благодаря деятельности ученых-библеистов были наработаны обширные знания, позволившие обогатить понимание Библии, в первую очередь в отношении истории, филологии, археологии, социологии. Задача православных экзегетов — обращаться к достижениям современной библейской науки и осмыслять их, принимать ценное, но не брать на веру излишне «смелые» и необоснованные гипотезы. Именно таков был подход русских дореволюционных православных ученых — они уделяли большое внимание анализу современных им научных исследований, при этом активно использовали толкования авторитетных отцов Церкви, выявляя их непреходящий нравственный и богословский смысл.

Итак, представляется, что наилучшим путем является синтез Предания христианской Церкви с современными исследованиями библейской науки. Поистине, Библия есть неисчерпаемая книга, и между разными методами ее толкования нет противоречия — они не исключают друг друга, а дополняют. В связи с этим можно привести яркое высказывание немецкого гения Иоганна Вольфганга фон Гете: «Я убежден, что чем больше будут понимать Библию, тем прекраснее она будет казаться».

 

Вопросы к уроку

1) Что означает слово «библия»? Чем именно Библия отличается от всех остальных литературных произведений?

2) Как можно сформулировать учение о богодухновенности Библии?

3) На какие две части разделяется Библия? Каково происхождение слово «завет»? Где впервые прозвучали слова «Ветхий» и «Новый» Завет?

4) Как можно определить понятие «канонический»? На какие разделы делятся ветхозаветные книги? Охарактеризуйте основные методы толкования Библии.

5) Сформулируйте, как связаны между собой книги Ветхого и Нового Заветов. Почему христианство утверждает, что книги двух Заветов невозможно полноценно понять изолированно?

 

Урок 1. Книга Бытия (Быт 1–11): праистория человечества

 

«В начале сотворил Бог небо и землю…» — это первые слова Библии. Первая книга Пятикнижия Моисеева — Бытие — называется так, поскольку в ней дается описание возникновения и становления мироздания (ср. «вот происхождение неба и земли», Быт 2:4), и изображаются отдельные яркие картины истории первого человечества. Согласно традиционной версии, это откровение о первоначалах мира было передано Богом пророку Моисею. Общемировой праистории посвящены главы Быт 1–11. В главах Быт 12–50 содержится вторая часть книги, где описывается, как Бог открывает Себя одному человеку — Аврааму — и его потомкам, и заключает с ними союз-завет.

 

Библейский рассказ о сотворении мира (Быт 1–2)

 

Шесть дней творения

 

Начало творения мира

«В начале сотворил Бог небо и землю» — каждое слово этой фразы имеет важные смысловые особенности. Под «небом» и «землей» толкователи обычно понимают обобщенные категории — «дух» и «материю», или же связывают «небо» с ангельским миром. Упомянутое «начало» (евр. «береши́т») указывает не просто на последовательность во времени, но, скорее, дает понять, что само время также было сотворено Богом, пребывающим в вечности. В значении «сотворил» в еврейском тексте используется глагол «барá», который в Библии никогда не употребляется по отношению к человеческим действиям. Комментаторы заключают, что это слово соотносится только с действием Бога и в Быт 1 означает создание всецело нового, подобного чему еще не существовало. Эта мысль еще более определенно выражена в одной из поздних ветхозаветных книг: «Все сотворил Бог из ничего» (2 Мак 7:28). Слова «из ничего» подчеркивают, что Бог совершенно отличен от творимого Им мира, Он несоизмеримо выше всего сотворенного. В еврейском оригинале слово «Бог» употреблено во множественном числе (Элохи мотед. ч. Элоáх), но сказуемое при этом везде стоит в единственном числе. Очевидно, что никакого многобожия здесь не предполагается. Возможно, множественное число подчеркивает безграничность бытия Бога (ср. «небо» и «небеса») или употребляется как «множественное возвеличивания», подобное вежливой форме обращения в современном языке.

«Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою» (Быт 1:2; евр. «руах Элохим»). По мнению толкователей, «земля» и «вода» употреблены здесь как синонимы — так изображается первоматерия, не имеющая формы и структуры, абсолютно темная и совершенно однородная. Употребленный глагол «носился» можно также перевести «согревал движением» — он передает мысль о бережном творческом воздействии Духа Божия (ср. Втор 32:11: «как орел… носится над птенцами своими»).

 

Первый и второй дни творения

И затем, по воле Бога, первоматерия освещается — «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет». Именно свет Бог сотворил первым — свет всегда ассоциируется с добром и благом, свет есть необходимое условие для жизни всех существ. Откровение Библии, что Бог создает все Своим словом, имеет глубочайший смысл. Слово Бога обладает неисчерпаемой творческой силой, творение «единым словом» показывает всемогущество Творца. Согласно новозаветному откровению, Иисус Христос есть Слово Бога (Ин 1:1).

«И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы». Показательно, что в библейском рассказе нет речи о том, что Бог сотворил тьму — далее в книге Бытия будет рассказано о проникновении в мир зла, но уже теперь читатели могут понять, что источником зла и тьмы является не Бог. Творение Божие будет становиться все прекраснее и прекраснее: каждый этап создания мира завершается словами «И увидел Бог, что это хорошо». Эта фраза выражает одобрение и радость Бога, с любовью смотрящего на новое созданное Им бытие.

Всему сотворенному Бог дает имя («и назвал Бог свет днем, а тьму ночью») — это действие запечатлевает возникновение новой реальности и одновременно показывает власть Бога-Творца. «И был вечер, и было утро: день первый». Слово «день» (евр. «йом») может означать как обычные сутки, так и некий продолжительный период времени. Важно, что солнце и луна, движение которых отмечает земные сутки, еще не были сотворены (Быт 1:14). Как говорит библейский автор, «у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Пет 3:8; ср. Пс 89:5). Слово «день» обозначает этап творения.

Процесс творения развивается — бесформенное вещество начинает приобретать очертания и упорядоченность. Во второй день творения произошло разграничение первоматерии — Бог разделил единую водную бездну на верхние и нижние воды и поместил между ними «твердь» — видимое небо.

 

Третий и четвертый дни творения

В третий день Бог собрал водные массы в определенные для них места и появилась суша. «И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями». В этот день создаваемый мир начал наполняться разнообразием — «И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое» (Быт 1:11). И действительно, земля уже самостоятельно произрастила растения; она восприняла творческую силу от Духа Божия и стала способна воспроизводить растительную жизнь.

В четвертый день Бог сотворил светила — показательно, что в тексте отсутствуют слова «солнце» и «луна», вместо этого сказано «светило большее» и «светило меньшее». В древности все небесные тела считались божествами. Библейское же откровение подчеркивает, что светила являются творениями истинного Бога, Который установил для них четкое назначение: они посылают свет на землю, разделяют время на день и ночь, а также служат для «знамений».

 

Пятый и шестой дни творения

В пятый день Бог сказал: «Да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею» (Быт 1:20). «И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их…» — здесь во второй раз употреблен глагол «бара»: Бог впервые сотворил животных, и это явилось качественно новым уровнем творения. Подчеркивается, что всем живым существам Бог дал способность к воспроизводству, по своему роду, и многочисленность всего живого угодна Богу: «И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях…» (Быт 1:22).

В шестой день Бог дал повеление земле, и она произвела земных животных — теперь и небо, и земля, и вода наполнились живыми существами. После этого произошло нечто исключительное — в процессе творения наступила некая значимая пауза, когда Бог сказал Самому Себе: «Сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими… и над всею землею» (Быт 1:26; это так называемый «Божественный Совет»). Творение человека как бы «противопоставлено творению всего прочего мира. Если ранее Бог обращался к стихиям, то теперь Он обращается к Самому Себе… И уже здесь мы можем почувствовать, что человеку предназначается совершенно уникальное место в ряду прочих творений». «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1:27). В третий раз употреблен глагол «бара», показывающий качественно новый уровень творения — человек был создан «по образу Божию», и этим он отличается от всех остальных живых существ. Под «образом Божиим» толкователи понимали дарованный человеку разум, дар слова, свободу самоопределения, способность к творчеству, личностное бытие. В тексте книги Бытия на первом плане находится идея владычества над миром, что предполагает великую ответственность человека пред Богом Творцом. В словах Бога также звучит слово «подобие»; по всей вероятности, «образ» и «подобие» не являются всецелыми синонимами. Как правило, дается такое толкование: «образ Божий» — это то, что уже заложено в человеке, некая «данность», а «подобие» — это та мера, в которой человек раскроет в себе образ Божий и приблизится к Богу. Сотворив человека, Бог поставил перед ним задачу духовного роста — цель жизни человека есть уподобление Богу.

 

Итог созидательной деятельности Бога

Повествование о шести днях творения (Быт 1–2) традиционно называется «Шестоднев». Нетрудно заметить, что созидательная деятельность Бога как бы делится на два цикла, обладающих сходной последовательностью.

Два «цикла» творения по Шестодневу

Сотворение человека имеет кульминационный характер — это вершина процесса творения. Согласно Шестодневу, человек заключает в себе уникальное двуединство: созданный в шестой день, он принадлежит животному миру, но в то же время «он является как бы божественной печатью, которой запечатлено творение». После создания человека Бог определяет, что все не просто хорошо, но «очень хорошо» (Быт 1:31) — сотворенный Богом мир стал всецело совершенным.

 

Седьмой день — благословение Бога творению

Поэтому в седьмой день Бог уже не создавал ничего нового, но пребыл «в покое». О значении седьмого дня говорится с особой торжественностью — «И благословил Бог седьмой день, и освятил его» (Быт 2:3). В Библии сотворение мира соотнесено с семидневной неделей, и седьмой день — суббота — есть священный день, день покоя для всех (Исх 20:8–11). «Покой» Бога, конечно, не означает, что Он удалился из мира и не принимает никакого участия в его делах — Бог продолжает поддерживать и хранить мир Своей живительной силой (ср. Ин 5:17).

 

Актуальный смысл Шестоднева

Современная наука предлагает различные теории и гипотезы о происхождении вселенной и жизни на Земле, при этом библейское повествование рассматривается в качестве одной из гипотез и подвергается критическому естественно-научному анализу. Однако при анализе Шестоднева важно помнить, что он представляет собой поэтический текст, написанный образным языком, доступным для понимания его первых читателей. Конечно, возможно сопоставлять Шестоднев с научными гипотезами о становлении мира — уже ранние христианские авторы при толковании Шестоднева активно привлекали научные знания своих эпох. При этом нельзя забывать, что основной смысл этого текста — религиозный. Цель священного автора — не представить естественно-научную картину формирования вселенной, а сообщить читателям важнейшие истины о Боге-Творце. Чтобы ярче понять новизну библейского откровения, Шестоднев необходимо рассматривать на фоне космогоний тех времен.

Сравнение библейского откровения о сотворении мира с основными чертами языческих мифологий

Показательно, что создание мира в Шестодневе предстает поэтапным: от простого к сложному, от неживого к живому, от животного к человеку. Священный автор указывает, что Бог может творить и опосредованно, действуя через природные стихии. Принципиально важные идеи, которые доносит до нас Шестоднев, следующие: мир создал единый всемогущий Бог, и причиной творения было не что иное, как Его желание подарить жизнь существам, отличающимся от Него. Благой и любящий Бог сотворил мир красивым и совершенным, при этом состояние мира во многом зависит от человека, которому Бог как бы «поручил» мир, доверил его.

 

Второе повествование о сотворении человека

 

Во второй главе книги Бытия содержится другой рассказ о творении человека, в котором приведено больше подробностей, дополняющих повествование Шестоднева (Быт 2: 7,18–25). По сравнению с Шестодневом этот рассказ более близок образному языку древневосточных народов.

 

Сотворение Адама

Сказано, что Бог сотворил человека из «праха земного». «Человек» — по-еврейски «адам» — создан из «земли» — по-еврейски «адамá». «Прах»/ пыль — символ самого ничтожного (ср. выражение «лежать в пыли», Ис 26:19). Но затем Бог вдохнул в него дыхание жизни, «и стал человек душою живою» (Быт 2:7). Эта образность показывает, что свою душу человек получил непосредственно от Бога. Получается, что сотворение человека происходило в два этапа: вначале «было живое тело — животное в образе человека, с душою животного. Потом Бог вдунул в него дух Свой — и из животного стал человек». Этот рассказ ярко показывает двойственность человека, его принадлежность к миру материальному и одновременно к миру духовному.

 

Сотворение женщины

Бог определяет, что «не хорошо быть человеку одному» (Быт 2:18). Подчеркивается, что Бог заложил в человеке потребность в общении, в единении с другими. Но среди всех созданных Богом живых существ для Адама не нашлось «помощника, подобного ему» (Быт 2:20). Тогда вновь, как и перед сотворением первого человека, происходит таинственный Божественный Совет: «…сотворим ему помощника, соответственного ему». Наведя на человека крепкий сон, Бог создал женщину «из ребра» Адама (Быт 2:22). Образ «ребра» указывает на теснейшую близость мужчины и женщины — понятия «ребро», «сердце» и «жизнь» имеют большое смысловое сходство. Показательно, что в повествовании о творении женщины не используется глагол «бара» (редкий глагол, указывающий на особое действие Бога). Это означает, что женщина не является принципиально новым творением: единая человеческая природа стала существовать в двух полах. Когда Адам видит свою жену, дарованную ему Богом, он восклицает: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей» (Быт 2:23). Это было радостное узнавание «другого я»; по замыслу Божию, союз мужа и жены предполагает нерасторжимое единение — «…и будут [два] одна плоть» (Быт 2:24). Мы видим, что брак освящен Богом уже при сотворении первых людей; в Шестодневе также сказано, что Бог благословил людей со словами «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт 1:28).

Адам сказал также: «Она будет называться женою, ибо взята от мужа»; в еврейском языке слово «жена» — «ишшá» — образовано от слова «муж» — «иш», и такое именование ярко свидетельствует о природном единстве жены и мужа. «Жена не получает особого имени, но называется как часть мужа. Это указывает на равенство полов до грехопадения». Позднее Адам наречет своей жене имя «Ева» (евр. Хавва, Быт 3:20), что означает «дарующая жизнь». Священный автор отмечает: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт 2:25). Люди были полностью открыты друг другу, их взаимное доверие было всецелым.

 

Жизнь людей в раю — первые заповеди

 

Описание рая

Сотворив человека из праха, Бог поселил его в прекрасном саду — греч. παράδεισος, «парадисос», слав. «рай». «Образ сада, изобилующего плодовыми деревьями, был излюбленный на Востоке способ изображать Божие благословение». Рай находился «на востоке», в Эдеме (евр. Эден), и располагался между четырьмя реками. В частности, упоминается река Евфрат, поэтому считается, что рай находился в районе Междуречья. География рая во многом условная — четыре реки соответствуют четырем сторонам света и показывают красоту и изобилие этого места. В центре рая росло Древо жизни — символ присутствия Бога, являющегося вечным Источником жизни. Таким образом, рай являл собой место, где человек пребывал в близком общении с Богом — именно это было самым главным.

 

Две первые заповеди-поручения Бога человеку

Очень важно, что человек в раю не жил в полной праздности и беспечности — Бог дал ему несколько заповедей, чтобы человек возрастал в своих способностях и совершенствовался в добре.

Первая заповедь — «возделывать и хранить» рай — предполагает определенный физический труд и изучение всего окружающего. Забота о творении Божием была источником радости и удовольствия. Человек не только жил в гармонии с природой, — он уже становился соработником Бога, развивал созданный Им мир.

Вторая заповедь предполагала умственный труд — Бог повелел Адаму дать имена всем животным, созданным Богом (Быт 2:16,17). Этот процесс не был произвольным — человек должен был увидеть важнейшие сущностные черты творений и исходя из них определить имя для каждого. Теперь человек соучаствовал в запечатлении творения Божия. В наречении имен также проявилась власть первозданного человека над животными, переданная ему Богом.

 

Третья заповедь о дереве познания добра и зла

Третьей заповедью был единственный запрет: Адаму было позволено есть плоды любого дерева, которое растет в раю, кроме одного — «древа познания добра и зла» (Быт 2:17). Бог особым образом подчеркнул важность этого запрета для человека: «…в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт 2:17). Таинственное название этого дерева и строгость запрета могут навести на мысль, что плоды были особенными, что их вкушение могло дать человеку способность познать добро и зло, сущность всех вещей. Но такие выводы слишком поспешны.

В начале книги Бытия не говорится о том, знал ли человек о существовании зла в мире. Во время своей жизни в раю человек не встречался со злом, но что такое добро, он хорошо знал. Абсолютное добро — это Бог и все Его дела. Через близость к Богу человек мог безгранично совершенствоваться в познании добра. А зло и грех представляют собой уклонение от добра, то есть удаление от Бога и противодействие воле Божией. Поэтому не вкушение плодов с Древа, а общение с Богом необходимо для познания добра и зла как нравственных категорий. Источником всякого знания был для человека именно Бог.

Согласно многим толкованиям, дерево познания не было «магическим» — само по себе оно было неспособно повредить человеку; зло могло произойти при неправильном, вне участия Бога, приобщении к нему. Бог предостерег человека от самовольного решения вкусить его плоды. «Запретное древо в раю означает тот предел, который напоминает человеку о его сотворенности, несмотря на всю высоту положения, определенную ему Богом». При этом Бог не сделал вокруг дерева ограду, не препятствовал человеку подходить к нему. Заповедь была направлена на то, чтобы человек сознательно хранил верность Своему Творцу, ради Него ограничивая себя в чем-то, и тем самым возрастал духовно в любви к Богу.

Важно отметить, что для ближневосточных культур дерево было важным и распространенным символом (ср. «мировое древо»). Возможно, дерево познания символически обозначает все мироздание, поскольку «добро и зло» — евр. «тов вэ ра», «хорошее и плохое» — в других библейских контекстах переводится как «все на свете». «Запрет есть плоды с Древа Познания предостерегает человека от покушения на своевольную, независимую от Бога власть над миром».

Человеку было предназначено принять полноту власти над миром от Самого Бога, в определенное Богом время, когда человек будет для этого полностью готов, «созреет» внутренне и уподобится Богу. Пока же было еще слишком рано.

 

Повреждение мира грехом (Быт 3–11)

 

Грехопадение Адама и Евы (Быт 3)

 

Змей-искуситель

Далее в книге Бытия повествуется об искушении Адама и Евы; соблазн был связан с речами «змея» — «змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог» (Быт 3:1). Змей был одним из творений Бога, не получивших дара человеческой речи, и его способность говорить показывает, что змей выступал лишь орудием истинного носителя зла. В первых главах книги Бытия не упоминается ни об ангелах, ни о злых духах, но другие библейские книги раскрывают, что вначале согрешил один из верховных ангелов (1 Ин 3:8); его грехом была гордыня — он восстал против Бога, желал утвердить свою волю, стать выше Бога. Падший ангел — «сатана» (евр. «противник») хотел распространить зло и в сотворенном Богом материальном мире. Его цель — отвратить людей от Творца, подчинить их себе, и, используя свою власть над людьми, обладать всем миром. В отличие от Бога, целью Которого является благо человека, сатана действует исключительно в собственных интересах; Иисус Христос назвал его человекоубийцей (Ин 8:44). В Книге Премудрости Соломона сказано: «Завистью диавола вошла в мир смерть» (Прем 2:24). Греческое слово «диавол» означает «клеветник»; диавол является «отцом лжи» (Ин 8:44). «То, что под образом змея скрывается диавол, видно из характера его речей, так как каждое его слово есть ложь и клевета на Бога, хотя оно звучит как полуправда». Змей был распространенным символом языческих богов плодородия, и библейские авторы часто использовали змея/ дракона в качестве символа богоборческих сил.

 

Клевета змея на Бога и падение Евы

Итак, змей обратился к женщине; хитрость искусителя проявилась уже в его первых словах: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» Он не сразу раскрывает свою цель, но подходит к главному постепенно — вначале он завязывает разговор и задает вопрос с «искренним» недоумением. Змей намеренно преувеличивает строгость заповеди, чтобы изобразить Бога неким деспотичным тираном.

Слыша речь от животного, удивленная Ева ответила змею: «Плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть» (Быт 3:2–3). Женщина хочет дать полный и ясный ответ, но уже допускает важную смысловую неточность: на самом деле Бог не говорил «не прикасайтесь». Получается, что женщина сама ужесточила заповедь, как бы принимая предлагаемое змеем ложное изображение Бога, и в результате в ней уже начинает зарождаться некое недовольство. Ева сказала, что заповедь нужно соблюдать для того, чтобы «не умереть» — но вовсе не это было главной причиной. «Мысль о строгости заповеди и страх смерти уже начинала затмевать в ней чистое чувствование любви и благоговения к Богу-Законодателю».

И тогда змей более полно раскрывает свой замысел — он хочет заставить Еву сомневаться в правдивости слов Бога: «Нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт 3:4–5; возможен также перевод «будете как Бог», так как используется слово Элохим). Змей прямо представляет Бога лжецом, пользующимся наивностью и доверчивостью людей. Змей побуждает Еву поверить в свою клеветническую «карикатуру» на Бога — будто Бог скрывает от людей невероятные блага, которые должны по праву принадлежать им, а все потому, что ревниво оберегает Свою исключительность. И Ева забывает, что щедрый Бог подарил людям саму жизнь и безмятежное счастье в раю; чуждый всякой корысти, Он все делал для них, и заповедь о дереве была дана ради блага самих же людей. Привычное доверие и любовь к Богу затмеваются, и женщина уже не может удовлетвориться прежней жизнью — она начинает желать чего-то иного, особенного, высшего. В словах змея «указан основной мотив нарушения заповеди — стремление „быть как боги“ и, минуя Творца, пользоваться властью над миром». Когда Ева приняла эти слова сатаны в свое сердце, внутри нее уже зародился первый греховный помысел.

Завороженная Ева совсем другими глазами посмотрела на Дерево познания. «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи» — оно наверняка имеет особенный, ни с чем не сравненный вкус («запретный плод сладок»). Дерево также «приятно для глаз», необыкновенно красиво и желанно, потому что «дает знание» — Божественное знание, выше которого ничего нет.

Это желание помрачило разум и чувства Евы и завладело всем ее существом — женщина сорвала плоды с Дерева познания и съела их. Теперь она соединилась со злом не только на духовном уровне, но уже и на телесном.

 

Грех Адама

Ева действительно не умерла в тот же миг — слова змея как будто бы подтвердились. Возможно, этот факт сыграл роль в следующем этапе падения людей — «… и дала также мужу своему, и он ел». Быстрота совершившихся событий поразительна. Из текста никак не следует, что мужчина «взял паузу» и обдумал все стороны такого важного решения, хотя это было бы естественно; более того, Адам мог обратиться за советом к Богу, с Которым у него была теснейшая связь. В этом случае последствия случившегося были бы не так тяжелы. Но вместо всего этого мужчина просто последовал за женщиной, обольщенной змеем. Возможно, что Адам был свидетелем разговора жены со змеем, на это может указывать использование множественного числа в диалоге змея с Евой. Как бы то ни было, мужчина тоже ощутил всю заманчивость предложения змея «стать как боги» и не устоял.

Все комментаторы признают, что вина мужа несравненно тяжелее вины его жены. С одной стороны, змей говорил только с Евой, и Адам не испытал такого сильного воздействия искусителя. Поэтому у Адама была возможность спокойно обдумать слова змея, а также задаться вопросом, какие цели собственно преследует сам змей, почему он так заинтересован во вкушении людьми этого плода и зачем он заставляет их сомневаться в доброте и благости Бога? С другой стороны, Адам был близок к Богу, и естественные чувства любви, благодарности и верности Своему Создателю должны были оказаться сильнее сиюминутного желания; именно Адам принял заповедь Бога о невкушении плодов и лучше Евы знал о ее истинном значении. Именно по этим причинам позднейшие библейские авторы говорят о том, что главную ответственность за совершенный грех несет мужчина-Адам. Грех женщины характеризуется как «прельщение» (2 Кор 11:3; 1 Тим 2:14), а грех Адама — как «преступление» (Рим 5:15–18), отступничество от Бога. Адам совершил постыдное предательство.

Поступок Адама и Евы усугубляется тем, что кроме злой воли змея ничто не толкало их нарушить заповедь — живущие в раю, они не испытывали ни голода, ни каких-либо иных нужд, которые могут побудить обычного человека совершить грех. Не существовало никаких внешних причин или поводов — только спровоцированное сатаной желание поступить по своей воле, не признавать для себя никаких ограничений и без согласия Бога присвоить Его дары.

 

Истинный замысел Бога о человеке

Но Бог не собирался ни в чем обделять человека — Творец Сам предназначил человека к уподоблению Богу, к «обожению», и владычество над всем миром действительно должно было перейти к человеку. Но для достижения этих целей людям необходимо было пройти путь духовного роста. Диавол сказал полуправду — Сам Творец поставил человеку цель «быть как Бог», но диавол предложил людям другой способ достижения этой цели. Не через воспитание себя и постепенное достижение внутренней готовности, но через внешнее действие, дающее быстрый эффект — вкушение плода от дерева. Это можно определить как путь магии — манипуляций с божественным миром, вне личного общения с Богом, вне связи с Ним, вне исполнения Его воли.

При сотворении человека Бог наделил его свободой воли. Без этого дара люди не смогли бы стать подобными Богу — они были бы скорее похожи на роботов, послушно и безучастно подчиняющихся своему хозяину. Высочайшее призвание человека — уподобление Богу — предполагает сознательное повиновение Ему в любви, добровольную самоотдачу и служение Его замыслам. Дар свободы необходимо заключал в себе возможность выбора — человек мог или последовать в заданном Богом направлении, или уклониться от него. В случае если человек выберет неверный путь, то и он сам, и все творение Божие будет искажено. Предназначив человека к такой духовной высоте, Бог, можно сказать, пошел на риск. Этот риск был в любом случае оправдан — чтобы ни случилось, Всемогущий Бог властен осуществить Свой замысел о мире и человечестве.

 

Последствия грехопадения

 

Первый результат грехопадения

К сожалению, первые люди попались в расставленную сатаной ловушку — они выбрали более легкий путь, магизм и своеволие. Этот путь ведет не к благу, а к духовной смерти. Вкусив плодов от дерева, Адам и Ева вместо обещанного змеем знания ощутили свою наготу (Быт 3:7). Ими овладел мучительный стыд; они сделали себе широкие повязки из листьев. Стыд был прямым следствием их греха — они внезапно стали воспринимать друг друга не как родных, а как чужих людей. Совместный грех не сплотил их, а только расколол их прежнее единство. Когда люди отдаляются от Бога, они также отдаляются и друг от друга.

 

Разговор с Богом — отвержение пути покаяния

Когда Адам и Ева почувствовали приближение Бога, они сразу попытались скрыться от Него за деревьями рая. Адам сказал Богу, что он спрятался потому, что ощущает свою наготу. Люди стали иными — присутствие Бога теперь было для них болезненным, оно рождало в них стыд, потому что открывало их духовное падение, позор их греха. Всеведущий Бог не сразу обличает людей в совершенном грехе. Вначале Он задает вопрос о произошедшем («кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?»), давая Адаму возможность самому объяснить случившееся.

Если бы Адам признал неправоту своего поступка, искренне раскаялся в содеянном и попросил у Бога прощения, связь с Богом еще могла быть восстановлена. Но человек не пытается все вернуть — он идет дальше по пути отчуждения от Бога. Адам заявляет: «Жена, которую Ты дал мне, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт 3:12). Виновницей своего тягостного состояния Адам называет свою жену и косвенно даже возводит вину на Самого Бога, давшего ему такую жену, а сам оказывается своего рода жертвой обстоятельств. Бог обращается к Еве, но и та вслед за мужем выбирает самооправдание: «Змей обольстил меня, и я ела».

 

Определения Бога согрешившим людям и змею

Только тогда звучит определение Бога, адресованное змею /диаволу, женщине и мужчине. Змей проклят — он будет ползать на брюхе и питаться прахом; его потомки будут враждовать с потомками женщины, они будут жалить людей в пяту и получать удары в голову. Если понимать это место как указание на диавола, который скрывался за обликом змея, то здесь предсказывается постоянная борьба, которую человечество принуждено будет вести с демоническими силами (ср. Рим 7:15–20). Наказание мужчины и женщины относится к их важному предназначению — отныне оно будет неразрывно связано со скорбью. Женщина будет рожать детей в муках и должна будет подчиняться своему мужу — гармония в их отношениях нарушена. Мужчина будет трудиться «в поте лица», добывая пропитание — из-за его поступка «проклята земля», и она не будет так обильно сама собой приносить плоды, как прежде (Быт 3:17). Конечным уделом человека становится смерть — «прах ты и в прах возвратишься». Все это стало естественным следствием утраты единства с Богом, Подателем жизни. Адам и Ева не умерли мгновенно, но сделались смертными.

Люди изгоняются из рая, и один из ангелов («херувим») с огненным мечом охраняет его врата (Быт 3:22–24). Нельзя считать, что это изгнание было неким специальным карательным действием Бога. Вспомним, что рай — место присутствия Бога, а после грехопадения непосредственная близость Бога стала для людей невыносимой, как сияющий свет — для больных глаз. Совершив грех и не раскаявшись, люди сами удалили от себя рай. Можно сказать, что в наказаниях Божиих проявляется Его милосердие. Смерть полагает естественный предел человеческой греховности — чем дольше бы жил человек, тем больше зла он мог бы совершать.

Одев людей в одежды из кожи, Бог позаботился об их жизни в предстоящих им более суровых условиях.

 

Связь с Новым Заветом

В словах Бога, обращенных к змею, можно увидеть обещание, что человечество некогда будет навсегда избавлено от власти диавола. Змею-диаволу говорится, что потомок женщины «будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт 3:15). Это первое обетование Бога о спасении людей через особенного избранного Им человека; здесь толкователи видят первое предсказание о Мессии, Который нанесет смертельный удар богоборцу-диаволу и восстановит связь людей с Богом. В христианской традиции этот отрывок характеризуется как Благая весть и поэтому часто называется «Первоевангелием». Это обетование Бога будет исполнено Иисусом Христом, Который победит диавола и спасет человечество от власти греха и духовной смерти.

 

Дети Адама: распространение греха (Быт 4–11)

 

Каин и Авель — первое убийство

Родив первого сына уже вне райской земли, Ева восклицает: «Приобрела я человека от Господа» (Быт 4:1). Она дает сыну имя Каин — «приобретение» (от евр. глагола «кана» — приобретать). А второго сына она назвала Авель — евр. Хевел, «дуновение/ничтожность».

Каин был земледельцем, а Авель — пастухом. Они принесли Богу жертвы, каждый по роду своих занятий — от плодов и от овец. Бог принял жертву Авеля, а жертву Каина не принял. Вероятно, причиной было их внутреннее отношение к Богу — сказано, что Авель принес лучших животных, первенцев из своего стада, а Каин — просто какие-то плоды.

Увидев, что предпочтение отдано его младшему брату, Каин был вне себя от гнева и зависти. Всевидящий Бог обращается к Каину, желая уберечь его от преступных намерений: «Почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт 4: 6–7). Но Каин не внимает предупреждению свыше — он выводит Авеля в поле и там убивает брата. Каин хочет силой устранить соперника, чтобы остаться единственным, кому Бог может дать Свое благословение. Бог вновь предоставляет человеку возможность раскаяться; Он спрашивает: «Где Авель, брат твой?» В ответе Каина звучит дерзость и бесстыдство: «Не знаю; разве я сторож брату моему?» (Быт 4:9). И уже после этого звучит Божий приговор Каину: «Кровь твоего брата, пролившаяся на землю, взывает ко Мне. Ты проклят землей, которую ты напоил кровью брата» (Быт 4:11–12 РБО). Каин будет изгнан из родных пределов и обречен на скитания. Услышав это, Каин испугался, что его можно будет беспрепятственно убить, и попросил Бога о защите. Тогда Бог делает ему некий знак, одновременно служащий печатью неприкосновенности и позорным клеймом убийцы.

 

Потомки Каина

Каин поселился в земле Нод (от слова «над» — изгнание) и основал город. Потомки Каина построили первый город и изобрели ремесла (ковку металла), овладели игрой на музыкальных инструментах (Быт 4:17–24). При этом в нравственной сфере продолжалась деградация. У каинитов появилось многоженство. Потомок Каина в пятом поколении, Ламех, хвалится своей жестокостью, слагая особую песнь: «Если ранит меня мужчина — убью! И если мальчишка ударит — убью!» (Быт 4:23 РБО). Он применяет к себе охранительное определение Бога о Каине, и даже усиливает его: «Если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (Быт 4:24).

 

Потомки Сифа — почитание Бога

Вместо Авеля — невинно пострадавшего праведника — Адаму и Еве дается сын Сиф (Шет РБО), отличающийся благочестием (Быт 4:25). Память о Боге и верность Ему сохранили именно потомки Сифа. Священный автор отмечает, что при сыне Сифа Еносе (Эноше) «начали призывать имя Господа» (Быт 4:26), то есть стали поклоняться Богу, употребляя имя Бога «Яхве». Возможен также перевод «стали называться по имени Господа». Далее называются имена одной ветви потомков Сифа, из них особенно выделяется его прапраправнук Енох. Сказано, что Енох «ходил пред Богом» — это означает, что он всегда помнил о Боге и жил как бы в Его непосредственном присутствии. Затем звучат таинственные слова «…и не стало его, потому что Бог взял его» (Быт 5:24). Последующие библейские авторы и комментаторы считали, что Енох, имевший столь близкое общение с Богом, был вознесен Богом живым на небо (см. Сир 44:15; Евр 11:5).

Приведенные далее генеалогии первых людей (евр. «тольдот», родословия) дают в сокращенном виде очерк истории первого человечества (Быт 4–5). В библейских родословиях упоминаются далеко не все жившие люди, но ключевые персонажи. Кроме Каина, Авеля и Сифа, у Адамы и Евы было множество детей (ср. Быт 5:4), и, по всей видимости, Каин женился на одной из их дочерей. Приведенные родословия ярко выражают важное для Библии учение о единстве человеческого рода, о происхождении всего человечества от одной пары людей, Адама и Евы (ср. Деян 17:26).

Внимание привлекает особенное долголетие первых людей; сын Еноха Мафусаил прожил дольше всех — 969 лет. Примеры продолжительности жизни имеют определенную числовую символику (Адам прожил 930 лет, т. е. 1000 лет минус 70, Енох — 365 лет — число дней солнечного года и т. д.). Можно понять, что Адам и его близкие потомки еще сохраняли в себе вложенные Богом полноту жизненных сил и крепость тела, ведь изначально человек был предназначен Богом для бессмертия. Но впоследствии, с распространением зла на земле, предельный возраст людей укорачивается до 120 лет (ср. Быт 6:3).

 

Потоп и спасение Ноя с семьей в ковчеге

Постепенно людей на земле становилось все больше. Говорится, что «сыны Божии» стали вступать в брак с «дочерями человеческими» (Быт 6:4) — вероятно, имеются в виду браки между потомками Сифа — благочестивыми людьми, и духовно ущербными потомками Каина. Это привело к тому, что скоро уже все люди стали жить, как будто у них нет вложенного Богом духа, как будто они только «плоть», — «все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт 6:5). Бог со скорбью взирал, как люди отвергают свое предназначение и своими грехами губят сотворенный Им мир. И наконец, Бог изрек Свое определение: это развращенное человечество будет уничтожено. Единственному праведнику того времени Ною Бог повелевает строить ковчег, большое судно, потому что вскоре воды потопа сметут с лица земли нечестивое поколение. Ной поверил Богу и начал работу; постройка продолжилась около ста лет (между 500 и 600 годами жизни Ноя), но за это продолжительное время никто из людей не вразумился и не раскаялся. Все только смеялись, не понимая, для чего на суше может понадобиться такое огромное сооружение. Ковчег был 135 м («300 локтей») в длину, 22,5 м («50 локтей») в ширину и 13,5 м («30 локтей») высотой. В какой-то момент Бог сказал Ною ввести в ковчег его семью и всех животных по паре (и по семь животных, пригодных для жертвоприношений), сделав на всех запасы пищи. И тогда воды вышли за свои пределы, установленные Богом при творении, — землю накрыл потоп. От стихии спаслись восемь человек: Ной, его жена и трое его сыновей Сим, Хам и Иафет со своими женами.

 

Завет Бога с Ноем

Земля была покрыта водами потопа целый год (Быт 7: 11; 8:13). Ковчег остановился на Араратских горах, и Ной ждал, пока земля высохнет. После того как посланный голубь принес в клюве масличный лист, Ной открыл ковчег и все вышли.

Первое, что сделал Ной, — принес нескольких животных в жертву Богу в благодарность за начало новой жизни (Быт 8:20). Бог благословил Ноя и его сыновей и сказал им: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю…» (Быт 9:1). И Бог заключил с Ноем «завет» — союз или договор: Бог больше не будет истреблять живых существ потопом. «Не прекратятся, доколе стоит земля: сев и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь» (Быт 8:22 РБО). Радуга стала знамением этого завета.

Бог дал важнейшую заповедь не убивать людей: «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт 9: 1–7). Если до потопа люди питались растительной пищей (Быт 1:29), то сейчас Бог разрешил употреблять в пищу животных, но повелевал предварительно излить их кровь. Кровь символизировала саму жизнь, которая принадлежит одному только Богу.

 

История потомков Ноя

Ной насадил виноградник и сделал вино; еще не зная о его свойствах, он испил его, опьянел и заснул в своем шатре обнаженным. Сын Ноя Хам увидел отца в таком виде и рассказал об этом братьям. Сим и Иафет пошли и, повернувшись к отцу спиной, покрыли его одеждой. Хам, подсмотревший наготу отца и посмеявшийся, нарушил важнейшую нравственную заповедь, которая затем будет четко сформулирована Богом: «Почитай отца твоего и мать твою» (Исх 20:12). Уважение к отцу восходит к почитанию Бога. Итак, в семью Ноя также проник грех (Быт 9:20–28).

Узнав о случившемся, Ной произнес проклятие, которое, однако, не касалось самого Хама, а переходило на его потомство, в первую очередь на сына Хама Ханаана. Вероятно, Ной не осмелился проклинать человека, благословленного Богом при их выходе из ковчега. Ной произносит пророчество о будущем: «Благословен Господь Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему; да распространит Бог Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему» (Быт 9:25–27).

Далее приведено родословие потомков Сима, Хама и Иафета (Быт 10), в котором, по мнению многих толкователей, представлены не просто отдельные люди, но целые народы, происходящие от их сыновей и потомков. На Древнем Востоке родоначальник часто изображался как собирательный образ, в котором соединены черты и судьбы рода, племени, нации. Неслучайно и число родоначальников — 70. От Сима произошли семитские народы (от его потомка Евера — евреи, Быт 10:21–25), среди которых сохранилось почитание единого истинного Бога. Произошедшие от Иафета народы распространились по большим территориям, включая Малую Азию и всю Европу. От Ханаана произошли населявшие Ханаан (Палестину) хананеи, считавшиеся воплощением нечестия.

 

Вавилонская башня

Повествование книги Бытия о праистории человечества замыкает яркий символический эпизод. Когда число людей стало увеличиваться, они не пожелали расходиться по разным пределам земли, как заповедал им Бог, а задумали вместе осуществить грандиозный проект: «Построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя» (Быт 11:4). Они горделиво полагали, что сами смогут достичь небес, и этим бросили вызов Богу. Людьми двигала надежда, что благодаря этой постройке они прославятся, увековечат свою память — они не хотели «рассеяться по свету бесследно» (11:4 РБО). Строительство башни в Вавилоне пошло полным ходом, этому способствовало, что тогда был «один народ и один у всех язык».

Но как ни старались строители, в глазах Бога их постройка была ничтожно малой — сказано, что Бог должен был как бы «спуститься», чтобы разглядеть претенциозную башню (Быт 11:5). Чтобы вразумить людей, Бог разделил их, сделав так, что они заговорили на разных языках. Люди перестали понимать друг друга, и строительство прекратилось. Священный автор связывает слово «Вавилон» (евр. Бавел) с глаголом «балал» (смешивать). Именование «Вавилон» употреблено неслучайно — именно в этой области Древнего мира впоследствии зарождались первые империи, насильно объединявшие разные народы, принуждая их «говорить на одном языке». Вавилон в Библии стал символом соединения людей для зла и восстания против Бога.

 

Актуальный смысл Быт 3–11 и связь с Новым Заветом

Книга Бытия показывает, что приобщение первых людей ко греху имело роковые последствия для человечества. Зло проникло в человеческую природу, укоренилось в ней и агрессивно возрастало в человеческих душах. Мы видим примеры грехов Каина, Ламеха, развращенность допотопного поколения; даже такая суровая мера, как потоп, не исправила людей: сказание о Вавилонской башне дает ясную характеристику нравственного состояния нового человечества. Оказалось, что человека невозможно было изменить извне, путем наказаний; поселившуюся в нем склонность ко злу можно было преодолеть только изнутри — благодаря укоренению человеческой природы в добре и в Боге. Это казалось практически неосуществимым — уже дети праведников, получившие благословение от Бога, впадали в грехи (Хам).

Но Бог не оставит на вечную погибель Свое неблагодарное творение — Он возрастит Свой народ, из которого родится Новый Адам — Иисус Христос, обладающий и человеческой, и Божественной природой. От Иисуса Христа возьмет свое начало обновленный народ Божий, который станет причастным Самому Богу. Через духовное соединение с Иисусом Христом зло в человеческих душах перестанет быть всесильным. Надежда на будущее спасение, как яркая искра, теплилась в избранниках Божиих.

 

Вопросы к уроку

1) Каким величественным текстом начинается повествование книги Бытия? Перечислите, что было сотворено в каждый из дней творения. Что явилось запечатлением всего творения? Чему был посвящен «седьмой день»?

2) Почему повествование о творении мира называется «Шестоднев»? Каковы принципиальные отличия Шестоднева от древних языческих мифов о происхождении мира и человека? Что можно сказать о Боге на основании Шестоднева?

3) Расскажите о творении человека согласно Шестодневу и согласно 2-й главе книги Бытия. Какая образность являет, что человек принадлежит одновременно двум мирам — духовному и материальному? Раскройте духовный смысл слов Адама, обращенных к жене: «Вот кость от кости моей и плоть от плоти моей».

4) Какие заповеди были даны человеку Богом в раю? Покажите, что все заповеди имели целью возрастание человека в добре, в любви к Богу и в познании мира. Какие варианты толкования возможны по отношению к образу «Древа познания добра и зла»?

5) Какое событие называется «грехопадением»? Почему слова змея были ложью и клеветой? Почему грех Адама и Евы был крайне тяжелым?

6) Что увидели и ощутили Адам и Ева после грехопадения, когда «открылись их глаза»? Каким образом Бог дал людям шанс раскаяться в содеянном? Сформулируйте последствия грехопадения для змея, для женщины и для мужчины.

7) Расскажите о двух первых сыновьях Адама и Евы. Какой сын был дан Адаму и Еве после гибели благочестивого Авеля?

8) В чем была причина уничтожения первого человечества водами потопа? Какие люди и каким образом были спасены Богом от потопа? Кого Ной должен был взять с собой в ковчег?

9) О чем был заключен завет между Богом и Ноем после потопа? Какое символическое значение стала иметь радуга? Какой грех совершил Хам?

10) О чем свидетельствовало решение людей построить Вавилонскую башню?

 

Урок 2. Возникновение народа Божия (Быт 12–50): ветхозаветные патриархи Авраам, Исаак, Иаков и Иосиф

 

История патриархов — начало истории народа Божия

Праистория человечества, изложенная в Быт 1–11, завершается повествованием о Вавилонской башне — символе человеческой гордыни и «самоутверждения» пред Богом. Греховность настолько глубоко проникла в человеческую природу, что уничтожение практически всего человечества водами потопа мало что изменило — по прошествии многих лет после этого страшного события люди в массе своей снова отдалились от Бога и не хотели слышать Его. И тогда Бог решает открыть Себя отдельным людям и активно направлять их на путях праведности. Бог избирает одного человека, который готов откликнуться на призыв Божий, — еврея Аврама. Творец неба и земли отныне связывает Себя с этим человеком, становясь его Господом и владыкой, вступает с ним в союз — «завет» и открывает ему Свою волю. Через Авраама Всевышний Бог намерен осуществить Свой спасительный замысел о мире. Господь обещает Аврааму великое будущее: от него должен произойти великий народ, многочисленный как «звезды на небе» и «песок морской», и все прочие народы получат благословение через него. Тем не менее эти обетования не исполняются сразу же; Аврааму предстоят долгие годы ожидания, и его вера подвергается тяжелым испытаниям. Но Господь ведет преданного Ему Авраама и его потомков к цели и хранит их среди опасностей.

Начиная с 12-й главы книги Бытия, повествование сосредоточивается на жизненном пути Авраама, его сына Исаака, сына Исаака Иакова и двенадцати сыновей Иакова. В 12–50 главах книги Бытия представлена история основания народа Божия. Он существует пока только в лице прародителей народа израильского — «патриархов». Несомненно, их жизнь имела важнейшее значение пред Богом — поступки каждого из них определяли, как будет развиваться история спасения человечества.

 

Авраам

 

Основное содержание Быт 11–23

 

Обетование о наследовании земли Ханаанской: странствование Аврама

В 11-й главе книги Бытия излагается родословие Аврама: он происходит от Сима, из рода Евера, родоначальника евреев. Отец Аврама Фарра (Терах) вместе со всей семьей переселился из Ура Халдейского в Харран (территория современной Сирии). По всей видимости, Фарра поступил так по побуждению свыше. Древние толкователи предполагали, что Аврам, еще живя в родном городе Уре, не был удовлетворен идолопоклонством своего народа и искал истинного Бога (ср. Нав 24:2). И, когда Бог обратился к нему, он сразу принял это откровение. Бог повелел Авраму выйти из «земли отцов» и дал обетование произвести от него великий народ, в котором «благословятся все племена земные». Повинуясь воле Божией, 75-летний Аврам с женой Сарой, племянником Лотом и всеми слугами, которых он имел, отправился из Харрана в землю Ханаанскую (Быт 12). Этот шаг означал, что Аврам отказывается от защищенности, которую гарантировала жизнь в родных местах, от уверенности в завтрашнем дне — и идет в неизвестность, полностью вверяя себя Богу.

В плодородном и богатом Ханаане он получает новое обетование — по слову Божию, его потомки будут владеть всей этой землей. В ознаменование этого события Аврам воздвиг у дуба Морэ близ Сихема жертвенник явившемуся Господу. Однако сам Аврам не имел собственного участка земли и странствовал, останавливаясь в городах Вефиле, Сихеме и затем в Хевроне у дубравы Мамре; как чужестранец, он жил в шатрах. Бог покровительствовал Авраму и давал ему и племяннику Лоту многочисленные стада. Чтобы их стада не перемешивались друг с другом, Лот отделился от Аврама и решил поселиться в богатых и плодородных землях городов Содома и Гоморры. Когда в Ханаанской земле разразился голод, Аврам захотел временно пожить в Египте; боясь быть убитым из-за своей красивой жены, он назвал Сару своей сестрой, но Бог спас ее от посягательств при дворе фараона (Быт 12:11–20, ср. Быт 20). При других обстоятельствах Аврам явил немалую храбрость — вместе со своими 318 рабами ему удалось вызволить из плена содомских царей и освободить захваченного Лота (Быт 14). После этих событий произошла знаменательная встреча Аврама с Мелхиседеком — «царем Салима, священником Бога Вышнего» (Эль Элион). Мелхиседек благословил Аврама хлебом и вином, говоря: «Благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли» (Быт 14:19). Аврам же отдал Мелхиседеку десятую часть от всей добычи. Таинственный образ священника Мелхиседека, имеющего особый статус перед истинным Богом, будет упоминаться на страницах других книг Библии.

 

Завет Бога с Аврамом

Бог скрепил Свои отношения с Аврамом, заключив с ним завет — евр. «союз», «договор» (Быт 15, 17). В древности при заключении договора люди разрубали жертвенное животное и проходили между его половинами (Иер 34:18). Аврам поступил так же, и когда настал вечер, «дым как бы из печи и пламя огня прошли между рассеченными животными». Это знамение присутствия Бога вызывает страх и трепет Аврама (Быт 15:9–12). Бог обещал Авраму, что от него произойдет великий народ, многочисленный как звезды на небе; этот народ будет 400 лет жить в Египте, и после этого придет в землю Ханаанскую и завладеет ей. Через этот народ «благословятся все племена земные» (Быт 12:3).

 

Обетование о многочисленном потомстве: долгое ожидание и скрепление завета с Богом

Прошли многие годы, Авраму уже исполнилось 86 лет, а он все еще оставался бездетным — его жена Сара была бесплодна. Тогда Сара, желая исправить ситуацию и руководствуясь «человеческим» разумением, дала Авраму в наложницы свою служанку Агарь, и та родила ему сына Измаила. Сара поступила точно в соответствии с законами того времени; дети служанки от господина признавались детьми госпожи. Однако из-за этого необдуманного поступка атмосфера в доме ухудшилась — Агарь возгордилась и начала свысока смотреть на свою бесплодную госпожу, а Сара остро чувствовала обиду (Быт 16).

Авраму уже почти исполнилось сто лет, а Саре — девяносто, когда Господь явился ему и возвестил, что обетованное многочисленное потомство произойдет именно от Сары (Быт 17:16). Аврам «пал на лице свое и рассмеялся» — настолько трудно было в это поверить. Но Бог сказал: «Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным» (Быт 17:19). Знаком истинности завета с Богом стало изменение имени: Аврам (пер. «отец превознесенный»/ «он велик по отцу») получает имя «Авраам» («отец множества»). Переименование указывало на миссию Авраама и на особые отношения с Богом. Имя жены Авраама также было изменено — «Сара» стала называться «Саррой».

Господь, назвав Себя «Бог Всемогущий» (евр. «Эль Шаддай»), так определил условие завета: «Ходи передо Мной и будь непорочен» (Быт 17:1). Господь сказал: «Для того Я и избрал Авраама — чтобы он заповедал и детям, и всем своим потомкам верно следовать по пути Господнему: поступать справедливо и по правде» (Быт 18:19 РБО). Итак, от праведного Авраама должен был произойти народ Божий.

Знаком завета стало обрезание — древний обряд, достаточно распространенный среди египтян, хананеев и прочих народов. Аврааму, всем его домашним и слугам Бог заповедал совершать обрезание у мальчиков на восьмой день после рождения. Для Авраама и его потомков обрезание стало символом посвящения своей жизни Богу.

Вскоре Авраама посетили «три мужа», которых он с почестями принял как Самого Господа, устроив для них большое угощение. Таинственные люди — посланники Божии — сказали, что у Сарры через год родится сын (Быт 18). Когда Сарра услышала об этом, у нее вырвался горький смех — она даже не могла этого представить (Быт 18:12). Однако посланники повторили свои слова. Посещение Божие вселило веру в супругов, и силой всемогущего Бога свершилось чудо (Быт 21).

 

Уничтожение Содома и Гоморры

Двое посланников Божиих направились далее к Содому, чтобы покарать жителей за распространившийся в нем разврат и жестокость. Авраам умолил Господа не губить город, если в нем найдется хотя бы десять праведников, но в Содоме оказался только один благочестивый человек — племянник Авраама Лот. Он пригласил странников в свой дом и щедро угостил; весть о приходе новых людей вмиг разлетелась по городу, и перед домом Лота быстро собралась большая толпа. Жители требовали вывести странников — они желали «познать их», но Лот не мог допустить этого и сопротивлялся им. Посланники Божии поразили агрессивных жителей слепотой и стали побуждать Лота и его семью как можно скорее покинуть эти места — на рассвете города Содом и Гоморра должны были быть уничтожены. Сразу после бегства Лота и его семьи с небес хлынули потоки огня и серы и развращенные города были сожжены. Вестники Божии повелели не оглядываться на гибнущий город, но жена Лота не смогла удержаться, оглянулась и превратилась в соляной столб (Быт 19). Спасшийся Лот со своими дочерями стали жить в пещере; от двух дочерей Лота произошли народы аммонитян и моавитян.

 

Рождение Исаака и изгнание Измаила

Родившемуся у Авраама и Сарры младенцу дали имя Исаак (Ицхак, евр. «смех») — в память о недоверчивом смехе Сарры и в знак переполняющей родителей радости. Наблюдая, как подрастает первенец Авраама Измаил, Сарра остро переживала несправедливость подчиненного положения родного сына: «Не наследует сын рабыни… с сыном моим Исааком» (Быт 21:10). Своим рождением Измаил был обязан воле Сарры, и теперь она решила «исправить» свою ошибку — Сарра потребовала от Авраама изгнать Агарь-египтянку и Измаила. Аврааму было тягостно оставлять своего первенца на произвол судьбы, но Господь сказал, чтобы он уступил убежденной в своей правоте Сарре. Бог заверил, что Он произведет от Измаила многочисленный народ, сильный и воинственный (Быт 21:18). Авраам дал Агари только хлеб и небольшой запас воды и распрощался с ними. Благодаря помощи Божией, Агарь с сыном выжили в пустыне Вирсавии. Измаил вырос, женился на египтянке и впоследствии стал родоначальником арабского народа.

 

Великое испытание веры Авраама — жертвоприношение Исаака

Далее разворачивается одна из самых впечатляющих историй Ветхого Завета: Бог повелел Аврааму принести в жертву Исаака, его возлюбленного сына (Быт 22). Это самое страшное испытание, которому только мог подвергнуться Авраам. Получалось, что Бог как бы отменял Свое собственное обетование: Авраам был уверен, что именно через Исаака его потомство станет многочисленным благословенным народом. Жизнь Исаака была драгоценна — а теперь Бог захотел забрать ее. В библейском повествовании не раскрываются мысли и чувства Авраама; вот как описывается его отклик на это невероятное повеление: «Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собой двоих из отроков и Исаака, сына своего, наколол дров для всесожжения, и, встав, пошел на место, о котором сказал ему Бог» (Быт 22:3). В этих немногих сжатых словах выражена готовность Авраама принять волю Божию, даже если он не понимает ее смысла. Он не колеблется, несмотря на то что своей рукой должен будет совершить жертвоприношение, а это невыразимо тяжело. Авраам черпает внутренние силы в своем познании Бога, его укрепляет уверенность в том, что Бог не захочет зла.

Три дня Авраам находился в дороге, затем отослал слуг и поднялся с Исааком на гору в земле Мориа. Исаак спросил отца: «Где ягненок для всесожжения?» — и Авраам сказал сыну: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения». В тот момент когда он уже занес нож над сыном, Ангел Господень остановил его — «теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына своего, единственного твоего, для Меня» (Быт 22:12). Оказавшийся поблизости овен (баран) был заколот вместо Исаака. Итак, Авраам выдержал это великое испытание — безоговорочно следуя по указанному Богом пути, он явил любовь к Богу и неколебимую веру в благость Творца. Он полностью доверился Богу и был готов принести Ему в жертву самое дорогое.

В отношении же Исаака принесение в жертву означало, что отныне Исаак стал всецело принадлежать Богу. Внешне ничего не изменилось — Исаак вернулся домой и продолжал жить у отца с матерью, но и он, и произошедший от него народ были посвящены Богу, по праву являлись «собственностью» Бога. Таким образом, происхождение израильского народа уже выделяет его из всех других народов — Бог Своей особой благодатью произвел этот народ от престарелых и бесплодных родителей, Он создал его для Себя и соделал его Своим.

 

Связь с Новым Заветом

Авраам первым из людей получил откровение о возникновении народа Божия и наследовании им Обетованной земли: в первую очередь подразумевается народ Израиля и Ханаанская земля/Палестина. Обетование о «многочисленном народе», произошедшем от Авраама, исполнится уже через несколько столетий в Египте (Исх 1:7), а обетование о владении землей — при израильском вожде Иисусе Навине и царе Давиде.

Авраам не только прародитель еврейского и арабского народов — по духу он есть «отец всех верующих», как скажет апостол Павел (Рим 4:11). Особое значение имеет событие принесения Авраамом в жертву возлюбленного сына Исаака. Действительно, через это великое испытание вера Авраама достигла высшей ступени и была явлена как пример всем людям. В противоположность Адаму и Еве, поставившим свои личные интересы выше Бога, Авраам ради Бога отрекся от своей воли, своих представлений и все предал в руки Божии — его действия можно выразить словами «да будет воля Твоя»; в тот момент уподобился Самому Иисусу Христу. Это событие раскрывает важнейшие истины о Боге: Бог может подвергнуть своих избранников тяжелейшим испытаниям, но Он не желает «сломить» их — конечной целью Бога всегда является благо самого человека. Преодоление испытаний есть путь очищения души и восхождения на новый духовный уровень. Выполняя повеление Господа, Авраам приобщился к великой тайне Божией, которая будет раскрыта в Новом Завете — «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16). Исаак, безропотно склонившийся под рукой отца, становится прообразом Сына Божия. В перенесенном страдании Аврааму открылась глубина, которую еще не могли постичь другие люди, — грядущий искупительный подвиг Спасителя. Именно этот опыт имел в виду Иисус Христос, говоря иудеям: «Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (Ин 8:56). Более того — по мысли Послания к евреям, в момент жертвоприношения Авраам прикоснулся к тайне воскресения: «Он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить» (Евр 11:19, ср. Рим 4:16–18). Можно также отметить, что избавление Исаака происходит на третий день — это также прообразует трехдневное пребывание Спасителя во гробе и Его воскресение.

Таким образом, «претерпев до конца» (Мф 10:22), Авраам стал истинным «другом Божиим» (2 Пар 20:7), достойным того, чтобы через его потомков благословение Бога было дано «всем племенам земным» (ср. Сир 44:21–22). И Христос, обетованный Богом Помазанник и Спаситель, действительно происходит от Авраама (Мф 1:1; Лк 3:34; Деян 3:25). В явлении Мессии в полноте осуществилось обещанное Аврааму — благословение Божие распространилось на «все народы земли», которым открылся вход в основанную Христом вселенскую Церковь. Данное Аврааму откровение об обетованной земле предвозвещает преображенную землю Царствия Небесного, которую наследуют верующие. Сам патриарх Авраам был странником и скитальцем на земле, но радовался, потому что стремился к небесному отечеству — «он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог» (Евр 11:10).

В Новом Завете имя Авраама встречается 72 раза, что, конечно, еще раз свидетельствует о значимости этой личности для христиан.

 

Актуальный смысл истории Авраама

История Авраама производит сильнейшее впечатление; она подробно раскрывает, что есть истинная вера, и в этом заключается ее непреходящая ценность. В современной жизни вера в Бога нередко понимается как нечто умозрительное, как внутреннее согласие с определенными теоретическими положениями. Но Авраам показывает нам, что это — лишь первый шаг. Уже в самом начале вера Авраама выражалась в его решительных действиях: когда Господь позвал его, он пошел на риск и отправился, «не зная, куда идет». Мы знаем, как нелегко оставить позади известное и привычное и вступить на путь, конец которого непредсказуем и неясен. Однако более тяжелым может стать процесс томительного ожидания перемен, когда уходит надежда, а Бог не отзывается. Авраам прошел и через это — долгие годы он ждал исполнения обещаний Божиих и не отчаивался; его вера возросла в терпении. Будучи телесно уже «омертвелым», Авраам вопреки очевидности надеялся иметь сына — здесь его вера проявилась как сила, способная сделать несбыточное реальным. Выше всего стоит последний подвиг веры Авраама — он не колеблясь отдал Богу самое дорогое, что было у него в жизни. Можно сказать, что он всецело «отвергнул себя» и тем самым исполнил новозаветное слово Иисуса Христа (Мф 16:24). Авраам по праву является «отцом верующих» (Рим 4:11) — своим примером он показал, что подлинная вера означает верность Богу и полное доверие Ему, какими бы сложными и трудными ни были обстоятельства. И неслучайно Сам Бог именует Себя «Богом Авраама».

 

Исаак

 

Основное содержание Быт 23–25

 

Смерть Сарры. Выбор жены для Исаака

В возрасте 127 лет умерла Сарра; Авраам за 400 сиклей серебра купил пещеру Махпела и прилегающее поле, находящиеся у Хеврона рядом с Мамре. Там Авраам похоронил свою любимую жену и завещал Исааку впоследствии похоронить себя рядом с ней (Быт 23). Так Авраам становится собственником участка земли, и это событие предвосхищает грядущее владение всей землей Ханаанской. Дальнейшее повествование книги Бытия сосредоточивается на жизни Исаака, наследника Авраама. Своей важнейшей задачей Авраам считал нахождение достойной жены для сына; Авраам не хотел родниться с живущими поблизости хананеянками-язычницами. Поэтому он призвал верного слугу, который управлял его домом и хозяйством, и повелел ему отправиться к родственникам Араама в Харран в Месопотамии. При этом Авраам предупредил слугу, чтобы тот ни в коем случае не возвращал Исаака в ту страну, где ранее жил Авраам, — иначе будет нарушена клятва «Бога неба и Бога земли» дать потомству Авраама Хананскую землю (Быт 24:7).

Слуга прибыл в Харран и остановился у одного колодца. Желая достойно исполнить ответственное поручение, слуга молился Богу Авраама и просил Его подать видимый знак: пусть та девушка, которая, увидев его у колодца, напоит и его, и всех его верблюдов, и будет избранницей. И Господь тотчас же ответил на его молитву: к колодцу подошла Ревекка, целомудренная и красивая девушка, и все сделала именно так, как представлял себе слуга. Ревекка рассказала, что ее отец, Вафуил-арамей, приходился Аврааму племянником — он был сыном Нахора, брата Авраама. Поняв, что Бог Авраама явил Свою волю, слуга с благоговением рассказал эту историю родителям девушки. Выслушав все, Ревекка была готова уже на следующий день отправиться в путь. Эта замечательная история ярко иллюстрирует поговорку «браки заключаются на небесах» — именно Господь устраивает встречу двух «созданных друг для друга» людей и соединяет их в брачный союз. Ревекка еще издалека увидела Исаака, вышедшего вечером в поле помолиться Богу. Исаак принял в жены предназначенную ему Ревекку и только тогда утешился в скорби о смерти матери.

 

Жизнь Исаака. Рождение сыновей

Исаак был очень мирным и кротким человеком; когда его притесняли соседи-хананеи, засыпая его колодцы, он в ответ просто переходил на другое место, избегая конфликтов и прощая своих обидчиков. В незлобии и терпении он явил себя истинным преемником отца Авраама. Затем хананеи пришли к Исааку, попросили прощения и вернули ему колодцы.

Ревекка в течение 20 лет не рождала, и Исаак усердно молился Богу. И Господь даровал Ревекке двух сыновей-близнецов, Исава и Иакова. Тихий и скромный Исаак больше любил старшего сына, ловкого и мужественного охотника Исава. Младший сын Исаака Иаков спокойным нравом был похож на отца, но его судьба оказалась наполнена множеством драматичных поворотов.

 

Иаков

 

Основное содержание Быт 25–37

 

Братья Исав и Иаков

История Иакова начинается до события его рождения: он и Исав начали биться еще во чреве Ревекки. Вопросив об этом Господа, Ревекка получила ответ, что от ее сыновей произойдут два различных народа и старший будет служить младшему (Быт 25:23). Пока сыновья взрослели, младший Иаков находился в тени старшего, активного Исава, но проницательная Ревекка видела, что «успешный» Исав в нравственном отношении уступает Иакову. Исав — человек более грубого склада; он взял себе в жены двух иноплеменниц, которые были в тягость Исааку и Ревекке. Однажды, придя с охоты усталым и голодным, Исав согласился за миску чечевичной похлебки отдать свое первородство Иакову — «вот, я умираю, что мне в этом первородстве?» (Быт 25:33–34).

 

История получения Иаковом благословения

Когда Исаак состарился и почти ослеп, он решил заранее передать свое предсмертное благословение. Подчиняясь незыблемому патриархальному обычаю, Исаак хотел благословить старшего, любимого им сына Исава. Он сказал Исаву, чтобы тот вначале подстрелил дичь, приготовил кушанье и принес отцу (Быт 27). Узнав о намерении мужа и сочтя это решение ошибкой, Ревекка совершила исключительный поступок: она предложила Иакову выдать себя за Исава. Иаков очень хотел получить благословение, но боялся пойти на такой риск — если Исаак раскроет обман, он может проклясть его. Полная решимости Ревекка ответила, что готова взять проклятие на себя. Она быстро приготовила кушанье, а чтобы Исаак не заметил подмены, одела Иакова в одежду Исава и обложила его руки и шею шкурами козлят (Исав был «косматый», а Иаков — «гладкий»). И цель была достигнута — когда отец коснулся покрытых шерстью рук Иакова и ощутил запах от одежды Исава, он произнес благословение, уготованное первенцу. Пришедший позже Исав попросил благословить его, и отец с ужасом спросил: «А кто же тогда раздобыл дичи и накормил меня, еще до твоего прихода? Ведь я отдал ему свое благословение, с ним оно теперь и останется!» (Быт 27:33 РБО). У Исава вырвался крик, он громко заплакал, но переданное благословение уже нельзя было возвратить назад.

На первый взгляд, этот поступок неблаговидно характеризует Ревекку и Иакова. Однако нельзя забывать, что Ревекке изначально было открыто, что именно младший ее сын избран Богом. Ревеккой руководила уверенность, что Сам Бог предназначил не Исаву, а Иакову быть наследником миссии Авраама, хранителем богопочитания и праотцом народа Божия. У Ревекки были основания опасаться, что великое благословение Авраамово могло быть передано недостойному. Вспомним, как пренебрежительно отнесся Исав к своему первородству, клятвенно отрекшись от него. Иаков же был более скромным и мягким (Быт 25:27); он от всей души желал получить драгоценное благословение и ради этого решился даже на обман.

Действительно, благословение Иакова вместо Исава смогло совершиться, потому что оно соответствовало Божественному замыслу. Когда Исаак узнал, кого он благословил на самом деле, он увидел в этом руку Божию и, несмотря на негодование Исава, сознательно подтвердил Иакову свое благословение: «Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов, и да даст тебе благословение Авраама [отца моего], тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму!» (Быт 28:3–4).

 

Сон Иакова: видение лестницы

Иаков покинул родной дом, боясь ярости старшего брата; он направился к родственникам матери в Харран и там рассчитывал найти себе жену. В пути во время ночлега в Вефиле Иаков увидел особенный сон: лестница, стоящая на земле, касалась неба, и ангелы Божии восходили и нисходили по ней. Стоявший на лестнице Господь повторил Иакову обетования, данные Аврааму, и заверил: «Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь» (Быт 28:15). Проснувшись, Иаков «взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его» (Быт 28:18).

 

Жизнь в Харране: жены Иакова

Иаков благополучно прибыл в Харран к дяде — брату Ревекки Лавану. Увидев его младшую дочь Рахиль, которая была «красива лицом и красива станом», Иаков горячо полюбил ее и согласился на условия Лавана служить ему семь лет, чтобы жениться на ней. По прошествии этого срока Лаван совершил подмену — утром после свадьбы оказалось, что Иакову в жены была отдана не Рахиль, а Лия, старшая дочь Лавана. Теперь Иаков сам стал жертвой обмана. Лаван дал разгневанному Иакову Рахиль как вторую жену с условием работать на него еще семь лет.

Нелюбимой Лии покровительствовал Сам Господь — у нее родилось много детей: сыновья Рувим, Симеон, Левий, Иуда, затем Завулон, Иссахар и дочь Дина. У Рахили же все не было детей; завидуя Лии, она дала Иакову свою служанку, и та родила Иакову сыновей Дана и Неффалима. Между сестрами разгорелось соперничество: Лия поступила так же, и от ее служанки появились на свет Гад и Асир. Наконец Бог даровал детей и Рахили: от нее родился Иосиф и впоследствии — Вениамин. Таким образом, от двух жен и двух их служанок у Иакова родились двенадцать сыновей. После 20 лет службы — последние шесть лет Иаков работал, чтобы получить в награду скот, — Иаков решил уйти от Лавана; вся его семья согласилась, что Лаван обращался с Иаковом несправедливо. Собрав жен, детей и свои огромные стада, Иаков отправился обратно в землю Ханаанскую, ничего не сказав об этом Лавану. Лаван со своими родственниками погнался за Иаковом, но Господь предостерег Лавана: «Смотри, ничего не делай Иакову!» (Быт 31:24 РБО). Истинный Бог, именуемый «Бог Авраама и страх Исаака», сохранил Иакова и его семью, и Лаван мирно расстался с Иаковом.

 

Возвращение в Ханаан и «борьба с Богом»

Неоднократно Господь являл Иакову Свою милость и благоволение, но по прошествии длительного времени Иаков все еще боялся гнева старшего брата, Исава. Узнав, что Исав вышел к нему навстречу с 400 вооруженными людьми, Иаков принял меры, чтобы защитить свою семью от возможного военного столкновения. На пути в Ханаан, в Пенуэле, во время ночной остановки, произошло таинственное явление. Некто боролся с Иаковом до рассвета и в схватке повредил ему бедро. Иаков попросил благословить его, и вместе с благословением он получил новое имя — Израиль («борющийся с Богом»), с напутствием: «…ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт 32:27–28). Это событие должно было придать Иакову уверенности в покровительстве Бога. Почти сразу после этого события состоялась встреча Иакова с Исавом — Исав уже не держал зла на брата и радостно приветствовал его. Иаков преподнес Исаву множество даров, которые тот благосклонно принял. Впоследствии от Исава (прозванного также «Едомом») произошел народ идумеев.

Иаков не последовал за братом в Сеир, а поселился у города Сихема; за сто монет он купил часть поля у правителя города. «И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева» (Быт 33:18–20).

 

Огорчения Иакову от сыновей

Дальнейшая история жизни Иакова связана с его сыновьями. Повзрослев, старшие начинают причинять ему огорчения, в первую очередь Симеон и Левий. Сын правителя города Сихема, имя которого также было Сихем, совершил насилие над дочерью Иакова Диной, а после этого решил жениться на ней. Желая отомстить за такое обращение с их сестрой, Симеон и Левий вошли в доверие к правителю и посоветовали всем мужчинам совершить обрезание. Воспользовавшись их временным недомоганием, два брата вероломно убили все мужское население города Сихема и разграбили его (Быт 34). Этот поступок был крайне жестоким и в высшей степени недальновидным: кровавая расправа восстановила против семьи Иакова все окружавшее их население — племена хананеев и ферезеев. Только благодаря «ужасу Божьему», который охватил жителей, семья Иакова была спасена от уничтожения. Иаков предрек, что потомки Симеона и Левия будут «разделены и рассеяны» средь сынов Израиля (Быт 49:7). Старший же сын Иакова Рувим «осквернил ложе» отца, соединившись со служанкой Рахили; за это Иаков лишил его права первородства (Быт 35; 49:3–4).

Бог повелел Иакову переселиться в Вефиль и устроить там жертвенник Богу, Который явился ему в этом месте. Иаков прославил Бога, повелел всем своим домашним и слугам выбросить идолов — ложных богов (Быт 35:1–3) и поставил в Вефиле памятный камень. По дороге из Вефиля в Хеврон, вблизи Вифлеема, Рахиль родила Иакову двенадцатого сына — Вениамина, — но при родах она умерла. Рахиль похоронили недалеко от Вифлеема (Быт 35:19). В Хевроне Иаков посетил старого отца, а потом, когда Исаак умер в возрасте 180 лет, Иаков вместе с Исавом похоронили его.

 

Иосиф

 

Основное содержание Быт 37–50

 

Ненависть братьев к Иосифу

Среди сыновей Иакова своим кротким нравом выделялся Иосиф — первенец Рахили, он был для Иакова отрадой и утешением. Иаков очень любил юного Иосифа, тихого и мягкого, и сделал ему богатую разноцветную одежду (Быт 37). Старшие братья начали завидовать ему, им было обидно, что отец особо отличает Иосифа. Это отношение усугубилось тем, что Иосиф рассказал братьям два своих удивительных сна. В первом сне снопы братьев поклонились снопу Иосифа, а во втором солнце, луна и одиннадцать звезд поклонились ему. Услышав такое, даже сам Иаков пришел в негодование — неужели возможно, что отец и мать, как солнце и луна, поклонятся сыну?

Эти сны стали «последней каплей» — ненависть к Иосифу до того овладела братьями, что они решили убить его. Удобный случай представился, когда Иосиф пришел проведать братьев, пасущих стада недалеко от Сихема. В ярости они бросили родного брата в ров, и только старший Рувим отговаривал братьев от пролития крови — он желал тайно вызволить Иосифа. Иуда, увидев, что мимо проходит караван купцов-измаильтян, предложил продать Иосифа купцам «с глаз долой» и не осквернять руки его кровью. Сыновья Иакова согласились, и за 20 шекелей серебра (сребреников) продали брата в рабство. Иакову же они решили сказать, что Иосифа растерзал хищный зверь, и, чтобы отец поверил, обмакнули разноцветную одежду Иосифа в кровь козла и принесли отцу со словами: «Посмотри, сына ли твоего это одежда?» В этой фразе чувствуется холодность и отчуждение; Иаков же был убит горем, он долго и безутешно оплакивал сына, восклицая: «С плачем сойду к сыну в Шеол!» (Быт 37:35 РБО).

 

Жизнь Иосифа в Египте

Купцы привезли Иосифа в Египет, и там продали его Потифару, начальнику телохранителей фараона. Вначале Иосиф служил как обычный раб, но Потифар вскоре заметил, что у Иосифа получается все, за что бы тот ни взялся. Это Господь хранил верного Ему Иосифа, даруя ему успех во всем. Потифар возвысил Иосифа до должности управителя, и Иосиф успешно распоряжался всем его имением. Но пришло новое испытание — прельстившись красотой юноши, жена Потифара стала домогаться близости с ним. Иосиф был непреклонен к ее уговорам — он отказывался согрешить пред Богом и причинить зло своему господину. Поняв, что все ее попытки бесполезны, оскорбленная жена Потифара закричала во всеуслышание, что «раб еврей» хотел совершить над ней насилие. Конечно, все поверили хозяйке дома, а не рабу, и из-за этой клеветы Иосифа заключили в тюрьму.

Но и в тюрьме «Господь был с Иосифом» (Быт 39:21): Иосиф завоевал расположение начальника тюрьмы, и тот назначил его распорядителем над всеми делами. Однажды в темницу за провинности попали виночерпий и хлебодар фараона, и Иосиф был направлен служить им. Как-то раз им приснились необычные сны, и, проникшись доверием к Иосифу, они рассказали свои сны ему. И Иосиф дал толкование — через три дня виночерпий будет помилован и восстановлен в должности, а хлебодар — казнен. При этом Иосиф попросил виночерпия помянуть его перед фараоном как невинно осужденного, насильно уведенного из родной земли.

Через три дня все произошло именно так, как предрекал Иосиф. Однако когда жизнь виночерпия снова наладилась, он полностью забыл об узнике, истолковавшем его сон.

 

Истолкование Иосифом снов фараона и назначение его правителем Египта

Прошло целых два года, и вот самому фараону приснились два необычных сна — о семи коровах и семи колосьях. Фараон очень хотел понять их смысл, но никто в Египте не был в силах помочь ему, и тогда виночерпий вспомнил об Иосифе. Когда Иосифа привели, он со словами «Бог даст ответ во благо фараона», объяснил оба сна. Семь тучных коров и семь колосьев, которые появились первыми — это плодородные годы, а семь тощих коров и колосьев, появившихся после них, — последующие годы неурожая и страшного голода. Во сне тощие коровы и колосья пожрали тучных — это означает, что голод будет такой силы, что от прежнего изобилия не останется и следа. Иосиф посоветовал фараону заранее принять меры по спасению от голода — собирать урожай в житницы и делать запасы, чтобы потом можно было снабжать хлебом страну; следует также поставить начальника, который бы организовывал и контролировал весь этот процесс. Фараон, видя данную Богом мудрость Иосифа, назначил именно его главным над всей землей египетской; «и снял фараон перстень свой с руки своей и надел его на руку Иосифа» (Быт 41:42). Таким образом тридцатилетний Иосиф фактически стал правителем всего Египта, вторым после фараона, и смог успешно осуществить свой план по предотвращению последствий будущих неурожайных лет. «Фараон дал Иосифу новое имя: „Цафнáф-панеах“ (возможный перевод с египетского „Бог говорит: Он живет“/ „пища живущим“) и отдал ему в жены Асенефу, дочь жреца Илиопольского. У них родились сыновья Манассия и Ефрем».

 

Встреча Иосифа с братьями

Наступивший голод коснулся и земли Ханаанской. Услышав, что в Египте есть запасы хлеба, десять сыновей Иакова пришли туда и предстали перед Иосифом, прося продать им хлеба. Он сразу же узнал своих братьев, но не показал вида. А братья, конечно же, не могли узнать в этом блистательном египетском вельможе своего младшего брата и поклонились ему до земли. Иосиф увидел, что его давние сны сбылись.

Для Иосифа было важно понять, изменились ли братья внутренне, и он начал испытывать их. Иосиф сделал вид, что подозревает в «чужестранцах» разведчиков, имеющих злой умысел, и стал строго выспрашивать, откуда они. Братья отвечали, что они люди честные, сыновья одного отца — их было двенадцать, но один погиб, а младший ждет их дома. Иосиф хоть и дал им хлеб, повелел оставить Симеона в Египте, а в доказательство правдивости их слов повелел в следующий раз привести младшего брата. Вернувшиеся в Ханаан братья рассказали все Иакову, но престарелый отец боялся отпускать дорогого ему Вениамина, оставшегося единственным от Рахили, любимой жены. Однако когда наступил второй год голода, другого выхода не было, и Рувим с Иудой поручились пред отцом, что они вернут Вениамина домой невредимым.

Пришедшие в Египет братья во второй раз предстали перед Иосифом, и он пригласил их на пир. Увидев родного Вениамина, он не мог удержаться от слез и несколько раз уходил, чтобы не заметили братья. Затем Иосиф устроил им последнее испытание: после того как слуги тайно положили дорогую серебряную чашу в мешок Вениамина, Иосиф с возмущением обнаружил «кражу» и объявил, что тот, у кого найдут эту чашу, навсегда останется рабом в Египте. Чашу нашли у Вениамина — именно ему предстояла эта тяжелая участь. Братья были потрясены случившимся, а Иуда с решимостью сказал Иосифу, что готов сам остаться в рабстве вместо Вениамина, потому что старик отец, пережив в прошлом потерю одного сына, не перенесет новой скорби о самом младшем и любимом ребенке. И тогда Иосиф убедился, что братья осознали, какой грех они совершили когда-то и какое горе причинили этим отцу; он увидел, что теперь они готовы на многое, лишь бы не дать отцу испытать новую боль. Иосиф больше не мог сдерживать своих чувств и наконец решил открыться. Мягкосердечный, он обнимал братьев, восклицая: «…теперь не печальтесь и не жалейте, что вы продали меня сюда, потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни», и заключил: «Итак не вы послали меня сюда, но Бог» (Быт 45:5,8).

По приглашению Иосифа братья и их семьи переселились в Египет в богатую землю Гесем. «И отправился Израиль со всем, что у него было, и пришел в Вирсавию, и принес жертвы Богу отца своего Исаака. И сказал Бог Израилю в видении ночном: Иаков! Иаков! Он сказал: вот я. Бог сказал: Я Бог, Бог отца твоего; не бойся идти в Египет, ибо там произведу от тебя народ великий; Я пойду с тобою в Египет, Я и выведу тебя обратно» (Быт 46:1–4). Произошла радостная встреча Иакова и Иосифа — старец был безмерно счастлив увидеть любимого сына живым.

 

Смерть Иакова и Иосифа

Перед смертью Иаков призвал своих сыновей и дал каждому из них пророческое благословение; особым образом он выделил Иуду и двух сыновей Иосифа, Ефрема и Манассию. Когда Иаков умер, ему были устроены торжественные похороны, в процессии участвовали не только все потомки Иосифа, но и вельможи фараона (Быт 50:7–9). Иакова похоронили в пещере Махпела, рядом с телами Авраама и Исаака.

Перед смертью Иосиф пророчески сказал своим братьям: «Бог посетит вас и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову» (Быт 50:24). И Иосиф завещал вынести свое тело из Египта и похоронить в Земле обетованной.

 

Актуальный смысл истории Исаака, Иакова, Иосифа (Быт 23–50)

Изучая историю ветхозаветных патриархов, мы видим, что они были «живыми людьми», у которых могли быть ошибки и несовершенства. Однако сила этих людей проявилась в том, что, когда перед ними стоял выбор, определяющий дальнейшее развитие истории, они избирали верный путь, согласующийся с волей Бога.

Исаак проявил доверие к Богу уже в событии жертвоприношения (Быт 22) — он не сопротивлялся, но смиренно покорился воле отца, Авраама. Затем Исаак доверил отцу выбор жены и был готов принять выбранную для него девушку, хотя никогда ее прежде не видел. В этой истории также можно отметить, что слуга Авраама, имея ответственнейшее поручение, догадался прямо обратиться к Богу за помощью — и Бог сразу же откликнулся на его просьбу. Когда Исаак узнал о совершенном женой и сыном обмане, он смог простить их и, более того, смог отказаться от своих собственных намерений и предпочтений, хотя очень любил старшего сына Исава и именно его считал своим главным наследником. Нужна была большая внутренняя сила, чтобы признать волю Божию в том, что такое важное дело свершилось вопреки его решению. Такое самоотречение делает Исаака подобным самому Аврааму.

Иаков явил верность обетованию Божию тем, что из Харрана он вернулся в обетованную землю Ханаанскую. Хотя Иаков очень боялся гнева старшего брата, он решился на это после двадцати лет «устоявшейся» жизни в Харране, отправившись в путь со многими стадами, женами и детьми. Именно на этом обратном пути происходит «борьба с Богом», в конце которой Иаков догадывается попросить благословения. Итак, в сложных и неясных обстоятельствах праотцы народа Божия действовали верно; и во всех судьбах патриархов ярко видна «синергия», соработничество Бога и человека в творении истории.

Многочисленные примеры показывают, что всемогущий Господь может использовать во благо и те поступки людей, которые совершались по чисто «человеческим», земным побуждениям. Рождение у Иакова двенадцати сыновей во многом становится итогом ревности и соперничества двух сестер, но несомненно, что через эти «земные» устремления промыслительно действовал Сам Господь: так начинает исполняться данное Аврааму обетование о многочисленном народе. От двенадцати сыновей Иакова-Израиля произойдут двенадцать родов / «колен» народа израильского.

История же Иосифа является великим примером действия промысла Божия. Братья Иосифа совершили тяжкий грех, они из зависти продали брата в рабство — однако это не означает, что зло восторжествовало. Далее ярчайшим образом показывается, как Бог направлял происходящие события, и соделанное зло в конечном итоге послужило добру; процитируем слова самого Иосифа: «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей» (Быт 50:20). История Иосифа свидетельствует о том, что все цели Божии будут реализованы, пророческие обетования исполнятся — а каким именно путем совершится их исполнение, зависит от выбора каждого отдельного человека.

Бог ведет историю человечества к спасению, Ему открыт ход всех событий от начала и до конца; человек же зачастую бессилен верно оценить последствия своих решений — как Сарра, поторопившаяся дать Аврааму Агарь для рождения потомка. Борьба Иакова с Богом может также символизировать упорство человеческой природы, постоянное желание сделать по-своему, утвердить свою волю. Однако когда человек понимает, что его поступки несовершенны, что он не сможет одолеть и «пересилить» Бога, Который все устроит так, как угодно Ему, он склоняется пред волей Божией и просит у Него благословения.

В повествовании книги Бытия неоднократно подчеркивается, что благословение Божие не передается по формальным критериям — вопреки традиционным представлениям, наследником обетований Божиих каждый раз оказывается не старший сын. Так, первенец Авраама — Измаил, но получает благословение младший Исаак; Исав старший, но благословлен Иаков, и это угодно Богу; Иаков же передает благословение четвертому сыну Иуде. Повествование книги Бытия показывает, что замысел Божий невозможно постичь исходя из человеческой логики (Ис 55:8–9, 1 Кор 2:7–8; Рим 11:33–36). Как и в случае со старшим Каином и младшим Авелем, здесь открывается истина, что первородство не имеет «автоматической» силы; обладание преимуществом «первенства» еще не делает человека достойным пред Богом — человек должен подтверждать свое первенство на деле, всей своей жизнью. Иначе оно отнимется и дано будет другим, «приносящим плоды» (Мф 21:43), и, по слову Христа, последние станут первыми (Мф 19:30). Подобное еще не раз будет происходить в истории народа Божия.

 

Связь с Новым Заветом

Христианские толкователи указывали, что Исаак и Иосиф во многих чертах прообразуют Иисуса Христа; Исаак должен был быть принесен отцом в жертву, и сам нес на себе дрова для жертвоприношения — так и шедший на распятие Христос Сам нес Свой крест; Иосиф был продан за 20 сребреников злоумышлявшими на него близкими людьми, по совету Иуды — и Христос был предан Своим учеником, Иудой Искариотом, за 30 сребреников. Лестница, по-славянски «Лествица», Иакова символизирует промыслительную заботу Бога о мире и прообразует воплотившегося Сына Божия, соединившего в Себе небесное и земное, а также Божию Матерь.

В конце книги Бытия (Быт 49) приводятся слова предсмертного благословения патриарха Иакова всем его сыновьям. За недостойные поступки право первородства отнимается у старших сыновей Рувима, Симеона и Левия и переходит к четвертому сыну, Иуде. Однако это происходит не только по формальному критерию — в истории с Иосифом Иуда не только проявил свое искреннее раскаяние, но совершил благородный поступок, решив остаться в рабстве вместо младшего брата Вениамина. Теперь именно к нему переходит благословение Авраама: «Иуда! тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклонятся тебе сыны отца твоего. Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимет его» (Быт 49:8–9). В образе царственного льва узнается Мессия, грядущий помазанник Божий. Итак, Иуда становится праотцом Христа (Мф 1:2). Далее в благословении говорится о «скипетре», символе царской власти: из рода / «колена» Иуды произойдет царь Давид, а само колено Иудино станет ведущим в южной части его царства — Иудее, со столицей в Иерусалиме.

Иаков предвозвещает Иосифу благословенное будущее, при этом его младший сын Ефрем станет более великим, чем старший Манассия. И действительно, в эпоху царя Давида и позднейших царей основным коленом в северной части царства было колено Ефремово.

 

Значение ветхозаветных патриархов

О значении ветхозаветных патриархов свидетельствует часто употребляемое в Писании именование Истинного Бога — «Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова». Сам Бог называет Себя Богом именно этих людей; осмысление этого важного факта дается в Послании к евреям: «Они стремились к лучшему, то есть к небесному; посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город» (Евр 11:16). Завет, заключенный Богом с Авраамом, Исааком и Иаковом, остался нерушимым, и эти праведники обрели такую глубокую связь с Богом, что над ней не властны ни смерть, ни время. Именно это подчеркивает Господь Иисус Христос, говоря саддукеям: «А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф 22:31–32; Лк 20:38). В сложных жизненных обстоятельствах эти люди подтвердили свою верность Богу, и Господь навечно запечатлел их имена в книге жизни.

 

Вопросы к уроку

1) В каких поступках Авраама выразилось его доверие Богу?

2) Перечислите три великих обетования, данных Богом Аврааму. Когда и каким образом был заключен завет Бога с Авраамом? Какой обряд стал знаком завета с Богом?

3) Сколько лет было Аврааму, когда наконец исполнилось обетование о рождении у него сына от его жены Сарры? Какое особенное событие предварило исполнение этого обетования? Как и почему были наказаны города Содом и Гоморра?

4) Какой глубинный смысл имело повеление Бога, данное Аврааму, принести в жертву его любимого сына Исаака? Как отреагировал Авраам на такое необъяснимое повеление? Какую новозаветную реальность прообразовало это жертвоприношение?

5) Как Исаак обрел жену Ревекку? Как получилось, что благословение получил младший сын Исаака Иаков, а не старший Исав? С какой целью Иаков отправился к своему дяде Лавану в Харран?

6) Какие условия поставил Лаван Иакову, для того чтобы отдать ему в жены Рахиль? Почему вместо Рахили Иаков получил в жены Лию? Сколько сыновей родилось у Иакова в результате соперничества двух его жен?

7) Расскажите о особенном сне Иакова на пути в Харран к дяде Лавану. Какое таинственное событие произошло с Иаковом на обратном пути, перед встречей с братом Исавом? Какое новое имя было дано Иакову после этого события?

8) Какие причины привели к тому, что братья продали Иосифа в рабство купцам-измаильтянам? Каким образом Бог помогал Иосифу в Египте? В каком преступлении обвинили Иосифа и бросили в тюрьму?

9) Почему Иосиф завоевал доверие фараона и на какую должность он был поставлен? Почему Иосиф не открылся пришедшим в Египет братьям сразу, а устроил им ряд испытаний?

10) Какое предсмертное благословение дал Иаков Иуде, сыновьям Иосифа и Левию? Куда Иосиф завещал перенести свое тело после смерти в Египте?

 

Урок 3. Книга Исход

 

Тематика и структура книги

Книга Исход описывает новый период ветхозаветной истории. По сравнению с книгой Бытия картина событий существенно расширяется: перед читателем предстает уже не семья потомков Авраама, с которыми Бог вступил в завет, но произошедший от него многочисленный народ, живущий в Египте. Повествование строится вокруг двух важнейших тем — освобождение народа из египетского рабства (Исх 1:1–15:21) и заключение Завета с Богом на горе Синай (Исх 19:1–40:38). Бог заключает с израильским народом Завет через пророка Моисея — его можно назвать центральной фигурой книги Исход. В книге подробно рассказывается о призвании Моисея, об откровении ему имени Бога, о великих чудесах, явленных Богом через Моисея и его брата Аарона («казни египетские» и пр.), о даровании Скрижалей Завета и Закона и, наконец, о лицезрении Моисеем славы Бога. Книга Исход просто переполнена чудесами, являющими силу и всемогущество истинного Бога. Однако не все израильтяне в полной мере осознали величие своего Бога и свою ответственность перед Ним — непосредственно после заключения Завета народ нарушил его, сделав изваяние золотого тельца, но Бог все же не отверг израильтян, и Завет был возобновлен.

Для христиан книга Исход является поистине знаковой — многие описываемые в ней события прообразуют новозаветную реальность, предуказывая будущее спасение человечества через Иисуса Христа.

Книгу Исход, насчитывающую 40 глав, можно разделить на три основные части.

Структура книги Исход

 

Основное содержание

 

Выход Израиля из Египта под руководством Моисея

 

Происхождение Моисея

Как известно, семья патриарха Иакова-Израиля переселилась в Египет по приглашению Иосифа, бывшего в тот момент первым человеком после фараона; это произошло, когда в Ханаанской земле разразился голод. Семьи сыновей Иакова — Рувима, Симеона, Левия, Иуды, Иссахара, Завулона, Дана, Неффалима, Гада, Асира и Вениамина — благополучно жили в земле Гесем (Гошен) и пасли стада. При переселении в Египет потомки Иакова-Израиля насчитывали 70 (75) человек, но по прошествии около четырехсот лет численность «сынов Израилевых» сильно возросла и их можно было с полным правом назвать израильским народом. За это время фараоны уже забыли о заслугах Иосифа перед Египтом и поэтому воспринимали израильтян как чужаков. Более того, египетские правители стали видеть в израильтянах потенциальную угрозу — их численность и сила быстро возрастали. Поэтому, «чтобы изнурить сынов израильских», их принудительно направили на тяжелые работы — производство кирпичей для масштабного строительства. Желая сдержать рост численности израильтян, фараон даже издал указ бросать в Нил всех новорожденных еврейских мальчиков.

В это время у одного из потомков Левия родился сын. Надеясь спасти ребенка, его мать положила младенца в корзинку и оставила в тростнике у берега реки. Во время купания на реке одна из дочерей фараона увидела эту корзинку — она сжалилась над плачущим еврейским ребенком, взяла его к себе и решила воспитать его как сына, дав ему имя Моисей. Кормилицей ребенка стала его родная мать — ее привела находившаяся недалеко от корзинки сестра Моисея Мариам. Моисей вырос при дворе фараона, получив египетское образование, но в то же время сохранил связь со своим народом (Исх 2:11–3:10). Несомненно, спасение Моисея и его особое воспитание совершились по Промыслу Божию; будущий великий пророк Израиля вырос свободным и не воспринял «психологию раба», общую для израильтян того времени. В то же время ему было невыносимо видеть своих братьев в рабском состоянии и угнетении; он чувствовал внутреннюю общность с ними и желал помочь. Однажды Моисей заступился за одного из евреев и убил надсмотрщика-египтянина. На следующий день он хотел помирить ссорящихся евреев, но один из них насмешливо сказал: «Кто поставил тебя начальником и судьею над нами? не думаешь ли убить меня, как убил [вчера] Египтянина?» (Исх 2:14). Фараон, узнав о происшедшем, хотел казнить Моисея, и тот был вынужден бежать из Египта в мадиамскую пустыню. Бегство Моисея также выражает отказ от каких бы то ни было попыток помочь единоплеменникам. Однако Сам Бог уготовил ему эту миссию в будущем, и благодаря всесильной помощи Божией Моисей в итоге станет избавителем своего народа.

 

Призвание Моисея. Откровение об Имени Божием

В стране мадианитян у колодца Моисей встретил дочерей мадиамского священника Иофора/Рагуила. Моисей женился на его дочери Сепфоре (евр. Циппора) и сорок лет жил с семьей в земле Мадиамской (территория Аравии), пася стада своего тестя Иофора. Своего сына он назвал Гирсам (евр. Гершом, «я стал пришельцем в чужой земле», от еврейского слова «гер» — пришелец, переселенец). Однажды Моисей со стадами оказался у горы Хорив/Синай, которая тогда почиталась священной. Внимание Моисея привлек горящий терновый куст, который был весь охвачен огнем, но не сгорал. Когда Моисей приблизился, от несгорающего куста («неопалимой купины») он услышал обращенный к нему голос Господа (Исх 3:2–14). Явление Бога в огне символизировало Его грозную мощь (ср. Исх 24:17 — Бог есть «огонь поядающий»), но в то же время и Его благосклонность к человеку — пламя не сожгло хрупкий куст. Бог повелел Моисею снять обувь, чтобы почтить святость этого места, и сказал: «Я увидел страдание народа Моего в Египте…Я знаю скорби его и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей [и ввести его] в землю хорошую и пространную» (Исх 3: 7–8). Бог намерен осуществить этот замысел через Моисея — именно он должен стать вождем народа на пути из рабства к свободе. Моисей в ответ выражает неуверенность, что израильтяне послушают его как посланника «Бога отцов» и поэтому спрашивает, каково имя Бога, чтобы ему быть авторитетным перед израильтянами.

Мы помним, что в книге Бытия присутствует целый ряд именований Бога — Бог Авраама, Исаака и Иакова, Всевышний, Всемогущий, Бог неба и земли, Бог, видящий меня и др. В книге Исход сообщается новое откровение (Исх 3:13–15).

Сначала Бог сказал Моисею: «Я есть Тот, Кто Я есть» (евр. «эхье ашер эхье») — эти слова указывают, что Бог непостижим в Своей сущности, равен только Самому Себе. Потом из этих слов Бог определил Свое имя — «Я Есть» (евр. Эхье). И наконец, для всех поколений Израиля Бог передал «имя Свое навеки» — Яхве (евр. יהוה, YHWH, ЙХВХ), «Бог отцов ваших, Бог Авраама, Исаака и Иакова». Открытое Богом имя «Яхве» созвучно «Эхье» — «Я Есть»; в Септуагинте и Синодальном переводе это имя переведено как «Я есмь Сущий» (Существующий), то есть всегда Живущий и Дарующий жизнь всему сотворенному, Источник всякого бытия. Современные комментаторы подчеркивают, что речь идет не просто об абстрактном бытии, но о присутствии Бога здесь и сейчас: «Господь — Тот, Кто всегда рядом и всегда готов прийти на помощь верующим… Он дает Моисею обетование Себя Самого, Своей близости и присутствия. Он будет присутствовать среди израильтян, если они выступят в путь; Он будет их сопровождать и будет их Богом».

Но Моисей полон сомнений — он считает себя слабым и ничтожным для столь великого дела, ему кажется, что он неспособен вывести израильтян из египетского рабства «в землю Хананеев… где течет молоко и мед» (Исх 3:8,17). Бог отвечает, что Моисей должен полагаться не на самого себя, но на всесильного Бога, и в подтверждение Своего могущества являет ему знамения: посох («жезл») Моисея превращается в змея и обратно (знак власти Бога над природой), рука Моисея покрывается проказой и выздоравливает (знак власти Бога над человеком). Но Моисей все еще не может решиться и выдвигает новое возражение — люди все равно не пойдут за ним как за вождем, потому что он не красноречив и «косноязычен» (имеется в виду либо дефект речи, либо плохое знание языка евреев). Бог готов Сам помогать Моисею в этом: «Я буду при устах твоих и научу тебя, что тебе говорить», но Моисей продолжает упорствовать: «Господи! пошли другого, кого можешь послать». Тогда разгневавшийся Яхве велит Моисею взять в помощники его старшего брата Аарона — «он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога» (Исх 4:16). И Моисей, наконец, соглашается принять волю Бога. «Итак, спасение ветхозаветной Церкви не есть дело человеческое. Человек — Моисей — полностью постиг свое бессилие. Только осознание того, что Бог будет с ним, вселяет в него мужество».

Моисей, взяв посох Божий, вместе с женой и детьми отправился в землю Египетскую (Исх 4:18–20).

 

Казни египетские

Придя в Египет, Моисей уже вместе с братом Аароном сообщает израильтянам об откровении, полученном от Бога их предков, и эти известия вселяют в народ надежду. Представ перед фараоном, Моисей не говорит прямо о намерении израильтян уйти из страны, но просит только о возможности совершить весенний скотоводческий праздник в честь «Бога евреев» и принести Ему жертвы, для чего нужно удалиться в пустыню «на три дня пути» (то есть на расстояние около 100 км от дельты Нила). Фараон воспринимает эти слова как вызов своему владычеству над евреями: «Кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил [сынов] Израиля? я не знаю Господа и Израиля не отпущу» (Исх 5:2). Ответом власти на просьбу Моисея стало ужесточение условий труда евреев — отныне те должны сами заготавливать солому для производимых кирпичей. Измученные непосильным трудом израильтяне винят во всем Моисея и Аарона: «Вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и рабов его и дали им меч в руки, чтобы убить нас» (Исх 5:21). «С тех пор начинается скорбный путь Моисея, его одиночество и горечь, вызванная непониманием толпы. Библия не скрывает суровой правды. Пророк вынужден противостоять народу, который страшится любых перемен».

Моисей и Аарон не отступают: они вновь обращаются к фараону от имени Бога, Который хочет освободить Израиля, Своего «первенца» (Исх 4:22). Моисей совершает первое знамение — его посох превращается в змея — и предупреждает фараона о грядущих бедствиях. Как и предсказывал Господь, фараон «ожесточает сердце» и упорно отказывается отпустить народ в пустыню. Тогда Бог через Моисея поражает Египет десятью казнями: 1) вода в реке Нил превращается в кровь, гибнет вся рыба, и идет такой смрад, что воду невозможно пить, 2) страну наводняют жабы, затем 3) мошки, 4) оводы («песьи мухи»), 5) гибнет скот, 6) на людях и скоте появляются гнойные нарывы, 7) град уничтожает посевы, 8) происходит нашествие саранчи — она покрывает всю землю и поедает все, что осталось после града, 9) тьма покрывает землю (Исх 8–12).

Описание каждой казни начинается и заканчивается сходными словами, все происходит по одной и той же схеме: Моисей предупреждает фараона о грядущей казни, фараон упорствует, происходит возвещенное бедствие, фараон обещает отпустить народ, тогда по слову Моисея казнь прекращается, но фараон, видя облегчение, не выполняет своего обещания. Казни могли стать порождением естественных природных причин, но в повествовании неизменно акцентируется их чудесный характер — бедствие всякий раз постигало одних лишь египтян, а евреи, весь их скот и посевы в земле Гесем оставались невредимы.

Важнейшее в повествовании о «казнях египетских» — их религиозный смысл: они выражают превосходство Бога Яхве над всеми другими богами. Как известно, египтяне поклонялись солнцу, небу, реке Нилу, земле, животным; но казни показывают, что все природные стихии подвластны Богу евреев. Казни стали ярким свидетельством всемогущества Яхве, и израильтяне убедились, что их Бог сильнее всех языческих богов («Кто, как Ты, Господи, между богами?» — Исх 15:11). Важно, что сам фараон почитался воплощением верховного божества Амона-Ра, и можно сказать, что основное противостояние происходило между обожествляемым фараоном и истинным Богом. Фараон становится своего рода олицетворением гордыни и противления человека воле Бога. Здесь мы видим, что даже очевидные чудеса не могут сами по себе побудить человека признать власть Бога и уверовать в Него. Несколько раз фараон, казалось, почти готов позволить израильтянам удалиться, но требование Моисея отпустить всех с женами, детьми и домашним скотом вновь вызывает его непреклонность. В результате Моисей возвещает самую страшную — десятую казнь (Исх 12:29).

 

Десятая казнь и установление праздника Пасхи

Фараон опять отказался отпустить народ Израиля, «первенца» Господа, и за это всю страну должна постичь тяжелейшая кара — ночью умрут все первенцы, «от человека до скота» (ср. Пс 134:8). Чтобы израильтян не коснулась десятая казнь, от них требовалось особое действие: Моисей возвестил, что каждая семья должна заколоть ягненка (агнца) и помазать его кровью косяки дверей дома (Исх 12:21,22). Затем семьи должны были запечь агнца на огне и съесть, не переламывая ему костей. Израильтяне ели стоя, будучи уже одетыми, чтобы в эту ночь сразу отправиться в путь.

«В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона… до первенца узника… и все первородное из скота…и сделался великий вопль [во всей земле] Египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца» (Исх 12:29). Подавленный горем фараон наконец разрешил народу пойти совершить служение Яхве и добавил: «Пойдите и благословите меня». Из-за поспешности ухода заготовленное тесто не успело вскиснуть, и израильтяне ели в пути пресный хлеб («опресноки», Исх 12:39). Перед уходом израильтяне попросили у египтян золотые вещи, и те отдавали их с готовностью — по воле Бога, евреи получали своего рода «возмещение» за годы рабства.

Итак, в ночь выхода из Египта произошло событие, ставшее величайшим праздником еврейского народа. Он был назван Пасхой (евр. «Песах»), что означает «прошел мимо»: ангел-губитель, поражающий египетских первенцев, миновал дома израильтян, отмеченные кровью агнца (Исх 12:27). Бог заповедовал израильтянам ежегодно совершать этот праздник в 14-й день первого месяца, как «установление вечное». Все поколения израильтян должны были помнить, как Господь спас Свой народ и как пасхальный агнец стал заместительной жертвой, выкупом («искуплением») всех израильских первенцев.

 

Исход из Египта

«И отправились сыны Израилевы из Раамсеса» (Исх 12: 37) — после четырехсот тридцати лет пребывания в Египте потомки Иакова отправились в землю, обетованную их праотцам. В тексте сказано, что их было «до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей» (Исх 12:37), то есть с учетом женщин и детей — до двух миллионов человек, однако одновременное перемещение (за одну ночь) такого количества людей практически неосуществимо. Исследователи обращают внимание, что еврейское слово «элеф» (тысяча) также означает «семья». В таком случае количество израильтян могло быть гораздо меньшим в зависимости оттого, какая степень родства была в то время необходима для признания группы людей одной патриархальной семьей. Число «шестьсот тысяч» можно понимать символически — как очень большое количество. К израильтянам также примкнули представители других племен, желавшие покинуть Египет (Исх 12:38).

Путь израильскому народу указывал Сам Господь — ночью в виде столпа огня, а днем — в виде столпа облачного. Моисей не повел людей по короткой дороге в Ханаан, потому что эта дорога могла быть опасной для безоружных людей, а направил на юго-восток, в сторону Красного моря (слав. «Чермное море», в евр. тексте — «море тростников»). Фараон, поняв, что израильтяне уходят навсегда и он теряет рабочую силу, отправился на колесницах и с всадниками на конях в погоню. Беглецы увидели, что конница фараона приближается и вот-вот настигнет их, а путь вперед — прегражден морем. В этих отчаянных обстоятельствах израильтяне возопили к Моисею: «Лучше быть нам в рабстве у Египтян, нежели умереть в пустыне» (Исх 14:12). Моисей не поддался всеобщей панике и решительно сказал: «Не бойтесь! …Стойте и смотрите, как Господь вас спасет. …За вас будет воевать Сам Господь! Успокойтесь» (Исх 14:13,14 РБО). И Бог совершил чудеса для спасения народа — облачный столп переместился так, что закрыл израильтян от фараона (Исх 14:19–20). Являя твердую веру словам Бога, Моисей простер руку с посохом над гладью воды — и под действием силы ветра море расступилось. Изумленные люди прошли по дну моря как по суше. Фараон продолжил погоню, но его колесницы увязли, и когда последние израильтяне вступили на берег, воды хлынули назад и потопили войско фараона.

Тогда «убоялся народ Господа и поверил Господу и Моисею, рабу Его». Все ощущали огромное облегчение и радость — враг был повержен, опасность больше не угрожала. Моисей и все сыны Израилевы прославили Господа в торжественном гимне: «Воспою Господу: Он велик! Он коня и всадника в море вверг! Господь — моя мощь, Он — сила моя! Он — спасенье мое! Он мой Бог, я прославлю Его! Бог отцов моих — возвеличу Его! Господь — воин!» (Исх 15:1–3 РБО). Пела песнь и сестра Моисея — пророчица Мариам, а все женщины били в бубны («тимпаны») и плясали.

 

Путь до горы Синай

 

Недовольство народа и чудеса на пути до горы Синай

Но эйфория от обретения свободы постепенно угасала. Израильтяне оказались в совершенно новых для себя условиях: вокруг была пустынная, бесплодная, незнакомая земля, они шли по ней в неизвестность, и охватившая многих гнетущая неуверенность в будущем усиливала сожаление об оставленной привычной жизни. Во время перехода через пустыню Син начали иссякать запасы пищи, и народ принялся роптать на Моисея и Аарона, с горечью восклицая, что лучше было бы погибнуть в Египте, чем умереть в пустыне от голода. Фактически это был ропот на Самого Бога, но Господь и в этой ситуации проявил заботу о Своем народе — вечером того же дня израильтяне смогли утолить голод мясом перепелов, большая стая которых опустилась прямо в стане. После этого случая Господь даровал людям особенную пищу — утром они увидели некую белую росу на земле, которая по вкусу напоминала лепешки с медом (Исх 16:31; ср. Чис 11:8). Изумленные израильтяне стали собирать ее, назвав «манна» (в переводе с еврейского «манна» обозначает «что это?»). Народ питался чудесной манной во все время странствования до Земли обетованной; по слову псалмопевца, в то время «хлеб ангельский ел человек» (Пс 77:25).

В пустынных местах было очень сложно добыть воду, и народ вновь возроптал на Моисея: «Что нам пить?» (Исх 15:22). Но и эта проблема была решена — в Мерре по слову Бога Моисей бросил в горькую воду кусок дерева, и она стала пригодной для питья. А в пустынном Рефидиме после очередных упреков («зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас и детей наших и стада наши?»), Моисей по повелению Божию ударил посохом в скалу, и из нее потекла вода (Исх 17: 3–6). Это место было названо «Масса и Мерива» (евр. «искушение» и «спор»), так как там сыны Израилевы искушали Бога, говоря: «Есть ли Господь среди нас, или нет?»

Там же, в Рефидиме близ Хорива, произошло первое сражение: на израильтян напали амаликитяне — бедуины. Иисус Навин, потомок Ефрема, с отобранными людьми вступил в битву, а Моисей молился на горе. Когда он простирал руки вверх, израильтяне побеждали, а когда от усталости опускал руки, одолевал противник. Тогда Аарон и его сын Ор поддержали руки Моисея, и сражение было выиграно. «Молитва Моисея во время битвы показывает, что не сила человеческая, а покров Божий защищает ветхозаветную Церковь».

У горы Хорив Моисей встретил своего тестя Иофора, который пришел с женой Моисея и двумя его сыновьями; поприветствовав Иофора, Моисей поклонился ему (Исх 18: 7). Иофор возрадовался, услышав о всех благодеяниях, которые Яхве явил Израилю: «Благословен Господь, Который избавил вас из руки Египтян… ныне узнал я, что Господь велик паче всех богов» (Исх 18:10). Иофор торжественно принес жертвы Богу Яхве, Аарон и все старейшины Израилевы разделили с ним священную трапезу.

По совету Иофора Моисей поставил над народом начальников, которые должны были разбирать споры между людьми («судить»).

 

Откровение на горе Синай

 

Явление Бога на горе Синай

Моисей привел израильтян к Синаю, «горе Божией» — именно здесь Моисей в первый раз услышал обращенный к нему голос Бога и был призван Богом на служение. В тот раз Бог дал Моисею знамение, и теперь оно исполнилось — Моисей во второй раз оказался на Синае, уже вместе со всем народом (Исх 3:12). Израильтяне расположились у подножия горы и три дня готовились к великому событию — Моисей на горе должен был получить откровение от Бога и возвестить Его волю израильтянам. «Гора — место Богоявления и Богопочитания — как бы напоминала человеку о неприступном величии Творца».

И вот, на пятидесятый день после выхода из Египта, Господь «сошел на гору» пред Моисеем, и гора Синай покрылась густым облаком, из среды которого сверкал огонь и молнии, гремели громы, раздавался «звук трубный», и произошло землетрясение (Исх 19:16–19). Эти явления отображают величие и славу Бога, являющего Себя Своим творениям. Народу было запрещено приближаться к горе и переступать определенную черту под страхом смерти — это повеление должно было пробудить в людях благоговейный трепет пред Богом, «страх Господень».

 

Десять заповедей (Декалог)

Бог изрек Моисею «десять слов» («Декалог» от греч. δέκα, дека — «десять» и λόγος, логос — «слово») (Исх 20: 2–17). Они названы «словами завета» или «десятословием» (Исх 34:28). Десятисловие — первая часть обширного законодательства Моисея, свидетельство заключения завета на горе Синай. Сам Бог «перстом Божиим» начертал на каменных таблицах («скрижалях») десять нравственных заповедей, которыми начинался Его Закон (Исх 24:12; 31:18; 32:16). В книге Исход нет нумерации заповедей, но обычно предлагается следующее деление текста:

Первая заповедь — «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской… да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исх 20:2–3) — возвещает о Боге-Ревнителе, Который ждет от человека полной верности. Он не «один из богов», а Бог единственный.

Яхве стал Богом Израиля, но в то же время Он не есть бог какого-либо народа или какой-то одной стихии, а Владыка всего сотворенного («Моя вся земля» — Исх 19:5).

Вторая заповедь — «Не делай себе кумира и никакого изображения… не поклоняйся им и не служи им» (Исх 20: 4–5) запрещает изображать Бога. Практика изготовления идолов («кумиров», изваяниий божества) была общераспространенной — язычники верили, что в идоле обитает сила божества; идол делал бога зримым и доступным и служил магическим талисманом — в лице идола человек получал своего рода власть над богом. Но Бог, открывшийся Моисею, превосходит все земное, и «связывать его с чувственным образом означало бы посягать на Него, пытаться умалить Его запредельную тайну».

Третья заповедь — «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно…» (Исх 20:7). В древности было широко распространено представление о тесной связи имени с именуемым. Поэтому благоговение перед Богом должно распространяться и на Его Имя. «Слово „лашав“ (синод. пер. „напрасно“) имеет широкий смысл, включающий в себя и произнесение ложной клятвы и употребление святого Имени в суеверных целях (для ворожбы и т. д.)».

Четвертая заповедь — «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх 20:8–11). Установление о субботе говорит о необходимости иметь время, когда человек вспоминает о своем Творце и обращается к Нему в молитве. Пояснение к заповеди раскрывает ее происхождение — в седьмой день Бог завершил творение мира и «почил от трудов Своих». В этот посвященный Богу день было запрещено трудиться; все люди, свободные и рабы, получали возможность еженедельного отдыха.

Пятая заповедь — «Почитай отца твоего и мать твою… чтобы продлились дни твои на земле» (Исх 20:12). Эта заповедь следует сразу после заповедей, относящихся к почитанию Бога, и это неслучайно — отношение детей к родителям можно уподобить отношению людей к Богу. Заповедь сопровождается обетованием, согласно которому должное отношение к родителям является залогом земного благополучия — человек мог рассчитывать, что и его дети будут поступать по отношению к нему так же.

Шестая заповедь — «Не убивай» (Исх 20:13). Эта заповедь утверждает неприкосновенность человеческой жизни; жизнь человека имеет высочайшую ценность — она принадлежит Богу, и никто не имеет права отнять жизнь у другого. Согласно Пятикнижию, наказание за убийство — смерть.

Седьмая заповедь — «Не прелюбодействуй» Исх 20:14). Эта заповедь показывает нерушимость брачных отношений.

Восьмая заповедь — «Не кради» (Исх 20:15). Эта заповедь предписывает уважение к чужой собственности.

Девятая заповедь — «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего» (Исх 20:16). Эта заповедь требует быть правдивым и не клеветать на ближнего.

Десятая заповедь — «Не желай дома ближнего твоего, ни жены его…» (Исх 20:17). Последняя заповедь запрещает даже в мыслях посягать на то, что принадлежит другому; очевидно, что многие преступления рождаются именно от желания чужого.

В дополнение к десяти главным заповедям Моисей получил от Бога законы об отношениях между людьми, а также основные установления о жертвах и праздниках (Исх 21–23).

 

Заключение завета через Моисея

Еврейское слово «завет» («берит»), обозначающее «союз», «договор», было юридическим термином. Исследователи отмечают, что приведенная в книге Исход форма заключения завета довольно сходна с договорами между повелителем (сюзереном) и подданным (вассалом), известными во втором тысячелетии до Р. Х. Именно Бог является инициатором союза — Он создает из бывших боязливых рабов Свой народ, обещает им Свою помощь и покровительство, которое в ближайшем будущем выразится в поселении их в Обетованной земле. Заключение завета с Богом имеет необходимое условие — в основу всей жизни народа должна быть положена воля Бога.

Бог возвестил израильтянам, что их будет ждать великая честь: «Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх 19:5–6). Все израильтяне призваны стать святыми, то есть, посвященными Богу, отделенными от царящего в мире идолопоклонства и греха. Именование всех израильтян «царством священников» («царством жрецов» РБО) говорит о том, что «во-первых, сама жизнь еврейского народа должна быть служением Богу, израильтяне должны ис пытывать постоянное чувство благоговения к Богу и радость от общения с Ним, во-вторых, что израильтяне призваны… способствовать обращению к Богу язычников (Ис 61:6)».

Моисей становится посредником при заключении завета: он возвещает слова Бога народу, и народ отвечает: «все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны» (Исх 24:3). У подножия горы Моисей совершает жертвоприношение и, окропив половиной крови жертвенник, другой половиной окропляет народ (Исх 24:6–8). Кровь, означающая жизнь, при заключении союзов служила важным символом единства: окропленные жертвенной кровью как бы становились единокровными, независимо от своего происхождения. После этого обряда старейшины Израиля вкушали пищу пред Богом, в Его присутствии (Исх 24:11).

 

Поклонение золотому тельцу

После заключения завета Моисей снова взошел на гору и пребывал там сорок дней, получая новое откровение о богослужении (Исх 25–31). Тем временем люди начали тревожиться из-за долгого отсутствия Моисея; они боялись, что «этот человек» уже не вернется к ним. Чтобы обрести уверенность в будущем, израильтяне обратились к Аарону: «Сделай нам бога, который бы шел перед нами». Попросив имевшееся у людей золото, Аарон сделал изваяние золотого тельца — вероятнее всего, телец должен был изображать Самого Бога Яхве; бык был общераспространенным на Востоке символом плодородия и силы. В честь этого был устроен провозглашенный Аароном праздник Яхве (Исх 32).

Таким образом, люди не выдержали первого же испытания и нарушили данную Богом заповедь, хотя совсем недавно клялись в своей абсолютной верности Ему. Увидев отступничество народа — «тельца и пляски», сходящий с горы Моисей в гневе разбил каменные скрижали с заповедями Божиими — это стало символическим обозначением разрушения завета из-за грехопадения Израиля.

Господь выражает намерение погубить согрешивших израильтян и сделать Моисея прародителем нового народа, как некогда Авраама. Но Моисей умоляет Господа пощадить людей: «Прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх 32:32). Благодаря ходатайству Моисея Завет с Богом был возобновлен, однако общение с Богом отныне было не таким близким, как прежде.

Уничтожив изваяние тельца, Моисей возгласил: «Кто Господень, [иди] ко мне!» (Исх 32:26), — и к нему сразу же собрались все члены его колена — потомки Левия. Им было поручено истребить виновников идолопоклонства (было убито в тот день «до трех тысяч человек»). Вспомним, что сын патриарха Иакова Левий из-за своего вероломного злодеяния был лишен отцовского благословения, — но его потомки благодаря преданности Богу смогли направить свою историю по иному пути. Отныне совершение служения Богу было целиком вверено потомкам Левия, и они заменили первенцев израильских семей, которым это было уготовано ранее. Изначально всему Израилю предназначалось стать «царством священников» и совершать духовное служение Богу. Однако поклонение изваянию тельца показало, что людям чрезвычайно сложно воспринять учение о невидимом и непостижимом Боге. Им была необходима внешняя «опора»: выполнение конкретных действий с реальными осязаемыми предметами. Учитывая уровень мышления израильтян, Бог сообщает Моисею новые подробные предписания о богослужении — Он регламентирует четкий и детально разработанный культ, во многих внешних чертах сходный с культом других ближневосточных народов.

 

Ковчег и скиния

Главной реликвией и знаком пребывания Бога среди народа стал Ковчег Откровения (Исх 26:34; или Ковчег Завета Господня, Чис 10:23), в него были положены новые скрижали с заново начертанными на них заповедями. Ковчег (евр. «аро н») представлял собой ларец, крышка которого была украшена двумя херувимами (крылатые львы или быки с человеческими лицами.

Сам Бог показал Моисею во время его второго пребывания на горе Синай, как нужно обустроить место для богослужения (Исх 25:40), принесения жертвоприношений и хранения Ковчега. Походный храм именовался «скиния». Бог сказал Моисею о назначении скинии: в ней «Я буду пребывать во время встречи с вами и говорить с тобою» (Исх 29:42 РБО).

Скиния должна была представлять собой прямоугольный шатер размерами 30×10 локтей, окруженный большим двором размерами 100×50 локтей (Исх 27:18). Двор и саму скинию нужно было ориентировать по сторонам света. Скиния должна состоять из двух помещений, названных «святилище» и «Святое Святых». Святилище следовало расположить при входе, в восточной части скинии и поставить в нем золотой жертвенник воскурения (кадильный алтарь), семисвечник и стол для хлебов предложения. Святое Святых — самая сокровенная часть скинии — должно находиться в ее глубине и иметь форму куба со стороной в 10 локтей. Именно там в полной темноте предназначено храниться Ковчегу Завета.

Двор скинии нужно было огородить столбами и обтянуть льняной тканью, поставить там жертвенник всесожжения (для жертвоприношений) и умывальник для ритуальных омовений. Квадратный жертвенник всесожжения требовалось сделать из акаций и обить медью; у него должно быть четыре выступа — «рога», на которых должны крепиться сетки для туш животных (Исх 27:1–8). Все, в том числе и одежды священников, должно было быть сделано из самых лучших и драгоценных материалов.

На изготовление скинии и всей необходимой утвари ушло примерно полгода. Повествование книги Исход заканчивается описанием семидневного освящения скинии — Моисей помазал ее и все принадлежности оливковым маслом («елеем»), а также посвятил и помазал на служение Аарона и его сыновей. «Слава Яхве», которую ранее удостоился увидеть Моисей на горе, наполнила скинию (Исх 40:34–38), и покрывшее Святое Святых густое облако указывало на присутствие незримого Господа.

 

Связь с Новым Заветом

События, описанные в книге Исход, имели поистине огромное значение для истории израильтян; они не только запечатлелись в памяти всех поколений народа, но в дальнейшем и Сам Бог именовал Себя: «Я Господь, Который вывел вас из Египта». Чудесные события Исхода стали ярчайшим примером спасения, даруемого Богом верным Ему людям (напр., Ис 19:19; 43:3; Зах 10:10). Новозаветное откровение, дарованное Иисусом Христом, еще полнее явило Бога как Спасителя. При этом центральные темы Исхода — искупительная жертва агнца и установление праздника Пасхи, спасение от рабства, заключение завета с Богом, питание манной — повторяются в евангельской истории, восходя на качественно новый смысловой уровень.

В книгах Нового Завета Иисус Христос неоднократно сопоставляется с Моисеем, вождем народа Божия и Законодателем (Ин 1:17; 3:14; 5:45–47; 6:32; 7:19–23; Евр 3: 2–6). Раннехристианские авторы видели между ними глубокую типологическую связь: как Моисей избавил народ от рабства в Египте, так и Христос спасает людей от внутреннего рабства — подчинения греху и страстям. Во время непостижимого события Преображения Христа апостолы стали свидетелями общения Иисуса Христа с Моисеем — они говорили «об исходе Его, который надлежало Ему совершить в Иерусалиме» (Лк 9:31). Несомненно, подразумевалась принимаемая Иисусом Христом смерть и Его «исход» из смерти в жизнь — Воскресение из мертвых. Евангелист Иоанн, присутствовавший при Распятии, постиг, что агнец, кровь которого спасла израильских первенцев от гибели, прообразовал Иисуса Христа, умершего во искупление людей (Ин 19:36). И Иоанн Креститель, указывая на Иисуса, говорил: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин 1:29,36). Апостол Павел называет Иисуса Христа «Пасхой», то есть закланным за людей агнцем (1 Кор 5:7).

В последние дни Своей земной жизни Иисус Христос совершил с учениками празднование ветхозаветной Пасхи и, подавая апостолам чашу вина, произнес: «Сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф 26:28). При заключении Синайского завета Моисей кропил народ кровью жертвенного животного, а Новый Завет Бога с человечеством был скреплен Кровью Самого Иисуса Христа. За этой же трапезой Христос дал людям хлеб со словами «Сие есть тело Мое»; чудесная манна прообразовала этот поистине небесный Хлеб — плоть Христа, благодаря которой верующие соединяются с Богом.

Описываемые в книге Исход несгорающий терновый куст («неопалимая купина») и скиния предвозвещали Воплощение Христа — соединение Бога с человеческой природой, обитание Бога среди людей, а также прообразовали Божию Матерь, вместившую в Своем теле Сына Божия.

Исход евреев из Египта стал первым этапом пути в Землю обетованную. Но вхождение туда не было самоцелью — Земля обетованная была образом вечного Царства Небесного: «покой и благополучие, которые должны были получить израильтяне в этой земле, — образ покоя и блаженства, которые обретут люди, приобщившись этого Царства» (ср. Евр 3:7–4:11). Поэтому совершенно понятна аналогия апостола Павла, согласно которой переход через море есть образ христианского крещения (1 Кор 10:1–2) — именно с него начинается путь человека к обретению спасения.

 

Актуальный смысл книги Исход

Книга Исход очень многое открывает нам о Боге. Бог непостижим, всемогущ и выше всего сотворенного Им мира, но при этом близок к человеку: Бог активно действует в истории и непреложно верен Своим обещаниям, данным избранным Им людям. Потомки Авраама и Иакова, не имевшие никаких особенных заслуг, были освобождены Богом из неволи — более того, Он продолжает вести их к благому будущему. Вступив с народом в союз-завет, Бог как бы связывает Себя данными Им обетованиями; взамен Он требует, чтобы народ также был Ему верен. Добровольно отвергшие Бога не останутся без наказания (ср. 1 Кор 10:1–12). Бог справедлив, при этом всегда готов простить людей — Моисею Бог открывается как «человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный» (Исх 34:6).

Из описания жизни Моисея становится ясно, что Господь не совершает Своих великих дел в истории без участия людей — от человека Бог ждет свободного повиновения Ему, содействия исполнению Его замыслов. Этапы Исхода можно считать своего рода универсальными: в жизни каждого человека бывают периоды как «египетского рабства» — крайне тяжелые условия, но уже принимаемые как данность, так и «пустыни» — новые обстоятельства, рождающие полную неопределенность. Книга Исход показывает, что во всех ситуациях необходимо доверять Богу и следовать за Ним.

 

Вопросы к уроку

1) Через сколько лет после переселения братьев Иосифа в Египет происходят события, описанные в книге Исход? Почему ситуация изменилась и израильский народ оказался в рабстве?

2) Кто такой Моисей? Расскажите о происхождении и воспитании Моисея. Каким образом Моисей был подготовлен к служению вождя, избавляющего народ из рабства?

3) Через какое особое явление Бог открылся Моисею в Синайской пустыне? Какое откровение об имени Божием получил Моисей? Что означает это имя?

4) Что означает словосочетание «казни египетские»? Кого и почему они поражали? Какая казнь стала самой суровой и поэтому — последней?

5) Когда и почему был в первый раз совершен обряд Пасхи? Какое великое чудо явил Бог через Моисея, чтобы спасти израильтян от погнавшихся за ними войск фараона?

6) Из-за каких обстоятельств израильтяне поднимали ропот в пустыне после Исхода? Расскажите, как Бог помогал вышедшим из Египта людям во всех их нуждах.

7) Каким образом Бог передал израильтянам Свои заповеди? Перечислите Десять заповедей и прокомментируйте нравственное значение каждой из них. Что означает заповедь «не сотвори себе кумира»?

8) Как происходило заключение Завета израильского народа с Богом? Почему Завет был установлен через окропление народа кровью жертвенных животных?

9) К каким последствиям привело поклонение израильского народа золотому тельцу? Опишите устройство и назначение скинии. Что делало скинию святыней для народа?

10) Какие темы книги Исход присутствуют и в новозаветной истории? Почему можно сказать, что они раскрываются на качественно новом уровне?

 

Урок 4. Книги Левит, Числа, Второзаконие

 

Числа

 

Тематика и структура книги

Книга Чисел продолжает повествование книги Исход: в ней описывается путь в Землю обетованную и история сорокалетнего странствования Израиля по пустыне, а также содержатся ритуальные постановления. Название книги «Числа» (греч. ἀριθμοί, «аритмой») связано со множеством приведенных в ней исчислений по родам и коленам. Книга Чисел подробно говорит о частых случаях ропота и сопротивления народа своему вождю, описывает суровые наказания Божии, направленные на вразумление непокорных людей. Но милосердный Господь, несмотря ни на что, сохраняет народ и продолжает вести его к Обетованной земле.

Структура книги Чисел

 

Основное содержание

 

Трудности пути до Земли обетованной — упреки и ропот на Моисея

У горы Синай израильтяне пребывали около года. Такая долгая стоянка произошла из-за того, что израильтяне сразу после заключения Завета проявили неверность Богу. Потребовалось время для того, чтобы Моисей умолил Бога заключить второй завет и получил от него новые подробные указания о сооружении Ковчега и скинии и о совершении богослужений. Затем израильтяне около полугода изготовляли Ковчег и скинию. Тогда же Моисей и Аарон совершили перепись народа по коленам (Чис 1:2–47). После празднования годовщины избавления от египетского плена — Пасхи (Чис 9), израильтяне продолжили свой путь (Чис 10). Бог Сам вел их — облако Господне осеняло их днем, когда они отправлялись из стана.

В пути сначала иноплеменники, а потом и израильтяне подняли ропот из-за того, что их ежедневная пища — чудесная манна — до крайности надоела им: «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок» (Чис 11:5). Моисей хочет накормить народ мясом, но недоумевает, откуда может взяться достаточно мяса для такого множества людей. Господь вновь являет Свое могущество — Он посылает целую гору перепелов, говоря, что дает людям столько мяса, чтобы они ели его целый месяц, «пока не пойдет оно из ноздрей ваших и не сделается для вас отвратительным, за то, что вы презрели Господа, Который среди вас» (Чис 11:20). За роптание и недовольство немалое количество израильтян постигла смерть (Чис 11:33).

Моисей, сознающий свою ответственность за этот жестокосердный и постоянно недовольный народ, открывает Господу свои душевные страдания: «Для чего Ты мучишь раба Твоего?.. Разве я носил во чреве весь народ сей и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка, в землю, которую Ты с клятвою обещал отцам его?» (Чис 11:11–14). Господь облегчает бремя Моисея: Он посылает Своего Духа на 70 старейшин, и они помогают пророку управлять народом (Чис 11:24,25).

Но вслед за этим Моисей услышал упреки от самых близких ему людей — брата Аарона и сестры Мариам. Они осуждали Моисея за то, что он женат на чужеземке («эфиоплянке»); вероятно, за этим укором стояло недовольство тем, что Моисей являлся единственным вождем народа: «Одному ли Моисею говорил Господь? Не говорил ли Он и нам?» (Чис 12:1–2). Сам Господь встал на защиту Своего верного служителя — явившись в облаке у входа в скинию, Бог сказал: «…если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем… устами к устам говорю Я с ним» (Чис 12:6–8). Мариам была поражена проказой, и только по молитве Моисея она получила исцеление.

 

Бунт народа у границ Земли обетованной и определение Богом срока их странствования

От Синая израильтяне пошли в землю Ханаанскую по прямой дороге. Долгий путь народа был завершен — та земля, которая была обещана Аврааму, Исааку и Иакову, была уже рядом. Народ расположился в оазисе Кадес (Кадеш) в пустыне Фаран, и оттуда в Землю обетованную были посланы двенадцать «вождей» колен («мужи главные у сынов Израиля») осмотреть землю, по одному от каждого колена. Вернувшись, они показали народу плоды ханаанской земли (несколько человек несли на шесте одну виноградную гроздь) — они убедились, что Земля обетованная действительно великолепна и плодородна, и в ней «течет молоко и мед». Но десять посланцев не скрывали своего страха: они заявили, что о захвате земли не может быть и речи — ее населяют мощные и сильные люди-«исполины», по сравнению с которыми израильтяне ничтожны, как саранча (Чис 13:34). Они говорили, что та земля «пожирает тех, кто поселится на ней!» (Чис 13:33 РБО). Только двое из двенадцати, Осия/Иисус, сын Навина (из колена Ефремова), и Халев (из колена Иудина), успокаивали людей: если Сам Господь решил отдать им эту прекрасную землю, то никто не сможет этому помешать (Чис 14:6–9). Однако возобладало мнение большинства — народ в страхе плакал всю ночь, и поднялся сильнейший ропот на Моисея и Аарона: «О, если бы мы умерли в земле Египетской, или бы умерли в пустыне сей! И для чего Господь ведет нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? жены наши и дети наши достанутся в добычу врагам». И все общество Израиля сказало: «Поставим себе начальника и возвратимся в Египет» (Чис 14:2–4) — они отвергли Землю, обетованную им Богом, и решили вернуться в страну их рабства. Лишь Иисус Навин и Халев пытались остановить обезумевшую толпу, говоря: «с нами Господь; не бойтесь»; за такое противодействие все общество вознамерилось побить их камнями.

Это малодушие и отступничество израильтян означали предательство и отречение от Бога, Который являл им столько знамений и постоянно заботился о них («Доколе будет он не верить Мне при всех знамениях, которые делал Я среди его» — Чис 14:11). Господь пожелал истребить грешный народ и сделать Моисея родоначальником нового народа, но Моисей вновь умолял Господа: «Прости грех народу сему по великой милости Твоей» (Чис 14:19). Господь ответил Моисею: «прощаю по слову твоему», и пощадил евреев, но определил им наказание: по числу сорока дней, в которые вожди двенадцати родов Израиля осматривали землю, народ сорок лет будет странствовать по пустыне, и никто из роптавших на Него возрастом от двадцати лет и выше, не увидит Земли обетованной. Таким образом Бог решил исполнить необдуманное желание самих израильтян умереть в пустыне. В землю войдут только Иисус Навин, Халев и молодое поколение — все те, кто в момент ропота был младше двадцати лет. Сорока годами обозначается срок жизни одного поколения — таким образом, поколение израильтян, воспитанное в рабстве, должно было смениться новыми, более смелыми и верными Богу людьми. Услышав определение Бога, израильтяне испугались, почувствовали запоздалое раскаяние и захотели исправить положение. Они предприняли самовольную попытку проникнуть в Ханаан, не обратив внимания на то, что Моисей не пошел с ними и пытался их остановить: «Вы падете от меча, потому что вы отступили от Господа» (Чис 14:43). Действительно, Господь уже не поддерживал их — и в битве с амалекитянами и хананеями израильтяне потерпели сокрушительное поражение (Чис 14:11–45).

 

Восстание Корея, Дафана и Авирона

Согласно установлению Бога, священническое служение (совершение жертвоприношений) принадлежало левиту Аарону и его потомкам, а остальные левиты могли только помогать им в скинии. Такое особое положение семьи Аарона остальным левитам казалось несправедливым — и под руководством левита Корея начался мятеж. К нему присоединились Дафан и Авирон из колена Рувима (старшего сына патриарха Иакова), — они выражали негодование, что власть над народом сосредоточена в руках одного лишь Моисея (Чис 16:1–35). Двести пятьдесят восставших — «избранные мужи общества, начальники колен отцов своих, главы тысяч Израилевых» — заявили Моисею и Аарону: «Довольно вам! В общине все святые, и среди них пребывает Господь. Почему вы ставите себя над общиной Господней?» (Чис 16:3 РБО). Тогда Бог явным образом показал Свою волю — все люди должны были отойти от домов трех зачинщиков восстания, и затем земля разверзлась и «поглотила» их вместе с семьями и имуществом (Чис 16:20–30). Но из семьи Корея был наказан только он сам — потомки Корея остались живы и впоследствии были очень известны в Израиле (Чис 26:11). Сообщникам Корея Моисей предложил принести к скинии благовония в своих кадильницах, чтобы Господь Сам указал, кто для Него свят. Перед скинией встали Моисей, Аарон и все восставшие, и тогда сошел «огонь от Господа» и уничтожил бунтовщиков (Чис 16:35). Особым знамением Бог подтвердил право рода Аарона возглавлять священство: когда от каждого колена перед Ковчегом Завета было положено по посоху (жезлу), то посох с именем Аарона расцвел и даже принес плоды — миндаль (Чис 17:8). Расцветший жезл Аарона впоследствии хранился в Ковчеге Завета.

 

Грех Моисея и Аарона

Во время остановки в Кадесе народ снова поднял ропот из-за нехватки воды. Господь повелевает Моисею и Аарону сказать слово скале на глазах всего народа, и тогда из нее потечет вода. Однако вместо этого Моисей ударил по скале своим посохом, причем ударил дважды, и при этом высказал упрек израильтянам («послушайте, непокорные»/«бунтовщики»), дав волю своему гневу и раздражению. Таким образом, Моисей и Аарон не исполнили замысел Бога, Который повелел для совершения чуда только сказать слово. Поэтому Господь определил наказание Моисею и Аарону: «За то, что вы не поверили Мне, чтобы явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему» (Чис 20:12). Из-за проявленного своеволия и маловерия вожди Израиля потеряли право своими глазами увидеть прекрасную Землю обетованную.

 

Изображение «медного змея»

В наказание за поднявшийся в очередной раз ропот Господь послал на израильтян ядовитых змей (дословно «огненных змей»). Когда люди в страхе обратились к Моисею, он по повелению Божию сделал медное изображение змея и поставил его на древке. Если ужаленный человек смотрел на этого змея с покаянием и верой в могущество Бога, он оставался жив (Чис 21:5–9).

 

Пророчества Валаама

На долгом пути к Земле обетованной израильтяне обогнули землю идумеев (потомков Исава) и сразились с народами, жившими вокруг Ханаана. Силой Божией израильтяне одержали победы над Сигоном, царем аморрейским, и Огом, царем васанским. Царь моавитян Валак, сын Сепфоров, заключил с израильтянами мир, но их необъяснимая сила вызывала у него тревогу. Он захотел ослабить израильтян, наслав на них проклятие, и с этой целью пригласил известного прорицателя Валаама из Месопотамии (Чис 22:1–6). Царь очень хотел выгнать Израиль из своей земли, поэтому пообещал Валааму щедрое вознаграждение за эту услугу. Но Валаам, которого таинственно посетил Сам Бог, ответил: «Хотя бы Валак давал мне полный свой дом серебра и золота, не могу преступить повеления Господа, Бога моего» (Чис 22:18). В итоге Бог повелел прорицателю все же отправиться. В начале пути дорогу Валааму преградил невидимый Ангел с мечом, и ослица Валаама, заговорив человеческим голосом, предупредила хозяина об опасности. Ангел повторил, чтобы Валаам не говорил ничего от себя — Бог будет вдохновлять его речь. Добравшись до Моава и встав на горе, Валаам вместо ожидаемых царем проклятий четыре раза произнес пророческое благословение израильтянам (Чис 23:7–10,18–24; 24:3–9,15–24). Валаам подтвердил обетование Бога о многочисленности Израиля, засвидетельствовал пребывание Бога среди народа, предсказал вхождение народа в Землю и истребление всех врагов: «Благословляющий тебя благословен, и проклинающий тебя проклят!»

 

Языческий соблазн в Моаве

В период странствия по пустыне израильтяне некоторое время жили среди моавитян. Они прельстились местными женщинами и последовали их приглашениям возносить жертвы их богам: «И ел народ [жертвы их] и кланялся богам их» (Чис 25:2). За это израильтян настиг гнев Божий — от мора погибло уже «двадцать четыре тысячи». Перед скинией собралась и плакала вся община, а Господь через Моисея потребовал отмщения. В этот момент на глазах у всех один из вождей колена Симеонова ввел в свой шатер мадианитянку, тогда Финеес (Пинехас), внук Аарона, вошел в шатер и убил их обоих (Чис 25:8). После этого происшествия гнев Бога утих и гибель людей прекратилась.

 

Назначение преемником Иисуса Навина

Моисей исполнил свою миссию — он сделал все, чтобы израильтяне вошли в Землю обетованную. Господь повелел ему назначить достойного преемника, а именно, Иисуса Навина, «человека, в котором есть Дух» (Чис 27:18). Иисус Навин был вождем рода Ефремова, а также военным предводителем израильтян (Исх 17) и помощником Моисея (Исх 24:13). Он также служил при скинии (Исх 33:11). На глазах всего народа Моисей возложил на Иисуса Навина руки и поставил его новым вождем Израиля (Чис 27:22–23).

 

Связь с Новым Заветом

Особенное значение имеет повествование книги Чисел о медном змее — с ним сравнил Себя Сам Христос, подразумевая Свое распятие: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:14–15). Как и в случае с медным змеем, именно вера человека должна стать для него спасительной. Следует также обратить внимание на одно из благословений Валаама: «Вижу Его, но ныне еще нет, зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля» (Чис 24:17). Жезл, символ власти, может указывать на владыку — Мессию; эти слова традиционно понимались как пророчество о происхождении Мессии от Иакова. Звезда, равно как и лев, есть образ Мессии.

 

Актуальный смысл книги Чисел

В беспристрастном повествовании книги Чисел перед нами предстают неприглядные, но, к сожалению, типичные для человечества черты — постоянное недовольство и неблагодарность, малодушие и маловерие вплоть до отступления от Бога; причастными греху оказались не только сами израильтяне, но даже благочестивые вожди народа — Моисей и Аарон. По замыслу Божию, народ достаточно быстро должен был достичь цели — великолепной Земли обетованной, — но неверные израильтяне сами отказались войти и этим обрекли себя на 40 лет странствия. История о приходе прорицателя Валаама показывает, что никакие проклятия и «порча» не могут навредить тем, кто находится под покровом всемогущего Бога. Бог всегда готов защитить человека; главное в том, насколько сам человек готов принять волю благого Бога. Не Бог, но грехи, неверность и нераскаянность людей отдают их во власть зла.

 

Левит

 

Тематика и структура книги

Книга Левит, находящаяся в центре Пятикнижия, представляет собой сборник правил и установлений, в первую очередь служащих руководством для израильских священников. При этом большинство заповедей книги обращены ко всем членам народа Божия. Считается, что эти установления были записаны Моисеем во время его второго пребывания на горе Синай. Стержнем книги является неоднократно звучащая в ней заповедь: «Святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш» (Лев 19:2). Книга Левит может быть по праву названа «книгой о святости».

Книга, насчитывающая 27 глав, делится на пять основных частей.

Структура книги Левит

В книге содержатся только два повествовательных эпизода (Лев 10:1–6 и 24:10–23).

 

Понятие святости

В языческом мире слово «святой» /«священный» означало «выделенный» или «отделенный»; «святым» считалось все то, что выделено из повседневного употребления и предназначено для ритуальных целей.

Библейское понимание святости шире — оно основано на откровении о святости Бога. Емкое понятие «святость Бога» объемлет все свойства Бога, которые выражают Его превосходство над всеми сотворенными существами: всемогущество, вечность, всеведение, благость, праведность. Бог избрал народ Израиля для Себя, заключив с ним завет и поставив среди него скинию — место Своего постоянного присутствия; тем самым Израиль уже может быть назван «народом святым», то есть выделенным из языческого мира, посвященным Богу, «уделом» Бога. При этом Израиль обязан хранить святость (Лев 19:2), то есть исполнять волю Яхве, — только тогда избранный народ достигнет цели своего бытия (Исх 19:6). «Как Господь в Своем могуществе и совершенстве превосходит других богов, так и народ Его должен своим нравственным поведением и моральным обликом превосходить язычников». Таким образом, в Ветхом Завете святость подразумевает не только культовые действия, но и соблюдение нравственных заповедей, основанных на Декалоге.

 

Религиозные установления Закона

 

Постановления о священстве

После эпизода поклонения народа золотому тельцу, когда левиты доказали свою верность Господу (Исх 32:26), Моисею было дано повеление заменить израильских первенцев левитами и именно им поручить служение при скинии (Числ 3:45). Весь народ оказался еще не готов стать «царством священников» (Исх 19:6), и «выделение левитов было как бы заменой грешного Израиля группой избранных представителей его, которые всем своим существом (даже одеждой и образом жизни) были отмечены печатью служения». Левиты становятся предстоятелями за народ пред Богом.

Далеко не все из колена Левия могли быть священниками — к этому были определены только потомки Аарона (Исх 28:29, «сыны Аароновы» — Лев 1:5). А первосвященником должен был быть старший из рода Аарона. Первосвященническое служение передавалось по наследству.

К священникам предъявлялись особые требования. Если человек имел телесные недостатки, он не мог быть допущен к служению священника. Священник мог взять в жены только девушку или вдову священника — на разведенной женщине жениться запрещалось (Лев 21:7). Священники обязаны были всячески избегать ритуального осквернения. Жизнь священника должна была быть примером для всех израильтян, поэтому нравственная чистота требовалась не только от них самих, но и от членов их семей. Например, если дочь священника была виновна в грехе блуда, к ней применялась исключительная в Законе казнь — сожжение на костре (Лев 21:9).

Главной обязанностью священников было совершение жертвоприношений на жертвеннике всесожжения (Лев 6:5,7) и служение в Святилище скинии: они должны были воскурять фимиам на жертвеннике воскурения, возлагать 12 хлебов на особый стол «хлебов предложения» (Исх 25:23–30; Лев 24:5–9), а также поддерживать огонь в семисвечнике. Священники должны были учить народ Закону (Лев 10:11), различать кожные заболевания (проказу) и свидетельствовать о прохождении проказы (Лев 13:14). Прочие левиты помогали священникам при скинии, а затем при Храме.

Священникам полагалось носить специальные одежды; особым великолепием отличалось облачение первосвященника (Исх 28:2–39). Первосвященник совершал особое священнодействие в День очищения, когда он приносил жертву для очищения всего народа и входил в Святое Святых. В остальном его служение было таким же, как и у прочих священников. Еще одним особым делом первосвященника было вопрошание воли Божией через «урим и туммим», которые находились в его наперснике (Исх 28:30).

В Законе акцентируется, что никому из левитов не полагается иметь собственных земельных наделов — «нет левиту части и удела с братьями его: Сам Господь есть удел его» (Втор 10:9). На содержание священников и всех левитов определялась десятина, которую должны были уплачивать все израильтяне, отделяя десятую часть урожая и приплода скота (Лев 27:30; Чис 18:20–32). Кроме того, священники получали часть от практически всех приносимых людьми жертв.

 

Постановления о жертвах

Значение жертв. В отличие от языческих культов, где жертвы воспринимались прежде всего как «кормление» божества, в ветхозаветном Писании четко проводится мысль, что Сам Бог не нуждается в жертвах. Совершение жертвоприношения было способом выразить любовь и преданность Богу, признать власть Бога над миром и зависимость человека от Бога, и воздать благодарность Богу как источнику всех благ. Подобные жертвоприношения по большей части были добровольными.

Другое важнейшее назначение жертвоприношения — напоминание о связи греха и смерти. Совершив грех, человека становится виновен пред Богом, а последствием греха является смерть (Быт 2:17; 3:17–19; Рим 6:23). В случае совершения грехов принесение жертвы было необходимо — «без пролития крови не бывает прощения» (Евр 9:22). Грех человека как бы переходил на животное, и его смерть вместо человека была заместительной, «искупительной». Жертвоприношение означало осознание греха человеком, выражало его покаяние.

В жертву предназначались продукты питания — человек «делил с Господом то, что составляло основу его жизни». В жертву можно было приносить только домашний скот, а не диких животных: именно домашние животные представляли для человека настоящую ценность. Бедным людям разрешалось приносить голубей. Для жертв употреблялись тельцы (быки), овцы, козы, голуби, в большинстве случаев — особи мужского пола. Человек, который хотел принести жертву, должен был отобрать самое лучшее животное из своего стада, без физических недостатков. В присутствии священника человек клал руки на голову животного, с силой надавливал на лоб — как бы отождествляя себя с животным — и исповедовал свои грехи. После этого он должен был сам зарезать свое животное, причем нанести удар точно, чтобы избавить животное от лишних мук. Этот обряд постоянно напоминал о связи греха и смерти, виновности человека пред Богом и милосердии Бога. Священник выливал кровь жертвы к подножию жертвенника (в других случаях кропил ей жертвенник либо мазал роги жертвенника) — это подтверждало, что вина грешника пред Богом оплачена жертвоприношением, а также символизировало возвращение души животного к Богу.

 

Виды ветхозаветных жертв

Перечислим виды ветхозаветных жертв.

Жертва всесожжения (Лев 1) — важнейшая жертва, приносимая священниками ежедневно (утром и вечером). Это жертвоприношение символизировало полную преданность Господу. Название отражает особенность этой жертвы — после заклания все животное целиком (кроме шкуры) сжигалось на жертвеннике; еврейское название — «олá», «возносимое» — подчеркивало, что жертва возносится к Богу в виде дыма.

Жертва за грех (Лев 4) приносилась за невольные грехи, совершенные по слабости или неведению; к примеру, случайное ритуальное осквернение. Цель этой жертвы — очистить людей от последствий греха. Чем выше было общественное положение человека, тем крупнее и ценнее должно было быть животное для жертвоприношения.

Жертва повинности (Лев 6) приносилась за грехи против ближнего (кража, обман) или против собственности, посвященной Богу. Вина за грех приравнивалась к долгу перед Господом. Прежде принесения жертвы для искупления таких грехов надлежало возместить ущерб потерпевшим.

Жертву мирную (Лев 3) предполагалось приносить во всех случаях, когда человек хотел употребить в пищу мясо животного. Эта жертва имела характер радостного праздничного торжества, и совершаемая после жертвоприношения трапеза символизировала единение с Богом.

Кроме жертвы всесожжения, обычно только часть жертвы сжигалась на огне (чаще всего жир), а другая часть шла в пищу священникам. При принесении мирной жертвы основная часть отдавалась приносившему жертву, и он с семьей должен был съесть это мясо в тот же день.

Хлебное приношение, или бескровная жертва (Лев 2), приносилась в виде пшеничной муки или пресных лепешек. В хлеб добавляли елей и благоухающий фимиам — символ радости. Часть хлебов сжигалась, а часть шла священникам. Хлебное приношение полагалось приносить в праздники (Лев 23:37), им также сопровождались жертвы по случаю очищения от проказы (Лев 14:10,20). Основное значение хлебной жертвы — благодарение Бога.

Отметим, что все жертвы обязательно должны были посыпаться солью (Лев 2:13) — соль, предотвращающая гниение, символизировала очищение и твердость; показательно, что Завет между Богом и Израилем именовался «завет соли» (Чис 18:19).

 

Понятие о ритуальной чистоте и нечистоте

Как и прочие древние народы, израильтяне подразделяли все в мироздании на «священное» (Сам Бог и все, что было отделено для Бога или связано с Богом) и «несвященное» (все остальное). Понятие «несвященное» вовсе не означало «греховное», а просто нечто повседневное. В свою очередь, несвященное могло быть «чистым» — так обозначалось нормальное состояние предметов и человека, или «нечистым» — то есть оскверненным. «Нечистоту» человеку могла причинить нечистая пища, прикосновения к нечистому предмету и определенные физические состояния. В состоянии «нечистоты» человек не имел права участвовать в богослужебных собраниях и ритуалах. Таким образом, нечистота человека фактически являлась ритуальной. Очищение производилось с помощью воды — у каждой израильской семьи были сосуды для омовений. После длительного периода нечистоты надлежало также принести жертву за грех. Очевидно, что ритуальную нечистоту «нельзя отождествлять с грехом, ибо грех не переносится внешним путем… и может быть устранен только жертвой, а не омовением».

Согласно Закону, нечистыми были мертвые тела и прокаженные (кожа которых как бы гнила заживо) — прикоснувшийся к ним считался ритуально нечистым семь дней. Ритуально нечистыми также считались люди, имевшие те или иные половые выделения (Лев 12,15) или имевшие в тот день супружеские отношения. Эта нечистота была небольшой — она длилась лишь один день и очищалась простым водным омовением. Брачное общение считалось в Израиле безусловно благим делом; возможно, через признание его ритуальной нечистоты подчеркивался контраст с религиозными практиками язычников, где были широко распространены оргии в честь богов плодородия.

 

Чистые и нечистые животные

Важную роль в повседневной жизни израильтян играли постановления о чистой и нечистой пище (Лев 11) — в пищу можно было употреблять мясо только чистых животных. Разделение животных на чистых и нечистых возводится еще к Ною (Быт 7:1–3); оно встречается у других народов, но Израилю были даны особые правила. Чистыми считались жвачные животные с раздвоенными копытами, рыбы, имеющие чешую и плавники, из насекомых — только саранча. Нужно отметить, что живые нечистые животные (например, верблюды и собаки) не считались скверными сами по себе, и соприкосновение с ними не запрещалось.

Стоит обратить внимание на строгий запрет есть свинину (Лев 11:7) — впоследствии это стало отличительной национальной чертой евреев. Показательно, что во многих странах свиней приносили в жертву подземным богам. Таким образом, пищевые запреты ограждали израильтян от участия в темных языческих ритуалах и совместных трапез с язычниками. Нечистыми считались хищные птицы (Лев 11:13–19) — они, поедая животных, ели и их кровь. Запрет на кровь был для израильтян священным.

Разделение животных на чистых и нечистых символически выражало отличие израильтян от остальных народов (Втор 14:2,21). Очевидно, именно поэтому законы о пище имели преходящий характер и в новозаветный период потеряли свою актуальность — Христос с полной определенностью сказал, что нечистым человека делает не пища, но зло, исходящее изнутри, из его сердца (Мф 15:10–11; Мк 7:14–23; ср. также Деян 10:9–35).

 

Постановления о праздниках

Праздники были для народа святым временем, посвященным Господу, в эти дни было запрещено работать, надлежало приносить Богу жертвы, посещать священные молитвенные собрания, слушать чтение Закона. В три главных праздника — Пасху, праздник Седмиц и Кущей — все израильтяне-мужчины обязаны были прийти к святилищу (в скинию или позже — в Храм).

Пасха (евр. Пéсах) — главный праздник израильтян, отмечаемый в первом месяце по религиозному календарю (14-го числа месяца авива/нисана). Первый раз Пасха совершилась в ночь Исхода евреев из Египта, и Моисей установил праздновать ее ежегодно в память об этом великом событии (Исх 12:1–27). Центральным элементом пасхальной трапезы был ягненок (агнец), который запекался целиком; его следовало вкушать с горькими травами в воспоминание горечи рабства. Следующий день, 15-е число, именовался праздником Опресноков: в течение семи дней в пищу разрешалось употреблять только пресный хлеб в воспоминание того, как из-за поспешности Исхода у евреев не было времени приготовить хлеб из дрожжевого теста. Пресный хлеб также символизировал чистоту, отсутствие греха и порока. В эти дни израильтяне приносили в жертву первые снопы ячменя (Лев 23:10–14) — зерно нового урожая можно было употреблять в пищу только после выражения благодарности Господу, Подателю всех благ.

Через 50 дней после Пасхи отмечался праздник Седмиц (евр. Шавуóт), жатвы первых плодов — начала уборки пшеницы (Лев 23:15–21, Втор 16:9; более позднее его название — Пятидесятница, Тов 2:1, 2 Мак 12:32). Особенностью праздничного ритуала было приношение в жертву Богу двух сдобных хлебов.

Самым радостным в году был праздник Кущей («куща» — это палатка, шалаш или шатер; евр. Суккóт). Израильтяне отмечали завершение собирания плодов — уборки винограда, оливок, зерновых. Празднование начиналось в 15-й день месяца тишри (первого месяца по гражданскому календарю и седьмого месяца по религиозному календарю) и продолжалось восемь дней. В память странствования по пустыне евреи должны были жить в шалашах, украшенных цветами и ветвями деревьев. В первый и в восьмой день праздника проходили особые торжественные собрания у святилища (Лев 23: 39–43).

Череда праздничных дней начинается в книге Левит с субботы (евр. Шаббáт, Лев 23:2–3). Седьмой день творения был освящен покоем Самого Бога, и в субботние дни не полагалось делать никакой работы. В каждый седьмой год — субботний год — было предписано не обрабатывать землю, дать ей покой; Бог обещал, что урожая шестого года будет достаточно «на три года» (Лев 25:21). В субботний год было дано повеление отпускать на волю всех рабов из евреев. В 50-й год, называвшийся юбилейный, Господь предписывал возвратить купленную землю ее прежним владельцам-израильтянам или их наследникам. Это установление напоминало, что не израильтяне являются полновластными хозяевами земли, а Господь, Который подарил им эту землю, — «Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля: вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев 25:23). Это постановление также должно было способствовать тому, чтобы равномерность распределения земли между коленами сохранялась.

Еще одним торжественным праздником был праздник Труб (евр. Рош ха-Шанá, Лев 23:24) — новый год по гражданскому календарю, празднуемый в начале осеннего месяца тишри. Израильтяне также всегда отмечали начало каждого лунного месяца («новомесячие», то есть новолуние).

Через 10 дней после праздника Труб наступал День очищения (евр. Йом-Киппýр, Лев 16), отличавшийся совершением уникального обряда; единственный раз в году первосвященник входил в Святое Святых. Обряд этого дня был установлен после того, как два сына Аарона, Надав и Авиуд, внесли во святилище «чуждый огонь» и за это были насмерть попалены огнем Господним (Лев 10:1–7). Только в День очищения Закон предписывал строгий пост — нужно было полностью воздерживаться от пищи. Служение совершал только один первосвященник — во очищение от грехов он приносил жертвы сначала за себя лично и за свой «дом» (род, семью), затем — за скинию и за весь народ (скиния тоже считалась оскверненной грехами народа). Для собственного очищения первосвященник закалывал тельца у жертвенника всесожжения, входил в святилище с чашей, наполненной кровью, и возлагал благовония на огонь жертвенника воскурения. Затем он входил в Святое Святых и семь раз кропил жертвенной кровью крышку Ковчега. Для очищения народа к первосвященнику приводили двух козлов и бросали о них жребий — одного приносили в жертву за грех, а другой оставался живым. Первосвященник возлагал на него руки и исповедовал грехи всего народа, и затем козла прогоняли в пустыню. Это действие было кульминацией обряда: грехи людей как бы переходили на козла, и он уносил их далеко в пустыню, в небытие — это показывало, что Бог очищает Свой народ от греха.

 

Связь религиозных установлений с Новым Заветом

Принесение жертв обладало глубочайшей символикой и способствовало нравственному очищению людей, пробуждало в них жажду прощения и единения с Богом. Согласно единодушному мнению христианских авторов, все ветхозаветные жертвы в том или ином отношении прообразовывали спасительную жертву Иисуса Христа, распятого на кресте. Жертва всесожжения и жертва за грех служили искуплению грехов людей — и Иисус Христос «пришел отдать душу Свою для искупления многих» (Мк 10:45), и пролитая Им на кресте Кровь «очищает нас от всякого греха» (1 Ин 1:7). Жертва повинности рассматривала вину за грех как долг человека перед Богом, и такое понимание присутствует и в молитве Господней «Отче наш…» (Мф 6:12). «Наконец, как мирная жертва способствовала примирению с Богом и сопровождалась священной трапезой, так и Христос, принеся Себя в жертву, примирил нас с Богом (2 Кор 5:18) и основал таинство Евхаристии, которое также вобрало в себя существенные черты жертв Ветхого Завета: благодарение, участие в трапезе Господней и подлинное единение с Богом».

В Послании к евреям Христос именуется и Первосвященником, и жертвой. В этом послании подчеркивается, что израильские священники обязаны были приносить жертвы каждый день, тогда как Иисус Христос принес Свою жертву один раз на все времена. Жертва Христа принесла людям вечное искупление и сделала ненужными ветхозаветные кровавые жертвы (Евр 10:1–18).

Предписания ритуальной чистоты служили постоянным напоминанием о том, что израильтяне призваны к святости. Эти установления имели важную воспитательную функцию — люди учились внимательно относиться к телу и к пище и всегда стремиться к чистоте. Как и понятие «святость», понятие «чистота» постепенно перемещалось из ритуальной сферы в нравственную. Показательный момент можно увидеть в Книге пророка Исайи: когда пророку в храме открывается видение Бога, он сознает свое недостоинство, потому что имеет «нечистые уста» (Ис 6:5) — речь идет не о ритуальной нечистоте, но об оскверненности грехом. В Новом Завете понятия «чистое» и «нечистое» окончательно приобретают нравственный смысл: чистота становится синонимом кротости и незлобия, а нечистота всегда ассоциируется с грехом.

 

Гражданские установления Закона

В Израиле все стороны жизни регулировались Законом, полученным Моисеем от Бога; нормы уголовного права, общественные установления, семейные и даже бытовые предписания имели своей основой почитание Бога, идею Его святости. Закон насчитывает 613 заповедей (365 запрещающих и 248 обязывающих). Хотя многое в Законе было обусловлено особенностями тогдашних нравов, в целом Закон Моисеев направлен на воспитание в людях милосердия. Исследователи отмечают, что на фоне законодательных систем тех времен (к примеру, законов Хаммурапи) Закон Моисеев выделяется принципиально.

Прежде всего, Закон утверждал личную ответственность каждого за поступки: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый… за свое преступление» (Втор 24:16). В Пятикнижии подчеркивалось равенство всех перед Законом — «Один закон да будет и для природного жителя и для пришельца, поселившегося между вами» (Исх 12:49). В отличие от большинства законодательных систем, в Законе Моисеевом степень тяжести наказания не зависела от общественного и имущественного положения нарушителя либо потерпевшего.

В рамках многих законодательных систем преступление против имущества (воровство) нередко каралось смертью, тогда как за убийство было возможно выплатить денежный штраф родственникам покойного. В Законе Моисеевом мы видим принципиально иные установки: имущественное преступление никогда не наказывалось смертной казнью (вор должен был заплатить в двойном или четырехкратном размере, а если у него не было средств, то надлежало продать его в рабство, Исх 22:3–4); и наоборот, никакие денежные суммы не компенсировали отнятую жизнь. Согласно ветхозаветному откровению, человеческая жизнь бесценна, потому что человек «создан по образу Божию» (Быт 9:6), «…не берите выкупа за душу убийцы, который повинен смерти, но его должно предать смерти… ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровью пролившего ее» (Чис 35:31–33). Однако Закон предусматривал случаи непреднамеренного убийства: человек мог укрыться в одном из шести «городов-убежищ» где имел возможность доказать непреднамеренность совершившегося, и тогда получал право жить там в безопасности, не опасаясь кровной мести родственников убитого.

Отметим, что знаменитый «закон талиона» — «Око за око, зуб за зуб» (Лев 24:20, Исх 21:24) — имел своей целью ограничение мести, столь распространенной в древнем обществе: человек имеет право наказать своего обидчика не в большей мере, чем тот принес ему ущерб.

В книге Левит звучит заповедь о любви к ближнему: «Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев 19:18). В основном речь шла о единоплеменниках-евреях, но заповедовалось любить и чужестранца, поселившегося на земле израильтян (Лев 19:34). Есть предписания о миролюбивом отношении к личным врагам: «Если найдешь вола врага твоего, или осла его заблудившегося, приведи его к нему» (Исх 23:4–5). Преступников нельзя было увечить; если назначалось наказание плетьми, то можно было сделать не больше 40 ударов, «чтобы брат твой не был обезображен» (Втор 25:3).

Показательно, что в случае войны в ополчение не призывались те, кто недавно женился или готовился к свадьбе, кто построил новый дом, но еще не успел в нем поселиться или кто ожидал первых плодов от посаженного виноградника (Втор 20:5–6; 24:5). Закон уважал право человека на продолжение рода и право самому дождаться результатов от своих продолжительных и нелегких трудов.

За половые извращения полагалось побиение камнями (Лев 18; 20), кровосмесительные связи с родственниками и все блудные грехи сурово карались, поскольку человек должен был хранить святость своего тела; кроме того, половая распущенность была характерным атрибутом язычества. Если женщина изменила мужу, полагалось побить камнями и ее и соблазнившего ее мужчину (Втор 22: 22). Продолжение рода для израильтян имело важнейшее значение; к примеру, это отражал «закон левирата». Если братья живут вместе и один из них умрет, не имея у себя сына, то другой брат должен взять его жену себе, и первенец, рожденный от этого брака, будет считаться сыном и наследником умершего (Втор 25:5–10). Развод был допустим по инициативе мужа (Втор 24:1–4), хотя в целом отношение к разводу было негативным.

Особую заботу Закон предписывал проявлять о бедных и беззащитных людях, сиротах и вдовах. «Когда будете жать жатву на земле вашей, не дожинай до края поля твоего, и оставшегося от жатвы твоей не подбирай, и виноградника твоего не обирай дочиста… оставь это бедному и пришельцу. Я Господь, Бог ваш» (Лев 19:9–10). Запрещалось высмеивать людей, имеющих физические недостатки: «Не злословь глухого» (Лев 19:14).

Бог требовал, чтобы отношения между людьми, как личные, так и деловые, основывались на справедливости. «Не крадите, не лгите и не обманывайте друг друга. Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь. Не обижай ближнего твоего и не грабительствуй. Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра» (Лев 19:11–13).

Некоторые внешне немотивированные заповеди — к примеру, не запрягать вола и осла вместе, не использовать разные ткани в одной одежде (Лев 19:19) — имели воспитательное значение: они способствовали формированию навыка внимательного различения вещей, что помогало отличать добро от зла.

 

Актуальный смысл книги Левит

Приведенных заповедей достаточно, чтобы были понятны слова апостола Павла: «…весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал 5:14). Апостол Павел называет Закон «воспитателем», педагогом, который устанавливал жесткие границы проявлений зла, учил любви к Богу и готовил людей к пришествию Мессии-Христа (Гал 3:24–25). Новозаветное откровение, принесенное Иисусом Христом, не отменяло ветхозаветный нравственный Закон, но дополняло его (Мф 5:17), возводя на новую духовную высоту. «Ветхий Завет устанавливает некий стабильный фундамент общественного устройства, некоторый минимум, без соблюдения которого общество в любой момент может соскользнуть в болото вседозволенности и произвола… Новозаветная благодать — это взлет ввысь, к небесному идеалу. А ветхозаветный Закон — твердое, земное основание, причем для своего времени — революционное». В апостольские времена было решено, что христианине не обязаны соблюдать ритуальные предписания Закона Моисеева (Деян 15), но это отнюдь не означает, что христиане имеют право пренебрегать заложенными в Законе нравственными нормами. Пока христиане не преобразят свою жизнь благодатью Иисуса Христа, эти нормы будут сохранять свое значение.

 

Второзаконие

 

Тематика и структура книги

Название «Второзаконие» (греч. δευτερονόμιον, «деутеорономион», Втор 17:18) означает «повторный закон»: основная часть книги повторяет и дополняет законы и предписания, приведенные в других книгах Пятикнижия (Исход, Числа, Левит). Действие книги Второзаконие происходит в 40-й год по выходе евреев из Египта, непосредственно перед вступлением в Землю обетованную. Пророк Моисей обращается к новому поколению израильтян, напоминает им историю народа и заповеди, данные Богом на Хориве (гора Синай), при этом добавляет новые заповеди. В основе книги лежат четыре речи Моисея, произнесенные им за Иорданом накануне смерти, однако окончательную литературную редакцию книга получила, несомненно, в более позднее время. От остальных четырех книг Пятикнижия Второзаконие отличается возвышенным проповедническим стилем; образность и язык Второзакония были восприняты и развиты пророками VII–VI веков до Р. Х. К Второзаконию близки следующие за ним в Библии исторические книги: Иисуса Навина, Судей и 1–4 Царств.

Структура книги Второзаконие

 

Основное содержание

 

Любовь Бога к Своему народу. Любовь людей к Богу и к ближнему

Книга Второзаконие, как никакая иная книга, сосредоточена на теме Завета Бога с людьми. В основании Завета лежат не заслуги израильтян, а благая воля Бога: «Не потому, что бы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас… но потому, что любит вас Господь…» (Втор 7:7–8). Возлюбив этот народ и заключив с ним союз-завет, Бог стал Отцом Израиля, его Родителем и Защитником. Поэтому самая первая и главная заповедь звучит так — «Слушай, Израиль, Господь, Бог наш, Господь един есть, и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими» (Втор 6:4). Второзаконие предписывает иметь эту заповедь «перед глазами» на лбу и на руке — это означает, что люди во всех своих действиях и мыслях должны руководствоваться Законом Господним. Верные Богу израильтяне должны любить и своих ближних, причем не только единоплеменников, но и живущих на их земле чужестранцев (Втор 10:19). «Судите справедливо, будь то тяжбы между соплеменниками или тяжбы с чужаками, живущими у вас. Пусть суд ваш будет непредвзятым. Выслушивайте и сильного и слабого; не страшитесь людей, ибо суд — от Бога!» (Втор 1:16–17 РБО). Согласно Второзаконию, все евреи равны и являются «братьями». «Многие предписания Второзакония направлены на утверждение в народе любви, взаимопомощи, милосердия по отношению к нуждающимся братьям (Втор 14:28–29; 15:1–18; 22:1–4; 24:10–15,19–21)». Второзаконие описывает, как богослужения, совершаемые в едином посвященном Богу месте, будут сопровождаться ликующей радостью всего народа, ощущающего братское единение в присутствии Своего Господа (Втор 12:5–12).

 

Единое место поклонения Богу и суровые предостережения против идолопоклонства

Книга Второзаконие подчеркивает необходимость иметь только один религиозный центр: «Чтобы предстать пред Ним, приходите только на то место, которое Господь, ваш Бог, изберет на земле одного из ваших племен и сделает жилищем для Своего имени» (Втор 12:5 РБО). Очевидно, что в ранней истории Израиля люди приносили жертвы в разных местах (так поступали Авраам, Иаков, Моисей, Самуил), и это не только не запрещалось Богом, но и Сам Бог повелевал разным людям устраивать жертвенники в том или ином месте. Однако заповедь Второзакония в то время была средством содействовать единству колен и предотвратить смешение священных обрядов с языческими культами, что нередко происходило у израильтян. Согласно Второзаконию, в идолопоклонстве заключена главная опасность для Израиля. Единый Бог есть «Бог ревнитель» — невозможно чтить истинного Живого Бога одновременно с ложными богами. Бог дарует народу благополучие только при условии верности Ему и соблюдения заповедей Завета. В случае измены Завету Бог поразит израильтян страшными бедствиями, подобными египетским казням (Втор 28:15; ср. также Лев 26). Обширные описания проклятий должны были вселить трепет в «жестоковыйных» израильтян. Но Моисей все время подчеркивал, что «Господь, Бог твой, есть Бог [благий и] милосердый; Он не оставит тебя и не погубит тебя, и не забудет завета с отцами твоими, который Он клятвою утвердил им» (Втор 4:31).

 

Два пути. Песнь Моисея

В конце третьей речи Моисея подводится своего рода итог содержания Второзакония: «Я призываю ныне в свидетели небо и землю: жизнь и смерть предложил я вам, благословение и проклятие. Выберите жизнь — и тогда вы и потомки ваши будете живы, и будете любить Господа, вашего Бога, и слушаться Его, и будете Ему верны. В Нем — ваша жизнь, долгая жизнь в той стране, которую Он поклялся отдать вашим прародителям Аврааму, Исааку и Иакову…» (Втор 30:19–20 РБО). Бог предоставляет человеку свободно осуществить свой выбор, но прямо говорит, что ждет его на каждом из этих двух путей. Пророк призывает всех: «Идите за Господом, вашим Богом, Его бойтесь и чтите, исполняйте Его повеления, Его слушайтесь, Ему служите, оставайтесь Ему верны!» (Втор 13:4 РБО).

Провидя, что в будущем израильтяне будут отступать от Бога, пророк Моисей произносит торжественную песнь-свидетельство для грядущих поколений: «Внимай, небо, я буду говорить; и слушай, земля, слова уст моих… Имя Господа прославляю; воздайте славу Богу нашему» (Втор 32:1–2). Переданная Моисеем речь Бога ярко изображает Его силу и мощь; в то же время речь проникнута взволнованностью — мы видим, насколько Бог хочет «достучаться» до сердец израильтян: «Видите ныне, видите, что это Я, Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей» (Втор 32:39,43).

Повествование книги Второзаконие завершается последним эпизодом жизни Моисея: в возрасте 120 лет Моисей восходит на гору Нево, благословляет всех израильтян и, окинув взглядом Землю обетованную, к которой он 40 лет вел народ, умирает (Втор 34). Великий пророк Израиля был похоронен в земле Моавитской, и никому не известно точное место его погребения.

 

Связь с Новым Заветом

Исследователи отмечают, что в Новом Завете Второзаконие цитируется чаще, чем многие другие ветхозаветные книги (около 83 раз). Так, на вопрос о наибольшей заповеди в Законе Иисус Христос привел первую заповедь в формулировке Второзакония: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим» (Втор 6:5; Мф 22:37). Когда диавол предложил Иисусу три искушения, все ответы Христа были цитатами из Второзакония. Во Второзаконии содержится важное пророчество — Бог пошлет людям пророка, равного Моисею: «Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему…» (Втор 18:18–19). В истории Израиля было много великих пророков, общавшихся с Богом и открывавших народу Его волю, однако Второзаконие утверждает, что никто не достиг идеала Моисея (Втор 34:10). Роль Моисея поистине уникальна: Моисей был вождем, выведшим народ из рабства, посредником между Богом и народом, заключившим Завет, и пророком, передавшим людям полноту воли Бога — Закон. Осуществить духовный исход — вывести людей из рабства греху, мог только Пророк, особенно близкий к Богу — Мессия. Апостол Петр возвестил народу, что этот Пророк посетил мир в лице Иисуса Христа (Деян 3:22–24; ср. слова народа об Иисусе в Ин 6:14).

Апостол Павел поясняет значение смерти Иисуса Христа на основании стиха Второзакония «проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]» (Втор 21:23;