Прыгай, Филька!

Ангелов Илья

 

Ангелов Илья

Прыгай, Филька!

Необходимое предупреждение!

— перед вами роман-сказка в стиле "трэш"

— несовершеннолетним читать роман не рекомендуется

— текст содержит ненормативную лексику, сцены секса, насилия и убийств

— любое сходство с реальными лицами и событиями случайно

— автор может не разделять точку зрения героев

— автор не несет ответственности за действия и мысли героев

— перед вами художественное произведение, а не политическая платформа, манифест или руководство к определенным действиям, поэтому любая попытка обвинить автора в пропаганде экстремизма, разжигании национальной розни, расизма и пр. — неуместна.

Если вы согласны принять вышеперечисленные пункты — приятного чтения!

 

Часть первая

Городок

 

Глава первая

Семья

В небольшом городке, что раскинулся на берегу великой русской реки в сотне километров от Москвы, жили-были дедушка, бабушка, папа, мама и мальчик Коленька.

Дедушка был совсем старенький — недавно ему исполнилось девяносто лет. Большую часть времени дедушка лежал на постели и слушал радио или спал.

Бабушка вела домашнее хозяйство и ухаживала за дедушкой.

Папа и мама Коленьки были учеными-физиками. Они исследовали атом и открывали новые частицы и элементы.

В свободное время папа слушал джаз и собирал книги по искусству, а мама выращивала цветы, которые весной высаживала в саду. Сад был маленький, всего шесть соток, но в нем имелось все, что требуется человеку для пропитания — картошка, капуста, яблоки, малина, смородина, ежевика, клубника, огурцы и даже маленькие зеленые помидорчики. Осенью папа садился на велосипед и каждый день привозил домой мешки с припасами на зиму. Бабушка и мама варили варенье, компоты, солили и мариновали огурчики, сушили на батареях нарезанные тонкими кусочками яблоки, которые затем складывались в бумажные пакетики и убирались в буфет.

В хорошую погоду папа ездил в лес за грибами и ягодами. Лес был огромный, с болотами, он начинался прямо за железной дорогой и тянулся на многие километры в мутные, неясные дали, известные как Савеловская глухомань.

Папа возвращался домой поздно вечером, потный, уставший, но довольный. Он гордо ставил на стол корзину и дом наполнял невыразимый аромат грибов, которыми так щедра русская земля.

Дедушка лежал на кровати и жадно вдыхал этот запах. Он многие годы уже не выходил на улицу — не было сил, и хотя лес находился рядом, всего в двухстах метрах от дома, он отдалялся от дедушки все быстрее и быстрее, свертываясь в серую пелену, как и все вокруг. И жизнь все быстрее и быстрее истекала из когда-то мощного дедушкиного тела. И оставалось ее совсем немного, маленький затухающий уголек…

По профессии дедушка был инженером-строителем. Первая его семья погибла в Великую Отечественную войну и он многие годы хранил ей верность.

В конце сороковых 28-летнего майора Санычева, занимавшегося строительством спец-объектов, срочно направили в секретную командировку в болотистые леса Глухомани. Здесь по приказу Берии в кратчайшие сроки предстояло построить самый большой в мире Ядерный институт и городок для его сотрудников. Страна нуждалась в атомном оружии.

Задание Берии выполнили в срок, а в окрестных лесах появились многие тысячи могил зэков.

Затем умер Сталин, Берию расстреляли и к власти пришел Хрущев. Наступила "оттепель".

Тайный город вместе с Институтом рассекретили и превратили в международный центр ядерной физики, куда со всего соцлагеря пригласили для работы ученых-ядерщиков. Началась новая эра в жизни маленького русского городка, получившего впоследствии мировую славу и известность.

К тому времени майор Санычев уже стал подполковником запаса и занялся тем, о чем мечтал всю жизнь — строительством жилых домов.

А в канун 30-летия Победы случилось невероятное — к пятидесятипятилетнему подполковнику вновь пришла любовь. Избранницу Санычева звали Елена Власьевна и она была на двадцать лет младше будущего мужа. Справив скромную свадьбу, супруги зажили в большой двухкомнатной сталинке, отпущенной подполковнику строительным управлением. А через год уже родилась девочка Катенька и квартира наполнилась жизнью и радостью…

Прошло много лет. Катенька выросла и стала физиком. Работать она вернулась в родной город, где и зажила с родителями. Замуж Катенька вышла поздно, муж — Сергей, трудился в соседней лаборатории, так что на работу они теперь ездили вместе. Прежнюю квартиру и комнату Сергея обменяли на трешку — отдельно от родителей Екатерина Николаевна жить не захотела — отцу было за восемьдесят и он уже почти не вставал с кровати — требовалась помощь.

И опять потянулись дни…

Накануне 60-летия Победы Сергей привез жену из роддома. Супруги зашли в комнату дедушки и торжественно положили ему на кровать маленький сопящий сверточек. Дедушка приподнял руку и осторожно отвел в сторону уголок одеяльца у личика младенца. Шепотом спросил, затаив дыхание:

— Кто?

— Мальчик! — гордо ответила дочь. — Коленька!

Ребенок проснулся и открыл глазки. Они были синими-синими. Екатерина Николаевна сняла одеяльце с головы малыша. Показались светленькие волосики. Личико у Коленьки было кругленьким и похож он был на…

— Пап, весь в тебя, один к одному, — нежно проговорила дочь.

Дедушка вгляделся и заплакал. Ребенка унесли, а дедушка отвернулся к стене и плакал весь день и часть ночи, пока не заснул. Бабушка не трогала его, лишь пару раз принесла воды и укутала одеялом, чтобы не замерз.

Дедушка плакал и это были слезы счастья. Сегодня он, атеист и коммунист с 65-летним стажем, понял, что Бог есть. Ибо Бог спустя столько десятков лет вернул ему самое дорогое, что было у него когда-то.

И лишь бабушка знала, почему так плачет ее супруг.

На самом дне старинного дедушкиного сундука, оставшегося со времен войны, в кожанной папочке хранилась потертая чернобелая фотокарточка, которую никому никогда не показывали.

На фотографии был запечатлен молодой статный мужчина в военной форме. Рядом с ним стояла высокая красивая женщина с длинной русой косой. На руках она держала мальчика, как будто уменьшенную копию мужчины. И ребенок этот, светленький, круглолицый, был в точности Коленька.

Домик в глухой белорусской деревне, на фоне которого сфотографировалась семья, сожгли в 1941 году фашистские каратели. Женщина и ребенок сгорели заживо.

 

Глава вторая

Коленька

Медленно несла мимо городка свои воды великая русская река. Лето сменялось осенью, а затем наступала зима. Весной с юга прилетали бесчисленные стаи птиц, зеленели деревья и весь город превращался в огромный цветущий сад.

И Коленька уже стал совсем большим мальчиком — целых четыре года!

Утром Коленьку водили в детсад, а вечером папа читал ему книжки с картинками или, если мальчик хорошо себя вел, крутил ему на компьютере мультики.

Игрушек у Коленьки было много-много! И кубики, и конструктор-строитель из кирпичиков и панелек, и пластмассовые пистолет с автоматом, и машинки, и плюшевый медведь с жирафом, и конечно же любимая белая киска, которую мальчик любил таскать с собой по квартире и даже кушал вместе с ней за одним столом. Одна беда — киска тоже была плюшевой! Ненастоящей!

Однажды осенью бабушка пошла забирать Коленьку из детсада.

Мальчик выглядел расстроенным. Он молчал, дергался и казалось вот-вот расплачется. "Что случилось? — удивилась бабушка. — Никогда он так себя не вел. Ну ничего, придем домой — разберемся!"

Дома, также молча, Коленька прошел в комнату и принялся доставать из коробки все свои игрушки. Бабушка пошла проведать дедушку.

Вдруг из комнаты мальчика послышался треск, удары и плач. Бабушка бросилась к внуку.

Посередине комнаты сидел Коленька, а вокруг него в беспорядке валялись части конструктора, мишка, жираф, сломанные машинки. Коленька плакал.

— Что с тобой, миленький? — спросила бабушка и обняла внучка. А тот заревел еще сильнее. Затем он всхлипывая прижался к бабушке и сквозь слезы сказал:

— Бабушка! Хочу киску! Ну почему у нас нет настоящей киски? У Федьки Иванова есть. У Машки тоже. У Юльки целых две! А у меня ни одной!

Бабушка задумалась. Раньше у них всегда жили коты. Кто-то умирал, кого-то убивали на улице, за ними появлялись другие, и так многие годы. Последний кот скончался за год до рождения Коленьки. Новое животное решили не брать, чтобы не навредило младенцу, а такие случаи в жизни случались не раз. Кто в городке не знал кривую Анюту, которой кот выцарапал глаз, когда ей было три года! Так и ходит теперь одна, никому ненужная, пьянствует и вешается всем мужикам на шею. Только не берет ее никто, потому что девок в городе хоть отбавляй. Трудно нынче девкам-инвалидам…

— Знаешь, миленький, — бабушка погладила мальчика по голове, — я вечером поговорю с папой и мамой. Сама-то я не против, так что если они согласятся, возьмем тебе киску. Только лучше не киску, а котика. Маленького такого котеночка. Хочешь?

— Бабушка! — слезы у Коленьки мигом высохли и теперь он смеялся. — Конечно хочу, бабушка! Пусть будет котик!

— Только понимаешь, Коленька, киска это ведь не игрушка, а живое существо. За ней надо ухаживать! Кормить, наливать в блюдечко свежую воду. Киска, также как и ты, писяет и какает. И кто-то должен за ней убирать. Ей нельзя выкручивать лапы, пинать, бить, таскать за хвост. Киска может заболеть и умереть, но в любом случае она разозлится и будет защищаться. Расцарапает тебя до крови, а может и выдрать глаза. Ты же не хочешь остаться слепым, Коленька?

— Я, бабушка, все понимаю, — рассудительно ответил мальчик. — И буду очень котика любить и ухаживать за ним! Если надо, выкину все игрушки на помойку, а котика поселю сюда в ящик. И подушечку свою ему отдам!

— Ну, — заулыбалась бабушка, — игрушки выкидывать не стоит. Одно другому не мешает. А котика мы поселим в коробку из-под обуви и поставим ее на кухню к батарее, чтобы ему было тепло. Хорошо?

— Хорошо, бабушка! — закричал от восторга мальчик и бросился обнимать Елену Власьевну. — Знаешь, бабушка, я очень тебя люблю!

— И я тебя люблю, Коленька, — ответила бабушка. А теперь давай соберем игрушки и пойдем на кухню греть ужин. Скоро ведь придут папа с мамой…

 

Глава третья

Появление Фильки

К удивлению бабушки идея взять в дом котенка не встретила особых возражений у папы и мамы.

— А что, правильно! — задумчиво теребя бороду одобрил папа. — Пусть ребенок с детства приучается любить животных и заботиться о них. Давайте поищем котенка, только не какой-нибудь элитной породы, из тех, что стоят по шесть моих зарплат, а самого обычного — нашего русского кота, пушистого и неприхотливого!

— Что ж, подумав, согласилась мама. — Тогда и я "за". Будем искать!

— Ура! — запрыгал от восторга Коленька. — Спасибо, мамочка и папочка! Теперь у меня будет настоящий котик! Ура!!!

*********

Домашних животных в городке было много. Сама обстановка к тому располагала — большие дворы, зелень, парки, лес, тихие улочки старой, так называемой Институтской части, с огромными деревьями повсюду. Раньше, когда бродячих собак и машин было меньше, в городке проживало множество котов, причем бесхозяйственных почти не встречалось — кот считался любимым и уважаемым животным, стоящим на ступень выше собаки…

В 90-е годы обстановка однако изменилась. Стаи бродячих псов, голод и болезни, резко снизили местное кошачье поголовье. В моду вошли собаки-защитники — питбулы, терьеры, ротвейлеры, немецкие овчарки. Немало они попили кошачьей крови, пусть будет пухом земля несчастным жертвам кошачьего геноцида…

Все это привело к тому, что типичная русская дворовая порода котов стала исчезать. Если раньше можно было спокойно каждый день выпускать своего питомца одного на улицу погулять, теперь люди предпочитали держать домашних любимцев дома. Чуть ли не повседневьем стала кастрация котов и кошек. Многие котолюбители перешли на элитные породы — так в городе появились гордые мордатые британцы, голокожие отвратительные сфинксы, пушистые и глупые ангорки с приплюснутыми носами, похожие на чайник. Кто-то даже приобрел парочку запредельно дорогих и таинственных мэйнкунов, чья цена начиналась от тысячи евро за штуку. Мэйнкуны, огромные зверообразные котяры с кисточками на ушах, весили от пяти кило и их даже побаивались некоторые собаки…

Легко сказать — найди котенка! А вот попробуй найди…

…Искали уже неделю.

Старушки во дворе показали бабушке подвал в одном из соседних домов. Там на грязной завшивелой подстилке лежала в окружении пяти котят исхудалая белая кошка. Котята были совсем манюсенькими и слепыми. Перед кошкой стояла миска с холодной кашей.

Увидев бабушку, кошка предостерегающе зашипела. Бабушка осторожно подошла поближе и стала рассматривать котят. Нет, не подойдут…Слишком маленькие, не больше недели, а то и меньше. Да и нельзя именно сейчас отбирать у кошки детишек, пусть подрастут. Нет, не подходит…

Позвонила знакомая семьи. Предложила котеночка, но…девочку.

Папа и мама расспрашивали на работе коллег — но и там не ладилось. Кто-то предлагал британца, стоимостью в одну зарплату, кто-то сиамца, бесплатного, но до жути злого…

А время шло.

Каждый день Коленька приходил домой из детсада и спрашивал:

— Ну что, бабушка, нашли мне котеночка или нет? — и в очередной раз расстраивался.

— Будет тебе котеночек, Коленька! Обязательно будет! — успокаивала мальчика бабушка. — Ты мне веришь?

— Верю, — вздыхал Коленька и шел играть мишкой, жирафом и плюшевой киской…

И вот в пятницу в обед папа приехал на велосипеде домой. Он был весь мокрый от дождя, но возбужденный и веселый. Мама под дождь не захотела и пошла кушать в институтскую столовую.

— Елена Власьевна! — прямо с порога позвал папа.

— Ау? — отозвалась бабушка.

— Елена Власьевна, тут такое дело. Разговорился утром с нашей уборщицей. Оказывается нее есть настоящая кошка с острова Мэн! Породистая, черная, короткошерстая и длиннолапая. Дочка купила в Москве за какие-то бешеные деньги, но потом переехала на новую квартиру, где хозяйка не позволяет держать животных. Поэтому она отдала кошку матери, в наш город.

И вот как-то кошка улизнула из дома и не возвращалась три дня. И что оказалось впоследствие? Беременная!

Родила два месяца назад шесть котят, но папа видно попался простой, подзаборный русский котяра, поэтому все котята "попорчены" — не чисто черные, а с белыми и серыми пятнами то тут, то там. Ясно, что ни одного котенка из этого помета не продать, поэтому женщина отдает их теперь бесплатно. Остался один котенок, по ее словам, черный-черный, лишь на груди, ближе к шее, большое белое пятно, как жабо.

Елена Власьевна! Может возьмем, а?

Бабушка молча налила папе тарелку супа и, отставив половник, села на стул.

— Что-то я не слыхала о такой породе — с острова Мэн… Может дикие какие? Злые? Да ты садись, Сергей, ешь, а то остынет, тебе ж еще на работу бежать…

Папа сел и с аппетитом принялся есть суп.

— Она говорит, что раньше эти кошки были дикими. Бегали по острову, ловили рыбу. Но потом люди сделали их домашними, облагородили и теперь это совсем нормальные животные. Отличаются от других кошек тем, что у них длинные хвосты. Шерсть короткая, блестящая, сами они очень грациозны…

— А что едят? — заинтересовалась бабушка. — Если "вискасы", то никакими "вискасами" я кормить его не собираюсь. Все коты, что у нас жили, ели то же, что и мы. Ну разве что рыбу мы им покупали еще, варили, супчик делали…Сколько, говоришь, котенку? Два месяца? Это хорошо, значит к "вискасам" еще не приучен…

— Да вы не беспокойтесь, Елена Власьевна! — убеждал бабушку Сергей. — Я думаю, надо брать. Где и сколько мы будем еще искать русского пушистого кота?

Бабушка поджала губы и задумалась.

— Ох, и доверчивый же ты, Сергей! Что тебе ни скажут, все принимаешь за правду!

Тут бабушка была полностью права. Папа и в самом деле был немного не от мира сего, кабинетным ученым, жутко доверчивым и честным человеком, и из-за этого с ним постоянно случались неприятности. Папиным идеалом был Достоевский, чей бюстик стоял у него на полке. В тяжелые минуты папа часто садился напротив бюстика и беседовал с ним: "Ну что, Федор Михайлович? Видишь, как оно вышло? А ведь и тебе в жизни пришлось нелегко, знаю. Так что будем и дальше бороться, да…".

— А Катя согласна? — решилась наконец бабушка.

— Согласна, Елена Власьевна! Только вашего мнения и ждем!

— Ну ладно, — махнула рукой бабушка. — Пусть будет кот с острова Мэн…

Вечером она привела из детсада Коленьку. Тот по привычке оббежал квартиру и спросил:

— Бабушка! Так где же котик? Будет ли у меня котеночек? — и губки у него опять затряслись в готовности заплакать.

И тут бабушка посмотрела на Коленьку вдруг помолодевшим взглядом и задорно ответила:

— Будет, Коленька! Сейчас папа с мамой привезут тебе котика!

И в этот миг зазвенел дверной звонок.

— Урааааааа! — завопил мальчик и ринулся к двери. Бабушка открыла ее и в квартиру вошли радостные и мокрые мама с папой. И в руках у мамы был пакет, из которого выглядывала испуганная черная головка с длинными белыми усиками!!!

Счастью Коленьки не было границ. Пакет занесли в комнату, осторожно положили на пол и из него стремительно вырвался маленький черный котенок! Крутнув головкой, он бросился к черному маминому пианино и попытался заползти за него, но мама ловко перехватила беглеца, прижала к груди и принялась, успокаивая, гладить.

— Коля, не кричи! Ты же его пугаешь, а он такой маленький!

Коленька успокоился и принялся с любовью рассматривать котенка. Тот вначале пытался царапаться, дрыгал тонкими длинными лапками, поджимал хвост, а потом затих и во все глаза уставился на окруживших его людей.

— Нравится? — спросил папа, от волненья щипая себя за бороду.

— Да, папочка! Очень нравится! — восхитился Коленька. — Прямо трубочист! Измазался сажей и брыкается!

— А ты придумал ему имя? — в свою очередь поинтересовалась мама. — Как мы его назовем?

Коленька смутился.

— Не знаю!

— Барсик? Степка? Мурз? Тимофей? — наперебой стали предлагать бабушка и родители.

Но Коле ни одно из перечисленных имен не понравилось.

И тут он вдруг протянул ручку в сторону телевизора, по которому шла какая-то музыкальная программа и завопил:

— Хфилипп! Хфилипп!

Все повернулись к телевизору и прыснули, еле сдерживая хохот.

По сцене бегал и прыгал с микрофоном известный российский певец. Его показывали по телевизору почти каждый день во множестве передач, поэтому все в стране от мала до велика знали, кто такой Филипп.

— Мама, смотри какой он черненький и как дрыгает ручками и ножками! — восхищенно кричал Коленька. — Прямо как наш котик! Хфилипп! Пусть будет Хфилипп!

Тут папа не выдержал и загоготал во весь голос. Но тут же остановился и строго поправил Коленьку:

— Не Хфилипп, а Филипп!

— А я что говорю, папа? — удивился мальчик. — Хфилипп!

Папа нахмурился и хотел что-то сказать, но встретил предостерегающий взгляд мамы и сдержался.

— Сереж! Ведь это ребенок! Он же маленький!

На том и порешили. Котенок получил официальное имя "Филипп", а сокращенно его решили звать просто — Филькой.

 

Глава четвертая

Филипп, да не совсем…

Как и предлагала бабушка, Филиппа поселили на кухне у батареи. В коробку из-под маминых сапог положили старую шерстяную кофту, толстую и пушистую. В уголок у коробки поставили мисочку и блюдечко. Папа по-быстрому сбегал в магазин на соседней улице и принес новоселу целый пакет мороженой рыбы. Пару рыбин тут же сварили и, очистив от костей, выложили несколько кусочков в мисочку, полив ароматным, на корешках, бульоном.

Вначале котенок категорически отказывался есть. Он вылез из коробки и забился под батарею, просидев там до позднего вечера. Лишь изредка из укрытия высовывалась маленькая черная мордочка животного и бдительные желтые глазки оглядывали кухню.

Бабушка делала вид, что ничего не замечает. Она варила на завтра суп и кипятила молоко. Коленька много раз забегал на кухню и спрашивал:

— Ну что, бабушка? Вылез?

— Ох, миленький, если б ты знал, как ему сейчас страшно! — отвечала бабушка. — Пусть пока сидит под батареей и привыкает. Когда проголодается, обязательно вылезет!

Бабушка оказалась права. Часов в одиннадцать ночи послышалось шуршанье, котенок выбрался из своего убежища и подошел к мисочке. Супчик давно уже остыл. Филипп осторожно обнюхал его и принялся лакать. Выпив бульон, котик с остервенением набросился на мясо и вмиг его слопал. Умывшись, он принялся осматривать свое новое обиталище, жадно принюхиваясь к запахам вокруг. Свозь стекла двери на кухню проникал неяркий желтый свет — родители решили не гасить в эту ночь лампочку в коридоре, чтобы котенок не пугался темноты.

Обследовав кухню, Филипп вернулся к коробке, залез внутрь и долго, шурша, устраивался. Через несколько минут он уже спал.

Первый его сон на новом месте оказался коротким. Где-то через час Филипп проснулся и жалобно замяукал. Спустя несколько минут, покряхтывая, на кухню зашла бабушка и включила свет. Котенок зажмурился и умолк.

— Ну что, сиротинушка? — ласково спросила бабушка, — покушал? Спи, не бойся, никто тебя здесь не обидит. Давай-ка налью тебе молочка. Хочешь молочка?

Котенок молча таращился на бабушку. Она сняла с плиты кастрюльку с молоком и аккуратно наполнила им блюдечко Филиппа.

— Ну спи давай, спокойной ночи! И не мяукай так жалобно, дай уж поспать!

Свет на кухне потух и дверь снова закрылась. Котенок попил молока и сон на этот раз окончательно поборол его. Филипп сладко уснул, свернувшись калачиком в своей коробке…

*********

Первый месяц проживания котенка на новом месте оказался самым хлопотным, прибавив бабушке и папе несколько новых седых волосков.

Утверждение уборщицы о том, что котик уже приучен к лотку, оказалось мягко говоря неверным.

Филипп писял и какал повсюду, где только можно, категорически отказываясь справлять нужду в старинную пластмассовую ванночку для проявления фотографий, наполненную песком и поставленную в туалете.

— Ах ты, идол ефиопский! — в сердцах ругалась бабушка, подтирая очередную лужицу, появлявшуюся то в коридоре, то в ванной комнате, то за дверью у холодильника, то перед туалетом.

Она хватала "ефиопа" за шкирку и тыкала носом в мокрый пол. "Ефиоп" жалобно пищал, вырывался, а потом, униженный и обиженный, бежал прятаться в какой-нибудь укромный уголок, где долго и старательно умывался.

— Вот сюда, сюда ходи! — увещала бабушка, сажая котенка в ванночку. Тот задумчиво скреб песок и…через пару часов на половике в прихожей вдруг возникало новое мокрое пятно!

Ночами Филипп долго не мог утихомириться. Котик горевал, вспоминая маму-кошку и братиков с сестренками.

— Мяу! Мяу! Мяу! — часами доносилось из кухни.

Коленька мяуканья не слышал. Он спал чистым, глубоким детским сном. В отличие от него мама и папа долго не могли заснуть, ворочаясь и тихо ругаясь. Дней через пять после появления в доме Филиппа папа специально сходил в аптеку и приобрел себе и жене особые восковые затычки для ушей. Однако и они не всегда помогали. Папа и мама уходили на работу хмурые и не выспавшиеся.

— Нда…не было печали, черти накачали… — жаловался папа, почесывая бороду.

— Оставь, Сереж, — отвечала мама, в глубине души все же соглашаясь с мужем. — Зато посмотри на Колю, какой он счастливый!

А Коленька и вправду был так счастлив!

— Филька! Фиилька! — кричал он с порога, вернувшись домой из детсадика. — Филька! Я пришел!

И, на удивленье старшим, очень скоро оказалось, что, заслышав голос Коленьки, котенок бросает все свои дела и радостно мчится в коридор встречать своего маленького хозяина!

Заброшены в сторону были и плюшевые медведь с жирафом, и машинки, и конструктор, и пистолетики. Целыми вечерами Коленька теперь играл с котенком, бегая с ним по квартире и смеясь.

Бабушка дала внучку поясок от своего старого халата, а папа привязал к нему бантик из газеты.

Котенку жуть как нравилась эта игра — прыгать и скакать вслед за Коленькой, бросаясь на бумажную "мышку"!

Когда мальчика не было дома, бабушка привязывала поясок к двери кухни и Филипп часами развлекался, гоняя бантик лапками, кусая его и разрывая на клочки. Оп! И нету мышки!

Пару раз Коленька пытался познакомить котенка с плющевой киской. Но киска Филиппу не понравилась и играть с ней он не захотел. Фыркал и уходил лежать на кресле.

Как-то котенок толкнул неплотно прикрытую дверь в дедушкину комнату и осторожно пролез внутрь. Пахло здесь по-особому, не как в остальной части квартиры. Запах казался неживым, тяжелым, тревожным. Филипп почувствовал, как по его тельцу пробегает дрожь.

Дедушка лежал на кровати и слушал радио. Рядом сидела в кресле бабушка и вязала Коленьке носки на зиму.

Заслышав скрип двери, дедушка с трудом повернул голову, заметил котенка и долго с удивлением смотрел на него. Также удивленно разглядывал дедушку Филипп.

— Мать! — слабым голосом позвал дедушка. — Смотри, какой черный! Кто это?

Память все чаще и чаще изменяла дедушке и порой он забывал совсем элементарные вещи.

— Так это ж Филька, Филипп, — терпеливо ответила бабушка. Котеночек, которого взяли Коленьке. Он иностранец, вроде с каких-то английских островных колоний, потому и черный. Особая порода.

— Хм, — вздохнул дедушка, задумался и вдруг подмигнул котенку. — Ну, чего стоишь? Проходи!

Филипп почему-то испугался. Неловко повернувшись, он выскочил из комнаты и драпанул к себе на кухню. Больше в комнате у дедушки он старался непоявляться. Что-то останавливало котенка у самой двери, некая незримая черта, которую он боялся переступить…

*********

…В середине ноября повалил снег. В квартире пустили батареи.

К тому времени котенок уже немного подрос и выучился запрыгивать на стул, а оттуда на подоконник.

Сидя у окна, Филипп часами мог наблюдать за снежинками. Но сколько ни пытался котенок поймать хотя бы одну из них, ничего не выходило — лапки тщетно били по стеклу — странной и непонятной преграде в другой мир, такой интересный и недоступный…

Очень скоро бабушка начала замечать странности, происходящие с котенком. Филипп вытянулся, лапы его стали длинными и стройными. Передвигался он теперь легко, грациозно, иногда манерно, как… балерина. И в движениях его теперь проскальзывала неуловимая…женственность!

"Черт, — похолодела от догадки бабушка. — А ведь это же…".

Надев очки, она торопливо поднялась со стула и подошла к котенку, сидевшему на окне. Осторожно уложив его на подоконник, бабушка раздвинула Филиппу задние лапы. Котенок непонимающе уставился на бабушку.

— Кошка! Кошка, твою мать! — бабушка никогда не ругалась, но тут уж не могла себя сдержать. — Ну Сережка! Ну даешь! Кого ж ты нам принес, физик ты наш малахольный, Достоевский с бюстиком? Тьфу!

Бабушка выпустила из рук изумленного Филиппа и достала из шкафа пузырек с какими-то каплями. В комнате резко запахло чем-то пряным.

Вечером разразился скандал.

В последнее время папа и мама возвращались домой поздно. Работа по открытию нового элемента таблицы Менделеева настолько продвинулась, что о домашних делах родители почти и не думали. Доходило до того, что иногда прямо во время ужина папа, осененный интересной идеей, вскакивал из-за стола и бежал к компьютеру. Впрочем, следует отметить, что поведение папы не являлось чем-то исключительным — десятки и сотни физиков в городке вели себя также. Недаром в местном Институте делалось столько открытий, заслуженно принесших ему мировую известность и славу…

Услышав о том, что Филипп как бы вообще не Филипп, родители так и сели в прихожей на тумбочку, а папа ошарашенно схватился за бороду.

— Куда ты смотрел, Сергей, когда его брал, а? — в сердцах выговаривала зятю бабушка.

— Елена Власьевна! Ведь мне сказали, что это котенок! — пытался защищаться папа и разводил руками.

— А ты и поверил сразу! — стыдила бабушка. — Принес кота в мешке! И что нам теперь делать? Она же скоро подрастет!

Тут в коридор прибежал Коленька. Ему объяснили, что Филипп не котенок, а совсем даже кошечка. Киска.

Коленька удивился, но ни капельки не расстроился.

— Мама! А как мы теперь будем ее звать, нашу киску? — спросил он.

Мама задумалась.

— Филиппа! Вот так и будем звать… Филиппа…Филька! Только "Филька" не в мужском роде, а в женском. Она.

— Ураааа! — запрыгал от восторга Коленька, узнав, что имя киске менять не придется. — А когда Филька подрастет, у нее будет много котенков и кисок! Я люблю кисок! Мы их всех поселим в гостиной, хоть двадцать штук — пусть скачут, дерутся и балуются!

Тут все взрослые одновременно охнули и направились на кухню, где бабушка нацедила каждому по тридцать капель из своего пахучего пузырька.

Филипп тихо сидел в своей коробке у батареи и встревоженно наблюдал за хозяевами.

"А ведь я уже понимаю почти все, о чем вы говорите, — думал кот. — И что ж выходит? Что я не кот, а кошка? Как же тогда выглядят коты? Ладно, черт с вами, буду кошкой. Филиппой. Филькой."

Перед сном расстроенный папа по привычке сел побеседовать с бюстиком Достоевского.

"Ну что, Федор Михайлович, видишь, как оно вышло, а? — жаловался папа. — Никому нельзя верить. Доверяй, говорят, но проверяй! Эх…, а ведь и тебе в жизни пришлось нелегко, знаю…Так что будем и дальше бороться, да…".

 

Глава пятая

Зима

И вот наступила настоящая зима.

Улицы замело снегом, а на окошках появились диковинные узоры из миллионов кристалликов льда. Прижавшись носом к стеклу, Филька чувствовала невероятный холод, пытающийся пробиться снаружи в квартиру. "Интересно, а могут ли кошки жить на улице? — размышляла она. — Ведь такой мороз — смерть. Человеку-то что? Надел пальто, ботинки на меху, шапку — гуляй сколько хочешь! А я? Не похоже, чтобы я была создана для местной жизни, — и кошка критически оглядывала свою короткую шерстку. — Вон по телевизору показывают какие-то индии, африки. Мне бы лучше туда…".

Телевизор стал для Фильки одним из первых важных открытий в жизни. Вначале она ничего не понимала, рассматривая движущиеся по экрану цветные фигурки. Постепенно однако контакт наладился — наблюдать за чужой жизнью, узнавать новости, которые, судя по реакции семьи, очевидно имели немалое значение, было забавно и давало пищу к размышлениям.

Когда Коленька приходил из детсада, Филька с огромным вниманием исследовала его валеночки с налипшим на них снегом. Снег оказался исключительно странной штукой. Под действием тепла его белые, ледяные, обжигающие комочки быстро съеживались, исходя капельками воды. Буквально через несколько минут они исчезали, оставляя после себя мокрые пятна. Филька пробовала талую воду на вкус. Хм, пить можно, но все равно как-то не то…

В последних числах декабря папа принес большущую зеленую елку. Ее поставили в гостиной и весь вечер украшали игрушками. Филька сунулась было потрогать деревце лапами и тут же укололась об его иголки. Зашипев, кошка отскочила и больше к елке не подходила, тем более, что пахла она странно и неприятно.

А вот на сам Новый год было уже совсем страшно! Начиная с вечера и почти всю ночь за окном что-то гремело и лопалось. Взлетали в воздух диковинные разноцветные огни и толпы людей ходили и орали пьяными голосами песни. Глядя на фейерверки, Коленька смеялся и хлопал в ладоши. В отличие от мальчика, Фильке было не до шуток. Она так перепугалась грохота, что забилась за кухонный шкаф и там, дрожа, просидела чуть ли не до утра. Жуткое дело — Новый год!

Зато как приятно было лежать на кухне у батареи!

Первой в квартире просыпалась бабушка. Она заходила на кухню и, кряхтя, ставила греться чайник. В маленькой кастрюльке весело начинала булькать манная или овсяная каша.

— Ну что, Филька, будем пить молочко? — спрашивала бабушка.

Филька вскакивала и мяукала в ответ — конечно будем!

Бабушка наливала в блюдечко немного подогретого молока и кошка с наслаждением лакала его, старательно облизывая усы. Кашу она не любила и есть категорически отказывалась.

Затем на кухню приходил папа.

Он открывал холодильник и доставал оттуда колбасу и масло, долго и со знанием дела намазывая бутерброды. Завтракал папа обстоятельно — каша, колбаса, пара стаканов чая.

— Хочешь колбаски? — предлагал он Фильке, заранее зная ответ.

Мяу! Кто ж нормальный отказывается от колбасы?

Будили Коленьку и папа отводил его в садик. Уходила на работу мама. Бабушка, дедушка и Филька оставались одни.

Бабушка принималась за стирку или что-нибудь вязала, а затем, пару часов спустя, начиналось самое интересное — приготовление обеда!

Филька забиралась на стул напротив бабушки и глаз не могла отвести от стола, где ловкие бабушкины руки творили чудеса — резали мясо, крутили фарш, разделывали курочку, лепили пельмени или пирожки. Бурлила в кастрюлях вода, натужно постанывала духовка, внутри которой пеклись разные вкусности.

— На вот тебе кусочек мяска, попробуй, — ласково предлагала бабушка и Филька млела от удовольствия. — А вот фаршику жареного! Хочешь яичко? Сметанки? Бульончику?

Маленькая кухня быстро разогревалась, пропитываясь благоуханными ароматами.

"Как здесь все-таки хорошо! — размышляла кошка. — Век бы отсюда не уходить и не нужна мне никакая улица."

От спокойной жизни и хорошей пищи Филька еще больше подросла, превратившись в небольшую, невероятной красоты и элегантности кошку, похожую на черную статуэтку. Лишь белое пятно на груди портило картину…

— Ах ты…ефиопка Суламифь…, - все чаще повторяла бабушка, задумчиво оглядывая кошку. И почему-то добавляла, качая головой, странную фразу: — И что нам с тобой делать, когда наступит весна?

 

Глава шестая

Новый друг

А весна наступила…

Незадолго до этого Филька почувствовала в организме какую-то странность. Кошка вдруг сделалась нервной и не находила себе места, бегая по квартире в поисках чего? — она и сама не понимала… Внизу живота почему-то затяжелело, а из половых органов пошел терпкий запах.

"Что со мной? — забеспокоилась кошка. — Неужели заболела?"

Когда Коленька захотел поиграть с ней, Филька, чего никогда ранее не случалось, почему-то зашипела на мальчика и, слегка высунув когти, цапнула его по ручке. Выступила кровь.

Коленька испугался и заревел.

Филька тоже испугалась и бросилась наутек на кухню, за шкаф.

Царапину промыли спиртом и ручку забинтовали. Вечером между бабушкой и мамой состоялся серьезный разговор.

— Может кастрировать? — спрашивала мама.

— Побойся Бога, дочка! — сердилась Елена Власьевна. — Да разве ж можно такое вытворять над живыми несчастными тварями? А вот если тебя взять да ножичком по…? Без твоего согласья, а?

Маму при этих словах передернуло. Она закусила губу и даже слегка покраснела.

— Ну а что ты предлагаешь? Привести ей жениха? И чтобы к лету по квартире бегало с десяток котят?

— Нет! — отрезала бабушка. — Никаких женихов мы ей пока водить не будем, а вот слышала я, что продаются специальные таблетки для кошек. Может купить? Деньги я вам дам…

— Да ну тебя, мам, — обиделась дочка. — Есть у нас деньги, завтра пошлю Сергея в ветеринарную аптеку…

На следующий день папа привез домой блестящую пачку с длинным латинским наименованием. Долго сидели, читая инструкцию. Филька сопротивлялась и вырывалась у бабушки из рук, но таблетку в глотку ей все же запихнули, дав запить молоком.

Вначале кошка почувствовала себя очень плохо и ее чуть не вырвало, но ничего, обошлось. Таблетки пришлось пить несколько дней и Филька вроде опять пришла в себя…

*********

…В начале апреля на город вдруг налетел ураганный ветер. Он бесновался три дня, пригибая к земле деревья и сдувая с крыш снег. Впервые за много месяцев ветер был теплым. Температура на улице резко начала подниматься и всюду по подоконникам застучало веселое и дерзкое кап-кап! Снег начал таять.

Дедушке стало плохо и пришлось вызвать Скорую. Приехавшая толстая веселая врачиха смеряла ему давление и ловко сделала укол. Дедушке полегчало и он даже улыбнулся.

— Ну что, Николай Николаевич? Весна идет! Все будет хорошо! — сказала врачиха и успокаивающе погладила дедушку по исхудавшей, тонкой руке.

— Веснаа, — с трудом прошептал дедушка. — Весна…, - и заплакал.

— Ну вот, зачем же так расстраиваться? Наоборот радоваться надо, весна уже, а затем и лето наступит. Все будет хорошо! — повторила врачиха, быстро собрала свой чемоданчик, попрощалась и убежала. Выездов сегодня, в связи с резкими перепадами давления, было в три раза больше, чем обычно — предстоял тяжелый день…

Буквально за несколько дней растаяли огромные сугробы под окнами, а из-под них показалась прошлогодняя жухлая трава. Всюду, где только можно, разлились лужи, и дети с криками шлепали по ним в резиновых сапогах. Наконец ветер утих, а вместе с ним исчезли и серые тучи, месяцами висевшие над городком. А затем выглянуло долгожданное солнце…

*********

Через неделю, когда на улице потеплело еще больше, по просьбе бабушки в дедушкину комнату зашел папа. При помощи ножика он содрал с двери балкона наклеенные для изоляции бумажные ленты, поднатужился, дернул, и дверь открылась. Тут же в комнату хлынул свежий весенний воздух.

— Спасибо, Сергей! — поблагодарила бабушка. — Хорошо-то как! Пусть дедушка дышит, радуется…

Филька, сидевшая в это время на кухне, потянула носом и сразу почувствовала новые запахи. Подойдя к дедушкиной двери, кошка вопросительно мяукнула.

— Заходи, заходи, Филька! — позвала бабушка. — Иди сюда, не стесняйся!

Филька толкнула дверь и осторожно зашла в комнату. Быстро пробежала ее, мельком глянув на закутанного одеялом дедушку, и, помедлив, вышла к бабушке, стоящей на балконе.

Новый мир! Удивительный мир!

Каким бескрайним оказалось небо! При взгляде на него у Фильки даже закружилась голова!

Кошка дернулась, но бабушка подхватила ее на руки и принялась гладить по голове.

— Весна, Филька! Смотри, как хорошо-то на улице! Еще неделя-другая и травка появится, почки на деревьях, цветочки проглянут…Солнце-то как напекает! Чувствуешь? Хочешь погреться? Вот я тебя сейчас на подоконник посажу, посиди немного…

Фильке сделалось страшно, но затем она успокоилась и с интересом принялась разглядывать двор. Внизу на лавочках сидели бабушки. С детской площадки напротив долетали крики детворы. Вот с гуденьем заползла с улицы гигантская машина по имени "джип" (ее как-то показал кошке Коленька. Несмотря на свои неполные пять лет он уже отличал "джип" от простого автомобиля). От джипа потянуло вонью. Филька чихнула и хотела было спрыгнуть и уйти внутрь квартиры, но тут машина остановилась, дернулась и замолкла. Из нее наружу вылез бритоголовый амбал в черной куртке, высморкался пальцами прямо на землю и обтер их об тренировочные штаны. Бабушки неодобрительными взглядами проводили амбала до подъезда.

Тут метрах ста от дома послышался мерный, нарастающий стук и что-то дико загудело. Филька дернулась и чуть не свалилась вниз. А потом вспомнила и успокоилась — поезд! Гудки она слышала и раньше — в открытую форточку на кухне. И тогда она тоже пугалась, пока папа Сергей не объяснил ей, что за домом напротив находится местный вокзальчик, куда прибывают поезда и электрички из Москвы…

А солнце и вправду напекало. Жестяной подоконник нагрелся и кошка чувствовала себя прекрасно под набирающими силу лучами светила…

И тут слева от Фильки послышалось какое-то неясное царапанье, скрип и пыхтенье. Дом, в котором жила семья, стоял буквой "П" и первые окна левого крыла находились буквально в трех метрах наискосок от окна, на котором сейчас лежала кошка.

Филька на всякий случай подобралась и приготовилась, если появится опасность, юркнуть в квартиру. Кошка настороженно вгляделась в окно напротив и…

…вдруг на его форточку изнутри запрыгнул…кот! Филька сразу же поняла, что это кот! Настоящий кот!

Незнакомец вновь запыхтел, покрутился и осторожно спрыгнул на наружнюю часть подоконника.

Кот был здоровенным, пушистым, шерсть его огромными клоками торчала во все стороны, свисая с мощного серого тела, покрытого бурыми продольными полосами раскраса. Лапы у незваного гостя оказались широкими, толстыми и сильными, а морда — круглой и…смешной!

Кот повертелся, устраиваясь на подоконнике, улыбнулся во всю свою широкую пасть и дружелюбно представился:

— Привет! Я Кузя. У бабки Никитишны живу. А ты?

Филька ужасно смутилась и снова захотела убежать, но любопытство пересилило и она в свою очередь ответила:

— А я Филька. То есть Филиппа. Из квартиры Санычевых.

— Знаю Санычевых, — Кузя почесал левое ухо. — Жил у них когда-то Барсик, уважаемая личность, сколько мы с ним по дворам бегали, эх…

Фильке стало интересно.

— А куда он делся, этот Барсик?

— Мальчишки его убили. Шесть лет назад. Тяжелые были времена…Ваша бабка тогда сильно плакала, а моя испугалась и почти перестала выпускать меня на улицу. Все боялась, что и меня убьют, и останется она совсем одна. Пару лет я еще как-то хитрил, изворачивался, сбегал, когда она открывала дверь, даже отсюда на дерево прыгал и спускался вниз по стволу, а затем…Как-то раз не рассчитал, упал, сломал заднюю левую лапу. С тех пор какие прыжки? Так и сидим с бабкой дома. Телевизор смотрим, она иногда книжки вслух читает. Культурная жизнь, одним словом…раз нет другой…

Кузя понурился и умолк.

— Телевизор и я смотрю, — оживилась Филька. — Правда, не все понимаю, да и картинки на экране слишком быстро сменяются. Я больше радио люблю слушать. У нас на кухне весь день "точка" работает.

— А ты что больше всего любишь есть? — поинтересовался Кузя. Из форточки кухни Санычевых тянуло приятным мясным запахом.

— Курочку люблю. Рыбку. Молоко тоже, — принялась перечислять Филька. — А вот шпроты — нет! В феврале отмечали бабушкин день рожденья, собирали стол, смотрю — тарелочка, а в ней какие-то маленькие коричневые рыбки и масло. Я, пока бабушка ушла в другую комнату, прыгнула на стол, сцапала одну рыбешку и проглотила — тьфу! Чуть не вырвало. Зато масло, в котором эти шпроты — объеденье! Я его тогда все с тарелочки вылакала. Увлеклась, а бабушка возьми да и вернись — что тут началось…

— Били? — сочувственно осведомился Кузя.

— Не успели! — гордо ответила Филька. Я прыг со стола, в коридор и на кухню! Забралась под буфет и сижу. Крику было…Вообще, хозяева — очень странные существа. Шпроты те есть не стали — выкинули в ведро. Зачем? Я ж только масло выпила, а рыбки почти все целыми остались на тарелке…

— Ахаха! — засмеялся Кузя. Видно было, что история страшно ему понравилась. — А я больше всего на свете люблю сметанку. Ох и вкусное же это дело — сметанка! Бабка, когда перестала выпускать меня на улицу, решила свои репрессии чем-то компенсировать, вот и покупает иногда банку со сметанкой. Половина мне! Так-то!

Тут беседу пришлось прервать. На балкон вышла бабушка.

— Эге, красавица, да ты время зря не теряешь, — странным тоном проговорила она. — Уже и ухажора нашла, а? Брысь! Мигом домой!

Филька так испугалась, что даже не успела попрощаться с Кузей — скокнула с подоконника на балкон и помчалась на кухню за буфет — прятаться.

Кузя сидел и невинными круглыми глазами молча глядел на бабушку. Потом он задрал левую лапу и принялся демонстративно вылизывать себе промежность.

— От злыдень! Фараон! Смотри у меня! — бабушка погрозила коту пальцем и ушла в квартиру, закрыв балконную дверь на щеколду.

Только тогда Кузя прекратил занятие по личной гигиене, хмыкнул, почесался и, примерившись, неловко запрыгнул к себе в форточку.

Так у Фильки появился новый друг…

 

Глава седьмая

Май

Бабушка не умела долго сердиться.

Как истинный русский человек она была добра, терпелива и отходчива.

Выросшая в голодные и страшные послевоенные годы, несмотря ни на что, бабушка сумела взрастить и сохранить в себе чистоту души, помыслов и сердца.

Выходя замуж за пятидесятипятилетнего мужчину она прекрасно осознавала, что быть может через десять-пятнадцать лет ей придется сделаться не столько женой, сколько нянькой и сиделкой любимому человеку, и все равно — она пошла на это, считая, что любовь — не столько физическая близость, сколько родство и единение душ, взаимное уважение и поддержка, забота и долг по отношению к партнеру.

Именно за эти качества бабушку ценили и уважали друзья, коллеги, знакомые и соседи.

Нет, обозвав Кузю злыднем и фараоном бабушка совсем не хотела его обидеть. Так…накатило…

На самом деле бабушка знала, что Кузя — хороший и добрый кот. Она помнила его дружбу с Барсиком. Помнила, как они прыгали и играли, весело гоняясь друг за другом по двору, подвалам и чердакам. Помнила, как после гибели Барсика Кузя многие недели выходил на улицу и одиноко садился у их любимого дерева под окном — выл и звал исчезнувшего товарища…

"Восемь лет…Кузе сейчас восемь лет…, - размышляла бабушка. — Постарел…И волоски седые появились…Сдает, бедняга… А нашей-то красотке всего девять месяцев…Эх…И чего я на него взъелась?"

Суп тем временем сварился. Филька продолжала прятаться за буфетом.

— Вылезай, дуреха! — махнула рукой бабушка. — Иди есть, ну!

Кошка подумала и с опаской вылезла. Над мисочкой с куриным супчиком поднимался пар.

— Погоди, не спеши, пусть остынет! Я тебе сейчас туда вареное яичко покрошу…

Филька тихонько уселась сбоку от буфета, готовая в любой момент снова нырнуть за него.

Бабушка сидела за столом, грустно подперев голову рукой и смотрела на кошку.

— Ладно! Захочешь с ним увидеться, буду пускать тебя на балкон. Вдвоем все веселей. Ясно, что он до тебя добраться не может, все-таки три метра, а лапа-то сломанная плохо срослась, хромает твой Кузя…Да и тебе, дурынде, к нему не допрыгнуть. Эх вы, Божьи созданья…Сидите себе, беседуйте, мешать не буду… А таблетки, милочка, все равно придется пить. Тут уж хошь не хошь — выбора у нас нет…

Филька не особо поняла про таблетки, но все равно очень обрадовалась. Новый друг ужасно занимал ее и она с нетерпением принялась ждать следующего утра, когда бабушка выпустит ее на балкон…

*********

Май! Месяц май!

Как меняется в это время маленький городок на берегу великой русской реки!

Распускаются зеленью набухшие почки, бешено прет отовсюду свежая трава вперемежку с ромашками. Зацветают во дворах и садах тысячи тюльпанов — красных, белых, желтых, лиловых, пестрых. Волнами гуляет над улицами нежный аромат цветов…

Славным выдался в этом году месяц май!

Справили юбилей Коленьке — пять лет! На праздник пришли и Федька Иванов, и Машка, и Юлька, и другие детсадовские. Бабушка напекла целую гору пирожков — с мясом, грибами, яблоками, вареньем. Мама принесла огромный торт, а папа, пыхтя, втащил в квартиру… велосипед! Настоящий велосипед с четырьмя колесами, двумя большими и двумя маленькими, причем маленькие откручивались и велик становился совсем как у взрослых!

Как весело прошел день рожденья! Ели, пили, плясали, водили хороводы, отгадывали загадки и смотрели мультики. Разошлись аж в десятом часу вечера…

А через несколько дней наступил дедушкин праздник — День Победы. 65-я ее годовщина!

Никогда еще в доме не было столько цветов!

Дедушку помыли, тщательно выбрили, надели на него парадную форму и усадили в кресло.

Шесть боевых орденов гордо выстроились на дедушкиной груди — три ордена Красной звезды и три — Отечественной войны. А уж медалей вообще было не счесть!

Весь день звонил телефон. Приезжали из совета ветеранов, мэрии, с местного телевидения. Заходили соседи, знакомые, друзья, школьники из соседней школы.

Дедушка сидел в кресле строгий и помолодевший. И всюду, всюду в комнате стояли букеты…

*********

…Филька и Кузя виделись теперь почти каждый день.

Погода установилась хорошая, солнечная, поэтому кузина хозяйка бабка Никитишна целыми днями пропадала на улице — сидела с подружками-старушками на лавочке перед домом.

Чтобы Кузе не было скучно, она оставляла телевизор включенным.

Каждые несколько минут Кузя вскакивал и выглядывал в окошко — не появится ли на балконе Филька? Правда, пару раз Никитишна то ли специально, то ли случайно закрывала форточку на задвижку и выбраться наружу не представлялось возможным. В такие дни Кузя грустно сидел на подоконнике и махал лапой появившейся Фильке, объясняя, что сегодняшняя встреча отменяется…

Как и обещала, бабушка теперь исправно выпускала кошку на балкон и та проводила на нем долгие часы, греясь на солнышке.

А когда друзья встречались — радости не было границ!

Кузя был общительным и дружелюбным котом. И породы самой что ни на есть обыкновенной — "русская дворовая". Согласно преданиям, предки Кузи происходили именно отсюда — из деревенек Глухомани, где испокон веков обитали почти в каждой избе. Длинная пушистая шуба берегла их от лютых морозов, а толстые сильные лапы и крепкие мускулы позволяли порой отбиваться и от собак. В давние времена, когда многочисленные местные речки еще не были забраны в трубы или отведены в другие русла, тутошние коты славились своими рыболовными умениями. Впрочем, и рыбы тогда в реках плавало не в пример больше, чем сейчас…

Кузя любил рассказывать разные смешные или наоборот поучительные истории из своей жизни. Кроме того, если позволяло время, он часто пересказывал Фильке содержание понравившихся ему телепередач, ненавязчиво расширяя ее кругозор. "Раз мы живем в мире людей и зависим от них, каждый кот обязан изучать и познавать человеческую природу. Для чего? Да хотя бы для того, чтобы уцелеть и уберечь себя от неприятностей." — подчеркивал Кузя.

Однажды, когда друзья тихо беседовали, разлегшись каждый на своем подоконнике, во двор опять зарулил джип. Дверца машины открылась и из нее вылез знакомый бритоголовый амбал. Он постоял, почесал шею и достал мобильник.

— Лен! Выпусти Рича, я с ним погуляю немного! — заорал амбал в трубку. Спустя пару минут из распахнутой двери подъезда вылетел огромный черный пес. С радостным лаем он бросился к амбалу.

— Сидеть! Сидеть, Рич! Сидеть! — затопал ногами амбал.

Пес прекратил прыгать и послушно уселся на асфальт.

— Лапу! Дай лапу!

Рич высунул язык и протянул амбалу правую лапу.

— Молодчина! Ай молодчина! — расцвел улыбкой амбал. — Ну давай, беги! Гулять! Гулять!

— Кто это? — удивилась Филька. Она заметила, как Кузю передернула дрожь. С ненавистью и плохо скрываемым страхом смотрел кот на псину, нарезающую круг за кругом по траве.

— Это Женька по кличке Болт. Местный бандит и бизнесмен, — внезапно сделавшись угрюмым, нехотя ответил Кузя. — А собака — доберман. Это одна из самых злых пород. Обычно из доберманов воспитывают стражей и охранников, ловцов людей. Доберман глуп, но свиреп. И не дай Бог попасться ему на глаза. Будет гнать тебя, покуда не поймает и не убьет…

Фильку от этих слов как мороз пробрал по коже и она почувствовала, как по ее тельцу пробегает дрожь.

— В прошлом году осенью был тут случай… — запнулся Кузя. — Видишь дом навстречу? В его подвале жила кошка Люська. Мы с ней когда-то знались… Беленькая такая, тощая…Там в подвале и родила. Шесть котят… Ну, Люську подкармливали, кашу приносили, ставили воду…Только однажды вышла она на улицу по своим делам…буквально на минутку выскочила…А на лужайке Рич. Женька как закричит: Фас ее, Рич! Фас! Люська сильно ослабшей была…Не смогла убежать…Котята потом померли, все до одного…

— Рич зимой еще двух кошек задрал, — вздохнув, продолжил свой страшный рассказ Кузя. — Большой скандал был, но Женька откупился. Да и кто с ним захочет связываться, когда у нас в городе все менты куплены? Из-за кошки судиться? Заяву писать? Себе дороже выйдет…Такие вот у нас дела, Филька…

Расстроенные, друзья попрощались и разошлись. Весь вечер потом Филька провела, забившись в свою коробку, а ночью ей снился огромный черный пес с вываленным языком, неотвратимо настигающий ее…

*********

Филька много чего не понимала в человеческом мире, да и вообще в жизни, но за месяц общения с Кузей кошка почувствовала, что здорово поумнела. Хорошо иметь такого товарища как Кузя!

Однажды они вдвоем с бабушкой сидели на кухне. Бабушка жарила картошку с грибами, а кошка, попив молочка, умывалась.

— Ну что, нравится тебе Кузьма, а? — вдруг спросила бабушка.

Филька смутилась.

— Угадала? Эх ты, дуреха…

Бабушка сняла сковороду с огня и выключила газ. Потом села и внимательно посмотрела на кошку.

— Он хороший. Очень хороший кот. И умный. Нашей, русской породы. Ты его слушай, я ж вижу как вам приятно вместе. Только знай — ничего у вас не получится. Нельзя.

Филька с немым вопросом глянула на Елену Власьевну: "Почему? О чем ты?"

— Потому! — будто прочитав кошкины мысли, ответила бабушка. — Жили б мы с тобой в деревне, тогда гуляй сколько хочешь, но тут не положено. Город. Семья. Опять же Коленька. Только нам котят не хватало…

Филька задумалась: "Как понимать эти намеки? Что это они все про котят да про котят? Отношения с Кузей у меня ровные, товарищеские… Я столько много узнала благодаря ему…С Кузей интересно, да, но если честно, никаких особых трепетов я к нему не испытываю. Как это в ваших фильмах называется — любви… У нас, кошек, ее может вообще не бывает!".

*********

А Кузя?

Со встреч с Филькой Кузя возвращался домой окрыленный, если такой эпитет вообще можно применить в отношении четвероногого животного, пусть даже такого благородного и умного, как кот.

С каждым днем Кузя чувствовал, что все больше и больше привязывается к этой красивой, пусть и глуповатой кошке с блестящей черной шерстью и обворожительным взглядом желтых глаз.

Когда Никитишна уходила, закрыв форточку, Кузя все чаще и чаще впадал в ярость. Он, тихий и добрый по природе, не мог понять, что с ним происходит. Даже телевизор не успокаивал. Не находя себе места, Кузя нервно бродил по квартире. Вспоминая юношеские привычки, он даже принялся драть мебель и обои, а один раз, рассвирепев, с наслаждением помочился в бабкины тапки.

— Ирод! Ирод вифлеемский! Навуходоносор! — орала потом Никитишна, гоняясь за Кузей с веником. — Да что ж ты делаешь-то, нехристь, чтоб тебя разорвало!

Кузя в ответ шипел и злобно бросался на бабку, выставляя напоказ длинные острые когти. Нет, несмотря ни на что, он любил свою хозяйку и никогда бы не причинил ей зла, но тут уж нашла коса на камень. Хватит терпеть беспредел!

Цап! Цап! Царап!

Неравная битва продолжалась минут десять. В конце-концов Кузе пришлось отступить под диван, а Никитишна с оханьем и причитаниями бросила на пол веник и достала из холодильника чекушку. Бабка Никитишна была строгих правил — больше трех чекушек в неделю она себе не позволяла. Эта бутылочка была последней, а до конца недели оставалось еще целых три дня!

Плюнув, Никитишна налила себе большую, грамм на пятьдесят рюмку, перекрестилась и выпила ее залпом.

— Тьфу! Окаяный! Бес! Сиди-сиди там и не смей весь день вылезать! Ох, грехи наши тяжкие…

Ах ты, старый дурак! Думаешь, я не вижу? И не знаю? Как ты с этой чернявочкой на балконах охолаживаешься? Блудница! Блудница черная, вавилонская! Вот кто она! А ты? Седина в голову — бес в ребро! Совсем сдурел, хромой чертяка! Развел на старости лет шырли-мырли! Да ты на себя посмотри, ирод! Палкой тебе по заду, а не кошечку-целочку! Вот я завтра схожу к Власьевне, да! Поклонусь и попрошу: милая соседушка! Найдите вы вашей черномазой дуре той же породы кота! Молодого, сильного! Пусть ей заделает котят, чтоб не мучилась, а я, Никитишна, в лепешку разобьюсь, но всех их по хозяевам пристрою! И не придется топить! Даже денег вам дам — только не пускайте на балкон вашу проблядь, чтоб не дурила голову старому пердуну! Понял? Вот так завтра и сделаю!

Никитишна налила себе вторые пятьдесят и охнула их, на этот раз закусив соленым огурчиком.

Кузя лежал под диваном и молчал.

— Слышишь, ирод?

В ответ Кузя злобно заурчал.

— Ты мне попизди еще там из-под кровати! Я тебя вообще на живодерню сведу! — не унималась старуха. Водка начала действовать.

— А ну вылезай, тварь! Я тебе сейчас покажу как хозяйку царапать! — Никитишна зашла в комнату, подняла веник и, встав в боевую позицию, приготовилась "учить".

Тут уже Кузя не стерпел — вырвавшись молнией из-под дивана, кот прыгнул на грудь старухе и ударил ее лапой по подбородку! Тсссссс!

Из образовавшейся длинной, будто нанесенной бритвой раны, хлынула кровь!

— Ааааааа! В ужасе бабка бросила веник и кинулась в ванную. Смыв кровь и обработав рану йодом, она, всхлипывая, нацедила дрожащими руками еще пятьдесят капель. А потом села на кухне и разрыдалась.

Кузя, к тому времени уже опять спрятавшийся под диваном, подумал, повздыхал, поворочался, вылез и виновато пошлепал на кухню.

Никитишна одиноко сидела за столом и горько размазывала слезы по сморщенным старушечьим щекам.

Кот подошел к стулу и лег у ног хозяйки.

Никитишна коротко взглянула на него и приказала:

— Уйди, идол!

Но Кузя продолжал лежать.

Старуха поплакала и перестала.

— Любишь? Эх ты, Кузя…Ясно дело, влюбился ты на старости лет…Ладно, не сердись. Я же знаю, что такое любовь…Любишь, ну и черт с ним, люби…Виж, гад, как на хозяйку-то бросился…Защищает любовь свою…Хрен с вами, делайте, что хотите, не буду больше форточку закрывать. Только намучаешься ты со своей блудницей, ей-ей, попомни мое слово! Намучишься… А может так оно и надо. Любви ведь не прикажешь…Она из сердца идет, да…

Никитишна глубоко вздохнула и поплелась в комнату, на кровать. Легла и заснула.

Кузя виновато посидел немного около кровати, а потом запрыгнул на нее и устроился калачиком в ногах хозяйки…

*********

— Привет, Филька!

— Привет, Кузя!

— Знаешь, Филька, я давно хотел тебе сказать…

— Что?

— Ты мне очень нравишься, милая черная кошка. И наверное да, я тебя люблю…

— А что это такое, любовь?

— Любовь это…А я тебе нравлюсь?

— Не знаю, Кузя, наверное да. Ты очень хороший и с тобой интересно беседовать.

— И все?

— А что? Разве должно быть больше?

— Понимаешь, любовь это…когда чувствуешь, что не можешь жить без того, кого любишь и хочешь, чтобы он всегда был с тобою рядом. Чтобы спал рядом, ел из одной с тобою миски. Чтобы бегал вместе с тобой по крышам. Пугал голубей. Лазил по деревьям. Играл. Занимался с тобой сексом, получая взаимную приятность. Любовь это…ну…даже когда ты сидишь рядом с любимым существом и вы просто молчите, потому что слова не нужны. А еще любовь это когда ты готов пожертвовать ради любимого существа всем — и прежде всего жизнью. Ты готов броситься за него в бой, зная, что шансов уцелеть у тебя нет никаких. Но ты жертвуешь собой, потому что…ты…просто любишь и не можешь поступить по-иному…Я люблю тебя, Филька…

— Не знаю, Кузя…Я никогда не испытывала любви. Может потому, что я еще маленькая. Или потому, что глупая. А может вообще любви у котов не существует и ты заблуждаешься, поддаваясь глупым фантазиям, основанным на просмотре человеческих фильмов по телевизору. Мне с тобой приятно. А большего нет. Фу, как все сложно. Но мы ведь друзья?

— Да, мы друзья, но я хочу большего. А ты?

— Чего я?

— Ты хочешь узнать со мною, что такое любовь? Хочешь пробудить ее в себе?

— Как непонятно ты говоришь, Кузя!

— Между нами три метра расстояния. Мне к тебе не допрыгнуть. Лапа хромая, да и годы…Прыгай ко мне, а?

— Зачем?

— Прыгай, не думай! Ты молодая и сильная! Давай попробуем испытать любовь вместе!

— Вот еще, зачем мне к тебе прыгать?

— Только один прыжок! Филька! Быть может, он полностью изменит нашу жизнь! Попробуй! Решись!

— Зачем? Мне и так хорошо. Обо мне заботятся, кормят, ухаживают за мной. Правда, в последние месяцы запихивают насилу в горло какие-то таблетки, но они уже не в тягость. Зачем мне к тебе прыгать?

— Прыгай, Филька! И я открою тебе счастливый, светлый, неведомый мир, о котором ты совсем еще не подозреваешь! Прыгай!

— Не-а. Если такой настойчивый, прыгай ты!

— Мне не допрыгнуть, я тебе уже говорил. Давай сделаем так: видишь перед собой дерево? Тебе до него ближе, чем до меня. Прыгай на дерево и спускайся вниз на землю. Мне до него тоже чуть ближе, чем до твоего балкона. Я постараюсь допрыгнуть и спуститься. Жди меня под деревом, там, где мы когда-то любили встречаться с Барсиком.

— Ну хорошо, а что мы будет делать потом? Как мы вернемся домой?

— Сядем у своих подъездов и начнем мяукать. Нас обязательно впустят. Конечно изругают, но разве это самое страшное в жизни? Прыгай, не бойся!

Филька задумалась.

— Нет, Кузя! Мне и здесь хорошо. И никуда прыгать я не собираюсь. Вниз, на улицу, мне тоже не хочется. Тут, наверху, дома — мой мир. Пусть лучше все останется как и прежде. Мы ведь друзья? И ты больше не сердишься? Давай и дальше будем друзьями!

— …Ну что ж…Раз ты так решила…Пусть все останется по-старому…Ладно, пойду я домой. Пока!

— Пока, Кузя!

 

Часть вторая

Москва

 

Глава восьмая

Жук

Цветет черемуха! Щебечут на деревьях птицы.

Куда ни глянь — всюду гуляют мамки с колясками. Вечером не протолкнуться на набережной — каждая лавочка занята. Парни обжимают девчонок, летит над рекой беззаботный девчачий смех…

А кто это там едет на велосипедике, бойко крутит педалями?

Так это ж Коленька!

Едет и кричит от восторга, а сзади за ним бежит папа, сопит, выпучив глаза, вытирает на бегу выступивший пот.

Плывут по реке пароходы, баржи и катера. Внизу у воды рыбаки. Ловят окуня, леща, подлещика, выше, у плотины на спиннинг даже щук вытягивают. Есть еще жизнь в реке, радость рыболову…

Заполнилась яхтами институтская пристань. Это уже понаехали москвичи. Жуть как полюбили они маленький научный городок — тихо здесь и квартиры куда дешевле, чем в столице, самое место для отдыха…

Грозно гудят над березами майские жуки. Немного им осталось. Кончился май. Завтра вступает в свои права долгожданное лето. Славный, хоть и капризный месяц июнь…

*********

…После памятного разговора Кузя не показывался на подоконнике два дня.

Правда, Филька особо не переживала. Погода выдалась дождливой, да и выходные — Коленька сидел дома, так что они вдоволь наигрались в любимую игру — мальчик бегал по комнате, дергая поясок с бумажной "мышкой", а Филька весело скакала вокруг, пытаясь сцапать добычу.

"Сам виноват", — думала кошка про Кузю. Впрочем, в эти дни она почти и не вспоминала о бедном коте. Приходили гости, бабушка снова пекла пироги и кормила Фильку жареным фаршем с рублеными вареными яйцами. Эх, почаще бы так угощали!

В понедельник встретились. Вроде все наладилось, но посидели недолго, а затем, почему-то смущенные, разошлись.

Во вторник весь день накрапывал помаленьку дождь и лишь к вечеру небо прояснилось.

Филька выбралась на балкон. Кузи не было.

"Ну и черт с ним, пусть дуется", — решила кошка. Тут внимание ее привлекла береза напротив. Самые тоненькие ее веточки свисали и протягивались почти к балкону. И вот на листочки буквально в полуметре от Фильки вдруг с сердитым гуденьем приземлился майский жук!

Филька никогда еще не видела сблизи такого странного существа!

У жука было две…четыре, нет, целых шесть лап! И маленькие усы (или рога?), двумя щеточками торчавшие по обе стороны головы! Спинка у жука была голая, в продольную полоску, с легким пушком, зато всю голову и плечи покрывала как бы мохнатая накидка или капюшончик.

Жук возился на веточке спиной к Фильке и шуршал листиком, наверное ужинал.

"А вот возьму-ка я сейчас тебя и сцапаю! — решила кошка. — Посмотрим, что ты за фрукт…".

Филька осмотрелась, выбирая, как бы поудачней подобраться к жертве.

У перил балкона стоял старый обшарпанный ящик, накрытый клеенкой. В нем папа хранил какую-то железную мелочь, нужную по хозяйству.

Кошка осторожно запрыгнула на ящик, внимательно ступила на перила и протянула к веточке правую лапу. Черт! Немного не достает.

Повозившись, вытянулась вперед, еще немного, еще самую малость…

Жук ничего не замечал, продолжая ужинать.

И еще немного…

Тут что-то черное, стремительное, пронеслось по воздуху прямо над головой кошки. Птица!

Ай!

Филька дернулась, испугавшись, лапы ее соскользнули с мокрых после дождя перил балкона и…

ААААААА!

Кошка начала падать!

Бум! Удар был сильным, все-таки третий этаж это не шутка!

Со страху и от неожиданности Филька обмочилась. Присела, зашипела, отскочила в сторону, ударилась об стену дома и…пришла в себя.

Лапы болели, но вроде ничего не сломалось. Спасло то, что приземлилась Филька на перекопанную клумбу и это смягчило удар.

"А ведь я на улице! Впервые!" — подумала кошка и интерес к окружающему постепенно помог ей забыть о боли.

Филька подняла голову и посмотрела на свой балкон. Как же он высоко!

Дверь в подъезд была закрыта, а двор и улица пусты.

"А не устроить ли мне небольшую экскурсию по окрестностям, а? Все равно в дом я сейчас никак попасть не могу. Зато будет потом что рассказать Кузе!" — мысль эта показалась кошке забавной. Она фыркнула и, не забывая о предосторожностях, двинулась вглубь двора, оглядываясь и принюхиваясь к новым запахам.

Кусты, деревья, земля, лавочки, качели, песочница, мокрые от дождя машины, дорожки, лужи…

Лужа!

Метрах в двадцати от Фильки в луже на повороте дороги стоял голубь и что-то клевал. Дальше за поворотом в каких-то пятидесяти метрах находился вокзал.

"Ну ты сейчас у меня попляшешь, гад! С потрохами сожру! Ты мне за все ответишь!" — решила кошка и, пригнувшись, медленно начала подбираться к ничего не подозревающей птице. Охотничий инстинкт взял верх над разумом и Филька все дальше и дальше уходила от родного подъезда.

Рывок! Цап-цап! Не уйдешь! Но…

Миг спустя, очухавшись, Филька установила, что одиноко сидит посреди лужи, а проклятый голубь, живой и невредимый, нагло взирает на нее с ветки соседнего дерева!

Тьфу!

Кошка помотала головой, вышла из лужи и встряхнулась. Коротная, прямая, обсаженная густыми кустами дорожка вела прямо к ступенькам единственного перрона местного вокзала. Там желтыми огоньками светились окошки московского экспресса.

"Пора домой, — решила Филька. — Ну и денек! Одно расстройство! Нет, ничего я Кузе рассказывать о своих приключениях не буду. Засмеет!"

И тут из-за угла, со стороны их дома, послышались шаги, веселое насвистывание и прямо перед Филькой, чуть не налетев на нее, вдруг появился Женька Болт! Филька в ужасе отскочила.

— Ого? — это кто ж тут такие гуляют? — с издевкой спросил Женька и заорал. — Рич! Рич! Фас ее! Дери!!!

Филька икнула и увидела, как со двора гигантскими прыжками к ней несется доберман-убийца.

Сама не понимая почему, кошка рванула в сторону перрона, а позади ее разносился по улице злобных хохот Болта: " Аха-ха-ха-ха! Фас ее! Дери-и-и-и-и!"

Буквально за секунды Филька взлетела по ступенькам на перрон и помчалась вдоль поезда. Так как станция была конечной, пассажиров пускали только через двери первого и третьего вагонов. До отправления оставалось две-три минуты и на перроне никого, кроме десятка провожающих не было.

"Вот и конец!" — подумала кошка. Доберман ворвался на перрон. Между ним и беглянкой оставалась лишь пара вагонов. Закричала в ужасе какая-то женщина. К ней присоединилась еще одна.

И тут — о чудо!

— А ну стой, тварь! Куда-а-а-а пре-о-ошь на людей? — навстречу собаке откуда ни возьмись выскочил человек в фуражке! Дежурный!

Филька вломилась в тамбур, едва не сбив с ног проводницу. А доберман как раз подлетал к мужчине.

БАХ! БАХ! БАХ!!!

Из ствола пистолета дежурного вырвался столб огня и дыма. Еще один. Еще.

Доберман в ужасе осадил, взвыл и замотал головой, падая на землю. Газ! Это был газовый пистолет!

Филькин спаситель быстро отскочил в сторону, чтобы не попасть под газовое облако.

— Назад! Все назад! — кричал мужчина. Провожающие, которых к счастью было мало, разбегались. К окошкам поезда прилипли удивленные лица пассажиров.

— Минута до отправления! Всем внутрь! Закрывай двери! — заорал дежурный высунувшемуся машинисту. Тот просигналил рукой в знак того, что понял.

— Миш! А кошка-то? Что делать с кошкой? — запричитала проводница.

— Да хуй с ней, Валь! Ты ее все равно сейчас не вытащишь — обдерет. Нехай едет, куда хочет! Выпустишь ее в Дмитрове или в Москве. А если успокоится, можешь завтра привезти ее обратно. Она ж небось бродячая, все нормальные кошки сейчас по домам сидят…

— Лады! Так и сделаю! — кивнула проводница.

Двери захлопнулись. Московский экспресс тронулся, набирая ход.

На перроне Женька Болт ругался с подъехавшими патрульными. В стороне, обосравшийся, скулил доберман.

Ничего не подозревающий Кузя сидел рядом с Никитишной и смотрел телевизор.

Майский жук, которого так и не смогла сцапать Филька, давно уже наелся, отдохнул и летел теперь в сторону набережной — там предстоял вечерний слет-гуденье.

 

Глава девятая

У бомжей

Ту-тук, ту-тук, ту-тук — мерно стучали колеса.

Вечерний экспресс на Москву, как и всегда в будни, шел почти пустым.

Всего из городка в столицу ежедневно отправлялось штук семь электричек и два быстрых поезда.

Электрички, старые, без туалетов и каких бы то ни было удобств, проходили 120-километровый путь почти за три часа, делая при этом 28 остановок.

Экспресс укладывался в 2 часа, останавливаясь в пути лишь два раза.

Забившись под сиденье у окна, Филька дрожала от ужаса. В вагоне сидело человек десять — пара командированных, студенты, семья с ребенком. Появление беглянки вызвало у пассажиров бесспорный интерес, но увидев, в каком состоянии она находится, кошку тактично оставили в покое. Едет — ну и пусть себе едет, велика важность!

Ту-тук, ту-тук, ту-тук! Километр за километром экспресс удалялся во мрак и неизвестность. Фильке хотелось завыть от безысходности и она сдержала себя лишь в последний момент: "А вдруг выкинут? Прямо через окно?" — испугалась кошка и еще дальше забилась под батарею отопления кресла.

Неприятные запахи лезли со всех сторон. Под креслом было пыльно и очень неудобно, но приходилось терпеть. Прошла проводница, проверила билеты. Заметила Фильку и сочувственно покачала головой — эх, бедняжка!

Ту-тук, ту-тук, ту-тук…

Минут через сорок Филька немного пришла в себя. Никто ее не трогал и не гнал. Любопытство пересилило страх — кошка тихонько вылезла и, запрыгнув на сиденье, принялась глядеть в окно. Мимо с огромной скоростью пролетали леса и перелески Подмосковья, болота, пруды, дачные поселки и дороги. С непривычки закружилась голова и Фильку вытошнило прямо на сиденье. Кошка свалилась на пол и ее стошнило еще раз.

"Умру. От собаки спаслась, но теперь точно умру", — успела подумать Филька и тут ее накрыл разъяренный голос проводницы:

— Да что ж ты вытворяешь-то, паскуда? Кто за тобой будет все это мыть? Уж не я ли? Убирайся вон, тварь черномазая!

Внезапно металлический голос из репродуктора сообщил: "Уважаемые пассажиры! Наш экспресс прибывает на станцию Дмитров. Следущая остановка Москва!"

Ругаясь, проводница открыла дверь в тамбур и стала выпихивать туда Фильку.

— Иди, иди! Оставь тебя, так ты мне до Москвы полвагона заблюешь!

Филька на слабых лапах вывалилась в тамбур. Поезд замедлил ход.

— Станция Дмитров!

Двери с шипеньем распахнулись и кошка выскочила на перрон.

— Безбилетница! — заорали и засвистели какие-то пацаны, приготовившиеся войти в вагон. — Ату ее! Ату! Бей чурок!

Увернувшись от пинка, Филька, собрав последние силы, бросилась по перрону в обратную сторону — туда, откуда пришел поезд. Сзади улюлюкали и гоготали. Добежав до конца перрона кошка спрыгнула вниз, на камни, и понеслась во мрак, не разбирая дороги — по рельсам, щебенке, мимо каких-то унылых древних построек и складов.

Выскочила на дорогу и ее тут же ослепили фары и скрип тормозов.

— Блять! Ты что, охуела? Пиздуй отседова, ведь чуть не сбил тебя, дура! — заорал на кошку высунувшийся из окна машины паренек.

Филька перебежала шоссе и попала на чей-то садовый участок. Или это был дачный поселок?

Ууу! Гав-гав! Вау-вау! Будто демоны, вызванные заклинаниями, пробуждались за заборами собаки и их нескончаемый многоголосый лай сводил с ума. Обезумевшая Филька бежала, бежала, бежала и бежала. Затем был лес. Или парк? Обессилев, беглянка рухнула на траву и прижалась к корням какого-то дерева. И потеряла сознание…

*********

Чирик-чирик пиу-пиу! Чирик-чирик пиу-пиу!

Филька проснулась от холода и открыла глаза.

Прямо перед носом лежала огромная еловая шишка. Деловитые муравьи волокли куда-то длинную сухую иголку.

"Где я?", — удивилась кошка и тут же черной волной накатили ужасы вчерашнего вечера. Филька задрожала и зажмурилась.

Чирик-чирик пиу-пиу! Чирик-чирик пиу-пиу! Где-то высоко на дереве пела птичка. Лес медленно просыпался.

От голода сводило желудок. Кошка встала, встряхнулась и медленными шажками, огибая деревья, двинулась к видневшемуся неподалеку болотцу. Пить из него однако побоялась. Болотце было покрыто густой зеленой ряской и пахла вода неприятно. К счастью, метрах в пяти обнаружился тонюсенький ручеек, видимо подпитывающий эту вонючую зеленую лужу. Филька долго лакала воду, умылась и почувствовала себя гораздо лучше.

Вспомнился родной дом. Бабушка сейчас наверное варит кашу, папа достает из холодильника колбасу, чтобы сделать себе бутерброды…

Ах, колбаса! Филька представила себе тоненькие аппетитные кружочки, много, много кружочков! Папа кидает их Фильке и она ловит колбасу на лету, давится, глотает, не прожевав, и опять ловит и ловит!

А-а-а-а-а-а!

Вспомнился Кузя. Милый, добрый Кузя! Ну как она могла так гадко с ним себя вести? Если бы Кузя сейчас оказался рядом, он наверняка бы нашел и пищу, и дорогу домой. Сильный, верный, опытный Кузя! Как его не хватает!

Краем глаза кошка заметила некое движение. Осторожно повернулась. По полянке, смешно перебирая лапками, торопилось куда-то маленькое серое существо с голым хвостиком.

Мышь! Филька никогда в жизни не видела мышей, но сразу поняла, что перед ней именно мышь и ее можно и нужно съесть!

Рррцап! Цап! Цап!

Через пять минут от несчастной мышки осталось лишь несколько косточек, а довольная кошка сладко растянулась на полянке и зажмурила глаза. Настроение сразу же улучшилось. Ничего! Выживем! Только бы знать, куда идти, в какую сторону?

"Пойду вперед!" — решила кошка и поднялась. Лес впереди однако оказался заболоченным и пришлось вернуться. Филька вздохнула. Ну что ж, двинемся в обратную сторону!

Но и там почва была подтопленной.

"Как же я здесь очутилась? — удивилась кошка. — И вообще, с какой стороны я пришла?"

Побродив по лесу где-то с час, она совсем запуталась и поняла, что заблудилась. Опять захотелось есть, но мыши больше не попадались. Правда, то тут, то там на мелких кусточках встречались красные и синие ягодки, но Филька побоялась их пробовать.

"Что же делать? Как мне отсюда выбраться?" — не на шутку встревожилась беглянка.

И тут легчайший порыв ветерка донес до нее аромат…пищи!

Медленно, боясь спугнуть удачу, кошка двинулась навстречу запаху, становившемуся все сильней и сильней.

Суп! Кто-то варит суп! Варит в лесу куриный суп!

Через сотню метров глазам кошки открылась маленькая, заросшая по краям кустами полянка. Запах супа сводил с ума.

Филька подкралась поближе и увидела в середине полянки дыру. Осторожно заглянула туда.

Ну и ну! Так это же дом! Настоящий подземный дом со стенами из старого, местами раскрошившегося бетона, покрытого мокрыми пятнами! А на крыше дома — толстой бетонной плите, засыпанной сверху землей, и образовалась скорее всего эта полянка!

В дом вела ржавая металлическая дверь. Рядом, припертая к стене, стояла длинная, метра в два с половиной, железная лесенка. Только по ней и можно было подняться на поверхность земли.

Из-за неплотно прикрытой двери слышались голоса. Куриный аромат околдовывал и Филька, не в силах совладать с собой, прыгнула вниз. "Будь, что будет! Только бы накормили!" — мелькнула последняя мысль.

Приземлившись, кошка встряхнулась и скользнула внутрь…

*********

…Если бы Вась-Вась спросили, что ему нужно для полного и всеобъемлющего счастья, он, не задумываясь, сразу бы ответил: две бутылки настоящей пшеничной сорокаградусной в день!

Именно две бутылки, а не одну или три.

Ну скажите — кто нормальный сможет прожить на пятьсот капель в день? Это вечерняя доза, а как быть в остальное время? Утром? В обед?

С другой стороны, если рассуждать здраво, три бутылки уже перебор — прямой путь к алкоголизму, циррозу и скоропостижной смерти.

Первые пятьдесят граммов надо пить рано утром — для бодрости, поправки тела, духа и раскочегаривания мозгов.

Вторые пятьдесят приятно употребить часов в одиннадцать.

Еще двести — за обедом. А после обязательно поспать.

Последние двести грамм первой бутылки распределять как угодно.

Например, проснувшись после обеда, дернуть пятьдесят. Еще пятьдесят — часов в пять, по окончании работы. Сотку — за ужином. И остается еще целая бутылка!

А можно не выпивать последнюю сотку за ужином, а присоединить ее к вечерне-ночной поллитре! Получится шестьсот, но бывают моменты, когда именно шестьсот требуются человеку, чтобы скрасить вечер! Шестьсот, а не пятьсот…

Много лет назад, в советские времена, когда не существовало еще бомжа Вась-Вась, жил-был в городе Дмитров мастер-золотые руки электрик Василий Васильевич, трудившийся на одном из местных оборонных предприятий.

Зарабатывал Василий Васильевич неплохо, а в выходные починял или проводил электропроводку частникам, что давало семье существенный приварок в доходах. Да, тогда у Василия Васильевича еще была семья…

Конечно, как и все, Василий Васильевич любил выпить. А и как не выпить, если половина левых гонораров выплачивалась ему в самой твердой советской валюте — водке?

Правда, в те времена Василий Васильевич был молод, силен и знал, когда остановиться. Как давно это было…

Все начало рушиться в начале 90-х, когда закрылся завод и Василия Васильевича уволили. В начале он перебивался мелкими ремонтами и подрядами, но денег у людей становилось все меньше и меньше и вскоре работы почти не стало. Именно тогда Василий Васильевич запил по-серьезному.

А затем дела пошли совсем плохо. Дочка вышла замуж и уехала куда-то в Сибирь, а жена, крепкая сорокалетняя Марья Петровна, после очередного скандала с нажравшимся мужем, выгнала его из дома и зажила с 50-летним вдовцом Прохором Зюзиным — мужиком серьезным, крепким, непьющим и домовитым. Пару раз Василий Васильевич пытался вернуться, напивался пьяным и шел скандалить, но получал от соперника такой отлуп, что ничего другого не оставалось, кроме как убраться подобру-поздорову, вытирая кровь с разбитого лица.

Жигуль ему правда отдали и Василий Васильевич тут же его продал, но денег почему-то хватило лишь на месяц житья. Инфляция и водка сделали свое дело. Где-то с полгода Василий Васильевич ночевал по друзьям и знакомым, потом по подвалам и подъездам…

Так в середине 90-х исчез квалифицированный электрик Василий Васильевич Морозов, а вместо него в городе появился грязный бородатый бомж по кличке Вась-Вась…

В начале нового века судьба чуть-чуть смиловалась над падшим электриком. Во время одного из походов за грибами Вась-Вась случайно наткнулся на заброшенный немецкий бункер времен Великой Отечественной войны. Самое удивительное — в бункере имелась не только вентиляция, но и некое подобие водопровода. В самой дальней его части из стены выступал обломок трубы, по которому на желобок в бетонном полу стекал тоненький ручеек воды. Желобок вел к вмурованной в углу широкой трубе, уходившей куда-то вниз. Именно туда Вась-Вась, когда зажил здесь, справлял нужду. Интересно, что труба никогда не забивалась — видимо там, глубоко-глубоко, проходил какой-то подземный канал. Куда? Вась-Вась однако не заморачивался подобными вопросами. Кому оно нужно?

Года три назад, устав от одиночества, Вась-Вась пригласил к себе жить старую знакомую — пятидесятилетнюю бомжиху Жульку-Помойку. А позапрошлой осенью к ним прибился таджик Рахим — гастарбайтер из Москвы, выгнанный с работы в связи со всемирным кризисом.

Зарабатывали на жизнь попрошайничеством, мелким воровством, сбором бумаги или металлолома. Рахима, как самого молодого и крепкого, время от времени нанимали местные дачники — что-нибудь починить, поправить, перекопать, погрузить, вычистить выгребную яму.

Вот к кому забрела в гости неосторожная кошка Филька…

*********

…Двое мужчин и женщина сидели на грудах тряпья около небольшого очага, над которым висел закопченый котелок. Над котелком поднимался пар. Вот он — суп!!!

— Мяу! — подала голос Филька.

Троица резко обернулась.

— Нихуя се! Смотри, кошка! — всплеснул руками бородатый старик, кутавшийся в грязное пальто.

— Кисанька! Киса! Кис-кис! Иди сюда! — заулыбалась женщина. Спереди во рту у нее недоставало двух зубов.

— Кошка в дом — радость в дом! — помедлив, с каким-то гортанным акцентом проговорил узкоглазый темнокожий мужчина в телогрейке.

Филька осторожно подошла. Только тут она почувствовала, как воняет в помещении. Пахло мочой, слегка — калом, затхлостью, давно не стиранной одеждой и немытыми телами.

— Никак голодная, а? Кисанька! На запах курочки пришла? — женщина протянула к кошке грязноватую руку и почесала ее за ухом. Опять пахнуло вонью. Филька скривилась, дернулась, но стерпела — так хотелось есть.

— Хе-хе, — засмеялся мелким смешком старик. — Запах есть, только курочки-то нет. Одни куриные головы, хе-хе. Будешь? Или ты у нас аристократка? Смотрю, вроде ухоженная, небось одними вискасами привыкла питаться?

— Мяу! — отчаялась Филька. — Мяу!

— Рахимушка! Будь мил, подай вон ту баночку, я туды плесну киске супчику. — попросила бомжиха.

Рахим отошел к некоему подобию кухонного шкафа, сбитого из четырех досок. На его полках стояли пустые разнокалиберные консервные банки, заменявшие бомжам тарелки и кружки.

Древним, с отбитой эмалью половником женщина принялась разливать суп.

Спустя минуту сотрапезники, обжигаясь, яростно зачавкали, глотая бульон и вылавливая оттуда куриные головы.

Бомжиха налила добавки. Вторую порцию ели медленнее, отрыгиваясь и утирая выступивший пот.

— Вась-Вась! Дай-ка по цигарке! — попросила бомжиха.

Старик достал откуда-то из тряпок стограммовую жестяную баночку из-под растворимого кофе, снял с нее крышку и поставил на пол — типа угощайтесь!

Каждый протянул к баночке руку и вытащил оттуда по окурку. Собирать их на улицах входило в обязанности Вась-Вася и старик очень гордился тем, что знает самые "бычковые" места города.

— Ой, хорошо! Очень хорошо! — довольно помотал головой Рахим, выкурив три "сигареты". Он встал, сильно потянулся, так, что затрещали кости, и погладил себя по животу. — Все! Наелись? Пора идти, работа искать. Иначе что вечером пить-кушать будем?

— Эх, сейчас бы водочки! Грамм пятьдесят! — мечтательно проговорил старик.

— Э-э-э! — сказанное почему-то очень не понравилось Рахиму. — Водка хорошо, а где денги? Надо идти зарабатывать. Вставай, Вас-Вас! Пошли!

— Да я б тоже от беленькой не отказалась! — призналась бомжиха. — Ничего, вечером, дай Бог, выпьем! Если не водки, так бражки. Она, родимая, сегодня точно дойдет! — бомжиха с вожделением посмотрела на ряд банок и кастрюль слева от "кухонной полки". Брагу приготовляли из муки и сахара и обязательно запивали ею водку, чтобы вставляло покрепче.

Еще у бомжей имелось несколько старых ведер и две десятилитровые канистры, украденные Рахимом с какой-то автозаправки. Летом и осенью, когда появлялись ягоды и фрукты, троица делала из них вино.

— Ну все, пошли! — Рахим начинал сердиться.

— Ладно тебе, идем! — старик аккуратно закрыл крышечкой банку с "сигаретами", спрятал ее в тряпье, сунул в карман пальто другую такую баночку, пустую, и направился к двери.

— Мяу! А я! — испугалась Филька.

— Что? Не наелась? — нахмурилась бомжиха. — Сиди теперь, жди! Может к обеду вернемся. А может и вечером.

Филька не поняла. Неужели ее хотят оставить здесь, в этом грязном, вонючем подвале? Кошка кинулась за выходящими в дверь бомжами.

— Мяу! Мяу! Возьмите меня с собой! Поднимите меня наверх!

— Э, нет! — смеясь, покачал пальцем Рахим. — Сиди тут! Раз сама пришла, будешь теперь с нами жить! Сторожи квартир! Я тебе даю такой заданий.

И носком ободранной кроссовки таджик ловко поддел Фильку, зашвырнув ее обратно в бункер.

А затем закрыл дверь и подпер ее доской!

…Часа два бедная кошка выла и мяукала, пытаясь вырваться наружу. Ничего не выходило.

Устав, Филька решила обследовать свою тюрьму.

Помещение оказалось довольно-таки большим, метров семь-восемь в длину и метра четыре в ширину. В центре его располагался очаг, по краям, у стен, валялись кучи дурно пахнущего тряпья. В левом верхнем углу прямо под крышей имелось продолговатое отверстие сантиметров пятьдесят на десять, через которое в бункер проникал неясный свет. Снаружи отверстие прикрывали кусты, так что заметить его было почти невозможно. Зимой Вась-Вась забивал дыру деревянной дощечкой, а летом снимал ее, чтобы в бункер проникал свежий воздух. В противоположном углу наверху Филька высмотрела еще одну дыру, круглую, с выходящей наружу трубой. Это была старая фашистская вентиляция. Труба, как позже узнала кошка, тоже выходила в кусты, правда, с другой стороны поляны. Сверху над ней был приварен "грибок", предохраняющий от попадения внутрь воды и снега.

"Да…, и попала я, как говорит бабушка, из огня да в полымя, — подумала Филька. Ничего не поделаешь, придется ждать вечера…".

Кошка походила среди тряпья, выбрала наименее вонючую куртку (или это было пальто?), улеглась на нее и уснула…

*********

…Бомжи вернулись засветло.

Филька проснулась от скрипа двери и их веселых голосов. День выдался удачным.

Вась-Вась принес полную банку окурков. Кроме того, в городе ему удалось настрелять 61 рубль.

Жулька-Помойка денег насобирала меньше, всего полсотни, но зато на задворках одного универмага ей удалось выпросить у знакомой продавщицы полпалки списанной и подлежащей уничтожению копченой колбасы. Конечно на самом деле никому бы и в голову не пришло сжигать испорченный товар! После составления акта об уничтожении, продукты с истекшим сроком годности тут же шли на приготовление "фирменных" магазинных салатов или "освежались" мытьем фенолом и другими препаратами, а потом выставлялись на полках в виде привлекательных пакетов с вакуумированной нарезкой. Еще Жулька разжилась двумя порванными пакетами муки, полусплющенной банкой консервов, не имеющей товарный вид и потому не подлежащей продаже, и тремя банками с прокисшими маринованными огурцами.

Больше всего однако гордился собою Рахим. Почти весь день он разгружал кирпичи для одного дачника. Тот накормил его пельменями и выдал целых двести рублей!

Была однако тема, которую троица старательно избегала обсуждать и которая несмотря на это постоянно становилась предметом споров и скандалов.

Каждый из бомжей крысятничал, утаивая часть доходов.

Ясно, что самый молодой и самый сильный из них — тридцативосьмилетний Рахим — зарабатывал гораздо больше, чем вносил в общий котел. Дело в том, что в далеком городе Ош Рахима ждала семья — жена и трое детей, поэтому большую часть денег он тайком отправлял им. Никто из остальных бомжей об этом не знал, но о том, что у таджика имеется где-то заначка подозревали и Вась-Вась и Жулька.

Страстью последней была пища. Ошиваясь на базаре, бомжиха выпрашивала не только деньги, но и еду, которую пожирала там же с непонятным, будящим беспокойство остервенением. Весила Жулька целых восемьдесят пять кило! Когда еды давали мало, она тратила на нее выцыганенные деньги, иногда возвращаясь домой всего с пятью-десятью рублями.

Вась-Вась в еде особо не нуждался. Главным для него было добыть до одиннадцати утра 20 рублей. Столько стоил у осетина Шаура пластмассовый двухсотграммовый стаканчик со специальной "бомжовой" водкой, которую земляки Шаура бодяжили в одном из подвалов города из паленого спирта. Кроме Шаура "бомжуху" можно было приобрести у дагестанца Мамеда, чечена Исы и аварца Гамзата. Расторопные горцы уже многие годы пригоняли в город цистерны с заветной жидкостью…

Иногда Вась-Вась удавалось добить четыреста капель еще до обеда. Выпив, он заваливался где-нибудь спать, а затем запоздало бросался стрелять деньги — с пустым карманом возвращаться домой не рекомендовалось…

…Купили три бутылки паленой, три банки двадцатирублевой тушенки, пачку куриных голов, выпросили два батона черствого белого и полбуханки черного хлеба. Пока мужчины, точнее Рахим, собирали ветки на вечер, Жулька разожгла очаг, согрела тушенку и вывалила в пластмассовую миску огурцы. Немного горячего жира с волосинками мяса бомжиха положила в филькину банку, добавила туда хлеба и залила горячей водой.

Разлили по пятьдесят в пластиковые стаканчики, найденные сегодня на помойке, выпили, вздрогнули. Ох!

И начался пир!

Первой справилась с ужином Филька. Но сколько она ни просила добавки, больше ей не дали.

— Отстань, зараза! Не видишь — нас тут трое и каждому всего по банке? — окрысилась на кошку Жулька.

Рахим молча отщипнул кусок хлеба и кинул его Фильке.

— Кушай, пажалста. Больше нет. Надо завтра.

— Ничо, хе-хе, привыкнет, иждивенка, — хихикнул Вась-Вась. Сама выбрала свою судьбу, хе-хе…

Бомжи доели тушенку, закурили и налили по второй. Филька, чихая от дыма, отползла в сторону, поближе к прямоугольному окошку.

Вась-Вася потянуло на беседу.

— А вот я вам скажу: Россия — лучшая в мире страна! — гордо заявил он. — Сегодня на рынке один мужик рассказывал, у него сын из Америки вернулся, был там в командировке. Представляешь, в Америке человека могут уволить с работы уже только за то, что он курит! Совсем охренели пиндосы! Вышел ты, к примеру, из цеха, засмолил цигарку, возвращаешься, а у тебя на станке лежит приказ! А что говорить о бухле? Почует ихний начальник запашок — вмиг выставляют за порог завода. Где это видано, чтобы человеку на заводе запрещали курить или гнали за сто грамм? Да будь такое у нас, мы, рабочие, нахуй бы такой цех в щепки разнесли. А американцы молчат. Гнут спину на хозяина. А еще мужик сказал, что у них там всюду понатыканы камеры слежения. И компьютер отмечает — когда и куда ты отошел с рабочего места, а потом хуяк! — и штрафуют на ползарплаты! И так по всей стране. Ни во что уже не ставят человека, а называют это демократией и пропагандируют по всему миру. Не-не, ребята. Вот подойди сейчас ко мне американец и скажи: Вась-Вась, давай отправим тебя к нам! Я б ему шиш показал. Не на того напали! Я свою родину ни на какую другую не променяю. А тем более на Америку.

— Правильно! — поддержала Вась-Вася Жулька Помойка. Я б этим американцам в глаза плюнула! Всюду суют, гады, свой поганый нос, учат нас как жить. Не нужна мне ни такая работа, ни такая жизнь. Я вообще вон десять лет бомжую и ничего, жива-здорова. Курю и бухаю, когда захочу. И родина-мать кормит, заботится!

— Это точно, — ответил Вась-Вась. — Я в бомжах уже пятнадцать лет. И по пальцам могу пересчитать дни, когда ложился спать с пустым желудком. С выпивкой да, напряги были, но все равно, разве жил бы я так в Америке? Да ни в жисть!

— Россия хорошо, — вступил в разговор Рахим. — Я у себя в Ош никогда столько денег не имел. А ведь жена, трое детей, кормить надо. Пять долларов зарплата. Лишь в Россия почувствовал себя человек. Трудно, да! Работаю, да. Но здесь лучше, чем в Таджикистан. Лучше, чем Киргизстан. Настоящая страна, для людей! А не Америка.

Спохватившись, достали брагу. Дернули водки, запили мутным, пахнущим дрожжами пойлом.

Вась-Вася потянуло на песни.

"С чего начинается родина?", "Широка страна моя родная", "По долинам и по взгорьям", "Наш паровоз вперед летит"…Каких только песен не знал Вась-Вась!

Вначале Жулька пыталась ему подпевать, но вскоре умолкла, потому что захмелевший Рахим обнял бомжиху и принялся тискать ее сдобное тело. Жулька хохотала и делала вид, что хочет вырваться из крепких рук таджика.

— Вставай, иди мойся! Буду сейчас тебя ебать в жопу! — приказал Рахим женщине. Та выпила еще пятьдесят, добавила браги и, крутя задницей, отправилась в дальний угол к струйке воды, стекавшей из разбитой трубы. Скинула с себя одежду и принялась подмываться.

Вась-Вась продолжал воодушевленно петь. В свои шестьдесят пять он давно перестал интересоваться сексом, а так как Рахим ебал Жульку почти каждый день, Вась-Вась даже не повернул головы в их сторону, настолько это его уже не волновало.

Филька подобралась ближе, чтобы увидеть, чем готовятся заняться Рахим с толстухой.

После того как Жулька подмылась, таджик принес поллитровую пластмассовую бутылку из-под минералки и наполнил ее водой.

— Вставай на колени, надо чистить с клизма! Всегда! — потребовал Рахим. Жулька, пьяно хихикая, опустилась на колени. Рахим, вспомнив, встал, вернулся к очагу и унес с собой пустую банку из-под тушенки. Пошуровал в ней пальцем, собирая жир, и смазал заднее отверстие партнерши.

— Ой, щекотно, ой-ой! — визжала бомжиха. Рахим засунул в отверстие палец, покрутил им, расширяя дыру, потом вынул и с силой вогнал туда короткое горлышко бутылки. Нажал на нее и в зад Жульке толчками стала заходить вода.

— Ой-ой-ой! Буль-буль-буль! — хохотала Жулька.

Когда бутылка опустела, Рахим показал бомжихе на отверстие трубы, служившее туалетом.

— Иди!

Жулька, затыкая зад пальцем, подбежала к дыре, присела и с мерзкими звуками начала испражняться. Рахим внимательно следил за ней, а затем снова повторил процедуру с бутылкой.

— Вот! — удовлетворенно отметил он, заметив, что Филька с ужасом и интересом наблюдает за его действиями. — Вот! Аллах велел, чтобы было чисто! Иначе нельзя! Гигиена, понимаешь?

Вымыв Жульке зад таджик пристроился к нему, спустил штаны и оттуда вылез толстый, кривой, обрезанный член.

— Ха! — крикнул мужчина и одним махом вошел в Жульку.

Вась-Вась выпил еще и запел одну из своих любимых песен — "Веселый марш" на музыку Шаинского и слова Харитонова:

Надо!

Надо!

Надо нам, ребята,

Жизнь красивую прожить.

Надо что-то важное, ребята,

В нашей жизни совершить!

Сама собою жизнь ведь не построится,

Вода под камушек не потечёт.

Нам на достигнутом не успокоиться

И не снижать души своей полёт…

Жулька орала и дергалась под ударами члена таджика. То она вопила "Ой, больно, не могу!", то наоборот прижималась задом к партнеру и просила: "Ну еще, милый, ну еще, Рахимушка!".

А Вась-Вась вторил крикам бомжихи, только на свой лад:

…А нашим девушкам мы скажем: милые,

Вы спойте ласково нам о любви.

С горами сможем мы тягаться силою,

Нам вдохновение даёте вы!

Надо!

Надо!

Надо нам, ребята,

Жизнь красивую прожить.

Надо что-то важное, ребята,

В нашей жизни совершить!

…Закончив песню, Вась-Вась вытер раскрасневшееся, вспотевшее лицо и заявил:

— Все, устал. Хорошо-то как, когда попоешь, а? — Потом он обратил внимание на Фильку и поманил ее к себе. — Да ты не расстраивайся, кошка! Жулька — баба в самом соку, ее только еть да еть! Оно для здоровья полезно, правильно поступает Рахимка. Так ее, шалаву! Еть! На вот тебе, киса, хлебушка с сальцем! — и Вась-Вась бросил Фильке обмазанный жиром кусок, пахнущий тушенкой.

В это время Рахим кончил бомжихе в зад, встал, прошел к трубе и обмыл свой член. Потом вернулся к Жульке и принялся яростно его дрочить. Вскоре член выпрямился, затвердел и таджик засунул его Жульке в заросшую сизо-черным волосом пизду.

Вась-Вась довольный сидел и смотрел как Филька ест. Ему хотелось поговорить.

— А знаешь, кошка, почему Жульку прозвали Жулькой-Помойкой? Нет? То-то! Я сейчас тебе все расскажу…

Пригнали к нам как-то в середине семидесятых батальон строителей-узбеков. А может и не узбеков, а киргизов. Все одно — чурок.

Район у нас непростой, стратегический, да ты наверное в курсе — всюду номерные заводы, ПВО, ракеты, разные хитрые военные объекты…

Ну, служивого люда навалом. А военному человеку чего прежде всего надо? А? Ясен хуй, девку! Любят солдатики девок. И девки солдатиков. Как мух на говно девок на солдатиков тянет.

А Жульке, Джульетте то есть, это так ее мамаша, насмотревшись шекспиров назвала, было в ту пору лет четырнадцать. Ох, симпотная была девка! Сиськи арбузами, жопа пряником, щеки — кровь с молоком.

И вот познакомилась как-то Жулька с Хафизом. Или не Хафизом, а Наврузом, хуй теперь упомнишь — тоже красивый пацан был, брови вразлет, высокий, стройный, даже не скажешь, что чурка, ебена мать…

Ну, Хафиз к Жульке и так, и эдак. И за ручку держал, и в кино водил. Целовались, тискались, а она ни в какую! Хочу, говорит, мужу подарок преподнести — девственность. Кастрюля с ушами, но такое у нее было воспитание…

А Хафиз-то совсем не дурак, возьми да и скажи ей: Джульетта! Я не покушаюсь на вашу девственность и права мужа — а давайте попробуем в попку? Так и овцы целы, и волки сыты. Опять же, в попку пялиться и приятно, и ощущения острые, и безопасно — никакой беременности!

Жулька, дура, возьми да и согласись. Рассказывала потом, что у нее неделю жопа болела, так ее проебал чертов узбек. Но понравилось! И стала Жулька пердолиться в жопак. Большая у них с Хафизом любовь была, только вот как-то взял он, напоил девку, да пустил ее парочке сослуживцев-стройбатовцев. Опять в жопу. Ну, Жулька, как пришла в себя, закатила ему истерику, а он в ответ подает ей две десятки — презент в знак признательности от довольных пользователей, типа…

Ох, кошка! Знаешь ли ты, сколько стоила десятка в 78-ом году? Тогда бутылка беленькой шла по 3.62, а бормотуху отпускали меньше чем за рупь! Конечно страшноватенько было пердолиться за деньги. За проституцию в те времена реально светили лагеря, но…помаленьку всегда можно. Даже комсомолкам…

А спустя некоторое время Жулька и минет освоила. Сосала за трешку так, что у узбеков пилотки от волненья чувств слетали, да…Какие были времена…Сколько она резаных хуев пересосала, Жулька наверное и сама не помнит, но с той поры и приклеилась к ней кличка Жулька-Помойка. Наши ее стороной обходили — ну кому охота об чурекскую подстилку помоиться?

Однако самое интересное еще впереди, да!

Устроился к нам на завод один парень из Александрова, это город такой, по железной дороге в сторону. Федька Репетюк. Правильный такой комсомолец, все хотел коммунизм строить. Говорил, что тот обязательно в двухтысячному году наступит, этот как два пальца обоссать, потому что все научно доказано и обосновано, бля, и партия тому гарант!

Жульке тогда только восемнадцать исполнилось, поступила к нам в соседний цех. И вот увидел ее как-то Федька и втюрился! Без пизды, втюрился! Даже букеты ей дарил! Представляешь? Бабе цветы! Не на день рождения или 8 марта, а просто так!

Ну, Федька тоже был парень видный. Здоровый такой жлоб, на танцы даже галстук надевал. Понравился он Жульке, но она ж не дура — знает кошка, чье мясо съела и какая у нее в городе слава…

Конечно наши пацаны, видя такое, Федьке очень ненавязчиво кое-что про Жульку разъяснили, только он ни в какую — не верю, говорит, и все! А если у Джульетты и было что-нибудь с мужчинами, то это меня ни капли не колышит. Чурки, говорит, тоже люди, даже нам братья, и как мы — строят коммунизм! Представляешь? И опять к Жульке льнет!

Проходит так пара месяцев и Федька вдруг заявляет: Мы с Джульеттой решили пожениться!

Повели его наши в кабак, выпили, объясняют: Федь! Ну ты ж хороший парень! Чего себе жизнь ломаешь? Жулька твоя под полсотней кабанов лежала, найди ты себе правильную девку, честную, не дури!

А Федька гордо так отвечает: Мы с Джульеттой вчера ходили к гинекологу и врач выдал ей справку об "действенной плеве", или как оно там называется.

Ну, наши пацаны были в полном охуе. Плюнули, допили и разошлись. Чего с дурака взять?

А потом свадьба. Цветы на могилу Неизвестного солдата подносили, шампанское, танцы-манцы…Справляли в домике родителей Жульки. Народу человек сорок, все наши, заводские. И вот сидим-пьем, а жених в соседнюю комнату повел невесту — вступать в свои супружеские права. Говорит, я вам все сейчас докажу, что был прав!

Мы бухаем, музон крутится, бониэмы да аббы, и вдруг — крик!

Выскакивает из комнаты Федька, голый, а у него все муде и хуй в говне!

Стал он пердолить свою ненаглядную Джульетту, целку ей ломать, а она возьми от кайфа да и обосрись! Привыкла в жопак пердолиться, а тут совсем другой кайф! Пизда! Клитор! Не выдержала жопа, перднула Жулька и все прямо на муде Федьке и вывалилось!

Ну, с той ночи Федьку мы больше и не видели. Собрал манатки и дернул обратно в свой Александров. Жулька тоже по-быстрому съебалась — устроилась по лимиту в Москву. То ли в метро работала, то ли трамвай водила, хуй упомнишь…Замужем побывала пару раз, даже ребенок где-то у отца остался. Но…спилась. Нахуй кому нужны в столице старые шлюхи. Так и вернулась Жулька обратно лет десять назад. С тех пор бомжует. Мне конечно жалко ее стало, взял к себе, пусть живет.

Такая вот, кошка, бывает у баб жизнь, да. Это похлеще, чем Бондарчук в "Судьбе человека"…

Вась-Вась завершил свой рассказ и допил бутылку. Как раз в это время Рахим кончил во второй раз.

Жулька снова с охами побежала корячиться над дырой и испражняться, а таджик вымыл свой член, застегнул штаны и подсел к очагу.

— Что, Рахимка, доволен? — спросил, улыбаясь, Вась-Вась.

— Конечно доволен! — рассудительно ответил таджик. — Сегодня работал. Кушал. Пил. Баба ебал. Как не доволен?

Опроставшись и небрежно подмывшись, Жулька оделась и, шатаясь, подошла к беседовавшим. Взяла бутылку и допила ее из горла.

— Ну чо, мужики, может пора спать?

— И то дело. Дай бражки.

Бомжи выпили по стакану браги и разбрелись по своим "постелям".

Филька тихонько отползла в сторону, зарылась в ветошь и закрыла глаза.

Через пять минут все в бункере уже спали…

*********

На следующее утро заметно похолодало. Слышно было, как снаружи идет дождь.

Вась-Вась охал и морщился, то и дело хватаясь за печень. Жулька хмуро варила куриные головы и лишь Рахиму было нипочем — весело насвистывая, он умывался у трубы.

Поели. Филька скушала две порции супа и пристроилась поближе к огоньку — греться.

— Погода-то, а? — прокашлявшись от сигаретного дыма заметил Вась-Вась. — Может ну его, останемся дома? Хавчика немного есть, опять же, бражка…

Жулька вопросительно посмотрела на Рахима. Видно было, что и ей жуть как не хочется покидать согревающееся помещение.

Рахим задумался, покрутил головой и твердо ответил: — Нет! Надо идти! Денег ни копейки, что будем вечером кушать? Что пить будем? Бражки мало, ты ж ее, Вас-Вас, до обеда выжрешь!

— Эх-х-х-х, — поник головой Вась-Вась. — Прав ты, Рахимушка, тут не возразить. Да и курева на донышке. Придется идти…

Филька осторожно подняла голову — может сегодня-то отпустят? Ну чего она им сдалась?

Тихонько поднявшись, кошка крадучись двинулась за бомжами. Но ее надеждам не суждено было сбыться.

— Э, нет! Мы так не договаривались! — резко повернувшись к кошке вдруг взвизгнул Вась-Вась. — А ну брысь обратно, сука! — и бомж злобно пнул Фильку ногой!

И снова со скрипом захлопнулась ржавая дверь бункера и кошка осталась одна…

*********

…Пришлось привыкать к новой жизни и потекли однообразные дни и вечера.

Над Дмитровом заладили дожди, поэтому бомжи возвращались домой рано и в препакостном настроении — еды почти не было, а все деньги тратились на "паленку". Часто ругались. Рахим опять ставил клизьму пьяной Жульке и с остервенением ебал ее. Вась-Вась, без настроения, переключился на грустные песни. После ужина, пока Рахим с Жулькой охали и стонали на куче ветоши, старик, ловко приладив над очагом жестяной лист, сушил добытые бычки. Мокрые ветки горели плохо, сладковато-приторный противный дым мигом заполнял бункер, поэтому дверь постоянно приходилось держать открытой. Вась-Вась кашлял, чертыхался и жадно тянул бражку. Благодаря его усилиям запасы домашнего алкоголя сошли на нет, а денег становилось все меньше и меньше…

На пятый день Рахиму дико повезло — за полдня работы под проливным дождем на разгрузке кирпичей таджика щедро вознаградили 300 рублями! Пить сели с обеда. Повеселевшая Жулька варила пельмени, Вась-Вась, сладко зажмурившись, потягивал настоящие сигареты, купленные гастарбайтером, а сам Рахим, укутанный в старое пальто, лежал у огня и довольным взглядом обводил четыре бутылки водки, стоящие на полу.

На следующее утро в город смог выйти лишь Вась-Вась. Таджик зверски простыл и теперь метался в бреду, срывая ветошь, которой его поминутно накрывала Жулька. Филька забилась в дальний угол и просидела там весь день.

Вась-Вась вернулся поздно, как всегда под хмельком. С собой он притащил две бутылки "паленки" и батон хлеба. Увидев, что старик не принес ничего из еды, рассвирипевшая Жулька набросилась на него с кулаками. Сбив худенького пьяницу с ног одним ударом, могучая бомжиха принялась беспощадно его пинать.

— Да что ж ты делаешь, выродок? Совсем мозги пропил? Ты чего — не мог купить Рахимке самого дешевого аспирина? Водку принес, сволочь, да что б ты ей залился и сдох, а вот помрет Рахимка, кто нас кормить будет, урод?

Старик жалобно скулил, пытаясь прикрыться руками, но Жулька била и била его, вкладывая в каждый удар всю свою ненависть, месяцами, капля по капле, нараставшую к крысятнику Вась-Вась.

Затем бомжиха открыла водку, раздела Рахима и старательно растерла его паленкой, заставив залпом выпить полстакана.

— Не сблюй, только не сблюй, Рахимушка! — уговаривала несчастного больного сожительница, ласково поглаживая его по голове. Таджик дергался, хрипел, но к счастью сдержал позывы рвоты. Минут через пять он успокоился и мерно задышал. Уснул.

Пока Жулька растирала Рахима, Вась-Вась, прихватив вторую бутылку, отполз в сторону и теперь жадно глотал из горлышка водку, всхлипывая от боли и унижения…

*********

Утром Рахиму стало получше. Жулька напоила его чаем из каких-то трав и накормила хлебом. Фильке тоже налили в банку горячей воды, размочив в ней кусок краюшки. Поев, кошка покорно поплелась в свой угол. На этот раз она даже не пыталась выскочить за дверь. Фильку охватило полное безразличие. "Наверное я скоро умру, — подумала она. — Может меня и в землю закапывать не будут. Отнесут за полянку и бросят в кусты. И никто никогда не узнает, как погибла красивая черная кошка Филька из тихого подмосковного города физиков. Эх, увидел бы меня сейчас Кузя — наверняка бы не узнал…"

Жулька и Вась-Вась по одиночке ушли в город. Бомжиха, потная и воняющая, но радостная, прибежала обратно в обед, сжимая в грязных, давно немытых руках пакет с едой.

— Живем, Рахимка! — с порога закричала она. — Смотри, лимон! Настоящий лимон! Для тебя выпросила! Есть, есть еще добрые люди на Руси, дай Бог им крепкого здоровья! И аспирин! И аспирином разжилась! Живе-о-ом!

Жулька сварила куриные головы, сделала Рахиму чаю с лимоном и заставила его сразу же выпить две таблетки аспирина. Благодарный Рахим лежал без сил и с любовью смотрел на заботливую женщину.

— Слышь, Жулька, — хрипло прошептал больной. — Слышишь? Выздоровею, возьму тебя второй женой. Уедем в Ош, хочешь?

Бомжиха настолько изумилась и смутилась, что ничего не смогла ответить. Она только махнула рукой, отошла в сторону, отвернулась и плечи ее затряслись.

— Слышь, Жулька, — продолжал тихо Рахим. — Не плачь! Ну пожалуйста! А то я сам сейчас заплачу. Все! Если поправлюсь, начнем копить деньги и я тебя отсюда увезу. И зубы вставим. Я заработаю на них, обещаю…

Не ответив, женщина в слезах выскочила из бункера. Наплакавшись, минут через пять она вернулась и принялась укутывать Рахима ветошью.

— Потей, потей Рахимушка! Выздоравливай! — приговаривала она и снова нежно гладила таджика по голове…

Вечером на рогах приперся Вась-Вась. Шатаясь, с виноватым видом, он тихо подошел к постели Рахима и выудил из глубоких карманов пальто белую булку, бутылку водки и…пакет молока!

Это было настолько невероятно — молоко и Вась-Вась — что ни Рахим, ни Жулька не нашлись, что сказать. Жулька согрела молоко и напоила им Рахима, а водку они братски поделили на двоих с Вась-Васем.

К счастью, дожди кончились и набирающее силу летнее солнце быстро подсушило землю…

*********

И снова денег не было ни копейки.

Рахим поправлялся, но наружу пока не выходил — не пускала заботливая Жулька. Бомжиха заметно похудела и в глазах ее Филька время от времени замечала какой-то странный, затаенный блеск надежды, быстро сменявшийся страхом.

"А ведь она его любит! — вдруг поняла Филька. — Неужели она и вправду думает, что Рахим возьмет ее в жены? Ей же 53 года! Старуха! А если все-таки…возьмет? Может они тогда и меня отпустят? Не верю, чтобы Рахим и Жулька оставили меня этому спившемуся гаду в утешение! Не верю? Или оставят?"

Однако все получилось совсем не так, как рассчитывали и надеялись Жулька и Филька. И тучи уже сгустились над затерянным в дмитровских лесах бункером бомжей…

*********

… Весь день не везло. Подавали мало и к трем часам Вась-Вась удалось выпить лишь два стаканчика "паленки". Окурков набралось много, но разве будешь сыт окурками? А душевная жажда? Старый бомж с ужасом думал о вечере, который предстоит провести "всухую".

— Василий? Морозов! Василий Васильич! Неужели ты? — от громкого, уверенного в себе голоса незнакомца Вась-Вась дернулся и чуть не обделался со страху. Как давно никто не называл его по имени-отчеству!

Бомж испуганно поднял голову. Перед ним стоял крепкий пожилой мужчина в отлично сшитом костюме. Мент?

— Да Савенко я, Иван Михалыч! Не помнишь? Бригадир твой по цеху!

Конечно Вась-Вась тут же понял, кто перед ним. И ему стало так стыдно, как не бывало уже много лет, еще с той, далекой советской жизни…

Бригадир Михалыч был тем, кого с уважением принято называть "железный человек". Со своих он спрашивал строго — держал в ежовых рукавицах, заставлял вкалывать на пределе возможностей, придирался к любому браку, беспощадно ругал, а наедине мог без шуток заехать провинившемуся в морду, дабы тот раз и навсегда усвоил, что подводить ни начальника, ни товарищей нельзя.

Но ни одному рабочему бригады и в голову не приходило пожаловаться на Михалыча, потому что благодаря ему цех всегда перевыполнял план и был на хорошем счету у начальства. Каждый квартал приносил рабочим щедрые премии, талоны на дефицитные товары, почетные грамоты, благодарности в приказе. Михалыча почитали за отца родного — к нему обращались за советом, помощью, просили быть арбитром в семейных ссорах. Михалыч мог отмазать сорвавшегося и ушедшего в запой, но если такое случалось — бригадир жестко, при помощи врачей или милиции в кратчайшие сроки приводил провинившегося в себя и ставил перед дилеммой: работа, хороший доход и уважение — или волчий билет, психушка и, возможно, лагеря? В советские времена путь от номерного завода до тюрьмы был исключительно коротким, чему всячески способствовал Особый отдел, поэтому падшие почти всегда сразу же принимали правильное решение — текучество в бригаде Михалыча почти равнялось нулю…

Когда в начале 90-х завод закрылся, Михалыч не стал горевать. Буквально через месяц он завербовался на Север и отбыл в непонятные ледяные дали — жестокие, кошмарные, но обильно плодоносящие рублем…

…Теперь Михалыч стоял перед Вась-Вась и в глазах его светились как прежняя строгость, так и прежняя, давно невиданная бомжом участливость.

— Неделю назад с Севера вернулся. Почти девятнадцать лет… Теперь насовсем. А ты, я вижу, бомжуешь?

Вась-Вась сглотнул и со стыдом кивнул.

— Так…, - задумчиво протянул бывший бригадир. — Слушай, Василий! Мне это дело никак не нравится, понял?

Вась-Вась молча опять кивнул. Если бы можно было сейчас провалиться под землю, он с удовольствием бы это сделал.

Михалыч пожевал губами, зорко вглядываясь в бывшего электрика.

— Слушай, Василий, есть у меня идея. Хочу, чтобы дома не сидеть и не протирать штаны перед телевизором, создать строительно-ремонтную фирму. Капитальца немного есть, люди на примете тоже имеются…

Вась-Вась непонимающе смотрел на бригадира.

— Хочешь ко мне?

Вась-Вась захотелось заплакать.

— Миха…Иван Михайлович! Я…вы что, не видите?

— Кончай дурить, Василий! — как отрезал Михалыч. — Хочешь вернуться в люди? Вернись! Я дам тебе шанс! Ты же был одним из самых лучших электриков как на заводе, так и в городе! Да посмотри, до чего ты докатился! Не дури, Василий! Хочешь зарабатывать как люди? Десять, пятнадцать, двадцать тысяч в месяц! Это же в твоих руках, Вася!

Вась-Вась стоял и не верил своим ушам. Вернуться в люди? Неужели еще кто-то в состоянии в него поверить?

И тогда из глаз бышего электрика брызнули слезы. Он стоял и давился ими, а слезы все текли и текли, и текли…

— Вот и хорошо, Морозов! — неожиданно тихо сказал Михалыч. — Значит ты еще не до конца совесть потерял, уважение к себе…Короче, действуем так. Вот тебе 500 рублей — не аванс, просто так даю, — и Михалыч, порывшись в пухлом бумажнике, вытащил оттуда банкноту. — Сроку тебе неделя. Помнишь, где живу? Вот туда и приходи — чистый, побритый, трезвый. Понял? Трезвый! Придешь — верну тебя в люди. Забудешь, запьешь — мне пятисотки не жаль, — но я тебя тогда из памяти вычеркну. Насовсем. Ты перестанешь существовать для меня как человек. Навсегда. Запомнил? Держи! До встречи!

Михалыч протянул оторопевшему Вась-Васю банкноту, кивнул и быстро зашагал по улице. Вась-Вась стоял, крепко сжимая сиреневую бумажку и мучительно, как рыба, выброшенная на берег, раззевал рот…

…Через пять минут окрыленный радужными надеждами бомж, бережно засунув банкноту в самый глубокий карман пальто, мелкой трусцой уже приближался к построенному недавно в районе огромному супермаркету.

"Бритву! Бритву! Из этих, пластмассовых, "Жиллет"! И мыла, кусок, нет, два куска! А потом в баню! В баню! В БАНЮ! — как заклинание повторял про себя Вась-Вась. — Ножницы еще! Жульку попрошу, подстрижет. Ох, трусы надо! Черт, денег не хватит! Да нет, хватит! Хватит! Обязательно должно хватить! Господь тебя благослови, Михалыч! Век не забуду! Боже, Михалыч! Михалыч, родной!!!"

Вась-Вась на одном дыханьи взлетел по ступенькам магазина. "Бритву "Жиллет"! "Жиллет!" не забудь!" — напоминал чей-то заботливый голос в голове. Вась-Вась всхлипнул, потянулся невидяще к ручке двери и…

…тут же отлетел назад от резкого и беспощадного удара концом дубинки в грудь.

— Куда прешь, СУУУУКА? — бешеный крик охранника, стоящего снаружи у двери, больно полоснул по ушам.

— Я…

— Ты куда лезешь, придурок? Воровать? А ну вали отсюда, тварь, пока я не вызвал милицию! — орал охранник.

— Но я…, - превозмогая боль, Вась-Вась выхватил из кармана бумажку, — У меня есть деньги! Пятьсот рублей! Мне только бритву купить и мыло!

Увидев пятисотку охранник на мгновение смутился, но тут же пришел в себя.

— Слушай, ты, чучело! От тебя воняет как от нужника. Ты чего, думаешь, что мы таких пускаем в наш магазин? Да ты всех клиентов распугаешь, урод! Пиздуй отсюда на все четыре!

— Но как же? — Вась-Вась снова чуть не расплакался. — Мне нужна бритва! Бритва, понимаете? Я поступаю на работу и должен привести себя в порядок! Чтобы быть как вы! Понимаете?

Охранник, похлопывая себя дубинкой по руке, немного отступил назад и умолк. Вась-Васю показалось, что на его лице промелькнуло на мгновенье человеческое выражение.

— Мужик! Если я пущу тебя в таком виде в магазин, меня через пять минут уволят! Понял? Если тебе НА САМОМ ДЕЛЕ НУЖНы бритва и мыло, иди за угол, на Герцена. Там через пятьсот метров вниз будет ларек. Купишь себе и бритву, и мыло. А к нашему магазину, пока не приведешь себя в нормальный вид, лучше не приходи. Порву! Усек?

Вась-Вась благодарно кивнул головой и, держась за грудь, побежал на Герцена.

…Охранник не обманул — ларек был длиннющим, метров на шесть, с двумя окошечками. На левой его стороне разноцветной радугой светились коробки со стиральными порошками, пакетики мыла, шампуни, зубные щетки, одноразовые пласмассовые бритвы, какие-то непонятные жидкости в пузырьках и флаконах с иностранными надписями, а…

…правую сторону ларька (или это уже был другой магазинчик?) украшали десятки бутылок и банок!

Наверху чинными прозрачными рядами стояли стеклянные пузыри с этикетками — кремли, березки, звезды, здания, портреты незнакомых усатых людей с медалями — ВОДКИ!

Чуть ниже батареями выстроились десятки блестящих металлических банок…О Боже! ПИВО! ПИВО! ПИВО! НАСТОЯЩЕЕ ПИВО!!!

…Что произошло дальше, Вась-Вась помнил плохо. В какой-то момент он вдруг сидел на лавочке в одной из подворотен около рынка и со счастливым смехом обнимал Жульку.

— Жулька, бля, полируй, полируй! Оетингер! Немецкое! Когда еще попробуем!

Между собутыльниками на земле стояли два пластиковых пакета. В одном нежными лебедями ворковали две литровые бутылки НАСТОЯЩЕЙ СОРОКАГРАДУСНОЙ водки, а в другом лежали, грубо навалившись друг на друга, банки немецкого пива.

Через час, выпив грамм по двести и заполировав их пивом, парочка, пьяная и ничего не соображающая, двинулась домой в лес. Ни Жулька, ни Вась-Вась помнили, как им удалось добраться до бункера и спуститься по лесенке вниз.

— А поесть разве ничего нет? — спросил расстроенный Рахим, но когда ему поднесли наполненный до краев стакан белой и банку пива, махнул на все рукой.

После первой бутылки вырубились. Филька, поняв, что сегодня еды не предвидится, покорно улеглась в своем углу и тоже попыталась уснуть, но сон не приходил.

*********

Через пару часов бомжи зашевелились. Первым, звучно испуская газы, проснулся Вась-Вась. Охнув и тихо выругавшись, пьяница осторожно, чтобы не слышали другие, приподнялся и схватил вторую бутылку водки. Отвинтив пробку, жадно присосался к горлышку.

— Э-э-э! — остановил его злобный оклик Жульки. — Харе глотать, а нам?

Вась-Вась поперхнулся, капли спирта брызнули на подернувшиеся пеплом угли костерка.

— А что? Я ничего! Сейчас и вам налью! — засуетился бомж.

— Лучше б не водки, а поесть, — угрюмо отозвался Рахим. Он присел на своем ложе из ветоши и протирал глаза.

— Да ладно тебе, поесть! Ты что, никогда не ложился спать на голодный желудок? Перебьешься! — окрысился Вась-Вась. Накинутый на прежнее алкоголь уже действовал и бомж сделался агрессивным.

Услышав о еде, из своего угла выскочила Филька.

— Мяу! Мяу! Мя-а-а-у! Ну дайте же хоть кусочек хлеба, изверги! — жалобно мяукала кошка.

— Ишь раздухарилась, тварь! А ну брысь! — заорал в ответ Вась-Вась и запустил в несчастую веткой. Но Филька не сдавалась. Увернувшись от ветки, она еще ближе подошла к костру и принялась мяукать непереставая.

— Ну дайте, дайте хоть чего-нибудь пожрать, уроды в человеческом облике!

Тут уже не выдержал Рахим. С криком "Заткнись!", он метнул в Фильку дырявым ботинком, стоявшим у его ложа. Кошка прыгнула, ударилась во что-то и с шипением рванула в угол.

— А-а-а-а! — бешеный вопль Вась-Вася разорвал бункер. "Что-то" оказалось только что открытой банкой пива, опрокинувшейся теперь на землю. — Сука! Продукт переводить! Да я тебя!!!

Вась-Вась подхватил банку, взболтнул ее, проверяя, сколько пива в ней осталось, добил его одним глотком и принялся гоняться за кошкой.

— Уймись, козел! — это уже верещала Жулька. — Да успокоишься ты или нет, окаяный? Оставь животное и пошуруй по карманам! Неужели у тебя от той пятисотки не осталось и рубля? Может хоть на батон наскребется!

Вась-Вась остановился и принялся обыскивать свои карманы. Увы! Не копейки денег в них не нашлось. Бомж сплюнул и горестно уселся на пол.

Налили еще по полстакана. Рахим угрюмо подбрасывал ветки в огонь, Жулька вздыхала, а Вась-Вась что-то бормотал, всхлипывая и качая головой.

Так прошло еще с час. Бутылка пустела, а настроение компании с каждой минутой все более и более ухудшалось.

У Рахима заболел живот и он раскорячился над трубой. Бомжа пронесло. Вслед за ним "туалетную комнату" поспешила посетить Жулька.

— Может хоть чаю попьем? Горяченького? — предложил Рахим. — Чай с водкой лучше, чем просто водка! В животе тепло!

— Сейчас, Рахимушка, миленький! — засуетилась Жулька. Бомжиха резко вскочила, наполнила котелок водой и подвесила его над очагом.

И тут из своего угла снова выползла Филька и замяукала!

Вначале в бункере было тихо. Затем…

— Кошка! — тряхнув головой, удивленно уставился на Фильку Вась-Вась. Ткнув пальцем в сторону Фильки, бомж вдруг мерзко захихикал. — Мясо! А давайте вместо чая сварим эту принцессу? Ну нахуя нам кошка? Только ноет, срет, ссыт да просит жрать, сука! Нахуя нам эта тварь? Задолбала!

— Ой! — всплеснула руками Жулька. — Ну ты и гад, Васька! Да разве ж можно такое даже подумать — жрать кошку!

— Хе-хе, а почему бы и нет? — не сдавался гнусный бомж. — Ты ее с травками-приправками, сольцой-хуйцой — пальчики потом оближешь и будешь благодарить за идею!

— Тьфу! — сплюнул от отвращения Рахим и плотнее закутался в ветошь.

Услышав, что предлагают с ней сделать, Филька забилась в кучу тряпья. Неужели съедят? Ужас охватил кошку и ей показалось, что лапы у нее отнимаются, тело выходит из-под контроля и еще миг и она обделается прямо под себя.

Бомжи молча продолжили пить водку с пивом. Минут через двадцать, когда вода в котле закипела, Вась-Вась поднялся, скинул зачем-то пальто, с хрустом потянулся, а затем вдруг резко развернулся и метнул его прямо на кучу ветоши, в которой пряталась Филька! С неожиданной ловкостью старик прыгнул и спустя миг бедная кошка уже билась в его руках!

— Поймал! Поймал! — орал Вась-Вась. — Рахимка, давай твой нож! Ножик давай, говорю! Отрежем голову, выпустим кровь, а затем ошпарим суку кипятком — шкура быстрее слезет! Еще воды надо нагреть, давай нож, Рахимка!

Приплясывая, Вась-Вась отнес Фильку к котлу. Поняв, что последний час наступает, кошка изо всех сил мяукала и драла когтями гадкого старика, оставляя на его руках глубокие кровавые раны.

Вась-Вась матерился, вопил, но почему-то не спешил свернуть Фильке голову. Наверное боялся и ждал, когда это предложит сделать сам Рахим.

Жулька тупо икала и держалась за живот.

— Черт с тобой! Давай я! — сплюнув, поднялся со своего места Рахим. В руке его Филька увидела блестящее острие ножа.

"Вот и пришел конец! Все!" — поняла кошка…

И тут…

— Бабах!!! — от мощного удара ногой с визгом распахнулась, чуть не слетев с петель, ржавая дверь.

Четыре фигуры в черном влетели в бункер.

От неожиданности Вась-Вась выпустил Фильку и кошка, едва не угодив в котел, упала на землю и бросилась наутек.

— Бей! Бей! — кричали нападающие.

В следующий миг на голову Вась-Вася с хрякающим стуком опустилась дубинка. Не успев издать ни звука бомж повалился на землю.

— И-и-и-и-и! — завизжала Жулька, но визг тут же оборвался — один из нападателей впечатал в лоб женщины молоток.

Рахим отпрыгнул и попытался ударить своего соперника ножом, однако тот, ловко увернувшись от выпада, слегка присел и молнией выкинул вперед руку. Таджик ойкнул и застыл — с левой стороны груди, внизу, расплывалось, взбухая, кровавое пятно. Нож выпал из руки Рахима, бомж стал оседать, но другой нападающий уже схватил его сзади за волосы, дернул вверх голову и точным движением полоснул лезвием по горлу. Фонтаном хлынула кровь.

Не прошло и тридцати секунд, а бункер уже походил на скотобойню.

— Костер! Разводи посильней! Быстро! Быстро! Подкидывай дрова! Тащите ветошь! Трупы к костру! — командовал один из нападавших. Черные фигуры ловко сновали по бункеру, собирая и сваливая в кучу тряпье.

Увидев, что в бутылке еще оставалось грамм двести водки, командир брезгливо поднял ее и вылил на тряпки — быстрее загорятся.

— Все! Поджигаем! В темпе! Уходим!

Пламя стремительно разгоралось. Потянуло жутким запахом паленой человечины. Нападавшие выскользнули за дверь, только последний из них, командир, задержался, бдительно оглядывая поле боя.

Все это время Филька, почти умершая от страха, провела у канализационной трубы. Теперь между ней и дверью, ведущей на свободу, простиралась растущая вверх стена огня.

— Мяу! Мяу! МЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯУ! — отчаянно завыла кошка.

— Ну что ты? Прыгай! Прыгай, дура! — закричал командир. — Я-то думал, что ты уже снаружи. Прыгай!!!

Филька попыталась сделать шаг и не смогла. Лапы не слушались. Она с ужасом смотрела на пламя, а прямо на нее пялилась из огня мутным выпученным глазом голова Вась-Вась со вспучивающейся обгорающей кожей…

Оп! — отработанным прыжком взлетела над пламенем ловкая фигура человека в черном.

— Давай! — и его сильные руки протянулись к кошке.

Филька вцепилась в своего спасителя и потеряла сознание…

 

Глава десятая

Алексей

— Фью-фью-фью-фью! — засвистел чайник.

Он ужасно нравился Фильке.

Сверху на крышке имелась какая-то специальная пипочка. Когда чайник закипал, пипочка приподнималась, начиная издавать пронзительный свист, который можно было услышать аж в комнате. Удивительные штуки выдумывают иногда люди!

Заслышав сигнал чайника, Леша откладывал в сторону книжку и они с Филькой шли на кухню.

Чай у Леши тоже был замечательным — не коричневого цвета, как у всех, а зеленоватого. Так и назывался — зеленый чай! Леша наливал себе огромную кружку, разукрашенную веселыми рожицами чертиков, а Фильки доставал из холодильника молока. В первый день Филька пила его из блюдечка, а на второй Леша принес ей, как он объяснил, "специальную кошачью посуду"! Оказывается, и такая существует в большом мире!

Молоко теперь наливалось в "миску керамическую, антискользящую", а еда — в чудную белую миску с приделанными со стороны треугольными ушками. Со дна ее смотрели на Фильку нарисованные глаза, носик и ротик кота, а если взглянуть на мисочку сверху, со стула, то ушки и рисунок внутри образовывали одну кошачью мордочку! Невероятно!

Попив чаю, возвращались в комнату. Леша садился за книги или компьютер, а Филька забиралась на подоконник и принималась смотреть на своего спасителя и нового хозяина. Очень уж он ей нравился! А и как не нравиться?

Леша был невысоким, стройным и очень сильным парнем. Свои светлые как лен волосы он стриг коротко, а одевался исключительно аккуратно, хотя гардероб у него был бедный. Каждый вечер перед сном хозяин брал щетку, ваксу и до блеска надраивал туфли — глянец на них появлялся такой, что можно было увидеть на черной коже свое мутное отражение!

А еще филькин спаситель, проснувшись, первым делом заправлял кровать, накрывал ее темно-зеленым пушистым покрывалом, надевал тренировочный костюм и уходил на пробежку в парк. Такого Филька никогда не видывала — чтобы люди рано утром, даже не покушав, добровольно бегали — зачем? Неужто это приятней, чем чай и бутерброд с колбасой?

И водки хозяин совершенно не пил! И пивные бутылки по углам не валялись! А что тут упоминать о бычках…Не курил Леша, зато каждый день утром и вечером чистил зубы. И мылся в душе каждый день. И нижнее белье менял. Вот какой человек!

Однако несмотря на то, что к Фильке хозяин относился с любовью и добротой, уже с самого начала незримая черта — что можно, а что нет — была им обозначена.

Как-то раз в первые дни Филька запрыгнула на стол, за которым занимался хозяин. Слева от монитора стояли две небольшие фотографии в рамках — мужчины и женщины. Кошка легла перед ними, чтобы быть поближе к Алексею. Тут, вместо того, чтобы обрадоваться, хозяин нахмурился и твердо сказал "Нет!", после чего осторожно поднял Фильку и перенес ее на подоконник.

— Нет! Сюда нельзя! Понимаешь? — строго повторил Алексей. — Еще раз залезешь на стол — прогоню на кухню!

Филька вначале обиделась, а потом успокоилась — все-таки Леша здесь хозяин, а не она. А спустя некоторое время кошка поняла, почему так бережно относится к фотографиям Алексей…

*********

…13 апреля 1988 года, в день, когда в ходе вечернего ток-шоу Эстонского телевидения набирающий силу и известность местный политик Эдгар Сависаар предложил создать Народный фронт Эстонии, в Тарту, в семье майора советских войск Андреаса Крууса произошло долгожданное событие — на свет появился сын Алексей.

1988 год останется в истории как время небывалого роста национального самосознания эстонцев. В июне десятки тысяч человек заполнили поле Таллинского песенного фестиваля, а события тех дней вошли впоследствие в учебники под именем "Поющая революция". Коммунисты Эстонии потребовали от Коммунистической партии Советского Союза полного раздела полномочий во всех сферах политики и жизни.

11 сентября на Певческом поле впервые прозвучал публичный призыв к восстановлению эстонской независимости.

16 ноября Верховный Совет Эстонской ССР выступил с декларацией о суверенитете Эстонии.

Позднее государственная власть СССР в Эстонии была признана незаконной, республика вышла из состава Советского Союза и потребовала немедленного вывода советских войск со своей территории.

Патриотизм и национальная гордость однако стремительно перерастали в реваншизм. Слово "русский" начало трактоваться единственно как "враг" и "оккупатор". На площадях и улицах республики толпы эстонцев скандировали теперь "Русские — вон!"

И если подавляющее большинство эстонцев воспринимали происходящее как долгожданное освобождение от советской тирании, совсем не так обстояло дело с майором Круусом. Дело в том, что Андреас был коммунистом в третьем поколении. Его дед, Альберт Круус, провел долгие годы в застенках буржуазной Эстонии за коммунистическую пропаганду. Отец, Норман, в составе войск НКВД несколько лет боролся с "лесными братьями", даже объявившими крупную награду за его голову.

Более того, Норман Круус был в числе тех, кто получил ордена за операцию 25 марта 1949 года, когда произошло одно из мрачнейших событий в эстонской истории — под конвоем НКВД 27 000 эстонцев были депортированы навечно в Красноярский край и Новосибирскую область. Многие из них никогда больше не увидели родины…

Положение Андреаса Крууса, по мнению его родственников и знакомых, усугублялось еще и тем, что он женился на русской и сын его, Алексей, был записан в паспорте как русский…

Нет, не то чтобы дела обстояли совсем плохо — Эстония испытывала острую необходимость в немедленной организации собственной армии. Не раз и не два как бы ненароком к Андреасу подкатывали с предложениями эмиссары Народного фронта. "Вступи в наши ряды, заяви публично о выходе из Компартии, стань одним из отцов национальной армии — мы все забудем и простим! — убеждали они. — Зачем тебе Тарту, когда есть Таллин, где тебя ждет шикарная трехкомнатная квартира в центре, служебная машина и чин генерала? Будущее Эстонии с НАТО, а не с Россией."

Сначала Андреас тянул с ответом, ссылаясь на необходимость подумать и трезво взвесить все предложения. Втайне майор надеялся, что Советский Союз и Эстония в конце-концов придут к компромиссу и их союз, продолжавшийся столько десятков лет, сохранится, возможно приняв несколько иную форму…

Но наступил день, когда ясный и четкий ответ пришлось все-таки дать. К удивлению и негодованию собеседников, майор Андреас Круус категорически отверг все сделанные ему предложения, в результате чего ему горячо порекомендовали покинуть суверенную Эстонскую Республику как можно быстрее…

К счастью тут на горизонте нарисовался дальний родственник, проживавший в Москве. Ему не терпелось переехать на родину в свободную Эстонию и обмен квартирами прошел на удивление быстро. Родственник поселился в просторной сталинской двушке в Тарту, а семья Крууса — в маломерной однушке на последнем этаже старого запущенного дома неподалеку от парка Дубки.

Жизнь в Москве начала налаживаться, когда майора Крууса вызвали к начальству. Извинившись, хозяин кабинета вышел, оставив Андреаса наедине с другим своим гостем — незамысловатым с виду человечком в сером костюме. Впрочем, Андреас сразу догадался, кто сидит перед ним. Человечек, оказавшийся полковником некоей службы, предложил Круусу принять участие в подготовке карательной операции против Эстонии, намечавшейся в самое скорое время. При согласии майору предписывалось срочно выехать в Псков и явиться в N-скую часть для дальнейших распоряжений.

Узнав, в чем ему предлагают участвовать, едва унесший ноги из Эстонии коммунист-эстонец Круус на чистом русском языке послал человечка на три буквы и в тот же день его вышибли из армии без пенсии и каких бы то ни было льгот…

В августе 1991 года Андреас Круус пришел защищать Белый дом от путчистов.

Два года спустя, 4 октября 1993-го Андреас Круус оказался в Белом доме, где и встретил свою смерть, обороняя демократию от растущих диктаторских амбиций бездарного алкоголика Ельцина.

Опасаясь возможных репрессий, жена Крууса вернула себе девичью фамилию — Семашко, а Алеша из Андреасовича стал Андреевичем.

Полина Семашко пережила мужа на 14 лет. В 2007 году она скончалась от рака горла в одной из московских больниц…

*********

…Июнь — время сессии. Жуткое время. Правда, для кого как…

Из рассказов Алеши Филька узнала, что сейчас он заканчивает 4 курс юридического факультета МГУ. Кроме того, Алексей принимал активное участие в работе Исторического кружка при Университете.

— Понимаешь, кошка (ты не обижайся, я так и буду тебя звать кошка, имя-то наверняка у тебя есть, но откуда мне его знать?), я очень люблю историю и вырос на исторических книгах, но в наши времена этой специальностью сыт не будешь, зато юрист — одна из самых высокооплачиваемых и востребованных профессий в Москве. С голоду никогда не помрешь, да и знания, приобретенные на юрфаке, иногда могут съкономить много неприятностей и даже спасти жизнь, — объяснял Фильке хозяин. Последнюю фразу Филька сначала не поняла, но потом до нее дошло — перед кошкой всплыла картина ее спасения и тут же сделалось страшно и неуютно…

— Для многих студентов учебный год начинается в мае, когда учащиеся вдруг спохватываются, вспоминая, что на носу сессия. Много ли можно выучить за две-три недели? Да нифига не выучишь…Нет, шанс вытащить билет, который ты вызубрил наудачу, всегда есть. И купить экзамены можно, лишь бы были деньги…Только какой ты юрист после этого?

Я хожу на лекции каждый день. На все лекции и упражнения. Заставил себя! Конечно в начале было очень трудно — первые полгода в Университете "зайцы" вообще движутся как ежики в тумане. Для кого-то, кстати, учение и завершается, когда начинается первая сессия…Только так нельзя. Если ты начал учиться — должен дойти до конца. И самое главное — приобрести необходимые знания. Именно их фундамент будет кормить тебя потом всю жизнь. Понимаешь?

Филька с удовольствием слушала хозяина. Выросшая в семье научных работников, она часто слышала дома и про "знания", и про какие-то "атомы", "элементы", "бозоны" и "нуклоны". Знания папы и мамы, наука — и вправду кормили семью. Как хорошо, что и Леша серьезно ко всему относится! Не то что бомжи, у которых ей довелось провести в заточении самую черную неделю своей жизни.

И Филька снова вернулась мыслями в тот кровавый вечер…

*********

…Четыре черные фигуры бесшумно бежали по лесу. Замыкающий — командир — прикрывал тылы. Одной рукой, левой, он бережно придерживал сидящую у него за пазухой кошку. Филька уже очнулась. Бедняжка что есть сил вцепилась в толстую футболку спасителя — только бы не упасть и не остаться одной в этом страшном лесу!

Минут через двадцать показались домики садового товарищества. Фигуры в черном перешли на шаг, но из леса выходить не стали — прикрываясь деревьями обошли сады и огороды стороной, уверенно выбирая одним им известные тропинки. На минуту остановились передохнуть.

— Ножи и молоток хорошо отмыли? — спросил командир.

— Все в порядке, Леш! Еще в бункере, там же был водопровод! — тихо заверили его остальные.

Филька осторожно высунула из куртки спасителя голову и с удивлением увидела, что все четверо — совсем еще молодые парни, лет двадцати, не старше.

— Дубинки уже сгорели, бункер тоже. Надеюсь, следов мы не оставили, — задумчиво проговорил Леша и посмотрел на небо. Собирался дождь.

— Теперь действуем так: через пятнадцать минут пройдет рабочая электричка на Москву. Народу на платформе будет много, все-таки воскресенье. Выходим по одному, садимся в разные вагоны. Вик и Сашка едут до Савеловского. Я схожу на Тимирязевской, тебе, Макс, Окружная. Оттуда на троллейбусе или по Белорусской линии. Все понятно? Значит отдыхаем еще пять минут и вперед!

…До Тимирязевской добрались без происшествий. В электричке Филька успокоилась, отогрелась на груди у Алексея и даже сумела подремать. От станции до своего дома спаситель решил пойти пешком.

— Ну вот и все! Почти считай, что прибыли! — успокаивал Фильку юноша и было отчего.

Даже сквозь куртку Леши кошку оглушил гул огромного города. Что-то стучало, ревело, сигналило, вокруг чувствовалось присутствие сотен и тысяч людей, спешащих по своим делам. А уж запах…Ото всюду под куртку прорывалась гнуснейшая вонь выхлопных газов. У кошки сразу же начала болеть голова. "Как они могут здесь жить, в этой Москве? — удивлялась Филька. — Ведь даже не видя ее, я с уверенностью могу сказать, что это ад! Хотя…наверное нет, здесь чуточку получше. Ад был там, откуда меня спас этот добрый человек…".

Потом зашли в дом и какая-то неведомая сила потянула их с силой вверх. Лифт! Неужели лифт, о котором Филька до сих пор только слышала, но никогда его не видела? Но не успела кошка по-настоящему испугаться, как они уже прибыли.

Квартира Алексея оказалась маленькой, но очень уютной. Всего одна комната с кроватью, гардеробом и столом, и кухня.

— Ты пока осматривайся, а я пойду вымоюсь! — приказал спаситель и пошел в душ. Филька походила по комнате, обнюхала почему-то занавески и направилась на кухню. Только сейчас кошка почувствовала как она голодна! У холодильника ее и застал вышедший из ванной комнаты Алексей.

— Ну что, голодная? — юноша нагнулся над Филькой и почесал ей за ухом.

"Боже, какое это наслаждение — когда тебя чешут за ухом!!! — подумала Филька. — Чистой рукой! Доброй! Благожелательной! Как давно меня никто с такой любовью не чесал!"

Алексей открыл холодильник и вытащил из него кастрюлю.

— Ну что, поедим супчику? — предложил юноша.

— Мяу! Мяу! Мяу! — восторженно замяукала Филька. — Мяу-мяяяу! Конечно поедим!!!

— Ну вот и ладно! — согласился Леша, однако добавил: — А пока супчик согреется, пойдем-ка, кошка, в ванную. Тебе тоже не мешало бы искупаться — посмотри, на кого ты похожа!

Филька купаться не любила, но спаситель был прав — от кошки разило недельным запахом бомжевой жизни. Придется подчиниться и стерпеть!

После мытья, которое оказалось совсем даже не страшным, Леша достал фен и принялся сушить им кошку. Горячий воздух приятно обдувал тело и Филька почувствовала себя на седьмом небе. Как хорошо все-таки снова быть чистой!

Выключив фен, Алексей оглядел Фильку и вдруг присвистнул:

— А ведь ты красавица, кошка! И видать породистая! Черная пантера Багира! Ей Богу! Как же ты оказалась у этих уродов? Жаль, что этого никогда уже не узнать. Жалко, да…

А затем ели суп! Настоящий! Не из старых куриных голов, а говяжий! С мясом! Сочный наваристый бульон с картошкой и морковью! Конечно не как у бабушки, но все равно — мировой суп!

Поев, перешли в комнату. Леша включил компьютер и вошел в Сеть. Филька уселась рядом на пол и принялась наблюдать за юношей. В почтовом ящике оказалось три письма, пришедших буквально несколько минут назад. Алексей открыл их и прочитал.

— Ну вот, все в порядке, ребята уже дома, — Леша быстро отстучал ответы и вышел из ящика. — А теперь, кошка, ложись спать, я тебе постелю старый свитер у батареи, а мне еще надо поработать — завтра экзамен!

Филька зевнула и поняла, что ничего кроме сна ей и в самом деле сегодня больше не надо. Свитер пах Лешей. Филька свернулась на нем калачиком и впервые за много дней заснула в полном спокойствии…

*********

…Распад Советского Союза в 1991 году привел к тому, что более двух миллионов этнических русских, проживавших ранее на территориях бывших советских республик, вынуждены были бежать на историческую родину — в Россию. Альтернативой была смерть или в лучшем случае рабство — от Ташкента до Баку, от Ашхабада до Грозного, от Фрунзе до Назрани и Махачкалы против местных русских начался кровавый геноцид.

В Таджикистане им отрезали головы и вспарывали животы. В Узбекистане отрубленные головы выставляли напоказ в мясных магазинах. В Чечне русских распинали на крестах и скармливали собакам. Буквально за пару лет исчезло все русское население Чечни — 30 тысяч человек были убиты, 46 тысяч превращены в рабов, 100 тысяч квартир было отобрано вместе с имуществом. Тысячи русских женщин и девушек подверглись изнасилованию.

Из проживавших в Азербайджане по данным за 1979 год 476 тыс. русских к 2004-му уцелело лишь 168 тысяч.

Из тридцати русских сел в Грузии не осталось ни одного.

Но самым страшным было другое — родина-мать, Россия, не заступилась за своих детей, которых убивали и грабили в соседних республиках.

Да, Россия молча принимала к себе беженцев, но официально их как бы вообще не существовало. И ни одно правительство России за двадцать лет демократии и пальцем не пошевелило, чтобы защитить их права. Ни разу с соседей-беспредельщиков не потребовали компенсаций для изгнанных. Наоборот, когда завершилась Вторая чеченская — правительство моментально принялось выплачивать миллиарды долларов побежденным "на восстановление республики".

Последствия изгнания русских не заставили себя долго ждать — в новых независимых государствах Кавказа и Средней Азии начали останавливаться фабрики, заводы, скатывались в Средневековье сельское хозяйство, культура, исчезала наука. И работы для местных во многих республиках не стало. Негде и неначем стало работать…

Прошло несколько лет и толпы безработных кавказцев и азиатов потянулись в Россию и прежде всего в Москву. Резко подскочила кривая преступности, начались столкновения на этнической почве. Власти, однако, продолжали делать вид, что все в порядке и присутствие на территории страны нескольких миллионов иностранцев, отказывающихся подчиняться местным законам и соблюдать местные обычаи и традиции — нечто совсем нормальное…

Закономерно, что создавшаяся ситуация, ухудшающаяся с каждым днем, привела к зарождению национального движения противодействия агрессорам. По всей стране и, прежде всего, в Москве и Петербурге, стали появляться организации скинхедов, патриотов и националистов самого разного толка. Так родились умеренные "Народный союз" и "Великая Россия", национал-сталинистский "Собор русского народа", правоцентристский "Национал-демократический альянс", национал-демократическое, с упором на правозащитную деятельность "Русское общественное движение", православно-националистический "Народный собор", знаменитое "Движение против нелегальной иммиграции" (ДПНИ), вошедшее впоследстие в коалицию "Русский марш".

Появились и ультра-радикалы: "Русское национальное единство", Движение "Александр Баркашов", "Национальный союз", "Партия свободы".

Не следует забывать и о наличии в России нескольких нацистских и откровенно фашистских организаций. Они, однако, почти не пользуются симпатией и поддержкой граждан, так как русские прекрасно знают, что такое фашизм — много воды утечет, пока Россия забудет те 25 миллионов своих граждан, что погибли от рук фашистов в Великую Отечественную войну…

…Соглашаясь в общих чертах с правилами политической игры, принятыми в цивилизованном мире, большинство националистических организаций стремились к официальной легализации, обеспечивающей право участвовать в выборах в органы власти, что при победе дало бы им возможность принять участие в управлении страной. Обеспокоенные подобной перспективой, власти в свою очередь обрушили на националистов всю карающую мощь государства. Партиям и движениям отказывали в регистрации, не допускали к выборам под самыми невероятными предлогами. Особо активных запугивали, прессовали, заводили на них дела и сажали в тюрьму. В конце первого десятилетия нового века над считающим себя свободным и демократическим государством по имени Российская Федерация всплыла и засияла кровавым светом репрессий знаменитая 282-я статья Уголовного кодекса, трактующая: "…Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации…". Сажали по 282-й почти исключительно русских, а поводом могла стать даже коротенькая запись в личном блоге, типа "Кавказцы — вон из России!" или "Убивать продажных ментов!".

Тысячи сотрудников МВД и спецслужб вместо того, чтобы ловить настоящих преступников — воров, грабителей, убийц, взяточников — переселились в безопасную и приятную Интернет-среду и начали полный мониторинг Сети по ключевым словам: "национализм", ДПНИ, "Славянский союз", "нацисты", "Русский марш". Особенно полюбился новоявленным киберстражникам американский блог-сервис "Лайфджорнал", странички на котором имеют на сегодняшний день более 2 миллионов россиян. Выискивание защитников русского народа, их постоянных читателей, а значит и сочувствующих, составление на них характеристик, заведение учетных карточек и занесение туда наиболее "преступных" фраз из дневников подозреваемых, отнимало все больше и больше времени и средств, зато приносило богатые плоды — на "националистах" делали карьеру, известность, получали награды и премии…

…Но вернемся теперь в маленькую квартирку на последнем этаже старого дома неподалеку от парка Дубки. Кем же был безжалостный убийца бомжей и благородный спаситель несчастной глупой кошки Фильки?

*********

… Когда Алеше исполнилось двенадцать лет, мать, поддавшись настоятельным уговорам, наконец рассказала ему как и за что погиб его отец. Впрочем, Алеша был умным, серьезным и думающим мальчиком — он давно уже догадывался о том, что поведает ему мама — достаточно было сопоставить дату смерти отца — 4 октября 1993 года — с событиями того дня в Москве…

А на дворе стоял, как тогда казалось, славный 2000-й год! Уполз наконец-то из Кремля всеми презираемый и ненавидимый пьяница Ельцин. Русские войска били в хвост и гриву террористов и беспредельщиков в Чечне. "Мы будем мочить террористов и в сортире!" — заявил президент Путин и десятки миллионов сердец исполнились надеждой и гордостью за нового главу государства. Россия вставала с колен и Алеша вместе с большинством своих соотечественников приветствовал перемены…

А потом…потом был август 2001-го. "Курск" — и неадекватный президентский ответ на вопрос "Что все-таки произошло?" — "Она утонула!"

Тем временем в Москву толпой хлынули "побежденные" чечены. В дни войны их собратья, проживавшие в столице, вели себя тише воды, ниже травы, опасаясь поголовной высылки на родину или куда подальше. Новые и новые поезда прибывали теперь в Москву с русского Кавказа, привозя тысячи и тысячи "раскаявшихся" боевиков, которые внаглую устраивались в столице, грабя, насилуя, убивая, захватывая новые сферы влияния, вливаясь в и без того многочисленную чеченскую диаспору. Московские чиновники и менты, исправно получавшие от пришельцев конверты и чемоданчики с деньгами, были предупредительны и тактичны, старательно не обращая внимания на "мелкие шалости" гостей.

Другой напастью для москвичей в начале нового века стали азербайджанцы, число которых резко возросло еще в дни Карабахской войны, а впоследствии, к 2010 году, достигло 800 000 тысяч человек!

В ответ на кавказско-среднеазиатский беспредел, в 2002 году Александр Поткин основал в Москве самую известную впоследствии националистическую организацию России — Движение против нелегальной иммиграции. Алеша, которому в ту пору было уже 14, понял, что именно ДПНИ — его партия. Подросток записался в секцию каратэ, тайком стал брать уроки ножевого боя, засел за книги по истории и иностранные языки. Хранение националистической литературы уже трактовалось властями как "экстремизм" и грозило серьезными неприятностями, поэтому Алеша, уговорив мать, провел домой Интернет и теперь до поздней ночи зависал на русских и иностранных сайтах, посвященных идеям национализма и национального возрождения. Ни разу подросток не пропустил ни одного митинга ДПНИ, с нетерпением ожидая совершеннолетия, когда можно будет официально и ничего не опасаясь вступить в любимое движение.

23 октября 2002 года в Москве началась одна из самых величайших трагедий современной России — чеченские террористы во главе с Мовсаром Бараевым захватили в заложники зрителей мьюзикла "Норд-Ост" в здании Дома культуры "Московского подшипника". В результате контртеррористической операции погибло по официальным данным 129 из 916 заложников.

Как могли милиция, ФСБ и ГРУ проворонить готовящийся теракт? Кто виноват в том, что почти в центре Москвы вдруг появилось 40 человек боевиков, вооруженных автоматическим стрелковым оружием и десятками килограммов взрывчатки? Миллионы людей задавали в те дни эти вопросы, но власти так и не удосужились на них ответить…

Два года спустя, 1 сентября 2004 года мусульманские террористы взяли в заложники 1128 детей и взрослых в Беслане. Среди 334 погибших было 186 детей. Такой трагедии Россия никогда еще не знала. И опять власти не смогли объяснить — как это случилось и кто должен понести за все ответственность?

Именно тогда, 3 сентября 2004 года, после штурма школы в Беслане, Алеша понял — нет, не террористы виноваты! Виноват тот, кто беспрепятственно позволяет им совершать свое черное дело! Тот, кто не довел до конца Вторую чеченскую войну и вывел из республики войска в момент, когда до окончательного разгрома бандформирований оставались считаные дни…

В 2006 году Алексей поступил на юридический факультет МГУ. К тому времени он уже заметно охладел к своей "первой любви" ДПНИ. Организация трещала по швам, разваливаемая изнутри и снаружи спецслужбами. Из нее уходили монархисты, ультрасы, умеренные либерального толка. Образовывая новые формирования, откалывались целые ячейки. Пик расцвета ДПНИ, пришедшийся на события в Кондопоге и "Русские марши" 2005–2006, оказался коротким. Прокуратура завела на Александра Поткина дело по вездесущей 282-й статье, а в 2009 году суд приговорил Поткина к полутора годам заключения условно, после чего тот сложил с себя полномочия главы организации.

Почему Алеша так и не вступил в Движение против нелегальной иммиграции? Причина была простая — юноша осознал, что борьба с властями мирными методами, как это практиковала ДПНИ, не имеет смысла. Действовать надо лишь силой, именно так, как это делают чеченцы. Только тогда есть надежда на успех. Вот в какую партию следовало бы вступить. А если ее нет — создать…

В январе 2007 года в коридорах МГУ Алексея вроде бы случайно остановил парень с третьего курса того же факультета. Алексей припомнил, что несколько раз видел его на митингах ДПНИ. Иван, так представился собеседник, предложил Алексею встретиться тем же вечером в небольшой кафешке неподалеку от университета, в качестве рекомендации упомянув имя одного их общего знакомого, тоже националиста, покинувшего организацию где-то год назад.

…В кафе просидели недолго — Алексею не терпелось вернуться домой к больной матери — но договорились встретиться снова. И встретились. Затем еще раз. И еще.

А 20 марта 2007 года в холодноватой квартире безличного панельного дома на окраинах Москвы Алексей Семашко вступил в ряды радикальной революционной националистической организации "Северные братья" — пройдет всего лишь несколько месяцев и власти поставят ее под Љ1 в списке самых преследуемых, кровавых и беспощадных русских террористических обществ националистического толка…

В конце 2007 года тихо ушла из жизни мать. Последние недели она почти не приходила в себя от обезболивающих лекарств. Очнувшись перед смертью, мать подозвала Лешу и прошептала: Помни отца! Помни! Будь как он!

Со смертью матери Леша не впал в одиночество — теперь с ним были его новые братья — соратники по борьбе. Братья помогли с похоронами, поделились своими скудными средствами, все вместе стояли плечом к плечу с Лешей на кладбище, и было видно, что его боль это и их боль.

Вечером, после скромных поминок, на которых было выпито чисто символически по рюмке на брата (организация выступала за трезвость), Леша, вместо того чтобы лечь спать, достал из-под кровати обшарпанный старый чемодан и осторожно выгрузил из него на стол разные детальки, проволочки, трубки и механизмы. Юноша корпел над ними почти до двух ночи — тренировался собирать взрывное устройство.

Да, теперь Алеша состоял в пятерке боевиков-взрывников "Северных братьев". Его жизнь наконец обрела смысл и полноту…

*********

Скрип ключа в двери! Хозяин!

Филька бросилась в прихожую. Дверь открылась и в квартиру зашел улыбающийся Алеша.

— Сдал, кошка! И этот экзамен на пять! Так-то!

Филька с радостным мяуканьем принялась тереться о лешины ноги, бурно выражая свое одобрение. Какой все-таки умный у нее хозяин!

Леша поставил греться суп и задумчиво окинул взглядом кошку.

— Знаешь, а ведь мне завтра утром придется уехать. И вернусь я лишь в воскресенье вечером. Как ты — справишься тут без меня? Не забоишься? Я тебе оставлю вдоволь и еды и воды…

— Мяяууу! Мяааууу! — завыла в ужасе Филька. Так ей не хотелось оставаться одной! — Мяяяу! Возьми меня с собою, хозяин! — и кошка, обдирая когтями штаны Алеши, молниеносно вскарабкалась к нему на грудь.

— Это что такое? — рассердился Алексей. — Чуть брюки мне не порвала! Я что — каждый день в магазине новые покупаю? Ты мне смотри, злодейка!

Филька задрожала от страха. А вдруг выгонит?

Вглядевшись в испуганные глаза кошки, Алеша смягчился.

— Ну ладно, придется брать тебя с собой. Хорошо хоть, что едем на машине, а не на электричке, спасибо Максу, починил наконец-то свою развалюху…

…На следующий день встали рано. После обязательного кросса в парке Алеша вымылся, побрился и потом они с Филькой позавтракали. В коридоре уже ждал приготовленный багаж — палатка, пятилитровая бутыль с минеральной водой, удочка, рюкзак.

В семь утра раздался звонок мобильника. Леша коротко ответил и стал обуваться.

— Ну что, пошли?

Опять ехали в лифте, но на этот раз Филька ни капельки не боялась. Разве можно бояться, когда рядом Леша?

Внизу у подъезда ждал старый бежевый "москвич". Приглядевшись, Филька узнала сидевших в нем парней — Макса, Вика и Сашку. Это они неделю назад вместе с Алешей вызволили ее из бомжевого ада. Спасибо вам, ребята!

Парни дружно заулыбались, увидев незваную путешественицу. От них, также как и от хозяина, пахло чистыми, здоровыми юношескими телами.

Макс и Сашка сели спереди, а Вик, Алеша и Филька устроились на заднем сиденье.

— Ну что, двинули? — спросил Макс и, дождавшись кивка остальных, завел машину.

Бррр-ту-туф-трах-тах! — заработал двигатель и "москвич", управляемый ловкими руками Макса вырулил на улицу.

В первый момент Фильке как тогда, в поезде, сделалось дурно — мимо машины с бешеной скоростью неслись деревья и люди. Спереди, сзади и сбоку всюду тоже ехали автомобили. Иногда машины дружно останавливались и чего-то выжидали. "Светофор", — увидев недоуменный взгляд кошки, пояснил Алеша и показал Фильке висящую сверху над дорогой коробку с тремя цветными отверстиями, которые поочередно зажигались то красным, то желтым, то зеленым светом. Таких коробок в Москве оказалось видимо-невидимо! Чуть ли не на каждом шагу! Им подчинялись все — и машины, и люди. Да-да, коробкам с цветными лампочками. Чудеса да и только!

Минут через тридцать выбрались из Москвы и прибавили скорости. Как объяснил вчера Фильке Алеша, друзьям предстояло добраться до Коломны, неподалеку от которой на берегу речки они намерены устроить пикник с ночевкой.

Старенький "москвич" пыхтел, упорно преодолевая километр за километром, Вик и Сашка задремали, а Алеша молчал, думая о чем-то своем и улыбался. Филька вначале с опаской смотрела в окошко, а затем свернулась калачиком, прижалась к алешиному бедру и тоже уснула.

Часам к десяти утра показалась Коломна — старинный русский город, упоминавшийся еще в Лаврентьевской летописи 1177 года. Когда-то Коломна являлась пограничным постом Рязанского княжества. Во времена Золотой Орды город не раз подвергался разрушению и тем не менее воскресал из пепла и снова подымался. На рубеже 14–15 веков здесь находилась вторая столица Московского княжества.

Попетляв по городу минут двадцать, "москвич" вдруг вынырнул на самой его окраине. "Щурово" — сумела прочитать Филька надпись на покрытом грязью и пылью указателе. Народу и машин почти не было видно, зато справа начиналась бесконечная старая стена, поверху которой змеилась петлями металлическая проволока. Кошка почувствовала как подтянулись и напряглись парни в машине.

— Сбавь, Макс, — приказал Алеша и принялся считать фонарные столбы. Раз, два, три, четыре! Есть! Есть!

Филька, сидевшая на груди Алексея увидела, как он показывает остальным длинную меловую черту, нанесенную на столбе на высоте человеческой груди.

— Придет! — непонятно сказал Алеша и ребята облегченно вздохнули. — Давай теперь к реке!

Минут через десять выехали на пологий берег неширокой реки. Вик и Алеша принялись ставить палатку, Сашка пошел собирать ветки и сучки для костра, Макс, весело насвистывая, копал лужайку то там, то сям в поисках червей.

Филька спустилась к реке и с интересом принялась прогуливаться вдоль берега. Над головой то и дело пролетали стрекозы, жуки, а рядом, в прозрачной воде на мелководье шустро передвигались манюсенькие рыбки! Филька примерилась и цапнула лапой — раздался всплеск, мальки метнулись в стороны, но ни одного из них кошке зацепить не удалось. Вот гадость, а?

Поставив палатку, парни разделись и с криками бросились в воду. Плавали долго, с наслаждением, то и дело пускаясь наперегонки. Филька в воду идти категорически отказалась, сколько ни звал ее к себе Алеша. Презрительно фыркнув, кошка ушла наверх, на траву и растянулась, греясь на солнце.

Немного погодя из воды вылез Макс. Вытеревшись полотенцем, он пошлепал к машине — рачительному хозяину захотелось в который раз проверить ее мотор.

Где-то через час костер выгорел, образовав кучу углей. На их жаре Сашка и Алеша принялись печь шашлык. Аромат мяса разбудил Фильку и, почувствовав голод, кошка направилась к огню. Большие куски мяса аппетитно шипели на шампурах, испуская капли жира. Филька замяукала, прося дать ей хотя бы кусочек, но кошку отогнали, пристыдив за нетерпеливость. Пришлось подчиниться.

А потом все уселись обедать! На чистой клеенке разложили свежие огурцы, помидоры, пластмассовые тарелки с хлебом и мясом, расставили стаканы с минеральной водой. Ешь, ешь досыта, радуйся солнцу и жизни!

И они ели — молодые, крепкие, веселые русские парни, а рядом с ними черная грациозная красавица Филька, урча грызущая сочный кус мяса с непередаваемым запахом дымка и приправ!

Поев и тщательно прибрав за собой мусор, разделились. Сашка и Вик пошли в палатку спать, Макс с удочкой направился к воде, а Алеша остался у костра. Филька заметила, что он то и дело бросает незаметный взгляд на часы.

"Неужели поджидает кого-то?" — удивилась кошка и оказалась права.

Где-то в два из лесу заслышались тяжелые шаги, сопровождающиеся матерком. Алеша отложил в сторону книжку и напрягся. Филька тоже встревожилась и, поднявшись со своего места, спряталась за спиной у Алеши.

В это мгновенье на лужайку из леса вышел высокий худой мужчина в солдатских сапогах. Лицо у него было небритое и опухшее, а красный нос и явный запашок спирта явственно указывали на принадлежность гостя к неисчислимому племени алкоголиков, которыми увы! так богата русская земля.

— Дядя Витя, дорогой! Привет! — радостно воскликнул Алеша, но Филька чутко уловила в голосе хозяина нотку презрения и фальши.

— Валерка-друг! И наше вам с кисточкой! — ответил мужчина и за руку поздоровался с Алешей.

"Почему он зовет его Валерка?" — удивилась Филька.

— Да ты присяживайся, дядь Вить, в ногах правды нет! Плох ведь? — сочувственно спросил Алексей.

— И не говори, Валерка, хуево мне, да. До четырех ночи жрали, литр я точно выпил. Муторно, ох муторно…

— Дядь Вить, ведь я все понимаю! Стресс! Видано ли дело двадцать лет на бомбах сидеть! Давай-ка я тебе водочки, а? — и предупредительный Алеша-Валера быстрыми шагами уже шел к машине.

"Откуда у нас водка? — поразилась Филька. — Ведь никто ж из них не пьет и даже не курит! Неужели специально привезли с собой, зная, что этот алкаш дядя Витя обязательно появится?"

Возвращался Алеша медленней. В одной руке он нес бутылку водки с надетым на нее стаканчиком, а в другой пластиковую тарелку с парой огурцов и солью. Набулькав в стакан грамм пятьдесят, Алеша протянул его дяде Вите, глядевшему на него с собачьей преданностью.

Алкоголик принял стакан, скривился от подступающей тошноты, охнул и опрокинул в глотку.

— Осади! Осади, дядь Вить! Огурчиком! — Алеша был сама любезность.

Дядя Витя молча отмахивался. На глазах у него выступили слезы и он тяжело вздохнул. Потом охнул еще раз и покрутил головой.

— Ну вот, пошла! Пошла, родимая! Сразу полегчало! — наконец-то произнес алкоголик.

— Вот и ладушки! — преувеличенно обрадовался Алеша. Филька понимала — ее хозяин не любит врать и ему противно сейчас притворяться радушным и внимательным перед этим опустившимся подобием человека.

"Кто же ты есть, дядя Витя?" — задумалась кошка…

*********

Мало найдется русских людей, которые не слышали бы о древнем городе Коломна. Какое русское сердце не возрадовалось бы при виде Коломенского Кремля? Пятьдесят храмов гордо возвышают свои купола, образуя Коломенское благочиние. Церковь Иоанна Предтечи, Крестовоздвиженская церковь, Церковь Михаила Архангела, Храм Николы на Посаде, храм иконы Божьей Матери Тихвинская, Успенский кафедральный собор и многие, многие, многие другие — свят русским духом город, а 420 его памятников старины сделали бы честь многим европейским столицам…

Мало однако найдется как русских, так и иноземных людей, ведающих, что не только своей историей, церквями и зданиями славна Коломна. И как бы ахнули многие, узнав, что именно тут на ста гектарах площади расположена Центральная база хранения авиационно-технического имущества Военно-воздушных сил и Противоракетной обороны Военно-морского флота Российской Федерации.

А уж если быть совсем честными, то даже многие коломенцы крепко бы придумались о бренности жизни, узнай они, что за потрескавшимся необъятным забором в пригороде Щурово находился до недавнего времени склад тактического ядерного оружия Военно-морского флота…

Прапорщик Виталий Прохоров служил на базе долгих двадцать лет. В середине 90-х тактическое ядерное оружие вывезли в неизвестном направлении, статус строго секретного объекта был снижен на несколько степеней и…началось воровство. Потихоньку уходили налево техника, "списанные" автомобили, снаряжение, водолазная экипировка. Несколько раз неразговорчивые майоры и полковники с хитрыми мандатами из Москвы увозили в грузовиках авиаракеты и множество блоков систем наведения. Нет-нет! — прапорщик Прохоров никогда бы не осмелился своровать что-нибудь из артикулов, которые охранял, потому что перед глазами тут же вставало лицо Мишки Астафьева из соседнего взвода охраны. Как-то раз смуглые парни с горбатыми носами предложили Мишке мешок денег за то, чтобы он помог им разжиться авиа-пулеметами с солидным запасом патронов. Мишка, а это было как раз во времена дефолта, согласился, а через несколько дней при передаче пулеметов его и хитрожопых кавказцев сноровисто спеленал сидевший в засаде спецназ. После пары месяцев в Лефортово кавказцы откупились и срочно отбыли на историческую родину, а Мишка благополучно огреб пятнарик, который и по сей день отбывает где-то в далеких сибирских лагерях…

И вот однажды счастье улыбнулось старому холостяку и пьянице Прохорову. Как-то раз, году в 2005, дядя Витя дежурил в старой части складов, куда раньше никогда не попадал. Каково же было его удивление, когда в одном из подземных хранилищ, пыльных и запущенных, он набрел на несколько ящиков взрывчатки, неизвестно кем и когда привезенных и, о чудо! почему-то не вписанных в реестр! Взрывчатка была и одновременно с этим официально ее не существовало!

Около года понадобилось дяде Вите, чтобы осторожно выйти на первого покупателя. Чем больше количество, тем выше вероятность, что тебя убьют и тем дольше срок, который ты можешь огрести. Дядя Витя крепко помнил эту максиму и продавал свой товар минимальными порциями, надолго залегая на дно после каждой сделки.

В начале 2010 года, когда после смены дядя Витя задумчиво тянул водку в одном из низкопошибных кафе Коломны, к нему подошел симпатичный светлый парень, типичный русский человек и назвал пароль. Так познакомились дядя Витя и Алеша, в целях конспирации представившийся Валерием.

*********

…Через полчаса, выпив 250, прапорщик был уже крепко пьян. Лицо его покраснело, движения стали медленными, неловкими. Чувствовалось, что дяде Вите пора на покой.

— Плесни еще, Валер! — попросил прапорщик, икая.

— А может хватит, дядь Вить? — осторожно спросил Алеша. — Ведь тебе ночью на смену!

— Да не ссы! — беспечно махнул рукой прапорщик. — Впервой что ли? Я к десяти буду как огурчик! Ты деньги принес? — вдруг спохватился алкоголик.

— А как же, дядь Вить? — удивился "Валера". — Вот они, а в машине еще 9 бутылок, как и договаривались. Хоть до утра бухайте! — и Алеша с готовностью протянул прапорщику конверт.

Дядя Витя заплетающимися пальцами пересчитал деньги и засунул в карман. Тут он видимо что-то вспомнил и лицо его сделалось озабоченным.

— Слушай, Валера, должен предупредить — у тебя еще месяц. Если хочешь, могу продать оставшиеся 25 килограмм. Сразу, оптом. Потом лавочка закрывается!

— Это что за новости? — встревожился Алеша. — Почему ты раньше меня не предупредил? Может я бы сегодня взял не четыре кило, а десять?

— Слушай, парень! — пригорюнился вдруг дядя Витя и лицо его сморщилось от огорчения, сделавшись похожим на длинную усохшую урючину: — На днях прошла инфа — через месяц склад ликвидируют. Нет, не власти — начальство. Те, кто больше всего воровал. Ведь пятнадцать лет воруют, представляешь? Будет поджог, на него все и спишут.

— Дядя Витя! — от волнения Алеша привстал с травы. — Так там же на 20 миллиардов рублей боевой техники! Как так подожгут?

— А вот так и подожгут, — сплюнул прапорщик. — Половины товара давным-давно уж и нет. Да что половины? Небось почти все путное и своровали, остались лишь какие-то бракованные самолеты да противогазы времен первой мировой войны. Ты чего — не знаешь, что каждый год под Москвой горят торфяники? Вот на них и спишут. Вначале подожгут лес и торф поблизости, а через пару дней и сам склад. Все сгорит, ничего не останется, за этим уж есть кому проследить. Нас, убогих, тоже предупредили, чтобы не рыпались и не лезли на рожон. Понял? Так что если хочешь, приезжай через три недели, не раньше, привози деньги, попытаюсь тебе вытащить последние 25 кило. Но уж будет не до конспирации. Думай!

Новость явно ошеломила Алексея. Было видно, что он на самом деле встревожен и пытается понять — откуда срочно достать такую большую сумму?

Прапорщик тем временем выпил еще пятьдесят и поднялся.

— Ладно, Валер, иду спать. Вечером, как и договорились, подвозишь остальную водку к боковому входу. Взрывчатку передам ночью, когда охрана напьется и не будет соображать. Лады?

— Лады! — ответил Алексей и хлопнул по руке прапорщика. Тот еще раз икнул и нетвердой походкой отправился через лес домой — отсыпаться.

Филька, внимательно слушавшая этот разговор, теперь поняла: значит пикник — прикрытие? Какой умный все-таки хозяин Леша! Как жаль, что не все по жизни такие, как он!

*********

После ухода дяди Вити из палатки тут же вылезли Сашка и Вик. Оказывается они совсем не спали, а просто соблюдали конспирацию — не хотели, чтобы прапорщик их увидел. Подошел и Макс. Друзья долго и тихо совещались — Фильке стало неинтересно и она снова спустилась к воде. У берега кошка увидела странную цилиндрическую сетку из металла, опущенную в воду. В сетке плавало несколько небольших рыбин. Оказывается, Макс совсем не терял время, пока Алеша поил дядю Витю.

Совещание закончилось. Ребята снова купались, а затем (Филька опять испугалась) занялись ножевым боем. Дрались деревянными, но несмотря на это очень остро отточенными тяжелыми ножами — прыгали, скакали, махали руками, делали выпады, и раны тоже были! Алеша слегка порезал Сашку, а Макс пару раз больно кольнул ножом Вика, у которого слева на животе даже выступили капельки крови. "Что за жуткие забавы у людей?" — возмутилась про себя Филька, но вовремя вспомнила историю своего спасения и Рахима, собиравшегося перерезать ей горло и ошпарить в котелке с кипящей водой…

Ужинали скромно — остатками шашлыка и печеной на огне рыбой. Около десяти вечера Алеша и Макс оделись и направились к машине.

— Чтоб сидела тихо и слушалась ребят, поняла, кошка? — строго предупредил Фильку Алексей.

— Мяу! — коротко ответила Филька, — мол все понимаю, не подведу!

— Ну, ни пуха, ребята! — тихо напутствовали соратников Сашка и Вик.

— К черту!

"Москвич", глухо урча мотором, скрылся в лесу.

На всякий случай достали ополовиненную дядей Витей бутылку водки и поставили меж собой. Изображали туристов, мирно греющихся у костра, но Филька сразу заметила, что на поясах у ребят появились ножны — в любой момент парни были готовы вступить в бой.

Несмотря на то, что короткая летняя ночь была тепла, Фильку бил озноб. Она пододвинулась совсем близко к костру и лежала, внимательно прислушиваясь — не появится ли наконец долгожданный шум двигателя "москвича"?

Ребята тоже волновались. Тихо переговариваясь, они то поглядывали на лес, то на приготовленные мобильники. Получив взрывчатку, Алексей должен был сразу же отзвониться.

Полтретьего ночи наконец-то запиликала мобила Сашки. Он мигом схватил трубку.

— Да? Окей, ждем!

Парни встали и бесшумно скрылись в лесу. "Предосторожность! — поняла Филька. — Наверное боятся, что Алешу с Максом могли поймать, расколоть и сейчас к костру вместо взрывчатки подъедет штук пятьдесят ментов с автоматами! Молодцы парни, что спрятались!"

Минут через десять послышался гул автомобиля. Филька тоже отошла от костра и на всякий случай залегла в траве — а вдруг подстрелят?

Машина выбралась на лужайку. Дверцы открылись и изнутри вылезли живые и здоровые Алеша и Макс! Филька с радостным мяуканьем бросилась к хозяину. Из-за деревьев выступили тенями Сашка и Вик. Алеша передал им тугие тяжелые свертки и они снова исчезли в чащобе. До отъезда взрывчатке лучше было полежать в тайнике подальше от палатки, дабы ее не нашли менты, которые в любой момент могли свалиться как снег на голову московским "туристам".

Через пять минут четверо боевиков уже сидели у костра и грели чай.

— Ну как? — нетерпеливо спросил Вик. Он был самым юным из собравшихся и появился в боевой ячейке всего полгода назад.

— Эх…, - Алеша сплюнул в костер и безнадежно махнул рукой. — Бухают! Сволочи! Ты понимаешь — это же последняя сволочь, а не охрана! Да что ж это за люди, готовые мать родную продать за водку! А что тут говорить о долге, о родине…Хотя, распустились они сейчас явно с подачи начальников, те-то знают, что складу осталось совсем немного, вот и смотрят сквозь пальцы на нарушения. Уроды! А сколько еще таких складов по России? И на сколько миллиардов с них украдено? Недаром минимум пару раз в год читаешь в газетах про тот или другой взорвавшийся или сгоревший дотла склад боеприпасов или вооружения. Да, вот так горят и взрываются. Миллионы снарядов, мин, тол, автоматы, ракеты… Всех бы к чертям перестрелял. Сволочи! Сво-ло-чи!

Парни молча смотрели в огонь, слушая командира. И по выражению их лиц Филька понимала, что тот страшный путь, который выбрал каждый из них, наверное единственно правильный. Раз государству на все наплевать, должны же откуда-нибудь появиться санитары общества, борцы за его очищение от гнили и падали? Можно ли назвать человеком существо, которое вместо того чтобы учиться, работать, готово при первом же позыве голода убить и тут же сварить кошку? Может ли разумный человек упиваться в зюзю на дежурстве, когда на складе у него тысячи автоматов, ракеты, патроны?

Вздохнул, парни допили чай и легли спать. Филька пристроилась на груди Алеши и почти тут же заснула — слишком беспокойным выдался этот день…

*********

Утром развели костер, пили чай и ели бутерброды с колбасой. Затем Алеша и Макс с удочками двинулись к берегу, а Сашка и Вик легли загорать.

Филька беспокойно приблизилась к хозяину.

— Мяу! Почему мы не возвращаемся домой? А если пропажу нашли? Или дядя Витя проболтался? — попыталась спросить Алешу кошка. Тот глянул на Фильку и как будто все понял. Засмеялся, подозвал к себе и стал гладить, объясняя.

— Понимаешь, в принципе мы могли бы уехать домой еще ночью, сразу же по получении взрывчатки. Только есть одно "но" — на выезде из города расположена точка ДПС. Ночью машин на дорогах мало, да и любому гаишнику покажется странной набитая людьми тачка, выезжающая из города в три часа ночи. Кроме того, ночью в выходные во многих местах дежурят передвижные патрули. А уж у въезда в Москву нас точно бы остановили, хотя бы ради того, чтобы проверить документы. Поэтому приходится ждать воскресной "волны" — с обеда в столицу начнут возвращаться десятки тысяч автомобилей дачников. Тут же образуются пробки, не обойдется и без ДТП, поэтому ментам будет не до проверки какого-то старого москвича, в котором, сразу видно, едут простые русские парни, а не какие-нибудь заросшие черной щетиной "звери".

…Все вышло именно так, как объяснил Фильке Алексей.

Около часу дня взрывчатку погрузили в багажник, прикрыли ветошью, сверху накидали рюкзаки, удочки, садок для рыбы, саму пойманную рыбу в прозрачном полиэтиленовом пакете. Аккуратно потушили костер, залили на всякий случай угли водой и присыпали землей. Сели и поехали.

До столицы добирались почти четыре часа. Уже за Коломной поток машин сделался плотным, а последние километры перед МКАД автомобили ползли со скоростью черепахи.

Взрывчатку Макс благополучно довез до своего гаража, где спрятал ее в тайнике, так что смело можно было сказать, что выходные и в самом деле прошли приятно и с пользой.

*********

"…Эх, кошка, ты наверное очень удивишься, если узнаешь, что спасли мы тебя совсем случайно…, - Алексей лежал на кровати и смотрел в полглаза телевизор. Филька пристроилась справа от хозяина, положив ему лапу на грудь.

— С соратниками по боевой ячейке мы стараемся каждую неделю выезжать куда-нибудь подальше за Москву — там мы тренируемся, отрабатывая приемы боя на ножах, дубинках, проводим занятия по выживаю в экстремальных условиях, устраиваем изнурительные кроссы по пересеченной местности, читаем и обсуждаем патриотические книги, да и просто стараемся отдохнуть.

Бункер, в котором ты жила, в начале мая совсем случайно попался на глаза Сашке. Я тебе кажется упоминал о том, что состою в Историческом кружке при МГУ. Там мы с Сашкой и познакомились. Во время Великой Отечественной под Дмитровом, да и вообще под Москвой, шли кровопролитнейшие бои. Погибли десятки тысяч солдат, как наших, так и фашистских. Одной из задач кружка является поиск останков бойцов и неизвестных доселе захоронений погибших. И не имеет значения, кто они были — наши или немцы. Каждый человек должен быть похоронен по-человечески. И семья каждого убитого имеет право знать, где находится его могила…

Сашка сам не московский — с Икши. Любит историю. Со школьных лет бродит по лесам. О нем как-то даже в газете написали: "Юный историк и следопыт Александр Новиков нашел в районе Яхромы неизвестную братскую могилу советских воинов, геройски погибших в битве за Москву. "

Увидев бункер, Сашка спустился внутрь и осмотрел его. К счастью, никого в тот момент в помещении не было, бомжи находились в городе. Вернувшись в столицу, Сашка рассказал нам о своей находке и предложил как-нибудь наведаться туда всем вместе — посмотреть, что и как? Но прошел еще месяц, прежде чем нам удалось туда выбраться — дела, дела, дела… И учиться надо, и тренироваться, и на хлеб как-то зарабатывать…

…Мы тогда долго стояли у окошка и за вами наблюдали. Думали плюнуть и уйти — черт с ним, с бункером, черт с ними, с бомжами…Но тут поганый старик (Филька при этих словах вздрогнула, вспоминая Вась-Вась) предложил тебя съесть, схватил и понес к котелку. Ну, тут уж мы не стерпели, а дальше сама знаешь…

…Мы, кошка, называемся "Северные братья". Мы террористы-революционеры, такие же как существовавшая на заре ХХ века боевая организация эсеров. В отличие от легальных партий мы не признаем ныне существующей государственной власти. Наша цель — борьба с нею. Не мирная, путем выборов, а военная — террором.

Посмотри, во что превратилась Россия!

За последние двадцать лет она лишилась всех своих союзников из числа независимых государств, потеряла все свои военные базы за рубежом, ее безвольные и продажные властители одним росчерком пера разрушили империю, отказавшись в одночасье от четырнадцати республик и их русского населения, в большинстве своем затем изгнанного, ограбленного или уничтоженного.

За двадцать лет — две войны с чеченцами, благополучно проигранные. Полное ограбление населения в начале 90-х, затем дефолт 1998-го, постоянная инфляция, экономический кризис 2008-го, непрекращающийся и по сей день.

Согласно статистике, каждый седьмой житель России живет за чертой бедности. 80 % всех денег крутится в Москве, но стоит отъехать хотя бы на сотню километров в сторону, чтобы увидеть, как нище живут простые люди. Зарплаты в 8-12 тысяч, пенсии в 5–6 тысяч рублей! Разве это нормально? При том, что по числу миллиардеров и миллионеров мы вдруг оказываемся на одном из первых мест в мире! Расслоение между бедными и богатыми в России нарастает с каждым годом…

Нет, и бедным можно жить. И голодным тоже. Но нельзя жить несвободным. В неволе. А именно в неволю загоняют нас с таким упорством власти. Страна, где свободное выражение мнения запрещено, где каждый выражающий несогласие с политикой правящей партии считается врагом и подлежит репрессиям и наказанию, не может иметь будущего. И у России в том состоянии, в котором она сейчас находится, будущего нет. Такими темпами еще через двадцать лет Россия окончательно развалится и исчезнет с карты мира. Появятся Калининградская республика в составе ЕС, Московское царство, Сибирская и Дальневосточная республики, множество мусульманских эмиратов и княжеств, которые начнут кровопролитную борьбу как между собой, так и против остатков цивилизованной России.

Мы, "Северные братья", не можем этого допустить!

Поэтому нашей целью является захват власти, суд над преступной кликой, правящей в стране, и построение нового, сильного, свободного и справедливого государства, главной движущей силой которого станут русские люди. Так было раньше. И так будет снова!

Мы не приемлем слова "россиянин", которое с таким упорством пытается навязать нам нынешняя власть. Общим термином "россияне" можно называть граждан нашего государства, когда они находятся за границей. Внутри страны "россиян" нет. Есть русские, татары, буряты, марийцы, калмыки и многие-многие другие национальности. Кстати, недаром в Российской Федерации столько национальных республик с собственной властью, президентами, парламентом и другими органами управления. Каждый народ имеет право на свою национальную идентичность и мы ни в коем случае не покушаемся на нее, если данный народ живет по цивилизованным законам и не нарушает права других народов.

"Русский" для нас, "Северных братьев", не является термином, обозначающим превосходство нашего народа над остальными. Нет! Русский, в том государстве, которое мы создадим, будет "первым среди равных" — потому что нашими союзниками мы видим все честные народы нашей страны. Мы живем много сотен лет вместе с татарами, марийцами, бурятами, алтайцами, народами Сибири, башкирами, якутами. Несмотря на многие черные страницы нашей совместной истории, мы научились жить и ладить друг с другом. Мы ищем не точки раздора и противоречия между нами. Наша цель — поиск общего блага и взаимовыгоды. С татарами, башкирами, бурятами у нас один враг — воры и преступники, взяточники и мошенники, находящиеся ныне у власти в России. И еще один общий недруг у нас есть — республики русского Кавказа, отказывающиеся жить по законам цивилизации и считающие нас единственно добычей, дойной коровой и рабами, а не людьми. Вот кого надо уничтожать и в этой борьбе все мы, жители нормальной России, должны быть вместе…

Знаешь, если задуматься и быть абсолютно честным, приходишь к выводу, что даже не кавказцы или другие нелегальные или легальные мигранты виноваты. Виноваты свои, русские чиновники, допустившие их, имеющих собственные республики, к нам — на территорию исторической Руси. В одной только Москве за последние 20 лет мусульманское население увеличилось до 2 миллионов, при общем населении 10 миллионов. Причем, это не наши братья-татары, а именно кавказцы и таджики. Кто и почему допустил это? Ведь не секрет, что в столице уже образовались целые инородные анклавы, чье население недружественно относится к русским.

Так вот — сделали это наши, русские, такие как мы с тобой. Только мы с тобой честные и соблюдаем законы, а эти русские считают единственным законом себя и продаются направо и налево каждому, кто им заплатит. Именно против них, продажных чиновников и ментов, в первую очередь борются "Северные братья"…

Мне, кошка, двадцать два года. За свою жизнь я убил 11 человек. Только последнего из них, того бомжа с ножом, может быть зря. Погорячился. Ведь не бомжи наша цель. Глупо размениваться по таким мелочам…

…Два года назад жила в Сокольниках русская девочка Валя. Ей было 16 лет. В их классе учился чеченец Ваха. Валя ему очень нравилась и он за ней ухаживал. Девочка относилась к парню ровно и вступать с ним в серьезные отношения не собиралась. И все же однажды согласилась зайти к Вахе в гости. Тот обманул ее, сказав, что дома у него сейчас тусят парни и девушки из их класса. Валя пришла, но никого из знакомых в квартире не оказалось — только Ваха и его друг Руслан. Они изнасиловали девушку во все отверстия, избили, вынесли на улицу и бросили в парке через дорогу. На следующее утро беспредельщиков арестовали и привезли в одно из управлений милиции. А через несколько часов перед управлением было не протолкнуться от чеченских машин. Прибыли адвокаты, подъехали руководители землячества, депутат парламента. Начальнику управления позвонили сверху и, угрожая неприятностями, приказали преступников выпустить. Не буду утруждать тебя подробностями, но дело так и не завели и суда не было. Обошлось это в 300 тысяч долларов.

У Вахи была сестра, младше его на пару лет. Однажды мать Вали встретила ее на улице и спросила: А если бы тебя так изнасиловали? Что бы ты сделала?

На это сестренка Вахи ответила: "Чеченскую девушку никогда никто изнасиловать не посмеет. Потому что за нее встанет весь род и прольется кровь. Насилуют таких русских блядей как твоя дочь, потому что ни одной честной чеченской девушке и в голову не придет согласиться посетить без родителей или сопровождающих дом юноши или мужчины. Только русская блядь способна на это. Она знает, что ее ожидает и не имеет ничего против."

Валентина, выйдя из больницы, покончила жизнь самоубийством, а мать ее сошла с ума.

Понимаешь, кошка, никто не защитил девушку. Ни власти, ни менты, ни прокуратура — никто из тех, кому мы, граждане этого государства, делегировали права нас оборонять. И тогда за дело взялись мы, "Северные братья".

Это я собрал килограммовое взрывное устройство, которое мы ночью прицепили под днище "мерседеса" отца Вахи. Мы долго следили за ними и знали, что в воскресенье они как всегда все вместе поедут на рынок.

Взрыв разнес машину на кусочки. Погибли все — и отец, и мать, и насильник Ваха, и его наглая 14-летняя сестра. Рассматривая на следующий день фотографии с места взрыва, выложенные в Интернет, я впервые почувствовал, что сделал полезное дело для своей страны.

Через несколько дней соратники из другой боевой ячейки зарезали Руслана прямо перед подъездом его дома…

…У Киевского вокзала многие годы тусуются таджикские цыгане, промышляющие наркотой. Их босс, Мамед, пристроил к делу даже свою 11-летнюю дочь. Она курсирует между секретным складом, где хранится и расфасовывается наркота и вокзалом — там она, под негласной охраной нескольких "торпед" продает героин наркоманам. По закону девочка слишком мала, чтобы быть привлеченной к ответственности. Да и кто ее привлечет, когда папа Мамед исправно платит вокзальным ментам за крышу…

Как-то раз один из наших остановил девочку и спросил: "А ты знаешь, что от героина, который ты лично продаешь, умирают десятки людей? Сотни и сотни раззоряются, продавая все свое имущество, становятся ворами, преступниками, заболевают, сходят с ума? "

— А мне какое дело? — ответила цыганская девочка Заза. — Никто не заставляет их покупать мой героин. Хотят умирать, ну так пусть умирают.

Спустя пару дней после этого разговора мы с соратниками ворвались на склад Мамеда. Мы забили до смерти дубинками и его, и Зазу, а затем набили им рты порошком героина…

…На Северо-Западе в одном из управлений милиции работал некий подполковник. При сравнительно скромной зарплате ему удалось купить трехкомнатную квартиру в элитном новострое, а разъезжал он на спортивном "порше" последней модели. Официально считалось, что все это куплено на деньги его жены — успешной бизнес-вумен. Правда, однако, заключалась в том, что подполковник крышевал множество фирм в своем районе, а тех, кто отказывался платить — сживал со свету. Вначале наезжал на них с проверками, потом в карманах жертв находили или патрон или героин и сажали в тюрьму…Трех бизнесменов, отказавшихся передать свой бизнес, люди подполковника вывезли в лес, застрелили и закопали.

Мы с Виком и Максом взорвали подполковника вместе с его любимым "порше". Таким, как он, пощады от "Северных братьев" никогда не будет!

Нет, кошка, ты не думай, что мы убиваем людей просто так — не доказав их преступления.

Деяния любого человек, которого мы берем на мушку, исследуются и проверяются самым тщательным образом. И лишь затем, и только в случаях, если человек связан с убийствами или с исключительно крупным воровством и беспределом, мы выносим смертный приговор. После его исполнения другая группа соратников осторожно запускает в Интернет — на форумах, в Живом Журнале, Фейсбуке, материалы, связанные с деятельностью ликвидированного. Народ должен знать, за что мы казним преступников.

Мы, кошка, реалисты. Поэтому мы никогда не совершим теракта против президента и премьера. И дело не в том, что к ним не подобраться. Просто убивать их глупо. Для народа, благодаря СМИ, это иконы. Народ не поймет, если мы лишим его их. К тому же, самое правильное — судить этих людей честным судом тогда, когда мы придем к власти.

"Северные братья" сосредотачивают свою деятельность на ликвидации преступников категорией пониже — тех, кого люди может наблюдать не только по телевизору, а и встретить в реальной жизни. Зная, кто они, и что они вытворяют, народ с полным удовлетворением встречает их смерть.

Мне, кошка, очень смешно наблюдать по телевизору митинги так называемой "оппозиции". В России ее почти нет. Если, к примеру, завтра состоятся выборы, оппозиционеры вряд ли наберут даже пять процентов голосов. Но не это важно — люди должны иметь право свободно выражать свои взгляды и свое несогласие с властью. Но как оппозиционеры борются за свои права? Суди сама — каждый месяц в Москве т. н. "несогласные" пытаются проводить митинги. На них приходит человек 50-100. Против митингующих власти бросают тысячи, да, тысячи! ментов и омоновцев. "Несогласных" избивают и увозят в тюрьму. И так многие годы. Это что ли борьба? Нет, кошка, это мазохизм! Если бы я был "несогласным", после пары избиений и посадок, я бы в следующий раз подложил бы взрывпакет туда, где примерно будут стоять менты. И взорвал бы их. Или купил бы калаш и принялся их расстреливать с крыши в момент, когда они начнут бить беззащитных митингующих. Пока менты не осознают, что их деятельность против народа преступна и за нее последует обязательное наказание, ничего не изменится. Надо выискивать адреса зверствующих ментов, выслеживать их и убивать. Только тогда власти могут одуматься, ослабить путы и жить в стране станет чуть свободнее. И не только ментов, гнобящих "несогласных", следует убивать.

Прежде всего, следует организовать террор против всех сотрудников ФСБ, занимающихся оппозицией. Каждого такого ублюдка следует убить и выложить информацию о нем и его деятельности в Интернет. ФСБ не имеет права указывать гражданам, какие у них должны быть мысли. Мы, если бы были оппозицией, объявили бы охоту на всех сотрудников спецслужб, которые звонят активистам оппозиционных партий и предупреждают их не выходить на антиправительственные митинги. ФСБ должно ловить шпионов, а не "несогласных". В противном случае, гэбье ставит себя вне закона и подлежит уничтожению. Никакого подчинения ФСБ, если эта организация суется во внутреннюю политику государства — смерть преступникам в погонах — вот наш лозунг!

Ты наверное задаешься вопросом — куда пойдут те четыре килограмма взрывчатки, что мы привезли из Коломны? Хе-хе, кошка, не будем торопить события. Намекну лишь, что достанутся они ОДНОМУ человеку…

Да, я знаю, что всех нас скорее всего поймают и убьют. Но я сам выбрал этот путь и мои соратники выбрали его. Мы помним Халтурина, Гриневицкого, Сазонова, Каляева. Мы лишь продолжители их дела во имя России и светлого, справедливого будущего нашего народа…"

Филька с восторгом слушала Алешу и трепетно прижималась к его сильной груди. "Как хорошо, что я встретила тебя, мой добрый и справедливый хозяин!" — думала кошка и ее глаза мерцали ласковым желтым светом…

*********

…Всю неделю Алеша где-то пропадал. Из дома он уходил рано, не забыв однако покормить Фильку. Возвращался поздно вечером — усталый, голодный, задумчивый. На немой вопрос кошки "Ну как?" отвечал: "Все в порядке, не боись!", но Филька чувствовала, как внутренне напряжен хозяин. Теперь Алеша никуда не выходил без ножа, даже спал, положив его под подушку. Вечерами он долго не мог заснуть, вставал, пил воду, опять ложился…

В пятницу Алеша вернулся домой в час ночи — "Ну вот и все, кошка. Ждем утра!"

В четыре тридцать тихо пискнул мобильник. Алексей мигом поднялся с кровати, умылся и стал собираться. Фильке сделалось жутко: "А если он уйдет и больше никогда не вернется? — подумалось кошке. — Бедный хозяин! Несчастная я! — С жалобным мяуканьем Филька принялась кружить вокруг ног хозяина: — Останься, Алеша! Не уходи! Я так боюсь тебя потерять!"

— Ну что ты разволновалась? — Алексей нагнулся над Филькой, поднял ее с пола и прижал к груди. — Все будет хорошо! К обеду я вернусь!

Тихо закрылась дверь и кошка осталась в одиночестве…

*********

…Как приятно чаевничать с хозяином!

Вот он, добрый, сильный, с такой открытой и обворожительной улыбкой, сидит на стуле, попивая из любимой кружки с чертиками ароматный зеленый чай!

А какого страху натерпелась Филька еще неделю назад? Даже смешно теперь вспоминать! Зато как хорошо все устроилось!

Отгремели прощальные салюты над могилой губернатора области Бориса Сомова, взорванного, если верить прессе, "мафией, недовольной политикой и решениями погибшего в сфере распределения подмосковной земли…".

В 30 тысяч долларов обошелся губернаторский гроб, а засунули в него, тьфу! жалкую кучу ошметков, ничем не напоминающую человека. Не шутка ведь — 4 килограмма тротила!

Одна за другой появляются на сайтах неудобные статьи, связанные с деятельностью трагически погибшего губернатора. Как ни пытаются власти замять журналистические расследования, все чаще и чаще называется в СМИ сумма в 30 миллиардов рублей, миллиард долларов — во столько примерно нанесен государству ущерб при махинациях правительства области с подмосковными угодьями…

А на следующий день после гибели Сомова опять новости! Да какие!

По окончании встречи с активистами некоего прокремлевского молодежного движения посредь бела дня был застрелен снайпером сам Владислав Сушков — замглавы Администрации Президента, идеолог как раз тех самых пропрезидентских молодежных движений, "крыша" чеченской диаспоры в столице и куратор второго по значимости и стоимости в стране после Олимпийской деревни в Сочи проекта по попилу бабла — инно-нано-города Склоково, который обойдется стране по первоначальным данным в 6–7 миллиардов долларов…

Отличные новости! Как не радоваться? Счастлив хозяин, счастлива и Филька — преданно смотрит она на Алешу желтыми глазами и время от времени облизывает усы — прихорашивается…

— Понимаешь, кошка, наши люди изучали маршруты губернатора много месяцев. У него была супербронированная машина и непробиваемая охрана. Не подступиться. Маршруты следования кортежа тоже всегда были разные. Однако два раза в неделю — во вторник и пятницу — губернатор обязательно ездил утром плавать в бассейн, что находится неподалеку от въезда в Москву в частном спортивном центре, губернатор-то тоже жил за городом…От стоянки машин до входа в комплекс надо пройти пешком метров десять. Это асфальтовая дорожка с хилыми кустиками по обе стороны. Справа от нее, метрах в трех, стояла древняя чугунная прямоугольная урна. Мы долго мотались по Москве и пригородам, пока не нашли такую же. В гараже Макса мы разобрали ее и приделали новые фальшивые тонкие стенки, приклеив к нем бруски взрывчатки. Вначале мы хотели усилить поражающую силу взрыва парочкой килограммов металлической дребедени — подшипниками и гвоздями, но каждый раз прямо перед приездом губернатора урну проверяли, поэтому пришлось оставить ее пустой. Сложнее всего было подменить ту урну у дорожки нашей, фальшивой. Но ничего, как видишь справились. В результате взрыва вместе с губернатором погибло еще 6 человек охраны. К счастью, ни один случайный прохожий или посетитель бассейна не пострадал…

Алеша улыбается и отпивает глоток чаю. Филька смотрит на него и тоже улыбается.

Вдруг внимание ее привлекает…нет…не шум…не звук…нет-нет…какое-то невидимое, неясное колебание…нет-нет…предчувствие колебания? Тревоги? Опасности?

Кошка спрыгивает со стула, бежит по коридору и останавливается у входной двери.

Там за дверью…кто-то есть!

Тревога кошки передается Алексею. Отставив кружку, хозяин молниеносно кидается в комнату и выдерживает из-под кровати старый обшарпанный чемодан.

Несколько секунд спустя в руках у него оказывается короткое, со спиленным, удивительно широким дулом ружье. Алексей заряжает его толстыми самодельными патронами с картечью и бросается в коридор.

Губы его шевелятся, но Алексей не испуган, нет, он собран и готов.

— Под кровать! — доносится до Фильки шепот хозяина. — Кошка! Мигом под кровать! Прячься. Это они пришли. Прячься, кошка! Прощай!

Алексей расставляет ноги и встает поотдаль — напротив двери. Толстодулый обрез в его руках не дрожит.

Филька в ужасе кидается в комнату и забирается под кровать.

Они за дверью. Они не звонят.

Бах!

Взрывом дверь срывает с петель.

Бабах! — тут же стреляет Алексей.

Чей-то вопль и молниеносное та-та-та-та-та в ответ.

Алексея отшвыривает назад.

Громкий и уже безжизненный стук тела об пол.

В коридор врываются люди в диковинных шлемах. Они на кухне, в комнате, в ванной.

Спустя несколько мгновений чья-то злая рука в перчатке выволакивает из-под кровати оглушенную Фильку, дико сверкающую глазами.

Прямо напротив Фильки стоит человек с камерой. Он снимает кошку.

Филька шипит, выворачивается и пытается царапнуть за руку человека, который ее держит.

— Смотри-ка, еще одна террористка! — довольно посмеивается человек с камерой.

— Куда ее, товарищ майор? — спрашивает "черная рука".

— Да брось ты ее, пусть съебывает нахуй! — отвечает майор.

"Черная рука" пускает Фильку. Кошка падает, на нетвердых лапах бежит в коридор.

Милый, добрый хозяин!!! Что они с тобой сделали?!

Остекленевшие глаза Алеши мертво смотрят в потолок. На животе и груди его расплываются кровью многочисленные отверстия от пуль.

Филька с ужасом и болью смотрит на любимого доблестного богатыря.

— А ну пошла, сука! Вон отсюда! — чей-то ботинок злобно бьет Фильку под хвост и кошка обезумев вылетает на лестничную площадку…

 

Глава одиннадцатая

Магомед

…С утра прихватило ногу. Значит опять погода меняется. Чертов город Москва!

Чертова Русня!

Магомед долго сидел на кровати, массируя левую икру. Потом встал и сильно прихрамывая направился в туалет. Охая, помочился, и звучно перднул несколько раз. Хорошо!

Тут же вспомнился массажный салон, в который он заглядывал на прошлой неделе. Магомед любил массаж, да и хромая нога — память о 1995-ом — требовала постоянного ухода. Девка-массажистка была русской — бойкая красавица-блондинка с косою до жопы. Магомед улегся на лежанку, а под конец сеанса, когда девка, уже порядком уставшая, склонилась над его задницей, с наслаждением выпустил газы прямо ей в лицо. То-то было крику и слез! Нет, с мусульманками или разными там тайландками Магомед никогда подобных вольностей себе не позволял, только с русскими. Бляди грех не перднуть в рожу, пусть, сука, знает, с кем имеет дело! Так-то…

Помолившись и напившись чаю, Магомед оделся, рассовал по карманам пистолет, нож, мобилу и деньги и вышел на улицу. Предстоял долгий рабочий день.

Через пять минут подержаная бээмвешка Магомеда уже разворачивалась на стоянке напротив принадлежащего ему павильона. Торговали, как всегда в этот час, бойко. Перед окошком раздачи, терпеливо дожидаясь своей очереди, стояло человек пять. Ебаные русские алкаши! Ну где это видано — пить пиво перед работой, в восемь утра? Магомед покачал головой и сплюнул на асфальт. Душу продадут, чертовы гяуры, за банку "Балтики"!

Обогнув павильон, Магомед повозился с ключами, открыл неприметную дверцу в высокой глухой ограде и оказался на заднем дворе. Сильно тянуло запахом жареной картошки. Из павильона, будто почувствовав чужое присутствие, высунулся Ванька.

— Доброе утро, Магомед Ибрагимович! — почтительно поприветствовал шефа паренек.

Магомед кивнул и прошествовал внутрь. Хозяйским взглядом окинул помещение.

У окошечка рассчитывался с покупателем племянник Ваха. Заслышав шаги, Ваха обернулся и его смышленное лицо озарилось радостной улыбкой. "Какой молодой еще, не умеет прятать чувства", — ворчливо подумал Магомед, но тут же прогнал эти мысли. Племянника он любил и баловал. Полгода назад, когда сестра Магомеда, жившая в Грозном, позвонила и попросила взять старшего сына в Москву под свое крыло, Магомед, забросив все дела, уже на следующий день отбыл на родину за 17-летним Вахой. Вначале он поселил племянника дома, а неделю спустя торжественно вручил ему ключи от съемной однушки, оплату которой взял на себя.

…Обняв племянника, Магомед похлопал его по спине и первым делом спросил:

— Матери звонил? Как они?

— Спасибо, дядя, хорошо. Передают вам привет. Достраивают дом, ждут вас на новоселье в августе, — ответил Ваха.

Магомед гордо кивнул головой. Дом семье сестры строился на его деньги. А и кому как не ему, брату, заботиться о сестре — вдове с тремя детьми? "Подарю парню на день рождения бээмвуху, новую, — окончательно решил Магомед. — Мужчине нельзя без машины, нет…".

— Магомед Ибрагимыч! — вывел из задумчивости голос Ваньки.

— Ну что тебе? — обернулся Магомед.

— Водка кончилась, Магомед Ибрагимыч, — испуганно зашмыгал носом паренек.

— Ты почему, козел, только сейчас мне об этом говоришь? — рассердился Магомед.

— Вчера в одиннадцать подошел клиент, взял последние две бутылки. Мне неудобно было беспокоить вас так поздно! — принялся оправдываться Ванька.

Водкой торговали нелегально, из-под полы, продавая ее в основном в розлив только проверенным клиентам.

— Ты мне смотри, Ванька, чтоб такое было в последний раз! — рыкнул Магомед. — Вот оштрафую тебя на тысячу долларов за пропущенную выгоду, тогда узнаешь!

— Ну Магомед Ибрагимыч! — губы у Ваньки тряслись, он еле сдерживал слезы.

— Ладно, Ванька, на первый раз прощаю! — смилостливился Магомед. — Но учти, второго раза не будет!

Еще сильнее запахло жареным. Ванька охнул и бросился к фритюрнику.

— Ты мне, гад, еще попробуй картошку сжечь! Убью! — пригрозил Магомед и снова вышел во дворик. Сплюнув, достал сигареты и закурил. Позвонил по мобиле насчет водки. Открыл дверцу склада, служащего ему одновременно и офисом, и прошел внутрь. Сел и начал перелистывать бумаги. Задумался. Вытащил пистолет, вынул обойму, выщелкнул из нее все патроны и внимательно их осмотрел. Сегодня таджики обещали три килограмма дури, а в таких ситуациях оружие должно быть безотказным, впрочем, как и всегда…

Нет, неужели вы думаете, что владелец павильона по продаже шаурмы, пива, соков и нелегальной водки в розлив Магомед существовал единственно на доходы от шаурмы, пива, соков и нелегальной водки в розлив? Да не смешите…

На самом деле 30-летний хромоногий, небритый Магомед был главным по продаже дури в районе. К твердым наркотикам подступиться пока что не удавалось, слишком серьезные и уважаемые люди руководили здесь этим прибыльным бизнесом. Но Магомед не унывал. Доходы росли медленно, но верно, а это самое главное — постоянная, гарантированная прибыль…

Да, пять лет назад все начиналось именно с шаурмы, но (Магомед это чувствовал) скоро уже можно будет подарить пропахший картошкой и печеным некачественным куриным мясом павильон племяннику, а самому заняться целиком и полностью торговлей марихуаной и гашишем — дешевыми и приятными наркотиками, чей поток в столицу непрерывен благодаря пронырливой и упорной армии таджикских гастарбайтеров. А сегодня вообще будет славный день! Впервые для пробы ему позволили взять кроме дури маленькую партию героина…

Все, хватит думать, пора ехать по делам…

*********

Гав! Гав! Гав!

Все ближе и ближе.

Четыре тени, петляя, несутся по ночной улице. Впереди маленькая. Остальные, три, большие и неотвратимые — сзади.

Гав! Гав! Гав! Мы — твоя смерть, и ничто тебя не спасет, неразумная кошка, осмелившаяся выйти на дороги Москвы…

Филька мчится, но понимает, что больше ей не выдержать. Настигают. Настигают бродячие беспощадные псы. Зачем ей нужно было выбегать из подъезда после убийства Леши? Ведь могла, могла спрятаться, схорониться до утра где-нибудь на спокойных и темных этажах высокого алешиного дома. Поздно теперь рассуждать. Пришел конец…

Дорога из темноты ведет к тускло освещенному пятачку, на котором стоит павильон. Забор. К нему! Быстрее! Впереди шоссе. Изредка проносятся ревущие автомобили. Кошка собирает последние силы и мчится вперед. Лучше уж мгновенная смерть под колесами, чем жадные до крови собачьи клыки.

Слепящие фары. Визг тормозов. Филька проскакивает мимо скрипящего от натуги четырехколесного чудовища. Однако и собаки не останавливаются! Следом! Следом! Следом!

Машина! У павильона машина! На нее! Наверх!

Филька взлетает на капот автомобиля. На его крышу. А оттуда, взметнувшись, летит на крышу павильона.

Вперед по крыше! Вперед!

Но крыша, спасительная и казалось бы такая необъятная, вдруг кончается.

Филька не может затормозить и срывается вниз. В темноту.

Невысоко!

Бежим дальше!

И тут кошка со всего размаху ударяется в стену.

Больно!

Как больно!

Но, о чудо! Это же двор, огороженный со всех сторон! И собакам сюда не добраться!

Стучит отбойным молотком маленькое, испуганное кошачье сердце.

Неужели спаслась?

Спаслась!

Только нету больше Алеши. Погиб любимый хозяин…

*********

— Эй! Кто здесь? — из распахнувшейся двери на двор вышел человек. В руке его Филька увидела пистолет. Тут же запахло чем-то странным, сладковатым, одуряющим. Аромат вместе с волнами дыма выползал из двери, откуда появился незнакомец.

— Мяу! — испуганно подала голос кошка.

Человек вгляделся в темноту и рассмеялся.

— О? Кошка! А я-то думал…А ну иди сюда!

Тон незнакомца не понравился Фильке, она отпрыгнула в угол и зашипела.

— Ого? Какие мы смелые! — мужчина спрятал пистолет и прихрамывая подошел к кошке. — А по морде не хочешь, русская тварь?

Филька изготовилась к бою, решив продать свою жизнь подороже и, когда мужчина нагнулся над ней, протянув вперед руку, со всей силы вцепилась в нее зубами и лапами.

— Ай! Сука! Шейтан! — взвизгнул гортанным голосом мужчина, взмахнул рукой, сбрасывая с нее кошку и отскочил назад. Рука его моментально покрылась полосами крови, которая принялась капать на землю.

Мужчина попробовал пальцем кровь, полизал ее и почему-то снова рассмеялся.

— Так бы и объяснила сразу, — вдруг уважительно обратился незнакомец к Фильке, — что ты не русская! Черная, гибкая, злая, бросаешься даже на тех, кто сильнее тебя — ну какая ты русская? Русские так себя не ведут. Они не такие!

Филька от удивления аж села на землю. "Он что — ненормальный? — подумала кошка. — Ну какая же я не русская, раз я родилась, воспиталась и живу на этой земле, и хозяева у меня русские? И никаких языков кроме русского никогда не знала?"

Тут, в тон с мыслями Фильки, мужчина вдруг выстрелил в нее короткой фразой на непонятном языке. Подождал. Потом сказал что-то еще. В ответ Филька собралась, снова изготовилась к бою и зашипела.

— Ахаха! — не обращая внимания на струящуюся кровь, мужчина хлопнул себя руками по бедрам и засмеялся еще сильнее. "Пьяный он что ли? Или психованный? — начала беспокоиться кошка. — Хотя нет, на психа вроде не похож…".

Мужчина отсмеялся и полез в карман куртки. Достал оттуда портсигар, закурил и по двору поплыл тот самый странный дым, так непохожий на сигаретный.

— Ты совсем как мы, чеченцы! — довольно произнес незнакомец и от этих слов шерсть на спинке Фильки встала дыбом. "Вот и попала!" — мелькнула коротенькая мысль…

Тут открылась задняя дверь металлического павильона и оттуда выглянула черная, коротко стриженная голова. Последовала встревоженная фраза на чеченском, которую само собой Филька не поняла. На всякий случай она снова угрожающе зашипела и опять курящий незнакомец засмеялся, показав рукой на Фильку. Голова кивнула и скрылась.

— Сейчас будешь есть! — успокоил незнакомец. — Это Ваха, племянник. Он даст тебе поесть курицы. А меня зовут Магомед. Я здешний хозяин. Я тебя оставляю, будешь жить во дворе, стеречь хозяйство. А назову я тебя Алмас. Это у нас, у чеченцев, такие злые духи, которые живут в лесах. Поняла, Алмас?

"А вот хуй тебе! — подумала Филька, вспомнив одно из любимых выражений ныне покойного Вась-Вась. — Никакая я тебе не Алмас. В жопу себе ее засунь!"

Демонстративно игнорируя Магомеда, кошка поднялась и проследовала в самый дальний и темный угол двора.

…Полчаса спустя чечены закрыли павильон и ушли, о чем-то оживленно переговариваясь на своем языке. Перед тем как закрыть дверь, Магомед вспомнил о кошке, повернулся и коротко погрозил ей пальцем. В ответ Филька огрызнулась из темноты злым "Мяу! Дурак!" Магомед не понял и глумливо захохотал.

Куриное мясо, политое странным пахучим соусом, Филька есть не стала, хотя от голода сводило живот. Не обращая внимания на аппетитную тарелку, кошка принялась рыскать по дворику в поисках какой-нибудь дыры, через которую можно было бы вылезти наружу. Увы, дыры не оказалось. Трехметровая металлическая стена, окружавшая двор, тихо потрескивала, отдавая ночи накопленное за день тепло.

Минут через двадцать, отчаявшись, Филька прекратила поиски. "Лягу-ка я лучше спать, — решила кошка. — Завтра тоже день. Вот завтра и буду думать, как отсюда вырваться. Ну и попала я — из огня да в полымя, как любила говорить бабушка…".

Приняв это решение, Филька выбрала местечко потеплей у стены павильона, свернулась калачиком и уснула.

Так началась ее жизнь в чеченском плену…

*********

"…Бедные москвичи! Бедные, глупые и наивные москвичи! — с жалостью думала Филька, в очередной раз наблюдая за Ванькой, кидающим дурно пахнущие куриные тушки в огромный чан для маринования. — Если бы они только знали, какое мясо едят!"

Насвистывая веселый мотивчик, Ванька заливал тушки уксусом и еще какой-то дрянью. Запах уксуса резко бил в ноздри, Ванька морщился, крутил головой, сплевывал прямо в чан и снова начинал свистеть. Приехав в Москву из голодной владимирской деревеньки Ванька был небрезглив. Он с удовольствием лопал и шаурму из несвежего мяса, и салат, приготовленный из не особо чистых или вообще немытых овощей. "Я, кошка, никогда еще столько не ел, сколько у Магомет Ибрагимыча!" — довольным голосом, отрыгиваясь, любил он объяснять Фильке, по-быстрому дергая сигарету во дворе в короткие минуты отдыха.

Филька молча вздыхала и тоже ела. Чуткое обоняние кошки с отвращением улавливало противный душок, который не могли отбить ни уксус, ни приправы…

Сам хозяин, как и Ваха, от шаурмы воротил нос. Днем они вообще почти ничего не ели. Лишь изредка Ваха брал кусочек лепешки, доставал из холодильника заранее припасенный сыр или брынзу, долго и тщательно отмывал под струей воды помидор. Мясо — баранину или говядину, чечены покупали только на рынке и готовили дома.

— Ванька, ну что ты копаешься, клиенты! — донесся из павильона гортанный голос Вахи.

— Тьфу ты, ирод черножопый! — тихо ругнулся Ванька, вынимая руки из чана. — Попробовал бы сам эту падаль замариновать, так не, нос воротишь, западло тебе…, - и сменив тон, громко откликнулся: Бегу, Ваха, бегу!

Филька отскочила от двери, чтоб ненароком не зашибло, и грустно улеглась в стороне. Четвертые сутки длился ее плен. И убежать никак не удавалось.

Сколько ни мяукала стоя у двери на улицу кошка, предупрежденные Магомедом работники отказывались ее выпустить.

— Брысь, дура! Ты счастья своего не знаешь! — орал на кошку Ванька, а Ваха и другие сменщики, тоже смуглые молодые парни, но непонятно какой национальности, вообще не обращали на нее внимания.

— Сиди-сиди, Алмас! — противно ухмыляясь, говорил кошке Магомед. В течение дня к нему часто приходили по делам то чеченцы, то русские. Предварительно уточнив, кто за дверью, Магомед открывал ее и впускал гостей, бдительно наблюдая за Филькой. Когда в первый раз она попыталась прорваться наружу, чеченец стремительным движением залепил ей правой, здоровой ногой по морде. Филька отлетела к стене и долго потом отлеживалась в полубеспамятстве, удивляясь, как только не оторвалась у нее голова.

С непривычной и некачественной пищи кошку каждый день несло. Вначале она металась по двору, выискивая укромное место, где бы справить нужду, но на третий раз, собрав всю свою ненависть и отчаянье, Филька опорожнилась жидкой струей прямо под дверь склада, где в это время сидел, закрывшись, Магомед. "Может убьет и это будет к лучшему, — подумала несчастная пленница. — А может рассердится и выкинет меня наружу, на улицу?

Открыв дверь и, чуть не наступив на вонючую желтую лужу, Магомед озверел и долго с криками на своем языке гонялся за кошкой по двору.

— Пристрелю, сука! — наконец сказал он запыхавшись. Потом дернул головой и рассмеялся. — Нееее, Алмас, слишком это для тебя легкая смерть. Сри, сволочь, Ванька все за тобой уберет. Я тебя сломаю, будешь у меня как настоящий русский раб по струночке ходить, тварь! Эй, Ванька, бери тряпку! Иди вымой за этой паскудой!

И Ванька выбегал из павильона, матерился и, сквозь слезы, старательно отмывал плиты двора. Гигиеной он не заморачивался и рук потом не мыл. "А ну ее, эту гигиену, мы привыкшие! — объяснял он Фильке. — Ты дрищешь каждый день, а вот я сколько уж этой шаурмы переел и ничегошеньки мне нет. У нас, деревенских, желудки луженые!"

Такая вот началась невеселая жизнь.

А вечерами…

Может только вечерами и становилось полегче. Из-под двери офиса-склада начинало тянуть сладковатым дымком, а спустя некоторое время оттуда появлялся и сам Магомед. Он вытаскивал из офиса стул, садился на дворе и начинал разговаривать с кошкой. От нечего делать приходилось слушать. И было, что послушать…

*********

"…Вот ты наверное думаешь, Алмас, что я плохой. Шипишь, руку мне ободрала, насрала под дверь как последнему гаду. А давай-ка разложим все по полочкам и разберемся, хочешь?

Посуди сама. В мире должен быть порядок. Сильный человек руководит слабыми, они подчиняются ему и работают на него. Он их хозяин. Кормит, поит, дает кров над головой.

Вот ты — кто-нибудь заставлял тебя залезть ко мне во двор? А? Значит ты собак испугалась, да? Поэтому типа попросила защиты, да? И что это значит? А значит это то, что сама ты в жизни справиться со своими проблемами не можешь. Я тебе дал дом, я тебя кормлю, я тебя защищаю. Кто я тогда? Твой хозяин. Выпусти тебя на улицу, тебя тут же собаки и съедят. И зачем тогда уходить? Сиди здесь, кушай, ходи туда-сюда, не рыпайся. Что я скажу, то и должна делать, понятно?

Вот хочу рассказать тебе одну историю, про мою жизнь.

Я сам родился в селе, пять тысяч человек в нем жило, богатое село. Наша республика тогда стала независимой. Свободная республика Ичкерия. Зажили мы вновь по законам предков, тысячелетним законам, а не по лживой и фальшивой конституции русни.

У нас что главнее и важнее всего в жизни? Род. Один человек ничто. Его может обидеть или убить каждый. Но ты не можешь безнаказанно обидеть род. Если ты обижаешь одного человека из рода, ты обижаешь весь род. И весь род вступится за своего и пойдет до конца, если надо и насмерть. Ты знаешь, что у нас женщины спокойно могут ходить по улицам и никому и в голову не придет задирать девушку или не дай Бог ее изнасиловать? Знаешь почему? Это смерть. Если ты это сделаешь, ни тебе, ни твоим родственникам, ни твоим детям, ни внукам не будет жизни. Будет война. Десять лет. Пятьдесят лет. Сто! Пока всех их не убьют. Вот поэтому у нас порядок. И уважение. Слово "честь" не пустое слово. Это кровавое слово. Все его знают и понимают. На том и крепится наша жизнь. На уважении. На чести. У русских такого нет. У них человек — ничто. Любой может обидеть его или убить. Если сильней. Ну посадят убийцу и что? Можно ли жить спокойно, когда знаешь, что убийцы твоего брата, сына, племянницы, двоюродной сестры, деда, живы? И их родственники живы?

Но русня терпит. Терпит какие-то партии, государство, которое наезжает на каждого и творит над ним беспредел. Русский человек — раб и трус! Сколько сот лет они были крепостными? И молились на своего батюшку-царя? Много! Русскому человеку нужен господин. Они без этого не могут. Нет, если честно, и среди русских есть сильные и смелые. Ну может один на тысячу. А у нас в Чечне, Алмас, каждый мужчина воин и господин. Поэтому мы всех сильней, хоть нас и мало, всего-то два миллиона. Если один чеченец кликнет клич — на него тут же отзовется сто человек. Двести. Тысяча человек отзовется. Вот поэтому нас все боятся. А у русских этого нет.

Знаешь, у нас в селе раньше почти в каждом доме были русские рабы. О, сколько их наши позабирали в 91-ом! Тысячи! Сажали в подвалы, заковывали в цепи. О, Алмас! Если б ты видела их! Как они вначале кричали, упрашивали, чтобы мы их отпустили…

Конечно если у человека были в России богатые родственники, наши с ними связывались, объявляли выкуп…Ну а у кого родственников или денег не было — так и сгнили в подвалах.

Потом уже наши очень хорошую торговлю наладили русскими. Воровали их и в Ставрополье, и в Кабарде, даже из самой Русни привозили. Рабы и дома строили, и грядки пололи, и камни таскали. Были и такие, что пытались бежать, но куда из Чечни бежишь? Если всюду свои, братья? Мы таким беглецам в наказанье резали поджилки. Знай свое место, раб, и не смей о свободе и думать!

Конечно власти Русни обо всем знали. И? Ты думаешь они хоть что-нибудь для своих русских сделали? А-ха-ха-ха! Плевать им было на всех. Ну а если наплевать, значит мы и дальше будем людей воровать. И воровали.

А уж сколько поездов русских наши ограбили! Сколько азербайджанской нефти было украдено из нефтепровода, что идет из Баку в Новороссийск! И ничего! Русские опять молчали. Даже наоборот — постоянно перечисляли в Чечню средства из бюджета. Миллиарды!

А затем наступил 1994 год. Страшный год. Тогда одни чеченцы пошли против других. Представляешь? Братья убивали братьев! Гражданская война. А кто ее развязал? Та же поганая русня. Они тогда подговорили Гантамирова и Лабазанова свергнуть Джохара. Первого нашего президента. Светлая ему память, Алмас!

Видя, что предателям не удается победить Джохара, Русня вторглась в очередной раз на нашу землю. Бомбили, обстреливали из пушек, запускали ракеты, уничтожали села и города. Весь наш народ тогда поднялся против врага — старики, женщины, дети, мужчины — все до одного.

Ты думаешь у нас не было оружия? О, Алмас!

Уходя из Чечни в 1991-92 гг. русские оставили нам все военные запасы, находившиеся к тому времени на нашей территории — орудия, ракеты, десятки тысяч автоматов, миллионы патронов. Этим оружием мы и встретили врага…

А враг, если честно, был в большинстве случаев совсем смешной — парнишки-новобранцы 18–19 лет отроду. Мы их сотнями брали в плен. Вначале даже отпускали домой под честное слово — так они плакали и просили. Но потом, когда русские танки стали методично разрушать наши дома, а снаряды — разрывать в куски целые семьи — вот тогда, Алмас, кончилась пощада. И наши стали резать пленным русским головы…

Да, мне тогда было 14 лет. Отца убили в первые дни войны и я остался единственным мужчиной в доме. Старшие братья ушли воевать.

Однажды они привели в село человек десять пленных из русни — избитых, в крови. Пленных подвели к двум разрушенным русской артиллерией домам. Из семей, кто там жил, уцелели лишь старики — один дед и его жена. Двадцать человек их родственников — дети, внуки, погибли.

Командир тогда сказал:

— Видите, русские, что вы наделали! Никто вас сюда не звал. Вы пришли не с миром, а с войной в наш край и убили тысячи наших братьев и сестер. Какое вам за это полагается наказание, ну?

Русские молчали. Они все уже поняли. Один из парней затрясся и заплакал.

Тогда командир вытащил два ножа и вручил их старику и его жене со словами: "Судите! Пусть им воздастся по справедливости!"

И старик со старухой стали перерезать пленным глотки. Не пощадили никого.

Все село сбежалось посмотреть на казнь и каждый был готов, если старик со старухой не справятся, помочь им в этом благородном и справедливом деле. Но они справились. Мы, мальчишки, тоже стояли и смотрели.

Потом, когда на земле осталось лежать десять трупов с окровавленными шеями, командир поблагодарил стариков, взял у них обратно ножи и подошел к телу того самого солдата, плакавшего. Командир встал на корточки и ловко отрезал трусу голову.

— Нате, играйте ею в футбол! — крикнул он весело и бросил голову нам.

И мы, преодолев первую, случайную тошноту, стали футболять голову вместо мяча. Ты знаешь, Алмас, какое это невероятное ощущение — играть в футбол головой своего врага!

После этого я почувствовал себя по-настоящему взрослым. Я взял автомат и стал бойцом. Нет, в отряды меня не брали, слишком мал был ростом. Но я охранял деревню, ходил в дозоры и тоже убивал русских. В пятнадцать лет я самостоятельно отрезал голову врагу и с тех пор, пока воевал, так и делал — убивал и отрезал головы.

…Эх, Алмас…какое это было время! Героическое, жестокое и кровавое…

В конце-концов мы разгромили врага и прогнали его домой, но чего это стоило нашему народу…Десятки тысяч убитых, сотни тысяч раненных, исчезнувшие с лица земли села и города…

Мой дом тоже разрушили. Мы дрались до последнего, все село. Погибли братья, мать, дедушка Магомед, в чью честь меня назвали, бабушка Айзан, две тети…

Осколком мне вырвало кусок мяса из ноги, а один кирпич из обвалившейся от удара снаряда стены упал мне на голову…

Нет, как видишь, я уцелел. Меня потом долго выхаживали, многие-многие месяцы. Те, кто остался вживых. Братья-мусульмане из многих стран мира присылали нам, чеченам, деньги, на борьбу с неверными. Благодаря этим средствам меня, как и многих других пострадавших бойцов, переправили лечиться в Турцию. Турецкие врачи сделали чудо и спасли мне ногу, начинавшую уже загнивать. Хромота, инвалидность, останутся до конца моих дней, но я горжусь ею и если бы мне предложили вернуть время назад и изменить свою судьбу, я снова бы взял автомат и вошел с ним в тот день в родной дом, чтобы вместе с семьей встретить смерть…

Да, Алмас, мы прогнали русских. И на земле предков, нашей земле, воцарился мир.

Хотя…какой это был мир…

Президент Джохар погиб. Он был единственным человеком, который мог объединить страну в кулак, даже несмотря на то, что некоторые командиры ему не подчинялись. Люди верили Джохару, как никому наверное не верили со времен великого имама Шамиля. У нового президента Масхадова не было и десятой доли тех ума и воли, какими обладал Джохар…

Страна, наша великая и несчастная Ичкерия зажила многовластьем. Сильные кланы воровали нефть, производили наркотики, фальшивые доллары по арабским матрицам. Мелкие занялись торговлей, бизнесом, похищали людей из соседних республик, угоняли машины. У каждого командира был свой отряд и своя территория, которая ему подчинялась. Командиры ненавидели друг друга и были готовы в любой момент наброситься на противника, чтобы отнять у него землю и власть…

Парадоксально, но Москва, как и вся Россия, остались для нас открытыми, и многие тысячи чеченцев уехали туда искать свое место под солнцем — крышевать, отнимать бизнес у русских коммерсантов, внедряться в игорный, гостиничный и строительный бизнес…

Я остался на Родине. В селе делать было нечего и я решил перебраться в Грозный. Торговал помаленьку, женился, задумал строить дом. В Шали с мужем и детьми жила старшая сестра…

А затем пришел 99-й год и безумец Басаев, решивший, что ему тесно в Чечне, напал на Дагестан. В те годы занесенный арабами ваххабизм уже набрал силу — Басаеву думал, что за несколько дней овладеет Дагестаном, за ним подымутся и остальные мусульмане и начнется джихад — священная война против русских, которую победоносно завершит строительство Кавказского халифата. Но, как ты знаешь, ничего из этого не вышло…

Когда русские вновь вторглись на нашу землю, мне ничего другого не оставалось как взять автомат. Во время одной из бомбежек погибла жена — Зора. Ей было семнадцать лет и она к тому времени шесть месяцев носила под сердцем нашего ребенка. Я так и не узнал, кто у меня мог быть — дочка или сын…

Начался штурм Грозного. Район за районом, дом за домом, квартира за квартирой. Мы отступали, но никому и в голову не пришла мысль сдаться.

…17 января 2000 года на улице Коперника мы бросились в отчаянную контратаку — грудь в грудь против поганой русни. Именно тогда от нашего огня погиб заместитель командующего русской группировки "Север" генерал-лейтенант Малофеев…

…Я шел на смерть, но она вновь обошла меня стороной, оставив на память три раны — в правое плечо, ногу и грудь. Товарищи, те, кто уцелел, вынесли меня с поля боя, а затем, даже не знаю как, переправили из осажденного Грозного вначале в деревню, а потом в Грузию. И вновь врачи вылечили меня…

И опять моя Родина оказалась под сапогом оккупанта. К счастью ненадолго. В конце-концов русские устали воевать и объявили, что "победа осталась за ними" и "конституционная целостность страны восстановлена". Дураки! Кого они хотели обмануть? Только своих — русских. Потому что ни один из нас, чеченцев, в это не поверил. Мы знали, что победители — мы! Иначе как объяснить то, что очень скоро русские вывели свои войска из республики и назначили ее главой уважаемого чеченца муфтия Кадырова. Постепенно чеченская власть вновь установилась во всей Ичкерии. Но это уже другая история, Алмас…

Я прожил в Грузии год. Затем была амнистия и я вернулся на Родину. Грозного не существовало. Единственным близким мне человеком, кто уцелел, оказалась старшая сестра. Ее мужа убило в боях под Шали, но он продолжил свой род, оставив троих детей, все — мальчики! Видишь Ваху? Это старший. Очень примерный сын. Из него вырастет настоящий мужчина. Как и из любого юноши-чеченца.

Дальние родственники, еще в начале 90-х осевшие в Москве, пригласили меня к себе. Они тут держат рынок, прямо за нами. Очень почтенные люди — в обе войны отправляли в Чечню часть дохода, чтобы нас поддерживать. Мне помогли вначале с павильоном, а потом и с наркотой. Видишь курю травку? Иначе все тело болит.

Иногда, когда я вдыхаю блаженный дым, я вижу рай. А знаю, что когда умру, попаду туда. И когда я предстану перед Аллахом, рядом я увижу и дедушку Магомеда, и бабушку Айзан, и родителей, и братьев, и сестер, и мою незабвенную Зору. Рядом с ней, я знаю, будет стоять наш сын…или дочь? Аллах всемилостив и всеблаг. Я полностью покоряю себя его воле и знаю, что он не оставит меня. Слава Аллаху, Великому и Всемогучему!

Я сказал."

Докуренная сигарета с марихуаной потухла и Магомед слабой рукой бросил ее на плитки двора. Голова его откинулась назад и глаза сделались совсем бессмысленными. Из приоткрывшегося рта чеченца медленно капала слюна. Так он просидел долго, до самого заката солнца, а небо над Москвой играло палитрой цветов, из нежно синего становясь багровым, серовато-красным, лиловым, пока наконец на землю не опустился мрак.

Он поглотил и отрубившегося чечена, и молчаливо лежащую на плитах двора Фильку…

*********

Прошла неделя и вновь наступило воскресенье.

С утра на смену вышли два смуглых парня, чьих имен Филька так и не смогла запомнить. Покурив, парни принялись за работу — первый занялся сменой маленького газового баллона под горелкой, на которой жарили картошку, а второй, что-то зло бормоча на своем языке, раскочегаривал гриль, с брезгливостью тыкая пальцем в гигантский шампур с оставшимся со вчерашнего дня мясом. Спустя двадцать минут над двором вновь потянуло опостылевшим запахом обильно сдобренной приправами несвежей курятины. Зазвякали бутылки пива — это пошли первые клиенты.

Филька лежала на дворе, грустно уставившись в мисочку с водой, которую по приказу Магомеда ей меняли два раза в день.

"Неужели мне придется остаться здесь до скончанья дней? — размышляла кошка. — Трехметровая стена, вонючее мясо, неряшливый Ванька и преступник-рабовладелец Магомед? Каждый день? Может это и есть ад? Тот про который говорят люди. Некоторые ведь считают, что настоящий ад как раз находится на земле, только мы этого не понимаем…".

Через пару часов невеселые размышления кошки прервал один из "поваров", вышедший покурить.

— Ну что, Алмас, грустишь? — спросил он по-русски гортанным голосом.

Кошка не ответила. Парень почему-то вдруг хихикнул и склонился над пленницей. Та ловко отпрыгнула и зашипела.

— Да не шипи, дура! Я тебе наоборот хочу хорошее сказать, — опять хихикнул парень.

Филька удивилась и заинтересовалась.

— Мяу?

— Вот! Я же говорил, что ты все понимаешь! И Магомед то же самое о тебе думает! — утвердительно покачал сигаретой кавказец. — Так вот, слушай. После обеда, когда хозяин приедет сюда с несколькими парнями, ты загляни к нему в окошко офиса или лучше вообще проберись внутрь, хе-хе…, - непонятно почему парень в восторге замахал руками.

— Мяу?

— Да-да, то самое мяу. Загляни. Увидишь спектакль. Нет, поучительный спектакль. Даже нет, не спектакль, а суд. Настоящий суд. Над крысой. Ты же кошка — знаешь, что надо делать с крысами, да?

Интонации парня показались Фильке подозрительными и она мелкими шажками отодвинулась от него еще подальше. Парень загоготал и потушил сигарету.

— Не забудь, Алмас! Посмотри на крысу! — и он длинно выругался на своем непонятном языке. В ответ Филька зашипела и убежала в самый дальний угол двора.

"Что они такое затеяли? — забеспокоилась кошка. — Какая такая крыса? Ведь люди не едят крыс! Даже бомжи их не ловили на суп, а эти? Ничего не понимаю!"

И в то же время Фильке сделалось жуть как интересно. "Спектакль? Суд? Никогда на суде не присутствовала. Прав парень, надо будет попытаться проскочить в офис Магомеда," — и кошка уселась на солнышке в ожидании интригующего действа.

…В два часа дня послышались голоса, заскрипела дверь и во двор вошел Магомед. За ним следовало двое здоровенных кавказцев, держащих под руки худого, костлявого парня-блондина в теплой, не по лету, куртке. Лицо у парня было испуганное, в капельках пота.

Магомед открыл офис-склад и вошел внутрь. Троица проследовала за ним. Последний входящий, кавказец, замешкался, закрывая дверь и Филька сунулась вперед мимо его ног. Кавказец ругнулся, но кошку пропустил, накрепко задвинув засов. Филька присела и затаилась у двери. "Что же это будет за спектакль? — живот кошки аж заболел от волнения. — И где крыса?"

Тем временем Магомед удобно расположился в кресле. Худой блондин и кавказцы остались стоять.

Магомед закурил, глубоко и с наслаждением втягивая дым, и спросил с укором:

— Что, Вадик? Опять воруешь?

— Магомед Ибрагимыч! — возмущение блондина было настолько искренним, что даже Филька на секунду купилась. Однако не Магомед.

— Слушай, дорогой, — тихо, но с явной угрозой повторил чеченец: — Я же предупреждал тебя, что это первая наша операция с порошком и его нельзя бодяжить! Он и так уже был разбавлен до нужной пропорции! Слышишь ты, тварь!

— Господом Богом клянусь, — худой задергался и принялся истово бить себя маленьким кулачком в грудь, — Магомед Ибрагимыч! Не первый же год я под вами! И чтобы обманывать?

— Молчать, крыса! — взорвался наконец Магомед. — Мне клиенты звонили, жаловались! Мне, Магомеду, которого все знают, что если я гарантирую, то слово мое крепче стали! Крыса паскудная, наркоман! Ты что думал, что накрысятничаешь, ограбишь хозяина и все тебе сойдет с рук? Сука! Думаешь, я не знаю, почему ты в куртке? Прячешь руки, чтобы не видно было следов уколов? Раньше ты воровал помаленьку мою траву, а теперь ты воруешь героин? Ты знаешь, сколько мне пришлось заплатить людям, которых я подвел, обещая качественный товар? Знаешь, тварь, крыса продажная, русская?

Вадик в испуге дернулся, но кавказцы, стоявшие сзади, крепко схватили его за руки.

— Вот ты сейчас получишь, ублюдок! — прошипел Магомед, выскакивая из-за стола. Хромая, он подскочил к Вадику и со всей силы врезал ему кулаком в живот. Вадик согнулся, повиснув на руках своих стражей и потерял сознание.

— Вяжите руки крысе! — приказал чеченец. Его подручные ловко скрутили запястья Вадика грубыми веревками, которые видимо заранее приготовил и припрятал в офисе Магомед.

— Снимайте с него штаны! Кладите крысу на стол руками вперед! — продолжал командовать Магомед. Он обошел стол, схватил руки Вадика, вытянул их по столешнице и крепко сжал в своих железных запястьях. — Мурат! Навались на него, не давай дергаться! Дени! И ты снимай штаны, порви этой гнусной крысе задницу так, чтоб навеки помнил, что Магомеда, хозяина, обманывать нельзя! Только прежде возьми вон с той полки тряпку и забей ему в мерзкую пасть, чтобы не орал!

Ухмыляющийся огромный Дени исполнил приказ Магомеда и, старательно скомкав тряпку, плотно вбил ее в рот уже пришедшему в сознание Вадику, который дико крутил глазами и пытался вырваться из рук мучителей.

Филька в своем темном углу вскочила и шаг за шагом придвинулась ближе. Ей было одновременно и страшно и любопытно. Вспомнился Рахим, ебущий в задницу Жульку. "Неужели и мужчины между собой тоже этим занимаются?" — ошеломленно подумала кошка.

— Ай, красавчик! Только отчего это попа у тебя такая худая? И бедра узкие? Ай, дорогой, сейчас станешь моей милой девочкой! — глумливо приговаривал Дени, освобождаясь от джинсов и трусов. Филька ужаснулась, увидев, как восстает между ног кавказца огромная толстая обрезанная колбасина. "Нет, у него гораздо больше, чем у Рахима, — отметила Филька. — Неужели он засунет ее сейчас всю бедному Вадику в зад?"

Так оно и произошло.

— Ха! — крикнул Дени, раздвигая беснующиеся и беспомощные худющие ягодицы "крысы", затем он плюнул между ними, плюнул себе на член, увлажняя его и опять с тем же "Ха!" со всей силы вдвинул его в зад Вадику.

И началось…

Филька явно почувствовала, как воздух вокруг исполнился тяжелыми клубами ярости и мужской похоти. Магомед и Мурат еле сдерживали беснующегося в их руках от боли и унижения Вадика, и в то же время их глаза с непонятным интересом, одобрением и…вожделением? проводили каждое движение огромного члена Дени, как паровой молот врезавшегося в несчастную плоть проворовавшегося дилера.

Лицо Вадика приобрело фиолетовый оттенок. Из глаз лились слезы, он пытался биться головой об стол, но ничего не получалось, потому что голова ударялась в его собственные вытянутые руки, которые крепко сжимал Магомед. Со своего места Филька видела, как потекла толчками из заднего отверстия Вадика кровь, капая на пол и расползаясь там ленивыми липкими каплями. Смешные, худые ноги жертвы приподнимались, пытаясь ударить по заднице палача Дени, но ничего не получалось и они опадали вновь.

Минуты через четыре Дени затрясся, заорал и со всей силой прильнул, прилип, врезался в несчастое тело Вадика. Кавказцы заулыбались и одобрительно заохали. Дени вытащил свой член из задницы "крысы" и заругался — опадающая на глазах дубина вся была испачкана кровью и калом жертвы.

— Туда, туда, Дени! Иди вымойся, орел! — замахал руками Магомед, показывая в сторону закутка, где находились туалет и душ. Тон у него был ласковый и довольный.

Вадик лежал на столе и сотрясался в рыданиях.

— А ты слушай, крыса! — голос Магомеда снова стал злым. — На тебе штраф за воровство — пять тысяч баксов. Срок — месяц. Счетчик я тебе включаю по самой божеской цене, учитывая наше давнее сотрудничество — три процента в день. Попытаешься сбежать или обмануть, а еще хуже — ментам настучишь — убью! По кускам буду резать, сволочь! — подкрепляя свои слова, Магомед вытащил из кармана штанов нож-выкидуху и щелкнул кнопкой, освобождая лезвие. Чеченец свирепо поводил им перед глазами Вадика, а затем разрезал путы на его руках. — Вставай, крыса! Подмоешься после Дени и вали отсюда искать деньг…

…и тут зазвонила мобила Магомеда…

…Автоматически положив выкидуху на стол, Магомед полез за ней, посмотрел на номер, включил…

…нахмурился…

…заговорил по-чеченски, яростно убеждая в чем-то своего собеседника…

С бешеным криком, как был, без штанов и с окровавленной задницей, Вадик схватил выкидуху и, вложив в рывок все силы, попытался через стол ударить лезвием Магомеда в лицо!

Охнул от неожиданности Мурат. Подпрыгнула в коридоре Филька.

Но только не Магомед. Реакция бойца не подвела его и вновь благосклонный Аллах отвел от чеченца смерть.

Скорее всего его спас именно крик жертвы. Если бы не он, Магомед не смог бы инстинктивно откачнуться на стуле от налетающего лезвия. С руганью отбросив мобилу, чеченец, вскочил и улучив момент перехватил руку Вадика, продолжавшего пытаться тыкать ножом через стол в своего мучителя.

Сзади на Вадика уже налетел Мурат. Он сгреб его в охапку своими мощными руками, а Магомед, вырвав из руки жертвы нож, тут же ударил им дилера в глаз.

Вадик вскрикнул и схватился за лицо.

— Неси его в комнату с баком для маринада. Быстро! — заорал Магомед, размахивая руками.

Мурат в миг отволок барахтающегося, с окровавленным лицом Вадика в подсобку. За ним, прихрамывая ковылял чеченец. В подсобке он наклонил Вадика над баком, в котором обычно отмачивали курятину, ныне пустым, схватил его левой рукой за редкие русые волосы, задрал голову и отточенным метким движением ножа перерезаел ему горло.

— Вых! Вот и все! Кончилась крыса! — с удовлетворением произнес палач, отбрасывая нож в сторону.

Из ванной комнаты выбежал, застегивая штаны, Дени.

— Что? Что такое? — гигант никак не мог справиться с ширинкой и судорожно дергал ее то вверх, то вниз.

— Кончили крысу! Тварь поганую! — ответил Магомед, устало привалившись к стенке. — Сейчас засуньте ее в бак, вечером, как будем закрывать, приедете на микробусе и заберете его. Захватите каких нибудь больших полиэтиленовых мешков для трупа, а кровь из него сейчас вся вытечет, не страшно, не испачкаетесь, — добавил чеченец.

Троица вернулась в офил и закурила.

— Не бойтесь, сюда никто не сунется, всем, кому надо, платим. Главное, не засыпьтесь, пока будете везти его в лес!

Докурив, Мурат и Дени быстро ретировались, а Магомед накрыл крышкой тело в баке и закрыл на ключ подсобку. Краем глаза чеченец заметил, как черная продолговатая тень выскакивает из офиса. Магомед мигнул и задумался. "Нет, вроде показалось, — решил он и достал из холодильника бутылку виски. — Выпью-ка я сейчас сотку, подотру кровь и говно с пола, а потом посплю до вечера — самое мудрое дело!" — решил убийца и лицо его расплылось в улыбке.

*********

Ек-ек-ек! Ек-ек-ек! Ек-ек-ек!

Бедное кошкино сердечко! Как оно только не разорвалось от страха! Стучит, бешено заходится маленькое сердечко! Забившись в угол двора и накрыв лапками голову, стонет от ужаса несчастная Филька.

Смерть. Всюду смерть. Неужели это и есть настоящая, реальная жизнь? Та, что кипит в больших городах. А наверное и в малых, только не видима она тем, кто живет, не выходя за черту квартиры…

К четырем часам, когда на смену заступили Ванька с Вахой, кошка чуть-чуть успокоилась.

Ванька сунулся было к складу, но Ваха, предупрежденный по телефону Магомедом, перехватил парня за руку.

— Не надо туда. Дядя не в настроении. Сегодня на склад не ходи! — произнес Ваха.

— Так это, мне ж курятину надо мариновать! — удивился Ванька. — Из чего ж мы завтра будет готовить шаурму?

— Не надо туда! — веско повторил Ваха. — Курятину сменщики дома замаринуют, хотят попробовать новый маринад.

— Но…, - заикнулся было глупый Ванька, и опять Ваха одним движением руки прервал его. — Тебе сказано, на склад не соваться! Там товар. В комнате с чаном. Вечером увезут. Понял?

— А-а-а, — успокоился Ванька. — Так бы сразу и сказал. Ясно, вопросов нет. Пошли работать, что ли? О! — Ванька вдруг заметил стоящий у ограды пустой газовый баллон. — Молодцы! Баллон сменили! Только что ж они его на солнце оставили? Непорядок! — и хозяйственный парень отодвинул баллон в сторону, в тень…

…Филька так и пролежала до конца дня в углу, не осмеливаясь выбраться на двор. Ни пить хотелось, ни есть. И в душе пустота. Даже страх исчез. Одна тоска и безнадега…

Часам к девяти вечера дверь офиса открылась и наружу вышел опухший ото сна Магомед. Глаза у него были красные, а изо рта тянуло спиртным выхлопом. Видимо не сотку, а гораздо больше выпил чеченец…

Магомед вынес на воздух стул, уселся и закурил. Глаза его обвели двор.

— Эй, Алмас, — требовательно позвал убийца. Филька не обратила на крик никакого внимания. "Пусть подходит и убивает, — подумала она. — После всего, что я видела, мне уже все равно…".

Но Магомед был настроен благодушно и убивать не собирался. Докурив сигарету, обычную, не с травой, он почесал живот, поднялся и скрылся в офисе. Вернулся чеченец через пару минут, держа в руках ополовиненную бутылку виски и стакан. Налив себе грамм сорок, он опрокинул их одним махом, по-русски, и покрутил головой. А затем тихо рассмеялся.

— Алмас! Иди сюда, будем говорить. Не бойся, не трону. Я же знаю, что ты сегодня была в офисе и все видела. Ведь правда? И ты никому ничего не скажешь, а, Алмас? — чеченец захихикал и погрозил кошке пальцем. — Ну иди сюда, мне скучно и я хочу поговорить!

Вздохнув (пусть будет, что будет!), Филька встала и медленно приблизилась к чечену. Уселась напротив, метра в двух от его стула и уставилась прямо в глаза убийце.

Магомед перестал смеяться и тоже поглядел в глаза кошке. Так прошло минуты две.

— Правильно! Так и надо себя вести, Алмас! — услышала вдруг Филька. — Я всегда тебе говорил, что ты не русская кошка. Есть в тебе наша, горская смелость. Или ты с Востока? Может быть в прежней жизни, до твоего появления тут, ты и в самом деле жила у какого-нибудь уважаемого человека, воспитавшего тебя так, как надо воспитывать правильных людей. Я это сразу понял, когда ты меня расцарапала и не испугалась. Молодец, Алмас!

Филька удивилась и вспомнила тихую, добрую, интеллигентную русскую семью, в которой она росла — папу, маму, Коленьку, бабушку, дедушку. Что мелет этот идиот?

Магомед тем временем опять налил себе треть стакана и закурил. На этот раз сигарету с травой.

"Вот слушай, Алмас! Ты не думай, что я убийца. Я не люблю убивать людей. Может потому, что уже взрослый и много видел. Я за две войны убил человек семнадцать русских. Оккупантов, пришедших на мою землю. В мирное время я никого не трогал. Мир всегда лучше войны.

А? Ты спрашиваешь, зачем я тогда перерезал горло крысе Вадику? Именно потому и перерезал, что Вадик не был человеком, а крысой. Нельзя воровать! И тем более, нельзя воровать у хозяина, который тебе доверяет, Алмас!

Нет, я вижу, ты не понимаешь. Нам, чеченам, можно у русских воровать. Это не грех, они все гяуры, неверующие в Аллаха. Русского грех не обуть, украсть у него машину, жену, самого его похитить и потребовать выкуп или сделать рабом. Нет, это не грех. Так всегда было и наши предки этим жили. А закон и обычаи предков — единственная духовная ценность, по которой мы живем. Русские пусть воруют друг у друга. Себя же обворовывать мы не дадим. Сразу отрежем бошку…

А крыса был дурак. Трусливая тварь. Да где это видано, чтобы шестерка, раб, не только обворовал хозяина, а еще и осмелился поднять на него руку? Вот поэтому я и лишил жизни подлую крысу. А ведь я не хотел убивать. Только наказал. Разве пять тысяч долларов большие деньги? Крыса бы в лепешку разбился, но их бы нашел и вернул. И ничего, может и дальше бы с ним работали.

Вот ты видишь Ваньку, который такой примерный работник, хоть и глуп как пробка? Я его голодного с улицы поднял, когда он приехал в Москву. Пожалел парнишку. Хоть он и русский. Аллах наказал нам делать добрые дела, ибо за них воздастся сторицей.

И что? А то — Ванька, как чуток отъелся, тоже попробовал своровать. Сто рублей вытащил из кассы, говорил потом, что хотел послать их матери в деревню на лекарства.

Алмас! Если бы он пришел ко мне и попросил эти деньги, я бы открыл бумажник и дал бы ему не сто — двести, пятьсот, тысячу рублей бы дал, просто так, потому что мать — святое! Но он ведь не попросил, а спер! И за это был наказан. Да-да! Только ебал его в назидание не Дени, а Мурат, у него хуй поменьше. Вот поэтому Ванька теперь такой прилежный работник и копейки тронуть не смеет. Поняла?

Хотя, если задуматься, что это за мать, если не научила сына жить честно? А, Алмас? Что за будущее у такого народа? У вас, русских? Никакого у вас будущего нет!

Вот я расскажу тебе о Родине, Чечне.

После второй войны президентом русские назначили муфтия Ахмада. Он, если задуматься, был человеком поумней и Джохара, хоть и нельзя сравнивать его с великим имамом Шамилем. Такому человеку не суждено более родиться, а жаль…

Так вот — вся Чечня была разрушена. Во всех городах и селах — русские войска. Грабят, убивают. И продолжает гибнуть наш народ…

И тогда муфтий Ахмад сказал русским: "Или вы уходите с нашей земли, или мы поведем войну до конца — но уже на вашей земле, против вашего мирного населения, и пока будет жив хотя бы один чеченец, мира вам не видать!"

И русские послушались. Потому что только безумный человек мог не послушаться уважаемого Ахмада. И ушли.

Перед тем, как уйти, Ахмад заключил с ними тайный договор, содержание которого русские никогда не осмелятся опубликовать. По договору мы, чеченцы, отказывались бороться против России и оспаривать территориальную целостность Федерации, но за счет этого русские обязались каждый год платить нам дань в сотни миллионов долларов репараций, которые они стыдливо называют теперь дотациями — на восстановление страны и за то, чтобы мы снова не взялись за оружие…

Теперь Чечня — свободная земля. Мы сами себе хозяева, хоть и на бумаге находимся в Русне. Ты видела Грозный, Алмас? Сегодня это город-чудо, один из красивейших городов Кавказа. И построен он в кратчайшие сроки. На русские деньги. Для нас.

…Но нашлись террористы-ваххабиты, которым не по душе была новая Чечня. И они убили нашего муфтия Ахмада, чтоб им гореть вечные времена в аду! Слава Аллаху, что сын Ахмада, Рамзан, пошел по стопам отца. Нет ныне в Чечне умнее, сильнее и могучее человека, чем Рамзан. Потому что народ ему верит. Любит его. Знает, что Рамзан жизнь свою отдаст, но нашу землю защитит. И он защищает.

Вот русские дети с 12–13 лет пьют. К концу школы многие уже становятся алкоголиками. В армию не хотят идти. Представляешь? У нас каждый — воин, а эти не желают учиться защищать свою родину! Что это за люди, Алмас? Наркоманы! Педерасты! Дистрофики!

В Чечне никто не пьет. Дети уважают родителей. Стариков уважают. Все подростки занимаются спортом. И в армию идут смело, потому что они уже воины — не боятся никакой "дедовщины" — наоборот, сами русских скручивают в бараний рог.

Видишь какое воспитание у нас, у чеченцев?

А? Ты спрашиваешь, почему мы тогда разворовываем эти репарации, которые нам выплачивают русские, вместо того, чтобы вкладывать их полностью в экономику? Так ведь, Алмас? Я по твоим глазам вижу, что ты об этом спрашиваешь!

Воруем, ну и что? Хотя…деньги эти пилят сильные, влиятельные тейпы, это так называются наши роды. Те тейпы, что с Рамзаном. Я б тоже брал, но мой тейп маленький, нас мало, силы нет… А и почему не воровать? Русские нам по жизни должны! И будут, будут давать, сколько потребуем. Конечно приходится часть денег откатывать Кремлю, вашим чиновникам, что поделаешь, иначе нельзя. Понимаешь, Алмас?

Конечно и у меня есть обида! Мог бы сейчас иметь собственный дворец в Грозном или Шали. Фонтан с подсветкой, один, два, три "хаммера"! А приходится здесь в Русне торговать протухшей шаурмой…Да — и это несправедливость, но не идти же мне с оружием на Рамзана, требуя свою долю? Такое только сумасшедший человек может попытаться сделать, а я не сумасшедший! Хорошо хоть торгую еще дурью, а на этой неделе пошел и героин. Вот расторгуюсь, снова женюсь, построю маленький дом, хотя бы в два-три этажа…Эх, Алмас!

А русню…русню я ненавижу. И я каждый день издеваюсь над ними, продавая им тухлое мясо или паленую водку. Благодаря мне каждый день увеличивается число наркоманов среди русских. И я рад, что я каждый, каждый день унижаю и попираю этот народ! Будущее России это мы. И все, кто сейчас здесь обитает, станут нашими рабами. Они уже наши рабы…"

Магомед разошелся не на шутку. Он то затягивался травой, то подливал себе в стакан виски. Опустевшая бутылка полетела на плиты и покатилась по ним, тревожно подскакивая.

На шум из павильона выглянул Ваха. Кинув молниеносный взгляд на дядю, парень тут же скрылся внутри, оставив дверь открытой. Он никогда бы не осмелился сделать старшему замечание, но на всякий случай решил поглядывать на двор — с минуты на минуту должны были подъехать за трупом Мурат и Дени.

Магомед посмотрел на пустой стакан и перевел взгляд на Фильку.

— Что, Алмас, не нравится? — и чеченец пьяно расхохотался.

Тут Филька приподнялась и…

— Шшшш! Сволочь ты, Магомед, понял? — прошипела она с ненавистью прямо чеченцу в глаза.

Трава часто творит чудеса с человеческим разумом, поэтому Магомед все понял.

— Сволочь? Что? Ты, тварь, обозвала меня сволочью? Ну держись!

Магомед пьяно приподнялся со стула и направился к сжавшейся в пружину кошке. Он нагнулся над ней, протянул руку, пытаясь схватить обидчицу за шкирку, и тут Филька прыгнула к его лицу и со всего маху ударила убийцу лапой в глаз!

— А-а-а-а-а! — разрывающий душу крик чечена рванулся в темное небо. Полуслепой от крови и обезумевший от боли, Магомед с трудом оторвал кошку от своего лица и швырнул на землю. — Убью! Убью, тваааарь!

Филька вскочила и рванула прямо в открытую дверь павильона. Окошечко! Окошечко раздачи!

Влетев внутрь, кошка ударилась об ноги Ваньки и отлетела под прилавок. Ванька вскрикнул от неожиданности и упал, зацепив ногой газовый баллон.

Шланг его оторвался от плиты.

Ворвавшийся в павильон Магомед свалился на Ваньку.

Филька прыгнула на прилавок.

Рядом просвистел нож, которым Ваха отрезал кусочки мяса для шаурмы.

Окошечко! Еще чуть-чуть!

Кошка метнулась и вот она уже снаружи.

Свобода! Еще прыжок!

…И тут мощная струя газа, вырывавшаяся из шланга баллона, ударила в раскаленный докрасна гриль. Баллон рванул.

Взрыв вспучил изнутри павильон, разорвал его и поднял в небеса.

Ударная волна подхватила летящую в прыжке Фильку, скомкала ее маленькое тельце и запустила куда-то в пространство. Высоко-высоко, далеко-далеко…

Последней мыслью, успевшей мелькнуть у несчастной кошки было:

"Ну вот и все. Может оно и к лучшему…".

 

Глава двенадцатая

Кузя трогается в путь

Но оставим пока в покое летящую в неизвестность Фильку и вернемся в небольшой городок, что раскинулся на берегу великой русской реки в сотне километров от Москвы, где проживают наши старые знакомые дедушка, бабушка, папа, мама и мальчик Коленька.

Как же это мы забыли о них — филькиной семье?

А что поделывает Кузя? Славный добрый кот Кузя, верный филькин друг и обожатель! Как же это мы?…Эх…Ничего, сейчас все исправим…

*********

…Щедро делится с землею своими жаркими лучами набирающее силу утреннее солнце. Подсыхают на глазах капельки росы на траве. Ближе к обеду не протолкнуться уже от людей на местном пляже. Сверху, с набережной, жадно ласкают глазами сладкую девичью плоть гуляющие по дорожке старики. Что бы ни дали они сейчас, лишь бы вернулась молодость, эх…

А ближе к вечеру — ветерок. Откуда появился? Непонятно… Только сильней и сильней начинает он дуть, срывая с прохожих летние шляпы и панамы. И вот уже облака. Серые, свинцовые. Черные. Затихает в ожидании грозы маленький городок на берегу реки…

Дудум! Дудум! — как всегда неожиданно взрывается небо и оранжевые змеи молний, неотвратимые, несутся к земле. Трах! Трах-та-да-дах! Бум! Льется, хлещет бичом, неутомимо стегает струями воды асфальт бешеный дождь…

А к утру заморозки. Съеживается под тонким одеялом инея зеленая трава. Скручивает холодом нежные стебельки цветов…

Вступил в свои владенья славный, но капризный месяц июнь.

Отцвели тюльпаны, завяли, съежившись, тончайщие лепестки желтых нарциссов. Растворился и исчез в небесах в последнем полете майский жук…

Но не бойтесь, лето еще только начинается. И июнь — его предчувствие, такое капризное и любимое.

И вот расцветают повсюду розовые, синие и фиолетовые флоксы.

К десятому июня опытные садоводы высаживают в землю пророщенные клубни георгинов.

Смотрите — и гортензия зацвела. Белая, карминно-синяя, нежно-желтая, алая.

И жуки летают над садами, только не крупные, коричневые — майские, а небольшие и зеленые — июньские жуки!

А эти маленькие зеленые кустики видите? Воон там выглядывают из-под листиков краснеющие ягодки! Клубника! Клубника это! Правда, она появляется ближе к концу месяца, но все равно — разве не становится радостно на душе, когда смотришь на эти ягодки?

*********

Нерадостно однако начался июнь для семьи наших друзей. Пропала Филька.

Первой заметила ее исчезновение бабушка. Она-то прекрасно помнила, что выпустила кошку на балкон подышать свежим воздухом и закрыла за ней дверь, чтобы не устраивать сквозняк.

Увидев, что Фильки нет, бабушка надела очки, внимательно оглядела с балкона двор, а затем быстренько оделась. "Кажется, кошка свалилась вниз, пойду ее поищу!" — тихо ответила она на вопросительный взгляд дедушки. Папа, мама и Коленька ужинали на кухне и ничего пока не заметили.

Бабушка вернулась с улицы где-то через полчаса, тщательно обыскав все соседние дворы, но Фильки нигде не было.

Коленька уже знал о пропаже любимой киски. Мальчик сидел на кухне и плакал, а папа с мамой наперебой успокаивали его, объясняя, что ничего страшного не случилось, просто киска вышла погулять.

— А когда она вернется? — всхлипывая, спрашивал Коленька.

— Может сегодня вечером. А может завтра утром. Или послезавтра, — дипломатично отвечала мама. — Ты ведь любишь гулять, Коля, так? — Люблю! — кивал головой мальчик. — Так и киска тоже любит! — подхватывал папа. — Пусть побегает на улице, поиграет с другими кисками. А как захочет кушать, обязательно вернется! Где же она покушает, как не дома? Так что не плачь, а пойдем-ка лучше смотреть мультики. Ты ведь любишь мультики?

И Коля с папой за руку отправился смотреть мультики. Больше в тот вечер ребенок о Фильке не вспоминал и спокойно дал уложить себя спать…

…Однако и на следующий день кошка не вернулась. Не на шутку обеспокоенные папа и бабушка вновь совершили поход по соседним дворам, подвалам и улицам, расспрашивая соседей и бабушек на лавочках, не встречалась ли им небольшая черная короткошерстая кошка с белым пятном на шейке и длинным элегантным хвостом?

Соседи и бабушки качали головой, но, тронутые беспокойством хозяев животного, обещали расспросить о Фильке своих соседей и знакомых.

Узнала о пропаже и бабка Никитишна. Она как раз выносила помойное ведро и столкнулась с бабушкой во дворе.

— Да ну, мать, не нервничай! — попыталась она успокоить Елену Власьевну. — Ну куда ваша кошка денется? Не пойдет же она в лес через железную дорогу? Чего ей в лесу делать? И на вокзал не сунется — там и грязь, и шум, и вообще — ты когда-нибудь видела, чтобы кошки гуляли по вокзалу? Ты о другом подумай, мать! Может она хахаля себе нашла и милуется теперь с ним где-нибудь по подвалам? И не до вас ей сейчас совсем! Вернется, никуда не денется…

Поднявшись к себе в квартиру, бабка Никитишна, попивая перед телевизором вечернюю водочку, не преминула рассказать об исчезновении Фильки Кузе.

— Убегла! Убегла твоя черная шалава! Понял, старый дурак? — ехидно заявила она и добавила. — Ебут небось сейчас твою Фильку так, что у нее кишки вякают! То-то! А ты сиди теперь, дрочи об диван, фараон Навуходоносор!

Ошарашенный ужасной новостью Кузя не поверил и бросился к подоконнику. Запрыгнув на форточку, кот уставился на филькин балкон. Тот был пуст. Тогда Кузя выпрыгнул на наружнюю часть подоконника.

"Неужели бабка не соврала? — похолодел кот. — Но куда и когда могла сбежать Филька? Нет, не верю! Буду хоть всю ночь здесь сидеть и мяукать — звать ее. Может она заблудилась, но услышав меня, найдет дорогу домой!"

И расстроенный Кузя, вложив в голос всю свою душу, принялся надрывно мяукать. В тихом вечернем воздухе поплыл над двором грустный, призывный мяв.

Но Филька не появлялась. Только спустя пару минут за окошком Санычевых отдернули занавеску и на Кузю уставились глаза бабушки Елены Власьевны. Она с участием посмотрела на кота, повздыхала, а потом закрыла форточку.

Минут через пять кузино мяуканье достало бабку Никитишну.

— Да замолчишь ты или нет, ирод? — закричала она.

Кузя, не обращая на хозяйку внимания, продолжал выть.

Застучали по батарее соседи снизу.

Бабка охнула, хлебнула водки и подошла к окну.

— Хватит реветь, ты, ебаный Онегин! — брызгая слюной, заорала Никитишна. — А ну, быстро домой! Слышишь, козел? Лезь обратно, сволочь, и прекрати мешать людям спать!

Кузя однако и в ус не дул. Он выл и выл, и выл. "До утра буду сидеть, не уйду", — решил про себя бедный кот. Но планам его не суждено было сбыться.

Фрасс, фрасс, туп-туп! — застучали по жести комки земли. Кузя от неожиданности подпрыгнул и чуть не свалился вниз! Что такое?

Посмотрев на землю, он увидел стоящую там стайку мальчишек. Хихикая, они готовились осыпать кота новым градом земляных снарядов.

Но тут уж не стерпела бабка.

— А ну вон от окна, уроды! Вы мне все стекла перебьете! Милицию! Я на вас милицию сейчас вызову!!! — завопила Никитишна и тоже застучала по окну.

Услышав про милицию, мальчишки дали деру, а Кузя опомнился и понял, что с мяуканьем на сегодня лучше завязать. Вздохнув, кот неловко запрыгнул на форточку и вернулся обратно в комнату.

— Давай-ка лучше спать, Кузьма, — на удивление спокойным голосом промолвила бабка и допила чекушку. — Утро вечера мудреней — никуда она не денется, твоя Филька.

И Кузя с Никитишной улеглись спать…

*********

Утро и вправду оказалось мудреней вечера.

Кузя проснулся бодрым и спокойным — будто и не было вчерашнего кошмара.

"Что ж? — решил он. — Мне ничего другого не остается, кроме как ждать. Буду ждать".

Позавтракали, и Никитишна включила телевизор. Позабыв вчерашние склоки, оба — бабка и кот — уселись вместе в кресло и принялись смотреть новости.

Как обычно показывали президента с премьером. Потом бодрые голоса ведущих поведали о предстоящем через месяц на озере Селигер Международном молодежном форуме. Гневно изобличили США — американский сенат никак не хотел отказаться от идеи окружения России сетью ПРО. Враги подбирались все ближе и ближе и это не могло не беспокоить. Злых сенаторов сменил улыбающийся Чавес, в очередной раз заверивший, что Венесуэла во всем и полностью поддерживает мирные инициативы своего стратегического партнера — России и ее мудрого руководителя. Много говорили о футболе — через несколько дней в ЮАР начинался очередной Чемпионат мира по этой игре.

После новостей начался какой-то старый военный фильм. Никитишна заклевала носом, а Кузя вновь задумался о Фильке.

Да, за завтраком смилостивившаяся Никитишна пересказала коту разговор с Еленой Власьевной. Выходит, Филька не сбежала, а упала с балкона!

"Раз она упала и внизу ее не нашли — значит не убилась, — начал рассуждать Кузя. — И лапы у Фильки целы, что не может не радовать. Со сломанной лапой она бы принялась мяукать и звать на помощь или заползла бы в окошко подвала, но и там не перестала бы мяукать. И ее сразу бы нашли…

А что если…, - тут Кузя, похолодев, вспомнил ублюдка Болта и его добермана Рича. — Нет-нет! Если бы даже Рич под окнами попытался сожрать кошку, поднялся бы дикий крик и гам, люди бы услышали. Да и пятна крови остались бы на земле. Нет-нет…

А что же тогда произошло?

Филька упала, испугалась, поднялась, пришла в себя и…что бы сделал на ее месте кот, впервые оказавшийся на улице? Наверняка решил бы побродить по двору и ознакомиться с окрестностями. Ведь правда? Я бы именно так и поступил.

Что могло произойти дальше? Я выхожу со двора, вижу еще один дом, новый двор…вокруг тихо, потому что вечер, мне никто не угрожает, а любопытство толкает меня вперед…Я иду дальше…и дальше…и дальше…и? Заблудился! Точно! Я не знаю, где я, и как мне вернуться назад! Я пугаюсь и начинаю метаться из стороны в сторону, изо двора в двор, но все дома мне кажутся с непривычки одинаковыми и своих следов найти я не в состоянии…Что бы я сделал?

Наверное поискал бы других котов и кошек. Обратился бы к ним за помощью. Городок у нас маленький, многие животные знакомы друг с другом, а если и не знакомы, то все равно никогда не проходят мимо, если увидят, что ты в беде! Ведь так? Так! От кошки к кошке, от кота к коту — и мы бы нашли мой дом! Ну…может это случилось бы не сразу, а на второй, третий, даже четвертый день, хотя для нашего городка это уже перебор…Если Филька заблудилась — остается ждать…

Правда, существует и иная возможность. Филька, не имевшая представления о правилах дорожного движения, могла попасть под машину. Ведь прямо за домом проходит оживленная дорога, по которой, хоть и в одну сторону, но постоянно, летят автомобили и автобусы. Их фары слепят и ты теряешься, замираешь на месте…Сколько несчастных братьев и сестер погибло под колесами беспощадных тарахтящих убийц!

Кузю передернуло от страха и отвращения — он представил себе размазанное по асфальту маленькое черное тельце с выпущенными наружу кишками и раздавленной головой, и кота чуть не стошнило.

Но при зрелом размышлении Кузя отверг эту версию.

Насколько известно, бабушка и папа уже пару раз обходили соседние улицы и дворы, расспрашивая о Фильке. Интересовались они и тем, не видел ли кто-нибудь в районе сбитую или раздавленную кошку? И ответ на этот вопрос всегда был отрицательным…

А если Филька и вправду встретила симпатичного кота? И они сейчас…?

Ревность будто раскаленным железом обожгла несчастного Кузю. Застонав и чуть не разбудив Никитишну, кот сполз с кресла на пол и забрался под диван, чтобы никто не увидел, как он страдает.

Неужели это любовь? Я люблю ее и ничего не могу с собой поделать! И я ревную, представляя ее с другим. Я не смог допрыгнуть до ее балкона, она не захотела прыгнуть ко мне…Я никогда не выберусь из этой квартиры, мне уже восемь лет, восемь кошачьих лет, пятьдесят шесть человеческих. Я продолжу стареть, силы постепенно начнут покидать меня, а она…ей нету и года. И все впереди — из глупой юности она перейдет в ненасытную и ветреную молодость, с ее многочисленными приключениями и победами, затем наступит роскошная зрелость, когда ум и здоровье позволяют по-настоящему, до последней капельки, получать наслаждение…А я? Я продолжу стареть и буду наблюдать за ее жизнью с подоконника, форточки, а затем, когда не смогу уже даже запрыгнуть на форточку — из-за стекла. И мы никогда не будем вместе!

При этой мысли большой, полосатый, сильный и добрый кот Кузя… нет, стареющий, одинокий, с сединой, хотя и крепкий еще кот Кузя… положил морду на лапы и расплакался горькими слезами. И только приютившийся в углу паучок видел эти слезы.

Наплакавшись, Кузя вылез из-под дивана. Никитишна продолжала дремать.

Ну и черт с ним! — решил кот. — Я все равно продолжу ее любить. Пусть будет, что будет. Лишь бы вернулась домой живой и здоровой. А потом все как-нибудь устаканится…"

*********

…Однако Филька не возвращалась.

Прошла неделя, вторая, пошла третья…

По просьбе мамы папа поколдовал на компьютере и распечатал с принтера несколько десяток объявлений, гласивших:

"Первого июня в районе Институтской части у вокзала пропала кошка черного цвета, породистая, с короткой шерстью и белым пятном на груди. Откликается на имя Филька. Нашедшим просьба вернуть за вознаграждение". Сверху на листке папа разместил фотографию кошки, одну из немногих, которую когда-то сделали.

На второй день раздался звонок и грубый мужской голос пригласил зайти, не забыв вознаграждение, и забрать кошку. Звонивший жил через дом.

Запихивая дрожащими руками кошелек в карман летней курточки, папа пулей выскочил из дома и побежал по указанному адресу.

Мама, бабушка и Коленька вышли на балкон, чтобы наблюдать оттуда за триумфальным возвращением пропащей.

…Дверь папе открыл худой мужичишка в застиранной майке и с красным лицом. По запаху папа сразу догадался, что спаситель крепко "подшофе".

— Ну что, мужик, заходи, забирай свою кошку! — заорал хозяин квартиры, гостеприимно распахивая дверь.

Замирая от восторга папа прошел на кухню и…

…у батареи в перетянутой шнурком сетке-авоське испуганно билась, пытаясь высвободиться, белая в серых пятнышках кошка, ничего общего с Филькой не имеющая!

— Забирай, мужик! Давай деньги и забирай! Вот она, твоя котяра! Вместе с авоськой забирай! — щедро предложил пьяница.

— Позвольте…, - слова давались папе с трудом. Он не мог отвести взгляда от бьющегося в сетке несчастного животного. — Но в объявлении ясно же было сказано, что кошка черная! С одним белым пятном на груди! Что это вы мне предлагаете???

— Ну ты даешь, мужик! — пьяница, в котором, присмотревшись, папа с удивлением узнал одного из слесарей мехмастерских Института, начал заводиться. — Я ее полчаса ловил, эту тварь! Спустился в наш подвал за огурцами, а она, сука, жмется в углу, мяучит! Но я-то твою объяву еще вчера увидал и сразу просек, что котяра не простая. Блять, эта сука мне все руки ободрала, пока я ее поймал, смотри! А ты теперь говоришь, что она не твоя! Что за шутки, мужик?

И слесарь вытянул перед впавшим в ступор папой и вправду ободранные, все в татуировках, руки.

— Простите! — взмолился папа. — Я лучше пойду! Но это не наша кошка! Выпустите ее, пожалуйста!

— Не твоя? — тупо переспросил слесарь. Его маленькие, в красных прожилках, ошарашенные глаза перебегали с кошки на папу, с папу на кошку. — Нет, мужик! Дай мне полтинник на три "жигулевского" и сам ее выпускай! Иначе я нахуй ее с балкона прямо в авоське выброшу! Ты им добро делаешь, а они — "не моя"! Блять, что за люди пошли? Чего стоишь? Гони полтинник!

Конечно папа был сильнее пьяного слесаря. Но он был интеллигентом, ученым, и не мог себе представить, что вот так, сейчас, ему придется ударить человека, который вроде даже собирался от чистой души ему помочь. Ну…выпил…ладно, видно, что пьяница, ненормальный, алкоголик. А если он и вправду выкинет кошку с балкона?

— Хорошо! — кивнул папа. На одну бутылку пива двадцать рублей дам. А кошку заберу и выпущу. Идет? — и папа, собравшись духом, пристально глянул пьянице в глаза.

Тот встретил взгляд…смутился…потом принял решение и…

— Ладно, черт с тобой, мужик! То-то я смотрю, рожа знакомая! Я ж тебя в Институте видел, верно? И чтобы со своего деньги драть? Гони двадцатник, а то трубы горят и уноси нахуй Маньку!

— Какую Маньку? — насторожился папа.

— А? Чо? Маньку? — смутился "сослуживец"? — Да какая это Манька? Я их всех, кошек, так называю. Давай деньги!

Папа со вздохом вынул из кошелька две десятки, осторожно поднял авоську с замершей от испуга кошкой и вылетел из квартиры.

Внизу он попытался развязать шнурок, получил пяток глубоких царапин, а затем, плюнув на все, рванул сетку надвое. Благодарная кошка со всех сил укусила его за указательный палец и скрылась в неизвестном направлении.

Когда папа в полуобморочном состоянии и с окровавленными руками вернулся домой, валерианку пришлось пить всем взрослым обитателям квартиры. А Коленька безутешно зарыдал и с горя спрятался в гардеробе, отказавшись выйти оттуда, покуда ему не вернут его любимую киску…

*********

День за днем, день за днем, день за днем.

Филька не возвращалась и Кузя не переставал думать о ней.

"Что же все-таки могло случиться? — размышлял умный кот, выбравшись как-то вечером на внешний подоконник квартиры. — Почему она не появляется? Казалось бы, я перебрал все варианты того, что могло бы с нею стрястись. Или я что-то упустил?"

Взгляд Кузи уперся в дом напротив. За ним шла железная дорога и начинался лес. Когда-нибудь, почувствовав приближающуюся смерть, Кузя сделает все возможное, чтобы выбраться из квартиры и уйти туда. Так испокон веков принято умирать котам — в лесу, одинокими и свободными. Наедине с собой и накатывающей вечностью.

"Неужели она забежала в лес и заблудилась? — терялся в догадках Кузя. — Нет, невозможно! В лесу, во всяком случае тут, у города, отлично слышны все шумы цивилизации — рядом проходит два шоссе, опять же ежедневные гудки электричек и поездов…".

И в этот миг…

…во двор опять зарулил джип. Дверца машины открылась и из нее вылез знакомый бритоголовый амбал. Он постоял, почесал шею и достал мобильник.

— Лен! Выпусти Рича, я с ним погуляю немного! — заорал амбал в трубку. Спустя пару минут из распахнутой двери подъезда вылетел огромный черный пес. С радостным лаем он бросился к амбалу.

— Сидеть! Сидеть, Рич! Сидеть! — затопал ногами амбал.

Пес прекратил прыгать и послушно уселся на асфальт.

— Лапу! Дай лапу!

Рич высунул язык и протянул амбалу правую лапу.

— Молодчина! Ай молодчина! — расцвел улыбкой амбал. — Ну давай, беги! Гулять! Гулять!

Кузя, продолжая думать о Фильке, машинально и с омерзением проводил взглядом ненавистную парочку. Мужчина и собака по дорожке вышли на улицу, ведущую к вокзальной площади. Остановились на перекресточке, задумываясь, в какую сторону повернуть и…

— Ту-ту! Ту-ту!

Белые вагоны экспресса дернулись и, набирая ход, двинулись в сторону Москвы!

Электрички красили в зеленый цвет, экспресс же всегда был белым…

И тут словно молния ударила Кузю в мозг. Шерсть его встала дыбом и он все понял…

"О Боже, кошачий защитник и покровитель! Неужели так и было? Она же упала с балкона вечером, приблизительно в это время, когда на станции готовили к отправлению экспресс! Пес погнался за ней, она выскочила на перрон и нырнула в вагон! И поезд увез несчастую из города! Боже милый, Боже кошачий милосердный! Неужели это правда???"

Кузя попытался привстать, но не смог — так и остался бессильно лежать на подоконнике.

"Так вот почему о ней ни слуху, ни духу! Экспресс делает лишь одну остановку до Москвы — в Дмитрове! И Филька или сошла, или ее может быть вышибли во тьму там, в 60 километрах отсюда, или она вылезла уже в самой столице! Боже милосердный! 12 миллионов населения! Город-государство! Десятки, сотни тысяч квадратных километров площади! Автобусы, метро, трамваи, троллейбусы, миллионы машин. И бедная Филька теперь там? Одна? И никакой надежды вернуться обратно? И я ее никогда больше не увижу, даже если она жива??? Боже, милосердный и всемилостивый Кошачий Бог — помоги Фильке, сохрани и убереги ее!!!"

Ошеломленный Кузя с трудом сумел забраться на форточку и прыгнул обратно в квартиру. На заплетающихся лапах он добрел до дивана и спрятался под ним. Бабка Никитишна была уже порядком пьяной.

— Иди передачу смотреть! — закричала она. Кузя не откликнулся.

— Не хочешь? Ну и сиди себе в жопе! — подвела итог беседе бабка и стала внимательно следить за экраном, где крутились и кривлялись в танце "звезды" какого-то очередного риалити-шоу…

*********

…Недаром в минуту беды обратился несчастный кот Кузя к Кошачьему Богу. Нет, недаром. И Бог услышал его и дал свой ответ. Или может подсказку? Но случилось это лишь спустя три дня…

…Утром, когда позавтракали, Никитишна включила Кузе телевизор, чтоб не было скучно сидеть одному, а сама засобиралась в магазин.

— Я к обеду вернусь, Кузенька! — предупредила бабка. Ты тут без меня не балуй, смотри передачи, набирайся ума. Все полезней, чем ловить блох под кроватью. Понял? Ну я пошла…

Кузя решил послушаться хозяйку. Все равно ничего делать не хотелось. Кот забрался на кресло и уставился в экран.

Показывали новости. Опять президента. Конечно же премьера. Предстоящий Селигер. Проклятую Америку. Неунывающего Чавеса и футбол.

А потом…

— Специальное сообщение, последние новости! — встревоженный голос женщины-диктора вывел Кузю из дремы.

"Вчера вечером в Москве в районе парка Дубки спецназ ФСБ атаковал квартиру, в которой скрывался опытный боевик, радикальный исламист, член разгромленной банды покойного ныне Саида Бурятского Алексей Семашко, известный также как Хафизулла Ислам. В ходе штурма Хафизулла Ислам оказал отчаянное сопротивление и был ликвидирован. К сожалению, среди участников контртеррористической операции тоже имеются жертвы. От пули Ислама погиб 28-летний лейтенант ФСБ Григорий Корольков.

По сведениям пресс-службы ФСБ, Хафизулла Ислам, действовавший долгие годы на территории Республики Дагестан, неоднократно принимал прямое участие в террористических актах как против мирного населения, так и против сотрудников МВД этой республики. Перебравшись в Москву, банда Хафизуллы осуществила подрыв машины губернатора области, в результате которой последний погиб, а также наглый террористический акт — убийство замглавы Администраци Президента Владислава Сушкова.

Остальным участникам банды Хафизуллы, отстреливаясь, удалось скрыться. В квартире обнаружена лишь…", — тут диктор сделала паузу — и экран заполнила…

…рука, вытаскивающая из-под кровати черную кошку с короткой шерстью, оглушенную, с безумно расширенными неподвижными глазами-блюдцами!

Человек в камуфляже и маске держал кошку за шкирку и она безвольно раскачивалась перед камерой.

— …кошка! "Пленницу" выпустили на свободу и она убежала. Розыск бандитов продолжается! Вы смотрите новости канала…"

— ФИЛЬКА!!! — в припадке восторга Кузя принялся скакать по комнате, совершая безумные прыжки. — ФИЛЬКА!!! ЖИВАЯ!!! В Москве???

Тут же в голове кота родилось единственно правильное решение — Кузя должен поехать в столицу, найти парк Дубки и разыскать Фильку. Наверняка она и теперь бродит где-нибудь там, одинокая и испуганная.

"Я спасу тебя, Филька! Я обязательно тебя спасу! Держись, не сдавайся! Твой друг Кузя спешит тебе на помощь!" — мысленно просил Кузя.

Затем он успокоился, ушел на кухню, чтобы не мешал телевизор, и принялся составлять план действий…

*********

…Поездку на электричке Кузя сразу же отверг. Насколько он знал из рассказов бабки, от Дмитрова до столицы электрички шли набитые людьми под завязку. Быть затоптанным, раздавленным или просто избитым коту никак не улыбалось. Попасть же в Москву со вновь сломанной лапой означало верную смерть.

Отпадал и утренний экспресс, на который почти никогда не было мест.

Оставался единственный вариант — добираться до Москвы тем же полупустым вечерним поездом, что и Филька. Приняв это решение, смелый кот начал готовиться к побегу.

"Прежде всего, следует сытно поесть и набраться сил, — подумал Кузя. — Сейчас лето и Никитишна почти каждый вечер выходит на улицу посидеть на лавочке с подругами. Надо суметь выскользнуть именно в момент, когда она откроет дверь. Затем уже будет легче. Бабке меня не догнать! Но к вокзалу бежать нельзя — могут заметить. Сначала вперед — к дому напротив, обогнуть его, а потом, под его прикрытием, прямо по шпалам к перрону!"

В обед Кузя плотно поел и даже попросил добавки, чем немало удивил Никитишну. В последнее время, начиная с исчезновения Фильки, кот не обращал особого внимания на еду.

— Вот молодец, Кузенька! — умилилась бабка. — Кушай, кушай на здоровье! А я тебе завтра сметанки куплю!

"Эх, — вгрустнулось Кузе. — Когда теперь доведется попробовай сметанки? И вообще нормально поесть? Но ничего, сметанка — не главное в жизни. Переживем как-нибудь…".

После обеда легли спать. Кузя заснул с трудом — волновался. "Только бы не пошел дождь! Ведь тогда бабка останется дома и мне отсюда не выбраться!" — переживал кот.

Но, к счастью обошлось. Погода стояла хорошая и светило солнце.

Часов в семь, сидевший на окне Кузя увидел, как к вокзалу подкатил экспресс. Обратно в Москву ему предстояло отправиться через сорок минут.

Бабка сидела перед телевизором и пила чай.

"Ну давай же, давай, Никитишна! — мысленно взмолился Кузя. — Вставай, иди на улицу! Ну пожалуйста!"

Бабка однако невозмутимо продолжала пить чай. Прошло пять минут. Еще пять. Еще.

"Неужели сегодня не получится? — изнывал в нетерпении и ужасе Кузя. — Вставай! Вставай, хозяйка! Не тяни! Где же ты, Кошачий Бог! Помоги мне, прошу тебя!!!"

Никитишна наконец допила кружку. И…

Не зря видимо Кузя обратился за помощью к Кошачьему Богу!

Потому что в комнату с улицы вдруг проник солнечный зайчик!

Бабка с недоумением уставилась на его блестящее пятно, искрящееся на стекле, потом что-то вспомнила, поднялась, подошла к окну и выглянула на двор. Внизу на лавочке сидела пара бабушек, о чем-то мирно беседовавших.

Никитишна обрадовалась и стала одеваться.

— Кузьма!

Кот ждал этого оклика и встретил его с полностью незаинтересованным видом.

— Иди-ка ложись на кресло, оно теплое, погреешься. Я через часок вернусь. А ты смотри телевизор!

Кузя не ответил. Как только Никитишна вышла в коридор, он бесшумно спрыгнул с подоконника и подбежал к двери в прихожую. Бабка, кряхтя, обувалась.

Кузя напрягся.

Никитишна открыла входную дверь, задумалась и…повернулась.

Кузя похолодел.

— Черт! А газ-то я выключила? Или нет? — пробормотала бабка и направилась на кухню.

Дверь оставалась открытой.

Швырк!

Безмолвной серой тенью пронесся вперед Кузя и выскочил на площадку!

Вниз!

Быстрее!

Быстрее!!!

И дверь в поезд, к счастью оказалась открытой! Нет, любит, любит смелого Кузю Кошачий Бог!

Вылетев на улицу, Кузя сбавил шагу и с тем же незаинтересованным видом трусцой направился, прихрамывая, к дому напротив. Никитишна по лестнице спускалась медленно, так что кот не боялся, что выйдя, она его заметит.

И вот он наконец — белый чудо-экспресс!

Умудренный опытом, Кузя не стал взбегать по лестнице на ближнюю к дому часть перрона. Наоборот — хитрый кот оббежал недлинный поезд и подошел к нему с другого конца, как раз к лестнице напротив первого вагона. Дверь в него была открыта. Кузя осмотрелся. Проводница стояла к нему спиной и о чем-то беседовала со знакомыми пассажирами.

"Боже, милостивый Кошачий Бог! Помоги!" — в который раз взмолился Кузя. И опять благосклонный Бог его не оставил.

— Не слышны в саду даже шо-о-о-рааа-хи!…, - разнеслось в этот момент над перроном. Из здания вокзала к поезду вышла пьяная компания. В руках у мужиков были бутылки с пивом. Мужики пели.

Все, стоящие на перроне, как по команде обернулись в их сторону. Сзади к мужикам скорым шагом уже двигался дежурный по вокзалу.

Оп! Никто так и не успел заметить, как метнулся в открытую дверь вагона большущий серый кот в бурую полоску.

А еще через пять минут поезд дернулся, заскрипев колесами, и покатил в сторону Москвы, увозя в своем металлическом чреве смелого кота Кузю…

 

Глава тринадцатая

"Командированный"

…Поздно вечером того же дня, когда из экспресса, прибывшего на четвертый путь Савеловского вокзала вышли последние пассажиры, из первого вагона наружу высунулась круглая, довольна кошачья мордочка, пахнущая колбасой.

— Ну что, прибыл? Видишь, какая она — Москва? — послышался сзади из тамбура смешливый женский голос. — И что будем делать дальше? Ты сюда насовсем или только прогуляться?

Кузя обернулся и с благодарностью посмотрел на проводницу.

— Мяу!

— Если на экскурсию, иди погуляй, но имей ввиду — поезд отправляется обратно через 50 минут. Походи тут по вокзалу, принюхайся, поссы, а потом обратно, я тебя еще колбаской угощу. Опоздаешь — пеняй на себя! Москва город суровый! Здесь сгинуть — как два пальца обоссать. Ну так идешь, а, кот?

Кузя подошел к женщине, потерся об ее ноги и ответил:

— Мяу! Мяу! Спасибо! Но назад я еще не скоро вернусь. Прощай, добрая тетя-проводница. Спасибо за все!

Женщина как будто поняла и поэтому осуждающе покачала головой.

— Как знаешь! Прощай! Если хочешь выбраться с вокзала на площадь, не иди вперед, тут же сворачивай направо. Там металлическая сетка, пролезешь под ней. Ну давай!

Кузя собрался духом и спрыгнул на перрон.

Счастья тебе, добрая тетя!

Следуя наказам женщины, Кузя затрусил к зданию вокзала. Немногочисленные путники, ожидающие своих электричек, провожали прихрамывающего бойкого кота удивленными взглядами.

— Эээй! Ты откуда здесь взялся! На вокзале кошкам не положено! А ну брысь! — Кузя молниеносно оглянулся и увидел, как от вокзала, размахивая дубинкой, к нему быстрым шагом спешит охранник.

Направо! Вон она, сетка! И Кузя рванул, что было сил в спасительном направлении. Опередив охранника буквально на пару секунд, кот подлез под сетку и оказался на площади. Сзади раздался мат, грохнула по сети дубинка, но было уже поздно. Счастливо спасшийся от расправы Кузя несся по площади, выискивая выход на какую-нибудь темную, спокойную улицу, где можно было бы отдышаться и подумать о дальнейших планах. К счастью, темная улица нашлась тут же рядом. Кузя пробежался по ней, привычно оглядываясь в поисках открытых подвальных окошек. Таких не было, поэтому для начала пришлось расположиться напротив дома, за стоянкой машин, на травке под деревьями.

"Конечно ночью спать здесь будет холодновато, — подумал кот, — но в любом случае на дереве можно спастись, если на меня вдруг набредут бродячие собаки."

Но нет, на удивление оказалось, что в Москве теплей, чем в родном городе. Правда, и шумней и светлей, но вроде жить можно.

"Вот я и прибыл в столицу моей родины, если верить телевизору — один из крупнейших городов планеты, — вздохнул Кузя. — Где же искать эти Дубки? И где сейчас ютишься ты, Филька? Ладно, попытаюсь заснуть, а разбираться будем завтра".

Кот потянулся, а затем свернулся калачиком и уснул.

*********

Дууу! Гууу! Дууу! Гууу!

Кузя открыл глаза и в первый момент не понял, где он находится и что это за гул, разбудивший его?

Би-бип! Би-бип!

Тут все встало на свои места — я в Москве! А би-бип это автомобили! Но сколько же их в столице? Такое впечатление, будто за домом, где я сейчас лежу, настоящая автомобильная река! Тысячи машин! Наверное поэтому и воздух тут такой — поганый воздух, от которого уже с утра начинает болеть голова…

Захотелось пить.

Кузя поднялся, осмотрелся, походил по траве, справил свои немудреные кошачьи дела и потихоньку, внимательными короткими перебежками двинулся искать воду.

Та нашлась в большой луже неподалеку. Кузя морщился, но пришлось пить — другой воды нигде не было. Напившись, кот умылся и потрусил внутрь квартала — искать местных четвероногих аборигенов-родичей, которые сориентировали бы его в обстановке.

Но ни котов, ни кошек найти не удалось. Наоборот, проходящие мимо люди с интересом посматривали на Кузю.

"Как все странно…, - забеспокоился кот. — Что у меня на голове — рога что ли выросли? Или во лбу прорезался третий глаз? Чего они на меня так смотрят? Или не видели никогда котов?"

Через пару часов поисков Кузя почувствовал, что устал, да и голод давал о себе знать.

Внезапно вдали послышался собачий лай. Кузя испугался и юркнул в какой-то двор. Лай скоро затих, а Кузя перевел дыхание и…

…увидел посередине двора большую детскую площадку с песочницей. В ней возились малыши, а на площадке играли в какую-то игру с мячом человек шесть ребят постарше. Сбоку стояло штуки три лавочки и вот на одной из них…

Филька!

Или не Филька?

Такая же черная красивая кошка с длинным хвостом, нервно бьющим по бокам! Сидит в пол-оборота рядом со старухой в странных восточных одеждах, следящей за игрой малышей в песочнице…

Забыв обо всем, Кузя понесся вперед.

— Филька! Филька! Как я рад, что тебя нашел! — радостно мяукал кот.

Когда Кузя уже подбегал к лавочке, кошка резко обернулась и уставилась на него злыми желтыми глазами. Кузя оторопел и понял, что обознался.

— Привет! Я Кузя, — представился он незнакомке, соблюдая принятые нормы этикета.

В ответ кошка злобно зашипела что-то на непонятном языке и оскалила пасть.

— Шейтан! Шейтан! Убирайся отсюда! — взвизгнула старуха и попыталась ударить Кузю ногой в остром синем тапке с закрученным вверх носком. Такие Кузя видел лишь в кино и мультиках.

Ошарашенный подобным обращением кот отскочил, ничего не понимая.

— Извините, чем я вас обидел? — спросил он злую четвероногую незнакомку.

Но та продолжала шипеть, вытянув вперед изящные черные лапы с выпущенными когтями.

— Урус! Урус! Шейтан! Пошел отсюда вон!

Что-то ожгло ухо. Кузя упал на землю и услышал, как над головой проносятся со свистом камни. Ими, бросив игру, дружно принялись обстреливать его странные недружелюбные мальчишки. Тут только Кузя понял, что его удивило — все дети, игравшие на площадке, были черноволосыми и черноглазыми. Ни одного русского лица! Перекатившись по земле, кот вскочил и бросился прочь от непонятных детей, кошки и бабки.

"Куда я попал? Кто это?" — ошеломленно думал Кузя на бегу.

Выбравшись со двора, он остановился и присел отдышаться за мусорным баком. Ныло ухо, болела хромая лапа.

— Ну-ну! Получил? То-то. Не зная броду, не суйся в воду!

Кузя от неожиданности подпрыгнул чуть ли не на высоту бака. Приземлившись, он развернулся и приготовился дорого продать свою жизнь.

Напротив него, по другую сторону мусорки, кротко сидел дымчато-серый неопределенного возраста кот с залысиной на башке. Наклонив голову влево, он с интересом рассматривал Кузю. Вид у незнакомца был…как бы сказать… как у типичного мелкого бюрократа, какими их показывают по телевизору. Одно радовало — незнакомец явно не собирается драться.

— Ты кто такой и откуда здесь взялся? — строго спросил "бюрократ". Кузя постепенно успокаивался. Он мигом просчитал незнакомца и понял, что в драке наваляет ему плюх без всяких проблем.

— Я Кузя, — стараясь быть вежливым, ответил Кузя. — А вы?

— Альберт Иванович! — веско представился незнакомый кот. И тут же продолжил свой строгий допрос.

— Приезжий? — полувопросительно-полуутвердительно спросил Альберт Иванович.

— Приезжий! — кивнул Кузя.

— Лимитчик? Гастарбайтер?

Кузя задумался. Про лимитчиков он слышал от бабки Никитишны, а вот кто такие гастарбайтеры не знал. Задумавшись, он твердо ответил:

— Командированный!

Ответ явно удовлетворил странного Альберта Ивановича.

— Прописан? Или нет?

— Нет!

— Почему?

— Потому что я сюда в командировку, а прописка у меня по месту проживания.

— Это точно, что ты не собираешься у нас в Москве жить? Шакалить? Отнимать пропитание у местных котожителей? Зуб даешь? А то смотри…

— Честно. Даю зуб! — стараясь не рассмеяться ответил Кузя. Альберт Иванович начинал его забавлять. А может он чокнутый? Над такими ведь грех издеваться…

— Ну тогда все в порядке, — величественным жестом лапы Альберт Иванович прекратил допрос и принялся устраиваться на асфальте так, чтобы солнце согревало ему тело, но не падало на голову. — Ложись, Кузя, и рассказывай! Я люблю послушать интересное…

Кузя улегся рядом с Альбертом Ивановичем и приготовился было начать свой рассказ, но спохватился — злющая черная кошка и непонятные дети не давали ему покоя.

— Альберт Иванович! Кто эти, на которых я нарвался?

— Дагестанцы! — коротко ответил Альберт и понурил голову. — История, которую я тебе сейчас поведаю, грустна и поучительна. Однако она — нынешняя реальность нашего родного любимого города Москвы.

"Началось все лет десять назад, когда пенсионерка Иванова из нашего дома пустила к себе в квартиру жильца — молодого парня из Дагестана, торговавшего чем-то на рынке, что находится неподалеку. Рауф, так звали парня, вскоре хозяйку очаровал. Вел сн себя с нею уважительно, дарил разные вещи, цветы на день рождения, готовил вкусные дагестанские блюда. Иванова души в нем не чаяла. Все уши прожужжала соседям, что Бог ей послал не квартиранта, а ангела…

И вот прошло месяца три и Рауф ей говорит: "Знаете, Александра Львовна, у меня проблема, огромная. Необходимы ваши совет и помощь!"

Ну, старушка Иванова была на лесть падкая. "Рассказывай, говорит, какая у тебя проблема!"

"Есть у меня в Дагестане брат, не родной — двоюродный. Но у нас это все равно, что брат. Наримом его зовут. Так вот — безработица у нас дикая, Александра Львовна. А у Нарима мать, сестры, младшие братья. Он один кормилец. Я ему посоветовал податься в Москву, помогу с работой, будем рядом на рынке палатки держать. Одна лишь проблема — хочет Нарим снять себе комнату/квартиру в нашем районе, а почему бы и не в нашем доме. Вы, Александра Львовна, тут всех знаете — поспрошайте, поговорите, заступитесь, дайте рекомендацию парню! Ведь не секрет, что нас тут не любят. Черножопыми называют. На улицах бьют, режут, грабят. А ведь мы такие же как вы — россияне! В одном государстве живем, один хлеб едим! Помогите парню найти жилье! Он на вас потом как на мать молиться будет!"

Конечно после таких слов Иванова в лепешку разбилась, но квартиру Нариму нашла. В соседнем подъезде, представляешь?

И поселился в нашем доме второй даг…

Ну а дальше и начались проблемы.

Оказалось, что и Рауф женат, и Нарим. Да еще и дети у них есть. И они буквально за год семьи из Дагестана перевезли к себе, аккурат в наш дом.

Летом уехала Иванова к подруге на дачу. Возвращается через две недели, а в ее квартире уже и жена, и двое детей Рауфа прописаны и обитают.

Ну, тут уж Иванова попыталась возроптать, типа: "Да ты что ж делаешь Рауфчик? Я же комнату тебе на одного сдала?"

А Рауф возьми да и покажи зубы: "Нам, Александра Львовна, на родине негде жить. Дом маленький, семья растет, так что я свою семью переселяю сюда и только попробуйте мне пикнуть, я вам ночью голову отрежу. Я человек нервный, контуженный, со справкой. Против ваххабитов воевал!"

Испугалась бабка Иванова и в милицию конечно не пошла. А через пару месяцев померла. Наследники квартиру потом Рауфу и продали. Слишком хорошие деньги предлагал.

Нарим, так тот вообще сволочью оказался — выжил хозяев-пенсионеров из квартиры, они и переехали к себе на дачу под Лобней, а спустя полгода и вообще квартиру Нариму уступили.

И началось. Поперли в наш дом дагестанцы. Дяди, тети, троюродные сестры и племянники…С мешками денег. Кого пугали, кому переплачивали. Одним словом сейчас, десять лет спустя, в каждом из трех подъездов проживает минимум по три дагестанские семьи. В основном, родственники. А еще азербайджанцы есть.

И у всех дети. Трое, четверо. Лет через пять они эту спортплощадку и заполонили. Стали бить местных, русских детей. Не позволяют на площадке играть. Ну, родители тут же к участковому, жалуются, а тот им и отвечает: "Нечего мне здесь разводить разжигание национальной розни! А то посажу по 282-й статье!"

Участковый-то только с нашего дома от этих черных имеет за крышу по две тонны баксов в месяц. Конечно будет их защищать, а ты как думаешь?

Вот и прославился наш дом как "черный". Цены на квартиры упали, и стали разъезжаться от нас прежние жильцы. Кому охота жить дверь в дверь с бандюганами да беспредельщиками? А черных наоборот понаехало.

И так по всей Москве. Представляешь?

Кошка, что на тебя окрысилась — это Зюмбюл. Злая, сука. Она и по-русски-то не знает. Откуда ей знать? Всю жизнь вокруг только азербайджанскую речь слышит. Это ее старуха Амина из восьмой квартиры на прогулку выводит, но никаких наших котов к ней не подпускает. А дети, что в песочнице — старухины внуки Надир, Ильяс и Исмаил. Погодки.

Русских детей в доме почти и не осталось. Полная оккупация. Чиновники и менты конечно обо всем знают, но за деньги и не на такие штуки глаза закрыть можно. По закону-то и не придерешься — у всех российское гражданство, даже азеры и те его себе давным-давно купили…".

Ошеломленный Кузя, услышав жуткий рассказ Альберта Ивановича, долго крутил головой. "Ну и Москва…, - подумалось коту. — Как хорошо, что я не отсюда и в нашем городке таких проблем пока не существует. А ведь близок день, когда и в бабкином доме могут поселиться подобные Рауф с Наримом!"

— Проникся? — прервал размышления Кузи Альберт Иванович. — Ну а теперь ты давай рассказывай, что у тебя за командировка такая…

*********

Кузя закончил свой рассказ где-то к обеду.

Альберт Иванович, слушая, охал, крутя плешивой головой. Видно было, что трагическая история не оставила его равнодушным.

— Да, брат, ситуация…, - подвел итог Альберт и задумался. Кузя тактично молчал.

— А сделаем мы сейчас, Кузя, вот что, — москвич поднялся и встряхнулся. — Пойдем-ка мы, Кузя, покушаем. Ты ведь небось голодный, а? Ясно дело… А когда покушаем, тогда и обсудим твои будущие действия.

Кузя с готовностью поднялся. — Ведите, Альберт Иванович.

И они пошли.

Буквально через три-четыре минуты хитроумного петляния по задним дворам и неприметным проходам коты оказались у высокой металлической ограды.

— Ну вот и пришли! Давай, Кузя! — хилый москвич с легкостью протиснулся под ограду. Кузе пришлось потруднее, но и он пролез.

Теперь они стояли у заднего входа какого-то серого, неуютного здания.

— Где мы? — удивился Кузя.

— Это, брат, одно из самых лучших мест, где уважающий себя котомосквич может поесть, если знает конечно как сюда добраться. Супермаркет…., - и Альберт произнес какое-то длинное название не на русском, которое Кузя запомнить не смог.

— Садимся рядышком и ждем! — Альберт подал пример и чинно опустился на бетон внизу пандуса, который вел к огромной ржавой металлической двери в здание.

Кузя подвинулся к москвичу и тоже уселся.

Минут через пять дверь открылась и показались две женщины в белых грязноватых фартуках. В руках они держали сигареты.

— Ой, Оль, смотри, опять твой обожатель приперся! Да еще и не один! — захохотала первая женщина. Волосы на голове у нее были слипшиеся и висели сальными прядями.

— Нда…такие вот они, мужики! Сунь ему палец в рот, так он и до жопы твоей доберется! — ответила вторая — здоровенная баба ближе к сороковнику. Когда она закуривала, показались зубы — желтые и прокуренные.

Кузя смутился и хотел дать деру, но Альберт остановил его незаметным для человеческого глаза знаком. Сиди!

Затем москвич состроил обиженную физиономию и медленно поднялся по пандусу к теткам. Усевшись в метре от них, он нагло принялся их рассматривать. Молча.

Тетки курили, хохотали и тоже смотрели на лысого худого Альберта. Но он был невозмутим.

— Мяау! Мау!

— Ишь ты, подлец!

— Мяаууау! Мау! — не сдавался Альберт.

— Нет, ну ты посмотри на него!

— Маау! Маааауау!

— Да, Оль, серьезный мужик!

— Маааау! Мау!

Тетки докурили и бросили в урну бычки.

Посмотрели на Альберта.

Взор его был величественн и презрителен.

— Ладно, черт с тобой. Ждите, сейчас вынесем. Ну мужики!

И женщины ушли обратно в здание, прикрыв, но не закрыв на ключ дверь.

И через несколько минут они вынесли!

Здесь была и нарезанная тонкими ломтиками колбаса, и какой-то салатик, и кусочки вареной рыбы, и ветчина, и докторская колбаса, и копченая, и полукопченая, и кусочки говядинки, и курочки — две большущих продолговатых тарелки из пенопласта! Каждая минимум по полкило!

Коты с жадностью набросились на пищу. Забыв все приличия, Кузя лопал так, аж за ушами трещало!

Справившись наконец со своей порцией, он с благодарностью посмотрел на Альберта.

— Круто! Я наверное никогда в жизни так не едал! Спасибо вам, Альберт Иванович!

В ответ Альберт потупился, но было видно, что ему приятно.

— Ну, Кузя, вообще-то мы, москвичи, всегда славились на Руси своим гостеприимством. Главное, чтобы человек, тьфу, кот, хорошим был! Но теперь уходить нельзя, надо дождаться кормилиц и поблагодарить их. Иначе фиг они меня в следующий раз здесь накормят!

Сытые коты разлеглись на теплом асфальте. Вздремнули.

Где-то через час дверь опять распахнулась и обе курильщицы вышли наружу.

— Смотри, прорвы, неужели не наелись? — возмутилась первая женщина.

— Не-не, глянь! — оборвала ее вторая.

Альберт Иванович чинно поднялся, неспеша подошел к Оле и с мяуканьем потерся об ее ноги.

— Мяу! Мяу!

И это "мяу" было таким ласковым и благодарным, что Оля не выдержала и прыснула хохотом.

— Ну мужики! Знают обхождение. А представляешь, если б он был человеком? Я б точно ему дала. Классный пацан, хоть и лысый!

Альберт мяукнул в последний раз и посмотрел на Кузю. Тот поднялся и тоже промяукал слова благодарности. И только после этого коты ушли со двора прекрасного супермаркета-ресторана. Кузя еле пролез под забором, такое у него вздулось пузо!

Выбравшись наружу, москвич опять повел Кузю какими-то непонятными ходами и переходами. Впрочем, идти пришлось недалеко. Вскоре они очутились у арки, выводящей на огромную шумную улицу.

— Это, Кузя, Бутырская улица — начало Дмитровского шоссе, — произнес Альберт Иванович. — Если идти по ней наверх, долго-долго, может быть несколько дней, ты доберешься до станции метро "Тимирязевская". Надеюсь, читать ты умеешь?

— Умею, — гордо подтвердил Кузя.

— Ну тогда в путь! У станции "Тимирязевская" предстоит самое сложное — ты должен пересечь шоссе и выбраться на другую сторону. От ориентира "станция" тебе надо направиться налево и углубиться в квартал, немного под углом вверх. Если тебе повезет, ты выйдешь на улицу "Ивановская" или "Ивановский проспект". Там, опять через дорогу, и находится парк "Дубки". Главное, что надо запомнить — передвигаться по шоссе лучше "изнутри", за домами, которые стоят вдоль этой магистрали. В любом случае, особенно когда речь идет о пересечении, следует делать это ночью, когда трафик не так силен. Запомнил? Наверх, наверх, наверх. Вначале станция метро "Дмитровская", затем "Тимирязевская". Переход и — налево! Удачи, Кузя! Желаю тебе найти Фильку и выбраться тем же путем обратно. Если что, я помогу вам. И с едой, и с путешествием до дома. Прощай!

И лысый москвич-"бюрократ", который оказался на самом деле отличным котом, не дослушав благодарностей Кузи, юркнул обратно в подворотню и исчез!

Кузя вздохнул, вознес благодарность Кошачьему Богу, встряхнулся и тронулся в путь…

 

Глава четырнадцатая

Бэтти

…Сознание возвращалось трудно.

Гигантская подземная река, черная и непроглядная, влекла куда-то тело несчастной кошки. Иногда Фильку засасывало в мрачные бездонные глубины, иногда наоборот — что-то поднимало, выталкивало ее на поверхность воды. И так час за часом, день за днем, годы, века. Затем появилась острая боль, терпкий запах чего-то химического ударил в нос и…

…Филька открыла глаза.

— Вот видите, Бетина Богуславовна, все в порядке! Очнулась ваша кошечка! — произнес чей-то бодрый мужской голос.

— Ой, Виктор Михайлович! Вы настоящее чудо! Спасибо вам огромное! Что бы я без вас делала? — защебетал в ответ захлебывающийся от радости, глотающий окончания слов женский голосок.

— Не стоит, Бетина Богуславовна! Работа такая. Рад, что смог оказаться вам полезным! — любезно ответил мужчина. — Я ей сейчас сделаю еще пару укольчиков — витаминчики, кое-что лекарственное…Кошечка проснется утром как ни в чем ни бывало. Правда, головка в первые дни будет побаливать, может и со слухом будут проблемы, но потом все наладится. Это контузия, ничего страшного…

Холодные уверенные руки дотронулись до Фильки, кошка опять ощутила укол, короткую боль и провалилась во мрак…

*********

…Комната была огромной, с пастельно-зелеными стенами и лепным потолком. Посередине ее стоял старинный стол с выгнутыми ножками. За столом, подперев голову рукой, сидела кудрявая черноволосая женщина. Она задумчиво поглядывала в потолок и, капризно дуя губки, пила из большущей, расписаной цветами кружки чай.

"Где я? — удивилась Филька. — Ничего не понимаю. Откуда эта комната, мягкое пуховое одеяльце, незнакомая женщина? Хотя…опасной она не выглядит…Что ж…встану и пойду знакомиться."

Кошка приподнялась на нетвердых лапках и двинулась к столу.

— Мяу!

Услышав мяуканье, женщина от неожиданности чуть не уронила кружку. Часть чая пролилась на стол и поползла к руке незнакомки. Женщина взвизгнула "Ай!" и поспешно убрала со стола локоть.

Филька испугалась и хотела было дать деру, но женщина, моментально сменив настроение, уже радостно смеялась и протягивала к ней руки.

— Ай ты кисонька! Очнулась? Ну иди сюда, дорогуша, будем знакомиться!

Филька осторожно подошла.

— Мяу! Мяу!

Женщина нагнулась, взяла Фильку на руки и принялась ласково гладить по шерстке.

— Ути какая ты черная и красивая! Что ж, представимся друг-другу. Меня зовут Бетина Зарецкая, я светский репортер и обозреватель. Для друзей я просто Бэтти. А ты? Тебя как зовут?

Филька смутилась и, так как по-человечески говорить не умела, лишь мяукнула стыдливо:

— Мяау!

— Ну хорошо, — великодушно кивнула головой женщина. — Мяу так мяу. Но ведь надо же мне как-то тебя называть? Поэтому ты будешь э-э-э…. - женщина задумалась, — Суламифь! Это была такая черная эфиопская царица, жуткая красавица, возлюбленная нашего древнего царя Соломона. Значит Суламифь! Для простоты — Суля. Или… Суленька! Сулька!

Фильке сделалось так смешно, что она чуть не обписялась. "Во дура-то! — подумала кошка. — Ну какая я тебе Сулька! — Однако женщина смотрела на нее с таким восторгом, что кошке стало неудобно, она вздохнула и решила: Черт с тобой! Раз других вариантов нет, придется побыть Сулькой!"

— Мяу!

— Ну вот и ладушки, Сулечка! Ты наверное голодная? Хочешь кушать?

— Мяу! Мяау-ау!

Женщина протянула руку к колокольчику, который, как только сейчас заметила Филька, стоял на столе рядом с чайником. Требовательное "дзынь-дзынь-дзынь" разнеслось по комнате.

Секунд через сорок, дверь открылась и на пороге появилась дородная пожилая женщина в белой косынке. Женщина молча уставилась на Бэтти.

— Тетя Дося! Поищите, пожалуйста, в холодильнике какой-нибудь нарезки или рыбки для кошки. И воды в миске принесите! — приказала Бэтти.

— Нарезку всю вчера гости сожрали, — хмуро ответила тетя Дося. — А рыбы нет! Не осетриной же паровой ее кормить? Осетрина осталась.

— Те-тя До-ся! — с расстановкой произнесла Бэтти. — Принесите осетрины!

Тетя Дося хмыкнула и ушла.

— Совсем распустились, — пробормотала Бэтти. — Ну и сволочи. Как Мишаньки нет, сразу задирают нос. — Заметив недоумевающий взгляд Фильки, принялась объяснять:

— Это вообще-то не мой дом, а Миши, моего друга. И прислуга вся его. Сам он живет в основном в Лондоне, ну, летом, конечно, в Монако. А чтоб тутошний дом не пустовал, Миша пустил меня сюда жить. Да и за прислугой кто-то должен присматривать! Ишь распустились, козлы, пока хозяина нет!

— Ты только не подумай! — спохватилась Бэтти. — У меня и своя квартира есть, двушка. На Второй Брестской. Я ее, кстати, на свои кровные купила! — гордо подчеркнула женщина. — Но кто нормальный живет летом в квартире? Фи! Конечно все порядочные люди уезжают за город, или вообще обитают там постояннно. Как мы с тобой, Суленька. Это же Рублевка! Ты поняла? — со значением спросила Бэтти.

Филька ничего про Рублевку не слыхала и поэтому ограничилась коротким "Мяу!".

Тем временем в комнату с тарелкой белой незнакомой вареной рыбы вернулась Дося.

— Кушать подано, пожалте! — с легким налетом издевки сказала она и поставила тарелку на пол.

Бэтти вспыхнула, но промолчала, ограничившись величественным кивком головы.

— Спасибо, Дося! Вы свободны! Суля, иди кушай!

Пока Филька с опаской ела непонятную и все-таки вкусную рыбу, Бэтти поведала кошке историю их знакомства.

— Позавчера поехала я в гости к Каринке — это моя подруга — живет около парка Дубки. У нее бой-френд испанец, Хуан. Жуткий красавец, мачо и готовит классный гаспачо! Ахаха-ха, как я в рифму-то? Не знаешь, что такое гаспачо, Сулька? Ну ты и отстала от жизни — это такой холодный испанский суп из помидоров. А какой у Хуана получается омлет из креветок! А баранина в вине? Пальчики оближешь! И миндальное печенье! Сам печет, представляешь?

И вот сидели мы весь вечер, гурманствовали, я даже пару бокалов вина пропустила, хотя я на машине и мне не положено, но хуй с ним, что мне будет с пары бокалов? Не на такую напали! А потом часов в одиннадцать вроде, собралась я домой. Каринка не пускает, говорит, ну куда ты поедешь в такую темень, дура? Да еще на Ice White? Тебя же на первом светофоре из нее выбросят, пиздюлей наваляют и уедут! Оставайся спать, место есть!

Но я ни в какую! А ведь могла остаться!

И вот вышла я на улицу, села в свою лапусечку любимую вольвочку С70, она потому и зовется Ice White, потому что чисто белая, "Белый лед", четырехместный кабриолет, мне его Мишенька подарил на день рождения. Таких машин в Москве раз-два и обчелся, элегантнейшая тачка, лебедь, причем, если задуматься, за гроши — два миллиона рублей со всеми экстрами…

На улице тепло, хорошо, я крышу у машины опустила, чтоб не было душно, еду-наслаждаюсь, всюду красота, петь хочется!

И тут выворачиваю я на какую-то улицу, хуй помню как называется, там вроде ларек стоял или кафешка, проезжаю мимо и вдруг ХУЯК! Взрыв! И что-то свистит-летит, я по газам, а на заднее сидетье что-то падает огромное, черное! Я чуть не обосралась со страху. Думаю — бомба, террористы, жму на педаль, реву во все горло, а оно не взрывается, я минут через пять успокоилась, приткнула машину, повернулась посмотреть, что там на заднем сиденье? Вижу — ты! Думала мертвая, выкинуть хотела, а потом дотронулась пальцем, а сердечко-то бьется! Ну я как зареву снова и по газам. Спасать тебя! Хорошо, вспомнила, что на пути сюда есть элитная ветеринарная клиника, Виктор Михайлович там, исключительный врач, гений и красавец-мужчина. Ну, я туда, а дальше ты все знаешь. Виктор Михайлович тебя посмотрел, вколол, что надо, ты вчера весь день спала, а сегодня, Слава Богу, очнулась. Ну а теперь я тебя никуда не отпущу, будешь у нас с Мишаней жить, Сулька, ты не бойся, 99 % кошек только могут мечтать, чтобы попасть сюда, на Рублевку. Здесь лучшие люди, лучшие условия, тишина, порядок, нигде в России ничего подобного нет! Такие вот дела, Сулька! Да, вчера писали, что те, взорвавшиеся, были боевиками. Готовили теракт, но сами на своей бомбе и подорвались. Страшно стало жить Сулька нам, обыкновенным людям, ой как страшно!

Филька доела рыбу и умыла мордочку. Что и говорить, рассказ Бэтти произвел на нее впечатление.

"Выходит, погибли все — и Магомед, и Ваха, и Ванька. Жалко Ваньку, а остальных — нет, — подумала кошка. — Так им и надо, дуракам! А насчет житья…ну что ж…рыба тут вкусная, хозяйка вроде с придурью, но кажется тетка ничего. Почему бы мне здесь и не остаться?"

И она осталась.

*********

Много чего довелось повидать Фильке за свой короткий век.

И в тихом подмосковном городке пожила, и у бомжей, и до столицы добралась. Были две счастливые недели с незабвенным патриотом Алешей. Неделя ужаса в чеченском плену. И вот теперь Рублевка.

Странное это место, Рублевка.

Кормят хорошо, спору нет. И добавки дают. Но все равно люди тут какие-то с придурью, живут непонятно. И дома у них идиотские. Взять хотя бы дом, где сейчас обитает Филька.

В доме два этажа и целых одиннадцать комнат.

А теперь — только не упадите со смеху! На одиннадцать комнат — семь туалетов с ванными комнатами! Причем, большинство туалетов не в коридоре, как у нормальных людей, а приделаны к комнатам. Встаешь со стула, дергаешь дверцу и ты уже в толчке! Бэтти, показывая Фильке ее новую квартиру, почему-то очень этим гордилась.

Филька даже задумалась — а может Миша, Бэттин любимый, который строил этот дом по специальному проекту, мается животом или вообще инвалид без желудка и кишок? И когда приспичит посрать или поссать, до туалета в коридоре дотянуть не может? Только-только хватает сил встать со стула и добежать до заветной дверцы? Нет, что-то тут не так. Не верится, чтобы Бэтти жила с таким уродцем. А может он и не уродец, а просто такой же как она — с мухами в голове. Вот и нашли друг-друга…

Странность вторая. Комнат одиннадцать, а проживает в них одна лишь Бэтти. И то, в основном в двух из них. Остальные стоят пустыми. "Алигарх" (так почему-то Бэтти называла Бэтти любимого) разведен. Бывшая жена и дочь проживают в Австрии. Ну и к чему тогда одиннадцать комнат, а? Тремя-четырьмя вполне можно обойтись.

Прислуге по дому особо шастать не позволяют. Кухарка Дося сидит у себя на кухне, горничная Эльвира, садовник Юзеф и охранник Борис ночуют в специальном домике для прислуги.

И третья странность. Прямо под домом — бассейн! Двадцать пять метров в длину! Бэтти изредка в нем плавает, а в остальное время никого из людей туда не пускают. Хотя раньше, пока, по словам Бэтти, Миша не встретил ее, он любил устраивать в бассейне "оргии". Что за "оргии" — непонятно…

Спать над бассейном страшно. И жить тоже. Вдруг ночью дом обвалится и ты упадешь прямо в воду? Бррр! Даже врагу такой смерти не пожелаешь…

Ну а самой большой странностью конечно же является Бэтти.

По ее словам, ей 30 лет. Врет. Точно врет. Лицо у Бэтти красивое, но…не человеческое. Кукольное. Первое, что приходит в голову, когда видишь Бэтти…(Филька мучительно попыталась вспомнить слово) — да! — Фотошок! Так вроде называлась специальная программа, действие которой папа однажды демонстрировал маме. Бесподобнейшая программа — Фотошок! Открываешь на экране компьютера фотографию, например, женщины в годах, с морщинами, берешь правой рукой "мышку" (мыши, оказывается бывают не только живыми существами, но и приборами), выбираешь какие-то "тулс-инструменты" и начинаешь кудесничать. При помощи тулсов на глазах мамы папа стер женщине не только морщины, но и изгладил кожу, чуть вытянул лицо, подправил нос и сузил глаза, как у япошек. И вот перед тобой совсем другой человек! Страшная сила — Фотошок!

Бэтти выглядит именно как сделанная Фотошоком. Кожа гладкая, без морщин, губы полные, носик укорочен. И самое главное — сиськи у Бэтти не настоящие! Уж сколько нагляделась Филька на Колину маму — сиськи у женщины не могут торчать куполами строго вверх, когда она лежит на постели. Настоящие сиськи расплываются! Вот и утверждай потом, что это не Фотошок!

Каждое утро Бэтти долго рассматривает свое лицо в зеркало. Изучает, трогает. Щупает почему-то за ушами. Как-то Филька подобралась к новой хозяйке сзади и увидела, что за ушами у Бэтти рубцы и бугорки-складки. Будто кто-то развлекался и резал ее, бухой, ножиком.

Бэтти тут же заметила, куда глядит Филька. Расстроилась, бросила зеркало и расплакалась.

— Ну не смотри ты на меня так, Сулька! А куда им деться? Видно, да, видно! Подтяжки! И не раз! Иначе как сохранить молодость? И нос у меня оптимизирован, и в губах силикон, и в каждую грудь закачано по триста миллилитров. Я ж раньше доска была, никому ненужная. А только ли я? Да ты посмотри на наших, рублевских! Большинство из девок имеет по паре-тройке пластических операций. Только так и живем! Иначе кому мы сдались и кто нас возьмет? Состаришься и к сорока года вышвырнут тебя на улицу как шелудивого пса!

И Бэтти разрыдалась еще громче, а Филька, пристыженная, соскочила на пол и спряталась под кровать.

Вот они оказывается какие — рублевские жители. Что ни дом — драма…

*********

Бэтти была самым двойственным и противоречивым существом, которое когда либо доводилось видать Фильке. Такое впечатление, что в ней жили-грызлись, пытаясь задавить друг-друга два абсолютно разных человека.

Да, Бэтти была исключительно умна. Она знала два западных языка и могла часами щебетать по телефону странными непонятными словами, "общаясь с заграницей".

Иногда с утра до ночи хозяйка пропадала на работе, презентациях, балах, фуршетах, выставках, аукционах. Возвращаясь домой, она бросалась за компьютер и пальцы ее мелькали с такой скоростью, что Фильке трудно было за ними уследить. Писались статьи, отправляемые в одну из самых известных российских газет, обзоры для модных журналов, где на каждой странице видишь цветные картинки красивых людей в прекрасно сшитой одежде, заметки про загадочные "гламур", "хайлайф" и "лайфстайл".

Светская жизнь была смыслом существования хозяйки. Она тусовалась с "алигархами", брала интервью у звезд, комментировала марки одежды, какие-то "бренды", парфюмерию, элитные курорты, ее саму не раз показывали по телевизору — зубастого, цепкого, всезнающего, обворожительного и язвительного репортера Бетину Зарецкую, пишущую также под псевдонимом Бэтти Шарк…

А иногда на Бэтти находило. Она по нескольку дней не вылезала из дому, бродила по комнатам в ночной рубашке, брезгливо и с пугающим вниманием гладила отрастающие на ногах черные густые волоски, вытаскивала грязь, собравшуюся между пальцев ног и нюхала ее, выпивала по бутылке любимого коньяка "Хеннесси", что продается по 500 евро за бутылку.

В такие моменты, забыв обо всем, с упорным, пугающим вниманием дауна Бэтти могла часами лежать на кровати и рассматривать на ноутбуке страница за страницей каталоги сумок. Они были ее страстью.

— Иди сюда, Суля, — завороженно, пьяным голосом звала она Фильку. — Ложись. Смотри, это "Биркин". Эссанс абсолю, вершина, Джомолунгма, Олимп женских сумочек. Телячья и крокодилья кожа. Фурнитура из золота и палладия. Ручная работа. Финес. Надежность. Престиж. "Биркин" стоит от 7500 долларов без налога с продаж. Если у тебя есть "Биркин", у тебя уже есть все остальное! Какая прекрасная мечта! И какое заблуждение! Хоть вешайся с горя! Потому что, когда тебе подарят или ты сама себе ее купишь, начинается осознавание того, что у тебя всего лишь ОДНА "Биркин"! А на самом деле их…их множество моделей! И они также чудны! Но у тебя ИХ нет! — и Бэтти вновь начинала реветь, глуша горе коньяком.

Наплакавшись, Бэтти продолжала листать каталоги сумок.

— Суленька, посмотри сюда, лапочка! Конечно можно спуститься с небес на землю и приобрести какой-нибудь "Луи Витон". Шесть-семь тысяч рублей. Не долларов! Рублей!

Но кто сейчас носит "Луи Витон"? Хабалки! Паскудные соски, прибывшие в столицу за длинным рублем откуда-нибудь из Кременчуга или Кемерово. Ты что, хочешь, чтобы я походила на них? На хабалок?

Филька энергично мяукала, дескать, не следует походить на хабалок!

Как ни странно, Бэтти прекрасно ее понимала — алкоголь расширял сознание — и начинала радостно смеяться, тискать и гладить Фильку, целуя ее пьяными губами в нос и голову — приходилось терпеть…

"Ты знаешь, Сулька, ведь мне уже тридцать пять лет… Бетина Зарецкая…Акула светского пера Бэтти Шарк…Ахаха! Если б эти суки знали, что я родилась в десятитысячном белорусском городишке с безумным названием Клецк! Ахаха! Клецка из Клецка! Да меня б с такими данными на пушечный выстрел не подпустили бы к светской жизни! Бетина Шмулевич (это моя настоящая фамилия) из Клецка! Десять, двадцать поколений евреев, плюс белорусская, польская и русская кровь. Папа Богуслав бросил маму Аиду, когда мне было два года, женился на полячке и отбыл в 80-м году на историческую родину — хуеву Ржечь Посполитну, чтоб он сдох, гад! Поэтому я и осталась по маме — Шмулевич.

И что бы я делала в этом засранном Клецке? Как же — нашу синагогу построили аж в 1796 году! Ах, маслосырозавод! Механический завод! Холокост — 4 тысячи евреев расстреляно 6 октября 1941 года! Ах, церковь Вознесения Христова!

Блять! В восемнадцать, сразу после школы, выскочить замуж за какого-нибудь местного жида или бульбаша, нарожать ему кучу детей и каждые выходные ходить гулять с ним под ручку по центральной площади?

Нет, Суля, ну это ж ебу можно дасться! Неужели ты представляешь меня такой?

Я с детства была ужасно амбициозной и знала, что прорвусь в люди. Конечно я нахуй послала захолустный Клецк и по окончании школы свалила в Россию. Представь себе — 1992 год, Ленинград. Голод жуткий, денег у народа нет, на улице каждый день стрельба. И тут на самый старый вокзал города — Витебский, к правоверной иудейке замшелой деве Циле Липскер прибывает на постой из Белоруссии в плацкартном вагоне двоюродная племянница еврейская целка Бетина Шмулевич с двумя дерюжными мешками с салом, свиной колбасой и прочими деревенскими деликатесами. Ха-ха-ха-ха! И ты думаешь, что она, правоверная, их не жрала?

О…Петербург… Я, которая бегала срать на улицу, потому что канализации в родном городе не было, всем сердцем приняла и полюбила самый европейский город России — Петербург… Тогда еще можно было остановить любого случайного прохожего и спросить о нужной улице — никто не слал тебя нахуй, наоборот — вежливо объясняли и помогали…Какие люди, Суля, жили тогда в Питере! Мне не доводилось больше никогда сталкиваться с таким уважением, обхождением, тактом и интеллигентностью — достоинствами, какими обладали когда-то коренные питерцы. Жалко, теперь все это уже кануло в Лету…

И вот университет…Суля! Ты понимаешь? Петербургский университет! Как я училась! Как я училась! Ведь я прекрасно понимала, что в жизни большого умного города у глупой, бедной, некрасивой еврейской девочки нет никаких шансов, если она не будет как следует учиться…

Он…Он был преподавателем. Конечно еврей. Могучий интеллект. 47 лет. Он меня соблазнил, но я никогда потом об этом не жалела. Как он ебал, Суля! Какой у него был огромный, обрезаный еврейский хуй! Он ебал им меня в пизду, рот, он разворотил мне жопу, но, Суля, какой это был кайф! В 17 лет встретить своего царя Соломона! Он преподал мне всю утонченность науки любви, показал позы, о которых я даже и не подозревала, научил меня контролировать свой мозг и тело так, чтобы кончить именно тогда, когда я захочу. Это был такой насыщенный год, милая Суля!

А потом…как мы ни береглись, к следующему лету я закономерно забеременела. Был жуткий скандал, потому что доброжелатели обо всем доложили его жене. Но он был настоящим джентльменом — оплатил мне аборт и помог перевестись в Московский университет. Даже общежитие выбил…

И вот 1993-й год. Какое это было время, Суля! Танки на улицах Москвы, штурм Останкино, пылающий Белый дом, грузовики с трупами. У меня на глазах ковалась новая история страны.

Информационные войны. Журналисты-гиганты. Суля, мы, зайчишки-студенты порою до двух ночи сидели перед телевизором, наблюдая за битвами мастеров-телекиллеров. Киселев, Доренко…Журналисты были знаменем всех мыслящих людей того времени. Их уважали, боялись, прислушивались к каждому их слову. Они становились миллионерами, владельцами газет и холдингов, но в то же время их беспощадно убивали, если они переступали ту черту, которую нельзя переступать…

Мы сидели на лекциях и бегали по редакциям газет в поисках работы. Как настырные клопы мы совались в любую щель, лишь бы нарыть сенсацию и завязать связи. И через два-три года кто-то уже ездил на собственной машине, переселялся из общежития в комнату или квартиру в престижном районе, летал на спецбортах с олигархами в Куршавель, Монако и Сен-Тропе. Деньги и слава валялись под ногами, их надо было только подобрать…

Меня начали печатать. Я крутилась как белка в колесе, иногда не спала по двое суток, охотясь за убойной информацией. Я отказывала себе во всем, но к двадцати пяти у меня уже были средства, чтобы обратиться в клинику пластической хирургии…

Однажды мне дали задание написать статью о Льве Лебензоне. В свои 28 Лева имел двести миллионов баксов и они очень дурно попахивали. Я две недели собирала на Леву материал, а затем уломала его дать мне интервью.

Он принял меня в кабинете своего банка — полноватый, самоуверенный молодой мужчина в очках. Я задавала наглые вопросы, провоцировала, нападала…Я знала, что загоню его в угол, потому что факты, которые я нарыла, были убийственными.

Однако все вышло совсем не так.

Лева с легкостью отбивал мои атаки, смеялся, потягивая 24-летний виски с минеральной водой "Перье", а в какой-то мне вдруг стало ясно, что он просто надо мною издевается!

Когда я, раскрасневшаяся и разозлившаяся, спросила его: "Г-н Лебензон! А вам не страшно, если послезавтра статья появится именно с теми фактами, с которыми я вас сегодня ознакомила?", банкир откровенно рассмеялся и ответил:

— Слушай, Зарецкая (тогда я уже использовала этот псевдоним), пиши что угодно, только хуй твою статью опубликуют. Почему? Да потому что я позвоню в Администрацию Президента, а оттуда уже будет звонок твоему редактору. Поняла?

— Ну что ж, попробуйте! — ответила я, не поверив. Мне казалось, что Лебензон берет меня на понты.

— Хорошо, девочка, иди пиши! Я обещаю тебе, что мы обязательно еще увидимся! — тон Лебензона был странен, но мне показалось, что это угроза.

…Как ты наверное уже догадалась, Сулька, банкир оказался прав. На следующий день редактор прочитал мою статью и, помявшись, сказал, что в этом виде выпустить мы ее не можем. Был звонок…

Я тогда кричала, ругалась, а потом вернулась домой и напилась. Решила даже бросить эту газету, благо альтернативы имелись. Но потом передумала…

А через пару дней, когда я сидела в редакции, в комнату вдруг зашел курьер с огромным букетом роз! Для меня! Все охуели, а что уж говорить обо мне…К букету прилагалась визитка…Лебензона!…который учтиво приглашал меня на прием по поводу своего дня рождения!

Я вскипела и…решала пойти. И высказать ему наедине все, что о нем думаю…

Я так и сделала…

— Бэтти, у тебя есть загранпаспорт? — выслушав меня, спросил вдруг Лебензон.

— Какое вам до этого дело? — нелюбезно поинтересовалась я.

— Полетели с нами в Монако. Спецрейс отбывает завтра утром. Летишь? Или слабо?

Услышав это, я чуть не села на пол, поразившись такой наглости. И ответила:

— Слабо? Летим!

И мы полетели.

Я не буду описывать тебе, Сулька, ни замок Лебензона, ни его яхту, ни казино, ни рестораны, где мы побывали…Нет, он не приставал ко мне и держался как истинный джентльмен. Дарил цветы, подарки…А затем…спросил меня:

— Тебе нравится здесь? Нравится такая жизнь?

— Да! — ответила я сквозь зубы.

— Ну так живи ею! — предложил Лев. — К чему тебе политика, экономика, расследования? Разве ты не поняла, что власть в стране принадлежит нам и что мы захотим, то и будет. Не бейся как рыба об лед. Смени тематику. Вчерашние бандиты надевают костюмы от Версаче вместо кожанок. Их девки носят Пако Рабан и Пьер Карден. Людям нужна красота. Высший стиль. Элиту, нынешнюю элиту России следует облагораживать, воспитывать в ней элементарные навыки приличия, вкуса и утонченности. Почему бы тебе не писать именно об этом?

И тогда, стоя на палубе яхты Льва, я поняла, что он прав. Я хочу именно такой жизни. И мне по душе именно такие темы.

Так исчезла журналист отдела "Политика" Бетина Шмулевич и появилась светский обозреватель Бетина Зарецкая, она же Бэтти Шарк.

Конечно вернувшись в Москву мы стали любовниками. Я познала вкус еды всех дорогих ресторанов столицы, прелесть полета спецбортами, люкс гостиничных номеров за две тысячи долларов и запах двадцатидолларовых аргентинских и южноафриканских роз…

Спустя год мы разошлись, а затем на Лебензона наехало гэбье и отобрало банк. Под угрозой сесть, Лев уехал в Америку.

А светская жизнь тем временем стремительно набирала ход. Благодаря Леве и новым многочисленным знакомствам я стала самым знаменитым и влиятельным ее историографом…

К тридцати годам у меня появилась собственная двухкомнатная квартира в центре Москвы. Я купила ее лично на свои сбережения. Мне хорошо платят за явную и скрытую рекламу брендов, событий, людей. Быть на "ты" с олигархами — не только почетно, но и денежно. Конечно мои мужчины всегда делали мне щедрые подарки, но независимость для меня превыше всего, поэтому я стараюсь рассчитывать только на свои доходы…

У меня было много мужчин, Сулька. Был и второй аборт, после чего я поняла, что не могу больше иметь детей…

После встречи с Левой я пришла к выводу, что настоящий мужчина только тот, у кого есть деньги. Много денег. Мужчина обязан обеспечить безбедную жизнь своей семье. Остальные, а их в России процентов 95 — скоты, быдло, болтуны и алкоголики. Я ненавижу их и мне не только трудно находиться с ними рядом, но даже и дышать одним воздухом. Я ненавижу людей. И прежде всего русских.

Хотя…Наверное именно поэтому самый мой любимый и близкий человек — русский. Мой дорогой Мишанька. Мы познакомились с ним в Кортина Д,Ампеццо — престижном итальянском горнолыжном курорте. Мишанька большой, лысый и очень добрый — когда он прижимает меня к сердцу, меня охватывает такое непередаваемое чувство радости, что хочется заплакать. Мишанька, я тебе говорила, живет в Лондоне. Он почти миллиардер, торгует нефтью. Когда мне плохо, я просто звоню ему и он высылает за мной свой "Фалькон". Я знаю, что у Мишаньки в Лондоне бляди, и не только там. Он их и из Москвы табунами выписывает, ебет, а потом отправляет обратно. Но я не ревную, нет. Мужчине нужны женщины, пусть радуется. Зато мы оба знаем, что настоящая его женщина я. Может мы когда-нибудь и поженимся, я конечно не настаиваю, мне и так с ним хорошо.

А за еврея я б никогда не вышла. Они хотят, чтобы женщина сидела дома и занималась семьей. Не видят в ней человека, равноправное существо. Ууу, эти евреи…Для них баба — товар. Купил, попользовался, продал. А я, Сулька, не товар!

С русскими не так. Есть конечно и уроды, большинство из них, но…русский человек открыт и незлобен. Щедр, наивен, добр. Полюбит — вся его душа раскрывается перед тобой — бери не хочу! Поэтому только русского я, полуеврейка, наверное и могла бы любить. И люблю. Ненавижу Россию с ее гэбьем, ментами-оборотнями, продажными чиновниками и повсеместным воровством и похуизмом. Если бы захотела, давно бы уехала в Лондон или Монако. Только что я там буду делать — птичка в золотой клетке? Нет, в Лондон надо ездить отдыхать и шопинговать, а жить, к сожалению, лучше в России. Видишь, как все сложно, Сулька? Что-то я совсем раскисла и напилась. Давай-ка спать!"

*********

На обильных рублевских харчах Филька быстро поправилась. Черная шерстка кошки вновь заиграла глянцем. Бэтти разрешила выпускать Фильку в сад и теперь, когда хозяйка уезжала по работе, кошка часами неутомимо гонялась за бабочками или лазила по деревьям. Сад у Мишаньки был большой, с цветами, яблонями и малиной. Ухаживал за ним старик Юзеф, дальний родственник Бэтти, выписанный ею из бедной Белоруссии. Охранник Борис и горничная Эльвира переживали любовный роман и особого внимания на кошку не обращали. А вот кухарка Дося Фильку не жаловала. "Ты, Сулька, лучше сюда не суйся, прибью! У меня здесь гигиена, а не зоопарк!" — сразу предупредила она кошку, когда та забрела на кухню, взволнованная ароматами пекущейся в духовке индейки с яблоками. Филька обиделась и ушла. "Ничего, ты еще повыступай, вот вернется хозяйка, она живо тебя обломает!" — мстительно подумала кошка.

Одним словом, жилось на Рублевке вполне приемлемо. Если бы не…

Таблетки.

Маленькие, непонятные таблетки, выданные чудо-доктором Виктором Михайловичем. Эти таблетки Бэтти с завидным упорством каждое утро запихивала кошке в пасть. Филька шипела, вырывалась, даже пробовала пустить в ход когти, но Бэтти не испугалась. "Глотай, дура! О твоем же здоровье забочусь, это не отрава, а гормональное!" — кричала хозяйка, стискивая кошкины челюсти.

После таблеток некоторое время Филька чувствовала себя дурно. Вспомнился родной городок. Беленькие противные кружочки, которые заставляли ее глотать коленькины папа и мама. "Эх, придется терпеть, — покорялась Филька. — Раз они полезны для здоровья, буду пить."

В пятницу вечером, вернувшись с работы, Бэтти шумно влетела в комнату. В руке, за специальную ручку она держала большую клетку из тонких, но крепких прутьев белого металла, со сплошным дном.

— Это тебе, Сулька! — бухнула хозяйка клетку на пол.

— Мяу? — удивилась кошка и опасливо отодвинулась назад. "Неужели она собирается теперь держать меня взаперти в этой блестящей хреновине?" — испугалась Филька.

— Не ссы, дура! — успокоила кошку хозяйка, налету прочитав ее мысли. — Звонила Оксанка, у нее вышла новая книга, так что приглашает нас завтра с тобой в "Глэм" — это такой ресторан на реке, в паре километров отсюда. Будет угощать и очень желает на тебя посмотреть. Может даже вставит историю нашего знакомства в какую-нибудь из следующих своих книг. Поняла? — и Бэтти восторженно захохотала. — В ресторан, как ты наверное понимаешь, кошек не пускают, пусть мы даже и будем сидеть снаружи. Поэтому пришлось на тебя потратиться — 200 баксов выложила за эту клетку. Итальянская, дизайнерская работа, цени!

Фильке клетка все равно не понравилась. "Я вообще-то и без ресторана могу обойтись, очень оно мне надо…", — рассерженно подумала кошка. И все-таки внимание настоящей писательницы к ее персоне приятно пощекотало самолюбие.

…На следующее утро Бэтти выпила чашку чая и отправилась в один из салонов красоты, находившихся там же на Рублевке. Вернулась она оттуда часа через три, заметно посвежевшая и похорошевшая. Легкий ветерок нежно колыхал пышние черные кудри хозяйки. Ослепительно блестел на солнце тщательно вымытый Юзефом Ice White. Охранник Борис осторожно поставил на заднее сиденье клетку с волнующейся Филькой и открыл ворота. Из дома — настоящая королева — вся в белом — выступила Бэтти. На ней были белые итальянские брючки, тончайшая, купленная в Милане рубашечка и белые босоножки от Гуччи. Филька и стоявший у машины Юзеф так и ахнули — настолько элегантно выглядела Бэтти.

Сев за руль, хозяйка обернулась, поправила клетку с Филькой и подмигнула кошке — не боись! Через две-три минуты будем на месте!

И в самом деле — не прошло и трех минут как Ice White домчал своих пассажиров до реки и лихо зарулил на парковку перед рестораном. Само здание располагалось на берегу, но часть столиков с обязательными зонтиками была вынесена на помост прямо над водой.

— Здравствуйте, Бетина Богуславовна! Позвольте вам помочь! — тщательно вышколенный молодой официант осторожно принял из рук Бэтти клетку с Филькой. — Оксана Генриховна вас ждет, пожалуйте за мной!

Бэтти усмехнулась про себя, видя, как уставилась на нее обедающая за крайним столиком семья — толстый, как боров, плохо выбритый мужик лет пятидесяти, такая же дебелая супруга, и прыщавая девочка лет пятнадцати. "Видать новенькие, — подумала Бэтти. — Мужик — типичный партработник. Ясно дело, едросс, чиновник, взяточник, накопивший свои первые 50 лимонов. Купил коттедж, чтобы быть поближе к начальству, козел сраный… Откуда ему знать, что официанты в этом ресторане знают по имени отчеству, не говоря уже о фамилии, всех своих постоянных клиентов. Обслуживание по категории ВИП — вот как это называется. Хуле, при таких-то ценах…".

— Бэтти, дорогая! — из-за столика в конце помоста, прямо у перил, навстречу Бэтти уже вставала полноватая дама в широкополой идиотской шляпе, украшенной черными и желтыми цветами.

— Ну и Фотошок! — ошеломленно подумала Филька. — Тьфу, как это — пластическая хирургия.

У дамы были узкие поросячьи глазки, обильно намазанные тушью, а кожа на лице натянута так, что казалось, ткни в нее иголкой, и она лопнет как зрелый прыщ. На вид писательнице было лет 35, но приглядевшись к шее и морщинам на пальцах рук Филька прибавила ей еще минимум десяток.

Подруги нежно поцеловались и уселись за столик. Клетку с Филькой официант хотел поставить на пол, но Бэтти приказала водрузить ее на стул рядом с собой. Официант молча подчинился и отправился за меню.

Заказали зеленый салат, жульен, по рекомендации официанта — свежайшего шотландского лосося с медово-вересковым соусом, и бутылку Черваро делла Сала урожая 2006 года — одно из лучших итальянских белых вин, произведенных из винограда Шардонне и Гречетто в области Умбрия. Фильке Бэтти взяла по-скромному судака на пару. Для разгона, по старой русской традиции, хлопнули по пятьдесят грамм водки "Белуга", закусив крупными зелеными итальянскими маслинами.

Судака принесли в блестящей хромированной мисочке. Бэтти просунула ее в клетку и Филька с аппетитом принялась за еду. Дамы же, попивая вино, завели светскую беседу.

Оксана Полянская, в девичестве Курц, рассказывала Бэтти о своей новой книге. Сюжет в общих линиях вертелся вокруг любовного треугольника между бедной красивой девушкой, работающей воспитательницей в доме богача на Рублевке, и двумя олигархами — хозяином дома и его бывшим другом, ныне смертельным соперником как в бизнесе, так и в любви. В своей борьбе олигархи не гнушались никаких средств, прибегая даже к помощи злых сил, которые щедро предоставляли им колдуны, волшебники и экстрасенсы. В конце-концов победил самый достойный и положительный олигарх и девушка вручила ему свое сердце в обмен на брак и любовь до гроба.

Бэтти, чьи щеки от выпитого сильно покраснели, охала и ахала, переживая за героиню романа. По окончании рассказа она тут же пообещала, что завтра же купит книгу и внимательно ее прочтет. Довольная Полянская улыбалась и снисходительно кивала головой, покуривая облегченный "Давидофф".

Потом заказали еще одну бутылку Черваро и Бэтти, переняв инициативу в беседе, принялась рассказывать о своей жизни. Пересказала она во второй раз и историю встречи с Филькой. Потом перешли на модные тренды, лайфстайл, хайлайф, Париж, Лондон… Наевшаяся до отвала Филька прикрыла глаза и начала засыпать.

И тут…

— Так мы виделись на прошлой неделе с Мишей! Как раз в Лондоне! — вдруг вспомнила Полянская. Она уже была сильно пьяна и явно не следила за своими словами. — Заходим с моим Теодором в Gordon Ramsay, а там за столиком твой Миша с Офелией, с ними Колька-пидарас, потом этот молодой поц, который из-за проблем с мобилами съебал в Ингланд…

— Что??? — страшным шепотом просипела Бэтти. Лицо ее вмиг побледнело и стало похожим на мертвеческое. — Какая Офелия? Звездинская?

— А? Чего? — пьяные глаза Полянской испуганно заметались в стороны. Задремавшая было Филька вскочила, понимая, что что-то идет не так. — Ну да, Звездинская! — ненатуральным голос продолжила писательница. — Фенька приехала погостить к этому с мобилами…

— Какие мобилы, пизда? Ты чего мне тут втюхиваешь? — Бэтти начала приподниматься из-за стола. Рука ее судорожно схватилась за собственную мобилу. — Этот с телефонами — известный пидарас, он бабами не интересуется, значит Офелия пришла с Мишкой?

Тут Филька, напрягшая мозги, наконец-то поняла о ком идет речь. Конечно Офелия Звездинская! Как и соответствует фамилии — звезда. Ярчайшая звезда! Лучшая балерина современной России, 24 года, два брака за спиной. Сколько раз Филька видела ее надменное лицо по телевизору в комнате бабушки! Звездинская, как писали желтые газеты, была суперстервой. По слухам, она требовала со своих поклонников по миллиону за ночь, впрочем, соглашаясь и на брак, если ее избранник готов сразу же перевести на счет танцовщицы минимум 25 лимонов баксов! Звездинская не тот человек, чтобы просто так прилететь в Лондон и пообедать с олигархом. Она участвует в игре только при стопроцентной гарантии выигрыша. Неужели Мишаня, которого Филька так никогда и не видела, заплатил Звездинской миллион? Или они уже договорились о свадьбе?

И-и-и! — тоненько завизжала Бэтти и со всех сил запульнула мобилой в Оксану Полянскую! Пьяная Полянская отшатнулась и мобила полетела в реку!

— Сука! Блядь! Ты же специально меня пригласила, чтобы рассказать о Мишке и Феньке, да? — пьяное прозрение озарило несчастную Бэтти.

— Сама пизда! Совсем охуела, что ли? — взвыла Полянская и в свою очередь бросила тарелкой из-под рыбы в законодательницу светской журналистики.

— А-а-а, сучка, на! — чудом увернувшись от тарелки, Бэтти, вытянув руки, ринулась через столик на паскуду-писательницу.

Полянская взвизгнула, откинулась назад, но тут ей в горло вцепилась проехавшая по столику Бэтти и…

…стул писательницы врезался в декоративные перильца помоста, они дрогнули под тяжестью двух тел и треснули!

С дикими криками, вцепившись друг в дружку, бывшие приятельницы рухнули в реку!

— Мяааааау! — завыла в ужасе Филька, пытаясь выбить дверцу клетки.

— Помогите! Спасите! Женщины тонут! — заорали немногочисленные посетители ресторана. Правда, никто из них лично на помощь упавшим почему-то не поспешил.

Плясс! Плясс! Плясс! — это сходу сигали в реку вышколенные официанты. Да, умел подбирать адекватный и быстрореагирующий на внештатные ситуации персонал мудрый хозяин ресторана "Глэм"! Впрочем, глубина реки тут составляла полтора метра, так что особого риска утонуть не было…

Минут через пять при помощи набежавших охранников официантам удалось выволочь на берег чуток протрезвевших женщин.

— Сука, я тебя убью! — орала Бэтти, чьи костюмчик и прическа превратились в ничто.

— Иди соси дальше, паскуда! Ищи нового олигарха со своими двумя абортами, пизда! Мишка-то твой как раз сегодня прилетает в Москву на "Фальконе", везет обратно свою цацу! — достойно и в тон отвечала врагу гламурная писательница Полянская.

— Успокойтесь, дамы! Брэк! Иначе вызову милицию и прессу! — вдруг раздался на берегу властный мужской голос. Это подлетел сам владелец ресторана.

Услышав про прессу, "дамы" мигом притихли и зашмыгали носами.

— Сейчас наши сотрудники отвезут вас домой на ваших машинах, а счет, пополам, мы вам пришлем завтра. Не возражаете? — продолжил хозяин.

Дамы, сопливясь и встряхиваясь, кивнули головами, дескать, не возражаем.

Круглоголовый молчаливый охранник, внимательно, но крепко поддерживая Бэтти за локоть довел ее до Ice White. Быстрый официант принес и поставил на заднее сиденье клетку с Филькой.

— Ну что, мадам, поехали? Какой адрес? — спросил мужчина. Бэтти, всхлипывая, ответила. Через пять минут опять так же бережно охранник вывел Бэтти из "Вольво" и сдал на руки Эльвиры с Борисом. Фильку унес в комнаты погрустневший Юзеф.

Охранник учтиво попрощался и ушел пешком. Борис загнал машину в гараж, а Эльвира увела Бэтти в душ. Пока она мылась, в комнату зашла тетя Дося, грустно посмотрела на клетку с Филькой и с сочувствием открыла задвижку.

— Вот и погуляли…

— Мяу! — вздохнула Филька и вылезла.

Через десять минут в комнату вошла Бэтти. Молча подойдя к бару, она достала оттуда бутылку "Хеннесси" и принялась, булькая, пить из горлышка. Осушив примерно полбутылки, историограф российской светской жизни икнула и повалилась на постель. Филька, как побитая, поплелась наружу, в сад. Не хотелось засыпать в комнате, насквозь пропитанной алкогольными парами.

Старик Юзеф молча ковырялся в саду. Кошка подошла поближе и легла в тени под яблоней.

— Плохо дело, да? — вдруг испытующе спросил Юзеф.

— Мяу! — горестно ответила Филька.

Юзеф все понял, выругался и ушел к себе в комнату, где под кроватью в сундучке хранились привезенные из Белоруссии несколько бутылок домашнего картофельного самогона…

*********

…Ближе к вечеру в особняке начался настоящий переполох.

Обеспокоенный тем, что Бэтти не отвечает, Мишаня лично позвонил тете Досе — справился о любимой подруге и предупредил, что прибудет часам к одиннадцати.

Тетя Дося ахнула и принялась обзванивать местных поставщиков — уже через полчаса к воротам примчались небольшие микробусы с доставкой. Под бдительным взором Доси ловкие молодцы заносили на кухню коробки с парной телятиной, закуской, фруктами и алкогольными напитками.

Эльвира бегала по комнатам, меняя простыни, Мишаня чистил фуражку, а Юзеф, от которого потягивало несравнимым перегаром картофельной водки, в очередной раз подметал и мыл двор.

Бэтти проснулась в десять и, бормоча под нос ругательства, поплелась в душ. Высушив волосы, она не стала ни одеваться, ни прихорашиваться. Спустившись прямо в ночной рубашке на кухню, где раскрасневшаяся от жара Дося жарила телятину с апельсинами, Бэтти нацедила себе из кофе-машины для эспрессо большую чашку ароматного напитка и поднялась обратно в спальню. Там она уселась за стол, включила телевизор, висящий на стене и плеснула в рюмку коньяку. Испуганная Филька спряталась в углу за занавеской и не смела показать носа. В воздухе крепко пахло предстоящим скандалом.

В одиннадцать десять к воротам особняка подкатила процессия из трех огромных черных машин. Два джипа и лимузин между ними. Во дворе сразу же сделалось тесно и шумно, чьи-то тяжелые шаги застучали по лестнице.

— Зая! Зайка! Ты где? — послышался рокочущий, самоуверенный мужской голос.

Бэтти молча уставилась на дверь.

Дверь открылась и на пороге с огромным букетом роз нарисовался любимый друг Мишаня.

— Зайка! Привет? Что случилось? — бросился к подруге олигарх, как и описывала его Бэтти Фильке — огромный, лысый, симпатичный мужик лет сорока пяти.

— Это мне? — безразличным голосом спросила Бэтти.

— Конечно тебе, Зайка, прямо из Лондона! Дай-ка я тебя поцелую, целую вечность не виделись! — придвинулся к любимой Мишаня.

Бэтти однако отстранилась от губ мужчины и язвительным тоном спросила:

— А Феньке Звездинской ты такие же букеты даришь?

— Э…, - запнулся олигарх и на самую чуточку мгновения смутился. — Какая Фенька? Ты о чем?

— Да все о том же, — начала заводиться Бэтти. — Оказывается, весь мир уже знает, что последнюю неделю сучка Звездинская провела в твоем доме в Лондоне. Только я не в курсе!

— Ну…, - смутился Мишаня и лысина у него начала краснеть, — Да ладно тебе! Встретились случайно на пати у Бориса в его особняке в Риджент-парке, потом обедали пару раз и все!

— Ага! Обедали значит? — перешла в наступление Бэтти. — А то ты не знаешь как она "обедает"? Может ты и миллиона ей не переводил?

Тут уже озверился и Мишаня.

— Какой миллион, мать? Ты в себе? Может скорую вызвать? Ну ладно, переспал я ней и что? Ты же прекрасно знаешь, что я время от времени приглашаю к себе девушек. И ты говорила, что не имеешь ничего против! Я сам тебе столько раз предлагал — захочешь с кем-нибудь переспать — спи! Ты молодая, здоровая, нуждаешься в сексе! У нас же свободные отношения! А ты что мне тут гонишь? Или мы с тобой женаты? Живем семьей? В одной квартире? Да вообще, кто ты такая, чтобы считать мои деньги? Ну переспал и ладно. Давай проедем и пойдем дальше, мать! Хватит дергать нервы!

— Мать? — заорала Бэтти таким голосом, что над ее головой мелко задрожали хрусталики люстры. — Какая я тебе мать, лайдак! Подлое русское быдло! Обманщик! Лжец! Все вы русские — скоты! Сволочи! Народ быдла! Страна быдла! Ненавижу вас, твари!

— Что? — удивительно тихим голосом спросил Мишаня. — Значит я — скот, и мой народ — скот, и моя родина — скот на скоте? Так выходит, Бетиночка? Ну тогда прости меня, скота, как ты выражаешься. Думаю, нам больше с тобой не по пути…

— Мишаня! Мишенька! — взвизгнула Бэтти, осознав, что ляпнула лишнего.

— Постойте, Бетина Богуславовна, госпожа Зарецкая, — также тихо продолжал Миша. — Дайте уж я докончу! За два года, дорогая Бетина, я вам на платиновую карточку перевел тысяч триста. Каждый месяц тысяч по десять. О подарках, поездках, ресторанах-кабаках, "Фальконе", что за вами лично присылал, вообще молчу. Черт с ними. И сейчас у вас на карточке сорок тысяч — пусть будут ваши. На здоровье! И машина-вольвочка — тоже ваша. И еще: я вам завтра переведу сто тысяч — за моральный ущерб. Так что давайте расстанемся мирно и тихо, как культурные люди, а не какое-нибудь скотобыдло! А?

— Ик! Ик! — икала от ужаса Бэтти, глядя на тихого и непреклонного Мишаню.

А тот уже достал из кармана пиджака телефон и говорил:

— Федор Андреич! Поднимись-ка к нам, будь ласка!

Через минуту в комнату быстрым шагом вошел неприметный серенький мужичок с незапоминающимся лицом — Федор Андреевич — бывший гэбист, а ныне начальник охраны Мишани.

— Слушаю, Михаил Семенович!

— Федор Андреич, Бетина Богуславовна нас покидает, будь добр, организуй ей машину до Брестской, пусть наш парень ее отвезет, а то Бетина Богуславовна немного выпила, ей за руль нельзя. Да, и передай Эльвире, чтобы завтра утром собрала все вещи госпожи Зарецкой, погрузила в микробус и отправила ей домой.

— Ик! — только так и смогла прокомментировать речь бывшего любимого Бэтти.

Через пять минут, уже одетую, звезду светского обозрения, с ноутом в одной руке и сумочкой в другой, уважительно сопроводили к машине. До смерти испуганную Фильку несла на руках Дося. Мишаня остался наверху.

— Нет! — вдруг взбесилась Бэтти. — Никуда меня не надо везти! Сама доеду! Выведите мне "вольву"!

— Бетина Богуславовна! — мягко попытался возразить охранник, — у меня приказ.

— А мне плевать на ваш приказ! — топнула ногой Бэтти. — Позвоните Мишке и скажите, что или я уеду отсюда одна, или я прямо сейчас начну орать и рвать на себе одежду, а потом скажу, что вы меня изнасиловали!

Охранник закусил губу и достал телефон.

— Пускай катится к черту! — ответил Мишаня.

Бэтти села в "вольвочку", положила на заднее сиденье ноут, посадила туда же Фильку и вдарила по газам.

Филька всю дорогу до города дрожала и не смела пикнуть. Бэтти же материлась, кричала и распевала песни. К счастью, милиция их не остановила. Ice White вызывал у ментов уважение и нежелание связываться с его пассажирами.

Въехав в Москву Бэтти умолкла и призадумалась. Потом оглянулась на кошку и пьяно хихикнула. По ночному городу ехали долго, страшно долго. Свернувшаяся в клубочек кошка не смела поднять голову от страха.

Наконец машина остановилась на красный свет на перекрестке кругового движения. Слева, окруженный со всех сторон дорогами, жался маленький скверик-пятачок. Фонарь, три лавочки и мусорная урна.

Вдруг Бэтти схватила Фильку за шкирку и поднесла к лицу. На парализованную ужасом кошку уставились выпученные безумные глаза обозревательницы.

— А ведь это ты во всем виновата, Сулька! Сулька-разлучница! Если бы я тебя тогда не встретила, не было бы никакого ресторана "Глэм"! И Мишаня остался бы моим, поняла, сучка? Сейчас я тебя отвезла примерно туда, откуда забрала. И придется нам расстаться! — зашипела Бэтти.

— Ми…миа…, - пыталась сказать что либо кошка в свое оправдание, но звуки отказывались вылетать из ее горла.

— Вот тебе и "миа"! — передразнила кошку Бэтти и… швырнула ее в скверик! — Иди нахуй, Сулька!

Тут загорелся зеленый свет и "Вольво" унеслось во мрак. Филька, стеная, заползла на реденькую, пропахшую выхлопными газами травку пятачка-скверика и накрыла голову лапками. Захотелось умереть…

 

Часть третья

117-й элемент

 

Глава пятнадцатая

Вверх по Дмитровскому

…Уже много дней, он и не помнил сколько, Кузя двигался вверх по Дмитровскому шоссе в сторону станции "Тимирязевская", методично осматривая дворы — а вдруг Филька тоже догадалась расспросить дорогу и теперь бредет ему навстречу — к Савеловскому вокзалу?

При зрелом размышлении еще в первую ночь кот сумел пересечь Бутырскую улицу и пошел по левой ее стороне, вспомнив из рассказа Альберта, что парк Дубки находится слева. Так вероятность не разминуться с Филькой увеличивалась многократно.

Питаться приходилось скудно и через раз — добывая еду в основном из мусорных баков. Правда, почти всюду вокруг них крутились бродячие собаки, поэтому Кузя берегся и действовал исключительно осторожно. С водой было гораздо труднее, погода стояла солнечная и лужи быстро высыхали.

Приходилось и попрошайничать, но ларьки с пирожками, шаурмой и сосисками встречались все реже и реже, а москвичи, известные в былые времена своей любовью и уважением к котам, видимо напрочь теперь об этом позабыли — мало кто из жующих бутерброд или пирожок на улице соглашался поделиться с голодным Кузей.

От ежедневного многочасового бега трусцой постоянно болела хромая лапа. Боль донимала даже ночью, во время сна. Кузе хотелось плакать, но он крепился и продолжал идти вперед, понимая, что только он может помочь глупой и неопытной Фильке, и вывести ее из Москвы.

Пересечь 1-ю Хуторскую удалось без труда, глубокой ночью. Добрался Кузя и до метро "Дмитровская", а затем начался ад — мост над железной дорогой, развязки Дмитровского проспекта и Бутырского путепровода. День и две ночи перебирался голодный, измученный жаждой, задыхающийся в выхлопных газах Кузя на ту сторону. Четыре раза бедного кота чуть не сбили машины, он метался, прижимался к бровке, возвращался назад и вновь ковылял вперед под гневный или удивленный свист и ругань в свой адрес, доносившиеся до него из проезжавших мимо автомобилей.

Выбравшись наконец за Дмитровский проспект Кузя упал на траву и моментально уснул. С перерывами кот проспал до вечера, но когда попылася подняться, ничего не вышло. Сил идти больше не было. И воды вокруг не было. Некогда пушистый и длинношерстый Кузя теперь походил на древний, грязный половик. Шерсть на коте свалялась и висела колтухами, забитая до отказа вездесущей и неумолимой московской пылью. Натертые почти до крови подушечки лап раздулись и саднили. "Нет, любой ценой надо встать, — подумал Кузя. — Любой ценой. Иначе я прямо здесь и умру. Помоги мне, не оставь меня, Кошачий Бог!".

И опять, в который раз Всевидящий и Милосердный Кошачий Бог смиловался над отважным котом Кузей!

Вдруг неподалеку от места, где лежал Кузя, послышались чьи-то шаги. Кузя поднял голову и похолодел — метрах в тридцати от него стояла и удивленно смотрела на него собака! Убедившись, что перед ней все-таки кот, а не пыльная тряпка, собака медленно двинулась к нему.

Ужас охватил Кузю и он, забыв о боли, подскочил и рванул в сторону первого попавшегося на глаза дома, что виднелся неподалеку. Собака с лаем кинулась за ним.

Еще издали кот увидел (о чудо!) открытую и подпертую щепкой дверь подъезда. Из последних сил он добежал до двери, ударился об нее, щепка выскочила и дверь начала закрываться. Собака уже подлетала к подъезду. Кузя бросился вниз — к подвалам. Неужели собака успеет заскочить внутрь? Но тут за спиной беглеца раздалось громкое "Хлоп!", а вслед за тем обиженный вой извечного четвероногого врага. Собака осталась снаружи!

Кузя свалился в изнеможденьи на ступеньки подвала и заплакал от радости. Нет, поживем еще, рано пока умирать!

Отдышавшись и наплакавшись, кот встрепенулся и принялся водить носом из стороны в сторону. Определенно откуда-то снизу пахло пищей! Кузя поднялся и пошатываясь принялся спускаться по стертым ступенькам. Дверь в подвал оказалась открытой. Кузя осторожно двинулся вперед по коридору. Свернул, потом еще раз. "Какие глубокие и обширные подземелья! — удивился кот. — Скорее всего, дом строили в сталинские времена, не удивлюсь, если где-то поблизости имеется и вход в бомбоубежище!"

Запах пищи усиливался и наконец Кузя увидел его источник — в конце коридора одна из дверей в подвалы была приоткрыта и из нее выбивались наружу тусклый свет и пар! Кто-то варил суп!

Подобравшись к двери, Кузя осторожно заглянул внутрь и увидел небольшую, метра полтора на два с половиной комнатку. У стены стояла лежанка с наброшенными на нее грязными одеялами, а на лежанке сидел бородатый старик, несмотря на июльскую жару почему-то обутый в обрезанные валенки. Рядом с лежанкой примостился стол. На нем стояла электрическая плитка, на которой весело попыхивала паром кастрюля. Комнатку освещала неяркая электрическая лампочка, в свете которой Кузя заметил и трубу парового отопления, проходящую у внешней стены подвала, и верстачок, и еще один маленький столик с разными приборчиками и инструментами, а также маленький чернобелый телевизор — удивительно, но работающий!

Собравшись духом, Кузя толкнул дверь и вошел.

— Мяу! — обратился он к старику…

*********

…В 1970 году, отслужив два года во Внутренних войсках, вернулся в родную деревеньку под городом Клин Федор Андреевич Вдовин, двадцати лет отроду, беспартийный, несудимый и неженатый.

Погуляв с неделю и присмотревшись к позабытой деревенской жизни, Федька, а по-иному в деревне его никто и не кликал, сделал однозначно правильный вывод — пора подаваться в столицу.

Москва в те времена росла и ширилась как на дрожжах, жадно всасывая в себя работный люд из окрестных городов и сел. Тогда еще не знали жуткого и ненавистного слова "гастабрайтер". Лимитчики — вот как называли прибывших в столицу по т. н. "лимиту прописки" строителей, слесарей, водителей автобусов и трамваев, мойщиков транспорта и ментов.

Работу юный дембель нашел сразу же — именно ту, что искал. Беспартийный, несудимый и неженатый, уроженец деревни Клюково Федор Иванович Вдовин стал охранником на Московском электроламповом заводе, благо представленные им документы и многочисленные грамоты с места службы свидетельствовали о том, что последний год Вдовин плотно работал по специальности, участвуя в охране одной из многочисленных мордовских "зон". Лучшей рекомендации для поступления на "Электролампу" было не найти.

Вначале, как и остальным лимитчикам, Феде Вдовину пришлось года три пожить в одном из общежитий завода. Впрочем, Федя, привыкший к казарменной жизни, особо не переживал. Наоборот, с самого начала Вдовин зарекомендовал себя ответственным и бдительным работником, на которого можно было положиться. Через год он вступил в партию, а к концу третьего, когда расписался с Дунькой Котельниковой, начальство единогласно постановило премировать товарища Вдовина однокомнатной квартирой за успешную трудовую деятельность.

Однако, не все в жизни складывалось так, как хотел того Вдовин. Несмотря на то, что на работе души в нем не чаяли, личная жизнь быстро покатилась под откос. Дунька погуливала. Натерпевшись, через два года Вдовин подал на развод. Оформили быстро, но квартиру пришлось оставить паскуднице жене. И вновь Федор оказался в общежитии.

В 1978 году справили вторую свадьбу, ее устроила мать Федора. Женой Вдовина стала тихая и добрая Варя Куденкова из соседней с Клюково деревеньки. Начальство пошло навстречу и молодой семье выделили комнату в коммуналке, а через год, когда родился Александр, Сашенька, — семье дали двухкомнатную квартиру в сталинском доме на улице Костякова. Добираться до работы приходилось долго, но Вдовин ни о чем не жалел — альтернативой было продолжить жить в комнатке в коммунальной квартире на семь семей с одними ванной и туалетом…

Когда Саша подрос, его отдали в детсад, а Варя стала работать билетером в кинотеатре. Жили душа в душу и Вдовин не мог нарадоваться на семью. Каждую неделю ходили в кино, благо за билеты в варин кинотеатр платить не приходилось. Сына Вдовин воспитывал строго — заставлял делать физзарядку, а когда мальчику исполнилось 10 лет, отдал его в секцию бокса.

Служба в вохре считается год за два, поэтому уже в сорок Федор вышел на пенсию. Года два он еще проработал на заводе в одном из цехов, но потом, когда в стране началась полная катавасия и бюджетные зарплаты с пенсиями стали равняться нескольким жалким долларам, заделался охранником в частной фирме, благо репутация и связи имелись.

В отличие от большинства как советских, так и новых российских отцов, Вдовин уделял огромное внимание патриотическому воспитанию сына. Десятки, сотни военных фильмов, походы, лагеря, секция бокса — в 1998 г., когда Александра забирали в армию, радовались этому оба — и отец, и сын. К тому времени младший Вдовин вымахал в 190-сантиметрового синеглазого гиганта, красавца, бойца, входящего в десятку лучших боксеров Москвы. Мечтой Александра были Воздушно-десантные войска. И его с радостью туда взяли.

А через год началась Вторая чеченская…

Сержант Александр Федорович Вдовин геройски погиб 29 февраля 2000 года в бою у высоты 776.

Получив известие о смерти сына мать слегла, а Федор Андреевич запил.

Два года спустя, когда боль утраты начала стихать, 43-летняя Варя предложила мужу — давай усыновим ребенка? 52-летний Федор долго думал, а затем отрицательно покачал головой — не могу. Нет больше сил.

— Хорошо, — покорно ответила жена и с тех пор начала тихо угасать.

Варя Вдовина умерла в 2004 году. Похоронив ее Федор запил, его крепили, ставили на ноги, но потом уволили и он зажил в одиночестве в двухкомнатной сталинской квартире на вохровскую пенсию. Наедине с бутылкой.

…В конце 2005 года в соседней квартире начался ремонт. Стучали молотки, сверлила дрель, пахло краской и растворителями. Шума было много, порой до самого позднего вечера. Вдовину такое нарушение порядка не понравилось и он решил поговорить с соседями.

На звонок дверь Федору Андреевичу открыл не прежний хозяин квартиры, а незнакомый смуглый горбоносый мужчина со жгучими черными глазами и такими же черными волосами.

— Здравствуй, дорогой! В чем проблема? — с непередаваемым кавказским акцентом, почесывая толстый живот, спросил мужик.

Вдовин представился и спросил, куда делся прежний жилец.

— А, он мне квартиру продал, теперь я здесь буду жить. Вот, делаю ремонт, Киркором меня зовут. Будем знакомы, сосед! — и толстяк, заулыбавшись, протянул Вдовину руку.

Федор Андреевич пожал ее и объяснил цель своего визита — нельзя ли шуметь поменьше и проводить работы в отведенное для этого время? Кавказец ахал, охал, закатывал глаза к небу и, прижимая руки к груди долго извинялся, а затем попросил подождать минутку и юркнул в квартиру. Вернулся он с бутылкой "Русского стандарта" и торжественно протянул ее Вдовину.

— Извини, пожалуйста, дорогой! Больше не будем так шуметь! А это скромный презент в знак уважения! Прими, пожалуйста!

Вдовин бутылку взял, поблагодарил и распрощался. Такой дорогой водки он не пил уже несколько лет, со времен увольнения. Трясущимися руками Федор Андреевич свинтил крышечку и следующие несколько часов балдел от чудного напитка.

Кавказский человек Киркор свое обещание выполнил — больше поводов для скандалов не было. Наоборот, при каждой встрече в подъезде он первым здоровался со Вдовиным и заботливо спрашивал — все ли в порядке и нет ли у того претензий?

Федору Андреевичу такое отношение понравилось. "А говорят "звери", "звери"…, - размышлял он о новом соседе. — А выходит-то, что среди "черных" есть очень приличные люди!" Правда, Киркор был армянином, а не чеченом, то есть почти наш человек…

В свои пятьдесят пять Федор Андреевич уже был законченным алкоголиком. Он не мог себе представить день без водки или вина. Конечно пенсии на такую жизнь не хватало, поэтому Вдовин подрабатывал надомной работой, починяя разную бытовую электротехнику соседям и знакомым. Некоторую сумму к пенсии — за убитого сына-героя — доплачивало государство. Так что жизнь как-то продолжалась, скудная и водочная. Конечно бывали и запои, в которые Вдовин ввинчивался не менее раза в месяц. Допивался он пару раз и до "белочки", но врачи свое дело знали и бывшего охранника приводили в себя.

Как-то раз, когда до пенсии оставалось еще два дня, а денег не было ни копейки, Вдовин решил перехватить у соседа пару сотен рублей. Услышав, о чем идет речь, Киркор тут же полез за бумажником и вытащил двести рублей.

— О чем речь, дорогой! Бери, бери! Всегда, когда будет в чем нужда, обращайся! — и благородный кавказец закатил глаза от полноты чувств.

Деньги Вдовин честно отдал, а еще через пару дней, когда пить в одиночестве стало невмоготу, пригласил Киркора в гости и тот мигом согласился. Сидели в тот вечер долго, допили вдовинскую водку, затем Киркор сбегал к себе еще за одной бутылкой. Напившись, Федор Андреевич расплакался и рассказал слово за слово историю своей жизни — и об умершей жене, и об убитом сыне герое, и об одиночестве и пьянстве, которые стали единственными спутниками его существования.

Горячий армянский человек Киркор снова охал, ахал, махал руками, вскрикивал от ужаса и сочувствия, но если бы Вдовин был потрезвее и поосторожней, он бы заметил, с каким интересом осматривает как бы невзначай его квартиру сосед, будто прикидывая что-то в уме…

Больше Киркор в гости к Вдовину не заходил, ссылаясь на постоянные дела. "Бизнес! Бизнес, дорогой! Понимаешь — кручусь-верчусь, надо делать деньги, содержать семью в Ереване!" Однако деньги давал каждый раз, когда Федор Андреевич его об этом просил. И канистру вина как-то подарил — настоящего армянского "Арени". "Пей, дорогой! Пей! Это тебе за сына-героя, он нас всех защищал!"

Вдовин теперь пил с утра до вечера. Деньги, которых раньше хватало на месяц, улетали в неделю-полторы. И снова, по привычке, приходилось просить о них Киркора…

Когда в очередной раз пьяный пенсионер позвонил в дверь к армянину, тот встретил его хмуро.

— Здравствуй, дорогой! За деньгами опять? Знаешь, извини, нету денег.

У Вдовина затряслись от ужаса поджилки. Он знал, что если сейчас не продолжит пить, этой ночи ему не пережить. Но тут к радости алкоголика Киркор вдруг сменил гнев на милость.

— Денег нет, но водка есть. Заходи, дорогой, у меня сейчас друзья, выпьем вместе.

Друзья — пара заросших щетиной армян, пили коньяк. Вдовин от него отказался и ему налили водки.

Что было потом и как кончился вечер, Федор Андреевич не помнил. Правда, в сознание вертелась какая-то бумага, которую он вроде подписал. Или не было такого? Впрочем, купив водки и выпив стакан, Вдовин тут же о бумаге позабыл…

Через несколько дней Киркор сам пригласил его в гости. Кроме двух знакомых небритых армян в компании сидел и какой-то блондинистый парень, почему-то в костюме и с кейсом. Нажрались по-классному, а на следующий день Федору Андреевича привиделось, что он вроде опять что-то подписывал, а блондин даже подпечатывал бумаги…

Полгода спустя Вдовин опять нарвался на "белочку". Приехала Скорая и Федора Андреевича увезли в дурку. Пробыл он там с месяц, а когда вернулся домой, то подумал, что ошибся подъездом или у него начался очередной глюк. Дверь на квартире почему-то была теперь новая, стальная и на площадке потягивало запахами свежего ремонта.

Держась за стену, чтобы не упасть, Вдовин позвонил. Послышались бодрые шаги и дверь в его собственную квартиру открыл…Киркор!

— А…это…ты чего тут? — заплетающимся языком спросил Федор Андреевич.

— Тебе что здесь надо? — зло бросил бывший собутыльник.

— Как чего, я тут живу! — ответил Вдовин и попытался пройти в квартиру.

— А ну убирайся отсюда, алкаш! — заорал армянин и пнул Федора Андреевича ногой в живот. Вдовин отлетел и упал на пол.

— Помогите! Помогите! Люди добрые! — слабым голосом закричал он.

Дверь в квартиру захлопнулась и Вдовин остался один. С трудом поднявшись, он позвонил в дверь напротив — здесь жила пожилая семья, переехавшая сюда несколько лет назад откуда-то из-под Воркуты. С ними Вдовин не был знаком, так, здоровались по-соседски…

Выслушав сбивчивый рассказ Вдовина, сосед — бывший шахтер, почесал голову и посоветовал — к участковому!

Вдовин на заплетающихся ногах бросился в опорный пункт. Участковый, отлично знакомый с Федором Андреевичем, внимательно его выслушал и развел руками.

— Ты чего, Андреич? Остатки ума пропил? Ты же сам взял взаймы у гражданина Карапетяна 300 тысяч рублей под залог квартиры. На полгода, с процентами. И нотариальная заверка есть, и остальные документы, тобою же подписанные. Мне их гражданин Карапетян показал, когда вселялся в твою квартиру. Все законно. И соседи о том, что ты у Карапетяна постоянно деньги стреляешь тоже прекрасно знают, я расспрашивал. Меньше надо пить, Андреич!

— И что же мне теперь делать? — в полуобморочном состоянии спросил Вдовин.

— Если хочешь, подавай в суд, — ответил участковый. — У тебя есть деньги, чтобы судиться?

— Нет! — признался Федор Андреевич, сплюнул и ушел.

Свои немногочисленные вещи он нашел сваленными около подвала. На подвал Карапетян не покушался и милостиво оставил его Вдовину. Там тот и зажил, и проживал уже четыре года. Мочился Федор Андреевич в большую канистру, содержание которой периодически ночами сливал в решетку канализации или на траву во дворе. Срал же на газету, разложенную предварительно в полиэтиленовом пакете. Его, крепко затянув, Вдовин выкидывал в мусорные баки. Соседи, знавшие вдовинскую историю, не возражали против его житья в подвале — жалели старика. Да, в 60 лет Вдовин выглядел уже имено как старик…

Вот такую историю пришлось выслушать Кузе, пока он ел.

Вдовин коту обрадовался и тут же принялся щедро его угощать. Кузя поел и супу, и дешевой пенсионерской тушенки по двадцать рублей банка, и вдоволь напился воды. Затем Вдовин поставил на пол какой-то пыльный ящик, накрыл его старой курткой и предложил коту улечься и отдохнуть на этом импровизированном ложе — на полу лежать было холодно. Довольный Кузя забрался на ящик и задремал. Вдовин же улегся на кровать и принялся смотреть телевизор. На столике рядом с ним стояли две бутылки паленой водки…

*********

— …И это ты мне говоришь, жид!

От крика Кузя проснулся, подскочил от ужаса и чуть не свалился на пол. Мигая спросонья, он принялся осматривать комнату в поисках опасности.

Бородатый старик продолжал лежать на кровати, потягивая водку. Одной рукой он впивался в бутылку, а другой обличительно указывал на экран телевизора. Кузя повернулся и присмотрелся. Показывали вечернее ток-шоу, а в гостях у ведущего этим вечером был какой-то правозащитник, требовавший освободить "невинно томящегося в застенках" бывшего олигарха Говорковского.

"…Жид на жиде сидит и жидом погоняет! Два сапога пара — жид да армянин. Пьют русскую кровь. Присосались как клопы к простому человеку. Лгут, грабят, измываются — сил больше нет терпеть!

Ну чего этот гад мне сейчас врет про Говорковского? "Безвинно пострадавший"! А то мы не знаем, как он воровал и что вытворял…"Совесть нации"… Какая он "совесть"? Он своей жидовской нации совесть, а не нашей.

Вот ты сам посуди, Васька — ничего, что я тебя Васькой кличу? у нас в деревне дома кот Васька жил, очень похож был на тебя…Так вот, Вася, я все помню! Все!

Видывали мы этих так называемых правозащитников еще в 70-е — жид на жиде и все сплошь тунеядцы и американские агенты. Сколько грязи вылили на Советский Союз. Он их кормил, растил, учил, а они — в душу наплевали. Нет им свободы, видите ли…Какая свобода? Я всю жизнь в охране проработал, и зарплата хорошая шла, и квартиру дали, и даже на курорте один раз побывал — и никогда я вокруг этой несвободы не замечал. Где они ее увидали? Дисциплина должна быть. Строгость. Порядок. Нас в армии так учили и я полностью эту систему поддерживаю. А ихняя свобода что? Выйти на улицу, помахать плакатиками с гадкими надписями и покричать обидные слова правительству? Этой что ли свободы добиваются?

Вот помню, Вася, как их стали за границу отпускать в начале 70-х. О-о-о, если б ты видел, как рванули. Тысячи. Десятки тысяч. Может и миллион. Предали родину за кусок мацы и пару джинсов. Уехали, и ты не можешь себе представить, как мы свободней себя почувствовали. Жаль, что не всю эту сволочь можно было выдворить — некоторые затаились, а кого-то и нельзя было отпустить — секретоносители…

Ну а потом Перестройка. И опять они в свой Израиль да Штаты поперли. Да только почему-то в 90-е стали возвращаться. Плачут-ревут — не можем на чужбине жить! Пустите нас назад!

Русский народ добрый и отходчивый. Пустили. И что? Ты думаешь, Вася, они утихомирились? На Западе да в ихнем Израиле фиг попьешь чужой кровушки, а в России можно. Знают они это. Вот и вернулись.

Ты посмотри, кто миллионеры да олигархи у нас, Вася! Сплошь жиды. Нету русского человека — они на него всем скопом набрасываются, гадят, ногу подставляют, со свету сживают, если он не из их жидовского кагала.

Довели Россию! Убивают Россию! Нет для них большего счастья, чем поработить русского человека, надеть на него цепи, втоптать в грязь и плюнуть в морду.

И вот нашелся один, один-единственный человек, который не побоялся, вступился за родину. Это я, Вася, о Владимире Владимировиче, ты и сам наверное понял.

Кто страну принял в разрухе, обобранную, униженную, и вернул ей былую славу, воссоздав Государство Российское? Владимир Владимирович. И ему за это мой земной поклон.

Кто бандитов прижал к ногтю? Кто восстановил конституционную целостность? Он, Васенька. Он. Я тебе рассказывал — мой сынок в Чечне погиб как раз защищая нас с тобой, нашу родину. Он за правое дело сражался, как и остальные русские люди, а повел их на бой Владимир Владимирович. Нет, не напрасно сложили они свои головы! Потому что у нас теперь мир. И жить мы лучше стали.

А ты вспомни, Вася, как Владимир Владимирович этих поганых жидов ссаной тряпкой по мордам да по мордам! Главных воров — Березу да Гуся обломал да вышвырнул к чертовой матери в ихний Израиль. А потом первого из первых — самого важного из ихнего кагала — Говорковского — так говном по губам помазал, что тот и до сих пор в тюрьме брызжет слюной да плюется. И увидев это все, многие жидоолигархи, что пили русскую кровь, призадумались и съебали нахуй в свой Израиль или Америку, а те, кто остался, выкинули белый флаг. И сразу почувствовалось — лучше стало, чище. Дети на улице улыбаться начали. Взрослые. Двинулась Россия вперед!

Представляешь, Вася, и дети, русские дети стали лучше!

Ты молодой, вряд ли помнишь, как дети при Перестройке да при Ельцине выглядели?

Идет по улице такой уебан — волосы до пупа, штаны свалились, будто он обосрамшись, в ушах да в носу серьги, на футболке надпись "фак", это по-американски "хуй" — то ли хиппи, то ли хипстеры — одним словом металлисты. На улицах всюду тогда шприцы валялись, наркомания сплошная, алкоголики и тунеядцы, в армию идти никто не хочет.

А сейчас, Вася…Ведь другие подростки-то! За десять лет новое поколение людей Владимир Владимирович воспитал. Вот, помнится, пару лет назад, вроде дело было перед выборами, они меня даже тут в подвале нашли — приходят два мальчика и девочка — чистенькие, опрятные. Подарили мне футболку с медведем и флагом — все как полагается, подожди, сейчас покажу — вот видишь, Вася, она! И только "Вперед, Россия!" чуть стерлось, ну да ладно. И книжку принесли про молодежную партийную школу на Селигере. Говорят, мы вас помним, Федор Андреевич, и партия наша всегда с вами, приходите голосуйте за нее.

Ты не смотри так, Васька, что я плачу. Как вспомнил этих хороших детей, сразу сердце защемило, так и помирать легче — они, новые пионеры и комсомольцы Владимира Владимировича родину нашу не дадут в обиду. И Олимпиаду мы обязательно выиграем с такими детьми. Не пьют, не курят, на собрания ходят, куда прикажет партия — туда и двинутся на прорыв во имя славы Отечества…

А потом что случилось, Васька, помнишь? Поставили руководить страной этого Гнома. И что? А сразу полезли опять изо всех дыр жиды да армяне. И еще хлеще принялись пить кровь русского человека.

Вот хотят наши строить сейчас город науки, город будущего — Склоково. Не слышал? А, вижу, слышал, молодец. И кого ты думаешь Гном назначил в его председатели? А? Не знаешь? Да самого пархатого Жида Жидовича, который неизвестно откуда вылез, зато с миллиардами — его и назначили! А почему? Неужели у Гнома не нашлось нашего с тобой природного русского человека, чтобы построил Склоково, от которого были бы всему народу счастье и прогресс? Вот и думай-гадай. Владимир Владимирович бы такого не позволил, нет! А поганый Гном — самый что ни на есть масон и жидовский ставленник!

Ты мне, Васька, тут нос не вороти! Запах водки не нравится? Химией, говоришь, воняет? Ну не знаю, может чуток и есть, но такую сегодня Хамзат продавал, 60 рублей, где ты за такие деньги в Москве водки купишь? Только у Хамзата.

Так вот, расскажу тебе я дальше, Вася, про жидов и армян. Их столько понаехало, что теперь в одной лишь Москве два миллиона армян и кавказцев, да еще миллион жидов. Содом и Израиль.

Все кино, вся эстрада, телевидение и радио — все они захватили!

Куда ни глянь — одни горбоносые да пейсатые. Певцы, музыканты, бля, телеведущие. Шлюхи и бляди, при живых мужьях и детях, ездют по Швейцариям в машинах любовников-олигархов. И требуют, чтобы запретили слово "русский", а осталось жидовское "россиянин". Им так легче прикрываться и дурить народ. Цензуру против русского народа вводят, затыкают ему горло и не дают говорить правду.

Ты что, спрашиваешь, откуда я знаю? А знаю, Вася, знаю!

Вот приходил на той неделе ко мне починять утюг мужик из соседнего подъезда. Очень такой приличный интеллигентный человек. Пишет сценарии для сериалов и передач. Ну и бухает конечно, пока я утюг починял, мы бутылочку ноль семь и раздавили, он с собою принес.

А поведал он, Вася, такую историю…

Обратились к нему недавно из одной очень известной кинокомпании и предложили написать сценарий к новому сериалу про бригаду ментов. 40 страничек серия, 55 тысяч рубликов за штуку. Ну, чел обрадовался, раскатал губу, ведь для профессионала написать серию — как два пальца обоссать, ну, неделя, максимум две, работы.

И тут присылают ему из компании письмо, типа, обязательные требования к сценарию. Сел он читать и охуел.

— Запрещено использовать кавказские и мусульманские имена для преступников

— Запрещено любое упоминание о Чечне

— Запрещено упоминание о том, что кто-либо из героев-милиционеров прошел через Чечню

И много еще других внутренних запретов было, о которых я позабыл.

Мужик наш как это прочитал, больше с данной компанией дел решил не вести. Лишь для интереса проверил, кто ею владеет и устанавливает правила цензуры? И что оказалось? Три армянина и жид! Решают, о чем пожно показывать кино по телевизору и о чем нельзя! При Владимире-то Владимировиче такой наглости не было. Это они теперь при Гноме распустились!

Эх, Вася-Вася! Терпелив! Терпелив и многострадален русский народ! Но доколе мы будем терпеть, спрашивается?

Я вот тебе говорю, как надо поступать.

Зашел, к примеру, ты в трамвай. Смотришь, а там жид! Да схвати ты его тут же за нос, жидяру поганого, и подведи к дверям — вышвырни наружу нахуй!

Или армянку увидишь — дай ей по башке палкой! И ребенку ее дай в харю! Нечего сосать русскую кровь! Насосались! Убирайтесь обратно в свои израили и аулы!

Только так, Вася, мы родину убережем. И останется она на века — чистая и святая — Матушка Россия…"

*********

"Интересно, а он нормальный?" — спрашивал себя Кузя, слушая речь старика, все более и более походившую на бред. Разбуженный первым криком алкоголика, кот попытался снова уснуть, но ничего не получилось — Вдовин распалялся все сильней и сильней, причем, обращался он теперь не к телевизору, а к Кузе.

Первая бутылка, уже пустая, валялась под столом. Вторую, ополовиненную, старик жадно прижимал к своей впалой груди.

Попытавшись честно разобраться в услышанном, кот не удивился, установив, что по большинству позиций они со стариком скорее оппоненты, чем единомышленники.

Ну, вот первый случай — с отъемом квартиры. Конечно Киркор — преступник и его место в тюрьме. Но значит ли, что все армяне такие как Киркор? Кузя никогда в жизни армян не видел, поэтому ничего сказать более по вопросу не мог.

Или вот евреи, которых Вдовин презрительно именует жидами. В соседнем подъезде дома, где жил Кузя, уже много лет обитал старичок доктор Штейн — самый лучший врач-диагност по внутренним женским заболеваниям. Или как их там, во, рак! Женщины городка на Штейна молились, почитая его почти за святого — столько жизней и судеб он спас, вовремя поставив правильный диагноз. Это что ли плохой человек и его надо убивать или выселять?

Или взять хотя бы физика Границкого из дома у вокзала, репортаж о котором как-то показывали по городскому каналу. Однажды весной, в половодье, Границкий — щуплый горбатенький "ботаник" в очках, шел по берегу реки. И тут раздался крик. Глянув вниз с набережной, Границкий увидел девочку лет восьми, видимо игравшую на бетонной обледенелой плите и свалившуюся в реку. Теперь бурная ледяная вода уносила ее все дальше и дальше от берега. Не раздумывая, Границкий скинул пальто и бросился в воду. Ему удалось доплыть до девочки, потом добраться до берега и из последних сил выкинуть ее на песок, сам он уже выбраться не смог. Хорошо, мимо проходили люди, они его и вытащили. Девочка оправилась через неделю, а Границкий чуть не умер от переохлаждения, подхватил воспаление легких и полгода провалялся в больнице. Девочка была русской, а он евреем. Так почему же Границкий ее спас? И почему все в городе считают маленького "ботаника" героем? Может и ему прямо там, в реке, следовало дать палкой по башке, чтобы утонул?

Вспомнилась и телепередача, которую они смотрели с бабкой Никитишной.

Показывали Израиль, истории и судьбы разных бывших советских евреев, многие из которых уехали именно в 70-х годах. Тридцать пять лет спустя они разговаривали по-русски без акцента, называли его родным языком, с удовольствием пели русские песни, а на Новый год некоторые из них даже готовили салат "Оливье" — неотменное блюдо русского Нового года. Сколько ни вглядывался тогда Кузя в их лица, он не увидел в них злобы на бывшую родину. Они не таили зла. И если человек, пусть даже перенесший когда-то много горя и испытаний в бывшей своей стране, продолжает с чувством петь песни на ее языке — русском, неужели он ненавидит носителей этого языка — русских?

Нет! Не верю — твердо решил Кузя.

А тем временем старик разбушевался еще больше. Он орал и орал, брызгая слюной, вскакивал с кровати, бродил по комнате, опять присаживался на кровать, хватаясь за сердце и жалуясь что ему плохо. И он опять пил и пил, пил и пил, кашляя и отплевываясь.

Вдруг он привстал и выпучил глаза, тяжело задышав. Поднял почти пустую бутылку и жадно всосался в нее. Водка забулькала, исчезая в старческом горле.

— Ик! Ик! Ик!

Бутылка выпала из руки Вдовина и покатилась по полу. Сам он упал на кровать и дернулся.

— Пук! Пууууук! — перденье было таким мощным, что, казалось, в комнате выстрелила хлопушка.

Кузя подскочил и теперь с ужасом, не отрывая взгляда смотрел, как внизу на протертых штанах старика набухает и коричневеет мокрое пятно. В нос шибануло вонючим до истошности запахом кала и химии. Коричневая жижа толчками выбивалась сквозь реденькую ткань штанов, капая на одеяло, растекаясь по неподвижным, худым, смешно раскинувшимся ногам старика.

Кузя взвыл и шерсть на нем встала дыбом.

Кот спрыгнул на пол и стал биться о ящик, пытаясь отодвинуть его от двери. Вонь душила, забивая плотным комом ноздри и горло.

Наконец дверь приоткрылась и Кузя стрелой вылетел из каморки Вдовина. Он долго, отплевываясь бегал по коридорам подвала, пока не набрел на разбитое окошко, ведущее на улицу. Кот взобрался на батарею, оттуда на пустую раму и с облегчением выпрыгнул на двор.

И тут пошел дождь.

Кузя с наслаждением сидел на асфальте, подставляя шкуру плотным струям воды.

Почувствовав себя чистым и успокоившимся, кот встряхнулся и под балконами побежал искать другой дом и другой подвал.

"Ну и страсти в этой Москве, нда… — на бегу размышлял Кузя. — Как они только живут, москвичи? Или по всей России теперь уже так? Но у нас-то в городе вроде дела обстоят получше? Или я путаю? Ничего не понимаю…".

 

Глава шестнадцатая

Котомасоны

На смену дождю пришла жара. С каждым днем становилось все труднее и труднее дышать, а температура воздуха все повышалась и повышалась. Но Кузя упорно шел вперед, с радостью осознавая, что большая часть пути уже пройдена.

Сильно помогла дворовая кошка Муська, с которой Кузя познакомился на следующий день после драматической встречи со стариком Вдовиным.

— Хм, — выслушав кузину историю, задумалась Муська. — Не вижу смысла идти к Тимирязевской, а оттуда налево и наверх. Если тебе нужен парк Дубки, продолжай путь по улице, на которой мы сейчас находимся — Костякова. После пересечения ее с Ивановской и начинаются Дубки. А насчет террориста-исламиста, у которого жила твоя подруга…Скажу тебе честно — история это темная, я ее конечно слышала. Так вот — по слухам, а они очень упорные, убитый не был никаким мусульманским боевиком — простой русский парень, националист и патриот, из ультраправых. Они убивали крупных чиновников и ментов, которые, по их мнению, наносили сильный вред России, продавая ее интересы налево и направо. Так что парень был скорее героем, чем гадом. Но руки у него были по локоть в крови — и это ли правильный путь? Мнения по данному вопросу неоднозначны…, - Муська задумалась.

— Ну что, Кузя, прощай! Желаю тебе побыстрее найти Фильку. Начинаются страшные времена и вам побыстрее следует выбираться из Москвы.

— А что такое? — удивился Кузя.

— Загорелись торфяники. Ты разве не чувствуешь противного запаха, который изредка доносит ветер?

— Чувствую, да! — начал беспокоиться Кузя. — А ведь и правда, совсем забыл — в детстве я как будто унюхивал подобную вонь в нашем городе!

— Поспеши! — настойчиво повторила Муська.

Затем кот и кошка распрощались и двинулись каждый в свою сторону.

*********

…Легко сказать "поспеши"! Кузя очень бы хотел поспешить, но приходилось придерживаться выбранной тактики — внимательно осматривать все дворы, встречавшиеся на пути. Кот не терял надежды, что Филька может двигаться ему навстречу.

Поздно вечером, устав, Кузя заприметил открытое окошко в подвал и забрался туда переночевать. Странно, такого раньше не встречалось — коридоры подвала сильно пахли кошачьими запахами! Причем, не одного кота! Такое впечатление, что подвал являлся кошачьим клубом по интересам или вообще каким-нибудь аналогом кинозала или театра. "Хм, может сегодня я встречу еще кого-нибудь, кто сможет мне помочь?" — обрадовался Кузя, но усталость дала о себе знать и кот, свернувшись клубочком под трубой парового отопления, заснул.

…Разбудили его тихие быстрые шажки, в которых он тут же признал кошачьи. Незнакомец, явно кот, а не кошка, трусил по темному подвалу. Осторожный Кузя не стал на всякий случай подавать голос и забился подальше за трубу.

Шажки удалились, послышался непонятный скрип и все смолкло. Но уже через минуту в подвале появился новый кот, проследовавший за первым по тому же пути.

И еще один! И еще! И еще! Семь котов насчитал удивленный Кузя!

"Что же я лежу и ничего не делаю? Вперед! За ними!" — решился кот и выбрался из своего укрытия.

Коридор кончался деревянной дверью. Другого прохода не было. Кузя принялся обнюхивать препятствие, а затем тронул лапой одну из нижних досок — она со скрипом отодвинулась в сторону, открывая перед котом еще один путь! Кузя, пыхтя, пролез в дыру и побежал дальше.

После нескольких поворотов дорога вывела его к большому мрачному залу. Через единственное его окошечко снаружи проникал синий, мертвый свет, падавший прямо на середину помещения. В центре светового пятна сидел один из котов, а остальные шесть расположились напротив него полукругом. В зале царила торжественная тишина.

— Братья! — вдруг прервал молчание сидящий на свету кот. Кузя сразу понял, что это руководитель, вожак остальных собравшихся.

И тут пылинка попала Кузе в нос и он громко чихнул!

Швырк! — шестеро котов мгновенно разлетелись по темным углам зала. Лишь вожак невозмутимо продолжал сидеть.

— Кот? Выходи на свет! — требовательно приказал вожак. Кузя встряхнулся и медленно подошел, остановившись в метре от главаря. Тот оказался здоровенным рыжим котом в полоску с властной, с короткими пышными усами физиономией.

— Кто ты? Представься мне и братьям! — предложил рыжий.

— Я Кузя! — ответил Кузя. Спрятавшиеся в тени коты молчали.

— Брат ли ты нам, Кузя? — задал странный вопрос вожак и сделал правой передней лапой замысловатый жест. Кузя не понял и поэтому ответил:

— Как видишь, я кот. И вы коты. Наверное, мы в каком-то смысле братья.

— Хорошо, оставим это на потом, — усмехнулся вожак. — Я вижу, ты не местный, а скорее всего даже прибыл к нам откуда-то издалека. Будь добр, расскажи нам, что привело тебя сюда!

Кузя устроился на полу и поведал вожаку свою историю. Закончив ее, он умолк. Продолжали безмолвствовать и остальные.

— Ну что ж, — прервал паузу вожак. — Братья! Выходите на свет. Я думаю, мы не должны оставаться в стороне от этого случая. Наши принципы требуют оказать всяческую помощь Кузе, пусть он и не состоит пока в Братстве. Вы согласны?

Из мрака донесся всеобщий вздох облегчения и на свет стали выходить один за другим остальные участники непонятной ночной встречи. Они были разных пород, расцветок и размеров. Коты подходили к Кузе и благожелательно здоровались — терлись с ним боками или нос об нос.

— Садитесь в круг, братья! — предложил вожак. — Сейчас я вкратце расскажу Кузе о нас, а затем мы вместе подумаем, как можно ему помочь.

Коты уселись и вожак начал свой рассказ.

"Ты слышал когда-нибудь о масонах, Кузя? Да? Смотрел по телевизору? Хорошо, это сэкономит нам немало времени, раз ты в общих чертах понимаешь, о чем идет речь…

Напомню лишь, что движение франкмасонов, вольных каменщиков, зародилось в 17 веке в Англии в виде скрытой от внешнего мира организации, ставящей себе целью нравственное совершенствование и духовный рост ее членов независимо от того, какую бы религию они ни исповедовали.

Для масонов — Бог один, и имя ему — Великий Архитектор Вселенной. Масоны добровольно служат ему, Светлому Существу, возводя на земле Храм разума, Храм духа, невидимый, но осязаемый. Поэтому они и называют себя строителями — каменщиками…

За три века со дня появления в Лондоне первой Великой Ложи масонов, это движение и его философия победоносно распространились почти по всему миру, привлекая в свои ряды десятки тысяч участников казалось бы совершенно противоположных и противоборствующих религий, взглядов, ценностных систем. Мир, процветание и неустанная работа на благо человечества — вот ценности масона. Уважение и взаимопомощь — его оружие.

Полтора века назад, по окончании Гражданской войны в США, у масонов появились негласные, но верные соратники в их нелегкой борьбе во имя всемирного процветания. Это, как ты наверное уже догадываешься, были коты. 18 декабря 1865 года в Вашингтоне была создана первая Великая Ложа котомасонов. Предпосылкой к ее появлению стала ужасающая и кровопролитнейшая война 1861–1865 гг., в ходе которой погибли сотни тысяч людей и пострадали тысячи невинных наших братьев и сестер. "Мир Штатам!" — постановили собравшиеся, объединившие свои силы во имя великой цели — никогда не допустить новой Гражданской войны на территории своей родины. И они с честью выполнили эту задачу…

По твоим глазам я вижу, Кузя, что ты хочешь задать мне вопрос: почему коты? Ответ на твой вопрос прост — мы самые умные, интеллигентные и миролюбивые из существ, окружающих человека и обитающих рядом с ним и вместе с ним.

К тому же ты, как кот с большим жизненным опытом наверняка давно уже подметил, как порой коты негласно влияют на своих хозяев, заставляя их принимать нужные коту решения. Ведь так?

Еще во времена повления первых человеческих франкмасонских лож у многих из их членов имелись наши с тобой четвероногие братья и сестры. Они ловили обрывки разговоров, бесед о новом движении, в качестве своего статуса безобидного и безгласного домашнего любимца порой даже присутствовали на встречах, ритуалах и заседаниях масонов. Они копили знания и размышляли, передавая свои наблюдения детям, внукам и правнукам. Так постепенно, спустя многие десятилетия, выкристаллизировалась идея перенять у людей философию масонства и претворить ее принципы в жизнь. Этим и занимаются котомасоны. Плоды их труда видны всем — недаром США, родина котомасонства, ныне самое богатое и сильное государство мира…

Да, Кузя, мы, коты, во многом проигрываем людям. Мы умеем думать и читать, но мы не в состоянии писать и передавать наши мысли на расстояние посредством телеграмм, телефона, Интернета. Нам исключительно трудно самостоятельно путешествовать, особенно в далекие страны. А если нам чудом и удается добраться до них, вероятности возвращения обратно почти не существует. Именно поэтому, кстати, первая котомасонская ложа появилась в Санкт-Петербурге аж в 1913 году, когда в американскую миссию прибыл на работу дипломат, не поленившийся привезти с собой с родины одного из наших братьев-котомасонов. Питер, так звали брата, и стал основателем Великой Ложи котомасонов России "Свет Востока". К сожалению, Ложе не суждено было долго просуществовать — началась Первая мировая война, затем Гражданская…Новая власть безжалостно истребляла людей-масонов, а немногочисленные котомасоны Петербурга или умерли своей смертью, или были убиты и съедены в голодные 1918–1920 годы…

Следующая котомасонская ложа — "Великая кото-Ложа России" появилась лишь в 1994 году. Я имею честь быть ее четвертым по счету председателем. А это мои братья — все они носят титул мастера 33-й степени и составляют Верховный Совет нашей Ложи…".

— А теперь, когда мы узнали столько друг о друге, давайте решать, как помочь Кузе, — предложил Великий мастер котомасон. Да, мы забыли упомянуть, что звали его Бисмарк.

— Прежде всего, думаю, следует организовать общими силами поиски Фильки в районе Дубков, — высказался очень похожий на Кузю длинношерстый кот Базиль. Остальные кивнули головой.

— Подключить к этому всех — и братьев-котомасонов, и обычных котов, проживающих вокруг. Начнем оповещать всех с утра! — дополнил длинноухий ориенталец Вавилон.

— Все это правильно, согласен, — вступил в разговор усатый, чопорный, похожий на лорда британец Дастин. — Но если Филька уже не в Дубках? Тогда? Москва огромна…

— Слухи. Надо передать информацию как можно большему количеству котов и кошек и в то же время попросить их послушать, что говорят их хозяева. Быть может кто-то из людей видел Фильку в парке и она произвела на него впечатление? А может чей-то знакомый обмолвился, что взял себе домой черную короткошерстую кошку с белым пятном на груди? — задумчиво проговорил плотный и мускулистый, цвета кофе с молоком Хан, чья бабушка происходила из редкой и экзотической породы бурма.

— Хан прав. Надо не только искать, но и активно слушать людей. Хозяев, знакомых. Предлагаю для начала ограничиться прямоугольником: Савеловская линия от станции метро Дмитровская-Красностуденческий проспект-Дмитровский проспект- ул. Тимирязевская. Можно захватить и ул. Вучетича, — дополнил элегантный короткошестный европеец Дон.

— Слухи…слухи…, - вдруг напрягся, пытаясь что-то вспомнить шестой котомастер по имени Анубис — гибкий сиамец с пронзительно голубыми глазами. Бисмарк не отрываясь смотрел на него и…

— Взрыв! — почти одновременно воскликнули Анубис и Великий мастер котомасон.

— Начти ты, — предложил Бисмарк. — Если что, а попытаюсь дополнить.

— Насколько нам известно, Филька появилась в районе Дубков приблизительно в середине июня, — заговорил Анубис. — Она проживала в доме (он нам известен), где застрелили боевика-патриота Алексея Семашко. Это случилось кажется то ли в конце июня, то ли в начале июля. Затем следует провал — насколько мне известно, ни одной новой, случайной кошки в нашем районе не появлялось. Но — помните взрыв газового баллона в кафешке с шаурмой, что произошел пару недель назад? Так вот, сейчас я вспомнил, что знакомые рассказывали, как пару раз они слышали из-за стены внутреннего двора кафешки мяуканье! Никогда раньше его не было! А потом, после взрыва, оно исчезло. Если бы даже кошка, обитавшая там, погибла, мы бы об этом знали — некоторые из нас еще утром посетили место взрыва. Скорее всего, Фильку следует искать в небольшом квадрате вокруг взорвавшейся кафешки! Зуб даю, пленницей-кошкой была она! Так как площадь поиска резко суживается, мы можем бросить туда дополнительные силы — те, которые собирались ранее отправить на чуть ли не к Парку Тимирязева!

— Полностью с тобой согласен, Анубис, — кивнул головой Бисмарк. — Бросаем всех в район взорванного кафе. Начинаем оповещение с утра!

Единогласно приняв это решение, котомасоны стали прощаться и расходиться. Бисмарк предложил Кузе свое гостеприимство — он жил неподалеку в огороженном дворе какого-то сетевого магазина. Кузя с радостью согласился и они двинулись в путь.

*********

…Поев сосисок, которые были припасены у хозяйственного Бисмарка, коты расположились на пустых ящиках во дворе и стали готовиться ко сну. Закрыв глаза и полежав так минут пять, Кузя однако установил, что спать ему совсем не хочется. Столько много вопросов крутилось в голове…

— Не спишь? — тихо спросил он Великого мастера.

— Нет, — улыбнулся тот в ответ. — Лежу и жду, когда начнешь спрашивать. Ведь ты этого хочешь, Кузя?

— Да, — признался тот. — А ты уверен, что мне стоит спрашивать? Ведь сам говорил, что масоны — общество тайное и свои секреты они берегут…

— Да какие там секреты, — усмехнулся Бисмарк. — Мы ведь не люди, а коты. И у нас все гораздо проще. В немалой степени именно от того, что мы не используем масонство в целях личного обогащения и обретения власти.

— Хорошо…, - задумался Кузя. — Тогда первый вопрос: Обязательно ли быть масоном, чтобы помогать как котам, так и людям?

— Совсем не обязательно, — ответил Бисмарк. — Но я хочу задать тебе встречный вопрос: Вспомни свою жизнь. Как она проходила и для чего?

— Ну…, - смутился Кузя. — Мне восемь лет. Я всю жизнь прожил у бабки Никитишны. Первые два года она меня пускала на улицу гулять. Я бегал, знакомился с кошками, дрался с котами…Потом сломал лапу. И бабка перестала меня выпускать во двор. Шесть лет я сижу дома, лежу на диване, кресле, подоконнике, смотрю телевизор, изредка ем сметанку, одним словом — составляю бабке компанию.

— А ты считаешь это нормальной жизнью — пролежать до конца своих дней на подоконнике? — уточнил Великий мастер.

Кузя глубоко задумался…

— Не знаю! — честно ответил кот.

— А я знаю! — возразил магистр. — Да, такая жизнь вынужденная, но она не нормальная. Именно поэтому ты отказался от нее и поставил перед собой благородную цель — отправиться можно сказать на край света, чтобы спасти любимое существо, которое, насколько я понимаю (извини за прямоту), к тебе относится всего лишь РОВНО. Но не более. Однако ты отправился ее спасать, так?

А теперь задумайся: не легче и не интересней ли было бы жить постоянно подстегивая себя новыми целями? Добрыми, хорошими, благородными? Жить и бороться ради осуществления этих целей! Причем не в одиночку, а бок о бок со своим друзьями и единомышленниками, которые в любой момент готовы прийти тебе на помощь. Которым ты веришь и доверяешь! Именно так живут котомасоны. Мы не единоличники, а объединение неповторимых индивидуальностей во имя осуществления благих дел. Мы — организация. И мы не считаем себя просто котами.

— Хорошо, — согласился Кузя. Тогда еще вопрос: А что вы делаете? Как вы боретесь за мир?

"…Если брат-котомасон живет в семье масона, он всячески пытается воздействовать на хозяина своим биополем, внушая тому бодрость, позитивный настрой, желание творить добрые дела. Мы можем снижать давление, успокаивать нервную систему, да и хотя бы просто радовать человека своим поведением и вниманием.

В беседах же с обыкновенными котами мы пропагандируем то же самое — воздействуйте, воздействуйте положительными мыслями на людей. Всем нам — людям и котам, нужен мир. Мирное сосуществование.

Ты, Кузя, постоянно смотришь телевизор и видишь, что творится на планете — войны, войны, войны, столкновения. Бешеная ненависть между народами, республиками, государствами, религиями. Неужели это нормально?

Масоны стремятся построить общество, в котором народы будут жить бок о бок ДРУЖЕСТВЕННО — т. е. соблюдая права, обычаи, верования и ценности друг друга. Мы не навязываем никому ту или иную религию. Каждый в праве верить в то, что хочет. Но нельзя во имя того или иного бога лишать жизни соседа.

Ты можешь спросить меня — а почему тогда за последние сто лет случились две такие кровавые войны как Первая и Вторая мировые?

Увы, Кузя, мы не всесильны и не всегда в состоянии предотвратить то или иное событие. Но с другой стороны посуди сам — вот уже 65 лет ни в Европе, ни в Америках нет войн. Именно благодаря нам.

Ты спрашиваешь про Югославию? Мы долго взывали Милошевича и остальных деятелей этой несчастной страны к миру. Когда же они не послушались — пришлось обрушить на них во имя мира всю мощь американского оружия. И война прекратилась. Да, мы кровью останавливали кровь. И остановили — меньшей большую…

К сожалению, нам приходится применять силу. И мы будем ее применять. В мире зреет новая катастрофа — медленно, но непрестанно разогревающийся котел исламского фундаментализма. В мире множество мусульман, которые хотят просто спокойно жить, никого не трогая. Но есть несколько стран, которые необходимо уничтожить, чтобы они не повлекли мирных мусульман в пекло разгорающейся войны. Прежде всего, мы уничтожим атомным оружием Палестину, Иран и часть Пакистана. Если преподанный урок не окажется достаточным — Саудовскую Аравию, Судан и Афганистан. Будет кровь и много крови. Но все равно — ее будет в тысячи раз меньше, чем если бы началась настоящая война между христианским и мусульманским миром.

Ты говоришь, что смерть 50–60 миллионов это много? Задумайся — на Земле проживает 6 миллиардов человек. 60 миллионов — один процент населения планеты. Не так уж и много. А палестинцев вообще всего 6 миллионов — одна десятая процента! Не будет их и спокойно вздохнет весь Ближний Восток. И не только он…

Ты вскакиваешь в ужасе и называешь меня фашистом? Опомнись, Кузя! Задумайся — если бы мы были фашистами, мы бы давно уничтожили всех этих беспредельщиков. А почему мы этого не сделали?

Наш Бог — Великий Архитектор Вселенной — учит нас милосердию и терпению. Поэтому мы бросаем все наши силы и умения на то, чтобы любое противоречие разрешалось единственно мирным путем. Людям нужен мир! И во имя него мы вновь и вновь будем убеждать противника в необходимости жить, уважая соседа и не покушаясь на свободу его верований. Атомное, химическое и бактериологическое оружие — наш последний аргумент и мы всячески откладываем его применение. Мудрость и здравомыслие, спокойствие и свойство не унывать, а бороться — таков истинный масон.

Но вернемся к нашей стране, Кузя. В Москве, если ты не знаешь, на данный момент проживает минимум два миллиона кавказцев. Благодаря им город превратился в ад. Ты думаешь, мы не в состоянии депортировать их за несколько недель? Ошибаешься…Но мы не делаем этого, потому что хотим постепенно, без резни, а лишь путем положительного примера и убеждения превратить их в людей, достойных жизни на земле. Поэтому мы терпим и работаем, работаем, работаем. Масоном является президент страны. Много масонов среди его окружения, а также в рядах клики Бывшего, чьи сила и влияние благодаря им незаметно, но шаг за шагом сходят на нет. Много масонов среди интеллигенции, чиновников высшего и среднего эшелонов, есть масоны и в карательных органах. И все они борются за мир, любой ценой пытаясь предотвратить кровь.

Я честно рассказываю тебе обо всем, Кузя, потому что вижу, что твое место среди нас. Нет, не пугайся! Я не буду тебя приглашать или уговаривать. Вступление в наши ряды только добровольное и по зову сердца.

И помни — несмотря на то, что мы, быть может тебе и не по душе, мы все равно окажем тебе любую помощь. Такова наша философия. Таков наш долг, исполнить который призывает каждого масона Великий Архитектор Вселенной…"

 

Глава семнадцатая

Встреча

…Вторые сутки Филька жила на пятачке-скверике, окруженная бешено несущимися машинами. Нет, к скверику с двух сторон вели дорожки, на страже которых стояли светофоры, но даже когда автомобили останавливались на красный, кошка все равно не смела перебежать по белым полоскам в "цивилизацию" — такой страшной казалась она. Днем асфальт раскалялся, начиная плавиться, люди спешили по нему, чертыхаясь и закрывая носы платками — дым горящих торфяников постепенно окутывал Москву.

Истощенная и обезверившаяся, кошка лежала в траве под деревом, ожидая, когда наконец наступит смерть. А та все не шла и не шла, только труднее становилось дышать и все сильнее першило в сухом горле…

В какой-то момент на второе утро Филька увидела глюк — по улице через дорогу торопливо бежали два кота. Светофор горел красным. Кошка попыталась мяукнуть, чтобы привлечь их внимание, но загорелся зеленый, загудели спешащие машины, а когда они проехали, коты уже исчезли. Глюк?

Измученная Филька спрятала голову в траве и закрыла глаза. Что ж не спешит к ней эта паскуда-смерть?

*********

Коты не были глюком. С раннего утра в район взорвавшегося ларька с шаурмой по призыву котомасонов стали подтягиваться их четвероногие сородичи.

Белые, черные, рыжие, самых невероятных окрасов, расцветок и пород коты рыскали по дворам, нагло заскакивали в подъезды и подвалы, совали носы в песочницы, детские домики, беседки, призывно маукали и замирали в ожидании ответа.

— Глянь, кума, это что ж творится-то? Откуда их столько взялось? — ошалело спрашивала подругу какая-нибудь старушка, сидящая на лавочке перед домом.

— Бегут! От пожаров бегут! Боженька спасает невинных, прежде чем погибнут в геене огненной грешники! — сурово отвечала подруга, нагоняя страху.

А коты все прибывали и прибывали. Благодаря их количеству решено было расширить зону поиска в сторону парка Дубки — предположили, что кошка может прятаться у двух его водоемов…

И никто не догадывался, что подлая и взбалмошенная Бэтти выбросила Фильку, не доезжая до места взрыва примерно с полкилометра…

*********

…Послышался бодрый стук каблучков. Филька опять подумала, что это глюк и не подняла головы. Но к каблучкам присоединился размашистый "шорк-шорк" — типичный звук мужского шага.

— Давай присядем вот тут, Андрей! — сказал женский голос. — Смотри, три лавочки, я поем, а ты вздремнешь. Потом уже поедем в центр.

— Самое оно! — ответил приятный мужской баритон. Филька подняла наконец голову и увидела как парочка устраивается на лавочке. Девушка была невысокой, чуть полноватой, с добрым русским лицом и большими глазами. Фильке она жуть как понравилась. Кавалер был лет на пятнадцать старше девушки — жилистый, симпатичный, лысенький мужик, похожий на какого-то известного американского рок-музыканта, передачу о котором Филька видела по телевизору.

Девушка расположилась на скамейке, а "музыкант" прилег, положив ей голову на колени.

— Андрюш! — укоризненно заметила девушка. — Ну ведь я сейчас стану есть. И все крошки прямо тебе в лицо. Возьми под голову сумку, вот так, приткнись мне к бедру. Мужчина повиновался, закрыл глаза и почти мигом заснул. Лицо у него было красное от загара и обветренное — будто вчера весь день ловил рыбу где-нибудь на Московском море.

Девушка открыла вторую сумку и достала из нее пакет с бутербродами и бутылочку воды. Филька завороженными глазами следила за ее движениями. Девушка вытащила один бутерброд и аккуратно принялась его есть.

— Мяу! Мяу! — на подгибающихся лапах Филька бросилась к оторопевшей девушке. — Мяу! Мяу! Дайте поесть! Пожалуйста!

— Кисонька! Бедная! — девушка ахнула, отложила бутерброд и схватила на руки тянувшуюся к ней Фильку. — Голодная? Да вижу, вижу…Давай вместе кушать. Вот тебе колбаска, кушай, милая!

Филька, трясясь от голода и благодарности жадно глотала кусочки копченой колбасы, которые снимала со своего бутерброда девушка. Самой ей пришлось есть хлеб с маслом. За первым бутербродом сняли колбасу со второго, но Филька все равно не наелась и продолжала трястись — Мяу! Мяу!

Нимало не задумываясь, девушка достала третий бутерброд.

— Придется, Садов, тебе сегодня до обеда побыть на диете, — тихо проговорила девушка, повернув лицо к мужчине.

— Что, а? Ален, ты чего? — мгновенно сквозь сон отреагировал мужчина.

— Да спи ты, спи. Я твоими бутербродами голодную киску кормлю.

— Ась? — Приподнял голову мужчина и открыл глаза. — Ладно, корми, только дайте поспать, — и опять заснул.

Затем Алена налила в руку, собранную горсточкой, воды и принялась поить Фильку.

Наевшись, Филька ни за что не захотела слезать с теплых и уютных коленок девушки. Она протянула к ней лапки и прижалась к полной алениной груди. Девушка засмеялась и принялась гладить Фильку.

— Спи, ладно, и ты поспи!

Так они и провели вместе на лавочке еще минут сорок. Спящий, приткнувшийся к подруге Садов, и Алена с мирно заснувшей у нее на груди кошкой.

Потом Садов зашевелился, повертелся, вздохнул и сел, протирая глаза.

— Ален, это что такое? — с удивлением спросил он, глядя на Фильку.

— Ну, Андрей, ты даешь! — рассмеялась девушка. — Ты ж сам разрешил ей съесть твои бутерброды!

— А? — еще больше удивился мужчина, почесываясь. — Ничего не помню! — и фыркнул, тоже рассмеявшись. — А ты знаешь, киска, что у нас дома в Питере две кошки — Мима и Лилу? — спросил он Фильку, протянув руку, чтобы пощекотать ее за ушком. Мы же не местные, только в гости сюда приехали на пару дней потусить, а завтра уже обратно на родину. Да вот замешкались, обоздали, разминулись с подругой Алены, ей пришлось бежать на работу, так что остались мы без ключей. Придется сейчас ехать в центр, там с ней встречаться.

— Мяу! Мяу! Мяаааа! — отчаянно запричитала Филька. — Возьмите меня к себе!

И мужчина и девушка как будто знали кошачий язык — сразу все поняли.

— Андрюх…, - нерешительно протянула девушка.

— Мяу! Мяу! МЯЯЯЯЯУ!

Мужчина вздохнул.

— Ален! Ну у нас же ДВЕ КОШКИ! Куда нам третья? И как мы ее сейчас в центр повезем, потом обратно, а завтра еще на поезд в Питер? Не, Ален, две кошки ладно, но три это уже перебор!

— А что с ней тогда делать? — горько спросила Алена. — Разве не чувствуешь, как сильнее тянет гарью? Она же задохнется на улице. Не говоря уже о том, что умрет с голоду. Ты посмотри — это же не уличная кошка — она породистая! Может даже потерялась и теперь ее ищут…

— Стоп! — резко прервал подругу Садов. — Подожди, стой! — и он задумался. — Еклмн! Алена! А ты не обратила внимание, когда мы выходили из дома Нинки, сколько вокруг было котов и кошек? Как они рыскали по дворам и к ним присоединялись все новые и новые?

Девушка широко распахнула глаза.

— Ну, Адрюш! Ты гений! Может и вправду это они ее ищут? Потому что знают? А даже если и не знают — не лучше ли ее отнести туда — к нинкиному дому? Раз там столько котов, с ними-то ей наверняка будет лучше! Дай я тебя поцелую!

И Алена чмокнула довольного Садова в губы.

Резко пиликнул мобильник. Алена сунула руку в сумочку, достала телефон и прочитала сообщение: "Через сорок минут у офиса на Новослободской".

— Ну вот, отнести ее и добраться до Нинки за такое время мы не успеем, — сказал Садов. — А надо успеть, чтобы взять ключ. Ну и начальство у девки, изверги, даже из офиса не выйти. Москвичи, одним словом. У нас в Питере такого нет…

— Быстро, Андрюш, — поднялась с лавочки Алена. Кошка продолжала сидеть у нее на руках. — Киса! Сейчас мы перейдем через дорогу и оставим тебя на улице, по которой следует бежать, никуда не сворачивая вперед, вперед и вперед. Ты же все понимаешь, я знаю! Вперед, киса! И, запомни! Только перед последним домом ты свернешь НАЛЕВО! Там твои друзья, поняла!

— Мяу! Мяу! — с благодарностью ответила Филька.

Скверик-пятачок остался позади. Дымом потянуло еще сильней. Ласковые руки выпустили Фильку на асфальт и слегка подтолкнули.

— Вперед, кошка! Прощай, и удачи!

*********

…Филька бежала и бежала, бежала и бежала. И вот наконец последний дом.

Кошка, не задумываясь, свернула…направо…и заскочила во двор. Тот был пустынен. Ни одного кота. Куда же они запропастились? Походив по двору, Филька на всякий случай решила заглянуть в закуток с мусорными баками. Может там кто-нибудь сидит?

Но и в закутке никого не оказалось. Только в углу стояли подпертые к стенке тоненькие грязные реечки-досточки. В чем же дело? Филька не могла понять. В этот момент сзади послышались шаги и в закуток зашел мальчик лет 10 в коротких штанах, с пакетом мусора. Он был рыжим, короткостриженным, со вздернутым носом и злыми зелеными глазами. Зыркнув на Фильку, мальчик выбросил пакет в бак и вдруг схватил одну рейку.

— Сука черномазая! — крикнул он и со злостью принялся тыкать рейкой в сторону Фильки, норовя попасть ей в голову.

Кошка пыталась убежать, но ничего не получалось — мальчик и рейка, которую он умело подставлял навстречу Фильке, перегораживали путь.

— Мяаааау! — взвыла от безысходности Филька и пропустила удар. Рейка больно ткнула ей в бок.

— Ага! — захохотал мальчик. — Проняло черножопую? — и принялся тыкать в сторону Фильки с удвоенной силой.

Филька скакала, уворачивалась, но понимала, что битва вряд ли продлится долго. Тут она узрела кошачью мордочку, сунувшуюся в закуток.

— Мяу! Спасите-помогите! — завыла из последних сил Филька и опять подставилась — рейка ткнула ей в ухо.

Кошка исчезла, но откуда-то оттуда — снаружи — послышался, разрастаясь, ее непрерывный мяв.

Маленький бандюк не обратил на него никакого внимания — с высунутым от восторга языком он продолжал нападать на Фильку.

— Мяаааааааау! Погибаю! — в последний раз завыла Филька, прося о помощи и в этот момент…

…в закуток ворвался огромный (так показалось Фильке) кот. С ходу он прыгнул сзади на шею рыжему мальчику и впился в нее клыками. Мощные лапы спасителя провели по щекам изверга глубокие борозды. И еще раз. И еще раз!

— Ааааааа! — взвыл рыжий. Выпустив палку из рук, он схватился за шею, нащупал и принялся отрывать от себя напавшего и почти уже было содрал его с себя, как…

…на поле боя влетел еще один кот! И вцепился сорванцу в ногу!

И еще один! Новый участник сражения примерился, прыгнул и вцепился рыжему сзади в штанишки!

— Ооооо! Мамаааааа! — заверещал стервец и по его ноге вдруг потекла струя мочи. Фыркнув, коты отскочили от обоссавшегося выродка.

— Петябожемой! Где ты, Петябожемой! Что с тобой, сынок! — кричала, не переставая, высунувшаяся из какого-то окна простоволосая женщина, видимо мать.

— Мама! Маа-ма! — с несмолкаемым ревом рыжий выскочил из мусорного закутка и бросился к дому. По ногам его, в стороны, брызгая, разлетались вонючие капли. — Мааама!

Филька перевела дух и…увидела перед собой…

…Кузю!

…Милого, доброго Кузю!

…Храброго и беззаветного Кузю!

Вот кто спас ее от неминуемой смерти, первым кинувшись на ее защиту!

И Филька расплакалась…

и Кузя расплакался…

и они бросились друг другу.

Они сжимали друг друга в объятиях, лизали друг другу уши, мордочки, терлись боками, носами, мурлыкали, мяукали…

А рядом торжественно, как караул, стояли Бисмарк и Хан (именно они помогли Кузе справиться с рыжим) и тоже роняли скупые слезы.

А затем на одной из лужаек парка Дубки собрались все тридцать семь котов и кошек, которые приняли в этот день участие в поисках Фильки. И был устроен праздничный мяв.

Наверное случайные посетители парка надолго запомнят этот день.

Тридцать семь котов выстроились на лужайке. Они выли и мяукали — басами, баритонами, тенорами, альтами, сопрано и дискантами, выводя самые невероятные рулады.

Они славили бесстрашного рыцаря Кузю, мудрого руководителя котомасона Бисмарка, мастеров ложи и самих себя — потому что каждый, кто откликнется на зов о помощи — герой, и заслуживает благодарности и уважения.

Так прошел этот незабываемый день. А к вечеру коты начали расходиться и в парке остались лишь Бисмарк, Кузя, Филька и еще один худенький, ободранный котик с впавшими боками и горящими глазами…

 

Глава восемнадцатая

Брат Мурзик

— Ну вот, Кузя, как видишь, мы выполнили свое обещание, — произнес Бисмарк.

В ответ Кузя поклонился и еще раз поблагодарил Великого мастера.

— Если вам когда-нибудь понадобится помощь, рассчитывайте на меня! — с чувством добавил кот. При этом наблюдательному Кузе показалось, что предводитель котомасонов чем-то встревожен.

— Эх, Кузя, еще раз повторю тебе, мы помогали вам от чистого сердца и не ждем ответной услуги. Делая добро, нельзя требовать чего-то взамен. Но оставим эту тему, потому что я вынужден сообщить вам пренеприятнейшее известие.

— Что такое? — испугались Кузя и Филька.

— Вы должны немедленно, еще этим вечером покинуть Москву, — ответил котомасон и пояснил: — Согласно сегодняшним новостям, за последние сутки в области возникло семнадцать новых очагов пожаров. Вы чувствуете, как усиливается дым? Сначала мы думали проводить вас до Савеловского и усадить там на прямой экспресс до вашего городка, однако в сложившейся ситуации несколько дней бега до вокзала и постоянное вдыхание отравленного дыма приведут лишь к медленной и мучительной смерти.

Пешком из Москвы в сторону Дмитрова вам тоже уже не выбраться. Горящие торфяники отрезали этот путь. Вы погибнете, отойдя от столицы максимум километров тридцать.

Поэтому я принял следующее решение: мы отправим вас домой на электричке, останавливающейся на железнодорожной станции "Тимирязево". Это рядом с одноименной метростанцией и совсем недалеко отсюда. Вас поведет самый опытный наш проводник, брат Мурзик, вот он перед вами, — и Бисмарк кивнул в сторону худенького котика, скромно стоявшего в стороне. — Пусть вас не вводит в заблуждение, хм, неказистый вид Мурзика и его молодость. Никто лучше брата не знает Савеловскую ветку. Много раз Мурзик сопровождал по ней братьев, направляющихся в провинцию, чтобы нести туда луч знаний о Великом Архитекторе Вселенной и нашем учении. Доверьтесь Мурзику — он посадит вас на поезд и будет сопровождать, покуда вы не вырветесь за кольцо пожаров — до Дмитрова. Затем вы продолжите на электричке свой путь, а Мурзик вернется обратно завтра утром. Последняя электричка на ваш город, самая пустая и, надеюсь, поэтому безопасная, отправляется от Савеловского в 23.43. Пять минут необходимо ей, чтобы добраться до Тимирязевской. Сейчас, судя по солнцу, около 9 часов вечера. Чтобы успеть, вы должны двинуться в путь прямо сейчас, дорогие мои Филька и Кузя, потому что уже завтра может оказаться поздно!

Кузя и Филька ошеломленно слушали Великого мастера. Признаться, они рассчитывали остаться в Москве еще на пару дней, чтобы отдохнуть и восстановить свои силы. Новость о необходимости тут же выступить в путь пугала, обескураживала, лишала уверенности в себе. И все же Кузя собрался духом, отгоняя страх и твердо заявил:

— Мы готовы!

Филька, после секундного замешательства, подтвердила: "Да!"

— Ну что же, мои смелые друзья! — улыбнулся в усы Бисмарк. — Другого ответа я от вас и не ожидал. Давайте прощаться. Пусть Великий Архитектор Вселенной бдит над вами в пути.

Кузя и Филька потерлись с Бисмарком боками, носами, посмотрели друг дружке в глаза, в последний раз, мяукнули и расстались.

— Мы готовы, Мурзик, веди нас! — выдохнул Кузя и троица котов поспешила в сторону Тимирязевской, провожаемая погрустневшим взором Великого мастера котомасонов…

*********

Худенький, юркий брат Мурзик уверенно вел свой маленький отряд.

— Не бойтесь! Время сейчас позднее, на улицах уже гораздо меньше людей и машин, значит и опасностей меньше. Главное — не отставайте и не теряйте присутствия духа! Держимся вместе, особенно у светофоров, — предупреждал Мурзик.

И он смело нырял в подземные переходы, перебегал улицы, прыгал вверх и вниз по лестницам, находил казалось бы незаметные иному глазу проходы, смешно скакал по шпалам и вот, по прошествии пары часов, коты наконец добрались до железнодорожной станции.

— Сидите здесь, в кустах, а я пойду проверю, что там и как! — приказал Мурзик и запрыгнул на скудно освещенный перрон. Народу на нем, несмотря на позднее время, стояло порядочно. Ловко проскальзывая между ожидающими, Мурзик добежал до висящих под потолком навеса электронных часов и, шевеля губами, принялся высчитывать время, которое они показывали — 23.14. "Ага, значит мы успели, все в порядке", — довольно подумал кот и поспешил обратно.

Тем временем Филька с нарастающим беспокойством следила за увеличивающимся числом пассажиров. "Да они же нас затопчут! — начала паниковать кошка. — Как же мы заберемся в вагон?" Кузя тоже начал тревожиться о судьбе предстоящего путешествия, хотя и не подавал виду. Он вспоминал слова Бисмарка о том, что брату Мурзику можно безраздельно доверять.

Наконец легкая тень метнулась с перрона на землю и перед Филькой и Кузей предстал запыхавшийся Мурзик.

— Успели, друзья! Времени до электрички достаточно, так что ложитесь и отдыхайте, у нас в запасе где-то 40 минут.

— А…? — Филька испуганно показала лапкой на толпу людей.

— Не переживай, сестра, — успокоил Мурзик. — Погоди немного и сама убедишься…

И вправду, через несколько минут толпа на перроне пришла в движение. Издали послышался нарастающий мерный стук колес, появилось ослепительное желтое сияние — к станции приближался поезд.

— А мы? Разве нам не пора? — не унималась бедная Филька.

— Не бойся, сестра! — улыбнулся Мурзик. — Это электричка на Лобню — город в двадцати пяти минутах езды отсюда. Она забирает последний поток припозднившихся пассажиров, живущих вблизи от столицы по Савеловскому направлению. Следующая электричка — в 23.43, наша — тоже останавливается в Лобне, но в отличие от предыдущей следует дальше — к Дмитрову и затем до вашего города. Народу в ней будет гораздо меньше. Так что оставь свои сомненья, главное — вовремя заскочить в тамбур.

И правда, казалось бы солидная толпа пассажиров буквально за минуту всосалась в многочисленные двери электрички и перрон опустел. Двери захлопнулись и поезд полетел дальше.

— Скажи, Мурзик, а тебе сколько лет? — поинтересовалась Филька. Успокоившись, она почувствовала симпатию к этому смелому котику и в ней проснулось извечное женское любопытство.

— Год и восемь месяцев, — важно ответил худенький Мурзик.

— И тебе не страшно ездить на поездах? — продолжала расспрашивать Филька.

— Ни капельки! — подтвердил Мурзик. — Я, если хочешь знать, родился на станции Новодачная, это минутах в двадцати отсюда. Там целыми днями взад-вперед гоняют поезда. А еще рядом с Новодачной находится Московский Физико-Технический Институт. Тьма студентов! Веселые! А как бухают! На первое апреля станцию переименовывают в "Водочную", во как! Я с ними впервые в поезд и сел, мне было тогда полгода. Голодный был, забежал на платформу порыться в урнах, а выпившие студенты и заманили меня колбасой в электричку. Вначале жуть как страшно было, но потом поел, успокоился. А как в Москву прибыли, студенты-то хорошими оказались — прямо на перроне передали меня в руки коллегам, что отправлялись обратно на той же электричке. Те меня до дому и довезли. Мне это так понравилось, что я потом сам стал в вагоны проситься — чтобы путешествовать. Где я только не побывал! Представляешь, даже до Савелово раз добрался — это неподалеку от вас, но по другой ветке. Там вообще конец цивилизации. Глухомань. Электрофицированная железная дорога кончается и дальше ходит время от времени состав на тепловозной тяге. А ведь всего 130 км до Москвы!

Вон я слышал, из столицы в прошлом году запустили до Питера какой-то суперскоростной поезд "Сапсан". Он покрывает 650 километров за четыре часа. А вот как я был в Савелово и пораспросил тамошних котов — ихний поезд с тепловозом идет до станции Сонково (это вообще где-то в дебрях) тоже почти 4 часа. Только расстояние между пунктами не 650, а примерно 130 километров! Плюс двадцать остановок по минуте. Представляешь 130 километров за четыре часа! Говорят, с такой скоросью ходили поезда при царе Александре II, если и не раньше. Кстати, — разошелся в воспоминаниях Мурзик, видимо поезда и в самом деле являлись его любимой темой, — почти все тамошние железные дороги строили еще во времена царизма, и даже из Москвы, по Савеловской ветке, альтернативному пути, поезда ходили в Питер чуть ли не до 90-х годов прошлого века. Потом их отменили и все в краю заглохло. Остались какие-то аборигены, пьют водку и постепенно вымирают. Нынешняя власть народом в провинции вообще не интересуется, наплевать ей на него, все удобства единственно для жителей Москвы. Тьфу! Куда катится Россия!

Выговорившись, железнодорожный путешественник Мурзик умолк и расстроенно покачал головой.

— А ты давно состоишь в котомасонах? — спросил Кузя. Ему тоже был очень приятен этот бесстрашный котик со впавшими боками.

— Семь месяцев! — гордо признался брат Мурзик. — Я уже котомасон 2-й степени — Подмастерье.

— А почему ты пошел в котомасоны?

— Я люблю путешествовать и знаю как это делать. Я могу то, что не под силу большинству котов. И именно поэтому я решил принести свой дар на пользу общества. Чтобы он работал на его благо, — простенько ответил брат Мурзик и добавил: — Не только на благо котов, но и людей. Ведь я тоже гражданин России и мне не безразлична ее судьба. Мы — коты, люди — не должны сидеть сложа лапы, наблюдая как наша страна катится вниз. Вот поэтому я и стал котомасоном.

— Есть ли в Москве коты схожей специализации? — ввернула умное слово Филька.

— Конечно есть! — удивился вопросу Мурзик. — Наша Ложа главная, первая, но она не единственная. В других концах Москвы, а наверняка и по стране, живут и трудятся и другие Мурзики-перевозчики. Может быть кто-то из них даже путешествует на "Сапсане", — грустно и, как показалось Кузе, с ноткой зависти, вздохнул Мурзик…

Меж тем совсем стемнело. На платформе снова собрались ожидающие поезда, человек 30. Мурзик жестом попросил своих спутников о молчании и стал напряженно вслушиваться.

— Быстро. Приближается! — встрепенулся маленький кот и вскочил с травы. — Держимся тесной группой. За мной на перрон!

У Фильки от страха скрутило живот, но она пересилила себя и бросилась вслед за Мурзиком. Кузя замыкал шествие.

И опять слепящий столб желтого света залил перрон. С чмоканьем распахнулись автоматические двери, в которые стали заходить пассажиры.

— Сюда! Быстрее! Да быстрее же! — Мурзик подскочил к одной из дверей, рядом с которой не было людей, и запрыгнул внутрь тамбура. Спустя миг за ним последовали остальные.

— Так! — скомандовал Мурзик. — Через несколько минут прибываем на станцию Окружная. Как только первые пассажиры начнут заходить в тамбур, смело подходим к двери в вагон и ждем, пока они ее откроют. Влетаем внутрь и забираемся под первые попавшиеся пустые скамейки. Понятно!

— Понятно! — кивнули Кузя и Филька.

Так и произошло. На Окружной в тамбур вошел, покачиваясь, нетрезвый мужик с бутылкой пива в руке. Мурзик встал у двери, нагло посмотрел на человека и как само собой разумеющееся потребовал: — Мяу!

Мужик ошалело оглядел троицу котов и захохотал.

— Ну вы даете, безбилетники, бля! Ладно, раз "мяу" — заходите, а я с пивом тут постою, мне на следующей сходить! — и он впустил котов в вагон.

Путешественники мигом спрятались под лавками. Вагон был почти пустым.

— Вот и все, а вы боялись! — радостно мяукнул Мурзик. — Еще примерно час двадцать и будем в Дмитрове. А затем еще час — и вы у себя дома!

Филька и Кузя ошалело улыбались в ответ и не могли поверить своему счастью. Осталось каких-то два часа! Два часа, и они вновь ступят на землю любимого маленького городка, что раскинулся на берегу великой русской реки!

*********

…Солнце медленно всходило над землей. Защебетали первые птицы.

Кузя с трудом поднял голову и невидящим взглядом уставился на свои лапы. Что-то было не так… Седые волоски… всюду седые волоски…сколько их прибавилось за эту ночь. И нет больше брата Мурзика — отважного, бесстрашного маленького кота Мурзика…

*********

Это случилось на станции Новодачная, когда в вагон зашли проводница с охранником.

— Приготовьте билеты, граждане! Ваши билеты! — взывала проводница. Охранник — здоровенный бритоголовый мужик в униформе и толстыми складками на загривке, ступал чуть позади проводницы. На кисти руки у него болталась в петле длинная черная дубинка. Пассажиры молча протягивали билеты и парочка шествовала дальше.

Вдруг проводница остановилась у одной из лавочек и крикливо спросила, явно работая на публику:

— А это что тут такое? А ну вылазь! Кошкам в поездах не позволено!

Некоторые из пассажиров стали любопытно приподниматься со своих мест — из-под лавочки, у которой стояла проводница, высовывался длинный черный гладкий хвост. Именно на него изобличающе указывала теперь перстом женщина.

Бедная Филька! Бедная глупая Филька! Ты спрятала голову и тело, но на радостях совсем забыла о хвосте!

— Я те дам сейчас ездить в поездах! — многозначительно произнесла проводница и, схватив хвост, вытащила за него Фильку наружу!

— Мяяяяяяя! — запищала от неописуемой боли Филька. — Помогите! Мяууууу!

— Вы только на нее посмотрите, граждане! — садистка в форме повернулась к пассажирам, демонстрируя им извивающуюся, висящую кошку.

И тут на помощь Фильке, опередив барахтавшегося под другим сиденьем Кузю, бросился из своего укрытия брат Мурзик. Отважный кот прыгнул на ногу проводнице и вцепился в нее со всей своей небольшой силенкой.

— А-а-а! — завизжала проводница и выпустила филькин хвост.

— Матвевна, обрось его, ногой его, ногой! — заорал охранник и перехватив дубинку.

Женщина лягнула толстой ляжкой, Мурзик начал отрываться от нее, а затем…

…дальше все произошло как в замедленном кино.

Тело кота начало отлетать и тут, в движении, черной молнией на него опустилась дубинка.

— Чмак!

Люди в вагоне ахнули, а одна из женщин в ужасе закричала.

Маленькое щупленькое тельце брата Мурзика, странно искривленное, изломанное, ударилось об пол.

— Ик, ик, — тихонько икнул котик, лапки его вздрагивали замирающими судорогами.

— С одного удара, Матвевна, видала? — гордо заявил охранник, улыбаясь и похлопывая дубинкой по руке.

— Да что ж ты делаешь, ирод! Сволочь! Убийца! — заорала на охранника одна из женщин. Ее плечи затряслись в плаче.

— Но-но, гражданка, это кто тут сволочь? — и охранник, нехорошо скалясь и продолжая зловеще похлопывать дубинкой по руке, двинулся к рыдающей пассажирке.

— Сволочь и есть! — рядом с женщиной с лавки резко поднялся невысокий, жилистый мужчина в скромной курточке, наверное ее муж.

— А? Еще один? — радостно удивился охранник. — А милицию?

— Если захочешь, будет тебе и милиция, — ответил мужчина. — Давай-давай, жлоб, что остановился? Иди сюда!

Охранник глянул в глаза мужчине и, поперхнувшись, остановился, почувствовав себя так, будто в лицо ему вонзили длинную и острую рапиру — настолько невыносимым, острым, зловещим и непреклонным был взгляд незнакомца. Он удивления и испуга на загривке жлоба выступил пот.

— Но-но! — без глупостей! — предупредил он и опасливо отодвинулся.

— Да их тут трое! Вы посмотрите, граждане, их тут трое! — завопила проводница. Она повернула голову и увидела свирепо оскаливщегося и шипящего Кузю, за спиной которого теперь пряталась Филька.

Пассажиры дружно ахнули.

— Через пару минут следующая остановка! — четким, холодным голосом сказал мужчина. — Ты, жлоб, сейчас очень, очень осторожно поднимешь трупик бедного животного, вынесешь и внимательно положишь на платформу. Котов выпустить. И не вздумай их пинать — я за этим прослежу. А потом уже подумаем, что с тобой делать. Я сам куда надо позвоню. Да, я тебе обещаю, что при любом раскладе, ты все равно здесь больше работать не будешь. Ясно?

Охранник, который почему-то все больше и больше пугался худого мужчину, исполнил его приказание.

Как только дверь открылась, на платформу выскочили обезумевшие Филька и Кузя, а затем на асфалт в темноту толстая волосатая рука убийцы положила тельце Мурзика. Дверь захлопнулась и поезд ушел…

*********

— Ку…зя…Ку…зя…где…ты? — послышался тоненький, прерывающийся голосок Мурзика. Кузя с воем бросился к изломанному тельцу. Мурзик еще жил.

— Ку…зя…скажи…где мы…станция? — еле слышно прошептал несчастный. — Это…ва. жно.

Кузя, ничего не понимая, бросился искать табличку с названием.

— Водники, Мурзик! Это Водники!

Умирающий котик на мгновение задумался и вдруг улыбнулся.

— О… Великий… Архитектор… Вселенной..! Вы…спасены…Слушай внимательно, Кузя… Идите до конца платформы…по ходу поезда…затем…еще сто метров…вниз…улица…Набережная…яхт-клуб "Прометей"…Кузя…запомни……Ищите Боцмана…Понял? Боцмана…Скажите, что от меня…он…вывезет…вас по реке…

…Ку…зя…я вижу…вижу…Свет! Про…щай!

Передние лапки бедного брата Мурзика затряслись, он вздохнул и глаза его остекленели.

Тут Кузя взвыл, как никогда в жизни не выл и слезы хлынули из его глаз. С ревом кот бросился на тельце убитого, обнял его и прижался, пытаясь не отпустить ТУДА — задержать, согреть теплом своего тела…

— Муууурзик!!! Мурзик, не умирай! Прощу тебя, Мурзииик! Не нааааадо! Муурзиик!

Но тельце Мурзика становилось все холодней и холодней, жизнь покинула его навсегда.

Чуть поотдаль, боясь приблизиться, выла в ужасе Филька.

Так прошло много времени. Много-много…Затем Кузя поднялся и отыскал взглядом Фильку.

— Подойди, помоги его взять…Мы не должны оставлять Мурзика на перроне.

— Не могу! — испугалась Филька.

— Можешь! — взвился Кузя. — Можешь! Он спас тебя и отдал за тебя свою жизнь! Неужели ты и вправду такая холодная и бездушная ко всему, что тебя окружает?

— Хорошо-хорошо! — залепетала кошка.

— Хватай его осторожно зубами вот здесь. Я возьму отсюда…

И они потащили-поволокли тельце к выходу с перрона, а затем, насколько это можно было сделать аккуратно, спихнули-снесли вниз на траву. Последним пристанищем брата Мурзика стала небольшая ямка под пышно цветущим кустом, названия которого Кузя не знал.

Постояв немного над убитым, Кузя собрался духом и приказал:

— Надо идти. Улица "Набережная", яхт-клуб "Прометей", Боцман. Мы ищем Боцмана…

 

Глава девятнадцатая

Прыгай, Филька!

…Часам к семи утра коты выбрались на улицу Набережная и, поплутав, нашли "Прометей" — самый элитный яхт-клуб на Клязьминском водохранилище. Тихо прошмыгнули на территорию клуба и замерли в восхищении — десятки и сотни белоснежных парусников и яхт покачивались у причалов.

"И как же мы найдем здесь Боцмана? Кто он и где его следует искать? — задумался Кузя. — Разделиться и двинуться в противоположные стороны по берегу, осматривая каждый причал? А ведь здесь, как я посмотрю, имеются еще две гостиницы, ресторан, магазины, мастерские…Нет, ни в коем случае нельзя отпускать Фильку одну. Будем держаться вместе".

Тем временем пристань просыпалась. То тут, то там к судам спешили крепкие, загорелые дочерна люди — яхтсмены. Из ресторана потянуло запахом пищи. Коты вспомнили, что не ели уже сутки и приуныли. Но все равно таинственного боцмана надо было отыскать любой ценой — именно от него зависело теперь их спасение.

— Эй, на суше! Кто такие? — прервал размышления путешественников резкий, повелительный голос. Филька с Кузей вздрогнули и чуть было не дали деру. Лишь в последний момент бедняги поняли, что окликает их не человек, а…

…На борту шикарной снежнобелой яхты с надписью "Катерина" стоял здоровенный пожилой кот. Морда у него была круглая, суровая, одного уха не хватало, а от хвоста остался лишь короткий обрубок. Шеи почти не замечалось — мускулистое тело незнакомца сразу переходило в голову. Лапы у кота были короткими, мощными и кривоватыми, а полосатый окрас шерсти напоминал…тельняшку!

— Боцман! — в один голос закричали Кузя и Филька.

— Ну, Боцман! — удивился кот. — Я и есть Боцман. Только что-то не припоминаю я вас, салаги…

— Мы от брата Мурзика! — поспешил успокоить кота Кузя. — Мурзика-котомасона!

— А? Мурзик? — морда Боцмана расплылась в улыбке. — Если так — добро пожаловать на борт, друзья!

Филька и Кузя моментально воспользовались приглашением и взлетели по трапу на палубу яхты.

— Ну, как там поживает маленький Мурзик? — спросил Боцман, продолжая улыбаться. — Да вы располагайтесь, садитесь вот сюда, на солнышко…

Коты молчали. Потом Кузя вздохнул и все рассказал…

Услышав про жуткую смерть Мурзика Боцман отвернулся, сгорбился и путешественники услышали, как из пасти его вырвалось то ли хрипенье, то ли рыданье. Посидев так с минуту, старый кот снова повернулся к Фильке с Кузей. Глаза у него уже были сухими.

— Чем я могу вам помочь, друзья? — твердым голосом спросил Боцман. — Пусть я и стар, но кое-какие силы и возможности у меня еще имеются!

Кузя объяснил.

— Эх-х-х-х-х! — закручинился Боцман и принялся от досады вертеться по палубе. — Если бы вы появились на неделю раньше! Всего на неделю! Я бы лично на этом корабле довез вас до вашего родного города! Но сегодня, через три часа, мы отправляемся совсем в другую сторону — к Звенигороду! Черт возьми! Три швабры мне в глотку! Что же делать?

Кузя и Филька понурили головы.

— Стойте! — задумался Боцман. — Есть выход! Точно есть! Ах, старый дурак, как же я сразу не догадался-то! Однако я вижу, что вы голодны. Поэтому вначале я вас накормлю, а потом уже буду действовать. Пойдемте! — и Боцман, переваливаясь на крепких кривоватых лапах запрыгал по трапу на берег.

Небольшая кирпичная постройка, к которой привел путешественников Боцман, приткнулась к задней стене гостиницы. Пахло вареным мясом и прочими вкусностями.

— Ждите здесь, — приказал Боцман. Толкнув полуприкрытую дверь кот вошел внутрь. В помещении, оказавшемся кухней, у огромной плиты с кастрюлями и баками орудовала пожилая полная женщина в белом халате.

— Мау! — густым басом поздоровался кот. Женщина повернулась к нему лицом и засмеялась.

— Ну что, Боцушка? Пожаловал в гости покушать?

— Мау-мау! — ответил хитрый Боцман и двинулся задом наперед обратно. — Мау!

— Что такое? Хочешь мне что-то показать? — удивилась женщина и пошла за Боцманом. Распахнув дверь, она увидела грустно сидящих на земле Кузю и Фильку.

— Ой, Боцушка! — опять засмеялась женщина. — Привел гостей, хочешь, чтобы я их покормила?

— Мау! — ответ Боцмана не оставлял никаких сомнений.

— Ладно! Сидите, я вас печеночкой угощу! — махнула рукой добрая женщина и скрылась на кухне.

Через пару минут она поставила перед завывшими от восторга котами миску с кусками вареной печенки и требухой, над которыми поднимался пар!

Ах какое это наслаждение — вареная печенка! Ничто с ней не сравнится, даже курочка!

Пока коты жадно пожирали печенку, повариха с умилением наблюдала за ними, прислонившись к дверному косяку. Поев и умывшись, Боцман снова издал короткое "Мау!" и, подойдя к женщине, принялся с благодарностью тереться об ее полные икры.

— Ах ты, Боцушка, старый любезник! — улыбнулась повариха и, нагнувшись, принялась чесать кота за единственным имевшимся ухом. Боцман мурлыкал басом и ласково трогал женщину за ногу.

— Ой, проказник! Ну проказник! — повариха выпрямилась и улыбчиво посмотрела на Кузю с Филькой. — Наелись, гостюшки? — Мяяяу! — кивнули головами путешественники. — Ну вот и хорошо! Идите теперь гуляйте, а мне надо готовить! Побегайте-поиграйтесь на солнышке…, - и повариха, попрощавшись с котами, ушла к себе на кухню.

*********

Сытые и успокоившиеся Филька с Кузей и впрям думали улечься на солнышке прямо за кухней, но Боцман не разрешил.

— А про собак забыли? — строго спросил старый кот. — Не теряйте бдительности! Собаки здесь тоже имеются, и не одна. Это ко мне они не пристают, бывали, знаете ли, прецеденты, хе-хе, но вас живыми не отпустят! Залезайте сюда, в кусты, и ждите меня! — и старый речной волк неторопливо потрусил к видневшимся неподалеку постройкам.

Филька и Кузя прижались друг к другу и тут же заснули. А когда проснулись, Боцман стоял перед ними — как нельзя довольный.

— Отдохнули? — спросил он, тоже забираясь в кусты. Путешественники кивнули.

— А теперь слушайте и запоминайте, — вид у Боцмана вмиг сделался серьезным. — Я сейчас сбегал в управление, помотался по коридорам, прошвырнулся и по причалам. Информация такая: к шестнадцати часам на 32-й причал должна подойти с Химкинского водохранилища моторная яхта "Святой Пантелеймон". Судно серьезное — 20 метров в длину, 41 тонна. Капитаном там Петрович — вы его по бороде сразу узнаете. Яхта должна забрать из управления какие-то бумаги и пассажира — самого владельца судна Филатова. Он высокий такой, худой, в очках, держит частную клинику. Филатов плывет в Кимры, но по пути "Св. Пантелеймон" остановится в вашем городе и там на пристани капитан должен передать бумаги кому-то из местных. Судно простоит на нашем причале не больше часа. Ваша задача — пробраться на борт. Так, чтобы никто вас не заметил, иначе вышвырнут обратно на берег. Даже если вас найдут в пути, ничего вам не грозит, помните об этом и не пугайтесь — максимум, что могут вам сделать — высадить в вашем же городе или в Кимрах. Запомнили? "Святой Пантелеймон"! Четыре часа дня. 32-й причал!

Кузя и Филька согласно кивнули головами.

— А теперь сделаем так, — продолжил Боцман. Моя яхта, если вы не обратили внимания, стоит на 36 причале. Сейчас мы отправимся туда и вы снова спрячетесь в кустах. Мне же пора появиться на борту, так как отходим мы менее чем через час.

Коты поднялись и побежали вслед за Боцманом к 36-му причалу.

— Ну что, давайте прощаться? — предложил суровый речной волк, когда троица остановилась напротив яхты.

— Давай! — грустно вздохнули путешественники. — Спасибо тебе, Боцман, за все! Может еще и увидимся когда-нибудь? — и коты ласково стали тереться друг о дружку носами.

— Ну, насчет "увидимся", вряд ли, — философски заметил Боцман. — Но в ваш город мы в принципе иногда плаваем, так что, кто знает? Прибегайте почаще на берег, где ваша пристань. Увидите "Катерину" — значит я там! Бывайте! — и старый кот поспешил подняться на борт.

Через сорок минут "Катерина" отдала швартовы, развернулась и медленно двинулась к выходу из залива. На носу судна торжественно восседал Боцман. Кузя и Филька смотрели на удаляющийся от берега корабль. Теперь они остались совсем одни…

*********

…Проходили часы, но "Св. Пантелеймон" не появлялся. Он не приплыл ни в четыре, ни в пять, ни в шесть. В душу Кузе начали закрадываться сомнения — а не обманул ли их Боцман? Поразмыслив, однако, Кузя отбросил эту мысль — старый моряк не походил на кота, способного лгать. Значит произошло что-то непредвиденное. Что же им делать? Может стоит попытаться вернуться ночью к перрону и сесть на электричку? Бррр! Уже при одном воспоминании о ней шерсть на Кузе встала дыбом. Придется ждать. Если не "Пантелеймона", то хотя бы возвращения Боцмана. Как-нибудь они продержатся здесь у воды еще несколько дней. Да и к доброй тетеньке поварихе можно наведаться — вряд ли она голодными прогонит со двора…

Филька тоже начала беспокоиться. А еще ей снова захотелось есть. Время-то уже было позднее…

— Слушай, Кузя, — обратилась она к коту. — Может, сбегаем еще раз к кухне, а? Живот подводит от голода.

Кузя задумался.

— Боцмана с нами нет, так что лучше по территории клуба вдвоем не бегать. Предлагаю сделать так: ты остаешься в кустах, а я поразведаю, как тут обстоят дела с пищей — не может же быть, чтобы поблизости не оказалось мусорных урн — ты погляди, сколько яхт вокруг! Повариха слишком далеко. И только если вернусь пустым, тогда наведаемся на кухню. Опять же, помни! Для нас самое важное это корабль! А вдруг он появится, пока мы будем ужинать на кухне?

Филька вынуждена была согласиться с аргументами друга. Корабль являлся единственной возможностью спасения, поэтому он был важнее еды. И все же есть хотелось все сильней и сильней…

Часов в семь Кузя со вздохом поднялся.

— Сиди тут и не вылезай! Я поищу пищи и постараюсь вернуться побыстрее, — кот вылез из кустов и осторожными перебежками двинулся к ближайшим постройкам. Филька осталась лежать на траве, с интересом наблюдая за лодками на заливе. Одна из них становилась все больше и больше, и плыла прямо на Фильку, к причалам. Кошка встрепенулась и вскочила, не веря глазам. А лодка уже приблизилась, осторожно взяла влево и мягко коснулась причала. 36-ой причал! Это же "Святой Пантелеймон"!!!

А с палубы на берег уже спрыгнул бородатый мужчина в белой рубашке и форменных брюках и быстрым шагом направился в сторону управления. Капитан! Идет за документами, о которых говорил Боцман! Где же Кузя?

Подождав пять минут, Филька не выдержала и, выскочив из кустов, бросилась на поиски друга.

И нарвалась.

Отбежав всего метров тридцать в сторону и завернув за угол какого-то приземистого здания, Филька нос к носу столкнулась с двумя псами. Собаки зарычали и бросились на кошку.

— Мяуууууу! Мяуууу! — запищала Филька и только и успела, что запрыгнуть на невысокий штабель из ящиков, стоявших во дворе.

— Гав! Гав! Гав! — взбесившиеся от злобы псы прыгали вокруг качавшегося штабеля, пытаясь схватить зубами чудом успользнувшую добычу.

— Мяу! Мяу! Кузя! Где ты? Спаси меняааааа! — выла Филька, подпрыгивая на ящиках, готовящихся в любой момент упасть.

И в этот миг к двум подпрыгивающим вокруг ящиков фигурам присоединилась третья. Во двор метеором ворвался запыхавшийся Кузя и с ходу взлетел сзади на шею одному из псов.

Удар! Еще один удар широких сильных кошачьих лап! Дикий визг изумленного, оглушенного болью пса. Ослепшая, с выцарапанными глазами собака завертелась, отскочила, врезалась в стену и с воем бросилась куда-то, не разбирая дороги.

А Кузя уже спрыгнул с нее и вновь ринулся в бой.

Но второй противник оказался не только силен, но и умен. Собака не давала запрыгнуть себе на шею, берегла морду и норовила схватить кота за бок. Несколько раз огромные, в пене, клыки, чуть не зацепили Кузю. Чувствуя, что силы его иссякают и он долго не выдержит, кот решился на хитрость — внезапно он запрыгнул на один ящик, оттуда на другой и сверху со стороны метнулся на собаку, не сумевшую вовремя отреагировать на его движения.

Однако немолод был уже Кузя и сказывались в бою и его восемь лет, и хромая лапа. Не было в прыжке кота прежней силы и быстроты. Собака в последний момент повернула голову и успела встретить удар кота. Противники полетели на землю и принялись с визгом кататься и драть друг друга.

Несколько секунд спустя раздались одновременно и собачий визг, и кошачий вой. И тут ящики, на которых продолжала качаться Филька, наклонились и рухнули на бойцов.

— И-и-и! И-и-и! И-и-и! — первой из-под ящиков выбралась собака. Морда у нее была окровавлена, а один глаз, разорванный и свисающий на нерве, качался как маятник. Спотыкаясь, собака ринулась со двора.

Потом медленно, совсем медленно, нехотя, зашевелился второй ящик и из-под него, с трудом подымаясь на лапах показался Кузя. Левый бок кота был разодран, кровь толчками выбивалась из него и лилась на землю.

— Мяяяяяяяяяу! — зашлась в вое Филька.

— Беги! Беги! Спасайся! — прошептал Кузя.

— Кузя, милый, корабль! Корабль приплыл! Он тут, за углом! Кузя, прошу тебя, не сдавайся! Пошли! Это рядом! — визжала Филька.

— Корабль? — удивился Кузя. — Корабль? Ну… тогда пойдем! Беги туда, беги первая, на борт, Филька, жди меня на борту! — и Кузя, пошатываясь, тихонько двинулся вперед.

Филька помчалась к яхте. Еще издали было слышно, как работает ее мотор. "Св. Пантелеймон" готовился к отходу.

Подлетев к причалу, Филька взвыла что есть сил: — Помогите! Стойте!!! Не уплывайте, прошу вас!!!

В это время из-за угла показался Кузя. Он уже не мог идти — полз, оставляя за собой широкий кровавый след.

В рубке яхты беснующуюся и подскакивающую кошку заметил один из стоящих там двух мужчин — капитан.

— Дмитрий Алексеич! — встревоженно тронул он за плечо спутника. — Смотрите, какие страсти творятся! Может отчалим от греха подальше? Еще нам не хватало кошками заниматься…

Второй мужчина резко повернул голову и стал всматриваться в Фильку и ползущего все медленнее и медленнее Кузю.

— Стой, погоди! — приказал он властно. — Погоди! — и спустя несколько секунд удивленно добавил: — Петрович! Чтоб мне с места не сойти — он же к нам ползет! К нашей яхте! Будто знает, что я хирург! И корабль называется "Святой Пантелеймон!" — в память великомученика и врача! Кот у нас помощи просит, Петрович, балда, стой! Надо их забрать! — и мужчина, открыв дверцу рубки, выскочил на палубу.

— Прыгай сюда, кошка! Прыгай! — крикнул он, а сам бросился к истекающему кровью Кузе. Осторожно подняв его, мужчина понес кота на корабль, где их ждала уже Филька.

— Все, Петрович! Отплывай! А я буду кота спасать! — приказал мужчина и понес Кузю вниз, в одну из кают. Вслед за ним, непрерывно мяукая, побежала Филька.

— А тебе, голубушка, нечего здесь делать! У нас операция, погоди-ка снаружи! — строго сказал кошке Дмитрий Алексеевич и выставил ее за дверь в коридор.

Затем он открыл один из стенных шкафчиков и достал оттуда объемистую сумку с красным крестом на боку. Аптечка у Дмитрия Алексеевича — одного из лучших пластических хирургов страны — была не в пример богаче и разнообразней, чем обычная. В ней имелось все необходимое для быстрой полевой операции — недаром когда-то хозяину аптечки довелось послужить в Афганистане…

Вымыв руки и протерев их спиртом, врач увлеченно принялся за работу…

*********

…Пару часов спустя дверь каюты открылась и оттуда вышел, насвистывая, Дмитрий Алексеевич. Он был уже в новых джинсах и рубашке, взамен испачканных кровью.

— Будет жить твой друг, не переживай, кошка! — усмехнулся хирург, встретив немой вопрос Фильки. — Пришлось кое-что подрезать, кое-что зашить, конечно лекарств разных вколоть. Ты его не трогай, он теперь спит в каюте с забинтованным боком. Завтра утром проснется, а как приедем в Кимры, я его с собой на дачу возьму, буду за ним следить. И тебя конечно заберу, не бойся! — и чудо-хирург, потрепав Фильку по голове, направился в рубку.

— Ну как, Петрович, плывем? — спросил он капитана.

— А куда ж нам деться? — философски ответил тот. — Водохранилища почти прошли, скоро начнутся шлюзы. К утру, часов в шесть, будем на месте.

— А вот ты подумай, как все интересно с этими котами вышло, — задумался хирург. Он открыл бар и достал бутылку коньяку. Плеснул себе грамм пятьдесят и понюхал рюмку. Петровичу не предлагал — знал, что тот, пока на работе, не позволяет себе ни капли.

— Так слушай, Петрович, — хирург отпил из рюмки и блаженно вздохнул. — Звонит мне позавчера утром старый клиент — чокная баба вообще-то — Бетина Зарецкая. Ну, ты наверняка ее по телеку видел? Нет? Ну и слава Богу! Стерва жуткая. Я ей три раза уже подтяжки делал, липосукцию, коррекции…И вот звонит она опять и бьется в истерики, ревет белугой — просит срочно сделать ей очередную операцию. Я конечно не против. Отвечаю: Бетина Богуславовна! Нет проблем! Вы же персона ВИП, только раньше сентября не получится. Как так? А я эту неделю в единственом за год отпуске и уезжаю к семье на дачу, а как вернусь, лечу в Сан-Франциско, так что увидимся с вами осенью. А она не слушает, ревет в трубку — больше жизни ей нужна новая коррекция лица! Ну, я-то понимаю в чем дело, ее на днях сердешный друг олигарх Миша бросил, вот и съехала баба с катушки — считает, что "новое лицо даст ей новую жизнь" — опять на олигархов будет охотиться. Любые деньги предлагает. Только чтобы сейчас…

Но ты ведь меня знаешь, Петрович, у меня тоже принципы. Хоть эти гламурные истерички меня и кормят, на поводу у них никогда я не шел. Такой сунь пальчик в рот — руку откусит. Поэтому никаких поблажек! В конце-концов договорились, что я сегодня ее приму, сделаем анализы, проведем консультацию, обсудим все, что надо, но операцию проведет Пашка, один из новых хирургов — он пацан хоть и молодой, но серьезный, большая карьера впереди. Только на таких условиях, говорю, я могу вам сейчас помочь. Не хотите — идите к конкурентам, езжайте в Швейцарию или ждите сентября.

Ну, Петрович, конечно она в конце-концов согласилась. Не к конкурентам же идти, которые ее ненавидят за то, что уже десять лет она оперируется исключительно в моей клинике. И в Швейцарию не поедешь — по цене зело кусается. Так что будет ее резать на следующей неделе Пашка, а я полечу в Америку…

Хорошо, что позвонил тебе с утра вовремя и предупредил, что задержусь и яхту к "Прометею" следует подать к семи вечера. А если бы в четыре уплыли? Помер бы тогда котофей, что сейчас в моей каюте лежит. Кто б его в яхт-клубе прооперировал? Да и вообще, кто бы обратил на него внимание? Кинули бы в мусорный бак и отправился бы бедняга на свалку. А так выздоровеет, может еще и детишек подруге своей чернявой заделает, я его осмотрел — нормальный кот, крепкий еще…

Такие вот дела, Петрович. Ладно, пойду я в каюту, лягу спать. Ты, как в городок приплывем, меня не буди, отдай документы сторожу ихнего яхт-клуба и поплывем в Кимры. Давай!

И Дмитрий Алексеевич, допив рюмку, отправился к себе в каюту — спать. Филька сидела перед дверью и никуда не отходила.

— Что, кошка, намаялась? — спросил хирург. — Небось голодная? Не переживай, сейчас дам тебе пожевать, а потом перенесем твоего друга в соседнюю каютку, ближе к корме. Я дверь оставлю открытой, хочешь — спи рядом с ним на диванчике, хочешь — выйди на палубу, посиди, подыши чистым воздухом…

Филька поела, посмотрела на забинтованного спящего Кузю и выбралась на палубу — шли уже Каналом им. Москвы…

*********

…Они плыли, плыли и плыли — мимо тихих лугов и болот, мрачных перелесков и лесов, засыпающих городов и деревень. Проходили шлюзы — Икша, Турист, Яхрома…Мерно рокочущие невидимые механизмы выкачивали воду и яхта опускалась все ниже и ниже, ниже и ниже…Филька смотрела на проплывающий мимо мир, но голова у нее была пустая. Лишь над Дмитровом стояло зарево электрических огней, испугавшее кошку. Здесь уже вовсю дымили торфяные залежи. Филька спустилась вниз и легла на диванчик напротив Кузи. Закрыла глаза и провалилась в сон.

Она не видела, как начало сереть небо, как параллельно воде появилась железная дорога и по ней побежали поезда, как прошли шлюз в Темпах и поплыли по последним километрам Канала, выйдя в Московское море. Филька проспала и последний шлюз, наконец опустивший яхту в воды реки, на которой стоял их город. А вот и сам город — левый и правый берега, Тридцатка, Большая Волга и Институтская часть, в которой родилась Филька и откуда начались ее приключения…

В шесть утра яхта пристала к причалу местного яхт-клуба. Предупрежденный звонком, из домика, позевывая, вышел старик сторож. Он принял у капитана пакет, расписался и отправился обратно досыпать. Тут послышалось звяканье цепи и из конуры, что стояла рядом с домом, выбрался огромный черно-желтый пес.

— Что, не дают нам поспать, а Рекс? — обратился к овчарке сторож. — Ну ладно, я пойду еще сосну, а ты порезвись, побегай, справь свои дела, — и сторож снял с собаки ошейник. Территория яхт-клуба была огорожена забором и старик не боялся, что собака убежит и кого-нибудь покусает.

Прежде чем отправиться в Кимры, капитан решил дать себе небольшую передышку. Он вырубил мотор и включил чайник, решив передохнуть минут десять.

Именно в этот момент и проснулась Филька.

Что-то было не так. Кошка соскочила с дивана и выбежала на палубу. Яхта стояла на причале на правом берегу реки. Прямо за забором яхт-клуба виднелась огромная поляна, а за ней лес. Слева от стоянок яхт, метрах в пятидесяти, начинался узенький песочный пляж. А справа, Филька чуть не задохнулась — справа поотдаль высилось огромное пузатое здание, на боку которого мозаикой был изображен мужик с трезубцем — Нептун. Бассейн! Это же их городской бассейн! Столько раз она видела его на открытке за стеклом на столе коленькиного папы!

Филька ахнула и ринулась вниз по ступенькам в каюту.

Кузя продолжал спать.

— Кузя! Вставай! Скорее! Скорее, Кузенька, милый! Мы прибыли! — Филька начала толкать и тормошить друга. Через несколько минут Кузя открыл мутные, непонимающие глаза.

— Кузя! Дорогой! Вставай! Кузенька! Наш город! Бассейн рядом!

Кузя слабо улыбнулся и попытался встать. Охнув, повалился на диван.

И тут заработал мотор.

— Кузя! Не сдавайся, Кузя, миленький, ведь они сейчас уплывут! — заверещала Филька. Глаза кота постепенно сделались осмысленными и он сумел, хоть и с трудом, подняться и спрыгнуть с диванчика. Двинулись вверх по ступенькам. Вышли на палубу. Кузя осмотрелся и улыбка засияла на его измученной мордочке.

— Город! Наш город, Филька! Наконец-то! Ничего не было напрасно! Мы вернулись, Филька! Вернулись!

…………………………………………………………………………………………………………………………….

— Гав!

Кузя и Филька замерли.

— Гав!

Прямо перед ними, в паре метров от яхты, стояла овчарка и…казалось…тоже улыбалась. Она не приближалась к кораблю, зная свою территорию. Улыбка была недоброй, выжидающей…приглашающей…

— Гав!

А мотор набирал обороты, яхта мелко задрожала.

Кузя в последний раз окинул взглядом панораму просыпающегося родного города и принял решение. И когда он сделал это, то почувствовал, что тело его начинает наливаться прежней, молодой силой, а дух крепнет, веселится, играет, взмывает в высину и исполняется экстазом смерти. Кот отодвинул Фильку и встал напротив выжидающей собаки.

— Слушай, слушай и запоминай, Филька. Пес выберет того, кто первым на него прыгнет. Я иду первым! Ты прыгнешь только тогда, когда услышишь мое: "Прыгай, Филька!" Только тогда! Ни раньше, ни позже! Ты запомнила? Только тогда!

Ты прыгнешь и помчишься вперед. Видишь воротца — поднырни под них и беги, беги, беги, не останавливаясь, по прямой. Беги мимо леса, беги по улице, и она выведет тебя к железнодорожным рельсам. Тогда ты свернешь налево! Запомни, НАЛЕВО! И через несколько сот метров будет вокзал. Наш дом, наш с тобой дом, Филька, прямо за ним! Ты все запомнила? Беги и ни в коем случае не оборачивайся! Не оборачивайся!

Филька тряслась и с ужасом и восторгом смотрела на Кузю. На ее глазах кот менялся, молодел, рос. Казалось, шерсть его начала искрить и вставать дыбом. Кузя готовился…

Яхта плавно тронулась с места. Овчарка присела.

И тут в воздух взметнулось серое пушистое кошачье тело, перевязанное бинтами.

— Прыгай, Филька!!!!! Прощааааай!

И Филька прыгнула…

*********

…На высоком берегу великой русской реки, в парке, что начинается за городским бассейном, похоронили то, что осталось от Кузи.

Услышав вой и визг, на двор выбежал сторож. Он-то и отбил у Рекса разорванное тело. Капитан "Св. Пантелеймона" в последний момент обратил внимание на прыгавших котов. Петрович вернул яхту к причалу и помог сторожу. Именно он и рассказал потом остальным о подвиге раненого. Втроем — сторож, Петрович и проснувшийся Дмитрий Алексеевич — мужчины выбрали подобающее место, вырыли яму и похоронили Кузю. Затем хирург дал сторожу денег и попросил посадить на могиле куст диких роз или пионов. "Вот так умирает настоящий мужчина", — грустно сказал доктор.

Сторож исполнил просьбу. С годами куст разросся и теперь все, кто проплывает мимо маленького городка физиков, с восхищением рассматривают растущий на берегу гигантский зеленый куст, алеющий десятками цветов.

Спи спокойно, доблестный и бесстрашный кот Кузя!

 

Глава двадцатая

117-й элемент

Филька вернулась…

Визжал от восторга подросший за два месяца Коленька. Качал удивленно головой папа. Мама обнимала и целовала кошку, а бабушка плакала. У дедушки, когда ему сообщили эту новость, радоваться уже не хватало сил — он лежал и тихо улыбался.

Фильку на убой кормили курочкой, давали сырые яйца, вареную требуху, поили молоком. Папа, спохватившись, в десять вечера бегал в магазин за рыбой.

А Филька молча лежала на половичке на кухне у батареи. Ведь коробку, где она раньше жила, давно уже выбросили. Да и выросла она из коробки…

— Если тебе так нравится гулять — купим тебе ошейник и будем выводить на улицу! — предлагала мама. А затем махала рукой: — Да и без ошейника гуляй, было бы желание! Мы не против!

— Я буду на велосипеде возить ее в огород, бабушка! — предложил щедрый Коленька. — Каждую неделю!

Бабушка в ответ молча улыбнулась — что-то не представлялось ей реальным, чтобы Филька захотела съездить на огород.

Поздним вечером того же дня, когда все уже легли, папа сидел в гостиной и, глядя на бюстик любимого писателя Достоевского, размышлял: "Ну что, Федор Михайлович, видишь, как оно вышло, а? Кошка-то вернулась! — Жизнь — сложная штука! Погуляло животное, а потом поняло, что с родными жить лучше! Так что мы и дальше будем бороться, да…".

Но Фильке не хотелось больше никакой улицы. И за бумажной "мышкой", привязанной к старому пояску бабушки, она теперь не бегала, сколько ни пытался расшевелить ее Коленька.

— Филька! Ну! Давай, прыгай! — кричал мальчик, раскачивая и дергая "мышку" прямо под носом кошки. А Филька лежала и молча смотрела на него. Желания играть не было…

По требованию мамы, Фильку отнесли к ветеринару. Тот внимательно осмотрел кошку и вынес вердикт: не беременная! — чем ужасно всех успокоил. Порекомендовал снова пройти таблеточный курс и опять Фильке пришлось, давясь, глотать ненавистные пилюли…

Целыми днями теперь кошка лежала на кухне. Единственное, что быть может еще доставляло ей удовольствие, это смотреть, как бабушка готовит еду.

— Тихая ты какая-то стала, как побитая. Умоталась? — спросила ее бабушка на второй день после возвращения. Филька молчала. Руки бабушки ловко раскатывали тесто и разрезали его на кружочки — к ужину бабушка хотела порадовать семью пирожками.

— И на балкон что-то не спешишь…, - задумчиво протянула Елена Власьевна. — Будто знаешь, что там никто тебя не ждет, а? — и она пытливо посмотрела на кошку. Та продолжала молчать.

— Кузя-то твой исчез! Убежал из дому уже наверное как с месяц. Никитишна сильно по нему убивается — каждый вечер ходит кричит по дворам, зовет своего ненаглядного Кузеньку, — продолжала бабушка. — Даже поругались с ней. Как Кузя-то удрал, она меня на улице встретила, скандал закатила — говорит, это вы во всем виноваты! Ушел, дескать, Кузя свою подругу искать, вашу черномазую бесстыдницу и распутницу!

И опять Филька промолчала…