Яркая вспышка света вернула сознание в тело, и Стольник открыл глаза. Сначала он подумал, что в него попал «луч смерти» богов, но все оказалось гораздо проще. В номер гостиницы вошел усатый мужчина с небольшой черной бородкой. Открыв дверь, он позволил свету из коридора ворваться в номер.

Стольник посмотрел на него с непониманием, но в биополе вошедшего не ощущалось агрессии, да и энергетика казалась знакомой. Мужчина не представлял угрозы. На нем надета клетчатая рубашка и бейсболка. На журнальный столик мужчина поставил объемный пакет.

– Я это, – произнес мужчина голосом Николса и принялся отклеивать бороду.

Харитон посмотрел на руки и как никогда четко осознал, что те руки, в которых кипела кровь и на которых горела кожа во сне, были его.

– Ты что, так и сидишь? – уставшим и безразличным голосом поинтересовался Николс.

– Сижу.

– А почему не поспал?

– Я спал. Наверное.

– Сидя? – удивился Николс.

– И так удобно. – Харитон не сдвинулся с места. – А сны могут быть правдой?

– Сны могут быть снами, – отрубил Николс, по-видимому после трудного дня не настроенный на пустые разговоры.

Стольник задумался. Похоже, то, что он видел во сне, – это его фантазии, ведь в этом мире он не видел ни летающих дисков, ни того, чтоб кто-то стрелял энергетическими лучами, хотя против этого оружия было бы гораздо сложней воевать, чем против пуль. Чтоб убедиться, он решил уточнить все до конца.

– А летающие диски, стреляющие «лучами смерти», бывают?

Николс остановился и обескураженно посмотрел на него.

– Ни у кого и никогда больше не спрашивай такие глупости, а то тебя обратно в дурдом упекут. Особенно пацанам не говори, а то они на дело с тобой откажутся идти, а я уже тебя в схему ограбления включил.

– Значит, не бывает, – сделал устраивающий его вывод Стольник. – Хорошо, не буду спрашивать. А в ограблении обязательно участвовать?

Николс осмотрел его недобрым взглядом:

– Конечно, мы же все идем. Ты же в нашей команде, сам руки пожал.

– Тогда конечно, – посчитал рукопожатие весомым доводом Стольник.

По двери раздалось легкое постукивание. Николс напрягся и выхватил из-за пояса пистолет.

– Вы к кому? – задал он условный вопрос.

– Мы к другу Васе. Он здесь? – раздался голос Сусела, произнесший условный ответ.

Николс открыл дверь. Он понял, что подельники пришли одни.

В номер зашли Сусел и Рябой. Их биополя слабо светились, и чувствовалось накопившееся раздражение. В руках Рябой держал пакет, который он поставил на журнальный столик, рядом с пакетом, принесенным Николсом.

– Все в порядке? – нетерпеливо поинтересовался Николс.

– Нормально. У тебя?

– Тоже. – Затем, посмотрев на Стольника, кивнул в сторону пакета: – Еду, кстати, принес. А ты, Рябой, что притащил?

– Тоже что-то типа того, – хмыкнул Вовчик.

– Стольник, ужинай. Мы поели, – предложил Сусел.

– Благодарю, но я не проявлял двигательной активности, в связи с чем потребностей в восстановлении энергетического дефицита не испытываю.

– Хорош говорить, как телеканал «Наука», – выругался Сусел, – скажи просто: «Жрать не хочу».

– Жрать не хочу, – повторил Харитон, думая над тем, что фраза упрощенно несла тот же смысл, который он стремился передать, но высказана в формулировке, доступной существам с минимальным уровнем интеллекта.

– Тачку пробил? – коротко и четко, как и принято в их волчьей профессии, спросил Николс, в упор глядя на Рябого.

– Завтра пробью, – уверенно ответил тот. – Мы с Суселом вместе продвигались, решили, что время сэкономим. На выездах из города осмотрелись, место для джипа нашли, путь отхода обозначили и три резервных. Нашли две остановки, где набирают попутчиков на поселки по сто рублей с человека, там можно всю машину выкупить и, выехав за город, наставить ствол и забрать тачку.

– А почему сегодня тачку решили не брать? – поинтересовался Николс.

– Копать и пачкаться не хочется, да и лопату некогда искать, чтоб труп таксиста зарыть, а с трупом идти на дело – плохая примета, сам знаешь, – ответил за подельника Сусел. – Завтра свяжем водилу и забросим в багажник, на случай неудачного отхода заложник будет.

– Человеколюбцы, – усмехнулся Николс, – ну тоже правильно. Труп в багажнике возить и на себя еще мокруху вешать нам тоже не надо, а чтоб водила в багажнике не ворочался, возьмите снотворное и вколите ему. Не забудьте. Кстати, ближайшие здания расположены от центрального входа далеко, так что придется две тачки брать.

– Здрасте вам, пожалуйста, – проскулил Сусел, – кортежем поедем. Может, еще машину с мигалками замутим?

– Не ной. Надо так. Я сказал, – отрезал Николс.

– Зачем нам со снотворным возиться? Монтировкой по башке дешевле и надежней, – предложил Рябой.

– Не надежней, – отрезал Николс, – ворочаться начнет, мычать. Это может привлечь внимание. Или хлороформом подышать дайте, с этим мороки меньше.

– Хорошо, не забудем. Аптека тут рядом есть, – обнадежил Сусел и поинтересовался: – У тебя как успехи?

– Все нормально, – удовлетворенно кивнул Николс. – У супермаркета, кроме основного входа, есть и служебный. Через него и будем отходить. Зайдете двое через запасной, мы со Стольником через центральный. Зайдя с центрального входа, оказываешься лицом к лицу с охраной, в резерве остается только ответственный дежурный, сидящий на пульте видеонаблюдения, его и должны будете нейтрализовать вы.

– Что делаем с дежурным? – поинтересовался Сусел.

– Отрезаете телефонные линии и выключаете рубильник. Телефонный щит находится как раз рядом с запасным выходом, сразу снимаем проблему связи, кстати. Дежурный электрик выходит к щиту, чтоб разрулить неисправность, Сусел вместе с Рябым – вы глушите электрика и связываете. Электронный ключ он носит на шее, так что проблем с тем, чтоб войти, не будет. Дежурка расположена как раз возле служебного входа, он в офис ведет. Связываете дежурного, я уже веревку и скотч купил, и контролируете по камерам, как мы со Стольником заходим через центральный вход. Наша основная задача – не собрать деньги с касс, а нейтрализовать охрану, чтоб они не успели помешать вам взять основной куш. Вы идете первыми номерами, приставляете ствол к голове дежурного и ведете его к основной кассе, там как раз вся основная выручка и хранится. Когда касса будет открыта, ты, Рябой, возвращаешься наблюдать за залом. Угрожая пистолетом кассирше, Сусел заставляет открыть сейф. Если не удается, подстреливаете для устрашения дежурного. Мы к тому времени входим в зал. В зале вооруженный только начальник охраны и только пистолетом, причем, думаю, это просто травмат. Его я подстрелю, чтоб нейтрализовать и страху нагнать на остальных. Затем отнимаем ствол, Стольник собирает деньги, и мы двигаем через зал к проходу между магазином и офисом, он перекрыт железной дверью, которая открывается с пульта дежурного, соответственно, вы нам открываете дверь, и все уходим через запасной ход. На проход по залу и уход у нас будет минут пять, даже если полиция подъедет к главному входу.

– Ты как все это узнал, если супермаркет еще закрыт? – поразился Рябой.

– Представился человеком из областной инспекции по технике безопасности и охране труда. Меня администратор зала сама водила и все показывала. Они привыкли ко всяким комиссиям и даже не поняли, что у меня удостоверение другого государства – Казахстана.

– До джипа мы доезжаем за четыре минуты, оставляем такси так, чтоб перекрыть проезд, уезжаем по грунтовой дороге к поселку, за которым не бывает постов, и выезжаем на трассу. Перехват организовать точно не успеют. Кстати, мы наткнулись на разбитые «жигули» тут недалеко и свинтили номера, теперь у нас тачка с местными номерами, – рассказал Сусел.

– Наши иноземные номера, значит, заменили? – уточнил Николс.

– Конечно, заменили, не пальцем же деланные, – усмехнулся Сусел, довольный своим профессионализмом.

– Тогда все. Надо отдыхать, – хлопнул себя по коленям Николс, вставая с кресла, – устали все как собаки. Я первый в душ.

– Слушай, Вася, – условным именем, которым они обращались друг к другу, когда шли на дело или кто-то из посторонних мог услышать, окрикнул Николса Рябой. – Давай по писярику вискаря выпьем, желание есть расслабиться.

Николс, уже направившийся в душ, резко обернулся. В его глазах сверкнули молнии, и над его головой Стольник увидел красное свечение.

– Ты же знаешь, что мы до сих пор все живые и на свободе только потому, что, когда на дело выходим, не пьем. Алкоголь искажает реакции, а с бодуна притупляет мысли. Договорились не бухать перед делом – значит, не бухаем.

– Все. Спокойно! Не кипишуй, – поднял руки вверх Сусел.

– А что нам, снотворное пить? – поинтересовался Рябой. – Мы ведь нервничаем.

Рябой выдохнул и подошел к журнальному столику, на котором стоял пакет. Достал оттуда бутылку хорошего шотландского виски.

– Где взяли?

– В тачке резерв держим, – пояснил Сусел.

– Дай стаканы, – кивнул Рябому Николс.

Тот в мгновение ока поставил на стол четыре граненых стакана, которые стояли под телевизором.

– Ему не надо, – посмотрев на Стольника, решил Сусел. – Он и так спокойный, а как на него повлияет, мы не знаем.

Николс согласно кивнул и налил в три стакана по половине.

– Фронтовые сто грамм, – пошутил Сусел.

– Не пьянства ради, а здоровья для, – поднимая стакан, высказался Рябой.

– Чтоб карта козырная легла, – произнес тост Николс, и все по обычаю, доставшемуся от варягов, чокнулись стаканами и, выдохнув, выпили.

Потом Николс пошел с бутылкой в туалет, и сквозь открытую дверь все увидели, как дорогой виски выливается в унитаз. Рябой непроизвольно проглотил слюну. Сусел от избытка эмоций снял бейсболку как на поминках и с грустью произнес:

– Такой продукт переводит, – и громко добавил: – Лучше бы в омыватель стекол вылили, хоть запах бы приятный сопровождал.

– Да уж, – согласился Рябой и пошел в другую комнату. – Я спать.

– Я тоже, – поплелся за ним Сусел. – В душ лучше с утра.

Рябой вынес два комплекта постели и положил ее на диван.

– Что не стелешься? Давай ложись, – зевая, произнес он.

– Спокойной ночи, – пожелал ему Стольник.

Потом этот же вопрос ему задал вышедший из душа Николс.

– Удобно сижу, – пояснил Харитон.

– Ну, смотри, – оставил ему право выбора Николс и, постелившись, выключил свет и лег.

Из соседней комнаты раздавался храп. Он вспомнил выражение, услышанное по телевизору: спят сном праведника. Оказывается, чтоб спать таким сном, не обязательно быть праведником.

После этих мыслей Стольник закрыл глаза и устремил взгляд внутрь себя.

Хоть это и фантазии, ему было интересно, чем закончится битва.