Титаны сидели вокруг костра в расщелине, защищавшей от ветра. Тора посадили к одному из камней, чтоб он видел всех окружающих. Он уже мог водить глазами по сторонам.

Афина удобно усадила его к огню, заботливо укутав со всех сторон походным шерстяным одеялом – очень тонким, но при этом удивительно теплым и почти не пачкающимся. Такие одеяла могли производить только в городах Атлантиды, скрытой навеки под водой за то, что их народ посчитал, что боги ему не указ. А Афина еще ведь очень молодая – и тысячи трехсот лет не исполнилось. Помнилось, как она, будучи совсем ребенком, когда он возвращался из битв с великанами или с охоты на бесов, первая встречала его возле дома и приносила воды. Его жена Лоя всегда шутила, что растет ее соперница. Девушка посмотрела на него своими изумрудно-голубыми глазами, наполненными чуждой ему нежностью, и произнесла:

– Тор, ты теперь больше, чем титан. Ты первым из нашей расы смог повелевать стихиями, вызвав грозу и молнии. Теперь ты бог стихий. Весь наш народ восхищается тобой. Ты показал, что мы можем больше, чем считаем возможным.

Он отвел взгляд. Эта нежность, сочившаяся из ее глаз, была каким-то предательством по отношению к Лое.

Афина, как и полагается девушке их расы, отличалась нарочитой скромностью и понимала мужчину даже не с полуслова, а без слов, поэтому отошла в сторону.

Поднялся с места и вышел к костру Великий Один – единственный из оставшихся в живых военачальников их некогда могучей расы. Позже в некоторых языках людей, помнящих о великой битве титанов с богами, его имя станет числительным, означающим единицу.

Один оглядел всех оставшихся в живых воинов.

Тор отвел взгляд от глаз отца и посмотрел на костер. Огонь – это одно из проявлений Всевышнего, поэтому он так успокаивает сознание, согревает разум и выжигает память об ужасах произошедшей битвы.

Полководец знал всех по именам, знал характер каждого и принципы ведения боя, каждого присутствующего на сборе было за что уважать. Много выжило титанов из его рода Асов, поскольку Один единственный удержал контроль над войском, а вокруг него по традиции бились воины его рода.

В затянувшейся паузе Тор захотел посмотреть на выживших собратьев. Переводя взгляд, он в мыслях произносил имена собравшихся как хвалебную молитву Высшему Разуму Вселенной, оставившему искру справедливости в этом царстве тьмы. Тьмы, в которой они теперь будут обречены вечно скрываться от серых богов.

– Хорс, Крит, Велес, Морий, Гелиос, Атлант, Прометей, Аникон, Айтар, Демиург, Алион, Гор, Эпитей, Шив, Хаос, Нгай, Митр, Хубал, Фед, Эос, Кали, Арт, Тмол, Палант, Аср, Малк, Видар, Михр, Перс, Ваал, Ки, Антей, Феб, Ваагн, Аргос, Тиф, Кей, Фур, Чер, Яр, Сайтан, Тюр.

Все они были живыми легендами их народа, ставшего тоже лишь легендой. Лиц остальных сидящих, во-вторых и третьих рядах, в отблесках костра Тор рассмотреть не мог, поскольку на ночное зрение требовалось усилие, которого он не мог себе позволить. Его лишь грела уверенность, что он всех их знает и они столь же могучие воины, как и сидящие в первых рядах.

– Сто сорок четыре оставшихся в живых из многомиллионной расы полубогов, населявших великий континент Атлантида, – негромко произнес Один, но услышали его все, поскольку его голос раздавался в голове каждого присутствующего. – С болью могу высказать то, что вы и так все осознаете. Раса титанов уничтожена. Собравшиеся являются здоровыми носителями генофонда и смогут породить новую расу, но она уже не будет называться титаны, не будет называться атланты, как нас называли люди, поскольку нет уже материка Атлантида.

Мы пытались сохранить власть над пирамидами, надеясь, что вернутся великие желтые боги, рожденные Сириусом, создавшие все пирамиды Солнечной системы, давшие знания серо-зеленым богам и не успевшие наделить их любовью и смирением. Наш план провалился. Теперь мы можем только выживать, создавая новую расу, и ждать, давая знания, когда люди смогут противостоять серым, отказавшись быть рабами.

Есть одна проблема. Это парадокс, заложенный в наших ДНК. Дети, рожденные в браке между титанами и людьми, родятся людьми. Более сильными, умными, одаренными, но лишь людьми, а мы лишаемся части своей жизненной силы и стареем, как и при рождении титана. Мы не сможем стать единой расой с людьми, поскольку слабая генетика всегда побеждает сильную.

Мое предложение – стать учителями рода людского. Хочется услышать ваше мнение, о, воины, поскольку теперь только люди смогут противостоять рабству.

Первым поднялся Демиург – великий воин, выживший после расстрела его эскадрильей дисков. Теперь его кожа переливалась ярко-красным цветом, а у него самого появилась способность не сгорать в огне. Точнее, пребывание в огне стало потребностью, иначе жизненные процессы его организма притуплялись.

– Люди рождены рабами, в их геноме заложено раболепие, страх и лживость, которые они не умеют и не хотят преодолевать. Вы все, уважаемые воители, знаете, что я приручил беса. Это зловредные и ленивые существа, но они наделены зачатками интеллекта и поддаются обучению, а главное – они преданны и не умеют предавать в отличие от людей. Я научу вас, титаны, выживать в огне. Конечно, часть погибнет от этого испытания, но в любой войне есть жертвы, особенно в войне со стихией. Скрывшись в пустотах земли, мы станем неуязвимы для серо-зеленых богов. Предлагаю царствовать над бесами, которые смогут стать верными слугами и помощниками в нашей войне.

Не дожидаясь ответа, Демиург сел на свое место.

Поднялся с места чернокожий титан Нгаи, лидер рода Ке, одного из родов темнокожих титанов, созданных серыми для борьбы с драконами в экваториальном поясе и особо устойчивых к огненному дыханию ящеров и солнечной радиации. Воины рода Ке прославились своим высоким ростом, широкими плечами и невероятной даже для титанов физической силой. Позже о них люди будут слагать легенды как о богах, сдвигающих горы.

– Мы плоть от плоти людской. Бесы никогда не смогут стать нами, как и мы не захотим становиться бесами. Подобное должно тянуться к подобному, люди смогут стать нами со временем. Я в это верю.

С места вскочил молодой титан Прометей. Он еще не проявил себя на поле боя, а когда молодой говорит раньше наделенных регалиями ветеранов или старших, это считается крайним неуважением.

– Бесы лишены души, их невозможно заставить жить по добру и тем более по справедливости. Лучше давайте подготовим каждый по тысяче людей, тогда мы сможем повести стасорокачетырехтысячную армию против богов, а такое число – это уже сила.

Саркастически усмехнувшись, поднялся Хаос, старший брат Демиурга, его советчик и учитель.

– Прометей просто молодой и эмоциональный. Куда ты пойдешь с этой армией? Как ты дашь людям в руки лучевое оружие, если они не могут переносить даже температуру кипения воды? А потом с этой армией ты на небо будешь прыгать? На небо пешком тяжело попасть. А мы свои ракеты-асвины еще не скоро сможем создать и использовать, поскольку они легко обнаруживаемы для дисков серых богов и уязвимы. Согласен с предложением Демиурга: бесы лучшие и более контролируемые бойцы.

Встал Гор из рода Он, известный своей непоколебимой справедливостью.

– Мы можем стать духовными учителями людей и научить их мудрости, тогда они будут жить в благости и не будут поддаваться угрозам и страстям при служении серым. Только отрекшись от насилия, мы сможем победить в этой битве. Если люди не будут служить богам, серые погибнут от голода и отсутствия ресурсов. Тогда все смогут услышать голос Вселенского Разума в своем сознании. Так мы научим смертных славить в песнях каждый миг жизни, отказавшись от употребления трупной пищи, жить счастливыми.

Поднялся Алион, великий мудрец расы титанов, и обвел взором собравшихся.

– Если бы не видел, как Гор сбил несколько дисков в бою, не поверил бы, что слышу эти слова от воина. Пока люди будут смиряться, лучших из них перебьют. Тем более уже очень сильно развит культ служения серым. Его служители – закодированные фанатики, которые готовы убивать любого, кто не такой, как они. Предлагаю уйти в горы, где мы будем неуязвимы для дисков серо-зеленых богов, по крайней мере, некоторое время, пока они не создадут новое, более совершенное оружие. В горах мы сможем создать свои города, неуязвимые для богов, а для людей мы сами будем боги и заодно учителя, как предложил великий Один.

Не дожидаясь, пока Алион сядет, на ноги вскочил Сайтан, всеми уважаемый, несмотря на свою молодость, воин из одного с Демиургом и Хаосом рода Дэм. Когда во время боя враги встречались с ним взглядом, они падали замертво, поскольку их сердца не могли принять в себя понимание концепции Зла, которую постиг этот молодой мудрец.

– Люди питают серо-зеленых богов. Без них серые вымрут. Не будет людей – не будет их богов, поскольку мы не дадим зародиться новой расе на этой планете. Нам хватит на это сил. А люди нам будут мешать. Со временем эти слабые твари сами начнут думать, что это они – боги и что они владеют этой планетой. Тогда они пойдут войной на нас. Их сейчас не особо много, они заселили всего два материка – и то отдельными группами. Еще много перволюдей рядом с ними живет. Мы можем всех людей уничтожить за несколько десятков лет, если поставим себе задачу.

С места встал Локкит, полукровка, выросший в роду Ас, известный больше под именем Локи. Осмотрев собравшихся из-под намотанной на лоб повязки, закрывающей рану, он проронил:

– А зачем вообще воевать? Мы посчитали, что ровня богам, вот они и уничтожили наш народ. Нужно подчиниться создателям, и они дадут нам и власть над этой планетой, и силы, чтоб служить им. Война проиграна, и только самовлюбленные глупцы будут сопротивляться дальше. Предлагаю пойти на переговоры с богами и принять все их условия.

Ни один титан не стал обсуждать это предложение, посчитав оскорблением даже мысль о том, чтоб сдаться.

Поднялся Атлант, последний представитель рода Ал, царей расы титанов. Представители этого рода отличались особой красотой и идеальным телосложением. Кроме того, они славились мужественностью, а точнее, отсутствием чувства самосохранения, из-за чего, собственно, все канули на полях сражений.

– Серо-зеленые боги не дадут уничтожить людей. Для этого они откроют знания, которые люди смогут противопоставить нам. Тогда мы точно уже не сможем создать новую расу. У нас есть преимущество: мы внешне ничем не отличаемся от людей, можем жить среди них, наставляя так, чтоб они тратили свои силы не только на войны и удовлетворение низменных страстей, а развивали свое затуманенное сознание. Дадим методики медитации, чтоб почувствовали Высший Разум Вселенной, а на начальном этапе покажем, как вступать с нами в телепатический контакт, набираясь знаний. Можем дать им музыку, литературу, чтоб почувствовали, что у них есть душа. Пока они умеют изменять состояние сознания только отравлениями, а это тупиковый путь. Согласен, что нам нужно стать учителями людей.

Титаны говорили всю ночь, пока не появились первые отблески рассвета на вершинах гор.

У каждого имелось собственное мнение. В чем-то схожее с мнением другого титана, и в чем-то кардинально от него отличающееся. Говорили все по очереди, выслушивали каждого, но высказываться повторно не дозволялось.

Когда последний из тех, кто мог говорить, объявил собранию свое мнение, все стали обводить собравшихся взглядом, ища робких или тех, кто еще собирался с мыслями.

Взгляд Крона упал на Тора.

– О, собравшиеся сыны Солнца, – обратился он к титанам. – Высказались все, кто мог говорить, но среди нас есть один великий воин, сохраняющий молчание. Он завершил ход последней битвы титанов бурей стихий, он потратил столько сил, что даже не может шевелить губами. Но самое страшное, он не хочет, чтоб мы могли слышать его мысли, хотя услышать мнение его мы обязаны, ведь решение должно быть общим. Давайте попросим Тора подытожить спор о будущем на планете Земля. Тор, подумай громко свое мнение, а его нам кто-нибудь озвучит.

Взгляды всех титанов устремились на него, но он потупил взгляд.

– У Ра. У Ра. У Ра. У Ра. У Ра, – вполголоса принялись скандировать титаны, все большим и большим количеством голосов наполняя пространство единой вибрацией общего решения.

Тор знал, что мнение каждого учитывается, но мнение одного ничего не значит перед общим решением.

Стараясь помочь ему, рядом появилась верная Афина. Встав за его спиной, она прижала руки к его вискам.

Она заговорила его словами с его интонацией:

– Все правы. Хоть так не бывает, но все правы. Мнение каждого имеет право на существование. Расы титанов больше нет, поэтому нам нет смысла держаться вместе. На планете много гор, каждый может выбрать себе гору и народ. Каждый обязан воплотить свое представление о том, как изменить мир, в действительность. Если мы вместе, нас легче обнаружить и уничтожить. Если мы разойдемся, то обнаружить нас смогут, только если мы посчитаем нужным себя проявить. Наша задача – развиваться и собирать знания, ведь наша раса далеко не так совершенна, как считалось, если не смогли одолеть серых физически немощных существ, которых называем боги. У них есть знание, которого нет у нас, а знание – это истинная сила.

Предлагаю пойти к общей цели, но каждый пусть идет своим путем. Договоримся лишь, что никогда ни один из нас не противопоставит себя другому, поскольку к одной цели можно дойти разными дорогами и каждый сам выбирает свою.

Когда Афина произносила его речь, все воины замерли и некоторые даже встали со своих мест. Когда речь закончилась, в образовавшейся тишине стало слышно, как сердца титанов взволнованно стучат в унисон.

Первым нарушил тишину Один, он, как старший, начал обсуждение, он и чувствовал обязанность подвести итог, озвучив решение.

– Действительно сейчас мы все равны, каждый вправе идти своим путем. Есть у нас и обязательства, первое из которых гласит, что каждый обязан выбрать себе партнера, с которым родит здоровое потомство. Второе, что мы должны сохранить, – это знания нашей цивилизации. Если титаны разбредутся, мы станем слабей. Дабы сохранить силу, необходимо поддерживать связь. Считаю, что нужен общий центр, тайная от прочих рас страна, которую мы скроем в самых недоступных и огромных горах Гималаев либо в сумраке порожденной вулканами земли Гипербореи. Там наш народ сможет собираться и обмениваться знаниями, там же появится возможность растить новое достойное поколение и учить избранных из людей.

Воцарилась тишина, в которой горстка некогда великого народа вновь почувствовала себя единым целым.

Встал однорукий Тюр из рода Асов. Гораздо позже северные племена начнут почитать его, как бога войны, за мужество, силу и непоколебимость. Он первым произнес то, о чем думали все:

– Да будет так! Мы должны отвоевать себе свободное Солнце! За Солнце без серо-зеленых богов! За выход из тени к Солнцу! К Солнцу!

На их языке, позже породившем санскрит, призыв «к Солнцу» звучал как «у Ра». Санскрит стал общим праязыком для всех индоевропейских народов, потомков племени арий, заселявших Гиперборею.

– У Ра! У Ра! У Рааа!!! – стали оглушительно скандировать воины, вставая со своих мест и поднимая в боевом приветствии вытянутую руку со сжатым кулаком к небу, этим жестом угрожая богам.

Решение о судьбе последних из расы титанов и об их роли в судьбе планеты Земля было принято единогласно.

Осталось воплотить его в жизнь. Главное – теперь появилась цель, за которую стоит бороться, а бороться для их расы, созданной управлять и биться, и означало жить.

Тор, приложив невероятные усилия, достаточные, как ему казалось, чтоб поднять небо еще выше, тоже вытянул руку со сжатым кулаком вверх. Он не мог вместе со всеми не погрозить богам, отнявшим у него все, кроме совсем не нужной теперь жизни.

Началась его война. Его личная война. У Рааа!