Голос на том конце провода хмыкнул:

– Кто я, на самом деле сейчас наименее важно, но можешь называть меня Джин, я тебя курирую от Агентства. На этом хватит вопросов! Теперь слушай и запоминай.

Стольник замер и даже встал с места, слушая не только голос из мобильного телефона, но и свои чувства. Интуиция подсказывала, что собеседнику можно верить.

– Сейчас в кухне возьмешь в карманы вилок и ложек – столько, сколько сможешь зажать в каждой руке. Простишься с хозяином. И важно, чтоб дядька в доме остался и за тобой не пошел. Еще возьмешь сковороду из духовки и выйдешь в гараж, где ты ночью гирю брал для своих игр, там найдешь полутораметровый кусок медного провода. В гараже засунешь сковороду под одежду на грудь, к ручке прикрепишь провод и проденешь его через штанину так, чтоб оголенный конец провода касался земли. Лучше всего обмотай его вокруг кросовка. Как сделаешь, поднимайся на второй этаж, залазь на крышу гаража, а потом убегай, сколько сможешь. Беги в сторону города. Если сможешь добраться до города по лесу, иди к тому магазину, в котором ты познакомился с внуком археолога, инстинкты тебя выведут к нему. Держи магазин в поле зрения из окон близлежащих домов. Возможно, несколько дней, пока я буду заметать за тобой следы. Потом я тебя найду. Если почувствуешь, что тебя обложили, принимай выстрел грудью и потом лежи без движения, я тебя вытащу.

– Почему я должен вам верить? – вытирая испарину на лбу, спросил Стольник.

– Ты же чувствуешь опасность?

– Да.

– Поэтому и верь, иначе останешься с опасностью один на один, – сказал голос, и связь прервалась.

Стольник протянул телефон старику:

– Спасибо.

– Это ваш друг? – удивился старик.

– Похоже на то, – согласился Харитон.

– Но как он узнал мой номер? – удивленно спросил археолог, беспомощно взмахнув трубкой.

Но гостю было не до объяснений.

– Где лежат вилки и ложки?

– В выдвижном ящике возле мойки. Позвольте полюбопытствовать, зачем они вам? – спросил Яков Олегович, наблюдая, как гость набивает карманы его столовыми приборами.

Когда Харитон достал неглубокую сковороду для блинов, он решил, что пришла пора проститься с хозяином:

– Уважаемый Яков Олегович, спасибо вам за рассказ и радушный прием, но дело в том, что мне, как оказалось, угрожает опасность, и я вынужден уйти как можно быстрей, чтоб оградить от угрозы вас. Спрячьтесь куда-нибудь и никому не рассказывайте обо мне, возможно, тогда все обойдется. Прощайте.

Не оглядываясь на хозяина, замершего с открытым ртом, Стольник побежал в гараж. Кусок провода он заметил еще вчера и без труда его нашел. Прикрепив сковороду указанным ему способом, он услышал звонок в дверь, чувство опасности кольнуло под ребра. Похоже, пора спешить. Но кому он нужен? Впрочем, выяснять ответ на этот вопрос совсем не хотелось.

Выбраться на крышу было несложно. Спрыгнуть на траву тоже приятно, а потом ноги сами помчались к забору. Неведомое чувство заставило его прыгнуть в сторону, поскольку в следующий момент земля под его ногами взорвалась. «Лучи смерти?» Он что, сейчас спит?

Перескочив через забор, он заметил, как к нему метнулась черная тень, и кинул в нее несколько вилок. Стольник увидел, как взорвался летящий в его сторону энергетический пучок. Следующие вилки, брошенные в агрессивную тень, почему-то засветились и отбросили тень к забору соседнего дома. Появился шанс на спасение.

На скорости, которая не снилась даже самой быстрой кошке – гепарду, Харитон бежал через дачный поселок. Интуиция ему подсказывала, что надо сначала оторваться от преследователей, а уже потом бежать в сторону города.

Уклонившись от очередных «лучей смерти», Стольник увидел с двух сторон от себя еще две тени. По силуэтам они напоминали людей, но невозможно было рассмотреть лиц, и очертания фигур расплывались. Похоже, они двигались быстрей, чем он.

Харитон сделал то, чего от него не ожидали: кинулся на одну из теней, тем самым отдалившись от второй тени. Он знал, что, пока он находится между двумя противниками, стрелять не будут.

Когда Стольник был уже настолько близок, что вот-вот можно было ухватить расплывающуюся фигуру, он бросил последние оставшиеся ложки назад, чтоб травмировать второго противника. Потом был удар в голову, настолько сильный, что его перевернуло в воздухе несколько раз вокруг своей оси. Как кошка, едва коснувшись земли, Стольник бросился бежать дальше.

Дома закончились, начался лес.

Почти наткнувшись на тень, Харитон ушел от удара и увидел, что вокруг него собрались еще три тени. У всех между ладонями светились маленькие шаровые молнии. Спиной почувствовав движение сзади, Стольник повернулся и ощутил, как два энергетических пучка, брошенных теми, что были сзади, впились в живот. Земля вокруг загорелась и взорвалась от огромного количества энергии, впившейся в нее через провод, привязанный к ноге. Спазм боли парализовал тело Харитона, и он как подкошенный рухнул на спину с открытыми глазами.

Четверо молодых мужчин в темных костюмах склонились над ним.

– Хок, ты не перестарался? Нам дали указание взять его живым для установления личности, – поднял глаза к выстрелившему один из врагов.

– Нет, Глюк, смотри, он крепкий, просто двигаться минимум сутки не сможет. Скорей всего, даже думать и слышать нас сейчас не способен.

Харитон все слышал и ощущал, но не хотел подавать вида. Он напряг мышцы рук и ног и понял, что может ими двигать, но ведь Джин сказал ждать.

– Потащили его к машине, – распорядился один из них, и Стольник ощутил, что тело, само по себе, оторвалось от земли и повисло в воздухе.

Похоже, враги владели техникой антигравитации. Приятно было чувствовать себя невесомым. Так меньше чувствовалась боль, зудящая в каждой мышце.