В большой черный джип Стольника посадили на заднее сиденье. Двое людей в черных костюмах сели по обе стороны от него.

– Пробей его по базе, Бит, – распорядился тот, которого называли Хок.

Один из них взял его руку и приложил к экрану своего мобильного телефона:

– Его нет в картотеке.

– Какой-то дикий синт попался. Быстрый, но не обученный, – вставил замечание сидящий впереди рядом с водителем, тот которого называли Глюк.

– Довольно легко дезактивировали, – согласился Бит. – В ориентировке не сообщалось, откуда след ведет? Где себя проявил?

– Несанкционированное проявление сверхспособностей, – пояснил Хок. – В небо «лучи смерти» кидал.

– С какой целью? – без эмоций удивления, уместных в этой ситуации, поинтересовался четвертый, тот, который сидел за рулем.

– На допросе узнаем, – закончил беседу резким ответом Хок.

Джип поехал, переваливаясь с кочки на кочку. Ручка сковороды больно давила на низ живота, но Стольник не мог даже шевельнуться, боясь выдать себя. Если обнаружат, что он может двигаться, его дезактивируют уже наверняка.

Те, кто вез его в неизвестном направлении, казалось, даже не думали: они смотрели невидящими глазами перед собой без чувств и эмоций. Обычно о бесчувственных людях говорят – бездушные. Неужели и у этих четверых не было души? Или они умели прятать ее проявления даже от самих себя? Это были явно не обычные люди, хотя, кто они, только предстояло узнать.

Внезапно у Харитона запершило в горле. Мозг залила паника, автомобиль стал сужаться и давить на него. Захотелось выскочить. Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтоб подавить эти желания.

Сидящие рядом встрепенулись и одновременно начали пристально смотреть ему в лицо. Потом друг на друга.

– Ты тоже почувствовал его страх? – спросил Бит, обращаясь к Хоку.

Хок кивнул:

– Если он дезактивирован, он не способен бояться.

Глюк, сидящий на переднем сиденье, обернулся и, пристально глядя в глаза Стольнику, дернул его за ухо. Волна боли обожгла Харитона, но он даже не моргнул. Тем не менее в глазах врага прочиталось холодное понимание того, что он не дезактивирован. Осознав, что его раскусили, Стольник не нашел ничего другого, кроме как тыкнуть пальцами в эти глаза. Потом его локти резко ударили в лица сидящих рядом. Кисти схватили их за шкирки и кинули на впередисидящих. Треснуло лобовое стекло. Тем же движением руки выбили люк на крыше машины. Все это заняло доли секунды.

По окончании секунды Стольник стоял на крыше джипа, выбравшись через выбитый люк.

Еще через секунду его размазало по лобовому стеклу КамАЗа, протаранившего джип. Стекло треснуло, и Харитон залетел в кабину на место рядом с водителем, доброжелательно улыбающимся и давившим на педаль газа, толкая перед КамАЗом джип.

Потом был удар в перекрытие моста, и Харитон, вылетев из кабины, перелетел через джип, от которого осталась только несуразная груда металлолома, и повис над автострадой, успев схватиться левой рукой за ограждения.

Над ним показался водитель КамАЗа, весело поблескивая своей лысиной на солнце.

– Ну вот, собственно, и познакомились, – хмыкнул он и протянул руку. – Агент GN-315, для тебя просто Джин.

– Очень приятно, Джин, меня зовут Харитон Стольник. – После того как вежливо представился, Харитон пожал протянутую ему руку, которая легко вытащила его из пропасти и поставила на ноги рядом с собой.

– Знаю я, как ты себя называешь, но сейчас не время вести светские беседы, пошли быстрей за мной, а то, чувствую, один из дезов смог телепортироваться.

Последовав за ним, Стольник все же обернулся и увидел три угасающих свечи того, что было столь необычной формой жизни. Отлетевших в новое воплощение душ он не увидел.