Пробежав несколько кварталов и спокойно зайдя во дворы, застроенные панельными пятиэтажками, Джин подошел к небольшой цвета насыщенного вина машине и, открыв ее с пульта, сел на сиденье водителя. Стольник, не дожидаясь приглашения, уселся на соседнее сиденье и пристально посмотрел на нового знакомого.

– Значит, я вас видел, когда мы из деревни уезжали и когда из банка убегал тоже?

– Да, меня, – легко согласился Джин. – В первый раз я захотел посмотреть на твою реакцию на мое присутствие, а во второй раз рассчитывал, что ты обратишься за помощью.

– И ошиблись…

– Нет, не ошибся, а подтвердил для себя то, что ты действительно ничего не знаешь ни о себе, ни о реальном устройстве этого мира.

– Какого мира?

– Того, о котором обыватели рода человеческого не знают. Но об этом не сейчас.

Машина не спеша поехала по дворам, не привлекая к себе никакого внимания.

– А дезы – это кто?

– Организация дезактивации нашей деятельности и дезинформации человечества. В обоих случаях сокращенно «дез». Они тоже усиленные люди, но в них заложено больше психических сил, чем физических возможностей, как в нас. Они последователи средневековых тайных обществ, которые и тогда существовали для негласного служения истинным правителям Земли. Ее серо-зеленым богам.

Неожиданная мысль обожгла сознание Харитона.

– А как вы узнали, что я успею выпрыгнуть из джипа, перед тем как КамАЗ его протаранит?

– А я не знал, – равнодушно заметил лысый.

– То есть я тоже мог там погибнуть?

– Теоретически – мог, – согласился Джин, – ну тогда бы ты просто подтвердил, что не проходишь естественный отбор, поскольку предчувствие в тебе не развито. Я ведь послал тебе желание выбраться из машины.

– Вот, значит, почему я запаниковал.

– Можешь это так назвать… Хотя ты вряд ли погиб бы. У синтов иммунитет в десятки раз сильнее, чем у дезов. Я бы тебя как груду костей и синтетического мяса привез в пункт реабилитации, и тебя бы за несколько недель собрали и на ноги поставили. И – главное – учись управлять своими эмоциями. Только так будет шанс прожить подольше и принести пользу АМБ.

– Какому АМБ?

– Организация, которая объединяет и контролирует всех синтов. Агентство Международной Безопасности, сокращенно АМБ, в России работаем под прикрытием ФСБ, а чаще ГРУ. Противостоим шакалам мирового правительства – таким, как дезы, например. Хотя дезы не самые опасные игроки.

– А кто такие синты?

– Вот я синт. Синтетический человек то есть. Родился человеком, но Наставники увидели потенциал воина и чистую душу, поэтому синтезировали, наделили сверхвозможностями. Возможности твоего тела превосходят в десятки, а то и сотни раз возможности самого одаренного человека, поскольку твои мышцы прошиты синтетическими нитями, сокращающимися от нервных импульсов и делающими тебя сильным. Кальций в твоих мышцах заменен титаном, что позволяет твоим костям не ломаться от сверхнагрузок.

– Значит, я титан. Почему вы говорите синт?

– Ты, наверно, кое-что помнишь? – пытливо посмотрел на него Джин. – Хотя это хорошо: чем больше ты вспомнишь, тем меньше мне тебе придется рассказывать. Ходят легенды о вековечной войне титанов и рептилоидов, или – как их раньше в легендах называли – серо-зеленых богов. Я, если честно, в эти легенды не верю. Мифология мне вообще не очень интересна. Меня выбрали как наидостойнейшего и наделили сверхспособностями, теперь я пытаюсь оправдать оказанное доверие.

– Тогда ведь логичен вопрос… Кто наделил?

– Оппозиция мировому правительству. Духовно просвещенные учителя, наши Наставники, которые поняли смысл бытия о том, что все разумные жители планеты равны и не должны они быть рабами даже для богов.

– Так, может, это и есть титаны?

– Может, но я их не видел. Кто же меня с моими грехами в Шамбалу пустит?!

Стольник испытующе посмотрел на собеседника: похоже, тот шутил.

– А зачем я вам нужен?

– В преддверии апокалипсиса каждый воин важен.

– Какого апокалипсиса?

– Того самого конца света, который прописан во всех религиях мира. Когда боги спустятся на землю, а демоны поднимутся и состоится Страшный суд, тогда только верные рабы богов выживут. Ну а если без мифологии, то серо-зеленые боги создали человека как биоробота для добычи полезных ископаемых на планете. Создавались культы служения богам, строились заводы, загрязнялась атмосфера, провоцировался парниковый эффект, и сейчас уже почти все готово к тому, чтоб рептилоиды заселили Землю.

– Демоны – это что, мы?

– Нет, о них тебе вообще не надо знать.

– А люди?

– Останутся те, у которых ярко выражены гены рептилоидов, а остальные будут не нужны.

– У людей есть гены рептилоидов?

– Конечно, есть! И у нас есть. В свое время серые внесли свои змеиные гены в ДНК неандертальца, так и получился человек разумный. Хотя это мои предположения, в школе синтов этому не учат. Но даже в Библии написано: «Создал Бог человека по образу и подобию своему». Думаешь, отчего мужчины лысеют? Просыпаются гены рептилий, ведь змей волосатых не бывает.

– Поэтому ты лысый?

– Да переборщили генетики во время моего синтезирования. Да и с тобой тоже. Ты тоже лысеешь.

– Меня в больнице брили.

– Ну, ты себя не обманывай. На темечке-то у тебя волос редкий.

Стольник задумался. Когда он был Тором, у него были густые волосы, которые неизменно вырастали, даже сгорев в битвах с богами.

Джин посмотрел на его задумчивое лицо и подытожил:

– Ладно, хватит, тебе не надо сразу так много знать, а то опять с ума сойдешь и память потеряешь.

– А я что, память потерял из-за того, что много знал?

– Скорей всего. Я слышал про такие случаи, когда синты сходили с ума от отравления информацией. Возможно, мозг твой включил защитную реакцию и захотел все забыть. Ведь в незнании жить проще. Вот и людям легче не верить в нас, не верить в рептилоидов, не верить в существовавшие ранее великие цивилизации. Дезы помогают им жить в неведенье, прямых доказательств нет, а косвенные скрыты. А нам легче скрываться среди людей, когда они о нас не знают. Идет постоянная игра в прятки.

Машина выехала на трассу и устремилась в неизвестную даль.

Стольник не стал спрашивать, куда они едут, он понимал, что права выбора у него нет, выбор, на чьей стороне играть в прятки, определился в момент его рождения. Осталось только довериться тому, кто обучит его правилам этой игры.