Тренировочная база синтов располагалась не под землей, как мог бы предположить Стольник, а в лесах Сибири.

Сначала двое дежурных синтов посадили его на поезд и предупредили, что в поезде ни с кем в беседы лучше не вступать, а ехать надо до станции Юрга-1, по прибытии на которую необходимо взять такси и добраться до автовокзала. На автовокзале необходимо сесть в зал ожидания, где к нему подойдут с вопросом, не он ли специалист по электронике горно-шахтного оборудования. Нужно подтвердить, что приехал на Юргинский машиностроительный завод, и проследовать за связным.

Постукивание колес поезда завораживало своей монотонностью. Все произошло по намеченному плану, после чего связной, невзрачный человечек, в котором невозможно было заподозрить служителя великой цели Вековечной войны, отвел его в микроавтобус, где уже сидели пятеро мужчин. Сухо поздоровавшись, Стольник занял свое место, и микроавтобус поехал. Поездка по проселочной дороге продолжалась несколько часов и доставила гораздо меньше удовольствия, чем езда в поезде и неспешное питье чая, которым его угостила проводница.

Низенький барак и два домика – все, что представляла из себя база синтов, сложно было подумать, что это центр подготовки полубогов нового времени, но так оно и было.

Кроме Стольника, обучение проходили четверо синтов. Они стояли, вытянувшись по стойке смирно, перед худощавым мужчиной средних лет. Тот обводил их цепким взглядом, похоже пытаясь определить вопросы до того, как их зададут.

– Можете ко мне обращаться «командир», я к вам буду обращаться «воин» или по порядковому номеру в строю. Рекомендую друг к другу обращаться по номерам – так вас будет невозможно идентифицировать в дальнейшем, – начал он. – Также у нас принято обращение «собрат».

Стольник отметил для себя, что теперь его новое имя – Четвертый.

– Вообще отвыкните говорить о себе, о своих привычках, увлечениях. Чем больше того в физическом мире, к чему вы привязаны, тем легче вас вычислить и уничтожить. Уподобьтесь мудрецам, достигшим духовного просвещения. Они понимали, что в этом мире нельзя ни к чему привязываться, жили подаяниями и одевались в рубище. Вам на такие крайности идти без необходимости не придется, но вы должны быть к ним готовы. У вас должна быть одна привязка – наша общая война и путь к свободному Солнцу.

– К свободному солнцу и к чистому пляжу, – пошутил стоящий в строю под номером вторым.

– Существует примета: тот, кто шутит во время обучения, умирает первым. Надеюсь, вас эта примета не коснется, Второй. Я расскажу вам о возможностях вашего тела, но главная война всегда ведется в головах воинов. Если испугался – стал слабей, засомневался – проиграл, сдался – умер. Вы должны быть готовы побеждать, не допуская возможности поражения.

Наши основные противники – это дезы. Они уступают нам физически, но очень сильны психически. Они способны услышать ваши мысли в толпе. Они способны отследить ваше биополе, если в нем появятся сильные материальные желания или похоть. Они могут навести морок, и вы будете считать, что это ваши собственные мысли или видимые образы, а на самом деле они будут думать за вас и приведут в лучшем случае к ликвидации, а в худшем – к использованию в своих интересах против нашего общего дела. Поэтому первым делом научитесь мыслить не линейно. Держите разум открытым информации, тогда решение будет возникать само, минуя цепочку размышлений. На самом деле это не особо сложно: в духовных практиках людей это состояние называется «активная медитация».

Поэтому приступим. Начинается самая серьезная битва – битва с самим собой, проиграв в которой невозможно даже помыслить, чтоб воевать с кем-то еще.

Командир сел на землю там, где и стоял, в позу лотоса и подождал, пока сядут остальные. Потом стал объяснять, как, выровняв дыхание, задержать сознание хоть на секунду в любой выбранной точке.

– Если получится задержать тишину хоть на секунду, в следующий раз получится на две. В Катха-упанишад сказано: «Индивидуальная душа сидит на колеснице материального тела, которой управляет возница-разум». Ум – это вожжи в руках возницы, а чувства – лошади. Постепенно вы научитесь подчинять разуму свой ум и чувства, – пояснял командир, ставший по совместительству гуру. – Теперь пробуйте и знайте: если нет мыслей, времени тоже для вас не существует. Решение приходит сразу и целостное. Если не приходит, значит, недостаточно информации.

Мысли Стольника метались то по облакам, то по ощущениям тела, не привыкшего к неудобной позе, то чесался нос, то облако необычной формы притягивало взгляд, то вспоминались знакомые из новой его жизни, а потом из старой. Лезли мысли об устройстве мира и о том, что будет на ужин. Когда удалось сдержать мысли на секунду, он обрадовался, но мысли о достижении захлестнули мозг, и опять начался бешеный хоровод.

– Сложно, знаю, – едва заметно кивнул командир. – Концентрируйтесь на дыхании: где болит, дышите через эти части тела. Прям представляйте, что в месте, где болит, находится нос и вы через него дышите, подобная визуализация поможет наполнить источник боли жизненной энергией и устранить причину дискомфорта. О дыхании не надо думать, но дышать надо равномерно и без напряга. Сначала животом, потом грудью, а выдох в обратном порядке.

После этого мысли стали покладистей и послушней.

Солнце не спеша скрылось за горизонтом, потом появились звезды, луна, пьянящая своей красотой, потом рассвет начал раскрашивать небо в различные оттенки. Тело перестало существовать, мысли не возникали. Было только созерцание. Наверно, так ощущают себя растения, ведь они тоже живые, просто избавлены от суеты. Изгнав эту мысль, он принялся наслаждаться восходом, потом солнце, прочертив полукруг по небу, скрылось за горизонтом.

Пришло понимание того, чему их стремились научить. Мысли – это последовательное движение от одной точки до другой, но на каждом этапе есть вероятность свернуть не туда. При избавлении от чувств, эмоций, привязанностей и желаний приходило состояние сознания, в котором решение приходило как целостная картина, не вызывая сомнений и боязни ошибок.

Раздался хлопок.

– А теперь возвращаемся в реальность и встаем на ноги, – отдал распоряжение командир и встал с места.

Они тоже встали и все без исключения попадали обратно на землю. Либо сила притяжения вернула их души в тела, либо конечности перестали функционировать за более чем сутки сидения в одной позе.

– Могу вас поздравить: вы добились за сутки с небольшим большего в духовной практике, чем некоторые мудрецы за всю жизнь, – торжественно заявил командир, глядя, как воины валяются на земле, растирая конечности и вставая на колени. – Вы достигли сознания Бога, теперь не выходите из этого состояния под искушением мирских соблазнов, и своими действиями вы будете вершить волю Всевышнего на этой планете, живущей под тяжестью иллюзий. Завтра мы будем учиться ходить в состоянии активной медитации, послезавтра биться, а потом практиковаться. После чего каждый из вас будет стоить армии, ну, по крайней мере, людей. И выжить на пересеченной местности, отбиваясь от нескольких дезов, у вас шансы появятся. Вы достигнете второго уровня возможностей. А теперь: смирно!

Все вытянулись, поставив ноги вместе, а руки вытянув по швам. Стольник вспомнил, что это первая и очень важная поза, с которой начинались многие асаны йоги – науки, позволяющей освободиться от влияния ума и воссоединиться с Всевышним.

Синты оказались достойными хранителями учений былых эпох…

Похоже, его воспоминаниям не будет конца.