Историческая трансформация стран Магриба (алжирский вариант)

Аникин Владимир Иванович

Вайлов Александр Михайлович

Глава 4. Великая пустыня Сахара

 

 

4.1. Страна жажды и страха

Сахара – великая пустыня, страна «жажды и страха». Ландшафты ее бывают трех типов. Это – рег, эрг и хаммада. Регом является 70 % площади Сахары. Это каменистая пустыня, в которой ничего нет, кроме щебенки, покрытой тонким слоем песка. Эрг – это песчаная пустыня с морем песка с дюнами гигантских размеров. Хаммада – скалистая пустыня. В Алжире она встречается у марокканской границы, близ Бешара. В алжирской Сахаре около десятка эргов, самые крупные – Большой Восточный и Большой Западный. Постоянная жизнь в эрге невозможна, дома постоянно заносит песком.

Это поистине бескрайнее море выжженных солнцем песка, камня и глины, оживляемое лишь редкими зелеными пятнами оазисов и одной-единственной рекой Нилом. Гигантские масштабы этой самой большой пустыни мира просто поражают. Почти восемь миллионов квадратных километров занимает ее территория – это обширнее Австралии, больше США и лишь чуть-чуть меньше Бразилии. На 5000 км от Атлантики до Красного моря раскинулись ее жаркие просторы. На Земле больше нигде нет такого огромного безводного пространства. Во внутренних районах Сахары есть места, где дождей не бывает десятки лет.

Около четыре пятых территории Алжира, юг и центр, занимает пустыня Сахара. На севере страны почти параллельно берегу Средиземного моря протянулись горные цепи Тель-Атлас и Сахарский Атлас, между которыми лежит гигантское плоскогорье, именуемое Высокое плато (1000–1300 м). Вулканические породы и горячие источники (многие из них известны со времен римлян) указывают на недавнюю вулканическую деятельность. На границе с пустыней горы обрываются отвесной стеной, высота которой достигает 1500–1600 м. Скалы с округлыми вершинами наподобие бараньих лбов и соляные пики голубоватого или красного цвета с оттенками розового и фиолетового придают ей очарование. Воротами в пустыню служат горные ущелья. Самое известное и живописное из них – Эль-Кантара, которое называют еще «устами Сахары». Сама Сахара неоднородна – включая все виды названных выше пустынь, горных цепей и плоскогорий на севере и в центре Алжира, на юго-востоке она дополняется нагорьем Ахагтар, отмеченного самой высокой горной вершиной страны – горой Тахат (3003 м).

Большой Восточный эрг

 

4.2. Батна – ворота пустыни

Название ущелья, Эль-Кантара, по-арабски означает «мост». Мост был здесь построен еще в начале нашей эры, когда хозяевами Северной Африки были римляне; он как бы подтверждал, что римские легионы дошли до Сахары. Действительно, в 10 км от современного города Батны – центра округа – остались руины римского города Ламбез, построенного во времена императора Септима Севера. До сих пор сохранились улицы с остатками колоннад, развалинами ворот и отдельными фрагментами зданий. Город расположен в 430 км от столицы страны города Алжир, в 119 км от города Константина. Несмотря на то что Батна находится сравнительно недалеко от побережья, высота, на которой расположен город, немногим превышает более километра над уровнем моря. В связи с этим зима в городе довольно холодная, со снегом.

В 1830 г. прибрежные районы Алжира были захвачены французской экспедиционной армией. Для продвижения вглубь страны колонизаторы нуждались в хороших дорогах. Первые долговременные сооружения военного назначения, послужившие основой для развития города, были воздвигнуты французскими военными в 1844 г. с целью создания стратегической опорной точки для охраны основной дороги, ведущей на юг Алжира, в Сахару.

Тогда-то они основали город Новый Ламбез, который сросся со старой Батной. При императоре Наполеоне III древний мост был отремонтирован, и сейчас он, сложенный из камня, снова перекинут через ущелье над горной речкой.

Руины римского города Ламбез (Ламбезис)

Текущая под мостом речка немноговодна. Тем не менее воды в ней оказалось достаточно, чтобы превратить ее долину в пригодный для обработки участок. Рядом с домами небольшой деревни были возделаны огородные грядки, растут фруктовые деревья и финиковые пальмы. Эти пальмы встречаются и на севере страны, но там их высаживают просто как декоративные растения, так как плоды на них не успевают созревать. В Сахаре же финиковая пальма занимает совершенно особое место. Пальма лучше всех иных культурных растений приспособилась к условиям пустыни. Она может расти на песке и переносить огромные колебания сахарской температуры: от +50 °C до –10 °C. Каждая пальма в зависимости от сорта, возраста и урожайности дает в год от 40 до 60 кг фиников и плодоносит примерно в течение 60 лет.

Базальтовый выступ в нагорье Ахаггар

После Эль-Кантары справа и слева некоторое время еще громоздятся горы. Постепенно они отступают все дальше от дороги, а одинокие скалы принимают причудливые формы башен и средневековых замков. Потом каменистую, покрытую жесткой колючей растительностью равнину лишь время от времени разнообразят невысокие холмы.

Есть в Сахаре и золотые песчаные дюны, и долины высохших рек, и даже полные воды озера, а далеко на юге высятся скалы горного массива Хоггар, которые нередко сравнивают с картинами лунного пейзажа.

 

4.3. Бискра – первый город в пустыне

В самом сердце этой громадной пустыни, на древних караванных путях, уже много столетий назад возникли города со своими храмами, школами, библиотеками. Первый город на нашем пути – Бискра. Чем ближе к городу, тем оживленнее становится движение на шоссе. Появляются отдельные дома, которые скрываются за высокими стенами дворов и прячутся в тени пальм. Постепенно они выстраиваются в улицы, и ты попадаешь в Бискру – один из самых древних и больших городов северной Сахары.

Сахара просыпается рано, особенно летом. В шесть-семь часов утра все уже за работой. На базаре с рассвета идет торговля, один за другим открываются магазины. По шоссе в город неспешно шагают вереницы верблюдов. Уздечка каждого верблюда привязана к грузу впереди идущего, а самого первого верблюда ведет хозяин. Каждый верблюд – в цепочке их обычно три-четыре – несет на себе две вязанки сухих, колючих веток. Это топливо везут в город на продажу и торгуют им в одном определенном месте. Хозяин ждет покупателя, а верблюды со своим грузом лежат на земле. Когда дрова проданы, хозяин поднимает верблюдов, они доставляют вязанки покупателю, а затем той же неторопливой цепочкой уходят в пустыню.

Самое оживленное место в городе – это базар. Почти вся площадь занята ящиками, наклонно поставленными один на другой. Они держатся наклонно и обращены к покупателю сложенными в них овощами и фруктами. Здесь и желтые лимоны, и синие баклажаны, и красные помидоры, но больше всего апельсинов.

Бискра – финиковая столица Алжира. Здесь произрастает около двух миллионов финиковых пальм, это более 25 % пальм по всей стране. Значительная часть местных жителей занята их сбором, сортировкой и переработкой. Самый знаменитый из всех сортов фиников является «деглет нур» (капля света), идущий на экспорт. Кроме выращивания фиников жители Бискры прославились тем, что по всей стране они чаще всего работают каменотесами, носильщиками и водоносами. Ремесленники занимаются производством ковров, чеканкой по металлу. Имеются в городе целебные бани с сернистой 50-градусной водой, но особой популярностью они не пользуются.

Рынок города Бискра

После Бискры местность становится более однообразной. По обе стороны от дороги долго тянется бескрайняя равнина. Глаз уже начинает привыкать к желтым и серым тонам окружающего пейзажа, когда вдали показывается темная полоска зелени, обещающая желанную прохладу. Подъехав ближе, можно увидеть большую пальмовую плантацию. Рядом с ней идет строительство. Уже были возведены стены производственных корпусов, проложены трубы для подвода воды. Это строился комбинат по обработке и консервированию фиников, которые раньше вывозились во Францию в качестве сырья. Теперь их обрабатывают у себя в стране и экспортируют на заграничные рынки. В Алжире уже действуют семь финиковых заводов, и пять из них – в самой Сахаре, в ее оазисах.

В Сахаре нет рек в нашем понимании, то есть с источником и устьем, что впадает в море или озеро. Есть только уэды, обозначающие сухое русло реки. В некоторых уэдах на памяти людей никогда не было ни капли воды, в других – после редких дождей они ненадолго наполнялись водой. Но когда проходит несколько дней, часть воды испаряется, часть просачивается в почву, озеро сокращается в размерах, а через неделю-другую местность принимает свой прежний вид. Правда, в Сахаре есть источники, которые очень ценятся жителями пустыни. Они питаются из подземных водоносных слоев и сохраняют воду в течение всего года. Проведенные в недавнее время геологоразведочные работы показали, что только под алжирской Сахарой простирается подземный бассейн грунтовых вод площадью около 600 000 км2. В подземных слоях, расположенных на различной глубине, содержатся миллиарды кубических метров воды.

В тех местах, где можно было добраться до воды, люди в прежние времена рыли колодцы. Больше других ценились артезианские колодцы, вода из которых поднимается наверх под собственным давлением. Жители Сахары считали такой колодец настоящим чудом. Не все могут заниматься рытьем колодцев, а только специальные люди, они назывались гаттасинами. Рытье колодца было сопряжено с большим риском. Его стенки могли обрушиться и завалить работающего. Вместе с тем ему грозила опасность утонуть в шахте вырытого им же колодца, если вода из подземного водоносного слоя начнет бить раньше, чем ее ожидали.

 

4.4. Туггурд и переработка фиников

Чтобы представить отдельные колодцы в Сахаре, достаточно привести воспоминания участников путешествия по Транссахарской магистрали.

Когда кончились запасы питьевой воды, то экспедиция остановилась у крытого колодца Сафиет Инигуаль, но зря путники устроили привал. Вода в колодце находилась на глубине 35 м. Длина всех имеющихся у них веревок, включая шнурки от ботинок, не достигала и половины нужного расстояния.

Город пустыни Туггурт

Зато до Туггурда было не так далеко. Город расположен на северной окраине пустыни, в 165 км на юго-запад находится административный центр округа Уаргла, а в 95 км на восток – Эль-Уэд. Город Туггурд, занятый переработкой фиников, сохранил множество глинобитных домов и построек. Он связан железной дорогой и автомагистралью с Батной. Рядом находится местный аэропорт, вблизи с городом проходит крупнейший нефтепровод Хасси-Месают-Скикда.

 

4.5. Эль-Уэдд – город тысячи куполов

Конечно, самые желанные и самые живописные места в Сахаре – оазисы. Алжирский оазис Эль-Уэдд лежит в золотисто-желтых песках Большого Восточного Эрга. С внешним миром его связывает асфальтированное шоссе, но таким оно значится только на карте. Во многих местах широкое полотно дороги основательно занесено песком. Телеграфные столбы утопают в нем на две трети, и бригады рабочих с лопатами и метелками постоянно разгребают заносы то на одном, то на другом участке. Ведь ветер дует здесь круглый год. А даже слабый ветерок, срывая верхушки песчаных холмов-барханов, неуклонно перемещает песчаные волны с места на место. При сильном же ветре движение на дорогах пустыни порой прекращается, и не на один день.

Эль-Уэд – город тысяч куполов

Как и все оазисы Сахары, Эль-Уэдд окружен пальмовой рощей. Финиковые пальмы – основа жизни для местных жителей. В других оазисах для того, чтобы напоить их водой, устраивают оросительные системы, но в Эль-Уэдде поступают проще. В сухом русле реки, протекающей через оазис, роют глубокие ямы-воронки и сажают в них пальмы. Под руслом реки на глубине пяти-шести метров всегда течет вода, так что корни пальм, посаженных таким образом, легко достигают уровня подземного потока, и орошения им не требуется. В каждой воронке растет от пятидесяти до ста пальм. Воронки расположены рядами вдоль русла, и всем им угрожает общий враг – песок. Чтобы не оползали склоны, края воронок укрепляют плетнями из пальмовых ветвей, но песок все равно просачивается вниз. Приходится круглый год вывозить его на ослах или таскать на себе в корзинах. Летом, в жару, этой тяжкой работой можно заниматься только ночью, при свете факелов или в сиянии полной луны. В этих же воронках роют и колодцы для воды. Ее хватает и для питья, и для полива огородов. Удобрением служит верблюжий помет. Финики и верблюжье молоко – основная пища земледельцев-феллахов. Ценный мускатный сорт фиников идет на продажу и даже экспортируется в Европу.

После нескольких часов езды от Эдь-Уэда можно попасть в административный центр алжирской Сахары старый город Уаргла. В древности город был окружен крепостной стеной, остатки которой кое-где сохранились и до наших дней. Попасть в город можно было только через ворота, на ночь их запирали, чтобы по старой привычке избежать внезапного вражеского нападения. Эти деревянные двухстворчатые ворота даже сейчас продолжают запирать, хотя под ними свободно пролезает даже взрослый человек. Надобности в крепостной стене и воротах больше нет: вокруг древнего города сейчас все спокойно. Сейчас рядом с ним растет новая Уаргла.

Воронка в русле высохшей реки как источник влаги

 

4.6. Уаргла – пальмовая плантация

Уаргла со всех сторон окружена пальмовыми плантациями, которые кое-где располагаются и в самом городе. Внизу, в тени деревьев, всегда зеленеет изумрудная трава. Журчит вода в оросительных каналах, рассекающих плантацию на участки. Путешествуя по городу, можно попасть к огромному озеру, перекрытой широкой дамбой. Это озеро – одна из причуд сахарской природы. На песчаных берегах кое-где растут кусты и деревья.

Арабская пословица говорит: «Ноги пальмы должны быть в воде, а голова – в огне». Это значит, что для созревания фиников требуется много тепла и воды. О тепле заботится жаркое сахарское солнце, а уж забота о воде падает на человека. Оказывается, однако, что воду нужно подводить не только для полива деревьев. Подаваемая для орошения вода неизбежно испаряется и оставляет на поверхности всю ту соль, которая была в ней растворена. С течением времени слой соли все растет, почва засоляется, и пальмы на ней гибнут. Чтобы избежать этого, требуется промывать почву водой, которая удаляла бы с плантации скапливающуюся там соль. Для стока этой воды роют канавы, которые выводят ее в более низкое место. В Уаргле такие воды в течение столетий стекали в большую естественную впадину, заполнив постепенно площадь в четыреста гектаров. Эта вода уже больше не годится ни для питья, ни для полива.

Оазис в Сахаре

Сахарская зима нам, жителям России, вовсе не кажется зимой. Хотя в самые холодные ночи января температура опускается к нулю, зато днем ртутный столбик быстро ползет наверх. Несчастье заключается лишь в том, что жилища в Сахаре не приспособлены для защиты даже от подобной зимы. В каменных домах с каменными полами лучше спасаться от жары и зноя, чем от холода. Через щели в дверях и окнах дует ветер, отопления нет, немного согреться можно разве что рядом с газовой или мазутной печкой, но и такие печки пока еще доступны не всем. Труднее всего приходится зимой в Сахаре кочевникам. Круглый год живут они в своих палатках. Если выдается суровая зима, тем более со снегопадами, как это было в 1967 г., она приносит им массу бед. Мерзнут и болеют люди, особенно босоногие ребятишки и слабые старики, гибнут под снежными заносами овцы. Кое-кому, возможно, покажется странным, что в Сахаре люди в течение года больше страдают от холода, чем от жары. Есть, однако, немалая доля правды в арабской поговорке, которая гласит, что Сахара – это холодное место, где очень часто бывает жарко. Вот приходит лето. Хорошо бы теперь вернуть назад зимнюю «стужу», да не тут-то было! Без очень большой необходимости днем на улицу не выходит никто. Чтобы горячий воздух не проникал в помещения, в домах закрыты все окна и двери.

В самые жаркие часы дня – с двенадцати до четырех – жизнь в городе замирает. Прекращается работа, закрываются магазины, все пережидают зной дома. Лишь во второй половине дня город постепенно оживает, возобновляется работа, появляются прохожие. Вечером на улицах людно, горожане надеются отдохнуть здесь от дневной духоты, застать дуновение ветерка. Целые семьи устраиваются ночевать прямо на песке, неподалеку от дороги, а то и просто на тротуаре, в ожидании желанной прохлады.

Семья, живущая в Сахаре

Шоссейная дорога рядом с Уарглой построена недавно, по ней время от времени идут машины, главным образом грузовики. Они доставляют в Сахару все то, что необходимо для жизни. Это и продовольствие, и промышленные товары, и строительные материалы, а также книги, которые очень быстро раскупаются в книжных магазинах.

 

4.7. Хасси-Месауд – город нефтяников

Недра Сахары богаты не только водой, но и нефтью. Хасси-Месауд – это место, где ведется основная добыча нефти в алжирской Сахаре. По-арабски это название означает «колодец Месауда», а имя Месауд переводится как «счастливый». Действительно, счастливы были те караваны, которые добирались до этого колодца, проделав более 100 км по раскаленной пустыне от ближайшего к нему оазиса Уаргла. Но в 1956 г., когда там была найдена нефть, он оказался «счастливым колодцем» для целой страны – Алжира. В настоящее время запасы нефти в Хасси-Месауде исчисляются в 3 млрд тонн, они ставят это месторождение в число десяти богатейших в мире. В 1964 г. Хасси-Месауд давал 7,3 млн тонн нефти, то есть почти четвертую часть всей добычи нефти в Алжире. Добыча нефти в 2006 г. уже составляла 22 млн тонн. Не так давно при месторождении построен нефтеперерабатывающий комбинат. Теперь нефть и нефтепродукты по пяти трубопроводам длиною 2880 км перекачиваются к нескольким портам на побережье Средиземного моря.

Прежний «счастливый колодец» превратился теперь в настоящий городок нефтяников. Там работает несколько сот человек, они живут в стандартных домиках с кондиционированным воздухом. В городе существует международный аэропорт. В поселке есть кинозал, плавательный бассейн. С севера привезли и посадили деревья, разбив здесь искусственный оазис. Деревья и траву постоянно поливают водой из пробуренной скважины, выкачивая ее из мощного подземного резервуара с глубины в 1500 м. Температура этой воды достигает 63 градуса тепла, поэтому ее предварительно охлаждают в специальном сооружении – градирне.

Хасси-Месауд – сердце добычи Сахарской нефти

Бегут через пустыню к Средиземному морю трубы нефтепроводов. Там, в портах, нефть поступает на нефтеперегонные заводы или заливается в трюмы танкеров. Сейчас нефть является главной статьей алжирского экспорта.

Добыча нефти в Хасси-Месауде началась в 1956 г. Вплоть до 1968 г. ее производила французская нефтяная компания, но теперь алжирское правительство постепенно национализирует нефтяные промыслы и создает государственные компании по добыче и транспортировке нефти и газа.

Через Уарглу уже в древности уходили вглубь Африканского континента караваны верблюдов с товарами. Эта дорога, как и сотни лет назад, по-прежнему ведет в пустыню, только в наши дни она покрыта асфальтом, а верблюдов сменили многотонные грузовики. Шоссе пока пересекает не всю Сахару, но уже сейчас ему отводится большое место в планах будущего освоения пустыни. В 1968 г. правительствами Алжира, Туниса, Мали и Нигера был разработан и принят проект строительства Транссахарской шоссейной дороги, которая свяжет прямым путем северные районы Африки с ее внутренними областями. Осуществление подобного грандиозного проекта в условиях Сахары требует громадных затрат, однако его преимущества очевидны. Строительство трассы дало огромный толчок развитию национальной экономики африканских государств и в сильной степени изменило нынешний лик Сахары.

Трансахарская автомагистраль, длина 4500 км

Дорог в Сахаре совсем немного. Среднее расстояние между городками – 500–600 км, но благодаря их прямолинейности и отсутствию ограничению скорости машины проскакивают это расстояние довольно быстро. Деревень нет вообще. Встречаются поселения вокруг заправок и закусочных, где живут в основном люди негроидной расы. В нефтеносных районах восточной части пустыни много рабочих поселков. Иностранцам въезд туда строго запрещен. На вид эти поселки производят хорошее впечатление: современные, просторные и ухоженные.

Большая часть дорог, размеченных на карте, являются совершенно убогими и носят там название «писты». Это – песчаная колея, по которым проезжает одна машина в неделю. Но случается попасть на хорошие асфальтовые дороги. Это трасса № 1: Алжир – Гардая – Ин-Салах – Тамарассет – Ин-Гезам – Нигер. Оптимальный маршрут для попадания в Тамарассет – трасса № 3: Бискра – Туггурт – Хасси-Месауд – Ин-Аменас– Иллизи – Джанет – Нигер.

Постепенно Сахара перестает быть тем гиблым местом, которого европейские путешественники опасались больше, чем арктических снегов и амазонских джунглей. Все это произошло в наше время, когда через великую пустыню пролегли с севера на юг две современные автомагистрали, когда по ней совсем недавно проносились разноцветные автокараваны ралли «Париж – Дакар», а артезианские скважины, пробуренные вдоль дорог, позволяют в случае чего пешком дойти до ближайшего источника воды.

Зато как ценится здесь возможность искупаться в бассейне! В Уаргле действуют три бассейна, принадлежащие разным собственникам. Эти бассейны наполняются водой из скважин. Чистая, голубоватая, она прекрасно освежает после раскаленного воздуха и даже заставляет на время забыть об окружающей нас пустыне. Выбирая участок для плантации, прежде всего определяют, есть ли в его подземных слоях вода, пригодная для питья и полива растений. Затем бурят скважину, проектируют и оборудуют оросительную сеть. Подобная система обеспечивает богатейшие возможности освоения пустынных земель.

Финики – традиционный алжирский продукт. Его даже в Россию экспортируют

 

4.8. Тассили-Н’Адджер – музей истории человека

На юго-востоке Алжира, почти в центре Сахары, существует прекрасный уголок земли – Тассили-Н’Адджер. В переводе с берберского это означает «плоскогорье в пропасти». Особенность названия обусловлена тем, что эти земли расположились между двумя абсолютно разными по своему происхождению массивами – плоскогорьем, полностью состоящим из песчаника, и горными вулканическими грядами. Это горный хребет, где влажность несколько больше, чем в пустыне. Современное плоскогорье – это часть древнейших масс песчаника, окружающих гранитные массивы Ахаггар. Расположенный на обширном плоскогорье национальный парк представляет собой не только природный шедевр благодаря своим незабываемым пейзажам, но и геологический интерес, вызванный существованием в парке «каменных» лесов из песчаника. Необычайное зрелище представляют собой каменные леса Тассили: это многослойные каменные изваяния из песчаника. Также известны уникальные скальные формации в виде дуг, некоторые из них находятся недалеко от Джанета. Национальный парк, открытый здесь в 1968 г., имеет огромный набор прекрасно сохранившихся древнейших пещер в мире, необъятной галереей неолитического искусства всемирного значения. Этот настоящий островок живой природы Сахары, расположенный в самом центре пустыни, стал прибежищем реликтового средиземноморского кипариса, одного из самых редких деревьев в мире.

Ландшафт Тассили-Н’Адджера. Каньон в скалах

Тассили-Н’Адджер славится своим странным лунным пейзажем. Если представить общий пейзаж национального парка, можно увидеть обширное плоскогорье с высокими остроконечными скалами ближе к северу, как будто изрезанными несколькими глубокими ущельями и странными долинами, окруженными с северной стороны золотистыми песками. Несмотря на то что климат в плоскогорье достаточно засушливый, а земли его практически неплодородны, Тассили приютил в своих владениях редких представителей средиземноморской фауны и флоры. Благодаря большой высоте национального парка и свойству песчаника задерживать воду, растительность необычайно богата для пустыни с ее суровым климатом. Из самых примечательных растительных видов можно встретить деревья сахарского кипариса, единственного представителя хвойных, произрастающих в Сахаре, открытого наукой в 1924 г. Среди остальных зеленых древесных жителей Тассили-Н’Адджер в большом количестве можно увидеть сахарскую оливу и мирт, а также дубровник и лаванду. По вине людей с их потребительским отношением к природе с лица земли исчезло значительное число сахарских кипарисов, часть из которых произрастали в Кипарисовой долине между Тамритом и Джабареном на северо-востоке от Джанета.