Долгий, долгий сон

Анна Шихан

Много лет назад юная Розалинда Фитцрой по воле родителей была помещена в специальную капсулу и погружена в искусственный сон. За это время человечество пережило множество войн, эпидемий и смутные времена, которые унесли жизни миллионов людей и изменили мир до неузнаваемости. После пробуждения 16-летняя Роуз узнает, что ее родители умерли, человек, которого она любила, пропал бесследно, а сама она является наследницей огромной империи. Роуз отчаянно пытается смириться с потерями и начать новую жизнь в непонятном для нее мире далекого будущего. Но мир не готов принять слишком странную и совсем неприспособленную к нему девушку. Прошлое не отпускает, и Роуз ничего не остается, кроме как встретиться лицом к лицу с его призраками и узнать о предательстве, которое изменило ее жизнь.

 

Анна Шихан

Долгий, долгий сон

 

Глава 1

Я всеми силами цеплялась за стазисный сон. В этой игре нужно было постараться как можно дольше сохранить перед глазами зыбкие, легко исчезающие образы. Чтобы остаться в стазисе, я заставила свое сердце биться совсем медленно, почти неощутимо, и отказалась приводить в действие легкие. Я давно научилась игнорировать все попытки меня растолкать. Раз или два мне удавалось продержаться так долго, что маме приходилось в панике включать реаниматор.

Когда волшебное синее море, в котором я так старалась удержаться, было грубо потревожено — причем не рукой, а прикосновением чьих-то губ к моим губам, — я страшно рассердилась. Судорожно втянув воздух через нос, я резко села и врезалась головой в своего спасителя.

Я ничего не видела. Вокруг была только тьма и боль, словно я впервые посмотрела на яркий свет после долгих дней, проведенных в темноте. А потом незнакомый голос прокричал незнакомые слова:

— Святой коитус, ты живая!

Это была какая-то бессмыслица, поэтому я решила ухватиться за что-нибудь известное.

— Где мама?

Даже голос оказался не мой, и место него раздалось какое-то карканье. Я попыталась оценить обстановку. Мышцы болели, легкие, похоже, были заполнены жидкостью. Я стала кашлять, чтобы поскорее запустить воздух к безжизненные дыхательные пути. Потом попробовала встать. Пронзительная боль острыми ножами ударила меня в руки и ноги. Болела каждая косточка. Я снова рухнула на гладкую, мягкую подушку стазисной капсулы.

— Ой-ей!

Мой спаситель бросился ко мне. Теплые руки подхватили меня, и мои сведенные мышцы взвыли от боли. Наверное, я застонала.

— Не трогайте меня! — прохрипела я.

Откуда такая боль?

Он отпустил меня, но боль никуда не делась.

— Черт, ты меня пугаешь.

Судя по голосу, он был очень взволнован.

— Ты не дышала, и я испугался, что запорол всю систему и заэкстермил тебя.

Я не понимала и половины из того, что он говорил.

— Как долго? — шепотом спросила я.

— Ты казалась мертвой всего около минуты, не больше, — ответил он, как будто это должно было меня успокоить.

На самом деле я хотела узнать, как долго длился стазис, но передумала уточнять. Это было неважно. Я повторяла себе это снова и снова, каждый раз, когда просыпалась. Это неважно.

— Кто ты? — спросила я вместо этого.

— Я-то? Брэндан из пятой квартиры. Ты знаешь, где ты?

Я нахмурилась, точнее, сделала бы это, если бы у меня не разболелась голова. В пятой квартире жила пожилая супружеская пара с коллекцией тропических рыбок. По крайней мере, они там жили в последний раз, когда я бодрствовала, но ведь пока неизвестно, сколько я провела в стазисе.

— Конечно знаю — жилой комплекс Юникорн. А вы что тут делаете? Недавно переехали?

Последовало долгое молчание.

— Да нет, вообще-то мы тут всю жизнь живем.

На этот раз незнакомый голос показался мне немного испуганным.

Я поморгала и устремила затуманенный взгляд в сторону моего собеседника. Брэндан оказался темной тенью, размытым силуэтом мужчины. Молодого мужчины, судя по голосу. Я растерялась.

— Почему вы меня разбудили?

Тень вздрогнула, словно удивилась.

— А вы хотели остаться в стазисе?

— Нет, я имею в виду — почему именно вы меня разбудили? Кто вы такой? И где моя мама?

На этот раз тень надолго замолчала.

— Ну… это… — Брэндан с шумом вздохнул. — Я не знаю, где ваша мама, — выпалил он на одном дыхании. — Вы… вы знаете, кто вы такая?

— Разумеется, знаю! — сипло ответила я. Голос все еще дрожал. Я откашлялась, борясь с постстазисной усталостью.

— А я пока нет, — ответил Брэндан. — Я вот Брэндан, а вы кто?

— Розалинда Саманта Фитцрой, — отчеканила я. Честно говоря, я была в бешенстве. Кто этот парень? До сих пор мне еще никогда не приходилось никому представляться!

Мой призрачный спаситель вдруг отпрянул назад и скрылся из поля зрения. Я так испугалась, что снова попыталась сесть. Но руки тут же протестующее взвыли, а спина и вовсе отказалась подчиняться. Видимо, первоначальный шок от пробуждения придал мне какие-то силы, но теперь они были на исходе. Я крепче вцепилась в края стазисной капсулы и поискала глазами своего призрака.

Я нашла его на полу. Теперь, когда я села прямо, он показался мне менее похожим на тень. Он споткнулся и упал. Его глаза казались двумя белыми пятнами на темном овале лица — они были широко открыты и не мигая глядели на меня.

— Что? — прокаркала я.

Он, как краб, отполз подальше, потом нашарил рукой ящик и поднялся на ноги. Ящик? Черт побери, где я нахожусь? Это место никак не могло быть моей уютной гардеробной с розовым ковром и аккуратными рядами плечиков с последними шедеврами высокой моды. Вместо этого я очутилась в каком-то огромном, гулком и загроможденном помещении, больше всего похожем на склад. Со всех сторон высились стеллажи, заставленные чем-то темным. Мой призрак колыхался передо мной. Теперь он управлял своим телом не многим лучше, чем я.

— Вы сказали — Фитцрой? — переспросил он. — Розалинда Фитцрой?

— Именно так, — отрезала я. — В чем дело?

— Я должен позвать кого-нибудь на помощь, — он повернулся, приготовившись удрать.

— Нет! — заорала я. Вернее, издала самый громкий звук, на который оказались способны моя пересохшая гортань и полумертвые легкие. Мне потребовалось всего несколько мгновений, чтобы понять, почему я вдруг повысила голос. Стазисные препараты оказывают сильное влияние на эмоциональное состояние человека, поэтому порой бывает трудно разобраться в своих чувствах. Я даже не сразу осознала, что не на шутку перепугалась. Все было неправильно, не так, как я ожидала, и постепенно до меня стало доходить, что случилось нечто ужасное.

Брэндан медленно обернулся:

— Я вернусь.

— Нет! — прохрипела я. — Не оставляйте меня здесь одну! Я хочу к маме. Что происходит? Где Ксавьер?

— Хмм… — Я почувствовала, как он растерянно замялся, а потом осторожно дотронулся до моего плеча. На этот раз его прикосновение было настолько бережным, что мои мышцы почти не пикнули. — Все в порядке. Честно. Просто… мне одному с этим не справиться.

— С чем не справиться? Скажите мне, что происходит? Где моя мама?

— Хм… Мисс… хм… Фитцрой…

— Роуз, — машинально поправила я.

— Роуз, — повторил он. — Видите ли, я спустился сюда… на разведку. Раньше я даже не знал про это место. Я споткнулся о вашу стазисную капсулу и случайно включил программу реанимации. Понимаете, в этот полуподвал никто не заглядывал с начала Темных времен.

— Темных времен? — переспросила я.

— Темные времена? — повторил он, как будто речь шла о чем-то очевидном. — Ну, это когда… О боже! — Голос его вдруг сел до испуганного шепота. — Так ведь это же было больше шестидесяти лет тому назад!

— П-простите, — прошептала я, не в силах осознать только что услышанное. — Шестьдесят… л-лет?

— Ну да, — тихо подтвердил Брэндан. — И если… если вы действительно Розалинда Фитцрой… — Неважно, что он хотел сказать дальше, все это могло подождать. Недавно снившийся мне океан вернулся снова, только на этот раз он превратился в ревущий прибой, который заглушал все звуки и не давал вздохнуть. Шестьдесят лет. Мама и папа уже умерли. Оса тоже. И Ксавьер… мой Ксавьер…

Наверное, я закричала. Последнее, что я успела почувствовать, прежде чем меня поглотила тьма, были сильные руки Брэндана, подхватившие меня, чтобы я не упала.

 

Глава 2

Я проснулась в незнакомом помещении и услышала незнакомые голоса, раздававшиеся возле моих ног. Я лежала на спине, но не навзничь, а в слегка приподнятом положении. Какая-то холодная ткань под пальцами. Знакомый запах — антисептиков и болезни. Все больницы пахнут одинаково, а приглушенные голоса моих посетителей лишь подтверждали мое предположение. Я привыкла удерживаться в стазисных снах, поэтому не открывала глаз и дышала ровно.

— Что говорят врачи? — Голос был мужской, слегка дребезжащий от старости. В нем звучала забота.

— У них возникли определенные сложности с тем, кому сообщать информацию о состоянии ее здоровья, — ответил энергичный и добрый женский голос, который мне сразу же понравился.

— Разумеется, мне! — вмешался еще один голос. Он был сильным и властным, привыкшим отдавать приказы. — Кому же еще?

— У нее нет семьи, — вмешался старший мужчина.

— И прекрасно! — рявкнул властный.

— Нет, — возразил пожилой. — Не прекрасно. Нисколько.

— Если смотреть с ее точки зрения, то, возможно, я не так далек от истины, — отрезал властный.

— Только с одной стороны, — уточнил пожилой.

— Со всех сторон! — воскликнул властный. — Кто бы не захотел проснуться и узнать, что стал единственным живым наследником интерпланетной империи!

— Мы не империя, — ворчливо ответил старик. — Честное слово, Реджи, порой мне кажется, что у тебя мания величия!

— Но кто позаботится о ней? Я управляю компанией, а значит, по определению, контролирую ее наследство! — Тот, кого назвали Реджи, шумно вздохнул. — Не понимаю, зачем мы вообще поставили в известность правление и государство! Мы могли бы просто дать ей новую личность, и дело с концом. Сомневаюсь, чтобы у нее сохранилось много воспоминаний о прошлом!

— Мы сделали это затем, что поступить иначе было бы неправильно, — сказал пожилой с оттенком раздражения, и властный не стал спорить.

— Довольно пустой болтовни, — заявила женщина. — Папа, Реджи, успокойтесь немедленно! С минуты на минуту сюда прибудет судья с официальным решением. Реджи, я уверена, что твое предложение будет принято. Никто не оспаривает твой статус президента ЮниКорп!

На этот раз я открыла глаза.

— Мой папа президент ЮниКорп! — прохрипела я.

Три человека, беседовавшие в ногах моей постели, так и подскочили от неожиданности. Они стояли, сбившись в тесную кучку. Когда я заговорила, они отпрянули друг от друга, а женщина подошла ко мне. Это была красивая дама евразийского типа, очень стройная и ухоженная, хотя, на мой вкус, одетая с некоторой повседневной небрежностью. Оба мужчины были в костюмах, покрой которых сильно изменился за время моего стазиса, но в целом выглядел вполне стандартно. Я не могла как следует рассмотреть их лица, потому что у меня все расплывалось перед глазами. Тот, что помоложе, казался мне расплывчатым золотым пятном, а старый был не более чем белой кляксой над черным костюмом.

Кто-то постучал в стеклянную стену моей палаты, Еще одна расплывчатая фигура топталась в коридоре.

— Судья прибыл, — сказал мужчина помоложе. — Ну, я пошел. Ронни, Рози, с этим разбирайтесь сами. — Он указал на меня. Очевидно, судья был важной птицей, а я — всего лишь «этим». Затем мужчина скрылся за дверью.

— Кто вы? — спросила я двоих оставшихся.

— Мы работаем на ЮниКорп, дорогая, — сказала женщина, а мужчина при этом отвернулся в сторону. — Меня зовут Роузанна Сабах, а это мой отец. Я мать Брэндана. Ты помнишь его?

Брэндан? Моя призрачная тень.

— Это он меня разбудил?

— Да, — улыбнулась миссис Сабах. — Он нашел тебя вчера. Ты пробыла в стазисе так долго, что нам пришлось доставить тебя в больницу.

Я вздохнула.

— Значит, то, что он сказал мне, — это правда? — просипела я. — Шестьдесят лет?

— Шестьдесят два, — отозвался пожилой мужчина из глубины комнаты. Его слова были тяжелыми, как свинцовые гири.

— А моя мать и отец… и все, кого я знала… — Тут перед глазами у меня все расплылось, и я заплакала. Слезы скатывались мне в рот, и вкус у них был какой-то необычный — густой и пересоленный.

— Боюсь, что это так, дорогая, — сказала милая женщина. — Марк и Жаклин Фитцрой погибли в результате крушения вертолета, пока ты находилась в стазисе. Все это время никто не знал, где ты и что с тобой случилось. Но главное, ты жива, и теперь мы позаботимся о том, чтобы твои интересы были максимально учтены.

Я почти не могла говорить, но все-таки с трудом прошептала:

— Интересы? Что это?

— Боюсь, твои родители умерли, не оставив завещания, — вздохнула женщина. — Поэтому их компания перешла к акционерам и совету директоров. Однако теперь, когда ты вернулась, все активы перейдут к тебе.

— То есть… ЮниКорп теперь моя собственность?

— Нет, — рявкнул пожилой мужчина. Не знаю почему, но его голос внушал мне страх. — К сожалению, это ты — собственность ЮниКорп. По крайней мере, до своего совершеннолетия.

— Папа, не надо пугать девочку! — укоризненно сказала женщина.

— Она должна знать свое положение! — Теперь старик почти кричал.

Женщина решительно оттащила его от моей кровати.

— Если ты не можешь держать себя в руках, тебе лучше побыть снаружи, — прошипела она. — Мне очень жаль, что в твоей компании все перевернулось с ног на голову, однако это еще не причина…

— Это компания никогда не была моей! — проворчал старик. — Она всегда принадлежала Фитцроям. А теперь перешла к Гиллрою. Так что прибереги свой пафос для Реджи. — Затем он тяжело вздохнул и отвернулся. — Ладно, ты права. Поговори с ней сама. А мне и без этого есть чем заняться.

С этими словами он вышел за дверь, а миссис Сабах вернулась к моей кровати.

— Прошу прощения за эту сцену, — сказала она.

— Все в порядке, — соврала я. Стазисные препараты продолжали неумолимо выводиться из моего организма, поэтому голос у меня дрожал от неподдельного страха.

— Я пойду, чтобы дать тебе спокойно поспать, — сказала женщина, ласково дотрагиваясь до моей руки. — Ни о чем не волнуйся. Сейчас ты должна думать только о том, как поскорее поправиться. Все остальные вопросы мы решим, когда ты наберешься сил. Я вернусь утром. Да, Брэн тоже хотел бы лично убедиться, что ты в полном порядке. Не возражаешь?

Я кивнула и повернула голову.

— Тогда мы с ним придем завтра. Отдыхай, дорогая. Не волнуйся, мы все решим.

* * *

Шесть дней спустя я сидела на трибуне на фоне комплекса Юникорн, а не меньше сотни репортеров делали снимки загадочной Спящей красавицы. Так они меня называли. Лично я совсем не чувствовала себя красивой.

Несмотря на шесть дней в больнице, двадцать четыре часа наведения красоты, приобретение нового гардероба, оздоровительные процедуры, живительные инъекции и тысячи прочих манипуляций, мои волосы все еще оставались тусклыми и ломкими, кожа была землистой и чувствительной, а кости настолько выпирали наружу, что я казалась скелетом в саване. Видела я плохо, дышала еле-еле, и меня выворачивало наизнанку при каждой попытке проглотить хоть крошку еды. Я чувствовала себя старухой. Строго говоря, я и была старухой.

Старше восьмидесяти в шестнадцать лет. Я еще никогда не проводила столько времени в стазисе. И никто не проводил. Даже астронавтов и колонистов, путешествующих на отдаленные планеты, оживляют каждый месяц, чтобы не допустить развития стазисного истощения.

Мистер Гиллрой вещал со сцены — прямая спина, широкие плечи, идеально уложенные крашеные золотистые волосы. Мистер Гиллрой «Зови меня Реджи» по умолчанию стал моим душеприказчиком. Ему было далеко за пятьдесят, и я изо всех сил старалась его полюбить. Когда он разговаривал со мной, его карие глаза всегда смотрели куда-то в сторону. Я его боялась, но в то же время он напоминал мне отца, поэтому я старалась быть с ним вежливой. Хотя больше всего он напоминал мне дорогую золотую статую.

— Корпорация ЮниКорп с восторгом встретила известие об обнаружении юной Розалинды, — говорил Гиллрой. — Когда Марк и Жаклин Фитцрой погибли, не оставив наследника, это стало огромной трагедией для всей нашей компании. Чудесное обретение их единственного дитя стало немыслимой радостью для всех нас!

— Как вы можете прокомментировать слухи о том, что руководство корпорации якобы пыталось скрыть известие об обнаружении Розалинды? — выкрикнул кто-то из репортеров.

Но Гиллрой даже бровью не повел.

— Пять дней назад Розалинда перенесла сильнейший шок и находилась в крайне тяжелой стадии стазисного истощения. Руководствуясь исключительно заботой о благе девочки, мы решили дать ей возможность свыкнуться с ситуацией, прежде чем подвергать расспросам дотошных журналистов. У нас никогда не было намерения скрывать правду, мы лишь заботились о физическом и психическом здоровье Розалинды.

— Каково нынешнее положение организации ЮниКорп и будущее ее активов?

— Вне всякого сомнения, Розалинда является единственной наследницей всех финансовых средств, аккумулированных в холдинговых компаниях ее родителей. Однако до того момента, когда она достигнет возраста, позволяющего вступить в права наследования, ее имущество будет находиться в доверительном управлении нашей компании. Мы пригласили адвоката, который будет представлять интересы Розалинды в ЮниКорп, кроме того, мы сделаем все возможное, чтобы наилучшим образом позаботиться о нашей юной наследнице.

— А как насчет владения самой компанией? — не отставал репортер.

Гиллрой проигнорировал этот вопрос и кивнул следующему журналисту.

— Как могло случиться, что Розалинду оставили в стазисе на столь долгое время?

Гиллрой ушел от ответа и на этот вопрос.

— Как вам известно, Фитцрои были крупнейшими финансовыми магнатами своего времени. Огромное состояние позволило им задолго до начала Темных времен приобрести личную стазисную капсулу. Мы предполагаем, что в период смуты об этой капсуле просто забыли. Следующий вопрос?

— Розалинда несовершеннолетняя, — крикнул кто-то из толпы. — Кто станет ее опекуном?

— Адвокаты Розалинды уже нашли для нее подходящую приемную семью, — ответил Гиллрой. — Мы также выкупили старую квартиру Фитцроев у ее нынешних владельцев, предоставив им соответствующие апартаменты по соседству. Это означает, что Розалинда вернется в знакомый с детства дом и сможет с первых дней почувствовать себя в привычной обстановке. Приемная семья всесторонне проверена и признана безукоризненной. Еще вопросы?

— Как ее нашли? Об этом ходят самые разные слухи!

— С вашего разрешения, я переадресую этот вопрос моему юному другу Брэндану Сабаху, который сделал это потрясающее открытие, — улыбнулся Гиллрой. — Брэндан — сын одного из наших самых ценных сотрудников и замечательный молодой человек. Ты не мог бы выйти к микрофону, Брэн?

Я смотрела, как Брэн выходит на трибуну. Он держался абсолютно уверенно, ни тени страха сцены. Похоже, этого Брэна не так-то просто вынести из равновесия! Он был моего роста, мускулистый и при этом очень изящный. Миссис Сабах говорила, что он играет в большой теннис. Его смуглая кожа имела глубокий оттенок красного дерева, а волосы были лишь на один тон темнее. Если у матери Брэндана была евразийская внешность, то его отец был чистокровным африканцем, родившимся в одной из бесчисленных маленьких стран возле Берега Слоновой Кости.

— Мои родители выкупили жилой комплекс Юникорн полгода назад, когда это владение было выставлено на продажу, и с тех пор я помогал им обустраиваться, — заговорил Брэн. — Оказалось, что в этом владении полно комнат и хранилищ, о которых никто ничего не знает. Родители дали мене пачку биометрических карточек, которые им вручили вместе с договором о покупке. Часть этих карточек оказалась от кладовых в полуподвале, и в одной из таких комнат я случайно натолкнулся на стазисную капсулу Розалинды.

— Что ты сделал, когда понял, что в камере находится девушка?

— Сначала я вообще не понял, что это стазисная капсула, — ответил Брэн. Глаза его сверкнули в свете вспышек фотокамер. Он унаследовал потрясающие глаза своей матери, казавшиеся еще зеленее на его темном лице. — Она была вся в пыли, но сверху горела лампочка. Я хотел обтереть ее от пыли, чтобы посмотреть, что это такое, но это оказалась не лампочка, а кнопка, и когда я ее случайно нажал, началась автоматическая программа реанимации. Вообще-то, в таких устройствах должен быть более сложный механизм включения, но эта капсула была сконструирована так, что процесс начался немедленно. И мне оставалось только смотреть за тем, что будет дальше.

— Значит, капсула открылась и вы увидели Розалинду?

Брэн пожал плечами. Вид у него был немного смущенный.

— Ну да.

Я понимала, почему он так смешался. Когда Брэн увидел, что я не просыпаюсь, он заволновался, подумав, что нарушил последовательность реанимации. А поскольку я не торопилась начинать дышать, он еще больше перепугался и решил, что убил меня. Поэтому он начал делать мне искусственное дыхание и ужасно сконфузился, когда понял, что в этом не было необходимости.

— Когда вы впервые поняли, кто такая Розалинда?

— Она сама мне об этом сказала, — ответил Брэн. — А мой дедушка получил подтверждение в больнице.

Тут Гиллрой шагнул вперед и отстранил Брэна.

— Брэн немедленно связался со своим дедушкой, одним из членов совета директоров корпорации, а тот поставил в известность меня. У кого-нибудь еще остались вопросы?

Журналистка, стоявшая сбоку, подняла руку.

— У меня вопрос к Розалинде!

Гиллрой повернулся ко мне и жестом попросил встать. Я бросила затравленный взгляд на Брэна. Его лицо сочувственно смягчилось.

— Иди, — одними губами прошептал он.

Я сделала глубокий вдох. Вообще-то, я не привыкла к камерам. Меня приводила в ужас даже мысль о том, что меня фотографировали, когда я сидела рядом с Гиллроем.

Как только я поднялась, повсюду засверкали вспышки. Я тяжело сглотнула. Один шаг. Два шага. Три. И вот я уже стояла на сцене, а Гиллрой твердо поддерживал меня сзади.

— Мисс Фитцрой, вы проснулись в новом столетии! Какие ощущения?

Я снова сглотнула. Ощущения? У меня болело все тело, я была слаба, как новорожденный котенок, и чувствовала постоянную усталость, но, наверное, журналистка имела в виду что-то другое. Честно говоря, и я сама пока не знала, какие у меня ощущения. Под действием шока и стазисных препаратов все мои чувства стали далекими, будто чужими. Это все было слишком тяжело для меня и произошло слишком рано. Я сделала еще один глубокий вдох.

— Здорово вернуться обратно, — сказала я, бросая зрителям эффектную реплику дня. Это была чистая ложь, но какая разница? Они ведь сами хотели это услышать.

* * *

Он был весь покрыт пылью, но его это не заботило. Он давно перестал замечать что-либо. Но вот одно имя прошло через сеть и просочилось в его программу. «Розалинда Фитцрой».

Ожили давно спавшие электроды. Системы перешли в активный режим. Он вызвал файл, запустивший программу активации.

«Сегодня утром мир потрясло известие об обнаружении дочери Марка и Жаклин Фитцрой, основателей интернациональной корпорации ЮниКорп. Розалинда Фитцрой, предположительно проведшая в стазисе больше шестидесяти лет, была обнаружена в подвале комплекса Юникорн».

Его программа прочитала файл. Если бы в нем содержалось только имя, он бы снова перешел в спящий режим. Но образец голоса подтвердил полное совпадение.

«Здорово вернуться обратно».

ЦЕЛЬ ОПОЗНАНА: РОЗАЛИНДА САМАНТА ФИТЦРОЙ

Когда-то он отреагировал бы мгновенно, но теперь все его процессоры были изношены. Медленно, очень медленно, через множество секунд, первичная команда дошла до его сознания.

КОМАНДА: ВЕРНУТЬ ЦЕЛЬ ПРИНЦИПАЛУ.

Команда активизировалась, и он начал поиск принципала.

СКАНИРОВАНИЕ… СКАНИРОВАНИЕ… СКАНИРОВАНИЕ… СКАНИРОВАНИЕ…

Прошло долгих двадцать четыре часа, прежде чем программа пришла к неизбежному результату.

ПРИНЦИПАЛ НЕДОСТУПЕН.

Программа вновь задумалась на целую вечность и за несколько минут отыскала вторичную команду.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ КОМАНДА: УНИЧТОЖИТЬ ЦЕЛЬ.

Это была трудная задача. Никогда ранее не задействованные программы были внезапно вызваны к жизни. Альтернативная команда использовалась впервые. Он поставил ее в режим ожидания до получения результатов повторного сканирования. Возможно, к этому времени Принципал станет доступен.

И только после всего этого система начала обязательную проверку состояния.

ДАННЫЕ О СОСТОЯНИИ: ЭФФЕКТИВНОСТЬ НИЗКАЯ, МОЩНОСТЬ НИЗКАЯ, РЕЖИМ ГОТОВНОСТИ.

Команда потребовала переоснащения, и после нескольких томительных мгновений ожидания центральный информаторный процессор ответил согласием. Загрузочный кабель был уже подсоединен к его сердцу, но ему потребовалось больше пяти часов, чтобы подключить его.

ПЕРЕЗАГРУЗКА: 100 % ЭФФЕКТИВНОСТЬ ОЖИДАЕТСЯ ЧЕРЕЗ 587,4 ЧАСОВ.

Его нисколько не беспокоило то, что для достижения сколько-нибудь приемлемой эффективности ему потребуется почти целый месяц. Время ничего не значило для него.

Его узлы загудели. Наноботы включались один за другим, засуетились системы, смазывая его узлы, очищая каналы от пыли. После того как наноботы пробежались по его глазным яблокам, стирая толстый слой пыли, к нему снова вернулось зрение.

Ожидая окончания перезагрузки, он выполнил еще один поиск Принципала, который ему предстояло осуществлять снова и снова, прежде чем команда будет выполнена. Альтернативная команда не была его основной программой. Если бы у него были чувства, он сказал бы, что уничтожение ему не нравится.

Но у него не было чувств. У него были только обновления.

РЕЖИМ ОЖИДАНИЯ.

ОЖИДАНИЕ…

ОЖИДАНИЕ…

ОЖИДАНИЕ…

 

Глава 3

После пресс-конференции Гиллрой отвел меня обратно в комплекс Юникорн. Ах, старый знакомый комплекс Юникорн, жемчужина Юнирайона, сердце ЮниКорп! Ох, узнаю эти милые коридоры! Кстати, они почти не изменились за шестьдесят лет.

На деле жилой комплекс Юникорн являлся довольно любопытным местом. По сути, это был кондоминиум, но такой, перед которым все обычные кондоминиумы должны были съежиться и умереть со стыда. Мои родители построили его, когда мне было семь лет, сразу после возведения головного здания ЮниКорп, вокруг которого начал быстро разрастаться Юнирайон. Строго говоря, это был скорее не кондоминиум, а огромный особняк со множеством больших и просторных апартаментов.

Все апартаменты были изолированы друг от друга, однако в кондоминиуме имелась центральная кухня с командой первоклассных поваров, которым можно было в любое время дня и ночи заказать самые изысканные блюда, доставлявшиеся в квартиры ливрейным лакеем. Повара, уборщики, конюхи, чистильщики бассейнов и садовники нанимались менеджерами комплекса, которыми раньше были мои родители, а теперь — семья Брэна. В комплексе имелось два бассейна, открытый и закрытый, настоящая финская сауна, теннисные корты, несколько джакузи, спортзал и огромный внутренний сад. Кроме того, здесь были бальные и банкетные залы, биллиардные, собственный театр и конюшни. Все это богатство предназначалось для жильцов двадцати квартир, в которых проживало не более сорока человек. Разумеется, все жильцы принадлежали к высшему менеджменту ЮниКорп. Сам Гиллрой жил здесь еще десять лет тому назад, пока не приобрел собственный особняк за пределами Юнирайона.

Жилой комплекс Юникорн с его неслыханной роскошью, отвечавшей вкусам, желаниям и возможностям самых высокопоставленных лиц ЮниКорп, был выстроен в конце столетия, когда из-за демографического взрыва стоимость земли взлетела до космических высот. В то время как простые семьи не могли позволить себе собственные земельные участки и частные дома, в Юникорне были доступны любые удобства, причем без малейших усилий. Моя мама управляла этим комплексом, а папа занимался делами ЮниКорп.

В детстве я почти не пользовалась бесчисленными возможностями наших владений. Мне нравился только сад, волшебный оазис природной гармонии в мире идеально организованного комфорта. Я проводила много времени в саду, сначала одна, а потом с Ксавьером, но лошади, бассейны и теннисные корты не вызывали у меня никакого интереса даже в те благословенные времена, когда я не страдала острой стадией стазисного истощения. Честно признаться, я никогда не была спортивной девочкой.

Гиллрой пропустил меня в знакомый лифт, обитый дубовыми панелями, и мы медленно поднялись на второй этаж. Я затаила дыхание. Сейчас я познакомлюсь со своими новыми родителями и увижу свою новую-старую квартиру! Шестьдесят два года стазиса изменили меня до неузнаваемости. Я превратилась в настоящего инвалида: у меня постоянно слезились глаза, не хватало сил подняться по лестнице, и я не могла удержать в желудке даже стакан воды. Интересно, сильно ли изменилась квартира после того, как у нее сменилось столько арендаторов?

Два человека встречали нас перед дверью. Два безукоризненных, шаблонных совершенства, выглядевших так, словно их специально инструктировала целая команда агентов по рекламе. Возможно, так оно и было. Мужчина был чуть ниже среднего роста, с редеющими на макушке волосами, в скромном сером костюме. При виде меня он улыбнулся, но улыбка получилась несколько вымученной.

Что касается женщины, то она была безупречна, словно сделана из чистейшей сахарной ваты. На ней был белоснежный льняной костюм с юбкой и туфли на высоких каблуках, делавших ее ноги похожими на паучьи. Ее темные волосы были причесаны так гладко, что казались пластмассовыми, а идеальное лицо так густо напудрено, словно его опылили из пульверизатора.

А я… Несмотря на несколько часов макияжа и укладки и на целомудренный розовый с белым кашемировый свитер и детские туфельки, в которые заставил меня влезть личный стилист Гиллроя, я чувствовала себя неопрятной и жалкой рядом с этой парой.

Гиллрой не заметил, что я запнулась. Он решительно шагнул вперед и похлопал мужчину по спине, как старого доброго приятеля.

— Ну вот, познакомься с Барри и Патти Пайфер, своими новыми родителями! — воскликнул он, как ведущий ток-шоу.

Я сглотнула. Мне никто ничего не рассказывал об этих людях. Мне лишь сообщили, что я буду не первым их ребенком и что их тщательно проверили на «соответствие занимаемой должности».

Гиллрой продолжал разглагольствовать, сообщив нам троим несколько незначительных подробностей друг о друге. Патти чопорно улыбалась, Барри радостно скалился, но больше смотрел на Гиллроя, чем на меня или свою жену.

— Я решил, что будет лучше, если вы сначала познакомитесь здесь, а потом покажете Розалинде ее новый дом. Так сказать, сломаете ледок! — Я опустила глаза на свои атласные туфельки. Наверное, в этом наряде я выглядела двенадцатилетней девочкой.

Наконец, Гиллрой сердечно распрощался с нами, пожал руку Патти и снова крепко похлопал Барри по спине. Уходя, он по-хозяйски потрепал меня по плечу.

Мы с семьей Пайферов уставились друг на друга. Наконец, Патти одарила меня еще одной затверженной ослепительной улыбкой.

— Готова познакомиться со своим новым домом?

— Но ведь это ее старый дом, Патти! — расхохотался Барри.

— И тем не менее, — возразила Патти. — Я думаю, это не совсем одно и то же! В основном мы оставили все по-прежнему. Квартира была меблирована, но мы пригласили бригаду рабочих, чтобы они вынесли все вещи прежних арендаторов и привели в порядок твою комнату. Ты готова?

Я пожала плечами. Рано или поздно все равно придется войти.

При жизни моих родителей наша квартира была обставлена дизайнерской мебелью персикового или серовато-белого оттенка. Мой дом всегда представлялся мне чистым холстом, на котором я могу нарисовать все, что мне хочется видеть. Далее картины, которые собирала моя мама, по большей части были бледными пастелями. Поэтому можно представить, как я была поражена, когда наша бесцветная, блеклая квартира вдруг встретила меня всеми оттенками теплых природных тонов.

Диван в гостиной был темно-зеленый с желтым, кресла немного не подходили к нему по цвету, но выглядели вполне удобными. На стенах висели картины, оставшиеся от прежних жильцов. Мне они понравились, особенно пейзажи в стиле Дали, чем-то похожие на некоторые мои работы.

Столовая была выполнена в колониальном стиле и, утратив изящество, приобрела функциональность, так что теперь интерьер стало гораздо труднее испортить. Это мне тоже понравилось. Кухня оказалась единственным местом, полностью избежавшим переделок, разве что плиту и холодильник заменили более современными моделями. Присмотревшись, я увидела на технике логотип фирмы «Нео-фьюжн». В мое время автономные системы марки «Нео-фьюжн» были слишком дорогим удовольствием даже для богатых жильцов Юникорна.

Практически вечный генератор «Нео-фьюжн» был основным патентом ЮниКорп, первым вкладом в создание межпланетной корпорации. До того как я погрузилась в стазис, он использовался только в очень дорогих приборах, на центральных электростанциях, в межпланетных космических аппаратах и для редких автономных систем, типа моей стазисной капсулы. Как видно, теперь такие аккумуляторы широко использовались даже в домашнем хозяйстве.

— Вот твоя комната, — сказал Барри, открывая передо мной дверь в коридоре. Ту самую дверь, которая была в моей старой комнате. Судя по тому, как Гиллрой суетился вокруг меня, я рассчитывала увидеть королевскую спальню.

Но когда дверь открылась, я изумленно захлопала глазами. Наверное, им удалось разыскать фотографию моей комнаты в каком-нибудь старом компьютерном архиве, потому что передо мной было практически то же самое, что и шестьдесят два года назад. С незначительными изменениями — поменялся узор на ковре, обновился стиль мебели, появились драпировки других цветов — но стоявшая в углу кровать была застелена покрывалом такого же нежно-розового оттенка, какое было у меня. На стене даже висела репродукция одного из этюдов Моне с водяными лилиями, правда, не того, что был у меня.

Я заранее решила ничему не огорчаться, но, очутившись в своей комнате, сразу же поискала глазами мольберт и комод, в котором хранились все мои материалы для рисования. Ни того, ни другого в комнате не оказалось. У меня оборвалось сердце. Наверное, надо будет попросить опекунов купить мне какие-нибудь принадлежности для рисования. Но если они с такой музейной точностью воссоздали мою комнату, то почему избавились от мольберта?

И еще одно новшество не могло не привлечь мое внимание. Оно преображало всю комнату. На окне висела призма в виде слезы, пропускавшая сквозь себя тихий вечерний свет, тысячами маленьких радуг рассыпая его по комнате. Я подошла к призме и потрогала ее. Радуги весело заплясали вокруг меня. Я была тронута до глубины души. Эту комнату специально готовили к моему переезду, а значит, кто-то намеренно повесил для меня это чудо. Призмы очень много значили для меня. Наверное, следует сказать спасибо миссис Сабах. Да, несомненно. Это казалось очевидным, как поцелуй.

— А там твоя студия, — сказала Патти с порога.

Я с трудом отвела глаза от призмы.

— Студия?

— Да, — подтвердила Патти с улыбкой, так и не дотянувшейся до ее глаз. — Разве ты не хочешь иметь студию?

Я широко разинула рот. Как они об этом узнали? Я не помнила, чтобы говорила о своих занятиях живописью Брэну, а уж тем более Гиллрою. Когда я снова вышла из комнаты, Патти распахнула передо мной дверь в другом конце коридора, где когда-то находился кабинет моего папы. Но теперь за порогом оказалась совершенно фантастическая студия. В этот миг мое темное, непонятное будущее стало чуть светлее.

Самым большим изменением в комнате стала огромная раковина, появившаяся на стене напротив окна. На полках над раковиной выстроились ряды чашек, баночек и целая коллекция кистей. Всю соседнюю стену занимали книжные стеллажи, от пола до потолка набитые альбомами и книгами по искусству. Руководства по технике, стилю, книги по истории искусства, от древнеегипетской скульптуры до неодадаизма. Рядом со стеллажом стояла сушилка для полотен, отлично сочетавшаяся со строгими геометрическими линиями станка для резки паспарту и создания коллажей, за которым виднелся полный набор всего необходимого для самостоятельного натягивания холстов.

Патти принялась деловито открывать ящички, устроенные по стенам возле окна, а я стояла и смотрела как завороженная. Один ящик был до краев набит цветными мелками, второй — углем и растушевкой. В третьем обнаружилась широчайшая палитра новеньких цветных карандашей. В двух самых широких ящиках хранились стопки разной бумаги — от черной для мелков до зернистой для акварели.

А дальше шли краски. Бесконечная палитра тюбиков с акварелью. Маленькие баночки с акрилом. И самое прекрасное — полный ящик масляных красок, сочных, новеньких, нетронутых, ждущих моих рук. Ниже хранились растворители. Последний ящик был доверху набит кисточками, мастехинами, палитрами и всем-всем-всем, что могло мне когда-нибудь понадобиться.

Возле самой хорошо освещенной стены стояли два мольберта и наклонный стол с закрепленной над ним лампой для вечерней работы. За ними, прямо у стены, сверкал огромный аквариум с тропическими рыбками, в котором оживали все оттенки красок. Это был сон. Видение. Самая сокровенная мечта, единственное, чего у меня никогда не было в той жизни. Если бы тот, кто придумал и устроил все это, стоял передо мной, я бы бросилась ему на шею, забыв про шок и стазисное истощение. Даже если бы это был чертов Гиллрой.

А Патти, похоже, не знала, что и сказать.

— Я… мне сказали, что ты бы этого хотела. Рабочие только сегодня утром закончили обустраивать эту студию. Но если тебе не нравится…

— Я счастлива, — прошептала я.

Патти с облегчением подняла голову.

— Ах, ну вот и замечательно! В таком случае, я пошла. Ужин у нас в семь.

И она удалилась, оставив меня в раю.

Некоторое время я молча восторгалась всем, что меня окружало. Всю свою жизнь я мечтала о чем-то подобном. Настоящая художественная студия, как в школе, только новенькая, чистенькая и оснащенная в соответствии с самыми высшими требованиями. И чтобы все это, целиком, принадлежало мне. Я стала расхаживать по студии, осматривая свои богатства. На боку аквариума обнаружилась маленькая записка, сообщавшая, что его обслуживанием занимается компания, специалисты которой будут раз в неделю проводить все необходимые процедуры. Мне оставалось только подкармливать рыбок. Я пробежала пальцами по тюбикам с красками, сосчитала все оттенки мелков, полюбовалась карандашами, пощекотала щеки новенькими, ни разу не использованными кисточками.

Откуда они узнали? Может быть, Гиллрой разыскал какой-нибудь файл, в котором говорилось, что я любила уроки рисования? Наверное, он досконально изучил мое досье. Но если так, то, вероятно, он должен был найти сведения о премии «Молодой мастер»?.. Или нет? Интересно, было ли где-нибудь напечатано сообщение о том, что я выиграла стипендию? Я ничего не знала об этом и никогда не спрашивала.

Я сильнее стиснула в пальцах кисточку, потому что мысли о премии снова пробудили воспоминания о Ксавьере. Постоянно думать о нем было настоящим безумием — Ксавьер был давным-давно мертв, как и мои родители. Как полагалось и мне самой. Но его образ не шел у меня из головы, не говоря уже о сердце. Я вытащила лист бумаги из стопки, уселась за наклонный стол и начала набросок мелком.

Я растворилась в своем рисунке. К счастью, мои навыки никуда не делись за шестьдесят два года. Но из-за стазисного истощения у меня быстро уставала рука. Чтобы закончить рисунок, мне потребовалось в три раза больше времени, чем уходило на такую работу при жизни родителей, но я была довольна. Больше всего меня радовало то, что я смогла так точно вспомнить лицо Ксавьера. Мне было приятно увидеть его снова. Я скучала по нему.

Внезапно меня охватил страх забыть Ксавьера. Вытащив из стопки еще один лист бумаги, я принялась за новый набросок и очнулась только тогда, когда в комнате совсем стемнело и пришлось зажечь лампу. Я нарисовала лицо Ксавьера анфас, в профиль слева, в профиль справа. Я нарисовала, как он смеется и как закусывает губу, когда волнуется. Я нарисовала его в семнадцать, в четырнадцать и в двенадцать лет.

Боже мой, Ксавьер! Как я смогу выдержать все это без тебя? Шестьдесят два года притупили боль, но не притупили моей любви к нему. Она оставалась острой и мучительной, как лезвие, день и ночь кромсавшее меня. Что ж, моя дружба с Ксавьером всегда была проблемой, причем довольно острой. Даже ребенком он мог разбить мне сердце.

Я посмотрела на рисунок, изображавший пятилетнего Ксавьера, и вдруг вспомнила, как выходила из стазиса в прошлом. Раньше, когда я просыпалась, меня всегда ждал Ксавьер.

Ему было пять лет, а я как раз вышла из небытия длиной в несколько месяцев. Наверное, мне тогда было не больше десяти. Я вышла в сад и встретила там Ксавьера и его мать: она работала над каким-то проектом, а он играл с кучей палочек. Я только что выбралась из своей стазисной капсулы, а снаружи убийственно сияло солнце. Мои глаза еще не успели привыкнуть к свету. Я как раз собиралась вернуться обратно в дом, когда на меня обрушились два с половиной фута кипучей энергии.

— Роуз!

Я вытаращила глаза, увидев безумный смерч из светлых вихров и веснушек, в который превратился забавно лепечущий карапуз, мой маленький товарищ по играм до погружения в стазис.

— Ксави?

— Роуз, Роуз, Роуз, Роуз, Роуз! — Ксавьер скакал вокруг меня, во все горло распевая мое имя: — Роуз, Роуз, Роуз!

Миссис Зеллвегер подняла голову от портативного экрана, разложенного на столике для пикников.

— Похоже, у тебя появился поклонник, — рассеянно заметила она, прежде чем снова углубиться в работу.

Ксавьер был такой большой, что просто не верилось, как он мог меня запомнить.

— Гляди-ка! — сказала я маленькому мальчику. — Ты стал такой высокий!

— Мне уже пять лет, — с гордостью сообщил он.

— Правда? — Я не знала, сколько времени провела в стазисе на этот раз, но помнила, что Ксавьеру было четыре, когда мы с ним играли. Он тогда еще плохо разговаривал, его речь была неразборчивой и изобиловала многочисленными конструкциями, которых я не понимала. В то время я играла с ним, как со щенком — пряталась за деревьями и каталась по траве. Мы орали, вопили, рычали, и я разрешала Ксави напрыгивать на меня.

— У меня день рождения в июне, а сейчас мне пять лет, и я пойду в школу в сентябре! — доложил Ксавьер.

— Правда? — повторила я.

— Смотри, что у меня есть, смотри, что у меня есть! — завопил он и потянул меня за руку. Я смущенно поплелась следом, а Ксавьер потащил меня через лужайку к маленькой кучке игрушек, сложенной под деревом. — Мой подарок на день рождения. Это называется сундук с сокровищами!

В траве лежал игрушечный пиратский сундучок из пластифицированного дерева, с черепом вместо замочной скважины. Ксавьер откинул крышку и принялся осыпать меня своими богатствами.

В этом сундучке хранились самые ценные его сокровища, поэтому Ксавьер усадил меня на землю и принялся складывать драгоценности мне на колени, демонстрируя каждую вещь в отдельности. Он показал мне детскую компьютерную игру и злобного игрушечного монстра, про которого сообщил: «У него пять острых зубов! Пять, как мне лет!» Затем последовала коробка мелков, какая-какая-то забавноизогнутая палочка, перо и старый мобильный телефон его матери — сломанный, но вполне пригодный для того, чтобы звонить понарошку — игрушечная рыбка и…

— Роуз? Почему ты плачешь?

Я сморгнула слезы.

— Я не плачу, — сказала я, вытирая мокрые глаза. — Просто меня солнце слепит. Понимаешь, у меня немного болят глаза, поэтому льются слезы.

Ксавьер долго смотрел на меня, его оживленная мордашка стала очень серьезной. Потом он нахмурился.

— Сейчас! — сказал он и, порывшись на дне своей сокровищницы, вытащил пару игрушечных солнцезащитных очков. — Надень! — Очки были пластмассовые и по меньшей мере на два размера меньше моего лица, но Ксавьер вручил их мне с такой важностью, что я не смогла отказаться. Я кое-как нацепила очки на нос. Дужки не доставали мне до ушей и втыкались в виски, держась на голове, как маска, но все равно это был королевский подарок.

— Спасибо, Ксави.

— Роуз? — очень серьезно спросил он. — Где ты была?

Я покачала головой.

— Это трудно объяснить. Мне пришлось немного поспать, но теперь я проснулась.

— Давай, ты будешь жить со мной? — спросил Ксавьер. — Можешь спать в моей комнате сколько хочешь!

Я улыбнулась.

— У меня есть своя комната.

— Но если ты будешь спать у меня, я всегда смогу тебя разбудить, и ты больше не будешь спать так долго и никогда не пропустишь мой день рождения!

— Прости, что я пропустила твой день рождения, — сказала я. — Я больше никогда не буду так долго спать.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Ксавьер забрал у меня с коленей игрушки и аккуратно уложил их обратно. Потом его маленькая ручонка обвилась вокруг меня, и он уткнулся носом мне в плечо.

— Никогда больше не спи, Роуз. Оставайся со мной навсегда-навсегда!

— Конечно, — пообещала я, вдыхая сладкий запах его гладкой детской щеки. — Навсегда-навсегда.

Я тогда сама была ребенком и не понимала, как страшно обманываю его. Теперь, проспав шестьдесят два года, я тосковала по каждому пропущенному дню рождения Ксавьера.

Еще в больнице я набрала его имя в поисковике, на тот случай, если он каким-то чудом еще был жив. Я не знала, что буду делать, если это окажется так. Постучусь в дверь и скажу: «Привет, помнишь меня? Я была твоей девушкой шестьдесят два года тому назад?» Я не удивилась, не найдя имени Ксавьера в последних списках населения. Будь Ксавьер жив, он бы давным-давно вывел меня из стазиса. Я не стала искать дальше, мне не хотелось знать, как он умер. Подробности смерти родителей я тоже не хотела знать. Наверное, они погибли в те Темные времена, о которых мне пока ничего неизвестно. Пока я не знала, как они умерли, они оставались для меня живыми — пусть только в моем сознании, неважно.

Я приступила к новому портрету, когда раздался стук в дверь. Я вздрогнула. Патти просунула голову в студию.

— Я же сказала, что мы ужинаем в семь, Роуз. — Она выразительно посмотрела на часы, висевшие над аквариумом с рыбками. Странно, что я до сих пор не обратила на них внимания.

— Конечно, — сказала я, нехотя откладывая рисунки. — Я уже иду.

Я подошла к раковине и вымыла перепачканные углем руки. Большие угольные глаза Ксавьера смотрели мне вслед, когда я выходила из комнаты.

 

Глава 4

Это наш первый, ознакомительный сеанс, — сказала мне психолог. — Постараемся немножко узнать друг друга. Твои приемные родители рассказывали тебе обо мне?

Я помотала головой.

— Нет. Мне просто сообщили, что я записана на прием.

— Ах, вот как. — Доктор Биджа посмотрела на свой ноутскрин и несколько раз дотронулась до него пальцем. Я до сих пор не могла освоить свой ноутскрин. Компьютеры с сенсорными экранами были мне хорошо знакомы, но эти карманные гаджеты, похожие на обычную тетрадку, оказались для меня новинкой. Конечно, здорово, что компьютеры теперь можно было запросто разбрасывать по комнате, засовывать под груды книг и даже случайно садиться на них, не боясь испортить, и при этом они продолжали исправно служить для выхода в Сеть и приготовления уроков, но все-таки ноутскрины не были настоящими тетрадками. По крайней мере, так мне казалось.

Мой психолог оказался дамой за сорок, с густыми темными волосами, уже начавшими седеть на висках, и смуглой кожей, оттененной светлым льном дорогого брючного костюма. Ее звали Мина Биджа. «Мии-на Биии-джа» — так сказал мне Барри. Он сам привез меня сюда, в одно из нескольких сотен новых зданий, выросших в Юнирайоне за шестьдесят два года моего стазиса. Я не хотела ходить к психологу, но Барри сказал, что это нужно исключительно для того, чтобы помочь мне поскорее освоиться. Лично мне казалось, что Гиллрой просто хотел шпионить за мной через психолога, но я была не в том положении, чтобы возражать.

— Значит, ты у нас Розалинда. Скажи, как тебя лучше называть — Роуз или как-то иначе?

— Роуз нормально, — сказала я, слегка удивившись этому вопросу. Гиллрой до сих пор величал меня полным именем — Розалинда, как будто я влипла в какую-то неприятность.

— Можешь называть меня Мина, — предложила доктор Биджа. Я прищурилась. Она производила впечатление весьма консервативной особы, не склонной выходить за рамки принятых условностей. Впрочем, Гиллрой тоже просил называть его Реджи. Возможно, в последние шестьдесят лет нравы опять вернулись к большей неформальности. — Тебя направил ко мне мистер Гиллрой, не так ли? — продолжала психолог.

— Наверное.

— Разумеется, я видела тебя в новостях около месяца тому назад. Ты когда-нибудь раньше посещала психолога?

Я покачала головой.

— Нет. У меня был только физиотерапевт. Правда, когда мне было тринадцать, я один раз ходила на сеанс вместе с мамой. Но это было нужно маме, а не мне.

— Значит, я твой первый психолог? — спросила доктор Биджа и усмехнулась с подкупающей самоиронией. Я слегка расслабилась. — Ладно, в таком случае, чтобы внести окончательную ясность, я должна тебе сказать, что работаю на ЮниКорп, в Юнишколе. — Я еще раз обвела глазами ее кабинет. Честно говоря, до сих пор я даже не догадывалась, что сижу в кабинете школьного психолога. — Насколько я понимаю, ты очень скоро начнешь посещать занятия?

— С понедельника, — подтвердила я.

— Так быстро? Должно быть, тебе немного страшно.

— Не страшнее, чем обычно, — пожала плечами я.

Она озабоченно посмотрела на меня.

— Конечно, ведь ты до сих пор находишься в шоке.

Я смущенно поежилась.

— Знаете, мне бы не хотелось об этом говорить.

— Конечно. Я так и поняла. А теперь еще один важный момент. Ты должна знать, что, несмотря на то, я получаю зарплату в ЮниКорп, врачебная клятва и закон обязывают меня к сохранению строгой конфиденциальности. Ни ЮниКорп, ни мистер Гиллрой, ни школьная администрация не имеют никакого доступа к моим записям. Все, что ты захочешь мне сказать, будет храниться в строжайшей тайне, и все записи, которые я делаю во время нашего общения, будут находиться исключительно в моем распоряжении.

Я кивнула. Насколько я могла судить, это было довольно стандартным соглашением. Я раньше никогда не имела дела с психологами, но любой человек, вхожий в круг ЮниКорповской элиты, имел маломальское представление об их деятельности. Похоже, контроль над миром пробуждает у великих людей острое желание обсудить свои проблемы с психологом.

— Итак, что ты знаешь о Юнишколе?

Я снова помотала головой:

— Ничего.

Кивнув, доктор Биджа сняла с одной из полок брошюрку и протянула мне:

— Если ты собираешься у нас учиться, я обязана вручить тебе наш пресс-релиз, так что изучай! Юнишкола — это частная средняя школа самого высокого и, по известному совпадению, самого дорогого уровня. Сюда прилетают учиться молодые люди со всей солнечной системы. В Юнишколе учатся как пансионеры, так и приходящие ученики. Пансионеров у нас около шестидесяти процентов. Что касается приходящих учеников, к каким будешь относиться ты, то это в основном дети высокопоставленных сотрудников ЮниКорп. Ты уже заметила, что практически все жители Юни-района работают на ЮниКорп?

— Мои родители участвовали в основании этого поселения, — напомнила я. — Они с самого начала имели это в виду.

Юнирайон на самом деле был настоящим небольшим городком, включавшим в себя жилой комплекс Юникорн и множество других, более дешевых домов и кондоминиумов, населенных сотрудниками среднего и низшего звена ЮниКорп. Все жители Юнирайона либо сами работали на ЮниКорп, либо обслуживали людей, работавших на корпорацию. Через шестьдесят лет после смерти своих родителей я пожинала плоды их дальновидности. Юнирайон был идеально спланированной средой обитания. Здесь не было нищеты и насилия, за порядком неусыпно следила Юнирайонная полиция — само собой, нанятая, оплаченная и подчинявшаяся ЮниКорп. Перед тем как я в последний раз погрузилась в стазис, Юнирайон только-только закладывался. Это было очень удобно маме и папе — они могли пешком дойти до Юни-Билдинга, где располагались главные офисы корпорации. Это, конечно, не означает, что мои родители куда-то ходили пешком. В отличие от них, мне приходилось регулярно таскаться в город, чтобы посещать ту или иную школу. В то время в Юнирайоне не было учебных заведений для детей элиты. Теперь, помимо нескольких начальных школ, появилась Юнишкола для старшеклассников, а также Юнирайонная школа для детей — я честно старалась придумать синоним к словосочетанию «корпоративная пехота», но у меня ничего не получилось — короче говоря, для детей, чьи родители не принадлежали к верхушке ЮниКорп.

— Ну, конечно, — еле заметно улыбнулась Мина. — Я уже вижу, что мне придется как следует готовиться к нашим сеансам. Наверное, мне нужно будет освежить в памяти историю. После беседы с тобой мне захотелось как следует поговорить со своей мамой.

Ее слова вызвали странную бурю у меня в груди. В эти дни такое случалось со мной постоянно. Доктора сказали, что я еще, по меньшей мере, целый год буду страдать от последствий стазисного истощения. Неприятное ощущение в груди объяснялось воздействием эмоций на мое истощенное сердце и застоявшиеся легкие. Я закашлялась, пытаясь заново запустить работу своих внутренних органов, хотя это редко помогало. Не помогло и на этот раз, поэтому я сделала глубокий вдох и как можно небрежнее сказала:

— Конечно.

При этом я посмотрела на доктора Биджа. Я не сказала ей: «Мне бы тоже хотелось поговорить со своей мамой», но похоже, мы обе знали, что я об этом подумала.

— Непременно позвоню ей сегодня вечерком, — сказала Мина, прежде чем сменить тему. — Как ты относишься к тому, что тебя зачислили в Юнишколу? Готова вернуться к занятиям?

Я опять покачала головой.

— Не знаю. Наверное.

— Совсем не волнуешься? — не отставала Мина. — Как-никак, тебе придется нагонять шестьдесят лет истории и технологии!

— Не думаю, что замечу какую-нибудь разницу, — пожала плечами я.

— Вот как? Надеюсь, ты легко освоишься, это сделает обучение гораздо более приятным.

— Я не это имела в виду, — призналась я. — Я знаю, что не смогу освоиться. Вернее, смогу, но… не сразу. Просто… Просто я никогда не успевала в школе. Поэтому у меня просто не может быть хуже с учебой, чем было раньше. Даже со всем этим новым материалом. — Я опустила глаза на свои колени, обтянутые серой льняной формой Юнишколы. У меня был большой выбор между шерстяными юбками в форменную зелено-сине-золотую шотландскую клетку и льняными юбками темно-серого и темно-зеленого цветов, в тон жакетам. Гиллрой обеспечил меня полным гардеробом ученицы Юнишколы, включая несколько готовых комплектов каждого варианта формы. Это было огромным облегчением. Забота Гиллроя избавила меня от необходимости покупать одежду. Патти один раз свозила меня в магазин, чтобы выбрать пижамы и нижнее белье, и это был настоящий ад. Я привыкла к изменениям моды, но абсолютно не привыкла сама решать, что мне надеть. Очень жаль, что в Юнишколе не было форменных пижам.

— Ты плохо училась в школе? — спросила Мина.

— Всегда, — кивнула я.

— Но ведь ты понимаешь, что Юнишкола стремится к совершенству во всех областях? — нахмурилась Мина.

— Вы думаете, мне стоит попроситься в другую школу? — спросила я, прекрасно понимая, что боюсь услышать утвердительный ответ. Строго говоря, доктор Биджа должна была прежде всего заботиться об интересах корпорации. Но мне не хотелось переходить куда-то еще. Во-первых, это означало бы расстаться с удобной формой. А во-вторых, Юнишкола была частью проекта моих родителей, самым близким подобием того образа жизни, который я вела бы, будь мама и папа живы. Мне не хотелось от этого отказываться.

— Нет, — твердо сказала Мина. — Но я думаю, нам нужно будет посоветоваться с твоим школьным психологом-консультантом и, возможно, пригласить репетиторов.

На этот раз настала моя очередь хмуриться.

— Разве не вы мой школьный психолог?

— Нет, — снова сказала Мина. — Я твой постоянный психолог, а это совсем другое дело. Записи школьного психолога-консультанта — это школьные записи. Мои — сугубо конфиденциальны и принадлежат только мне. Я работаю в школе для того, чтобы пансионерам было проще посещать мои сеансы. Многие из них находятся очень далеко от дома, и в первое время нуждаются в психологической поддержке. Но у меня также есть клиенты за пределами школы и даже за границами Юнирайона.

Я заметно приободрилась. Значит, мне не придется беспокоиться насчет того, как беседы с Миной отразятся на моем пребывании в школе. А раз так, можно выложить все начистоту.

— Понимаете, я не слишком умная. Я всегда старалась, но толку было ноль, поэтому в конце концов я перестала из-за этого расстраиваться.

— То есть так было еще до того, как ты попала в больницу? — уточнила Мина.

— До того как я погрузилась в стазис, — подтвердила я, недоумевая, почему Мина не стала употреблять этого слова. — Иногда я отставала так сильно, что приходилось махнуть на все рукой и оставаться на второй год.

Лицо Мины было непроницаемо, однако она мгновение помедлила, прежде чем задать мне новый вопрос.

— И это помогало?

Странно, что никто никогда не спрашивал меня об этом раньше!

— Да нет, вообще-то, — призналась я.

Больше мы ни о чем особом не говорили.

Я рассказала Мине о Патти и Барри, а все остальное время расписывала ей свою новую студию. Наверное, болтала без остановки не меньше получаса. Мина попросила разрешения взглянуть на мои работы, и я сказала, что подумаю над этим. Короче, я ушла домой вполне довольная своим психологом. Меня даже не огорчало то, что по распоряжению Гиллроя мне предстояло посещать Мину раз в неделю в течение… думаю, как раз до Страшного суда. Должно быть, он просто не знал, какая она замечательная.

 

Глава 5

Архитектор Юнишколы меньше всего заботился о том, чтобы проявить радушие к будущим ученикам. Здание было выстроено в стиле так называемой возрожденной готики через несколько лет после окончания периода, который Брэн назвал Темными временами. Я хмуро окинула взглядом зубчатую каменную крепость со сводчатыми окнами и высокими щипцовыми крышами. Школа была похожа на огромный мавзолей, украшенный нелепыми громоздкими скульптурами и лепниной, похожей на плесень. Того и гляди, из ближайшей двери выпрыгнет Носферату и вцепится в глотку. Похоже, в эти Темные времена людям было по-настоящему туго.

Зато внутри школа оказалась довольно приятной. Сводчатые окна совсем неплохо пропускали солнечный свет. Ученики, сновавшие туда-сюда с ноутскринами под мышками, хохотали и улыбались слишком беззаботно для обитателей склепа. Я заметила, что модуляция речи и акцент несколько изменились за время моего стазиса, отовсюду до меня долетали совершенно непонятные слова. «Жжешь, да это же небо!», «Гори ты, девиант!», «Да загрузил я, отстрелись!»

Я поежилась.

Брэн ободряющим жестом дотронулся до моего плеча.

— Добро пожаловать в Юнишколу! — Он сам назначил мне встречу в центральном дворе, который на деле оказался унылой бетонной ямой в центре школы, совершенно безосновательно претендовавшей на громкое Звание сада, предъявляя в качестве растительности несколько изможденных деревьев, печально чахнувших в своих кадках. — Извини, так уж у нас тут, — хмыкнул Брэн и начал знакомить меня с обстановкой. — Вон там у нас гравполя для интерпланетных игр. Там есть специальные гравитационные силы для Марса, Луны, Титана, Каллисто и Европы. Видишь вон ту группку девочек? — Брэн указал на стайку приземистых, коренастых и крепких, как черепахи, девушек, двигавшихся с поразительной балетной грацией. — Это наша Юниволейбольная команда. Задаваки, воображают себя таким небом! В основном они с далеких планет, а сюда поступили, чтобы подготовиться к экзаменам в другую среднюю школу. Они почти все пансионерки и всегда ходят вместе. Подружки — не разлей вода! Попробуй задеть хоть одну из них, и на следующем уроке физры они сделают из тебя отбивную или, в лучшем случае, испортят всю домашнюю работу.

Брэн повернул меня в другую сторону.

— А там у нас стипендиаты. — Еще несколько учеников, сбившись в плотную кучку, о чем-то оживленно болтали под поникшим деревцем. На первый взгляд они выглядели совершенно обычно, но, присмотревшись, я заметила, что их одежда неуловимо отличалась от формы остальных учеников. Трудно было сказать, в чем тут дело — то ли их форма была дешевле, то ли они просто носили ее как-то иначе. — Они чаще всего ходят все вместе, для безопасности. Эти детки совершенно безобидны, и, в целом, они совсем неплохие ребята, но старайся держаться от них подальше, если не хочешь получить клеймо нищенки. Потом не отмоешься. Я понимаю, это жжет, но так уж заведено.

Брэн указал на узкий выход из двора, по обеим сторонам которого высились два здания, похожие на двух телохранителей, прикрывавших школу с тыла. Довершая сходство, оба здания выглядели приземистыми и громоздкими на фоне неоготического великолепия школы, хотя в их облике чувствовалась рука все того же мрачного архитектора.

— Это корпуса для пансионеров. Безумный режим безопасности. Всех сканируют на входе, причем там жуткие строгости насчет мальчиков и девочек. С пансионерами лучше не связываться, иначе непременно огребешь выговор. У нас существует некоторая вражда между пансионерами и приходящими. Ничего страшного, но в прошлом были отдельные случаи хулиганства, так что постарайся, чтобы тебя не заподозрили в чем-то подобном.

Какой-то пожилой учитель вышел из двери и направился через двор. Брэн тут же указал мне на него.

— Остерегайся нашего мистера Стиббса. Не знаю, будет он у тебя что-то вести или нет, но ты должна знать, что он обожает заглядывать девушкам в декольте. По крайней мере, мне так рассказывали. Короче, если он наклонится проверить твою работу, немедленно выпрямись и опусти подбородок.

Он обвел глазами остальную часть двора:

— Пожалуй, больше тут нет никаких опасностей, о которых тебя стоит предупредить. Все загрузила? — Я догадалась, что он хотел знать, все ли я поняла, но не была уверена до конца. На всякий случай я кивнула, и это, кажется, сработало. — А теперь мне пора бежать на урок. Ты получила свое расписание?

— Нет. Ты не знаешь, где администрация?

Брэн указал на довольно мрачную дверь у меня за спиной:

— Через эту дверь и направо. Тебя проводить?

Я улыбнулась. Брэн был очень предупредительным.

— Нет. Думаю, я сама разберусь. Не опоздай!

— Ладно. Тогда до обеда!

Я испустила судорожный вздох облегчения:

— Спасибо.

В какую бы новую школу я ни приходила, для меня всегда оказывалось пыткой найти себе место за обедом. Но если Брэн возьмет меня под свое крылышко, все будет замечательно.

Администрация оказалась именно там, куда послал меня Брэн, и, к моему величайшему удивлению, в кабинете меня уже поджидал мистер Гиллрой.

— А вот и Розалинда! Я как раз беседовал с твоим школьным психологом, хотел убедиться, что в твоем расписании будут все нужные предметы. Мы записали тебя на курс истории для десятиклассников, потому что они как раз начинают изучать начало столетия, то есть то самое время, когда ты… хм… прервала свое обучение. Я полагаю, тебе будет полезно узнать обо всем, что ты пропустила.

Я сглотнула. У меня не было никакой уверенности в том, что мне хочется об этом узнать.

— Спасибо, мистер Гиллрой.

— Пожалуйста, зови меня Реджи! — в который раз предложил он. Порой мне становилось интересно, помнит ли он, что уже предлагал мне это раньше, или же просто машинально отвечает так всем, кто называет его мистером Гиллроем. — Так, с этим решено… Думаю, английский и китайский тебе следует начать с того уровня, на котором ты остановилась. Я нашел в городских архивах твои… да… гхм… самые последние школьные записи. Ты изучала китайский, я не ошибаюсь?

Я изучала мандаринский диалект китайского только потому, что мои родители считали это очень полезным для моего будущего, как-никак второй по значимости коммерческий язык после английского. Но я не слишком в нем преуспела.

— Да, спасибо.

— Я только что обсудил с мисс Легри список остальных дисциплин. Что ты скажешь по поводу социальной психологии и курса элементарной астрофизики?

Неужели астрофизика может быть «элементарной»?

— Замечательно, — сказала я, послушно забирая у мисс Легри копию своего расписания, хотя прекрасно знала, что оно уже загружено в мой ноутскрин.

— Думаю, астрофизика тебе пригодится, ведь ты у нас наследница межпланетной империи! — Гиллрой и мисс Легри рассмеялись, и я тоже заставила себя похихикать из вежливости.

— Проводить тебя на первый урок, Розалинда?

— Нет, спасибо, я сама справлюсь, — сказала я, но мистер Гиллрой одной золотой рукой взял меня за плечо, а второй вырвал у меня из пальцев расписание. — Так-так, первым уроком у тебя социальная психология! Кажется, это у нас совсем рядом.

В это время почти все ученики галопом неслись по коридорам, чтобы не опоздать на свои занятия, но при виде меня и мистера Гиллроя застывали, словно налетев на кирпичную стену. Если у кого-то еще оставались сомнения в том, кто я такая, то присутствие мистера Гиллроя расставило все точки над «и». Все провожали меня взглядами, я шагала по коридору, создавая вокруг себя застывшее море любопытства. Я слышала, как ученики перешептываются у меня за спиной. «Так это и есть Спящая красавица?», «Жжешь, ничего себе красавица!», «Я слышала, она нарочно погружала себя в стазис, чтобы продлить жизнь!», «А мне кажется, она ненастоящая! Юни просто понадобилось подставное лицо, вот и все», «Вы только поглядите, как она семенит рядом с Гиллроем! Вот подлиза!», «Марионетка девиантная!» Я шла, опустив голову, не в силах встретиться взглядом с теми, кто меня рассматривал. Гиллрой, ничего не замечая, уверенно рассекал толпу.

— Вот и пришли, — объявил он. — Кабинет 207. Хочешь, я переговорю с преподавателем и найду тебе место в классе?

— Нет, спасибо, все нормально, — начала было я, но Гиллрой уже прямиком направился к учительнице, и его золотистое лицо просияло от усердия.

— Это Розалинда Фитцрой! Надеюсь, вас уже проинформировали о том, что ей требуется особое отношение? — спросил он, не делая ни малейшей попытки понизить голос.

Я залилась краской и безуспешно попыталась спрятать лицо за волосами. В такие моменты, как этот, я мучительно жалела, что родилась светлокожей блондинкой, обреченной при любом замешательстве становиться пунцовой, как роза, в честь которой меня назвали. У меня всегда была очень прозрачная кожа, и я постоянно то краснела, то бледнела. Папа называл меня своей «маленькой розой». Ученики, уже занявшие свои места, во все глаза смотрели на меня — кто с удивлением, кто с неприкрытым любопытством, а кто и с откровенным отвращением. Мне захотелось выбежать из класса и вернуться сюда с другой группой.

Когда мистер Гиллрой наконец убрался (прихватив с собой копию моего расписания), миссис Уиби, преподавательница психологии, указала мне на место в первом ряду. К счастью, оно находилось в самом левом углу, так что я не чувствовала на себе сверлящих взглядов.

Из урока я не поняла ни слова. Если бы кто-нибудь поинтересовался моим мнением, я попросила бы записать меня на повторные курсы всех предметов и передать в руки десятку репетиторов. Но это, наверное, было бы слишком сложно. Даже если доктор Биджа нашла время переговорить со школьным психологом, как она собиралась, то ее рекомендации были благополучно проигнорированы. Но это меня уже не касалось.

Вместо того чтобы слушать совершенно непонятную лекцию, я стала рисовать пейзаж в своем ноутскрине. Я хотела зарисовать один из своих стазисных снов, со скрюченными деревьями и тающими линиями горизонта, но ноутскрин слишком сильно отличался от обычного альбома. Несмотря на использование палитр с тысячами разных оттенков, рисунок все равно не казался мне настоящим.

Когда звуковой сигнал объявил об окончании урока, я прилежно скопировала домашнее задание, которое миссис Уиби распечатала для нас на настенном экране, хотя я прекрасно понимала, что вряд ли смогу далеко продвинуться в его выполнении.

На английском мы должны были изучать писателей начала века, которых мистер Гиллрой считал достаточно древними для меня. Я не посмела сказать учителю, что никогда не слышала и половины имен этих почтенных людей и не прочитала ни единой книги по программе. Скорее всего произведения авторов, которых тут считали классиками, в свое время прошли не замеченными для публики.

Китайский язык оказался для меня все равно что греческая грамота.

Физкультура была как раз перед обедом, и я с ужасом обнаружила, что в программе стоит преодоление полосы препятствий. Я пробежала около двадцати ярдов, прежде чем наш преподаватель, мистер Катц, вывел меня из игры. Я вся тряслась и задыхалась, и меня непременно вырвало бы, останься у меня в желудке хоть что-то после завтрака. Но я съела так мало, что просто нечем было тошнить. Стазисное истощение по-прежнему контролировало большую часть моей психомоторики. Мистер Катц пообещал договориться о том, чтобы меня освободили от зачета по физкультуре.

— Это… не… обязательно, — пропыхтела я.

— Нет. Обязательно, — возразил мистер Катц. — Таков приказ мистера Гиллроя. Я обещал оказывать вам особое внимание.

Это меня окончательно добило. Оказывается, после ухода из класса социальной психологии мистер Гиллрой по очереди обошел всех моих преподавателей, чтобы, бесцеремонно прервав занятия, проинформировать их об особом отношении, которого я заслуживаю. Если большая часть школы еще не была настроена против меня, то мистер Гиллрой с успехом исправил это упущение. Нужно будет спросить миссис Биджа, нельзя ли сделать так, чтобы занятия физиотерапией засчитывались мне вместо физкультуры. Я могу делать предписанные мне упражнения, пока все остальные плавают и бросают мячи в корзину.

Когда меня наконец-то отпустили, я помчалась в кафетерий, надеясь поскорее разыскать там Брэна. Но количество и многообразие учеников оглушило меня. Разыскать одного смуглого парня и двухтысячной толпе учеников, цвет кожи которых варьировался от розового до кофейного, было практически невыполнимой задачей. Я встала в очередь и принялась аккуратно накладывать себе стандартную еду.

Не успела я выйти из очереди, как ко мне сразу же подошел очень хорошо одетый парень, похожий на азиатскую копию мистера Гиллроя.

— Значит, ты и есть загадочная Спящая красавица, — льстиво воскликнул он. — Меня зовут Сунь Линь. Очень приятно познакомиться. — Судя по его тону, все обстояло совсем наоборот. Тем не менее он протянул мне мягкую ладонь для приветствия. Я не смогла придумать, как пожать ее, чтобы не выронить либо поднос, либо ноутскрин, поэтому оставила протянутую руку висеть в воздухе. Но Сунь Линь не обратил внимания на мое пренебрежение. — Не хочешь сесть с нами?

За его спиной тихонько хихикала большая группка парней и девушек. Большинство из них выглядели старше меня. Я не знала, над чем они смеются, но мне стало не по себе от их взглядов.

— Роуз!

Мое имя прорезало гул кафетерия, и я обернулась в сторону брошенного мне спасательного круга. Рука Брэна взметнулась над головами учеников, и я с облегчением вздохнула.

— Меня ждут друзья, — сказала я Сунь Линю.

Он посмотрел на Брэна, и его черные глаза стали похожи на два кинжала.

— Уже лебезишь перед шишками? Что ж, этого следовало ожидать, — процедил Сунь Линь, поворачиваясь ко мне спиной.

Я судорожно сглотнула, почувствовав облегчение с примесью растерянности. Что он имел в виду? Что это значит — лебезить перед шишками?

Брэн занял мне место напротив своего столика. Когда я подошла, он убрал со стула свой ноутскрин и кивнул мне. Если в этой школе и было что-то хорошее, то это дизайн. Стулья здесь были из желтого дерева с подушками из красной искусственной кожи. Казалось, что сидишь в дорогом ресторане, а не в школьной столовой.

— Спасибо, — сказала я, садясь на свое место.

— Не за что, — скороговоркой ответил Брэн и указал на ребят, сидевших вокруг его стола. — это Молли, Анастасия, Джемаль, Вильгельм, Набики и Отто. А это Роуз.

Все они смотрели на меня скорее с изумлением, чем с неприязнью.

— Привет, — сказали они почти хором.

Я тихо сидела за своим столом, ковыряя вилкой еду. Я все еще не могла съесть ни куска без тошноты и рези в желудке. Доктор сказал, что должно пройти несколько лет, прежде чем я смогу нормально питаться. Когда я проглотила несколько крошек, Брэн откашлялся.

— Как прошел день?

— Нормально, — пожала плечами я.

— Я видел, тебя атаковали шакалы, — продолжал он.

— Шакалы?

— Ну да, Сунь и его дружки. Шайка девиантов. Они здесь маргиналы. Их держат только из-за хороших отметок, но у них не хватает способностей заработать на стипендию. Их родители лезут из штанов, чтобы казаться богатыми, а детки стараются подцепить на крючок реально богатых ребят, чтобы потом выклянчивать у них подарки. Прости, что не предупредил тебя о них сегодня утром.

— Все в порядке, — прошептала я.

— Нет, не в порядке, но я подумал, что они вряд ли к тебе припиявятся. Мы с ними в разных классах. Выходит, я недооценил твою известность.

— Я ничем не примечательна, — покачала головой я.

— Нет, я не имею в виду, что ты школьный кумир или что-то вроде того, но абсолютно все знают, кто ты такая.

Я вздохнула, не в силах больше смотреть на свой практически нетронутый поднос. Меня снова затошнило.

— Брэн? Сунь сказал мне… что я уже начала лебезить перед шишками. Что это значит?

Брэн хмуро усмехнулся:

— Мой дедушка стоит всего на одну ступень ниже, чем Гиллрой. Исполнительный директор, конечно, не президент, но это реально очень крупная фигура. Мой отец входит в правление и находится четырьмя ступенями ниже, а мама — научный руководитель Центрального графического отдела. — Он стал по очереди кивать на остальных ребят. — Отец Набики — основатель и руководитель Нейро-лингвистического отдела исследований…

— Моя мать — вице-президент Департамента научных исследований и инженерной психологии, — вставил Вильгельм, говоривший с отчетливым немецким акцентом.

— А мои родители возглавляют Группу контроля биохимического качества сельского хозяйства на Титане, — сообщила Анастасия. Кажется, она была русской, и я с трудом понимала ее произношение.

— А родители Джемаля владеют половиной планеты Европа, — воскликнула Молли.

Джемаль запрокинул черноволосую голову и расхохотался.

— Всего третью, — поправил он.

— А ты? — спросила я у Молли.

— Я? — Она очаровательно улыбнулась, сияя веснушками. — Я стипендиатка. Мои родители одни из первых колонистов на Каллисто, потому там я практически особа королевской крови. Но на Земле мой царственный статус не стоит даже приглашения на приличный ужин!

— Не верь ей, — усмехнулся Брэн. — Наша Молли — гений в фундаментальной экономике. Помяни мое слово, она перевернет всю экономическую систему нашей планеты, как только закончит колледж. Мой дедушка уже сейчас хочет приглашать ее на заседания правления.

Я почувствовала себя неуютно.

— А мне совсем нечем похвастаться, — еле слышно прошептала я.

Джемаль и Вильгельм расхохотались. Зубы Джемаля сверкали, словно жемчужины на смуглом лице. Вильгельм был высоким, как человек-сора, поэтому ему пришлось наклониться, чтобы заглянуть мне в лицо.

— Ты владеешь всеми нами, либхен, — сказал он.

Я почувствовала, что снова заливаюсь краской, но все равно пролепетала:

— Нет, не владею.

— Но вполне можешь, — уточнил Джемаль. — В особенности… — Но я так и не узнала, что он хотел сказать, потому что Набики ударила его локтем в ребра. Я украдкой покосилась на единственного члена компании, до сих пор не принимавшего участия в разговоре, и перебрала в памяти имена, перечисленные Брэном. Отто! Да, точно.

Я никак не могла разглядеть лица Отто. У него были длинные растрепанные черные волосы, которые он не зачесывал назад, как другие ребята. И он не поднимал глаз от тарелки, наполненной сырыми овощами и фруктами.

— А кто родители Отто?

Повисло неловкое молчание. Я не понимала, в чем дело, ровно до тех пор, пока Отто не посмотрел на меня. Тогда я оцепенела. До сих пор я думала, что он азиат или кавказец, но он не был ни тем, ни другим. У него были желтые глаза и практически голубая кожа. При этом прямой нос и резкие черты лица делали его удивительно похожим на индейца. Вот только раскраска у него была явно не индейская.

— Отто не разговаривает, — сказала Набики, улыбаясь Отто, чье лицо оставалось совершенно непроницаемым. Набики дотронулась до его плеча таким жестом, по которому я сразу догадалась, что их отношения были не вполне платоническими. — В общем, ему это не нужно.

— Ч-что он такое? — Еще не договорив, я поняла, что сказала ужасную грубость, но это вырвалось не нарочно. Просто я испугалась.

— Генетическая модификация на базе чужеродной ДНК, обнаруженной на Европе, — объяснила Анастасия. — Строго говоря, он твоя собственность. Как и технология его создания.

До меня не сразу дошел смысл ее слов. Анастасия говорила с очень сильным акцентом и совершенно невероятные вещи.

— Моя? — тупо переспросила я.

Брэн, похоже, очень рассердился.

— Это один из любимых проектов нашего Гиллроя. Большая часть генетических модификаций была запрещена сразу после окончания Темных времен, но Гиллрой всю свою жизнь лоббирует ослабление этих запретов. Наш Отто — один из ста человеческих эмбрионов, которым была имплантирована ДНК с Европы. Только тридцать четыре из них дожили до пубертатного периода, а из них только у четверых наблюдаются признаки зрелого сознания. Отто — самое большое достижение этой программы, но он не разговаривает.

— Почему?

Отто приоткрыл рот и поднял уголки губ в подобии улыбки. Потом изо рта его вырвался странный звук, отдаленно похожий на тот, который издал бы человек, попытавшись кричать, не выдыхая воздух, а втягивая его в себя. Звук был очень тихим и больше напоминал голос дельфина, чем человека.

Я вздрогнула, и все вокруг рассмеялись.

— Он любит дразнить людей, — сказала Набики, легонько подталкивая Отто локтем. — Ну же, Отто, будь лапочкой! Не бойся, она почти такая же странная, как ты. — Мне показалось, что Отто ненадолго задумался, а затем медленно протянул мне свою голубоватую руку с длинными пальцами. Набики приподняла одну бровь и пожала плечами. Я продолжала непонимающе хлопать глазами. — Давай же, возьми его за руку! — с раздражением прошипела Набики.

Я осторожно дотронулась до протянутой ладони, и Отто с величайшей бережностью сомкнул пальцы вокруг моей руки. «Добрый вечер, Принцесса, — подумала вдруг я совершенно не своим голосом. — Меня зовут Отто Секстус». Я сразу же поняла, что это означает восемьдесят шесть, и без всяких дальнейших объяснений догадалась, что всем остальным детям тоже по какой-то причине дали числовые имена. Затем меня осенила какая-то неясная мысль. Все происходило совершенно неслышно, хотя это не совсем точное слово. «Не обижай нас, не обижай нас, не обижай…» Это была мольба, случайный обрывок надежды. На какую-то долю секунды я увидела Отто и трех других синекожих подростков, за которыми виднелось еще несколько неясных фигур.

Я ахнула. Я думала этими словами и образами, но они не были моими!

«Ш-ш-ш-ш», — произнесла я про себя, но чувство, вложенное в этот звук, было гораздо сложнее и означало что-то вроде: «Не волнуйся и не бойся меня».

На какое-то время мои мысли рассеялись, и вскоре я уже не могла понять, о чем думаю. «Твоя душа в смятении… Твоя жизнь… была прервана…»

И я впервые увидела, как на странном лице Отто появилось настоящее, живое выражение.

«Прости меня, дорогая Принцесса, — подумал он во мне. — Твоя беда намного тяжелее моей».

Резко вырвав свою руку, он с мгновение смотрел на меня, а потом снова уткнулся в свой поднос.

Все уставились на меня, как на пришельца. Что было довольно забавно, учитывая некоторые обстоятельства. Глаза Набики метали молнии, казалось, она вот-вот взорвется.

— Что ты ему сказала? — рявкнула она.

Я вся дрожала от только что пережитого. И до сих пор не понимала, что же произошло.

— Ничего не сказала.

Набики нахмурилась, а потом нежно положила руку на шею Отто сзади. Он вздохнул, лицо его разгладилось. Набики снова насупилась, на этот раз с оттенком досады.

— Извини, — сказала она мне. — Я подумала, что ты ему нагрубила.

Я затрясла головой.

— Я бы никогда этого не сделала! — честно заморила я всех. Меня пугала история Отто, но не он сам.

Я с трудом подобрала слова, чтобы сказать то, что должна была сказать.

— Если все обстоит так, как вы сказали, и в будущем я должна буду унаследовать тебя и твою семью… — Я помолчала, потом сделала еще один глубокий вдох. Это было просто ужасно, почти как рабовладение, и я была потрясена до глубины души. — Клянусь тебе, что как только я вступлю в права наследования, то… ну, не знаю… освобожу вас или как там это называется. Подпишу все необходимые документы. Я просто пока не знаю, как это делается. Но мне искренне жаль, честное слово.

Набики улыбнулась мне.

— Он благодарит тебя. Он понимает, что ты тут ни при чем. — Она помолчала, сдвинув брови. — И ему тоже жаль, что так получилось. Но… если ты не возражаешь, он больше не хотел бы к тебе прикасаться. — Набики смущенно повернулась к Отто. — Серьезно? — спросила она. Отто едва заметно поднял руку, то ли пожимая плечом, то ли прося ее продолжать.

Набики кивнула головой.

— Хорошо. — Снова повернувшись ко мне, она сказала: — Он говорит, что в твоем сознании слишком много… провалов. Он едва не заблудился в них. — Набики пожала плечами. — Понимаешь, его мысли не всегда хорошо переводятся на язык. Ты знаешь, что он имеет в виду под этими «провалами»?

— Не знаю, — ответила я, хотя догадывалась, что это неправда. Стазис действительно был похож на цепь провалов в моей жизни. Я пристально посмотрела на Набики. С виду она была самой обыкновенной девушкой — японское происхождение, дорогие сережки и модная стрижка, однако ее особые отношения с этим странным полуинопланетянином говорили о скрытой глубине. — Вы с ним…?

— Да, я его люблю, — отрезала Набики, снизойдя до легкого смущения.

Отто повернул голову к ней и еле заметно улыбнулся.

— Что ты… — начала было я, но вовремя спохватилась, вспомнив, что Отто может не удостоить меня ответом. — Что он делает… когда делает это?

Набики снова пожала плечами.

— Никто этого не знает. Он каким-то образом воздействует на электронные импульсы в твоем мозгу, и в результате ты думаешь именно то, что он хочет тебе сказать. Но при этом Отто не может манипулировать твоими чувствами или контролировать действия. Контакт затрагивает только поверхностные мысли. Очевидно, те микробы с Европы обладали способностью к рудиментарному общению посредством электроимпульсов, возможно, это было им нужно в целях размножения. И Отто унаследовал эту способность.

— Все члены твоей семьи умеют так общаться? — спросила я.

Отто слегка покачал головой, а потом посмотрел на Набики, которая тут же взяла его за руку.

— Только один из… — Набики замолчала: видимо, ей тоже было нелегко говорить на эту тему. — Один из четверых, — закончила она. — И еще трое более примитивных созданий, но это практически бесполезно, потому что они не умеют мыслить отчетливо. — Она посмотрела на бесстрастное лицо Отто. — Ему больно говорить об этом.

— И правильно, довольно трагедий, — объявил Брэн. — Кстати о трагедиях. Ани, ты в этом году будешь ходить на театральное искусство?

Анастасия с готовностью бросилась отвечать, но я почти ничего не понимала из-за ее акцента, да и разговор с Отто настолько выбил меня из колеи, что я никак не могла сосредоточиться. Тогда я попыталась впихнуть в себя еще несколько кусочков пищи и работала над этим до тех пор, пока звонок не призвал меня к новым мытарствам. Когда все встали из-за стола, я заметила, что Отто смотрит прямо сквозь меня, как будто я была волшебным существом, сделанным из чистого стекла. Заметив мой взгляд, он моргнул и торопливо бросился догонять Набики. Я отметила, что двигался он с удивительной грацией.

Что же могло так напугать его в моем сознании?

 

Глава 6

Вечерняя половина первого школьного дня оказалась ничем не лучше утренней. Элементарная астрофизика могла с тем же успехом называться магистерским курсом экспериментальных технологий, поскольку я не понимала в ней ни единого слова. Час спустя я приплелась на математику, а еще через час пулей вылетела из кабинета. Одно из двух: либо я совершенно забыла всю математику, либо методы решений в алгебре кардинально изменились за прошедшие шестьдесят лет. Так или иначе, я ровным счетом ничего не понимала и не знала, как к этому подступиться.

А потом настала очередь истории.

— Сегодня мы с вами начинаем новый раздел, — объявила классу миссис Холланд. — Темные времена. На этом и последующем занятии я прочту вам ознакомительную лекцию, посвященную основным событиям этой эпохи. В течение трех следующих месяцев мы с вами подробнейшим образом проанализируем каждую предпосылку Темных времен и каждую допущенную ошибку, разберем все, что было сделано неправильно, и выясним, какие шаги могли бы вовремя разрешить возникшие проблемы и предотвратить катастрофу. Затем мы углубимся в изучение реальных решений, принятых в то время.

После этого вдохновляющего вступления наша преподавательница любезно начала краткий обзор первых двадцати лет, проведенных мною в стазисе, и я впервые обрадовалась тому, что не пережила ничего из этого.

Темные времена настали меньше чем через два года после того, как я погрузилась в стазис. До сих пор мне казалось, что это было нечто вроде глубокого экономического кризиса… впрочем, в общих чертах, так оно и оказалось. Только главные проблемы оказались не в деньгах.

Целый урок я старательно связывала факты, которые сообщала миссис Холланд — демографическую статистику, изменения климата, экономические колебания — с событиями своего затянувшегося детства. По мере того как разрозненные фрагменты складывались в единую грозную картину, мне было все труднее отделаться от ощущения, что я и мои родители — по крайней мере, само устройство созданного ими корпоративного общества — несли ответственность за большую часть случившегося. Судя по всему, целью сегодняшнего урока было предостеречь отпрысков представителей высших эшелонов власти от повторения ошибок прошлого, но для меня все это было настолько близко, что продолжало казаться настоящим. Чувство вины и отвращение к себе терзали меня до самого конца урока.

К Темным временам привел целый ряд факторов, многие из которых возникли еще до того, как я погрузилась в стазис. Первой причиной стало неуклонное увеличение численности населения, продолжавшееся на протяжении двух столетий с начала нового тысячелетия. Это я помнила. Когда я была маленькой, на Земле уже не осталось свободного места. Даже богачам пришлось отказаться от огромных владений и переселиться в охраняемые резиденции, вроде Юникорна или Юнирайона.

Затем наступил экономический подъем, следствием которого стал колоссальный разрыв между богатством и бедностью. Это я тоже замечала. Бедняки голодали, а мои родители одевали меня, трехлетнюю, в норковые шубки и купили для меня собственную стазисную капсулу, стоившую дороже, чем весь комплекс Юникорн.

За несколько лет до моего погружения в стазис начались климатические изменения. То за целый год не выпадало ни капли дождя, то холодное лето уничтожало все посевы, а то беспрерывные ливни заставляли сгнивать на корню большую часть урожая. Следствием стал недостаток продовольствия и голод, уносивший жизни множества людей, — правда, насколько я помнила, только в маргинальных странах. Разумеется, все это никак не коснулось нашей семьи. Для борьбы с голодом была создана Глобальная продовольственная инициатива, и специально выведенные высокоурожайные сорта злаков стали в огромных количествах отправляться на другие планеты. В то время это казалось полезным и добрым делом. Люди перестали голодать.

Я помнила, что ЮниКорп разрабатывала многие виды таких семян. Мама и папа с радостью приняли участие в Глобальной продовольственной инициативе и всячески продвигали ее повсеместное внедрение.

Первым тревожным звоночком стало возвращение туберкулеза. Я это застала. Эпидемия началась в тюрьмах, где не особо тщательно контролировали состояние здоровья заключенных. Резистентный штамм впервые появился в одной из тюрем на юге, а из-за частых перемещений заключенных и высокого уровня рецидивизма очень скоро практически все тюрьмы в половине стран мира оказались заражены туберкулезом. Само собой, самый большой удар пришелся на страны с высоким процентом заключенных. Но настоящая эпидемия разразилась после того, как больные, отсидевшие свой срок, стали выходить на свободу и смешиваться с остальным населением — без всяких ограничений и без надлежащей медицинской помощи.

Эпидемия распространилась по миру. В группе риска оказались новорожденные, страдавшие от недоедания бедняки и все люди с пониженным иммунитетом. Болезнь поразила ВИЧ-инфицированных, которым не была проведена своевременная вакцинация от туберкулеза, — то есть половину населения Африки. Впрочем, пострадали и богатые — прежде всего миллионы тех счастливчиков, которые в целях продления жизни решили заменить свои изношенные органы новыми, выращенными из стволовых клеток. Туберкулез бушевал целых два года, прежде чем люди заметили, что происходит. Большинство заболевших не воспринимали кашель как нечто серьезное, а у части носителей вообще не наблюдалось никаких выраженных симптомов.

Как раз перед тем как я погрузилась в стазис, по всей планете стали создаваться туберкулезные больницы с принудительным лечением. Но когда всем стало казаться, что ситуация взята под контроль, настала чума.

Настоящая чума, без метафор. Бубонная чума вспыхнула в Нью-Йорке через два года после начала моего последнего стазиса. Я оцепенела от ужаса, слушая рассказ миссис Холланд о туберкулезной смертности в Африке, но когда она упомянула о чуме, у меня остановилось сердце. Прозвенел звонок, и миссис Холланд пообещала, что на следующем уроке мы продолжим разговор о событиях Темных времен.

Нет, я не хотела ничего этого слышать.

Я боялась узнать о том, что случилось со всеми, кого я любила. Моя мама, папа, мой любимый Ксавьер. Мне и так было трудно смотреть на Набики и Отто.

К счастью, на этом мой первый школьный день подошел к концу. Я молча села в персональный лимо-ялик, предоставленный мне по распоряжению мистера Гиллроя. Разумеется, я бы с гораздо большим удовольствием отправилась домой вместе с Брэном, который, как и все остальные, пользовался общественным солярным глиссером, но мне было неловко отвергнуть заботу мистера Гиллроя. В конце концов, он был моим душеприказчиком. Он знает, что для меня лучше.

Усевшись на бархатные сиденья ялика, я вызвала из ноутскрина страницу со своим пейзажем, но не смогла заставить себя закончить работу. В компьютерных изображениях не было и половины той глубины, которую придают картине настоящее перо и бумага, холст и краски. Как же все-таки обидно, что в новой школе у меня не будет искусства! Только бесконечные часы информации, не имеющей никакого смысла для моего неполноценного мозга.

Ксавьер никогда не считал меня неполноценной. Он просто садился рядом и объяснял мне все то, чего я не понимала или не успела узнать, меняя школы или пропуская целые месяцы учебы. Я сжалась в комок и принялась жалеть себя. Я боялась завтрашнего дня. Я боялась узнать о том, что случилось с Ксавьером, моими родителями, Осой и всеми остальными, кто меня знал. Наверное, все они умерли в Темные времена, иначе кто-то из них непременно освободил бы меня из капсулы.

Мне потребовалось несколько минут, чтобы понять, что лимо-ялик уже стоит перед нашим кондоминиумом. Он двигался так плавно, что я даже не заметила, как он остановился.

Честно признаться, мне очень нравились эти новые воздушные лодки. Я уже знала, что они появились всего тридцать лет тому назад и очень быстро вытеснили практически все наземные средства передвижения на планете. Первоначально глайдеры были предназначены для путешествия по воде или болотистым районам, типа Флоридских Эверглейдов, однако летающие лодки настолько понравились своим владельцам, что те стали разъезжать на них по земле. Новое средство передвижения не изнашивало дороги, было простым и дешевым в использовании и охотно работало на солнечной энергии.

Как ни странно, ЮниКорп не имела монополии на это изобретение. Насколько я знала, корпорация пыталась выкупить патент, однако солнечные батареи были всеобщим достоянием. Они перешли в общественную собственность еще в Темные времена, когда стояла острая необходимость дать отдаленным районам возможность использовать собственные источники возобновляемой энергии. По словам Барри, аккумуляторы «Нео-фьюжн» оказались слишком опасны, чтобы использовать их на транспорте. Они легко протекали при малейшем повреждении защитной оболочки. Разумеется, сами батареи не были ни радиоактивными, ни опасными (вся продукция «Нео-фьюжн» была «чистой и безопасной альтернативой» всем своим конкурентам), однако в случае аварии они практически неизбежно взрывались из-за огромного объема отходящего тепла. Использование солнечных батарей делало глиссеры несравнимо более безопасным средством передвижения, а их удобство и элегантность были настолько высоки, что всей мощи ЮниКорп оказалось недостаточно, чтобы угробить конкурентов каким-нибудь альтернативным изобретением. Поэтому летающие лодки остались свободны от загребущих рук ЮниКорп.

Единственный недостаток глиссеров был оборотной стороной их главного достоинства — вездепроходности. Они легко преодолевали любые препятствия, поэтому разработчикам пришлось создать специальный магнитный барьер, не позволявший лодкам вылетать с дороги и выезжать на пешеходные зоны. Вскоре все дороги обзавелись обязательным красно-желтым магнитным бордюром — и вот на него у ЮниКорп было все в порядке с монополией. Как пошутил Гиллрой, рассказывая мне об этом: «Если не можешь победить — поставь в рамки!» В конечном итоге ЮниКорп всегда побеждала в конкурентной борьбе.

Я вылезла из ялика и перешагнула через красно-желтый бордюр. Мой лимо-ялик включил воздушную подушку и полетел в гараж. Мистер Гиллрой сказал, что я могу ездить на нем куда мне заблагорассудится, но я не торопилась задавать ялику какие-либо команды. Пока он ездил по старой программе.

Я поплелась по коридорам к некогда знакомой двери своей квартиры. Все это было очень странно. Так похоже — и в то же время совершенно иначе. Я прижала руку к старинной подушечке с отпечатками пальцев, и дверь гостеприимно распахнулась. Я уже успела заметить, что теперь почти все двери открывались по сканированию радужки глаза… Интересно, эта дверь все еще отзывается на отпечатки пальцев Ксавьера, как я лично запрограммировала ее когда-то, или новые владельцы квартиры стерли ненужные образцы из памяти устройства? Неужели фотографии его пальцев исчезли навсегда, как и он сам? Наверное, ведь прошло больше шестидесяти лет…

Открыв дверь, я услышала какой-то шорох. Патти и Барри должны были прийти домой не раньше пяти: они оба работали в бухгалтерии ЮниБилдинга. Я нервно сглотнула.

— Привет? — окликнула я, но мне никто не ответил. В мозгу мгновенно ожили вбитые с детства родительские уроки параноидальной бдительности, и я осторожно выглянула из-за угла коридора, готовая броситься в противоположную сторону, если шорох обозначал опасность.

Я громко ахнула. Это была никакая не опасность! К дверной ручке моей студии был примотан поводок, защелкнутый на ошейнике настоящей собаки. И какой собаки! Это был высокий, шелковистый афган с мягкой светлой шерстью почти такого же цвета, как мои волосы. Завидев меня, он вскочил, виляя хвостом. Тот, кто привязал его к двери, оставил ему миску с водой и косточку из сухожилий, чтобы псу было чем заняться в мое отсутствие. Я упала на колени и обняла его за шелковистую шею. Афган радостно заскулил, ткнулся длинным мокрым носом в мою щеку и принялся вылизывать мне лицо.

Слезы брызнули из моих истощенных стазисом глаз, но на этот раз это были слезы счастья. Афган, мой собственный, принц среди собак, четвероногий человек! Лаская его шелковую шерсть, я вдруг наткнулась пальцами на бумажку, привязанную к ошейнику. Сморгнув слезы, я поднесла записку к глазам и прочитала.

«Роуз в честь первого школьного дня» — вот и все, что там было написано.

Я громко фыркнула. Должно быть, это был подарок мистера Гиллроя. Или Патти и Барри заказали пса с доставкой на дом. Неважно. Это не имело значения.

— Ты красивый! — сказала я своей собаке. — Ты самый красивый пес на свете. Поэтому я дам тебе самое красивое имя. Тебя зовут Завьер!

Завьер запыхтел и снова облизал мне лицо. Даже школа вдруг перестала казаться мне такой страшной каторгой, ведь теперь Завьер каждый день будет ждать меня дома!

Я всегда мечтала о собаке. Лишь однажды у меня было подобие этой мечты — правда, это была не совсем собака. И она была не моя.

Мне было четырнадцать, а Ксавьер был моим лучшим другом. В тот день он пригласил меня к себе домой, чтобы показать какую-то новую игрушку. Это оказалась небольшая черная коробочка, немного похожая на сотовый голофон. Я никак не могла понять, что в ней такого особенного и почему зеленые глаза Ксавьера светятся такой радостью, но он предъявил мне свою коробку с такой гордостью, словно в ней находился путь к постижению всего сущего.

— Что это?

Ксавьер нажал кнопку сбоку — и посреди комнаты вдруг появился доберман.

— Иди сюда, малыш! — подозвал Ксавьер, щелкая пальцами, и пес, послушно подбежав к нему, запыхтел, склонив голову набок. — Чудо, скажи? — гордо спросил он. — Голографическая собака! Их демонстрировали на компьютерной выставке. Позови его, он подойдет. В его программе записаны все реакции настоящей собаки! Он реагирует на каждое твое слово и знает тысячу разных фокусов. Мальчик, голос!

Собака послушно села и дважды пролаяла.

— А почему его не запрограммировали разговаривать по-английски? — спросила я.

— Да потому что тогда это был бы не пес! — ответил Ксавьер, как будто это было что-то само собой разумеющееся.

— Он и так не пес. Какой смысл в собаке, если ее нельзя погладить?

— Ну, не знаю, — пожал плечами Ксавьер. — Она просто классная. У нее в настройках больше ста вариантов пород с соответствующими характерами. — Ксавьер потыкал в кнопки на коробке. Доберман переключился на долматина, потом стал таксой. — Какую породу хочешь?

— Афганскую борзую, — без колебаний ответила я. Ксавьер жал на кнопку до тех пор, пока в центре комнаты не очутился царственный афган с длинной шелковистой шерстью. Он был такой красивый, что я ахнула. Я всегда любила афганских борзых. Они были самые добрые и самые красивые. Внезапно собака залаяла. — Ну вот, — довольно сказал Ксавьер. — Наверное, можно как-нибудь подключить ее к сенсору на дверном замке. Хочу, чтобы она встречала лаем всех, кто приходит!

— Это и настоящая собака умеет!

— Конечно, но у моей мамы аллергия на шерсть. Брось, Роуз. Скажи, что это крутая игрушка!

Я села на стул и пощелкала пальцами. Голографическая собака посмотрела на меня и неспешно приблизилась, насторожив уши.

— Так и быть, признаю, — сдалась я, а потом провела рукой сквозь голову голографического афгана и помахала Ксавьеру. — Но было бы гораздо лучше, если бы ее можно было погладить.

— Я тебя не понимаю, — покачал головой мой лучший друг. — Я думал, ты любишь собак.

— Люблю. Поэтому знаю, что это не то.

— Но если ты так сильно любишь собак, то почему не заведешь свою собственную? — спросил он.

В прошлом у меня был период, когда я подбирала домашних собак, убежавших от жильцов комплекса Юникорн, и часами играла с ними, не отпуская к хозяевам.

— Не могу.

Я вздохнула. В рабочем графике моих родителей значилось наблюдение за работой лунной колонии, поэтому скоро они должны были уехать на несколько месяцев.

— Помнишь серну, которая жила у меня, когда мне было восемь лет?

— Как я могу помнить, если мне тогда было дна года?

— Ну да, извини. Неважно, короче, у меня была серна. За ней ухаживали в конюшнях, но она умерла, когда мама с папой уехали в отпуск, а меня не было рядом. Я тогда ужасно расстраивалась, поэтому не хочу, чтобы это когда-нибудь случилось с моей собакой.

— Я могу заботиться о ней, пока ты спишь, — предложил Ксавьер. — Уверен, моя мама не будет возражать, когда узнает, что это собака мистера Фитцроя.

— Нет, — покачала головой я. — Мне страшно даже подумать о том, чтобы расстаться с мамой и папой по-настоящему, значит, и моя собака будет так же сходить с ума от тоски. Я не хочу то появляться, то исчезать из ее жизни. Она никогда этого не поймет и будет страдать.

— Черт побери, а ведь я не собака, а человек! — буркнул Ксавьер. — И я сам с трудом это понимаю, а ведь ты мой лучший друг!

— Правда? — нахмурилась я. — Разве у тебя нет друзей в школе?

— Есть, конечно, но они — не ты. Кроме того, они все дразнят меня из-за этого дурацкого имени, даже так называемые друзья! Все они зовут меня «икс-мэном» и все время говорят всякие слова, в которых есть буквы «кс», типа: «Как ты кстати, Ксавьер!» или «Хочешь экстра-кекс, Ксавьер?» Я никогда не произношу это чертово буквосочетание, а они все время твердят, как попугаи!

— Да ладно, Завьер, — сказала я, произнося его имя так, как ему нравилось. — Просто скажи им, что тебе это неприятно, и попроси так больше не делать.

— Можно подумать, это их остановит! Вот ты никогда так не делаешь. Поэтому мы с тобой всегда будем лучшими друзьями!

Это была правда. Особенно теперь, когда наша разница в возрасте стала настолько несущественной, что я воспринимала его уже не как младшего братишку, а почти как настоящего друга.

— Ты мой лучший друг, — сказала я. — Строго говоря, ты мой единственный друг.

— Как будто я не знаю, что это не так, — надулся он.

— Это так, и ты это знаешь!

Я не понимала, почему он расстроился. Это была чистая правда. До тех пор пока я знала, что Ксавьер курочит очередной компьютер в соседней квартире, мне было наплевать на то, что у меня нет никого, кроме него.

— Брось! У тебя куча друзей.

— Да нет. Ты же знаешь, маме не нравятся мои одноклассники и она не любит, когда я куда-то хожу без нее. — Я помрачнела. — Знаешь, мне только что пришло в голову, что у меня никогда не было друзей. По крайней мере, после дочки управляющего, с которой я дружила, когда была совсем маленькой.

— А сколько тебе было? — спросил Ксавьер.

— Года три или четыре. Это было, когда мы еще жили в городе, перед самым переездом сюда. — Странно, почему я столько лет не вспоминала о Саре? — Мы с ней целыми днями играли вместе. И даже одевались похоже.

— В четыре года?

— Да. Кажется, это была ее идея. Но если не считать Сары, ты мой единственный настоящий друг.

— Разве тебя потом не приглашали к ней в гости с ночевкой?

— Приглашали, наверное. Но только потому, что ее мама хотела добиться повышения по службе.

— Что?

— Ее родители работали на ЮниКорп.

— Ах, вот как, — кивнул Ксавьер. — Как и мои.

Я обдумала его слова.

— Ты поэтому дружишь со мной?

Ксавьер поднял голову от коробки, глаза его сверкнули.

— По-моему, это несправедливо!

Я потупилась.

— Да, прости.

— Брось! Мы с тобой были лучшими друзьями столько, сколько я себя помню!

— Всю твою жизнь, — уточнила я.

— Угу, — он снова посмотрел на свою коробку. — Ты когда-нибудь задумывалась над тем, как все это странно? Ведь ты не растешь так, как я. Знаешь, я ведь помню то время, когда ты казалась мне огромной, как дом, и рассказывала мне разные сказки, потому что я не умел читать. А теперь мы почти одного роста. И одного возраста. Почти.

— Мне четырнадцать! — возмущенно воскликнула я, вытягиваясь в полный рост, чтобы продемонстрировать ему свое преимущество в несколько сантиметров. — А тебе всего одиннадцать.

Ксавьер как-то странно посмотрел на меня.

— Мой день рожденья был три месяца назад. Мне уже двенадцать.

Я захлопала глазами. К этому времени я уже больше месяца жила в реальной жизни и до сих пор не заметила, что последний стазис продлился так долго.

— Я пропустила твой день рождения? Правда?

— Правда.

— Прости меня. Я непременно подарю тебе что-нибудь, чтобы загладить свою вину. Что ты хочешь?

Ксавьер долго пристально смотрел мне в глаза, не говоря ни слова.

— Ничего, — сказал он наконец.

— Нет, ну правда.

— Нет, правда, ничего. Я просто хочу, чтобы ты была со мной. Это будет лучший подарок.

— Ты такой милый, — улыбнулась я.

— Только не говори этого никому, я не переживу.

Я вскочила со стула.

— Ладно, мне пора бежать. Сегодня мы с мамой едем в магазин для художников, а потом к дизайнеру мебели. У меня кончилась вся жженая сиена.

— Да? — огорченно переспросил он. — А я-то думал, что ты останешься и поможешь мне подсоединить пса к дверному замку!

— Хочешь устроить пожар? — с притворным ужасом воскликнула я. — Ты отлично знаешь, что я даже под страхом смерти не могла бы разобраться в простейшей электросхеме!

— Ну, угроза взрыва розеток сделала бы наш проект особенно захватывающим! — расхохотался он.

— Нет, от меня будут одни неприятности. И потом, я не могу упустить случай высказать своё мнение по поводу цветовой палитры. Мама затеяла перекрашивать нашу парадную прихожую, ей нужна моя помощь.

— Ладно, как скажешь, — согласился Ксавьер, грустно глядя на пульт управления голографической собакой.

— Нет, правда, — не унималась я. — Мне нравится обновлять квартиру вместе с мамой. Она отличный дизайнер по интерьерам, с ней очень интересно работать. Это так здорово!

— Ну и иди, — буркнул Ксавьер, махнув рукой в сторону двери. — Развлекайся на здоровье!

Я повернулась, но что-то меня удерживало. Знает ли Ксавьер, что я скоро снова уйду в стазис?

— Хм… знаешь, я хотела тебе кое-что сказать. Мои родители на следующей неделе улетают на Луну.

На этот раз Ксавьер резко обернулся и вытаращил глаза.

— Надолго?

— Не знаю, — покачала головой я. Несколько мгновений он смотрел на меня, разинув рот, потом взял себя в руки.

— Ну что ж. Постарайся не пропустить мой следующий день рождения, ладно?

Я протянула руку и растрепала его светлые полосы.

— Ни за что, Ксави. Он вспыхнул.

— Мне не нравится, когда ты так меня называешь. Я уже взрослый.

— Да, — согласилась я. — Совсем взрослый. Но ты все равно мой лучший друг.

Голографический афган громко тявкнул.

— Лучший друг девушки, — буркнул Ксавьер, а потом тоже тявкнул.

Теперь у меня появился новый лучший друг. Не настоящий Ксавьер, но все равно.

Настоящее имя Завьера, как следовало из обнаруженного на кухне буклета, оказалось Легконогий Бегун Пустыни: в прошлом он был настоящим чемпионом, а три года назад всего на дюйм отстал от победителя. Легконогий Бегун был выдрессирован на безоговорочное послушание хозяину и даже прошел курс первичной охранной подготовки. Раз в две недели ему требовался профессиональный уход за шерстью, для чего нам нужно было всего лишь сесть в лимо-ялик и отправиться по указанному адресу. В бумагах выражалась надежда на то, что я буду каждый день расчесывать его специальной щеткой, прилагавшейся к документам. Я спросила афгана, хочет ли он зваться Легконогим Бегуном Пустыни или десятком других вариаций этого имени, но он даже ушами не повел ни на одно из прозваний. Должно быть, он отзывался совсем на другое имя, но поскольку в бумагах оно не значилось, я решила, что могу с чистой душой звать свою собаку Завьером.

Как выяснилось, Патти и Барри уже ждали появления Завьера, поскольку Барри принес домой еще один мешок собачьего корма. (Первый мешок я обнаружила на кухне, вместе с документами.) Я так и не смогла заставить себя спросить, чей это был подарок — приемных родителей или мистера Гиллроя. В конце концов, это было неважно. Главное, Завьер теперь был мой. Этой ночью он свернулся у меня в ногах, даря успокаивающее ощущение близости, в которой я так остро нуждалась.

Но, к сожалению, даже он не мог избавить меня от кошмаров.

 

Глава 7

Кошмары были беспощадны. С тех пор как я вышла из стазиса, они являлись каждую ночь. Мне снилось, что я бреду по каким-то длинным, пустым переходам. Сначала это были коридоры нашей квартиры в Юникорне. Но этой ночью, когда я взяла с собой Завьера, мне приснились бесконечные коридоры Юнишколы с неоготическими окнами и стрельчатыми каменными арками. Блуждать по огромному серому готическому замку оказалось еще страшнее. И еще здесь повсюду были зеркала, совершенно сбивавшие меня с толку. Например, я видела какое-то движение в стороне, оборачивалась, чтобы посмотреть, что там такое, но видела только собственное отражение в зеркале.

Я упорно обходила эти пустынные переходы, не понимая, что именно ищу и почему так боюсь найти. И еще у меня было странное ощущение, будто это что-то само ищет меня, охотится за мной. Я не знала, зачем я его ищу и почему хочу найти, если так боюсь.

Я проснулась в холодном поту, зовя маму. Но когда окончательно проснулась и поняла, что ее нет, то даже обрадовалась. Маме было бы стыдно за меня, она не любила недисциплинированных детей.

— Ей в самом деле было бы стыдно? — спросили доктор Биджа на следующее утро. Она специально записала меня на утренний прием перед началом уроков, чтобы обсудить события первого школьного дня. Когда Мина спросила, как мне спалось, я вдруг растерялась и рассказала ей о моих кошмарах.

— Наверное, — ответила я. — Моя мама всегда превосходно владела собой. Она говорила, что нужно постоянно работать над своими эмоциями, чтобы при взгляде на тебя люди видели только совершенство.

— Ты думаешь, кто-то может быть по-настоящему совершенен? — нахмурилась Мина.

Я пожала плечами.

— Статуя, например. Если соскоблить и зашлифовать все неровности, то можно получить идеальную личность, вроде «Давида» Микеланжело.

Мина рассмеялась.

— И ты думаешь, что у тебя хватит сил зашлифовать свои кошмары, как заусенцы на ногтях?

— Не знаю, — вздохнула я. Мне бы очень этого хотелось. Я дошла до того, что мне было страшно уходить из кабинета доктора Биджа. За дверью начинался чужой мир. Все изменилось. Повсюду были новшества, которых я не понимала. Появились новые слова, которых я никогда не слышала раньше, а привычные выражения, напротив, совершенно вышли из употребления. Один из учителей даже попросил меня объяснить ему значение слова «общение».

Мина позволила мне немного потомиться в молчании, а потом спросила:

— Ну, и как прошел вчерашний день в школе?

Я пожала плечами.

— Я ничего не поняла.

— Ничего страшного, это же твой первый день! Но я спросила не о твоих успехах в учебе. Ты подружилась с кем-нибудь?

— Да нет, — помотала головой я. — Разве что с Брэном.

— С Брэном?

— Брэндан Сабах. Его дедушка — заместитель Гиллроя или что-то в этом роде.

— Ах да, конечно. Миссис Сабах время от времени посещает курсы дополнительного психологического образования, это нужно ей для исследований в области дизайна. Тебе нравится Брэндан?

— Да. Он пригласил меня сесть рядом с ним за обедом.

— Должно быть, это помогло тебе освоиться, — кивнула Мина. — Хорошо иметь друзей.

Я пожала плечами. Честно говоря, я не думала, что наши отношения с Брэном можно было назвать Дружбой с большой буквы. Это было совсем не похоже на наши отношения с Ксавьером, даже до того, как мы с ним начали встречаться. Честно признаться, у меня никогда не было друзей, кроме Ксавьера, поэтому мне больше не с кем было сравнивать.

После сеанса я долго ломала голову над тем, какие отношения связывают меня с Брэном. Разумеется, ничего умного я не придумала. Главное, Брэн относился ко мне с дружеским расположением. И я была счастлива. Мне необходимо было увидеть хоть одно дружелюбное лицо перед вторым уроком истории…

Брэн поймал меня в коридоре после того, как я без разрешения выбежала из класса, спасаясь от ужасов этого второго урока. Я едва пережила предпосылки Темных времен. Когда же сами Темные времена стали угрожающе проступать на настенном экране миссис Холланд, я все сильнее втягивала голову в плечи, пока не почувствовала, что больше не выдержу. Я пронеслась мимо Брэна, даже не заметив его, я вообще ничего не видела вокруг.

— Роуз! — Его окрик эхом отразился от стен пустого коридора. — Ты в порядке?

Я стремительно обернулась.

— Эй, что с тобой? У тебя такой вид, будто за тобой гонятся призраки.

Призраки? Хорошее слово. Это все, что осталось от моей семьи, от моих друзей, от Ксавьера. Я сглотнула подступившую к горлу желчь и лихорадочно обвела глазами коридор. Ура, контейнер для сжигания мусора! Наклонив голову над поддоном, я извергла в него несколько микроскопических порций пищи, которые с таким трудом сумела впихнуть в себя за обедом.

Некоторое время я корчилась в спазмах в одиночестве, потом чья-то теплая рука легла мне на плечо.

— Роуз, — сказал Брэн. — Позвать медсестру?

Я сплюнула, пытаясь освободиться от привкуса рвоты во рту.

— Нет, — пробормотала я, разгибаясь. — Я не больна.

Потом пошарила по карманам в поисках платка.

Брэн вытащил чистый носовой платок из настенного автомата, назначение которого было мне до сих пор непонятно. Я видела такие ящики по всей школе, но только теперь поняла, что это были бесплатные автоматы со всякими необходимыми мелочами, в число которых входили бумажные салфетки. Как следует высморкавшись, я бросила платок в контейнер с собственной рвотой. Потом нажала кнопку сбоку, и грязный поднос исчез в недрах уничтожителя, а на его месте появился чистый. Раздалось тихое жужжание: это автомат ликвидировал следы моей слабости.

Тошнота прошла, но невыносимая тоска никуда не делась.

— Не хочешь рассказать мне, что случилось? — спросил Брэн. — Это обед? Я заметил, что ты до сих пор почти ничего не ешь. Последствия стазисного истощения?

— Нет. То есть да, но не в этом дело. — Я почувствовала новый приступ тошноты, но сдержала его. — Почему… — Я судорожно сглотнула. — Почему никто не рассказал мне о том, как ужасны были эти Темные времена?

— Разве мы не рассказывали? — удивился Брэн. — Извини, мне казалось, ты все знаешь. Я думал, Реджи тебе рассказал.

— Кое-что рассказал, — выдавила я. — Но, кажется, это прошло мимо меня.

В то время я еще не отошла от шока и стазиса, поэтому почти ничего не воспринимала.

Но сегодня на уроке… Рассказы о целых городах, вымиравших в жутких мучениях, о людях, которые просыпались здоровыми утром и навсегда остывали к вечеру, о разрушенной инфраструктуре, еще больше усиливавшей хаос…

Брэн непонимающе смотрел на меня.

— Из-за чего это все?

— Из-за урока истории, — ответила я. — Там рассказывали о том, как умерли мои родители. Как умерли все мои друзья. Мой парень.

Лицо Брэна смягчилось. Он все понял.

— Да, — пробормотал он. Я видела, что ему было неловко, но он все-таки спросил: — Ты… ты хочешь об этом поговорить?

— Нет, — вздохнула я. — Но я… я не хочу…

— Что?

Мне было стыдно, но я заставила себя признаться.

— Я не хочу быть одна.

Брэн нахмурился. Потом положил руку мне на плечо:

— Ты не одна. Честное слово. Пойдем, тебе нужно подышать воздухом.

— Разве ты не должен быть на уроке?

— Неважно.

У меня не было сил спорить с ним. Брэн обнял меня за плечи своей теплой смуглой рукой, вывел из школы во дворик и усадил на скамейку под чахлой вишней, на которой уже начали распускаться первые весенние цветы. Нежный запах и легкий холодок прогнали тошноту. Брэн сел рядом и посмотрел на меня. Мне хотелось спрятать лицо на его груди и проплакать сотню лет, но я не стала этого делать.

— Принести тебе что-нибудь? — спросил Брэн. — Воды или что-то еще?

— Нет.

Повисло неловкое молчание.

— Я могу что-нибудь сделать?

Трудный вопрос… Я знала, что он мог бы для меня сделать, но не была уверена, захочет ли он.

— Все, что попросишь, — добавил Брэн, почувствовав, что я колеблюсь.

— Расскажи мне о Темных временах, — попросила я.

Брэн нахмурился.

— Ты… уверена?

— Да, — прошептала я. — Мне будет легче услышать об этом от друга… — Внезапно я поняла, что сказала, но отступать было уже поздно. — Ведь ты мне друг?

— Конечно! — с готовностью ответил Брэн. — Ладно. Гхм… — Он поскреб в затылке. — С чего начать?

— Она рассказывала… о том, что чума сначала поразила Нью-Йорк, — выдавила я.

Брэн сделал глубокий вдох и начал:

— Понятно. Да. Итак, один из американских законодателей моды решил, что мех обезьян породы игрунок будет новым писком сезона. Он отправился в Китай, чтобы закупить как можно больше этого меха. Несчастного звали Маркус Алексиос. Вместе с мехом он привез из Китая септическую форму чумы. Нью-Йорк и тогда был Нью-Йорком, кругом сплошные пробки, Алексиос не успевал на шоу, поэтому поехал на метро. Он прибыл вовремя, вышел на сцену и свалился мертвым. Судя по всему, переносчиками чумы были игрунки, но точно этого до сих пор никто не знает. Обычно бубонная чума передается через кровь, но незначительная мутация белка превратила ее в септическую форму, при которой заражение происходит через все биологические жидкости, включая пот и слюну. Такое заболевание распространяется через любые контакты и по воздуху. Это означало, что все, с кем Алексиос работал в Китае, все, кто летел вместе с ним в самолете, все пассажиры, ожидавшие вместе с ним поезда на платформе подземки, не говоря о ехавших в вагоне, а также сливки мира моды, присутствовавшие на показе, — все они были заражены. И все они совершенно спокойно продолжали жить своей жизнью, ведь причина смерти Алексиоса не была установлена сразу. Кто-то полетел на самолете в Лос-Анджелес, кто-то отправился в приют для бездомных на Ист-Вилладж, а одна женщина поехала на поезде в Вермонт… Иными словами, ты понимаешь, как быстро чума распространилась по всей земле.

Брэн посмотрел на меня, и я поняла, что побелела как мел.

— Я опущу подробности, — сказал Брэн, и я была благодарна ему за эту деликатность. — Гхм… Самые большие проблемы возникли из-за инфраструктуры. Видишь ли, у нас были лекарства, с помощью которых можно было бы победить чуму, даже несмотря на стойкую форму болезни и недостаток медикаментов, однако транспортные средства, необходимые для доставки лекарственных средств, неожиданно вышли из строя. Болезнь поразила треть населения планеты, а у нас ничего не работало. Когда лекарства доставляли в какой-нибудь район, его уже некому было давать. — Брэн посмотрел на меня. — Насколько мне известно, все заканчивалось очень быстро, — сказал он, очевидно, пытаясь меня утешить. — Страшно, внезапно, однако так быстро, что у несчастных не было времени страдать.

Я закрыла глаза, пытаясь взять себя в руки.

— Да, — выдавила я. — Продолжай.

Брэн снова глубоко вздохнул. Для него все это было далеким прошлым, но ему было нелегко рассказывать об этом мне.

— Чума бушевала целое лето, а потом пошла было на убыль. Все вздохнули с облегчением, однако ничего не закончилось. Чума вернулась снова, сначала в нескольких сельских районах. Как и раньше, она передавалась через кровь, через укусы блох и комаров. Вспышки стали повторяться все чаще. В конце концов было решено перевести лекарства от чумы в ручную продажу, поскольку люди умирали, не дождавшись, пока врач выпишет им нужный рецепт. Это мудрое решение сразу же дало заметные результаты. Тем временем продолжалось распространение туберкулеза. Ты уже знаешь об этом?

— Да, — кивнула я. — Специализированные пункты проверки на туберкулез начали открывать как раз перед тем, как я… короче, перед этим.

Брэн едва заметно поморщился.

— Да, все правильно. Однако с началом пандемии чумы эти обязательные проверки, собиравшие под одной крышей людей различного образа жизни и общественного положения, оказались миной замедленного действия. Нередко здоровые люди приходили в клинику провериться на туберкулез, а к вечеру умирали у себя дома от чумы. Это было чудовищно. Но сильнее всего потрясало то, что причиной катастрофы стало не какое-то новое, доселе неизвестное заболевание, а старые болезни, к которым просто не позаботились как следует подготовиться.

Брэн снова вздохнул.

— А потом обрушился последний удар.

Я в ужасе уставилась на него.

— Это еще не все? Неужели возможно что-то еще?

— Да, — ответил Брэн. — Бесплодие. Тебе что-нибудь рассказывали о Глобальной продовольственной инициативе?

— Да, — кивнула я. — Беспрепятственное распределение высокоурожайных семян. Мои родители тоже в этом участвовали.

— Я знаю. Самый крупный судебный процесс за всю историю ЮниКорп. Дедушка говорит, что этот иск едва не разорил компанию. Дело в том, что один из видов этих семян, то есть одна разновидность кукурузы, в результате генетической модификации превратилась в так называемое семя-терминатор. Такие семена самоуничтожаются после каждого урожая, то есть зерна, выросшие из такого семени, абсолютно бесплодны.

— Я об этом знаю, — сказала я. — Внедрение «терминаторов» означает, что фермер должен будет каждый год покупать новые семена у компании. Это очень выгодно для бизнеса.

— Но очень плохо для людей. В наше время семена-терминаторы запрещены законом.

— Правда? Почему? Наверное, после колоссальной убыли населения вам стало сложно каждый год развозить свежие семена по разным планетам?

— Как тебе сказать… Да, такие проблемы тоже существовали, однако главной причиной стали неожиданные мутации. Именно из-за них генетические модификации оказались под строжайшим запретом. В конце концов риск перевесил выгоды. Это казалось слишком опасно. Ген-терминатор, попадая в кровь, оказывал воздействие на людей. В первую очередь, на мужчин. Результатом стала недолговечная сперма. Срок жизненной активности сперматозоидов сократился до одного-двух часов. Это означало, что если мужчина не избавлялся от спермы с достаточной регулярностью, она умирала в его организме и он оказывался стерильным. Но даже если случалось чудо, если мужская сперма была активной, а женская яйцеклетка в полной боевой готовности ожидала сперматозоида на краю шейки матки, сперме не хватало силенок добраться до своей суженой прежде, чем раздавались первые такты погребальной песни, и несчастная отходила в мир иной.

Все это было настолько печально и ужасно, что я никак не думала смеяться, но все-таки рассмеялась. Выходит, я все-таки была права: услышать об этом от друга оказалось намного легче, чем от учителя.

— До пандемии чумы никто не обращал на это внимания. В наше время многие семьи не спешат обзаводиться детьми, поэтому поначалу никого не удивляло, что женщины в возрасте от тридцати восьми до сорока пяти лет не могут забеременеть в тот узкий промежуток времени, который они отвели себе на решение проблемы потомства. Но после стольких смертей и страданий всем страшно хотелось иметь детей — и немедленно. И тут выяснилось, что для большинства людей это Невозможно. Это было катастрофой. Мы потеряли столько людей и не могли восстановить численность населения. Кукуруза-убийца входила в состав основных пищевых ресурсов, ее добавляли повсюду, а следовательно, она была везде. Ею кормили скот, а следовательно, все сельскохозяйственные животные тоже оказались бесплодны. В результате разразился голод, — Брэн покачал головой. — А дальше все понеслось по нарастающей. Бунты, беспорядки, войны за ресурсы, войны за технологии. Туберкулез продолжал бушевать, чума то и дело возвращалась. Около двадцати лет на Земле царил хаос.

— И это все? — спросила я, боясь, что это еще не конец.

— Да, в основном. Война, Голод, Мор и Смерть явились в мир, оседлали своих скакунов, сыграли партию в поло и ускакали обратно на небеса, ждать очередного Апокалипсиса. — Брэн развел руками. — А мы, как видишь, все еще живы.

— Но как? — спросила я. — Как человечество смогло выжить?

— Работа над ошибками, прекращение наиболее опасных мероприятий, лекарства. А потом, в каждом поколении есть горстка людей, не восприимчивых к той или иной болезни. Когда самое страшное было уже позади, люди смогли сосредоточиться на возможном исправлении ситуации. Моя мама и ее брат появились на свет в результате искусственного оплодотворения, причем бабушка смогла забеременеть только после четвертой попытки. Я страшно рад, что у нее все получилось, иначе меня не было бы на свете. Как известно, терпение и труд все перетрут.

— Значит, вы все просто выжили, — тихо проговорила я.

Моим родителям это не удалось. И Осе тоже. И Ксавьеру. Никто из них никогда не оставил бы меня в стазисе, а значит, они просто не сумели выжить. Меня бесило, что мистеру Гиллрою это удалось. Наверное, это было несправедливо и неблагодарно с моей стороны. Ему было всего за пятьдесят, он мог родиться в самый разгар этого кошмара. Наверное, поэтому он такой противный. Я глубоко вздохнула.

— Наверное, я не смогу больше ходить на историю, — сказала я Брэну. — Сегодня у нас был только вводный урок. Дальше миссис Холланд планирует разбирать каждую ошибку и все подробности этой трагедии. Я этого просто не выдержу.

Это было все равно что насильно заставить человека снова и снова смотреть видеозапись смерти своих родителей.

— Знаешь что… — Брэн ненадолго задумался. — Что, если мы попробуем перевести тебя в мой класс по истории? Мы как раз недавно закончили Темные века и начинаем период Восстановления. Конечно, тебе будет трудно понять материал, не зная всех деталей предыдущего ужаса, однако… это все равно лучше Темных веков! Будешь изучать, как мы вытащили себя из ямы и заново отстроили свой мир.

Я посмотрела на него. Его слегка раскосые зеленые глаза были серьезны.

— Ты можешь это сделать?

— Да запросто! Я попрошу деда, а он может все в этой школе.

— И ты правда сделаешь это для меня?

— Конечно!

И тут я не выдержала. Я обняла Брэна и уткнулась носом в его шоколадную шею. От него пахло сандаловым мылом.

— Спасибо!

Брэн коротко прижал меня к себе, а потом отпустил.

— Не за что, — скороговоркой ответил он. — Это пустяки!

— Не для меня, — сказала я.

Брэн покачал головой.

— Нельзя силой заставлять человека делать то, что причиняет ему страдания, а тебя все это по-настоящему мучает. Так что все будет небесно! До вечера!

Я очень надеялась, что все в самом деле будет небесно. Я знала, что не переживу еще одной дозы Апокалипсиса.

Тревоги о том, сумеет ли Брэн добиться моего перевода в другой класс, не оказали никакого влияния на мои сны. Этой ночью они стали еще ужаснее. Я снова бродила по коридорам, только теперь они были сложены из мертвых тел — раздувшихся, окровавленных, отвратительных. Воспоминания о кошмарах, открывшихся мне на уроке истории, преследовали меня даже во сне. На этот раз я не разыскивала в коридорах то, что охотилось за мной. Я искала что-то или кого-то в самих стенах, в горах трупов: мне нужно было одно тело из тысяч и тысяч тел. И что самое страшное, я не знала, будет ли это тело мертвым или же оно вдруг очнется, встанет и попытается… Нет, я не знала, что будет дальше. Впрочем, это было уже неважно. Что бы ни попыталось сделать это, меня ждал кошмар.

Сначала я думала, что у всех мертвецов будут лица мамы, папы или Ксавьера, но это оказалось не так. Я заставляла себя смотреть в искаженные лица чудовищных, склизких трупов, но от них так ужасно пахло, что я не выдержала и побежала мимо штабелей мертвецов, ища место, где можно будет стошнить, но кругом были только мертвые. И я знала, что Ксавьер где-то среди них и что я никогда не найду его.

На этот раз я проснулась в слезах. Завьер с тревогой смотрел на меня и тоненько скулил. После приснившегося кошмара нечего было и думать о том, чтобы снова уснуть. Эти сны всегда возвращались. Мне захотелось вернуться в стазис. Там мне никогда не снилось ничего плохого.

Я открыла дверь и тихонько прошла в студию. Аквариум с рыбками мягко светился в темноте. Решив не включать верхний свет, я зажгла лампу над мольбертом и открыла начатый вечером рисунок мелками. Это был портрет Брэна. Его красивые миндалевидные зеленые глаза, казалось, следили за мной, когда я бродила по студии. Закончив рисовать лицо, я достала мелок оттенка жженой умбры и занялась волосами.

Оторвавшись от работы, я посмотрела на свои рисунки. Вся комната была заставлена портретами Ксавьера. Ксавьер младенец, маленький мальчик, озорной двенадцатилетний мальчишка. Все мгновения его жизни, которые мне довелось увидеть и разделить с ним. Единственный мальчик, который по-настоящему вошел в мою жизнь.

У меня щипало глаза, то ли от усталости, то ли от последствий стазиса. Я посмотрела в зеленые глаза Брэна и улыбнулась. Может быть, именно эти глаза так привлекали меня в нем. У Ксавьера тоже были зеленые глаза. Брэн и Ксавьер ни в чем не были похожи друг на друга: разная форма глаз, оттенок кожи, цвет и мягкость волос… Только зеленые глаза Брэна напоминали мне моего Ксавьера.

Я увлеченно дорисовывала Брэну зеленую рубашку под цвет глаз, когда вдруг услышала за спиной какой-то шум. Помню, я подумала, что это, наверное, Патти или Барри. Я даже успела мимоходом удивиться тому, что они вдруг решили заглянуть ко мне в студию. В отличие от мамы с папой, которые контролировали каждый мой шаг, следили за всяким поступком и оберегали меня от малейшей ошибки, Патти и Барри почти не заговаривали со мной, если я не обращалась к ним первая.

Шаги за моей спиной были медленными и осторожными. Я уже собиралась обернуться, когда хриплый, скрипучий голос произнес:

— Ты — Розалинда Саманта Фитцрой. Пожалуйста, повернись кругом для положительной идентификации.

Это был не голос Барри.

 

Глава 8

Я уронила руку, смазав портрет Брэна. Потом обернулась, вздрогнула — и рассыпала мелки. Они со стуком попадали на паркет.

Черноволосый мужчина, стоявший за моей спиной, сиял в свете лампы, словно стеклянный. Он держался неестественно прямо, как будто проглотил палку. В одной руке мужчина держал какой-то странный круглый предмет с мерцающими огоньками. В другой сжимал черную палку с красно-желтым проблесковым маячком на конце.

Этот странный гость ужасно напугал меня, но я заставила себя обрести дар речи.

— Что вам нужно?

Мужчина удовлетворенно кивнул, при этом ни один волос не шелохнулся на его голове.

— Голосовое совпадение подтверждено, — сообщил он. Внешне мой гость был похож на азиата, однако говорил с сильным немецким акцентом. Голос его звучал монотонно и был больше похож на запись принудительно соединенных звуков, чем на живую человеческую речь. — Сохраняй неподвижность для сканирования сетчатки.

Завьер зарычал у меня за спиной. Сияющий мужчина не обратил на него никакого внимания. Несколько секунд он пристально смотрел на меня, а потом сказал:

— Сканирование сетчатки подтверждено. Цель установлена.

При звуке этого голоса Завьер рванулся вперед и с грозным рычанием вцепился гостю в ногу. Я ожидала, что мужчина отшвырнет пса прочь, но он полностью проигнорировал рычащего афгана.

— Розалинда Саманта Фитцрой, — невозмутимо произнес мой таинственный гость. — Мне приказано иммобилизовать тебя и доставить Принципалу. Если возвращение окажется невозможным, цель будет уничтожена. Сохраняй неподвижность.

Уничтожена? Я попятилась назад и больно стукнулась бедром об угол мольберта. Гость шагнул ко мне, но Завьер продолжал рвать, рычать и лаять. Собачьи клыки не оказывали никакого воздействия на ногу этого странного человека, однако штанина его брюк была порвана в лоскуты. Я поразилась уровню подготовки моего Завьера. Насколько я знала, афганские борзые были исключительно кроткими собаками.

Мужчина опустил взгляд на Завьера.

— Ты препятствуешь возвращению объекта. Отмени свою программу и прекрати враждебные действия, иначе будешь устранен.

Это мне совсем не понравилось.

— Завьер! Фу! — заорала я. Но моя собака, очевидно, еще не успела привыкнуть к своему новому имени. Она меня не послушалась.

— Ты получил предупреждение, — произнес мужчина и ткнул Завьера своей палкой.

Мой афган взвизгнул и замер. А потом упал на пол — неуклюже, как чучело.

— Ты убил мою собаку! — в ужасе закричала я. При звуке моего голоса Завьер слабо заскулил, и я сама чуть не взвыла от облегчения. Однако бедный пес по-прежнему не мог шевельнуться.

Ужасный человек перешагнул через Завьера и приблизился ко мне. Круглая штуковина в его руке раскрылась, как раковина, приготовившись схватить меня. Откуда-то из глубины ее вынырнули два отвратительных электрода. И тут я поняла, что это такое. Это был контрольный ошейник! Он парализовывал функции спинного мозга и переключал все движения объекта на реле внешней силы, чаще всего компьютера. Контрольные ошейники применялись в медицине для физической реабилитации больных и проведения некоторых процедур, где требовалось полное подчинение пациента. Если бы этот тип защелкнул контрольный ошейник на моей шее, я пошла бы с ним куда угодно, несмотря на все навыки самообороны.

Значит, я должна была всеми силами избежать этого варианта.

Мои мама и папа всю жизнь боялись похитителей, поэтому с детства учили меня приемам самозащиты. Опасность была вполне реальной: мои родители были очень богатыми, очень влиятельными и весьма заметными людьми, поэтому вполне естественно, что их дочь могла стать первоочередной мишенью для преступников. Признаться, на тренировках я никогда не добивалась больших успехов — какой уж из меня супергерой! — но основы усвоила неплохо. Беги! — учили меня. Сопротивляйся. Поднимай как можно больше шума. Делай все, чтобы помешать противнику использовать против тебя всю свою силу. Как только он схватит тебя, то сможет сделать с тобой все, что захочет.

Поэтому я отползла назад. Вернее, попыталась отползти. Стол поймал меня за ногу. Потеряв равновесие, я опрокинулась навзничь, ударившись спиной о наклонную крышку стола. Она закачалась, как качели, коробка с мелками подскочила, отлетела в стену и сбила с нее часы. Тяжелый циферблат упал в аквариум с рыбками, подняв волну и тучу брызг. Я шлепнулась на пол, врезавшись головой в мольберт, который с грохотом рухнул на пол.

Оглушенная ударом, я пошарила рукой у себя за спиной и нащупала какой-то ящик. Я надеялась найти там мастихин или макетный нож. Но обнаружила только тюбик с маслом. Ничего, сойдет для начала.

Я выдавила тюбик в лицо незнакомцу, и густая струя зеленой масляной краски брызнула ему прямо в глаза. Гость ненадолго замер, потеряв направление. Самое ужасное, что он, похоже, совсем не почувствовал боли, хотя его открытые глаза были сплошь залиты краской. Он даже не поднял руку, чтобы вытереться. Кто он такой? Или — что такое? В нем не было ничего человеческого, и я не понимала, что мне делать.

Зато мне невероятно повезло. Густая краска в сочетании с пролитой водой из аквариума покрыла весь пол скользкими лужами маслянистой жижи. В результате мой невредимый, но ослепший противник поскользнулся в самый решающий момент, когда уже наставил на меня свое оружие. Он опрокинулся навзничь и с тяжелым стуком грянулся о паркет.

Я не стала терять время даром. Я вылетела за дверь и захлопнула ее за собой.

Но выбежав из студии, я совершенно растерялась, не зная, куда бежать дальше. Почему Патти и Барри не прибежали на шум? Может быть, этот тип убил их? Я рывком распахнула дверь в спальню приемных родителей.

Чернота. Пустая кровать. Я помнила, что они ушли в театр, просто не знала, что они еще не вернулись.

Оставив дверь спальни приоткрытой, я бросилась в коридор, жалея о том, что Завьера нет рядом. Я не знала, куда мне бежать и что делать. Чего хотел от меня этот тип? Откуда он взялся?

Открыв входную дверь, я помчалась по коридорам к лифту, стараясь не обращать внимания на проклятую стазисную усталость. Мои силы были на исходе, но, добравшись до лифта, я вдруг остановилась как вкопанная. Что, если нападавший был не один?

Тогда я отошла от лифта и открыла дверь на лестницу. Все тихо. Никто не ждал меня на тускло освещенных бетонных ступеньках. Я на цыпочках пошла вниз, надеясь, что мои босые ноги не выдадут меня. Так получилось, что я знала только одно место, где могла чувствовать себя в безопасности.

Прокравшись в полуподвал, я неслышно побрела мимо сваленного хлама и стеллажей, забитых следами пребывания в комплексе прежних арендаторов. По пути я больно ударилась большим пальцем ноги о деревянный ящик и чуть не заорала в голос, когда пыльная настенная вешалка выскочила на меня из темноты, а пальто, вышедшее из моды лет сорок тому назад, едва не вцепилось мне рукавами в горло. Благополучно избежав всех опасностей, я отыскала старую кладовую и, дрожа от страха, забралась в свою пустую стазисную капсулу.

В какой-то миг мне захотелось включить ее, чтобы тихие волны разноцветных стазисных снов унесли меня прочь от кошмаров, от ужаса пропущенных лет и от того, кто охотился за мной. Только страх быть похищенной во время стазиса удержал меня от нажатия кнопки активации. Поэтому я свернулась клубочком на гладких шелковых подушках и укрылась пыльным пальто, которое совсем недавно приняла за нападавшего.

Всепроникающий холод подземелья начал медленно просачиваться в мои кости. Я потерлась щекой о мягкую подушку и глубоко вдохнула нежный запах стазисных препаратов. Видимо, они потихоньку начали действовать на меня. Постепенно животный ужас отступил, и я стала впадать в полубессознательный ступор, напоминавший начальную стадию стазиса. Меня вывел из него звонок сотового, резко пропищавший в кромешной тьме. Голофон висел у меня на шее, я нащупала его и нажала кнопку приема.

Звонила Патти. Перед моими глазами появилась голограмма ее безупречно причесанной головки с брезгливо искривленными губами.

— Где ты прячешься? — грозно спросила Патти. — Ты знаешь, что натворила твоя негодная собака? Когда уходишь из дома, отводи ее на площадку для домашних животных, в противном случае я отправлю твою собаку туда, откуда ее прислали! Я не желаю терпеть подобного безобразия!

— Что случилось с Завьером?

— Он ненормальный! Он сожрал твою зеленую краску и разгромил всю студию! Единственное утешение, что это была не моя гостиная. Немедленно возвращайся и изволь привести все в порядок перед уходом в школу, иначе я не посмотрю на контракт и придумаю тебе какое-нибудь наказание!

— Я сейчас буду, — ответила я, нажимая на отбой. Сбросив пальто, я помчалась к лифту. Все страхи исчезли. Остаточные стазисные препараты притупили активность рецепторов, я больше ничего не чувствовала. Это оказалось как нельзя кстати, иначе, боюсь, я бы так и осталась в подвале, дрожа от страха и лепеча бессвязный бред. Я задумчиво побарабанила пальцами по двери лифта. Что Патти имела в виду, когда сказала: «Я не посмотрю на контракт!»

Когда я вернулась, Патти орала на Завьера, прятавшегося под моим столом. Студия была полностью разгромлена. К сожалению, Завьер явно приложил лапу к царящему кругом хаосу. По всему полу виднелись зеленые собачьи следы и безобразные кляксы, а тюбик краски, брошенный мною на полу, был теперь наполовину изжеван, отчего благородная светлая морда Завьера покрылась зелеными подтеками. Пролитая вода, смешанная с краской, расцветила паркет зыбкими изумрудными архипелагами. Картину довершали разноцветные пятна размякших от воды мелков, которые оставалось теперь только выбросить. Патти держалась в сторонке, стараясь не запачкать свои стильные туфли.

— Явилась! — воскликнула она, увидев меня. — Убери все это перед школой. А когда куда-нибудь уходишь, уводи из дома эту паршивую собаку. Как тебе могло прийти в голову оставить ее здесь?

— Да, Патти, — послушно ответила я. Потом открыла было рот, чтобы рассказать ей о событиях прошлой ночи, но Патти уже повернулась ко мне спиной, и я не смогла придумать, с чего начать разговор.

После того как Патти ушла, я попыталась выманить Завьера из-под стола. Сначала он ни за что не хотел вылезать. Потом, убедившись, что в комнате больше никого нет, мой афган поспешно вскочил и, поскуливая, выполз ко мне. Было очевидно, что у него что-то болит.

Я быстро вытащила сотовый и нажала кнопку информации.

— Меня зовут Халли, я ваш информационный оператор, — представилась красивая голографическая женщина, прежде чем поинтересоваться, чем она может мне сегодня помочь. Я попросила дать мне список местных ветеринарных клиник.

Одна из клиник, бодро перечисленных Халли, имела то же название, что и центр ухода, в который мне нужно было регулярно возить Завьера. Я попросила оператора соединить меня с этой клиникой, и через несколько минут передо мной возникло изображение ухоженной дамочки из регистратуры.

— Моя собака… она пострадала, — сказала я.

— Вы хотите записаться на прием? — спросила секретарша.

— Не знаю, — растерянно пробормотала я. — Понимаете, у меня очень мало времени до начала уроков. Я думала, что моя собака записана на регулярные визиты к вашим парикмахерам. Ее зовут Легконогий Бегун Пустыни.

— Ну, конечно! — расплылась в улыбке секретарша. — Легконогий Бегун — один из наших самых престижных клиентов. Если вас не затруднит завезти его к нам перед школой, мы с радостью возьмем на себя все остальное.

— Что значит — престижный клиент? — спросила я.

— Все посещения и процедуры, необходимые Легконогому Бегуну, заранее оплачены и одобрены. Вам нужно лишь привезти его к нам, а мы позвоним вам, как только проведем полное обследование и выясним, есть ли повод для беспокойства.

— Спасибо, — поблагодарила я и отсоединилась.

Было совершенно очевидно, что до начала занятий я никак не успею и убраться в студии, и завезти Завьера в клинику. Поэтому я ограничилась тем, что выудила из аквариума часы (которые, к счастью, не казнили током ни одну из моих рыбок) и заперла дверь в студию, чтобы Патти не видела царящего там разгрома. Быстро переодевшись в форму, я повела Завьера в лимо-ялик. Забравшись внутрь, я приказала ялику везти нас в клинику.

Ксавьер перепачкал зеленой краской все сиденья ялика и мою школьную форму, но мне было наплевать. Я крепко-крепко обнимала его за шею. Он стонал и поскуливал, но все равно нежно лизал меня в лицо. Когда мы добрались до клиники, Завьеру стало хуже и мне пришлось на руках донести его до стойки.

— Ох, бедняжка! — сказала секретарша. — Не сомневайтесь, вы оставляете Легконогого Бегуна в надежных руках. Мы позаботимся о нем.

— Я назвала его Завьером, — сообщила я.

— Прекрасно, я сделаю пометку в наших бумагах, — ответила секретарша и, с легкостью подхватив огромную собаку на руки, понесла ее куда-то за стойку. Здесь она передала моего Завьера мужчине в синей униформе. Я была искренне поражена. Девушка оказалась намного сильнее, чем можно было предположить по ее виду. Более того, непрактичность ее изящного жакета тоже оказалась обманчивой, я убедилась в этом, когда секретарша без труда стерла с него потеки зеленой краски обычным бумажным полотенцем.

— Мне очень нравится ваш пиджак, — сказала я, сообразив, что беззастенчиво разглядываю ее.

— Пластифицированный лен, — невозмутимо ответила секретарша. — В ветеринарной клинике приходится носить практичную одежду. Но вернемся к вашей собаке. Что с ней не так, помимо состояния шерсти, разумеется?

— Он сожрал тюбик масляной краски, — ответила я. — Думаю, краска была нетоксичная. Больше я ничего не знаю, но мне кажется, у него что-то болит.

— Очень хорошо, мы проверим его организм на наличие токсинов, а затем позвоним вам и скажем, удалось ли обнаружить что-либо заслуживающее внимания. Как вы его назвали?

— Завьер, — ответила я и произнесла это имя по буквам. Девушка сделала запись в настольном экране и заверила меня в том, что о собаке как следует позаботятся. У меня слегка отлегло от сердца, и я со спокойной душой отправилась в школу. Воспоминания о светящемся человеке я надежно спрятала за постстазисной апатией, решив вернуться к ним не раньше, чем найду в себе достаточно сил.

Брэндан ждал меня во дворе.

— Все небесно! — объявил он, выхватывая у меня из рук ноутскрин. Несколько раз прикоснувшись к экрану, он вернул его мне и показал новое расписание. — Вот смотри: история, четвертый период, преподаватель — мистер Койлер. Нам пришлось заодно перевести тебя с классиков на романтиков по английской литературе. Надеюсь, ты не возражаешь?

— Нет, что ты, это замечательно! — ответила я. Оказывается, Брэн одним махом решил сразу две проблемы вместо одной: мне приходилось постоянно сдерживать желание сообщить преподавательнице английского о том, что я не имею ни малейшего представления обо всех этих так называемых великих писателях рубежа веков. Я не хотела обижать ее.

Однако даже после устранения угрозы исторического курса школа не стала для меня намного приятней. Я все равно оставалась здесь самой странной ученицей, за исключением разве что Отто, но, по крайней мере, теперь у меня появилась возможность мечтать об уроках в одном классе с Брэном.

Он оказался исключительно активным учеником: постоянно вступал в споры со своими одноклассниками, не уставал удивлять учителей малоизвестными фактами, вычитанными из сторонних источников, и запросто делал выводы из, казалось бы, совершенно не связанных друг с другом посылок. Иными словами, он был именно таким, какой мне всегда хотелось быть в школе. Только у меня никогда не хватало для этого ума.

Начав наблюдать за Брэном, я впервые открыла для себя множество новых деталей: например, то, с какой небрежной уверенностью его руки порхают над ноутскрином. Понятно, что Брэн пользовался им с детского сада, а я только-только начинала знакомство с этой техникой, и все-таки его длинные смуглые пальцы танцевали над экраном, словно в волшебном балете. Длинные смуглые пальцы, продолжение длинных, гибких и мускулистых рук теннисиста.

Брэн был красивый.

Это открытие обрушилось на меня, как удар. Я затаила дыхание. Как же я могла не заметить этого раньше? Наверное, до сих пор я была слишком оглушена культурным шоком. Словно в тумане я вышла из кабинета истории и заблудилась по дороге на элементарную астрофизику. Впрочем, учитель и не думал ругать меня за пятиминутное опоздание. Наверное, мистер Гиллрой проинструктировал его и на этот случай.

На уроке я по-прежнему ничего не понимала. Через двадцать минут писк сотового голофона дал мне прекрасную возможность отвлечься от совершенно невразумительных вычислений. Я пулей вылетела в коридор.

— Мы нашли вашу собаку совершенно здоровой, за исключением сильного физического истощения, — сообщил ветеринар, оказавшийся темнокожим мужчиной с улыбающимися карими глазами. — Мы провели проверку на токсины, но краска оказалась относительно безопасной. Вы вчера выводили собаку на долгую прогулку?

— Нет, — помотала головой я.

— Однако наши датчики показывают, что мышцы собаки сильно утомлены. Зафиксирован избыток молочной кислоты. Все мышцы перенапряжены. Через пару дней собака будет в полном порядке, однако ей нужен покой и хороший уход. Постарайтесь не переутомлять животное. Вы уверены, что никто не перегружал собаку нагрузками?

— Нет, насколько я знаю, — ответила я. Не могла же я сказать ветеринару, что вчера мою собаку стукнул какой-то непонятной дубинкой светящийся человек с механическим голосом, которому зачем-то понадобилось меня убить!

Я вернулась обратно в класс. Мне не хотелось думать о светящемся человеке, я совершенно ничего не понимала в материале, а после того как узнала, что с Завьером все будет в порядке, мне больше не о чем было беспокоиться. Поэтому я стала думать о Брэне.

Не могу точно сказать, что я чувствовала. Ксавьер был единственным парнем, которого я любила в своей жизни, но эта любовь возникала очень постепенно, на протяжении многих лет и в ходе множества изменений, поэтому сейчас я просто не знала, что мне делать с этой щемящей нежностью. Она разрывала мне сердце, Наверное, мне было больно от того, что я не слышала чувств Брэна.

Я всегда знала, что чувствует Ксавьер. Я знала его так долго, видела в таких разных настроениях, что просто не могла ошибиться. И еще он никогда ничего не скрывал от меня. Он был моим лучшим другом, моим братом, моим любимым. А теперь он был мертв, и я тосковала по нему. И я не понимала, было ли мое чувство к Брэну лишь продолжением этой тоски или все-таки чем-то большим.

Снова и снова я думала о том, как он спас меня и что именно ему, единственному из всех людей на планете, суждено было споткнуться о мою стазисную капсулу и разбудить меня… поцелуем, как Спящую красавицу. Правда, тогда я даже не восприняла это как поцелуй. Интересно, а как воспринял это Брэн?

Выходя с последнего урока, поэзии эпохи романтизма, я увидела в коридоре Брэна. Сердце у меня пустилось вскачь, и я со всех ног кинулась к нему.

— Огромное тебе спасибо за все! — сказала я ему. — Романтики в тысячу раз лучше писателей рубежа веков! Честно говоря, те меня слегка… разочаровали.

— Дедушка сразу сказал, что романтики должны тебе больше понравиться, — улыбнулся Брэн. — Он помнит, как читал этих классиков еще в то время, когда их произведения только-только увидел свет, и уверяет, что не видел в них тогда никаких особых достоинств. А как тебе история? Нравится период Восстановления?

— Я в восторге! Но я все равно не понимаю, как нам удалось сохранить запланетные колонии?

— Мы пока до этого не дошли, — ответил Брэн. — Но я знаю, что нам пришлось оставить свои поселения на Ганимеде и Церере, а также ликвидировать колонию на Энцеладе. — Он обернулся через плечо. Набики и Отто стояли у него за спиной, терпеливо ожидая, когда он закончит. — Слушай, мне надо бежать, а то я опоздаю на глиссер.

Я вздохнула. Стазисные препараты полностью вывелись из моего организма, поэтому я снова вздрагивала от каждого шороха и боялась оставаться одна. Я так и не смогла заставить себя поделиться с кем-нибудь событиями прошлой ночи, но мне было страшно. И еще я хотела быть рядом с Брэном.

— Я могу… подвезти тебя домой на лимо-ялике, — выдавила я, всеми силами стараясь не выдать своего отчаяния. — Ведь нам… по пути, в Юникорн.

Брэн заметно заколебался, но потом пожал плечами.

— Хорошо, — согласился Он и, повернувшись к Отто и Набики, покачал головой. Набики дернула плечом и зашагала в сторону парковки глиссеров. Отто несколько мгновений молча смотрел на меня, его желтые глаза странно поблескивали на солнце.

Мне стало не по себе.

— Я чем-то обидела Отто? — спросила я у Брэна.

Брэн обернулся к своему пришельцевидному приятелю и усмехнулся. Отто ответил ему натянутой улыбкой, а потом помахал рукой и пошел догонять Набики.

— Нет, — ответил Брэн. — Он считает тебя интересной. Но, с юридической точки зрения, ты владеешь его патентом, а следовательно… Разумеется, он достаточно человечен для того, чтобы иметь права человека, но тут все очень сложно. Он опасается стать объектом для очередного эксперимента. Когда ты достигнешь совершеннолетия и вступишь в права наследования, его судьба окажется в твоих руках.

Я оторопела.

— Как он может так думать? Разве я когда-нибудь смогу сделать что-то подобное? Ты же сам сказал, что большая часть этих несчастных детей погибла?

— Это ужасно, — кивнул Брэн. — Не пережинай из-за Отто. Я думаю, он очень хочет поговорить с тобой, но ты его пугаешь.

Я сглотнула ком в горле.

— А тебя я тоже пугаю?

Брэн задумчиво посмотрел на меня, сдвинув брови.

— Тебе придется загрузить, что ты довольно странная, — сказал он наконец. — Ты разговариваешь совсем как моя бабушка. Но иногда говоришь или делаешь нечто такое… Пожалуйста, не пойми меня неправильно и не обижайся, ладно? Просто очень часто ты ведешь себя как маленький ребенок. Без обид?

— Без обид, — кивнула я.

— Иными словами, ты совсем другая. Как из другой страны, но не совсем. Нет, не знаю, — сдался он. — Я ответил на твой вопрос?

— Наверное, — выдавила я и снова сглотнула. — Лимо-ялик встречает меня прямо тут, — неуклюже ляпнула я. Брэн молча вышел следом за мной и забрался в ялик. — Только мне нужно кое-куда заехать по дороге. Ты ничего не имеешь против собак?

— Нет. До прошлого года у меня тоже жила собака. Умерла от старости. Бедняга Джек.

— Какой он был породы? — спросила я.

— Ретривер, — ответил Брэн. — Он у меня был отличным принимающим, ему бы только в бейсбол играть. Ловил все теннисные мячи, вылетавшие за корт.

Когда я привела Завьера в ялик, он сдержанно кивнул Брэну головой, а потом обнюхал его ноги.

— Привет, мальчик, — поздоровался Брэн и потрепал Завьера по ушам.

— Будь с ним поласковее, — попросила я. — У него сегодня была тяжелая ночь. Налопался краски.

— Ты ешь краску? — укоризненно спросил Брэн у Завьера. Потом поднял глаза на меня. — Откуда он ее взял?

— В моей студии.

Брэн с новым уважением посмотрел на меня.

— В твоей студии?

— Да… Так, пустяки… Балуюсь понемножку.

— Пайферы устроили тебе студию?

— Я думаю, это подарок Гиллроя, — призналась я. — Наверное, где-то в моих документах сохранилась запись о том, что я люблю искусство.

Брэн пожал плечами и снова опустил взгляд на Завьера.

— Лично я ничего такого не видел, — сказал он. — А я очень старался разыскать что-нибудь.

— Правда?

Ну да. И ничего не смог найти. Честно говоря, я не нашел даже записей о том, что у твоих родителей когда-то был ребенок. Наверное, они очень строго охраняли от чужих свою личную жизнь. В Юниархивах я отыскал старую фотографию, где ты снята с родителями, там тебе лет десять или около того. Но эта фотография даже не подписана. Иными словами, ты сильно смахиваешь на призрак. Никакого цифрового следа. Я даже не смог выяснить, когда у тебя день рождения.

— Как будто меня вообще не было, — негромко вздохнула я. — Знаешь, иногда мне кажется, что так оно и есть. Все, кого я когда-то знала, давно умерли.

Брэн отпустил Завьера и неловко поерзал на сиденьи.

— Мне жаль.

— Я постепенно привыкаю к этой мысли, — вздохнула я.

— И все-таки мне очень жаль.

Лимо-ялик слишком быстро довез нас до дома. Мы были уже в Юникорне, но я по-прежнему боялась остаться одна.

— Хочешь посмотреть мою студию? — спросила я. — Правда, там сейчас небольшой разгром. Завьер вчера порезвился на славу, но… Мне все равно нужно все прибрать до возвращения Патти и Барри.

— До их прихода ты дома одна? — спросил Брэн.

Я кивнула.

— Угу. С Завьером.

Мне показалось, что Брэну совсем не хотелось идти со мной, но он все-таки кивнул.

— Ладно. Конечно. Идем.

* * *

Открывая дверь в студию, я ожидала увидеть там хаос, который оставила утром, убегая в школу. Но все оказалось совсем иначе. Наверное, у уборщицы был свой ключ, и она не слышала распоряжения Патти. Так или иначе, она убрала все следы разгрома, вылизав комнату так, как я бы все равно никогда не сумела.

— Ух ты! — ахнул Брэн, переступая порог. Он окинул взглядом мои картины. Теперь я была даже рада тому, что мой последний портрет мелками погиб в потасовке с незнакомцем. Его мокрые смятые останки до сих пор торчали из уничтожителя мусора. Если бы Брэн увидел свой портрет вчера, я бы ни капельки не смутилась. Тогда я бы честно сказала ему, что всегда рисую людей, которых вижу вокруг себя. И даже показала бы ему портреты Патти и Барри и карандашный набросок мистера Гиллроя. Но сегодня… Нет, сегодня я бы сквозь пол провалилась от смущения.

В то же время мне страшно хотелось нарисовать Брэна. Я бы усадила его на стул в углу, на фоне книжных стеллажей. Или напротив окна, особенно если бы мне удалось уговорить его распахнуть рубашку. Хотя бы чуть-чуть. Или немного больше. Я бы повторила цвет его глаз в оттенке листвы за окном и…

Внезапно я поняла, что Брэн задал мне какой-то вопрос. Я встряхнула головой, отгоняя видение полуголого Брэна, сидящего в моей студии.

— Что, прости?

— Почему ты не посещаешь уроки искусства в школе?

— Не знаю, — честно ответила я. — Наверное, мистер Гиллрой не считает, что они мне необходимы. — Я обвела рукой комнату. — Да я и не возражаю, ведь у меня есть все это!

Брэн подошел к стене, где все еще сохла моя самая крупная на сегодняшний день картина. Это был написанный маслом один из так называемых стазисных пейзажей — гряды ярких волнообразных холмов и подсвеченные молниями тучи, казавшиеся скорее радостными, чем грозными. Я назвала эту картину «Голубые дюны».

— Это все твои работы?

— Ага, — кивнула я. — Ничего особенного. Просто хобби.

Брэн серьезно посмотрел на меня.

— Они очень хороши, — твердо сказал он. — Но прибедняйся. — Он склонил голову набок и долго разглядывал мои картины. — Нет, это просто небесно, — ошеломленно пробормотал он. — У этих пейзажах есть какое-то… седьмое чувство. Они словно увидены изнутри.

— Интересная точка зрения.

— Мои дедушка с бабушкой постоянно таскали нас по музеям и галереям, поэтому я научился говорить об искусстве, — улыбнулся Брэн.

— Пейзажи всегда получались у меня лучше всего, — призналась я. — Однажды я даже получила за них премию.

— Правда? — Брэн приподнял одну бровь и пристально вгляделся в холст. Потом кивнул. — Да, я понимаю. — Он повернулся к другим моим картинам. — Значит, это было — сколько? — шестьдесят лет тому назад?

— Шестьдесят два, — ответила я. — Это случилось как раз перед тем, как я погрузилась в стазис.

— И она называлась?

— «Поднебесье».

— Да нет, не картина, награда! — рассмеялся Брэн.

— А! Так и называлась — премия «Молодой мастер». Я выиграла месячный кругосветный художественный тур, — пояснила я. Вообще-то, к этому прилагалась стипендия, но я, наверное, все равно не смогла бы ее принять.

— И ты не поехала? — рассеянно спросил Брэн.

— Как раз перед поездкой я… я заболела, — сказала я. Зачем говорить ему, что я погрузилась в стазис накануне тура? Я ведь все равно никуда не поехала бы.

— Ну да, конечно. Извини, — пробормотал Брэн.

— Все нормально. Я понимаю, все это звучит странно.

— Немного, — пожал плечами Брэн. Он порылся в стопке законченных рисунков, сложенных на столе. — Это моя мама? — Он вытащил набросок, сделанный на листке обычной бумаги для распечаток.

— Да, — кивнула я, заглядывая ему через плечо. — Я нарисовала ее, когда была в больнице.

Миссис Сабах была очень простой моделью. У нее были правильные черты лица и врожденная грация. Мне не удалось лишь передать потрясающую зелень ее глаз на смуглом азиатском лице.

— Можно я скопирую этот рисунок в свой ноутскрин? Мама будет очень рада.

— Забирай его и подари маме, — сказала я.

— Правда?

— Конечно. Это же всего лишь набросок.

Брэн посмотрел на меня почти с восторгом.

— А ты не могла бы подписать его?

Я нахмурилась, но послушно вытащила из ящика стола карандаш.

— Зачем?

Брэн расхохотался.

— Да затем, что с таким способностями ты очень скоро станешь знаменитой, и этот рисунок с твоим автографом будет стоить столько же, сколько вес моей мамы в чистом золоте!

— Да нет, что ты, — сморщила нос я. — Какая из меня художница! Я нужна мистеру Гиллрою в ЮниКорп.

— Так все говорят, — насупился Брэн и отвернулся от меня к кипе набросков. — Это приводит меня в бешенство. Ты должна делать только то, чего ты сама хочешь!

— Но я не знаю, чего хочу, — пожала плечами я, однако подписала «Роуз Фитцрой» под портретом матери Брэна.

— Да у тебя тут все наши! — изумленно пробормотал Брэн. — Ну ты жжешь! — Он вытащил набросок, изображавший мистера Гиллроя. — Зачем ты изобразила его в виде злого тролля?

Я невинно похлопала глазами.

— Кто, я?

Брэн расхохотался и вытащил еще один рисунок.

— А это кто? Кажется, я его знаю. Это кто-то из нашей школы?

Я помрачнела.

— Нет, — сказала я и отвернулась.

Только сейчас Брэн заметил пять других портретов Ксавьера на стенах студии. На самом деле их было гораздо больше, но вряд ли Брэн сумел бы найти сходство между портретами младенца, мальчика и молодого человека.

— Кто это? — спросил он, заметно посерьезнев.

Я не хотела отвечать ему. Но должна была. Наверное, мне хотелось бы, чтобы Брэн сам все понял и сказал, что ему очень жаль и что он постарается все исправить… Я повернулась к столу и уставилась на стоящий за ним аквариум с рыбками.

— Так… Мой прежний парень.

— Гхм, — сказал Брэн. А потом добавил ровно половину того, что мне хотелось бы услышать:

— Мне жаль.

Я пожала плечами.

Повисло неловкое молчание.

— Ну, гм… спасибо за рисунок. Маме он очень понравится.

— Не за что, — ответила я.

— Увидимся в школе.

— Угу.

Когда я оторвала взгляд от рыбок, Брэн был уже возле двери.

 

Глава 9

Этой ночью я не спала. Я сидела в своей комнате, крепко сжимая ошейник Завьера и держа наготове сотовый. Каждый раз, когда Завьер шевелился и менял позу, при каждом звуке и каждом луче света, брошенном на стены и потолок проезжавшим мимо глиссером, я была уверена, что сейчас меня снова придут убивать. За ужином я совсем было собралась рассказать Патти и Барри о таинственном госте, но так и не решилась. Они относились ко мне с таким равнодушием, что я просто не смогла себя заставить. Я ведь была не полной идиоткой. Я проверила все замки — никаких следов взлома. Если верить официальным записям, ничего этого просто не было. Так какой смысл доказывать?

Когда за окном начало светать, я взяла голофон.

— Кабинет доктора Биджа, — сообщила голограмма ее секретарши.

— Я хочу записаться на прием, — сказала я. — На сегодняшнее утро, если возможно.

— Вам срочно? — довольно вызывающе и бесцеремонно спросила секретарша.

Я задумалась. Обычно, когда мне задавали такой вопрос в таком тоне, я всегда отвечала: «Нет».

— Да, — сгорая от стыда, ответила я.

— Вы посещаете Юнишколу?

Я кивнула.

— Имя?

— Роуз Фитцрой.

— Ах! — Поведение секретарши неожиданно изменилось, она поспешно отвела от меня взгляд и уставилась в свой экран. — Простите, я не смогу записать вас до занятий, но у нас есть свободное время на десять утра, как раз перед началом третьего урока. Доктор Биджа пришлет вам освобождение от занятий на это время.

— Спасибо, — пролепетала я.

— Всегда к вашим услугам, мисс Фитцрой.

Секретарша исчезла; мне показалось, она была страшно рада поскорее отключиться от меня.

Мое имя вызывало странную реакцию у людей. Правда, я пока не до конца понимала, какую именно — уважение, страх или просто нездоровое любопытство.

На социальной психологии я проспала от звонка до звонка. И миссис Уиби мне это позволила. На истории я бодрствовала, чтобы смотреть на Брэна, а перед третьим уроком с радостью воспользовалась освобождением от мисс Китайская премудрость.

Когда я вошла в кабинет, мне показалось, что доктор Биджа чем-то озабочена.

— У тебя возникли какие-то проблемы, Роуз? — спросила она. — Моя секретарь передала, что ты попросила о дополнительном приеме.

— Да. Я знаю, что наша следующая встреча должны быть только в понедельник, но я совсем не могу спать.

— Твои кошмары стали хуже?

— Не совсем, — ответила я, хотя вчера не раз задавала себе этот вопрос. У меня не было никаких доказательств визита сияющего человека, кроме зафиксированного врачами утомления Ксавьера, но ведь мой афган запросто мог утомиться, громя студию, пока я спала. — Типа того. Может быть. — Я плюхнулась на кушетку, чувствуя себя растерянной и измученной.

— Как тебе кажется, что тебя беспокоит? — спросила Мина.

— Я… Мне кажется, что позапрошлой ночью на меня напали, — выдавила я. — Какой-то сверкающий мужчина с неживыми глазами хотел нацепить на меня контрольный ошейник… — Я рассказала ей обо всем, включая свой побег в полуподвал и сон в стазисной капсуле. — А когда я поднялась наверх, моя студия была вся разгромлена, — закончила я.

— Ты рассказала Патти и Барри об этом… происшествии? — спросила Мина.

— Нет, — ответила я. — Патти ужасно рассердилась, когда встала и увидела, во что превратилась студия, а мне срочно нужно было бежать в школу. А вчера вечером, когда они с Барри вернулись домой, все это показалось мне слишком странным.

Доктор Биджа кивнула.

— Ты понимаешь, что ваш дом находится в зоне повышенной безопасности? — спросила она. — Ни один посторонний человек не может даже войти на территорию комплекса, не говоря уже о том, чтобы пройти по коридорам в вашу квартиру, не отключив сотни датчиков и тревожных сигнализаций.

— Я знаю, — согласилась я. — И я проверила все замки и контрольный журнал. По записям его там не было. Понимаете, во всех моих снах за мной кто-то охотится, но в этот раз все было совсем не похоже на сон. Слишком реально. И потом, моя студия была разгромлена.

— Собака могла это сделать? — спросила Мина.

— Наверное. Но разве может так быть, чтобы мне сначала приснился сон, в котором моя студия превратилась в руины, а наутро оказалось, что так оно и есть?

— Конечно, такое очень часто случается, — заверила меня доктор. — Находясь в бессознательном состоянии, мы слышим разные звуки и вплетаем их в свои сны. Разве у тебя никогда не было такого?

Я покачала головой.

— Нет. Мне до сих пор вообще никогда не снились кошмары. Но прошлой ночью я так перепугалась, что просидела без сна до утра.

— Пожалуй, тебе следует выписать снотворное, — кивнула доктор Биджа. — Что-нибудь легкое, — заверила она, — без привыкания. Принимай его только в том случае, когда совсем не сможешь уснуть, как прошлой ночью. Ты знаешь, кто твой доктор? Я должна связаться с ним, чтобы он выписал рецепт.

— Нет, — ответила я.

— Хорошо, в таком случае, я проконсультируюсь с мистером Гиллроем. Он должен это знать.

— Вам обязательно нужно действовать через мистера Гиллроя? — спросила я. Честно говоря, он наводил на меня страх.

— Я не расскажу ему об этом, — заверила Мина. — Но я не могу сама выписать тебе лекарство.

— Ладно, — вздохнула. — Что поделать. Чокнутая Роуз продолжает слетать с катушек.

Мина рассмеялась.

— Ты в самом деле считаешь себя чокнутой?

— А как бы вы назвали столетнюю девицу?

— Насколько я знаю, этой девице не больше семидесяти восьми, — ответила Мина, и я вдруг поняла, что сказала ей больше, чем нужно. Несколько дней назад я вдруг поняла, что в тот день, когда Брэн меня разбудил, исполнилось ровно сто лет с моего рождения. Значит, сто лет и семь недель. Все-таки есть вещи, о которых доктору Бидже лучше пока не знать.

* * *

Мне больше не снился блестящий человек, и я не бродила во сне — по крайней мере, я этого не помнила. Таблетки, которые прислала мне доктор Биджа, помогли справиться с кошмарами. Вернее, они позволяли мне уснуть сразу же после приема.

Я продолжала ходить в школу, остававшуюся неизбывным кошмаром. И продолжала ходить на физиотерапию, которая постепенно начала приносить результаты. Я уже могла после школы вывести Завьера на долгую прогулку и не упасть замертво, правда, бегать пока еще не получалось. И еще я продолжала рисовать, с удивлением убеждаясь, что мой стиль стал намного увереннее и изящнее, чем раньше — видимо, шестьдесят два года стазиса не прошли для меня даром. Раз в неделю я продолжала посещать доктора Биджа. И продолжала, почти против воли, любоваться Брэном.

* * *

— Ты не принесла мне сегодня свои работы? — спросила доктор Биджа, когда я вошла в кабинет.

Я помотала головой. Прошло почти четыре недели после того странного случая лунатизма, и за все это время я ни разу не вспомнила захватить один из своих рисунков перед уходом из дома.

— Простите.

— Но я вижу, что ты захватила альбом для набросков, — приподняла бровь Мина. — Не хочешь показать мне какие-нибудь из них?

Эта просьба меня удивила.

— Но это же просто наброски, — сказала я.

— И что? Не обязательно показывать мне «Джоконду».

— Ладно, — пожала плечами я, протягивая ей свой альбом.

За этот месяц я заполнила в альбоме гораздо больше страниц, чем выполнила домашних работ в ноутскрине. Сначала шли пейзажи.

— Расскажи мне о них, — попросила Мина.

— Просто пейзажи, — сказала я.

— Где ты их рисовала?

— Гмм… В основном на уроках, — призналась я. Среди этих набросков почти не было пейзажей в цвете, но мне показалось, что Мине понравились даже черно-белые рисунки. В основном это были пейзажи с грозами — они часто снились мне во время стазиса.

Мина пролистнула несколько страниц:

— А это кто? Брэн?

Я нервно облизала губы.

— Нет. Это Ксавьер. — Я и забыла, что рисовала его в этом альбоме. Вот недотепа. Все это время я старательно избегала любого упоминания о своей прошлой жизни, а теперь своими руками вручила Мине ключ к нему.

— Кто такой Ксавьер?

— Один человек… которого я знала… раньше.

Я кожей чувствовала, что ее переполняют вопросы — все незаданные вопросы о моей прошлой жизни. Я ни разу не дала понять, что хочу поговорить об этом, и, к чести Мины, надо сказать, что она уважала мое нежелание. Вот и сейчас она просто перевернула страницу.

— Это Набики и Отто.

— Да, я узнала, — кивнула Мина.

— Вы знаете Отто?

— Отто похож на тебя. Думаю, его все знают, — ответила она.

Но я уловила в ее ответе нечто такое, на что мне, наверное, не следовало обращать внимание.

— Он тоже ваш клиент? — бухнула я.

— Я не могу ответить на этот вопрос, — сказала Мина. — Если тебе интересно, спроси его сама.

Я вздохнула.

— Не могу. Он не хочет со мной разговаривать.

— Ты очень удивишься, когда узнаешь, сколько всего он может рассказать, если ты ему позволишь, — осторожно заметила Мина.

— Я и так это знаю, — хмыкнула я. — Но он не хочет до меня дотрагиваться. Его почему-то пугает мое сознание.

— Вот оно что, — задумчиво протянула Мина. — Он не говорил тебе, почему?

Я помотала головой.

— Набики не смогла точно перевести то, что он сказал.

— А ты пыталась спросить его лично?

— Говорю же вам, он не хочет со мной разговаривать.

Мина слегка улыбнулась.

— А ты не пробовала связаться с ним по Сети?

Я уставилась на нее, как на ненормальную.

— Но он же не разговаривает! Он не пользуется сотовым.

— Я имела в виду, через ноутскрин, — поправилась Мина. — Насколько я знаю, Отто отлично пишет.

Об этом я даже не подумала. Признаться, я вообще почти не открывала свой ноутскрин, не говоря уже о том, чтобы писать в нем.

— Я подумаю об этом, — пообещала я и перевернула страницу альбома. — Вот это Брэн.

Мина улыбнулась:

— Очень красивый мальчик. Ты только посмотри на его глаза!

Я молча уставилась на его глаза.

— Я знаю, — очень тихо сказала я. В этом наброске я специально выделила глаза Брэна. Казалось, они сияли с затененного лица. Глаза Брэна постоянно притягивали меня, поэтому я стала переносить их на бумагу.

Я поселила в свой альбом всех, кто сидел со мной за одним столом за обедом, поэтому Мина без труда смогла найти портреты учеников, о которых я упоминала во время сессии. Перевернув очередную страницу, она снова наткнулась на портрет Ксавьера.

— Ага, это опять тот же мальчик, что и раньше, — узнала она. — Только здесь он моложе. Это его младший брат?

— Нет, — сказала я. — Это тоже Ксавьер. Я его знала очень долгое время.

— Как долго?

Мне стало больно.

— Всю его жизнь, — ответила я.

И тогда Мина задала мне первый за все это время серьезный вопрос о моем положении.

— Ты скучаешь по нему?

Я хотела отмахнуться и сменить тему, но почему-то не стала этого делать.

— Каждый день, — ответила я. — Но я стараюсь о нем не думать.

— Но ты его рисуешь.

Что тут скажешь? Я вздохнула.

— Я не могу думать о нем, но и забыть тоже не могу. Неправильно забывать тех, кого любишь.

Воцарилось долгое-долгое молчание, а потом Мина уточнила:

— Ты так думаешь?

Мне совершенно не понравилось направление, которое принимали эти расспросы.

— Вот и все мои наброски, — бодро заявила я, забирая у нее альбом. — Так, стопка почеркушек.

— Это очень мастерские работы, — сказала Мина, возвращаясь в свое кресло. — Ты не думаешь продолжать заниматься рисованием?

— Конечно, я буду продолжать.

— Я имела в виду, ты не хочешь стать настоящим художником?

Я покачала головой.

— Мне нужно заниматься ЮниКорп, — напомнила я ей.

— Ах, да, — кивнула Мина. — Непростое дело. Ты полагаешь, у тебя хватит способностей управлять такой многоуровневой межпланетной корпорацией, как ЮниКорп?

До сих пор никто никогда не задавал мне такого вопроса. Я втянула голову в плечи.

— Нет, — честно признала я. — Но может быть, я смогу нанять кого-нибудь толкового, чтобы он управлял… Может быть, после окончания колледжа…

— К счастью, тебе не нужно беспокоиться об этом прямо сейчас, — рассмеялась Мина.

— Нет, вы правы, — сказала я. — Я должна учиться старательнее.

* * *

Я должна учиться старательнее… Эти слова стали моим заклинанием и моим позором, потому что, как я уже говорила, у меня не хватало на это силы воли. Я была слишком тупа, чтобы разобраться в программе, поэтому школьные предметы меня не интересовали.

Меня интересовал Брэн.

Меня интересовал Отто.

Отто очень меня интересовал, но вскоре выяснилось, что разузнать о нем что-то новое будет не так-то просто. Я стеснялась подойти и дать ему свой сетевой номер, особенно когда Набики крутилась рядом (а она всегда крутилась рядом). Большую часть сведений об Отто я узнала от Набики, которая обожала поговорить на эту тему. Отто всегда молча стоял рядом, когда я жадно впитывала любые крохи информации о нем, и хотя мне было очень неловко получать эти сведения не от него лично, утешало уже то, что мы не сплетничаем у него за спиной.

Насколько мне удалось выяснить, Отто получил стипендию Юнишколы инкогнито. Стипендия была присвоена ему на основании представленного эссе. Отто не умел разговаривать, однако у него была блестящая голова, и это в полной мере отразилось в его работе.

Несмотря на стипендию, ему чуть было не отказали в приеме. Потребовалось целых полгода и судебный процесс о нарушении прав человека, прежде чем ему позволили заочное обучение. Перед тем как пойти в школу, Отто вместе с другими членами своей семьи обучался в лаборатории ЮниКорп, где тщательно отслеживались и записывались малейшие аспекты их мозговой активности.

Отто учится с огромным усердием. Его родня, трое других высокоразвитых участников проекта «Дети Европы», до сих пор находилась под наблюдением в лаборатории ЮниКорп. Отто навещал их по выходным. Несмотря на то что с ними хорошо обращались, все они с нетерпением ждали своего совершеннолетия и официального снятия опеки.

Брэн был для меня потоком чистой энергии, порхающей птицей эмоций, полностью занимавших мои мысли. Отто я воспринимала как тяжесть или даже тень, маячившую где-то на краю моего сознания и сопровождавшую меня повсюду. Меня постоянно грызла мысль о том, что все трудности в его жизни порождены корпорацией, которую мне предстояло унаследовать.

И еще я часто замечала, что он смотрит на меня — даже откровенно разглядывает, правда, безо всякого выражения на лице. Помимо принужденной улыбки, которую Отто очевидно использовал в качестве социального жеста, он ничем не выдавал своих мыслей и чувств. Возможно, он интересовался мною, а может быть, злился на меня — кто знает? Что касается остальных ребят, то они относились ко мне либо равнодушно — либо с прохладцей, как Набики.

Решение пришло совершенно случайно. Через несколько дней после того, как я показала доктору Биджа свои наброски, Отто и Набики так поспешно вышли из-за стола после обеда, что забыли свои ноутскрины. Я украдкой протянула руку и включила ноутскрин Отто. Готово! Быстро перебросив его номер в свой экран, я выключила ноутскрин.

Как оказалось, очень вовремя. Набики вихрем влетела в столовую, и я поспешно схватила оба ноутскрина, чтобы скрыть следы своего шпионажа.

— Вот, вы забыли, — сказала я, протягивая экраны Набики.

Мне показалось, что она слегка раздражена.

— Спасибо, — натянуто поблагодарила она.

Набики всегда была вежлива со мной, но я чувствовала, что она меня не выносит.

Я чувствовала себя немного странно, когда вечером того же дня подключалась к экрану Отто. Эта технология считалась устаревшей еще во времена моего детства. Переписку давно сменили сотовые, которые реагировали на голосовой сигнал и при помощи встроенных микроскопических голофонов создавали иллюзию непосредственного общения с абонентом. Иными словами, переписка по ноутскрину была для меня чем-то вроде перьевой ручки для человека эпохи Билла Гейтса.

Я вызвала клавиатуру, сделала глубокий вдох и начала писать:

«Отто, прости, что беспокою. Это Роуз».

Когда тихий звонок оповестил меня о получении ответа, я так разволновалась, что не сразу смогла прочитать его.

«Никакого беспокойства. Ура. Привет. Рад поговорить с тобой».

«Да, привет». Связь была установлена, но теперь я не могла придумать, что писать дальше. «Я думала, что поздоровалась».

Когда я поняла, как это выглядит, то страшно обрадовалась тому, что Отто не может видеть моего лица.

«Прости. Просто мне очень неловко все время разговаривать с тобой через Набики».

«Конечно. Я очень рад, что ты мне написала. Это по-настоящему… здорово. Просто небесно! Я этого даже не ожидал».

«Прости».

«За что?»

«За то, что отвлекаю тебя от того, чем ты занимаешься».

«Ты ни от чего меня не отвлекаешь. На самом деле я тоже очень хотел с тобой поговорить. Просто… похоже, это единственный способ, но я не мог придумать, как попросить тебя написать мне. Немного странно передавать такую просьбу через кого-то еще. И потом, многие считают такой способ общения устаревшим».

«Честно говоря, я и сама так считаю».

«Правда? А я думал, что в твое время люди так общались!»

«Так и было, — призналась я. — Но только когда я была совсем маленькой».

«Понимаю». Повисла долгая пауза. Я не знала, что говорить дальше. «У тебя была какая-то особая причина поговорить со мной?»

«Вроде того. Это доктор Биджа предложила мне написать тебе».

«Мина? Она очень милая, правда?»

«Мне она нравится. Ты тоже посещаешь ее?»

«Раз в неделю».

«Я тоже».

«Я знаю».

«А мне она не сказала, что ты к ней ходишь».

«Она мне тоже ничего не говорила. Это ты сказала. Я видел Мину у тебя в сознании».

«Ой… Даже не знаю, что мне об этом думать».

«Не волнуйся. Я никому не рассказываю о том, что вижу в сознании других людей. У меня есть свой моральный кодекс. Не менее сильный, чем у Мины. И у других докторов».

«Правда?»

«Даю слово. Письменное».

Не знаю, как я могла почувствовать улыбку в этих коротких словах, но как-то почувствовала.

«Спасибо», — написала я. — «Я хотела задать тебе один личный вопрос, но мне не хотелось передавать его через Набики».

«Я понимаю, но все-таки — почему?»

Трудный вопрос. Нужно было срочно придумать какой-нибудь деликатный ответ, ведь, откровенно говоря, у меня не было никаких причин не любить Набики. Я допускала, что она может быть вполне — как они сейчас говорят? — вполне небесной, особенно если учесть друзей, которых она себе выбирала.

«Мне кажется, она меня недолюбливает».

«Вот как. Мне придется сказать ей об этом. Она плохо скрывает свою враждебность».

«А она пытается?»

«Еще как».

«Значит, она в самом деле меня не любит?»

На этот раз он ответил не сразу.

«Она не винит тебя в этом. Она прекрасно понимает, что ты в этом не виновата».

«В чем не виновата?»

Последовала еще одна долгая пауза.

«Она завидует», — наконец написал Отто.

Я чуть не поперхнулась от возмущения.

«Завидует? Но чему?!»

«Думаю, просто тому, кто ты есть».

«Вот как? Скажи ей, пусть забирает, хоть сейчас! Всю мою жизнь. Всю скопом, с чертовым обременением: с проклятыми репортерами, со стазисным истощением, с двухгодичным курсом физиотерапии, не говоря уже о ночных кошмарах! Да я готова хоть сейчас поменяться с ней!» Я пожалела о своих словах сразу же, как только отослала сообщение. «Прости», — тут же написала я.

«Она все это знает. Дело не в этом».

Теперь я растерялась.

«Так чему же она завидует?»

«Ты меня интересуешь, а ее это нервирует».

Я сглотнула.

«Вот как».

«Да. Понимаешь, это случается нечасто. Большинство людей кажутся мне скучными. Их сознания очень примитивны».

«Я не очень умная», — поспешно написала я.

«То, что я имею в виду, не имеет отношения к уму. Впрочем, в твоих мыслях я не заметил глупости».

Это меня удивило.

«Значит, умные люди могут быть примитивными?»

«Сплошь и рядом. Меня интересует не ум как таковой, а стремление думать и размышлять. У всех есть возможность расширить границы своего сознания, но лишь немногие ею пользуются».

Я не знала, что на это ответить, поэтому задала следующий вопрос.

«А Набики интересная?»

«Очень. Она умеет мыслить на нескольких уровнях сразу. Вот почему она может одновременно испытывать к тебе и злость, и сочувствие».

«Как вы познакомились? Если, конечно, это не очень личный вопрос».

«Совсем нет. Когда я впервые попал в Юнишколу, мне пришлось очень нелегко. Я был почти так же одинок, как ты, только еще более странный. Многие относились ко мне враждебно. Набики с самого начала яростно встала на мою защиту, еще до того, как мы с ней познакомились. Порой она напоминала мне львицу, охраняющую своих детенышей. Этот комплимент настолько пришелся ей по душе, что она тут же в меня влюбилась».

«Да ты что? С одного комплимента?»

«Как сказать… Это трудно объяснить. Во-первых, я умею говорить очень милые и, скажем так, очень пылкие комплименты. Боюсь, ты сочтешь меня задавакой. Но серьезно, я ведь сам странный, а это самое странное мое свойство. А во-вторых, в этом вся Набики. Она ничего не прячет за душой и целиком отдается любому чувству. Сначала мне было очень странно впитывать мысли человека, который в меня влюблен. Это было похоже на разноцветную радугу, мерцавшую в сознании Набики».

Мне понравилось это сравнение. Я представляла себе любовь точно так же.

«Я не планировал заводить подругу, но это была настолько прекрасная мысль, что я не заметил, как увлекся. Мы вместе уже больше года».

«Красивая история».

«Подозреваю, намного красивее большинства твоих».

Я вздрогнула, хотя Отто не мог этого видеть.

«Точно».

«Не волнуйся. У меня тоже больше темных историй, чем светлых».

«Мне жаль».

«А мне нет. Это моя жизнь, другой не дано. Какой личный вопрос ты хотела мне задать?»

«Ах, да. Всего один. Что так напугало тебя в моем сознании?»

«Ты не хочешь знать ответ на этот вопрос».

«Хочу».

«Если бы я мог дать исчерпывающий ответ на этот вопрос, тебе не пришлось бы его задавать. Мне трудно найти слова для таких ощущений».

Я разочарованно сгорбила плечи.

«И все-таки. Ответь, как сможешь».

«Все дело в твоем сознании, — написал Отто. — Как ты думаешь, что я в нем увидел?»

«Когда ты дотронулся до меня, я просто жутко смутилась».

«И почувствовала себя одинокой. И напуганной. И несчастной. И еще немного обиженной».

«Я обижалась не на тебя».

«Да, не на меня. На какую-то золотую статую».

«Ох, Отто! Так я представляю себе Реджинальда Гиллроя».

«Да ты что? Очень забавно».

И тут меня поразила одна мысль.

«Отто, ты умеешь смеяться?»

«Не слишком хорошо. Мой смех звучит… довольно странно. Поэтому я стараюсь не делать этого на публике».

«Почему ты не разговариваешь?»

«Не могу. Я пытался. У взрослых людей есть резонаторы, отвечающие за громкость и отчетливость речи. Мои резонаторы находятся на младенческой стадии развития. При желании я могу шептать, но это звучит очень странно, и люди с трудом меня понимают. Я знаю язык жестов, но он бесполезен в том случае, если мой собеседник с ним не знаком. Все это очень неприятно».

«А твоя мимика? А кожа?»

«Я полагаю, что как наследница ЮниКорп ты при желании можешь получить доступ к моим медицинским данным».

«Нет-нет, спасибо, — со всей возможной поспешностью написала я. — Прости».

«Я не хотел быть грубым, — написал Отто. — Вообще, я мало думаю о ЮниКорп».

«Я тебя не виню».

«Я тебя тоже».

Мне было приятно это услышать.

«Я рада. Но я все-таки хочу понять. Мне важно знать, почему я тебя пугаю, потому что мне бы не хотелось, чтобы мы могли общаться только так, как сейчас».

«Хорошо. Позволь мне подумать». Последовали долгая пауза, а потом слова полились снова.

«Это страшно досадно, — первым делом написал Отто. — Было бы несравненно проще ПОКАЗАТЬ тебе, но если бы я мог показать, то мне не пришлось бы этого делать — ведь тогда я бы просто проник в твое сознание, и никакой проблемы не возникло бы!»

«Парадокс», — написала я.

«Он самый. Ладно. Все дело в… пустоте в твоем сознании. Это не отсутствие ума и даже не пропилы или блоки в твоей памяти. Наоборот, твоя память представляется мне очень цельной. В некоторых местах она показалась мне сильнее, чем у многих людей. В ряде фрагментов она настолько сильна, что путешествие по ней похоже на езду по дороге с лежачими полицейскими. Я успел увидеть совсем немного, поэтому заранее прошу прощения, если скажу что-нибудь такое, что тебя обидит».

«Я не верю, что ты можешь меня обидеть», — честно написала я.

«Все дело в участках вокруг так называемых лежачих полицейских, твоих самых сильных воспоминаний. То ли непосредственно перед ними, то ли сразу после находятся огромные провалы, и я боюсь в них заглядывать. Я чувствую, что в них таится какая-то опасность. Как будто какие-то острые колючки могут затянуть меня внутрь, и я буду заперт там навечно. Не спрашивай меня, откуда берется это ощущение. Я не знаю».

Я судорожно сглотнула.

«Отто? Ты когда-нибудь погружался в стазис?»

«Нет, но планирую когда-нибудь сделать это. Мы с сестрами и братом хотели бы слетать на Европу после того, как достигнем совершеннолетия и сможем делать все, что нам захочется». Я невольно улыбнулась. «А почему ты спросила?»

«Просто подумала, не это ли ты увидел».

«Сомневаюсь. Даже нет: я не думаю, что это имеет отношение к стазису. Почему тогда этих провалов так много?»

Тут мне пришлось поскорее сменить тему.

«Значит, думаешь отправиться на Европу?»

«После того как нам исполнится двадцать один год, они не смогут нам помешать».

«Я рада, что вы настолько человечны, что ЮниКорп не может считать вас своей собственностью».

«Но корпорация все еще имеет право создавать нам подобных, — написал Отто. — Даже наша кровь нам не принадлежит. Уколи нас, разве у нас не потечет кровь? Но этого нельзя сделать без письменного разрешения. ЮниКорп также владеет нашим правом воспроизводства себе подобных. Даже если мы когда-то сможем иметь детей, наше потомство будет принадлежать корпорации».

«Но это ужасно!»

«Да. Но в настоящий момент твое положение ничуть не лучше нашего. ЮниКорп полностью владеет тобой».

«До тех пор пока я не завладею ЮниКорп».

«Если золотая статуя позволит тебе сделать это».

Ужасное предчувствие охватило меня.

«Думаешь, он не позволит?»

«Я знаю, что он любит власть. Он был страшно оскорблен, когда я выиграл стипендию в Юнишколе. С тех пор он немало потрепал нам нервы».

Мне стало плохо, когда я это прочитала. Я заставила себя не вспоминать о моей давным-давно утраченной премии «Молодой мастер».

«Разумеется, я не свободен по-настоящему, — продолжал Отто. — Юнишкола тоже подчиняется ЮниКорп. Только это и позволило мне выиграть судебный процесс. Судья решил, что все школы, находящиеся под контролем моих опекунов, находятся в равном положении, и раз уж я смог выиграть стипендию, то должен иметь право выбора учебного заведения. Короче, очередная юридическая заумь». В этом месте в потоке фраз возникла небольшая пауза, а потом слова полились снова. «Мне нужно идти. У нас выключают свет в одиннадцать, а я живу в одной комнате с Джемалем. Он не любит, когда я оставляю экран включенным».

«Спокойной ночи, Отто».

«Спокойной ночи, Дикая Роза. Напиши мне еще. Я по-прежнему нахожу тебя очень интересной».

 

Глава 10

Мне было приятно поговорить с Отто. Возможно, переписка с ним перед сном помогла мне не чувствовать себя такой одинокой. В эту ночь я впервые спала без кошмаров. Это было таким избавлением, что я горела желанием повторить эксперимент, отгонявший мои страхи.

Поэтому я очень обрадовалась, когда на следующий день за обедом Отто улыбнулся мне своей натянутой улыбкой, улучив момент, когда Набики не смотрела в нашу сторону. Он дважды стукнул пальцами по своему ноутскрину, а потом поднял обе руки вверх. Десять. Я тихонько кивнула.

В десять вечера того же дня, когда Завьер сидел у меня в ногах, согревая их своим теплом, я включила свой ноутскрин. Я даже не успела открыть файл, как страничка мгновенно соединилась с абонентом.

«Еще раз привет!»

«Привет, — написала я. — Чем отплатить за такую радость?»

«Чем угодно. Порадуй меня беседой. Я хочу задать тебе все банальные вопросы, на которые ты еще никогда не отвечала репортерам».

«О чем ты говоришь? Да я несколько дней подряд только и делала, что разговаривала с репортерами!»

«Говоря им лишь то, что они хотели услышать? Так?»

Я задумалась.

«Гммм», — написала я, почти в шутку.

«Ты смешная. Скажи мне правду. Каково это — проснуться после шестидесяти лет сна?»

«Стазис — это не вполне сон, — начала я, ловко избегая ответа на вопрос. — Хотя после него чувствуешь себя отдохнувшей. И еще в стазисе бывают… сны, назовем это так».

«То есть это не настоящие сны?»

«Нет, — ответила я. — В стазисе видишь не сны, а изнанку собственных мыслей. — Я нахмурилась. — Наверное, это немного похоже на то, что видишь ты, когда дотрагиваешься до кого-нибудь, только находящийся в стазисе видит собственные мысли. По большей части они предстают в виде штормов, морей и разноцветных красок».

«Вот как!» Последовала долгая пауза. «Должно быть, это довольно жутко».

«Нет. Стазисные препараты подавляют центры страха в нервной системе человека. В стазисе нет страха. Печаль и тревога тоже частично ослабляются, но страх подавляется в первую очередь».

«Странно».

«Это необходимо. Без подавления центров страха люди инстинктивно впадали бы в панику, почувствовав, что их организм отключается. Это очень странный процесс — клетки твоего тела перестают стареть и делиться, тебе кажется, будто ты умираешь. Это не так, но твое тело воспринимает происходящее, как смерть. Такое ощущение длится всего несколько секунд, но до изобретения подавителей страха вхождение в стазис было очень мучительным. Люди застывали в ужасе и оставались в таком положении… на все время стазиса. Бывали острые приступы клаустрофобии и… — Тут мои познания едва не подвели меня. — …и прочие неприятности. Короче, до появления нового поколения препаратов стазис был крайне неприятной процедурой».

«Ты много знаешь о стазисе».

«Я долго его принимала».

«Ты говоришь о нем как о наркотике». Я вздрогнула и не отвечала так долго, что Отто написал: «Роуз? Ты здесь?»

«Еще здесь, — написала я. — Просто твое замечание застало меня врасплох. Ты прав. В каком-то смысле это похоже на наркотик».

«Прости, теперь я понял, что повел себя не очень тактично. Я не хотел сказать, что ты шестьдесят лет провела под кайфом».

«Мне сказали, что шестьдесят два, — поправила я. — Нет, это не было похоже на шестьдесят два года кайфа. Скорее, длительное размышление о своем искусстве».

«Стазис помог тебе рисовать?»

«Похоже, что да. Хотя мне не по душе такой способ обучения. Довольно тяжелый, на мой взгляд. Да и стазисное истощение не слишком приятная штука».

«Могу себе представить. Сколько ты пробыла в больнице?»

«Должна была провести три недели, но меня выписали через семь дней. Репортеры одолевали меня. Через четыре недели меня отправили в школу. Но я до сих пор не могу пробежать и мили».

«А я, наоборот, пробегу запросто. Мы все отличные бегуны, для нас специально отбирали крепкие эмбрионы. Самая быстрая у нас Тристана».

Я поняла, что он намеренно сменил тему и с благодарностью приняла его деликатность.

«Тристана?»

«Тристана Твайс. Моя сестра».

«Какое необычное имя».

«Оно означает тридцать два. Нам всем дали имена, похожие на номера наших эмбрионов».

«Почему же ты тогда Отто?»

«В судебном постановлении я значусь как Октавий. Я просто слегка сократил это имя. Октавий Секстий. По-моему, это звучит лучше, чем просто 86».

«Судебное постановление?»

«Угу. Нам пришлось бороться за человеческие имена».

«Когда это было?»

На этот раз пауза затянулась гораздо дольше, чем требовалось на такой безобидный вопрос.

«Когда нам было по тринадцать лет», — написал Отто.

«Почему не раньше?»

«Это было, когда…» Он очень долго молчал. «Когда мы начали умирать», — закончил Отто.

«Мне так жаль! Не продолжай».

Снова последовала пауза.

«Нет, все нормально, — написал Отто. — Я думал, мне будет тяжело, но постепенно я привыкаю к такой форме общения. Оказывается, я не учел того, насколько труднее думать на людях. Я не могу объяснить этого тем способом, которым обычно общаюсь с людьми, не получается. Даже с Набики. Но сейчас все намного проще. Странно».

«Но это же хорошо! Наверное».

«Да. Странно. Ладно. Сначала нас было тридцать два. Около десяти из нас умерли от неожиданных осложнений в младенчестве, никто из них не дожил до пяти лет. Но когда мы достигли переходного возраста, то стали умирать, как мухи. За восемь месяцев умерло шестнадцать человек, в том числе семеро высокоразвитых. Включая мою лучшую подругу. Ее звали 42».

«Но что случилось? Почему вы решили сменить имена?»

«Это все Уна. Уна Прима. Одиннадцать. Она была уверена, что умрет. Как и я. Те, кто умели делать то, что умел я, умирали быстрее всех».

«Что умели? Читать мысли?»

«Да. Когда мы были маленькими, среди нас было больше умеющих, чем примитивных. Но потом умеющие стали умирать. Некоторые наши братья и сестры сошли с ума перед смертью. У других были сильные кровоизлияния в мозг. Это произошло с номером 42. Мы все были страшно напуганы. Особенно Уна. Она тоже умерла в свой срок. Остались только я и Тристана. Мы с ней единственные из непримитивных, которые умеют читать и передавать мысли». Снова повисла пауза. «Вернее, до сих пор умеем. Никто не знает, сколько нам еще отпущено жизни».

«О боже! Мне страшно».

«Мне тоже. Но я привык. А Уна очень боялась смерти и того, что на ее могиле будет написано просто "11". Поэтому мы, выжившие, решили добиться настоящих имен. Помимо нас с Тристаной, имена есть еще у Пенни и Квина. Примитивные до сих пор имеют только номера».

«А кто такие Пенни и Квин?»

«Пен Ультима, моя вторая сестра. Ее номер — 99. А Квинт Эссенциал — мой брат, номер 50. Квин умеет разговаривать. Ты непременно должна с ним встретиться. Он веселый».

«Я была бы рада познакомиться с твоей семьей. Ты думаешь о своих братьях и сестрах как о семье?»

«Да. Но мы стали братьями и сестрами только после того, как получили имена. Уна хотела, чтобы семья присутствовала на ее похоронах, поэтому мы обратились в суд и официально оформили свое родство. Теперь мы настоящие братья и сестры с правами наследования и прочими юридическими последствиями, поэтому в случае смерти кого-то из нас (если на тот момент мы будем уже свободны) ЮниКорп не сможет присвоить нашу собственность. Все, чем мы владеем, перейдет членам нашей семьи. Теперь мы полноправная законная семья. Мне до сих пор больно сознавать, что 42 не дожила до этого. Мне кажется, что она умерла в одиночестве».

«Но разве вы не родственники, по рождению?»

«Не совсем. У нас разные матери и разные ДНК, взятые у различных микробов. То есть микробы были одной разновидности, но все разные. Думаю, наши создатели рассчитывали, что мы сможем скрещиваться друг с другом. Но это просто невероятно. Мы никогда не смотрели друг на друга таким образом. Сколько я себя помню, мы всегда были вместе. До тех пор пока я не поступил в Юнишколу».

Эти слова затронули что-то у меня в душе. Воспоминание о премии «Молодой мастер» не отпускало меня. Но не могла же я, в самом деле, принять стипендию и сбежать от мамы с папой? Или могла? Чтобы поскорее отделаться от этого неприятного вопроса, я быстро напечатала:

«Твоя семья была против твоего поступления в Юнишколу?»

«Нет. Мы все пытались туда поступить. Но понимали, что шанс есть только у одного. Квин узнал о стипендии от своего наставника. У него отдельный наставник, потому что он умеет разговаривать. А у нас с Тристаной был один учитель на двоих. Нам нужен преподаватель психологии, поскольку наша манера общения… — Он ненадолго прервался, а потом продолжил писать: —…отличается от обычной. У Пенни преподаватель глухой, потому что Пенни умеет общаться только знаками. И письменно, как мы с тобой. Конечно, это если меня нет рядом. А так я могу переводить».

«Наверное, это странно».

«Ты бы видел, как Гиллрой проверяет наши успехи! Мы с Тристаной отказываемся дотрагиваться до него, а он не желает учиться языку жестов, поэтому Квин разговаривает за всех нас. Как я уже говорил, у Квина замечательное чувство юмора. Ты бы видела лицо Гиллроя! Квин нарочно важно расхаживает туда-сюда и тихонько бибикает, чтобы позлить Гиллроя».

«Ты меня насмешил, — написала я. — Спасибо. Я редко смеюсь».

«Я это заметил», — ответил Отто.

«Мне приятно, что я не единственная, к кому ты отказываешься прикасаться, — призналась я — Хотя мне немного обидно находиться в одной компании с Гиллроем».

«На самом деле существуют тысячи людей, до которых я не хочу дотрагиваться, — сообщил Отто — Ты далеко не единственная».

«Другие тоже пугают тебя?»

«Большинство людей нагоняют на меня тоску или отвлекают. Далеко не каждое сознание хочется посещать».

«Неудивительно, что ты не хочешь посетить мое», — вздохнула я.

«Нет, я хочу, — возразил Отто. — Только боюсь. Это досадно. Раньше у меня никогда не было такой проблемы. После того как проведешь большую часть жизни в биологической камере смертников, тебя уже мало что может по-настоящему напугать. — Он снова помолчал, а потом добавил: — Поэтому я рад, что ты нашла способ общаться со мной. Это очень мило».

«Да, — написала я. — Ты говорил доктору Биджа, что хочешь со мной поговорить?»

«Конечно. Я плохо умею врать, и если чувствую желание открыться, то просто не могу ничего скрыть».

«А что думает обо мне доктор Биджа?»

«Ну вот, опять. Когда я рядом, она не думает ни о тебе, ни о других своих пациентах, а если вдруг забывается, то я стараюсь не замечать эти мысли и не читаю их. Доктору Биджа приходится во многом доверять мне, и она честно старается. Это все равно что находиться в одной комнате с секретными документами и дать торжественную клятву читать только те бумаги, которые дали тебе в руки. Приходится смотреть только перед собой, не обращая внимания на все, что творится в комнате».

«Прости. Я не пыталась заставить тебя нарушить свои принципы. Просто мне хотелось бы знать, что люди думают обо мне и какой видят меня со стороны».

«Хочешь узнать, как я тебя вижу?» — спросил Отто.

Мне стало немного страшно, но я написала:

«Да».

«Ты очень тихая. Сейчас ты сказала мне больше, чем я слышал от тебя за все время в школе». Он был прав. Я написала ему гораздо больше, чем рассказала Брэну и доктору Биджа. «Мне кажется, что ты все время грустишь, — продолжал Отто. — У тебя темные глаза, цвета крепкого чая». Хмм. Отто с удивительной точностью определил оттенок. «Ты всецело увлечена искусством, постоянно рисуешь. Думаю, тебе это очень важно, мне кажется, что искусство для тебя не столько хобби, сколько выход».

«Ты прав, — написала я, с готовностью принимая его наблюдения, тем более после того, как он столько рассказал о себе. — С помощью рисования я понимаю разное».

«Ты с трудом понимаешь происходящее вокруг?»

«Да. Я всегда чувствовала себя посторонней, еще до… всего этого. Рисование помогает».

«Это хорошо. Дай-ка подумать, что же еще. Я беспокоюсь за тебя. Ты никогда не жалуешься, но мне кажется, что ты ненавидишь всю нашу школу. Поэтому я часто думаю, что с тобой произошло. Хотя все понимают, что нельзя пропустить шестьдесят лет и не быть слегка не в себе».

«Значит, всем кажется, что я не в себе? Замечательно».

«Разумеется, а как ты хотела? Но мне кажется, они сами не понимают, насколько тебе трудно. Судя по сплетням (которые я не храню в тайне, в отличие от услышанных мыслей), большинство уверено, что ты сама хотела погрузиться в стазис, чтобы быть центром всеобщего внимания и наследницей ЮниКорп. Кроме того, практически все уверены, что у тебя развилась анорексия из-за нездорового желания быть стройной и красивой».

«Я похожа на скелет».

«Я тоже так думаю, кроме того, я постоянно вижу, как ты ПЫТАЕШЬСЯ есть».

«Это все стазисное истощение».

«Ох, я не знал. Прости».

«У меня почти ничего не работает как следует. Все органы и системы вышли из строя после долгого бездействия. Мне сказали, что врачи напичкали мой организм наноботами, чтобы поддержать работу почек и сердца».

«У Квина такая же ситуация, — написал Отто. — Они обещают удалить ему наноботы, когда он станет старше. Может быть, как раз перед нашим освобождением».

«Когда это будет?»

«Когда нам исполнится двадцать один год».

«А зачем Квину наноботы?»

«Мы едва не умерли. Нам просто пытаются сохранить жизнь. Половине примитивных тоже нужны наноботы. Ведь они даже не могут никому пожаловаться, если у них что-то болит».

«Им очень тяжело живется?»

«Они стараются создать им все условия для счастья. Мы навещаем их каждые выходные, проводим вместе час или около того. Они нас любят, особенно меня и Тристану, потому что мы умеем показывать им занимательные мыслеобразы и все такое».

Меня немного удивляло то, что он называет всех, кто заботится о его семье, коротким местоимением «они».

«Вас кто-нибудь любит?»

«А ты проницательна, да?»

«Я скучаю по родителям», — честно призналась я вместо ответа. Однако Отто это объяснение, кажется, вполне удовлетворило, по крайней мере, он не стал переспрашивать.

«Никто никогда не задавал мне такой вопрос. Мы любим друг друга. У нас нет биологических родителей. Вскоре после нашего рождения несколько суррогатных матерей собрались вместе и позаботились о том, чтобы нас наделили правами человека. Но среди этих мам была только мама Пенни. Остальные, так уж получилось, оказались матерями примитивных образцов. Они тоже приходят по выходным. Иногда».

«А суррогатная мать Пенни?»

«Вышла замуж, родила другого ребенка. До сих пор посылает Пенни подарки на Рождество».

«И все?»

«Угу. Неважно. Мы рады быть людьми хотя бы по матери».

«Могу себе представить! Но ведь они не отдали вас в приемную семью или типа того? Кто заботился о вас, когда вы были маленькими?»

«Дипломированные медсестры. Они были добры к нам, но ведь это была их работа. К нам приставили наставников и психологов. Большая их часть была довольна мила. Они все работали на ЮниКорп. Мы были для них чужими. Ничего личного».

Я сглотнула. Довольно долго я соображала, написать или нет, а потом решила махнуть рукой и пусть будет, что будет. Мне терять было нечего.

«Ты не чужой для меня, — написала я. — Я тебя люблю. Когда мы с тобой будем свободными и совершеннолетними, мы отпразднуем Рождество вместе. Мы сможем стать семьей».

Последовавшая за этим пауза длилась примерно столько же, сколько мои раздумья.

«Спасибо. Это очень много для меня значит». Долгое время мы оба молчали. Потом я увидела: «Гасят свет. Джемаль сейчас пристыкуется».

«Ладно. Спокойной ночи».

«Спокойной ночи, Дикая Роза».

Я улыбнулась. Это имя начинало мне нравиться.

 

Глава 11

Школа продолжала мучить меня, как морально, так и физически. Честно говоря, я не особо старалась что-то изменить. Целыми днями я пропадала в своих альбомах и в студии. В школе я просыпалась только на уроках истории, чтобы смотреть на Брэна и любоваться его блестящими зелеными глазами.

Это было настоящим сумасшествием. Стоило мне увидеть, что Брэн идет по коридору, как все кругом вспыхивало разными красками, словно луч солнца пронизал завесу туч. Я не понимала себя. С Ксавьером я никогда не испытывала такого вихря головокружительных, противоречивых чувств. Моя любовь к Ксавьеру была твердой и неподвижной, как пробный камень истины. Ксавьер был единственной постоянной моей жизни, он значил для меня так много, что теперь, когда его не стало, я словно потеряла почву под ногами. Я понимала, что если исчезнет Брэн, мой мир не рухнет, однако в подглядывании за ним было что-то… что-то почти наркотическое. Чувства, которое я испытывала к нему, чем-то напоминали мои чувства к Ксавьеру, но все-таки отличались от них, и это совершенно сбивало меня с толку.

Я часто предлагала Брэну подвезти его домой на своем лимо-ялике. Он чаще соглашался, чем отказывался, и я принимала это за доброе предзнаменование. Он рассказывал мне о своих теннисных матчах или о работе в ЮниКорп, о которой много знал. Он делился со мной сплетнями о «своих друзьях, говорил о том, как отнеслись в школе к роману Отто и Набики, по секрету рассказал, что Анастасия по уши влюблена в Вильгельма, но тот увлечен старшеклассницей, с которой вместе ходит на углубленный курс астрофизики. Мне нравилось болтать с ним.

Как я уже говорила, Брэн и его друзья были моими спасителями, однако при этом я полностью отдавала себе отчет в том, что все они (за исключением Отто, который со мной не разговаривал) общаются со мной только из-за Брэна. Они держались очень сдержанно. Я не могла сказать, что они меня не любили, просто относились ко мне без особой теплоты. Меня это не удивляло. Скорее всего костяк их дружной компании сложился еще в младших классах. Единственные изменения в этом тесном кружке произошли три года назад, в начале средней школы, когда родители Анастасии послали ее из Новой России на Ио, а Молли и Отто выиграли стипендии.

С другой стороны, Брэн как будто не замечал холодности своих друзей. Почти каждый день он искренне пытался вовлечь меня в общее обсуждение за обедом, и я была очень благодарна ему за это.

Но я постепенно становилась одержима им. Когда меня не мучили кошмары, я пыталась заполнить свои сны Брэном. Ксавьер был слишком мучительным воспоминанием, а ничто другое не могло занять мои мысли. Я бесконечно рисовала его, портрет за портретом, в разных ракурсах, с разными выражениями лица, пытаясь понять, что скрывается за этими зелеными глазами. При этом я страшно боялась, что однажды он увидит мои альбомы и поймет, сколько я о нем думаю.

А потом я поняла, что глупо обманывать себя.

Я хотела, чтобы он узнал о моих чувствах.

* * *

«Отто»?

Прошло не меньше десяти секунд, прежде чем мой экран снова ожил. Мы теперь почти каждый вечер выходили на связь ровно в десять.

«Здесь! Привет еще раз».

«Привет. Можно задать тебе один вопрос?»

«Ты все время задаешь мне вопросы. Теперь моя очередь».

«Проклятье! — написала я. — Поверь мне на слово — во мне нет ничего интересного».

«Очень смешно. До сих пор ты постоянно уходила от ответов на мои вопросы. Что чувствуешь, когда выходишь из стазиса?»

«Боль, — написала я. — Честное слово, Отто, на этот вопрос очень трудно ответить. Шок и стазисная усталость так оглушают, что всю первую неделю после выхода ты живешь, словно в тумане. И ничего не понимаешь из того, что происходит вокруг. Я забыла, как включать плиту, не знала, с какой стороны подойти к компьютеру, не понимала и половины из того, что мне говорили.

И не могла выйти из дома и купить белье без того, чтобы толпы репортеров не сопровождали каждый мой шаг. Перед поступлением в школу я чувствовала себя выброшенной на берег медузой — такой же бесформенной и наэлектризованной. Как будто вся вода, в которой я жила и плавала с рождения, исчезла навсегда. Патти и Барри — они что есть, что их нет. Все, кого я знала, умерли. Добавь к этому стазисное истощение и всемирную известность, и ты поймешь, что я почти так же несчастна, как ты».

«Я не несчастен. Уже».

«После появления Набики?» — спросила я, думая о Ксавьере. И о Брэне.

«После того как выиграл стипендию».

А я чувствовала себя ограбленной без Ксавьера. И никакие стипендии в мире не могли избавить меня от этой боли.

«Значит, Набики не имеет к этому никакого отношения?»

«Все мои друзья имеют к этому отношение. Джемаль привел меня в эту компанию. Он с самого начала был моим соседом по общежитию. А Брэн и Вил были его друзьями».

Я вздохнула.

«Они сразу тебя приняли?»

«Нет, конечно. Нам пришлось привыкать друг к другу». Он ненадолго задумался, прежде чем продолжить. «Меня удивляет то, что ты приняла меня так быстро».

«Ты славный».

«И ты поняла это после нашего единственного разговора? Во время которого я почти сразу же оттолкнул тебя?»

«Ну, как сказать…»

«Я привык к тому, что люди избегают смотреть мне в глаза, смущаются или откровенно брезгуют мной. Ты ничего этого не делала».

«Я не ханжа, чтобы вести себя так, — написала я в ответ. — Хотя вначале ты меня напугал».

«Ты меня тоже», — признал Отто.

«Пара калек», — напечатала я.

«Именно. О чем ты хотела меня спросить?»

«Ах, да. О Брэне».

«Что ты хочешь узнать?»

«Ты хорошо его знаешь?»

«Мы знакомы почти три года».

«Как ты думаешь: он правда хорошо относится ко мне или любезен из вежливости?»

«Я никому не рассказываю того, что вижу в сознании других людей».

«Я и не просила тебя об этом», — огрызнулась я, слегка задетая его словами.

«Прости».

«Нет, меня интересует только то, что ты видишь. Или слышал от него. Или от других людей. Честно говоря, меня интересуют сплетни».

На этот раз мне пришлось долго ждать ответа.

«Я не тот, кого тебе следует об этом спрашивать».

«А кого мне спрашивать? — написала я в отчаянии. — Кроме тебя и Брэна я больше ни с кем не общаюсь».

«Нет?»

«Нет!»

«Мне жаль. Почему?»

«Я никого не знаю».

«Это пройдет, когда ты начнешь разговаривать с людьми».

«Но я умею знакомиться! Я никогда не делала этого раньше! За всю жизнь у меня был только один друг. А с ним я общалась примерно так же, как ты с остальными. Я читала его мысли».

«Как это случилось?»

«Я знала его с семи лет».

«Он был твоим парнем?»

«Да».

Отто обдумал мой ответ, а потом на экране возникло одно слово:

«Упс».

Я невольно рассмеялась.

«Угу. Тот еще упс».

«Мне очень жаль».

«Я потихоньку привыкаю».

«Это тот парень, которого ты все время рисуешь в своем альбоме?»

Вопрос застал меня врасплох.

«Откуда ты знаешь?»

«Заглядывал тебе через плечо. Узнал все лица, кроме одного. Ты влюбилась в Брэна?»

«Слушай, я думала, что ты не можешь читать мысли, не дотрагиваясь до человека».

«На прошлой неделе за обедом я тайком полистал твой альбом, когда ты отошла. Там повсюду только Брэн и этот парень».

«Маленький синий ворюга!»

«Да, я такой, — ответил он, ничуть не обидевшись. — Позволь узнать, а как ты получила мой экранный номер?»

«Туше», — огрызнулась я.

«Прости, если это личное».

«Да нет, не совсем. Особенно для тебя, ведь ты и так знаешь все секреты. Я могу рассчитывать на то, что ты не растреплешь об этом всей школе?»

«Можешь, и даже в квадрате».

Я чуть не прыснула со смеху.

«Ты мог бы просто попросить у меня альбом».

«Прости. Мне было любопытно. Я хотел узнать, в чем ты пытаешься разобраться».

Я не выдержала и хихикнула.

«Во всем. В вашем времени я постоянно чувствую себя не в своей тарелке».

«Что ты хочешь понять при помощи своих пейзажей?»

Этот вопрос заставил меня надолго задуматься.

«Себя, наверное, — написала я. — Жизнь. Стазис. Пейзажи более… скажем так, медитативны, чем портреты. Хотя мои портреты тоже медитативны, через них я пытаюсь понять человека».

«Кстати, мне очень понравился набросок меня и Набики. Я не ожидал, что ты сумеешь увидеть ее такой… такой милой, ведь она всегда держится с тобой очень холодно».

«В этот момент она смотрела на тебя».

«Ах, вот оно что… Тогда понятно. Так у тебя есть чувства к Брэну или нет?»

«Не знаю, что у меня есть. Кроме избытка свободного времени и недостатка ума».

«Я не знаю, как он к тебе относится. Но подружки у него нет, если тебе это интересно».

«То есть ему никто не нравится?»

«По крайней мере, я этого не замечал».

«Ясно. Что ж, приятно было узнать».

«Теперь моя очередь спрашивать», — написал Отто.

«Валяй».

«Что ты в нем видишь?»

«Кроме очевидного?»

«Что значит очевидное? Боюсь, я не юная девушка и вижу Брэна несколько иначе».

Я задумалась над тем, как бы ответить на этот вопрос, не выставив себя потерявшей голову юной девушкой.

«Он очень приятный с эстетической точки прения».

«И все?»

«Он хорошо ко мне относится. Он со мной разговаривает. Он приятнее, чем все остальные».

«Даже я?»

«Я не хочу тебя обидеть, Отто, но ты со мной не разговариваешь».

«Да, конечно. Я понял».

«Я сама не понимаю, что это такое. Просто что-то в нем меня притягивает. Я словно очарована им. Все время хочу его рисовать. Это ведь не просто так, правда? Это что-то значит?»

«Нет ничего удивительного в том, что ты хочешь рисовать Брэна с его атлетической мускулатурой, гладкой кожей цвета красного дерева и глазами, похожими на лазеры».

Я похлопала глазами.

«Ну да, в общем. Откуда цитата?»

«Из Молли. Она увлеклась Брэном год назад. Но это прошло».

Я мысленно представила себе Молли, сравнивая наши шансы. Что ж, Молли мне можно было не опасаться. Она родилась на Каллисто, поэтому по земным стандартам привлекательности ее фигура выглядела слишком приземистой. Было заметно, что она уделяет много времени силовым упражнениям, что тоже сказывалось на фигуре. Но тут я случайно посмотрела на собственное костлявое запястье, и мне стало стыдно за свою самоуверенность.

«Ты еще здесь?»

«Угу. Задумалась над собственной эстетической привлекательностью. Вернее, над отсутствием таковой».

«Мне кажется, ты очень хорошенькая».

«Ты сам говорил, что я похожа на скелет».

«Я имел в виду, что ты будешь выглядеть лучше, если немного поправишься. Но это не значит, что ты не хорошенькая».

«Да?» Мне вдруг очень захотелось посмотреться в зеркало. Вместо этого пришлось бросить взгляд в окно. Я была похожа на тень. «Спасибо».

«Разумеется, это не самый лучший комплимент, который я мог бы тебе сделать».

«Давай остановимся на нем. Если ты зайдешь чуть дальше, я совсем растеряюсь».

«Верю».

«Впрочем, большего про меня все равно не скажешь».

«Почему нет? Я мог бы сказать: талантливая, чуткая, обаятельная или серьезная, но предпочту остановиться на "хорошенькой". Не хочу тебя смущать».

«Прекрати. Ты вогнал меня в краску».

«Небесно! Я рад». Повисла долгая пауза. «Если ты хочешь его получить, думаю, тебе стоит пойти ва-банк».

«Думаешь, у меня есть шанс?»

«Не знаю. Я знаю только то, что ты должна быть счастлива. Можно еще один вопрос?»

«Наверное».

Я боялась, что он снова спросит меня о Брэне, и заранее стыдилась. Но я напрасно беспокоилась.

«Ты обиделась, когда я сказал, что не хочу к тебе прикасаться?»

«Нет».

«Почему?»

Я пожала плечами, но вспомнила, что Отто этого все равно не видит.

«Не знаю, — написала я. — Просто мне показалось… нет, не знаю. Наверное, точнее всего мои ощущения можно выразить словами: "Ну да, конечно"».

«Ты настолько привыкла к тому, что тебя отвергают?»

«Да нет», — быстро написала я. Потом вспомнила все школы, которые посещала, всю прислугу, сменявшуюся в нашей семье, и все разы, когда папа просил меня оставить его в покое. «Да», — отстучала я.

Последовала короткая пауза, а потом Отто ответил:

«Я тоже».

Я не знала, что написать. Прошла целая минута, после чего Отто добавил: «Мне очень жаль, что я не могу поговорить с тобой. Честное слово, я не пытаюсь тебя оттолкнуть! Я рад, что мы переписываемся».

«Мне жаль, что я тебя пугаю».

«А мне жаль, что в твоем сознании есть то, что меня пугает. Ты не знаешь, что это такое?»

«Нет, — написала я. — Но я могу объяснить, откуда берутся фрагменты наиболее ярких воспоминаний. Стазис замораживает последние мысли, поэтому они делаются более ясными и отчетливыми, чем остальные».

«У тебя очень много таких фрагментов», — заметил Отто.

Я сглотнула.

«Да, кажется».

«А что означают темные, колючие, закрытые места? Они совсем не похожи на эти яркие фрагменты застывших воспоминаний».

«Не знаю, — отрезала я. Честно признаться, я не была уверена в том, что стазис имеет какое-то отношение к темным местам в моем сознании. — Не думаю, что у меня есть провалы в памяти».

«Я тоже так не думаю. Эти эпизоды больше похожи на чувства».

«Может, это просто реакция на потерю всех, кто меня окружал?»

«Возможно», — согласился Отто, но я знала, что мы оба в это не верим. «Так ты признаешься Брэну?» — спросил он, меняя тему.

«Пока не знаю».

«Может быть, Мина даст тебе какой-нибудь совет? Она много раз помогала нам с Набики».

«Вот уж не думала, что у тебя могут быть какие-то сложности в любви!»

«Во многом для меня все проще. А во многом гораздо сложнее. Но Набики приходится тяжелее всего. Она очень переживает из-за наших отношений. Ее родители не одобряют этого».

«Почему?»

«А ты была бы рада, если бы твоя дочь встречалась с синим пришельцем?»

«Если бы он был такой же очаровательный, как ты, я была бы счастлива».

Отто снова помедлил с ответом.

«Ты знаешь, что я становлюсь лиловым, когда краснею? Джемаль дразнит меня».

«Он читает нашу переписку?» — в ужасе спросила я.

«Нет».

«Мне жаль, что я заставила тебя покраснеть».

«А мне нет. Спокойной ночи, Дикая Роза».

«Спокойной ночи, синий пришелец».

* * *

— Знаете что, — сказала я доктору Биджа. — Сегодня я хочу обратиться к вам за помощью.

— В каком вопросе? — спросила Мина, и лицо ее просияло.

— Как узнать, что ты влюбилась в кого-то?

Похоже, мой вопрос поставил ее в тупик.

— Прости?

— Как узнать, что я кого-то полюбила? В смысле, хочу с кем-то встречаться.

— Я не вполне уверена, что правильно поняла твой вопрос. Обычно люди просто знают об этом, и все.

Я насупилась. Честно говоря, я ждала от нее чего-то более полезного.

— Почему ты спрашиваешь об этом? Это связано с Брэном?

Я посмотрела на Мину.

— Как вы догадались? — спросила я, как идиотка.

— Методом исключения. Больше ты ни о ком не говоришь.

— Я больше ни с кем не говорю, — вздохнула я.

— Вот как?

Я покачала головой.

— Да. Ни с кем, кроме Отто. Но с ним мы не разговариваем по-настоящему.

— А больше ни с кем?

— Нет.

Порой меня ужасно раздражало, что вместо разговора она просто сидела и задавала мне вопросы.

— Я — занятная зверушка, — сказала я, как нечто само собой разумеющееся. — Я вне времени, вне досягаемости и вне интересов.

— Как тебе кажется, ты сумела хоть немного освоиться? — спросила Мина.

Я вздохнула. Честно признаться, все это время я изо всех сил старалась говорить с ней только о самых банальных аспектах своей жизни. Мы много говорили о моем рисовании. Обсуждали Патти и Барри, хотя мне было нелегко придумать, что бы о них сказать. Я ничего о них не знала. Они оставались для меня совершенно чужими людьми, с которыми я каждый вечер ужинала за одним столом.

— Не знаю.

— Что же заставило тебя задать мне вопрос? — поинтересовалась Мина.

— Мне кажется, что я люблю Брэна. Но это… не совсем так.

Я сама не знала, что хочу сказать, но Мина как-то догадалась:

— Не совсем так, как было с Ксавьером?

Я покивала.

— А как вы познакомились с Ксавьером?

— Мне было семь лет, — ответила я, но не стала продолжать. Иначе мне пришлось бы рассказать ей, что я тогда как раз вышла из очень долгого стазиса, и истощение оказалось настолько сильным, что целую неделю я могла только сидеть в саду, как кукла. А у миссис Зеллвегер, нашей соседки, был маленький сынишка. Ему было меньше года, он только-только учился ползать, и мать часто выносила его в сад, подышать свежим воздухом. Мне было всего семь лет, от долгого чтения у меня болели глаза, и мне совершенно нечем было заняться. Поэтому я стала возиться с малышом Ксави. Для меня не было большей радости, чем кидать игрушки в траву и ползать с Ксавьером. Мы хохотали без конца. Я сажала его себе на колени и рассказывала сказки, а когда он немного подрос, мы стали рисовать картинки в песочнице. Сад до сих пор был на прежнем месте, а песочница давно исчезла. Как и Ксавьер.

— Значит, вы знали друг друга очень долгое время.

— Да, — ответила я. — Но я не хочу говорить о Ксавьере.

— Хорошо. Как ты думаешь, ты расскажешь Брэну о своих чувствах?

— Вы думаете, я должна? — спросила я.

— Я не могу ответить на этот вопрос за тебя, — покачала головой Мина. — Как ты думаешь, ты должна ему рассказать?

Я вздохнула.

— Вся проблема в том, что я не знаю, что именно чувствую.

Что ж, здесь я могу подсказать тебе кое-что. Каждая любовь, каждая влюбленность — особенная. Всякий раз все бывает по-разному. Ни с кем и никогда у тебя не будет в точности того, что было раньше.

Я снова вздохнула. Трудно передать, как меня разочаровали ее слова. Значит, у меня больше никогда не будет пробного камня истины, и я навсегда останусь перекати-полем, без твердой почвы под ногами? Ужасная мысль. — Это может быть почти так же замечательно, — добавила Мина. — Но всегда иначе.

Я вздохнула. Но если так, то, может быть, это неотвязное, головокружительное смущение и звенящий восторг в самом деле были иной разновидностью любви? Или хотя бы ее началом? В таком случае, я хотела, чтобы Брэн узнал о моих чувствах.

Поэтому я ему призналась.

 

Глава 12

Весь следующий день принятое решение испуганной птицей билось у меня в груди. Я ведь даже не знала толком, как это делается. С Ксавьером все было так просто! Мы знали друг друга так долго, что наша любовь развивалась сама по себе. А теперь я очутилась в новом времени, и у меня не было ничего, кроме старых привычек. Однако в самом общем виде я представляла, что нужно делать. Спасибо голофильмам.

Я решила дождаться, пока мы останемся одни в моем лимо-ялике. Больше всего я боялась, что упущу Брэна после уроков. Мне казалось, что если Брэн уедет на школьном глиссере, я просто не выдержу еще одного дня ожидания. Поэтому я бегом вылетела с последнего урока и поймала Брэна во дворе, когда он уже собрался уйти с Набики и Отто.

— Хочешьподвезудодома? — выпалила я на одном дыхании.

Брэн так опешил, что не сразу расшифровал мой заданный на огромной скорости вопрос.

— Э… Хм. — Он посмотрел на Набики и Отто. Набики закатила глаза и отошла, а Отто продолжал внимательно смотреть на нас обоих. Вернее, на меня — в последнее время это вошло у него в привычку. — Да, наверное.

Его согласие вызвало у меня странную смесь облечения и ужаса. Первый барьер взят. Я уже знала, что скажу ему. С прошлого вечера я все продумала и повторила сотни раз. Но стоило нам с Брэном остаться наедине в лимо-ялике, как все мои домашние заготовки высыпались обратно во двор, оставив меня с пересохшим ртом и мокрыми ладонями.

Брэн попытался развлечь меня рассказом о будущем теннисном матче. Но до меня с трудом доходило одно слово из двенадцати. Мили мелькали под моим яликом, унося с собой драгоценное время наедине с Брэном. Наконец лимо-ялик остановился на парковке нашего комплекса. Время закончилось.

Утекло между пальцами!

— Я хочу встречаться с тобой, — выпалила я.

В этот момент Брэн, небрежно откинувшись на спинку кресла, рассказывал мне о линиях корта и о том, как привыкнуть к близости зрителей. Он осекся на середине предложения и, оцепенев, уставился на меня.

— Что это было? — переспросил он.

— Я… Ты… Ты мне нравишься и… — Я сглотнула.

Я не могла представить, что его ответ будет настолько ужасен. Нет, я, конечно, не ожидала, что он упадет к моим ногам с заверениями в полнейшем обожании. Но я не могла себе представить, что он бросится к двери лимо-ялика с такой поспешностью, что даже споткнется о порожек. Иными словами, он все-таки упал к моим ногам, но при этом на лице его был написан такой ужас, что у меня едва не разорвалось сердце.

— Прости, Роуз. Нет, — пролепетал Брэн, не вставая с земли.

Я снова сглотнула. Брэн осторожно поднялся и первым делом осмотрел свой ноутскрин, спеша убедиться, что тот не пострадал при падении.

Не знаю, какой извращенный бес дернул меня за язык, требуя продолжения. Но я просто не смогла заткнуться.

— Я понимаю, — сказала я. — На самом деле я не ждала, что ты согласишься. Я хочу сказать, что это… это не так важно, я просто… — Щеки у меня пылали, уши горели. Мне казалось, что я сгораю от стыда, а собственный голос доносился до меня откуда-то издалека: — Я просто подумала, что я тебе нравлюсь.

— Стой, погоди, — крикнул Брэн, и слова полились из него потоком: — Прости, что дал тебе повод неправильно истолковать мое поведение, ладно? Просто дед попросил меня позаботиться о тебе, вот и все. Ты же понимаешь, они с Гиллроем беспокоятся о благе компании, понятно? Они просили меня сделать все, чтобы ты не… ох, ну не знаю… как выразился Гиллрой, «не сбилась с пути истинного». Дед просто боится, как бы с тобой чего-нибудь не случилось, он не корыстный, как Реджи. Но честное слово, у меня и в мыслях не было завлекать тебя или что-то типа того. Прости меня. Мне жаль. Мне очень жаль.

Судя по голосу, ему не было жаль. Он просто был в ужасе.

— Значит… я тебе не нравлюсь, — прошептала я.

— Нет… в этом смысле. То есть ты вполне ничего, но у меня от тебя мороз по коже! Ты все равно как призрак или что-то вроде этого. — Он хотел еще что-то добавить, но осекся, сообразив, что и так наговорил лишнего. — Прости, — снова повторил он. — Ты в этом не виновата. Просто… я не могу. Договорились?

Какая-то безжалостная рука разорвала мне грудь и сдавила легкие. Нет, это были не легкие. Это было мое сердце. Оно разбилось.

Неужели у меня не хватит сил вытерпеть?

— Мне очень жаль, — прошептала я.

Брэн молча смотрел на меня, и ужас постепенно исчезал с его лица. Теперь я видела в его глазах раскаяние и… о, нет! Вот этого я точно не хотела видеть. Жалость.

— Мне тоже, — он прижал к груди свой ноутскрин и смущенно посмотрел на меня. — Я… увидимся завтра за обедом. Это ничего не… — он замолчал, не договорив.

— Хорошо, — еле слышно ответила я.

— Ага, — сказал Брэн. — Пока.

После его ухода я еще долго сидела в своем лимо-ялике. Глаза у меня и так постоянно болели и слезились из-за стазисного истощения, поэтому я не догадалась, что плачу, пока не увидела мокрые разводы на форменной юбке. Смахнув слезы с лица, я поплелась к лифту, всей душой надеясь, что ни Патти, ни Барри сегодня не придут домой пораньше. Мне повезло. Их не было дома. Как обычно.

Завьер встретил меня у дверей, виляя хвостом и ожидая прогулки. Я не могла заставить себя пойти гулять с ним, поэтому с трудом вышла в сад и уселась на траву.

Завьер бегал по саду и гонялся за бабочками. Я завидовала его беспечности. Слезы снова закапали у меня из глаз, когда я обвела глазами сад. За шестьдесят лет многие растения изменились, дорожки пролегли иначе, но декоративные деревья в основном остались на своих местах и, как прежде, склоняли над тропинками свои цветы и алые листья. Только теперь деревья стали вчетверо толще, и сколько бы я ни проходила под ними, я больше никогда не встречу своего Ксавьера.

Как чудесно было с Ксавьером! Наша дружба перешла в любовь так быстро, что мы не сразу заметили разницу между ними.

* * *

Мама и папа вывели меня из стазиса, и мы устроили роскошный завтрак с шампанским, чтобы отпраздновать возвращение. Когда я погружалась в стазис, стояла поздняя осень, а теперь было самое начало лета. Я пропустила почти целый учебный год и была страшно этому рада.

После завтрака мама повезла меня по магазинам, и мы прекрасно провели время. Мама полностью обновила мой гардероб, одев меня по моде этого лета. В том году в моду вошел индийский хлопок, сменивший легкий шелк, который преобладал в моем предыдущем гардеробе. Когда мы вернулись, день был в разгаре, и мама отправилась вздремнуть. Папа куда-то уехал по делам ЮниКорп, а мне совершенно не хотелось спать. Можно было пойти в бассейн или на корт, но у меня не было настроения. Из-за долгого пребывания в стазисе мышцы у меня слегка одеревенели, как всегда бывает в начальной стадии стазисного истощения. Мне не хотелось сидеть у себя в комнате, поэтому я взяла альбом и вышла в сад, чтобы порисовать.

Я его не узнала. В первый момент. Увидев высокого стройного парня, прогуливавшегося по дорожкам сада, я приняла его за нового жильца и поспешно свернула в сторону, чтобы избежать встречи. Последовала пауза, потом за спиной у меня захрустел гравий, и парень бросился за мной вдогонку.

— Роуз!

Я застыла. Этот голос я узнала бы где угодно. В тринадцать лет Ксавьер утратил свой милый тенорок, и с тех пор его голос стал похож на мягкое кожаное кресло, теплое и коричневое. Я обернулась и подняла брови.

— Ксавьер? Неужели это ты?

Он изменился. Очень сильно. За прошедшие месяцы его пепельно-русые волосы потемнели до оттенка бронзы, и он вытянулся, как сорняк. Теперь он был выше меня. Конечно, десять сантиметров это не очень много, но я всегда была выше его. И всегда была старше. Но этот Ксавьер больше не был ребенком. Нежный пух, который он только-только начал отращивать, перед тем, как я погрузилась в стазис, превратился в ухоженную бородку. Когда я окликнула его по имени, он ответил мне улыбкой, которая уже не казалась абсолютно невинной. И глаза его теперь смотрели на меня с незнакомым прежде удовольствием.

Я протянула руки и схватила его за отвороты расстегнутой рубашки, под которой виднелась футболка с белым единорогом, эмблемой нашего жилого комплекса.

— Смотри-ка! — расхохоталась я, глядя снизу вверх на его изменившееся лицо. — Ты стал такой высокий!

Он расхохотался.

— Ты всегда так говоришь.

— И это всегда правда! — Я была потрясена произошедшей в нем переменой. Когда я подняла руку, чтобы дотронуться до его лица, меня поразила жесткость щетины, помилованной бритвой. — Что же с тобой произошло? Ты совсем… другой.

Ксавьер улыбался мне, его зеленые глаза сияли на веснушчатом лице.

— Здорово, — сказал он. — Мне нравится быть разным для тебя. — Он тоже поднял руку, дотронулся до моих волос и накрутил прядку на палец. — А ты точно такая же, как всегда.

Я пожала плечами. Мне не хотелось говорить о себе.

— Что я пропустила? — спросила я, похлопав ладонью по его мускулистой груди. — Кроме очевидного.

Он продолжал играть прядкой моих волос. Легкий трепет пробежал по коже моей головы. Это тоже было… по-другому. Ксавьер и раньше любил забавляться моими волосами. Только вчера… то есть как бы вчера. Почему же теперь все стало иначе? Нет, Ксавьер, конечно, изменился, но только теперь я стала догадываться, что вместе с ним изменилось что-то еще.

— Да почти ничего, — ответил Ксавьер. Он ласково посмотрел мне в глаза. — Ну, как долго было на этот раз?

Я невольно рассмеялась.

— Ты знаешь это лучше, чем я!

Он улыбнулся, притянул меня к себе и крепко обнял.

— Я скучал по тебе!

— Я тоже, — ответила я. Никогда еще я не вкладывала в эти слова столько души. Я страшно скучала по нему. Ксавьер обнял меня еще крепче и приподнял над землей. Раньше он никогда не был таким сильным. Я засмеялась, а он радостно посмотрел на меня. Потом с озорной улыбкой закружил над травой, а я завизжала от радости.

— Хватит! — попросила я. — Поставь меня на землю, гигант!

Он послушно опустил меня на ноги.

— Ну, что скажешь? — спросил Ксавьер. — Кажется, я изменился к лучшему?

— Я всегда говорила, что ты вырастешь красивым разбойником, — шутливо сказала я. Но на самом деле я не шутила. Я была очарована. Я осматривала его с головы до ног, любуясь отлично развитой грудной клеткой, красивой прической и сильными руками, которые он не спешил убирать с моих плеч. Я покачала головой. — Какой ты стал! — прошептала я.

— Значит, я тебе нравлюсь?

Я замешкалась с ответом и вдруг поняла, что растеряла все слова.

— Хм… Да. Ах… — выдавила я и одобрительно присвистнула.

— Мммм… — Очень тихо протянул Ксавьер. Он закрыл глаза и задышал чаще. Потом отвернулся от меня, словно боролся с собой. В следующее мгновение он сильнее стиснул мои плечи. — Роуз? — с какой-то смертельной серьезностью спросил он. — Мы с тобой всегда будем друзьями, правда?

— Да, — ответила я. — Думаю, да.

— Ты знай… это никогда не изменится… Как бы… как бы ни изменилось все остальное.

Я боялась этого. Но я всегда знала, что настанет день, когда я выйду из стазиса и увижу, что Ксавьер стал старше меня. Мальчик не может всю жизнь держаться за ручку старшей сестры.

— Да, я знаю, — вздохнула я. — Знаешь… Я взяла с собой альбом, так что ты можешь идти… куда ты шел. Увидимся позже.

— Но я не собираюсь никуда идти, — прошептал Ксавьер.

Я растерялась.

— Ну, тогда что… — я замолчала, сбитая с толку его взглядом. Очень-очень пристальным взглядом. — Ксавьер… — прошептала я.

— Боже, — простонал он, закрывая глаза. — Ты точно такая же! Я хотел отложить это, по крайней мере, на несколько дней, но не могу.

— Что отложить?

Ксавьер помолчал, сдвинув брови, вглядываясь в тьму под своими опущенными веками.

— Роуз, — сказал он наконец. — Если ты не хочешь, так и скажи. Это ничего не изменит, так и знай.

— Что?

— Ш-ш-ш-ш. — Он прижал палец к моим губам и посмотрел мне в лицо. Незнакомый янтарный огонь горел в глубине его зеленых глаз. — Я думаю об этом с прошлой осени. Даже нет… Я думаю об этом каждый день последние четыре года, честное слово. И если я не сделаю этого прямо сейчас, я… наверное, я просто свихнусь!

Он убрал палец, и я мгновенно открыла рот.

— Чего не сделаешь? — прошептала я, хотя уже знала ответ.

— Вот это, — прошептал Ксавьер, придвигаясь ко мне.

Время потекло медленно-медленно. Я успела подумать обо всех последствиях, которые наступят, если я позволю ему поцеловать меня. Девять лет дружбы, изменившейся в одно мгновение. Шестнадцать лет, если считать по его мерке. Я помогала менять ему памперсы, когда мне было семь. И вот теперь мы стояли друг перед другом, и он был выше меня, красивый, обаятельный и уверенный в себе. Слишком уверенный… Совсем не похож на парня, который еще ни разу не целовал девушку.

Этой мысли оказалось достаточно, чтобы бросить меня к нему, заставить разжать пальцы и выронить альбом в траву. Как только его горячее дыхание коснулось моих губ, мои руки взлетели ему на шею, зарылись в его незнакомые темные волосы и притянули к себе. Ксавьер был мой! Он всегда был моим. Какое право имела какая-то девчонка отнять у меня его первый поцелуй? Вот же она, я, — стою тут и отдаю ему свой первый поцелуй.

Когда наши губы встретились, мир расцвел вихрем цвета, который я не увидела, а почувствовала. Ослепительная вспышка полыхала с яркостью стазисного сна, только на этот раз все было по-настоящему, и свет был осязаемой, живой и неразрывной связью с моим Ксавьером, моей константой. Мои руки вдруг словно одичали, они пытались притянуть к себе самые разные частички Ксавьера — его волосы, плечо, шею, затылок. Я зарылась пальцами в его волосы. Его руки оказались крепкими, твердыми и прочными, как камень, они обхватили меня так сильно, как только смогли. Его зубы легонько прижали мою нижнюю губу, его язык исследовал мой рот, и я снопа пришла в бешенство от его уверенности и очевидной опытности.

Ревность еще сильнее толкнула меня к нему, и яркие краски моего тела начали выцветать, как и все остальное. Я обвила Ксавьера ногой, пытаясь удержать его, чтобы он не смог от меня убежать. И еще я плакала, даже целуя его.

Ксавьер отстранился. Я уставилась на него, тяжело дыша. Его лицо было серым, и небо тоже было серым, и весь мир посерел. Мне стало нечем дышать.

— Легче, — хрипло прошептал Ксавьер. Если бы он не держал меня, я бы ссыпалась ему под ноги. Ксавьер почувствовал, как я дрожу, и медленно опустил нас обоих на колени в траву. Он губами вытер слезы с моих щек и глаз, потом наклонил голову и тихо шепнул на ухо: — Я все знаю.

Знал ли он, что я чувствовала? Знал ли он, почему я плачу? Вряд ли я сама тогда знала это. Я тяжело дышала, и постепенно кислород вернулся в мой организм, а мир снова обрел краски. Мы держались друг за друга. Ксавьер целовал волосы у меня за ухом. Я уткнулась носом ему в шею, вдыхая его знакомый запах, смешанный с новым, пьянящим ароматом мужского пота, которого не было в последний раз, когда мы виделись.

Когда наше дыхание успокоилось, Ксавьер схватил меня за плечи.

— Ух ты! — выдохнул он мне в ухо, я задрожала от этого ощущения. — Такого я не ожидал, — прошептал он.

— Кто она? — буркнула я.

Ксавьер отодвинулся и посмотрел на меня.

— Кто?

Как он смел задавать мне этот вопрос?

— Девушка, которая отняла тебя у меня. Девушка, которая украла твой первый поцелуй и научила тебя всем этим штучкам.

Ксавьер улыбнулся, правда, с легким беспокойством.

— А это имеет значение?

— Дааааааааа! — угрожающе прорычала я. Разве я думала когда-нибудь, что смогу так ревновать его?

— Ее зовут Клэр, — послушно ответил Ксавьер. — Я познакомился с ней в школе. Но Роуз, честное слово, она ничего не значит! — Он нежно дотронулся до моего лица, оставив дорожки теплого цвета вдоль моих щек. — Она была только… средством на пути к цели. И она всегда это знала. Вообще-то, я не был у нее первым. После меня у нее было еще четверо. А у меня была только ты. Одна ты. — Он со вздохом прижался губами к моим волосам. — Я бы вообще никогда не подпустил ее к себе, но мне ведь нужно было знать, что делать, когда я снова тебя увижу. — Его губы с мучительной нежностью коснулись моего лба, скользнули по линии волос, прошлись вдоль челюсти. — Ах, Роуз, все это время я ждал тебя, — прошептал он с тяжелым вздохом, который моментально убедил меня в его искренности. — Она не любила меня, а я совершенно не любил ее. — Ксавьер потерся носом о мою щеку. — Это было совсем не то.

У меня голова шла кругом от того, что вытворяли его губы с моей кожей, но я все-таки услышала его.

— Ты… ты говоришь, что любишь меня?

Ксавьер отстранился и с искренним изумлением уставился на меня.

— Роуз! — прошептал он. Глаза его потеплели. — Но ведь я всегда любил тебя. — Он снова наклонился, чтобы поцеловать меня, и на этот раз его поцелуй оказался робким, почти дразнящим, вернее, был бы таким, если бы не мольба, застывшая в глазах Ксавьера. Когда наши губы снова встретились, в их соприкосновении не было ни ярости, ни бешенства, а наша страсть была уже не ревущим пламенем, а теплым, нежным и сильным жаром. И это было лучше, чем первые минуты стазиса, лучше, чем убаюкивающая нежность препаратов. Когда мы с Ксавьером поцеловались во второй раз, я сразу поняла, что вернулась домой.

* * *

Нос, ткнувшийся в меня теперь, принадлежал моей собаке, которую напугали слезы, нескончаемым потоком лившиеся у меня из глаз. Завьер слизнул слезы с моих щек, и я глухо рассмеялась. Мой Ксавьер вытирал губами мои слезы. Большая разница.

Я с трудом заставила себя подняться и войти в дом. Завьер ждал, что я пойду в свою студию, как делала каждый вечер, но я знала, что не смогу туда войти. Лица Ксавьера и Брэна будут смотреть на меня со стен, растирая мое сердце в меловой порошок. Поэтому я, не снимая школьной формы, свернулась клубочком на своем розовом покрывале. Я даже не шелохнулась, когда Патти напомнила мне о времени ужина. Я до сих пор почти ничего не ела, а сейчас сама мысль о еде была мне отвратительна.

Среди ночи я дотащилась до ванной и выпила стакан воды, чтобы восполнить потерю влаги, вылившейся со слезами. Ровно через пять минут я бегом влетела обратно и вытошнила воду в унитаз. На этот раз я взяла стакан с водой с собой в спальню и очень медленно выпила его, делая следующий глоток только после того, как желудок примет предыдущий.

Около десяти мой ноутскрин звякнул, но у меня не было сил объяснять Отто, что случилось. Поэтому я проигнорировала вызов, и ноутскрин не настаивал.

Ночь была ужасна. Таблетки одурманивали ровно настолько, чтобы нокаутировать меня в кошмары, но не настолько, чтобы удержать во сне. Я металась между кошмарами и слезами. Этой ночью сны были особенно ужасны, на меня постоянно нападали блестящие, мертвоглазые копии Брэна и Ксавьера, которые снова и снова лупили меня загадочной палкой, точно такой же, какой был вооружен блестящий человек из моего лунатического приключения.

Я была рада звонку будильника, вырвавшего меня из очередного кошмара. Я встала, покормила Завьера и, проигнорировав завтрак, залезла в лимо-ялик.

Добравшись до школы, я открыла дверь лимо-ялика. И только тут поняла, что на мне по-прежнему мятая и залитая слезами форма, в которой я была прошлой ночью. Я сморщилась, когда какофония школьных звуков хлынула в мой ялик. Ребята орали во дворе, волейбольная сборная Юнишколы распевала какие-то спортивные гимны кажется на арабском языке. Звенели сотовые голофоны, грохотали шаги. У меня разболелась голова еще до того, как я спустила ноги на землю. А потом я увидела его.

Брэн с друзьями стоял посреди двора. Я знала, что выгляжу как чучело. Как будто меня протащили через живую изгородь задом наперед. И даже не помнила, причесалась ли перед выходом. Зато Брэн был смугл и ослепителен, как обычно. Он бросил взгляд в мою сторону и, вероятно, заметил мой лимо-ялик, потому что быстро повернулся спиной и стал смеяться вместе с Анастасией. У меня оборвалось сердце.

Отто сделал шаг в сторону и увидел меня. Он внимательно разглядывал меня, слегка склонив свое бесстрастное лицо в сторону. В этот момент я бы отдала все на свете за такое лицо. Мое собственное было все перекошено, слезы хлынули снова. Отто сделал шаг в мою сторону, протягивая руку, словно хотел дотянуться до меня через двор. Что он знал? Нет, я не могла этого вынести. Я забралась обратно в лимо-ялик.

— Домой! — приказала я. — Домой, домой, домой, домой, домой!

Ялик послушно закрыл двери и отчалил.

Вернувшись в квартиру, я вытащила из-под своей кровати мешок с собачьим кормом и положила его на бок, открыв сверху, чтобы Завьер мог поесть, когда проголодается. Я знала, что он умеет пить из туалета. Затем я позволила себе несколько мгновений покоя, обнимая Завьера за шею, но даже моей красивой пушистой собаке оказалось не по силам утешить меня. Вытерев слезы о шерсть Завьера, я вышла из квартиры и решительно вошла в лифт.

Он очень медленно спустился в полуподвал. Сама мысль о скором забвении успокаивала меня.

Торопливо забравшись в стазисную капсулу, я нажала кнопку настройки. Мы почти никогда не пользовались ею раньше. Мои родители всегда знали, когда лучше всего вывести меня из стазиса. Но теперь я поставила таймер на две недели и откинулась на подушки, а нежная музыка тут же начала кружиться над моей головой.

Парфюмированные химикаты быстро стерли ужас и горечь из моей памяти. Жадно вдыхая их, я думала о Ксавьере. Вскоре я почти поверила в то, что, когда проснусь снова, весь этот дикий кошмар просто никогда не случится. Все будет совсем иначе: просто пройдет несколько недель или месяцев после того, как родители закрыли крышку моей капсулы, а потом мама снова склонится надо мной и пригласит на завтрак с шампанским. А Ксавьер по-прежнему будет моим соседом, и я брошусь ему на шею и попрошу прощения за каждое пропущенное мгновение.

В первые мгновения стазиса все казалось возможным.

* * *

У него осталось всего три процента зрения, и он вернулся обратно на станцию. Цель покинула известное местонахождение. Его программа не допускала варианта, что вскоре она вернется на прежнее место. Подсоединившись к Сети, он не смог обнаружить цель. До тех пор пока цель не была обнаружена, все указания были временно отложены. Он снова сел, переключился в режим ожидания и стал ждать.

«Сегодня утром стало известно об исчезновении знаменитой Розалинды Фитцрой, уже появились слухи о возможном похищении наследницы. До исчезновения мисс Фитцрой проживала в квартире своих родителей в жилом комплексе на территории Юнирайона, принадлежащего корпорации ЮниКорп. Полиция делает все возможное».

ИМЯ ОПОВЕЩЕНИЯ: ЦЕЛЬ ОРИЕНТИРОВАНА. РОЗАЛИНДА ФИТЦРОЙ.

Новое местонахождение цели было известно. Он не заметил, что это было ее последнее известное местоположение. Его программа не учитывала модели поведения объекта.

Он запросил главную задачу. ВЕРНУТЬ ПРИНЦИПАЛУ.

Он принялся сканировать Сеть. Поскольку теперь у него было задействовано 98,7 % рабочей мощности, поиск занял не больше часа.

ПРИНЦИПАЛ НЕДОСТУПЕН.

Вновь активизировались электроны, и он вызвал альтернативную задачу.

УНИЧТОЖИТЬ ЦЕЛЬ.

РЕЖИМ ОЖИДАНИЯ. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СКАНИРОВАНИЕ.

Автоматический контроль состояния сообщил, что его способность видеть по-прежнему составляет три процента. Наноботам потребовалось около четырех часов, чтобы полностью очистить его глаза от мельчайших крупиц засохшей масляной краски, после чего он встал со своей базы, чтобы выполнить задание.

 

Глава 13

Когда я открыла глаза на этот раз, склонившееся надо мной лицо не было похоже на тень. Я пробыла в стазисе так недолго, что не успела заработать истощение. Брэндан сердито смотрел на меня, и его сверкавшие от злости глаза были похожи на золотых рыбок, плещущихся в зеленых прудах.

— Надеюсь, ты понимаешь, что угрозы самоубийством являются признаками девиантного поведения? — грозно спросил он.

Я затрясла головой, горько сожалея о прерванном стазисном сне. Мне снился Ксавьер, только в этот раз он настолько смешался с Брэном, что я уже не знала точно, кто же это был на самом деле. Я говорила Брэну, что скучала по нему, но на самом деле я тосковала по Ксавьеру. Так или иначе, этот парень обнимал меня, и мы с ним купались в ярких пейзажах чистого света, присутствовавших во всех моих стазисных снах. И мне было неважно, что парень, которого я обнимала, постоянно менялся. В любом случае, это было лучше, чем злобное лицо настоящего пария, нависавшего надо мной сейчас.

— Я не угрожала самоубийством, — ответила я. Голос у меня был все еще очень слабым от стазисных препаратов.

— Ну, конечно! — грозно сверкнул глазами Брэн. — Зачем же ты снова влезла в свой стеклянный гроб?

Я вытаращила глаза. Какое странное сравнение! Я посмотрела на свою уютную стазисную капсулу, Гладкий шелк подушек, лелеявших мой сон, нежная музыка, заполнявшая последние мгновения перед стазисом, первые сладкие нотки газов, предшествовавшие превращению финальной фазы сна в глубокий стазис. Гроб?

Брэн презрительно фыркнул и отошел.

— Возвращайся к своей семье, они беспокоятся.

Я знала, что это неправда. Патти и Барри практически не замечали меня, когда я присутствовала дома, сколько же им потребовалось времени, чтобы заметить мое отсутствие?

— Сколько? — спросила я, проглотив ком в горле.

— Два дня, — огрызнулся Брэн. — Когда мне сказали, что ты пропала, я сразу догадался, где ты можешь быть.

— А больше никто не догадался?

Он в бешенстве покосился на меня:

— Больше ни у кого не было причин думать, что ты хочешь заставить их чувствовать себя виноватыми!

Я вцепилась в борта своей открытой капсулы и с трудом слезла на пол.

— Я не пыталась заставить тебя чувствовать себя виноватым!

— Да что ты говоришь? — недоверчиво хмыкнул Брэн. — И в твоем мелком эгоистичном мозгу ни разу не мелькнула мысль о том, что вот ты уползешь обратно в свой стазис и тогда я точно пожалею?

Это было несправедливо.

— Нет, — честно ответила я. — Вообще-то я думала, что ты будешь рад.

Он поднял брови:

— Рад? Да гори ты! Думаешь, если я не хочу встречаться с тобой, то я полный мерзавец?

Я снова растерялась.

— Нет.

— Так с какой стати я должен радоваться? Если я не влюблен в тебя, это вовсе не значит, что я хочу, чтобы ты пострадала, или умерла, или… пропала в своем коитальном стазисе!

Я покачала головой:

— Ты не понимаешь! Все совсем не так! Я просто не знала, что мне еще делать.

Брэн снова фыркнул:

— Прости, милая, но твоя жизнь совсем не так ужасна!

— Но… но я всегда так делала.

— Что значит — всегда? — переспросил он. Потом вдруг замер. — Гори ты! Ты… уже делала так раньше?

— Ну да. Все время.

Брэн в изумлении вытаращил на меня глаза.

— Но зачем? — выдавил он.

Я пожала плечами:

— Мама назвала это нашим домашним механизмом адаптации. Когда мы ссорились или родители слишком уставали, когда у меня совсем плохо шли дела в школе или маме с папой нужно было куда-нибудь уехать, они погружали меня в стазис.

Мне показалось, что у Брэна вдруг подкосились ноги. Он уселся на картонную коробку, которая немедленно лопнула под его весом и разошлась снизу. Судя по виду, коробка была доверху набита стопками старых налоговых деклараций, да так плотно, что бумага выдержала вес Брэна безо всякой коробки.

— Ты хочешь сказать, что твои родители постоянно погружали тебя в стазис?

— Ну да, — кивнула я. — А ты думал, как я тут очутилась?

— Я… не знаю. Мне казалось, тебя отправили в стазис, чтобы спасти от Темных времен.

— Темные времена еще не наступили, когда я погрузилась в последний раз, — покачала головой я. — Вернее, они только-только начинались. Уже появились сообщения о вспышках туберкулеза, но все было не так страшно.

— Твои родители… регулярно погружали тебя в стазис? Просто потому, что уставали или уезжали на отдых?

Я пожала плечами:

— Ну да. Они считали, что никто, кроме них, не может правильно меня воспитывать. Так было лучше для меня.

Брэн смотрел на меня, разинув рот.

— Что? — спросила я.

— А ты… Ты знаешь, что это противозаконно?

— Что это?

— Помещение индивида в стазис ради собственной выгоды считается тяжким уголовным преступлением. Карается наравне с изнасилованием.

Я просто не знала, что на это сказать. Стазис дарил уют и удовольствие, он был утешающим избавлением от всех жизненных невзгод. Как его можно сравнивать с изнасилованием?

— Твои родители так поступали с тобой? — очень мягко спросил Брэн. — Все время? Они своими руками крали у тебя огромные периоды детства?

Я затрясла головой.

— Да нет же! — возмущенно воскликнула я. — Все было совсем не так! Совсем наоборот, они спасали меня от пустой растраты огромных периодов жизни! Самый долгий стазис, в который они меня погружали, составил всего четыре года — да и то маме с папой просто пришлось это сделать, ведь они улетали на Титан, чтобы руководить созданием горнодобывающей колонии! — Тут я нахмурилась, пытаясь вспомнить, не ошиблась ли со сроками. Честно говоря, я не была в этом уверена. Во время стазисов я часто теряла представления о времени. — Когда они вернулись, то устроили огромный прием в мою честь, — пробормотала я, возвращаясь к теме. — Мне как раз исполнилось семь лет.

Брэн как-то странно посмотрел на меня.

— А на самом деле сколько? — спросил он.

— В смысле?

— В том смысле, сколько лет тебя промариновали в стазисе?

— Я не понимаю. Говорю же, мне было семь.

— Семь? Это как сейчас тебе шестнадцать, а на самом деле семьдесят восемь?

— А, ты об этом, — пробормотала я. — Ну да, конечно.

— Роуз… — осторожно начал он. — Сколько лет тебе понадобилось, чтобы дорасти до шестнадцати?

— Ну… я точно не знаю. Несколько недель назад я вдруг поняла, что мне, вообще-то, около ста. Последний стазис был шестьдесят два года тому назад, значит… Наверное, двадцать восемь? — пролепетала я.

Брэн медленно встал и вдруг сделал нечто такое, чего я совсем не ожидала. Он положил руки мне на плечи и крепко-крепко обнял.

— Мне так жаль, — прошептал он мне на ухо.

Снова очутиться в объятиях парня оказалось так знакомо и так правильно, что я невольно ахнула. Но при этом я была в бешенстве. Брэн не хотел этого, он просто мучил меня! Поэтому я вырвалась.

— Чего? У меня все замечательно!

Брэн молча смотрел на меня; кажется, я еще никогда не видела, чтобы его лицо было таким открытым и добрым, как сейчас. Он медленно покачал головой.

— Роуз, у тебя все совсем не замечательно!

— Нет, замечательно, — огрызнулась я, злобно глядя на него. — И вообще, кто ты такой, чтобы осуждать мой механизм адаптации? Ты лупишь по теннисному мячу, я ухожу в стазис. Какая разница?

Несколько мгновений Брэн недоверчиво смотрел на меня, потом медленно закрыл глаза и несколько раз покачал головой из стороны в сторону.

— Хорошо, — проговорил он, снова поднимая веки. — Пусть будет так, если тебе от этого легче. — Он схватил меня за руку. — Идем, нужно вернуть тебя домой.

Я уперлась:

— Нет.

Брэн обернулся и посмотрел на меня:

— Нет?

— Я еще не готова вернуться.

Мне показалось, что на этот раз он смотрел на меня не меньше минуты.

— Мне очень жаль, — сказал он наконец. — Но ты подняла на ноги половину полицейских Юнирайона. Твои приемные родители бьются в истерике. Мой дед и Гиллрой в таком бешенстве, что скоро начнут рвать и метать. Так что будь взрослой, будь умницей и вылезай из подвала.

Я сморщилась.

— Оставь меня в покое! — простонала я. — Скажи им, что со мной все в порядке, что я здесь и просто пока не готова выйти. — Вырвав руку, я отбежала от Брэна и уселась на ящик.

— Почему?

— Пока еще слишком… слишком рано, — сказала я. — Меня еще не отпустило, должно пройти много времени, пока все это не перестанет меня мучить. — Я украдкой посмотрела на него, проклятого красавца, и у меня снова оборвалось сердце. Нет, слишком рано. — А пока еще не время.

Брэн в остолбенении смотрел на меня. Потом осторожно приблизился ко мне, как будто я была злобной помойной кошкой, и присел на корточки, чтобы заглянуть в глаза.

— Роуз, — тихо сказал он. — Прости меня, пожалуйста. Я не должен был говорить тебе того, что сказал. Это было… жестоко, просто ты застала меня врасплох. И я неправильно тебя понял, — он вздохнул. — Я не слишком хорошо схожусь с новыми людьми, наша компания всегда была очень…

— Замкнутой, — подсказала я.

Брэн невесело улыбнулся мне в ответ.

— Да. Типа того, — он глубоко вздохнул. — А ты такая тихая, Роуз. Именно это я имел в виду, когда сказал, что ты словно привидение. Это не имело никакого отношения к твоему стазису! Трудно понять, что у тебя на уме, ведь ты все время молчишь. Поэтому я и не догадался о том, что происходит. До самого конца… — Он задумался, подбирая нужные слова. — Ты тоже замкнутая. Непонятная. По крайней мере, для меня. Отто увидел тебя тем утром, когда ты сбежала из школы. Он сразу забеспокоился. Я сказал ему, что ты в меня влюбилась и тяжело восприняла отказ, но он думает… — Брэн помолчал. — Отто думает, что с тобой что-то не так. Нет, не в том смысле, что ты ненормальная или вроде того… Это все из-за провалов в твоем сознании. Я не вполне понимаю, что он имеет в виду, но Отто считает…

— Стазис тут ни при чем, — твердо отрезала я. — Просто представь, что однажды утром ты проснешься и увидишь, что весь твой мир исчез, все люди, которых ты когда-то знал и любил, разом умерли, все места, в которых ты бывал, изменились до неузнаваемости, и даже выражения лиц у людей стали другими — и вот тогда посмотрим, останется ли твое сознание целым, без провалов! — Когда я закончила эту небольшую речь, мои измученные глаза снова налились слезами. — Гори ты! — прошипела я, пытаясь загнать слезы обратно. Я была права. Стазис закончился слишком рано.

— Это самая длинная речь, которую я когда-либо слышал от тебя, — сказал Брэн и нежно дотронулся до моей щеки. — Плачь, пожалуйста, — тихо проговорил он. — Я тоже заплачу.

— Нет, не могу. Я не могу позволить, чтобы кто-то видел мои слезы. Я слишком легко возбудима, мне нужно учиться контролировать свои эмоции.

— Но ведь здесь нет никого, кроме меня.

— Неважно, — отрезала я. — Это недопустимо. Мне требуется слишком много времени, чтобы успокоиться, для этого и нужен стазис! Теперь понимаешь? Я слишком эмоциональна. Кроме того, я проревела всю прошлую ночь, поэтому хватит с меня слез.

Брэн склонил голову набок.

— Прошлой ночью ты была в стазисе, — напомнил он.

— Ах, да, — буркнула я. Брэн слегка дернул уголком рта, а потом вдруг выпрямился и сел на ящик рядом со мной. Он обхватил меня одной рукой и погладил по плечу. Объятие было почти платоническим, но при этом очень сердечным. Я вздохнула. Кажется, впервые после моего выхода из стазиса кто-то дотрагивался до меня просто так, не через силу. Не считая Завьера, конечно. Моя голова сама собой стала клониться, пока не улеглась на плечо Брэна. — Прости, что смутила тебя вчера, — сказала я.

— Три дня назад, — напомнил Брэн.

— Ага, — согласилась я. У меня всегда были сложные отношения со стазисным временем. — Я ведь никогда ни с кем не встречалась по-настоящему, поэтому не знаю всех признаков и сигналов.

— Да никто их не знает, — негромко фыркнул Брэн. — Всегда приходится действовать наугад. Но мне казалось, что у тебя когда-то был парень?

— Ксавьер, — кивнула я. — Но нам с ним не нужны были никакие сигналы. Мы так хорошо знали друг друга, что все было понятно без слов. Я знала его всю жизнь.

— Не хочешь рассказать мне о нем? — мягко спросил Брэн.

Я вздохнула.

— Он был сыном нашей соседки по кондоминиуму, и я впервые увидела его совсем малышом, а мне было тогда ровно семь. Мы с ним возились в саду. Росли вместе. Он был мне все равно что младший братишка, а потом… потом он как-то незаметно стал моим лучшим другом. Единственным другом. Только он понимал меня… только он меня слушал. Когда нам с ним было по пятнадцать — то есть ему тогда было уже шестнадцать — мы… — Слезы брызнули снова, и на этот раз я не стала их прятать.

Брэн стиснул мое плечо и прижался щекой к моей макушке.

— Мне так жаль, Роуз. Должно быть, это ужасно — иметь кого-то настолько близкого и навсегда потерять его, даже не успев проститься.

Лучше бы он этого не говорил!

— Я простилась с ним, — прошептала я сквозь слезы. — Но не успела сказать, как мне жаль.

Брэн ничего не понял, да этого и не требовалось. Все, что мне было нужно от него, это дать мне как следует выплакаться.

Но мне не дали и этого. Скрипучий голос прорезал безмолвный полумрак полуподвала, прервав мое отчаяние.

— Розалинда Саманта Фитцрой, пожалуйста, сохраняй неподвижность для подтверждения идентификации.

 

Глава 14

Я отпрянула от Брэна.

— Ты слышал? — прошептала я, безмолвно надеясь, что он скажет: «Нет». Лучше смириться с наличием галлюцинаций, чем признать, что этот ужас в самом деле охотится за мной!

— Да. Здравствуйте! — крикнул Брэн в темноту. — Кто здесь?

Ответа не последовало — вернее, его не последовало из темноты, зато не выдержала я:

— Гори ты!

— В чем дело?

— Это по правде!

Брэн непонимающе посмотрел на меня:

— Что по правде?

Я в ужасе уставилась на него:

— Я думала, он мне приснился, а он…

— Голосовое совпадение подтверждено. Сохраняй неподвижность для сканирования сетчатки.

Я закрыла глаза и поползла в темноту, увлекая за собой Брэна. Съежившись за ящиком, я посмотрела налево и направо, ища выход. Выхода не было. Только бесконечные лабиринты пыльных коробок и ящиков. Может быть, в них есть какое-нибудь оружие или…

Брэн с громким: «Уй!» плюхнулся рядом со мной. Потом сел.

— Что происходит?

— Некогда! — прошипела я. — Беги! Он охотится за мной, а не за тобой!

— Бежать? Что ты…

Но я уже бросилась бежать.

* * *

Он потерял цель из виду. Она спряталась за ящиком, а потом помчалась по одному из проходов между стеллажами. Тогда он включил сигнал оповещения.

— Оставайся на месте. Мне приказано иммобилизовать тебя и вернуть обратно. В случае если возвращение окажется невозможным, мне приказано уничтожить.

Он двинулся по коридорам. Он не слышал ни свою цель, ни постороннее лицо, находившееся при ней, поскольку после долгого пребывания в режиме ожидания его слуховые механизмы до сих пор не работали на полную мощность. Поэтому он соединился с Сетью и запросил диаграмму полуподвала.

СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ, ВОЗМОЖНОСТЬ УКРЫТИЯ СОГЛАСНО РАЗМЕРАМ. Он запустил стратегическую программу, приготовившись систематически обыскать каждый закуток подвала, продолжая блокировать доступ к выходу.

НАЧИНАЮ СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ПРОГРАММУ

* * *

Бесконечный лабиринт кладовых и стеллажей, заполнявших полуподвал, оказался слишком велик для моего измученного стазисным истощением организма. Очень скоро я потеряла из вида Брэна и поняла, что не могу найти коридор, ведущий к лифту. Я задыхалась, легкие лопались от натуги, поэтому я забилась в какой-то угол, спряталась за сломанным стулом и попыталась вспомнить, в какой стороне остался лифт. Внезапно чья-то рука схватила меня за плечо. Я завизжала и вцепилась в нее зубами, проклиная себя за поднятый шум. Но это оказался всего лишь Брэн.

— Почему ты не убежал? — прошипела я.

— Он вот-вот будет здесь! Не жди меня.

— Кто будет здесь? О чем ты говоришь?

— Разве твои родители не учили тебя спасаться от похитителей детей? — спросила я.

— Нет, — ответил Брэн. — С какой стати они должны были это делать?

Я просто рот разинула от такой беспечности.

— Роуз, ты объяснишь мне, что происходит? — спросил Брэн. Мне показалось, что он больше злился, чем боялся.

— Этот блестящий чокнутый пластиковый мужик однажды ночью разгромил мою студию. Я тогда решила, что мне это приснилось, но теперь выходит, что нет. Он хочет нацепить на меня контрольный ошейник и вернуть какому-то принципалу. Я не знаю, кто это! Короче, кто-то охотится за мной, и, по-моему, он не человек!

— Ясно, — Брэн встал и посмотрел в коридор. — Ты о нем говоришь?

Я проследила за взглядом Брэна. Таинственный похититель приближался, медленно, но неуклонно. Он был уже на полпути ко мне и продолжил сокращать расстояние.

— О боже! — выдохнула я. — Беги! — Я дернула Брэна за рукав. — Он же и тебя схватит!

Брэн взял меня за рукав и удержал на месте.

— Он не живой! — заявил он, как мне показалось, с оттенком высокомерия. — Это робот. Не пытайся от него убежать, он будет все время держаться между тобой и лифтом, и ты устанешь гораздо раньше, чем он.

— Он сказал, что собирается меня уничтожить! — воскликнула я. — Что мне, по-твоему, делать? Предложить ему чаю с пончиками? В прошлый раз он едва не убил мою собаку!

— А что сказали на это Патти и Барри?

— Ничего.

— То есть тебя хотели заэкстермить, а они ничего не сказали?

— Я им не рассказывала, — прошипела я.

— Но почему?

Я разинула рот, но вдруг поняла, что мне нечего ответить. Да, я убедила себя в том, что это был сон, но почему я ничего никому не рассказала сразу после происшествия?

Несколько мгновений Брэн молча смотрел на меня, потом укоризненно покачал головой.

— И это в твои-то годы, Роуз! Учись говорить! — Он встал и вытянул руку в сторону блестящего типа. — Прекратить миссию! — громко выкрикнул он. — Прекратить, прекратить, прекратить!

— Брэн!

— Прекратить! Прекратить! Вернуться на указанное место! Прекратить! Прекратить!

— Голосовое совпадение не подтверждено, — произнес бесстрастный механический голос с сильным немецким акцентом. — Второстепенная цель мешает выполнению миссии. Уничтожить второстепенную цель.

Брэн оцепенел.

— Гори ты! — прошипел он, хватая меня за плечо. — Кажется, ты впервые оказалась права. Бежим! — Он вытолкнул меня из-за сломанного стула, пихнул в коридор, а сам помчался в другую сторону.

Разумеется, блестящий урод погнался за мной. Я бежала изо всех сил, но теперь, когда механический человек четко видел меня, он двигался гораздо проворнее, чем раньше. Мое сердце сбивчиво колотилось, переутомленные наноботы протестовали против нагрузки. Внезапно целая стена полок с диким грохотом обрушилась у меня за спиной, и из треснувших коробок высыпались горы старомодной одежды и сломанных пластиковых игрушек. Но мой блестящий преследователь с безжалостной решимостью зашагал прямо через завалы, круша ногами алюминиевые стойки стеллажей. Брэн был прав — этот тип определенно не был человеком.

Это было похоже на один из моих кошмаров. Я хотела бежать, но мое истощенное стазисом тело уже исчерпало свои возможности. Легкие горели огнем, сердце вырывалось из груди, а ноги словно вязли в каком-то липком сиропе. Я просто не могла бежать быстрее.

Урод ровной трусцой семенил за мной, выставив вперед свою цилиндрическую дубинку. Внезапно одним, точно рассчитанным движением механический тип ткнул меня в спину.

Он меня не ударил. Он всего лишь дотронулся до меня своей дубинкой. Но она сделала свое дело даже через школьную форму.

Мое тело мгновенно прекратило действовать. Как будто я была механизмом, и меня просто выключили. Я хотела закричать, но не смогла. Я беспомощно упала, как тряпичная кукла, как марионетка, отрезанная от своих ниточек. Это было гораздо хуже, чем просто удар током. Пронизывающая боль разлилась по всему моему телу от того места, где меня коснулся жезл. Я не сомневалась, что удар отключил все мои наноботы. Сколько я смогу продержаться на ресурсах своего собственного организма?

Потом я почувствовала жгучее прикосновение — это мой преследователь перевернул меня навзничь. Я не могла шевельнуться. Только из моего горла продолжал рваться странный звук — крик острой мучительной боли, которую я все еще чувствовала.

Я еще могла пошевелить глазами, поэтому уставилась на контрольный ошейник, который преследователь протянул к моей шее. Я знала, что как только он застегнет на мне эту дрянь, мое тело окончательно перестанет быть моим. Но от меня уже ничего не зависело. Хорошо хоть, что он не сумел добраться до Брэна.

В следующий миг я вытаращила глаза, увидев за плечом моего похитителя то, чего он никак не мог видеть. Один из высоких стеллажей вдруг начал накреняться. Все происходило очень медленно. Сначала с полки упала коробка, потом ящик, следом еще две коробки, а потом весь стеллаж обрушился на спину моего похитителя и на мои неподвижные ноги.

Мой враг почему-то затрясся, но не отключился. А я заскулила от новой боли, обрушившейся на нижнюю половину тела. Брэн победоносно вышел из-за стеллажа, но тут же оцепенел при виде меня.

— Роуз! — Пробившись ко мне через груды рассыпанных вещей, он стал вытаскивать меня из-под нападавшего.

— Ну вот, — сказал он, опускаясь передо мной. — Нужно вытащить тебя отсюда, пока он не перезагрузился.

— Мне правда больно, — пожаловалась я. Мысли у меня путались, поэтому я не смогла придумать что-нибудь более связное.

— Я знаю, — ответил Брэн. Он приподнял меня за плечи и поднял на ноги. Но я почти не чувствовала ног, поэтому не могла как следует опереться на них. Я просто заскулила, как Завьер. — Он ударил тебя шоковой дубинкой. — Брэн порылся в груде мусора и вырвал палку из безвольной руки блестящего типа. — Нужно позвонить в полицию. У тебя сотовый с собой?

— Кажется, он остался возле кровати, — пролепетала я. Вообще-то, я не собиралась никому звонить перед тем, как впасть в стазис.

— Давай поскорее выведем тебя наверх, подальше от этой штуковины, пока она не перезагрузилась.

— Штуковина? Перезагрузилась?

Да, штуковина, — пробормотал Брэн и поволок меня через кладовую к выходу из полуподвала. Вытолкнув меня за дверь, он вытащил из кармана старомодную карточку-ключ, при виде которой на меня обрушилась волна ностальгии. Я не видела таких ключей с тех пор, как вышла из стазиса. Брэн просунул карточку в щель возле дверного косяка.

— Блокировать, Сабах, — сказал он. — Запереть.

В щели что-то тихо засвистело, потом щелкнул замок.

— Идем, — снова скомандовал Брэн. Он снова взял меня за плечи и нажал кнопку вызова лифта.

— Что ты сделал?

— У меня мастер-ключ от всех замков, — объяснил Брэн. — Теперь эту дверь смогут открыть только мои родители или я сам. — Двери лифта распахнулись, и Брэн втащил меня внутрь. Как только лифт плавно поплыл вверх, я начала задыхаться. У меня все болело. Когда лифт остановился, у меня подкосились ноги, и я упала на пол. — Гори ты! Вот, держи. — Брэн сунул мне в руки дубинку и поднял меня, как ребенка.

— Не надо, — пролепетала я, сообразив, что он собирается донести меня прямо до дверей. — Я слишком тяжелая.

— А как ты думала, я вытащил тебя из подвала в первый раз? — спросил Брэн. — Честно говоря, с тех пор ты ненамного потяжелела.

Я вытаращила глаза.

— Ты отнес меня?

— Не мог же я бросить тебя там, — буркнул Брэн.

Мысль о том, что он вынес мое безжизненное тело на руках из подвала, приводила меня в восторг и в ужас одновременно. Настоящий Прекрасный принц! Но неужели я в самом деле так мало вешу? Наверное, теннис все-таки укрепляет мышцы или, по крайней мере, воспитывает упорство. Я прижалась головой к рубашке Брэна, вдыхая запах его сандалового мыла. Какие же у него сильные руки, черт бы его побрал! Брэн ударил ногой в дверь моей квартиры. Никакого ответа. Потом изнутри послышались громкие голоса. Что там творят Патти и Барри? Неужели ссорятся?

— Да откройте же эту горелую дверь! — заорал Брэн.

К моему изумлению, дверь нам открыла миссис Сабах, и ее миндалевидные зеленые глаза широко распахнулись при виде меня на руках у своего сына.

— О боже, скорее неси ее внутрь! — вскрикнула она.

— С ней все в порядке, — сообщил Брэн, хотя в его голосе уже чувствовалось напряжение от усталости. Он прошел мимо матери в гостиную.

Мистер Гиллрой и пожилой седовласый мужчина — наверное, дедушка Брэна — кричали друг на друга. Я не видела дедушку Брэна с того дня, когда вышла из стазиса, но тогда он показался мне лишь размытым белым пятном. Спор продолжился и после того, как Брэн внес меня в комнату.

— Нет, я полагаю, что федералы вполне могут справиться с этим делом, и не вижу необходимости привлекать сюда другие силы, помимо полиции Юнирайона! — проорал мистер Гиллрой гораздо громче, чем это делают люди, отстаивающие практичную точку зрения.

— А вам не приходило в голову, что она может быть уже за пределами Юнирайона?! В таком случае, мы никогда ее не найдем! Ах, да кому я это говорю! Вы были бы счастливы, если бы мы вообще никогда ее не находили.

— Да не надо строить из себя святую наивность! Можно подумать, вы сами так не думаете! — взревел Гиллрой. — Или вы рассчитываете, что сможете сохранить все свои любимые проекты после того, как она возьмет штурвал в свои ручки?

— Эй! — рявкнул Брэн, чтобы привлечь их внимание. — Посторонитесь!

Мужчины оцепенели, уставившись на нас совершенно одинаковыми изумленными взглядами. Потом они поспешно расступились, освобождая нам путь к дивану. Брэн протиснулся между ними и бережно положил меня на подушки.

— Ро… Она в порядке? — спросил его дедушка.

— Позвоните копам, — пропыхтел Брэн, пропуская его вопрос мимо ушей. Потом повернулся к деду: — Ее ударили шоковой дубинкой.

— Но они запрещены, — сказал Гиллрой.

Брэн вырвал дубинку у меня из рук и протянул деду.

— Скажите это Пластину, который валяется внизу!

— Пластину?

— Ну да. Кто-то пытался ее убить.

— Где она была? — спросил дедушка Брэна.

Брэн секунду помедлил с ответом, а потом сказал:

— Внизу, в полуподвале. Она там… в коробках закопалась. Хотела найти что-нибудь, что осталось от ее родителей.

Я не поняла, зачем он соврал им, но мне было слишком плохо, чтобы возражать.

Дедушка Брэна, сощурившись, уставился на шоковую дубинку. Бросив быстрый взгляд на меня, он поспешил к двери.

— Я вызову полицию и «скорую», — сказал он. — Где Пластин?

— Перезагружается в полуподвале, — ответил Брэн. — Я прервал его программу. Ему понадобится несколько минут, чтобы заново сформулировать задачу. — Когда дедушка повернулся спиной к двери, Брэн крикнул ему вслед: — Возьми с собой маму, без ее ключа ты не откроешь дверь!

После этого все события слились для меня в неясную череду. Приходило и уходило множество людей. Кто-то из них заставил меня сесть, проверил все мои жизненно важные органы и заверил группу заинтересованных наблюдателей в том, что шоковая дубинка не нанесла моему организму никаких непредвиденных повреждений, которые современная медицина не могла бы исправить. Как выяснилось, нужно было заново активировать мои наноботы, но у одного из сотрудников «скорой» был с собой пульт, при помощи которого это прекрасно удалось сделать прямо на месте. После этого мое сердце сразу заработало лучше. Потом кто-то попытался задать мне какие-то вопросы, но, как выяснилось, тот же сотрудник «скорой» сделал мне инъекцию какого-то препарата, предназначенного ослабить мое мышечное напряжение. К сожалению, это средство вступило в какое-то сложное взаимодействие с остатками стазисных препаратов в моем организме, поэтому я просто отключилась. Уже впадая в ступор, я все еще слышала уверенный голос Брэна, рассказывавшего всем собравшимся о том, что со мной произошло.

Мне запомнился только один момент, когда вокруг меня вдруг снова поднялись крики.

— Что значит, там ничего нет?! — кричал дедушка Брэна, и я никогда в жизни не слышала более испуганного и сердитого голоса. — Немедленно спуститесь в подвал и разыщите эту проклятую тварь!

Не открывая глаз, я попробовала отползти прочь от этих криков.

— Тише, папа! — донесся до меня голос миссис Сабах. — Ты ее разбудишь!

А потом чья-то легкая рука коснулась моих волос, так нежно, что у меня заболело сердце, когда она снова оставила меня. Наверное, это была мама Брэна. Я хотела бы, чтобы моя мама тоже была здесь, чтобы гладить меня по волосам, чтобы беспокоиться о том, счастлива я или несчастна…

— Прости, — сказал старик. Он вышел из комнаты, забрав с собой то, на что приходилось кричать, — голофон или полицейского, и вскоре гневный разговор превратился в отдаленный шепот.

А я снова потеряла счет времени.

 

Глава 15

Когда я окончательно проснулась, мои приемные родители, миссис Сабах, мистер Гиллрой и один из полицейских сидели в комнате и негромко беседовали о каких-то бизнес-планах.

— Я все понимаю, — говорила Патти. — Но я не понимаю другого — мы будем по-прежнему получать свое жалованье?

— Вам не кажется, что это настоящая черствость? — резко спросила миссис Сабах.

Наверное, Патти и Барри хотели сказать что-то в свое оправдание, но мистер Гиллрой поспешил успокоить их.

— Нам нужно, чтобы вы присматривали за квартирой до тех пор, пока мы не доставим девочку обратно. И потом, как быть с собакой? Не хотелось бы, чтобы животное голодало.

Барри громко застонал.

— Зачем нужна эта собака? — резко спросил он у Гиллроя. — Ради всего святого, зачем вы прислали ей эту собаку?

— Вам она не понравилась? — рассеянно спросил мистер Гиллрой. — Это неважно. Не беспокойтесь, офицер, я верну ее в целости и сохранности.

— Мы были бы рады получить от вас какие-то гарантии, мистер Гиллрой, — сказал полицейский.

Его незнакомый голос заставил меня открыть глаза. Полицейский стоял возле камина, держа в руке ноутскрин, а все остальные чинно сидели на креслах. Брэн устроился в уголке зеленого дивана, а мои ноги почему-то оказались у него на коленях. Я несколько раз моргнула, разглядывая их. Кто-то снял с меня туфли, а носки у меня были ужасно грязные. Мне было страшно даже подумать о том, как я выгляжу после того, как собрала пыль по всему полуподвалу. Зато Брэн выглядел свеженьким и чистеньким, как рекламный проспект Юнишколы. Было что-то чересчур интимное в том, чтобы держать ноги у него на коленях. Если я ему не нравлюсь, зачем он продолжает меня смущать? Я попробовала сесть. Это оказалось не слишком больно.

— Оно живое, — криво улыбнулся Брэн. — Ну, как, наркота полностью испарилась?

— К сожалению, — простонала я.

Миссис Сабах рассмеялась.

— Как ты себя чувствуешь, детка? — спросила она.

Брэн ухмыльнулся ей:

— Глупый вопрос. Разве не видишь, как она выглядит?

Миссис Сабах понимающе сдвинула брови, а мистер Гиллрой поспешил взять разговор в свои руки.

— Ты знаешь, кто это сделал с тобой? — спросил он.

— Если вы не возражаете, мистер Гиллрой, — вмешался полицейский, — я хотел бы лично задать все вопросы.

— Я думаю, что Роуз сначала хочется заглянуть в ванную и умыться, — сказал Брэн. Не дожидаясь моего согласия, он схватил меня за руку и поднял с дивана. Меня шатало, все тело болело, но Брэн был прав. Мне страшно хотелось освежиться перед предстоящим допросом.

— Очень хорошо, только побыстрее, — разрешил коп.

Брэн вывел меня в коридор, где женщина-полицейский разговаривала с кем-то по сотовому. Быстро покосившись на нее, Брэн проводил меня в ванную и зашел внутрь вместе со мной.

Ванные в нашем кондоминиуме были огромными, но вдвоем с Брэном там оказалось невыносимо тесно. Брэн стоял слишком близко. После стазиса и препаратов мои эмоции слегка вышли из-под контроля.

— Что ты делаешь? — спросила я, когда Брэн закрыл за собой дверь.

— Не говори им, что ввела себя в стазис, — сказал он.

Не знаю, каких слов я ожидала от него, но явно не этих.

— Почему?

— Потому что они присвоят тебе девиацию первой степени, после чего дюжина психологов начнет копаться у тебя в голове, — ответил Брэн. — Возможно, это пошло бы тебе на пользу, но Гиллрой с радостью уцепится за любую возможность признать тебя неспособной управлять имуществом своих родителей, чтобы получить право пожизненного контроля над ЮниКорп. Ты, конечно, ни в чем не будешь нуждаться и даже будешь формально стоять во главе компании, но Гиллрой получит тебя с потрохами.

Я шумно сглотнула.

— Ой, — пролепетала я. — Спасибо. Но как мы объясним то, что я пропала на целых два дня?

— Патти и Барри заметили твое отсутствие только сегодня утром, — прошипел Брэн. — Я заметил это раньше них! А то, что ты прогуляла два дня занятий, вовсе не означает, что ты куда-то исчезала. Скажи им, что тебя скрутил острый приступ ностальгии, и ты вместо школы рылась в коробках со старым хламом.

— Но что я могла там искать?

— Какая разница? Так и скажи — это неважно. Просто искала что-нибудь.

Хорошо, — кивнула я и посмотрела на себя в зеркало. Я была похожа на одну из попрошаек, которые обступали меня, когда я выезжала с родителями в город. — А теперь мне бы и правда хотелось принять ванну.

Брэн понял мой намек.

— Ну да, конечно. Увидимся в гостиной, — он вышел за дверь.

Когда через пять минут я вернулась в гостиную, то была уже не так похожа на бродяжку. Я даже хотела сменить убитую школьную форму, но в конце концов решила, что это не обязательно. Похоже, кто-то распорядился не подпускать ко мне репортеров. Выглянув из окна, я увидела белоснежную голову дедушки Брэна, который утихомиривал журналистов, бушевавших перед нашим парадным.

Прежде всего, полицейские потребовали рассказать им все, что я помню о первом нападении. Но Патти и Барри хотели знать, почему я ни словом не обмолвилась об этом.

— Я не знаю, — ответила я. — Честно говоря, я не была уверена в том, что это случилось на самом деле. Видите ли, мне постоянно снятся кошмары, причем ужасно страшные. Вы накричали на меня тем утром, а когда я вернулась из школы домой, прислуга уже все убрала, и мне стало казаться, что, может быть, это тоже был только сон.

Вообще-то, это была правда — просто не вся. Настоящая правда заключалась в том, что я не чувствовала себя вправе грузить Патти и Барри своими проблемами. Хотя, если задуматься, это было довольно странно.

По совету Брэна я рассказала всем присутствовавшим, что просто рылась в старых вещах. Я никуда не убегала. Я не хотела никого напугать. Я не думала, что кто-то заметит мое отсутствие и вызовет полицию. Все дружно заверили меня в том, что я не сделала ничего дурного. Интересно, что бы они сказали, если бы я призналась, что отправила себя в стазис? Если верить Брэну, в этом случае меня не ждало бы ничего хорошего.

— Отлично, — сказал Гиллрой в заключение. — Но пока ты не должна никуда уходить одна. По крайней мере, до тех пор, пока за тобой охотится Пластин.

— Что такое этот Пластин? — спросила я.

Три ответа обрушились на меня почти одновременно.

— Робот, — сказал Гиллрой.

— Оружие, — сообщил полицейский.

— Труп, — брякнул Брэн.

Я содрогнулась:

— Ч-что?

— Пластин — это человеческий труп, подвергшийся пластификации, что делает его практически не поддающимся уничтожению, — пояснил Гиллрой. — Пластины находились в стадии разработки как раз в то время, когда тебя погрузили в стазис. Они обладают всеми функциями и способностями человеческих воинов, но при этом в двадцать раз сильнее и абсолютно невосприимчивы к боли. Потрясающие создания! Полностью лишены эмоций, зато могут корректировать свои программы через нейронные проводящие пути, что в некотором смысле позволяет сравнить их интеллект с человеческим. А люди, хочу тебе заметить, гораздо умнее, чем ты думаешь. Ты только представь, какие сложные расчеты траектории с учетом направления ветра и множества других факторов приходится делать, скажем, кэтчеру в бейсболе! Однако Пластины не столь быстро адаптируются к изменению ситуации, что блестяще доказал Брэн сегодня днем.

— Они ужасны, — вставил Брэн. — Они беспрекословно следуют любому данному приказу, от выноса мусора до устройства массовой резни. Все наши роботы специально запрограммированы так, что не могут причинить вред человеку. Но у Пластинов нет такой программы. Благодаря человеческим нейронам у них нет даже возможности ее внедрения! В этом смысле они, если так можно сказать, чересчур человечны. При этом они натренированы, как солдаты или наемники. Последние тридцать лет использование Пластинов запрещено международной конвенцией, однако они продолжают использоваться в ряде отдаленных колоний, где трудно найти живых людей для выполнения разных работ. Все это чертовски опасно, вот что я скажу. Не говоря уже о моральной стороне вопроса, то есть чудовищности использования человеческих останков.

— Ты говоришь совсем как Ронни! — фыркнул Гиллрой. — Что-то я не слышал, чтобы вы протестовали против использования донорских органов! Вы со своим дедом просто не хотите видеть возможностей, которые откроются перед человечеством после снятия этого нелепого запрета!

— Зато я вижу возможность злонамеренного использования этой программы! Давайте будем убивать одних людей, чтобы использовать их тела для убийства других! — взорвался Брэн и быстро обернулся ко мне: — Пластины в основном изготавливаются из трупов казненных преступников, которые перед смертью продали свои тела, чтобы обеспечить семьи. Изначально они все были здоровы, а став Пластинами, не могут умереть естественной смертью. Их можно только убить. Больше всего тел поставлял Китай, наш типчик скорее всего тоже родом оттуда. Но самая большая лаборатория по производству Пластинов находилась в Германии. Спроси Вила, он знает об этом гораздо больше, чем я — его дед когда-то возглавлял такую лабораторию. Вил говорит, это была настоящая бойня. В буквальном смысле.

— Но ведь они добровольно… — начал Гиллрой.

— Вынужденно! — заорал Брэн.

— Все это не имеет никакого отношения к делу, — заявила миссис Сабах, прерывая этот, как уже стало понятно, давний и долгий спор. — Главное, что запрет до сих пор не снят, а следовательно, тот, кто подослал Пластина, грубо нарушил международный закон.

Откашлявшись, полицейский тоже вставил свое слово:

— Похищение и убийство являются нарушением международного законодательства вне зависимости от выбора орудия.

Меня била дрожь. Этот Пластин до смерти напугал меня еще до того, как я узнала, кто он такой. Теперь мне открыли глаза на происходящее, и все оказалось в десять раз хуже.

— А его можно остановить? — испуганно проскулила я.

— Очень трудно, — ответил полицейский, не сделав ни малейшей попытки приободрить меня. — Для этого потребуется танк или не меньше двадцати вооруженных людей. Лучше всего найти того, кто послал Пластина, и заставить его отменить приказ.

— Но кто его послал? Это уже известно?

— К сожалению, нет, — ответил Гиллрой. — Ты у нас фигура публичная, а в наши дни далеко не все страницы долгой и славной истории ЮниКорп расцениваются положительно с точки зрения блага для человечества. Допустим, кто-то до сих пор не может простить твоим родителям того, что было сделано в первые годы после основания компании. Вполне возможно, что такой человек может перенести свою ненависть на тебя. А может быть, это просто какой-нибудь сумасшедший, который боится тебя или завидует твоей известности. Мы не можем этого знать.

— Но разве нельзя спросить… его? Неужели нет способа прочитать его программу?

Повисла неловкая тишина.

— Есть такой способ, — наконец ответил Гиллрой, — но, к сожалению, мы не можем найти Пластина.

Ледяной ужас охватил меня.

— Он сбежал?

— Боюсь, что да, — ответил новый голос, и отец Брэна просунул голову в дверь. Внешне он был вылитый африканец и даже двигался немного иначе, чем остальные члены его семьи. Еще я заметила легкий акцент в его густом шоколадном голосе. — Мы несколько раз прочесали весь полуподвал при помощи всех эхолокаторов и нольфакторных приборов, которые только нашлись в полиции. Мне очень жаль, милая, — добавил он, посмотрев на меня. — Но проклятая тварь растворилась, словно призрак.

Теперь я видела, что Брэн был очень похож на своего отца. Я бы непременно улыбнулась мистеру Сабаху, если бы не была так напугана.

— Но разве это возможно? Ведь дверь была заперта.

— Вот именно, — ответил отец Брэна. — Этого никто не может понять.

— Поскольку мы пока не можем поймать Пластина, — вмешался полицейский, — а по твоим словам, однажды он уже покушался на тебя в этой квартире, мы приняли решение на несколько дней спрятать тебя в безопасном месте.

— У Реджи миллион вариантов, — сказал мистер Сабах, присаживаясь на кресло рядом со своей женой. — Для него нет ничего невозможного, правда, Редж?

— Абсолютно, — подтвердил мистер Гиллрой.

— Что касается сегодняшней ночи, то мы с Роузанной предлагаем тебе переночевать у нас. Согласна? Правда, тебе придется спать в одной комнате с Хилари, но…

— С удовольствием! — выпалила я. Потом посмотрела на Брэна и чуть не пожалела о своем согласии. Но разве у меня был другой выход? Мне нравились мистер и миссис Сабах и все еще нравился Брэн, несмотря ни на что.

Но для очистки совести я все-таки сказала:

— Но… — Патти и Барри? Что, если этот тип придет сюда за мной, увидит их и…

— К счастью, мышление Пластина не столь гибко, как наше, — успокоил меня мистер Гиллрой. — Если ему приказано схватить тебя, он не будет обращать внимания ни на кого другого. Патти и Барри могут подойти к Пластину сзади и огреть бейсбольной битой по голове, но это не заставит его броситься на них. До тех пор пока посторонние не мешают Пластину добраться до цели, он их даже не замечает.

— Ладно, — кивнула я. Мне в самом деле совсем не хотелось ночевать одной. — Можно я возьму с собой Завьера?

— Только сегодня, — ответил Гиллрой. — Мы не сможем взять собаку туда, куда я задумал тебя перевезти.

— Можно? — спросила я родителей Брэна.

Они дружно кивнули. Я пошла к себе в комнату собрать вещи для ночевки. Накидав в сумку столько одежды, что хватило бы на целые каникулы, я забежала в студию за альбомом. Здесь я с тоской посмотрела на свои портреты маслом. Скорее бы полицейские поймали этого робота-покойника, чтобы я могла вернуться в свою студию!

Миссис Сабах ждала меня в коридоре, держа на поводке Завьера.

— Готова? — спросила она.

— Да, — кивнула я. — Даже не знаю, как вас благодарить, миссис Сабах.

— Пожалуйста, зови меня Роуз!

— Меня тоже, — засмеялась я.

Мать Брэна улыбнулась и, не слушая моих возражений, забрала у меня сумку.

— Ты до сих пор не отошла от шока, — заявила она. — Уверена, что у тебя все мышцы болят. Сейчас мы придем, и я первым делом приготовлю тебе отличную горячую ванну, с морской солью и пеной.

— Не стоит беспокоиться.

— Это почему же?

— Огромное вам спасибо за то, что пригласили меня, мисс Сабах… то есть, Роуз… Роузанна. Простите, но у меня не получается называть вас Роуз.

Она весело рассмеялась.

— Честно признаться, благодарить нужно не меня, а Брэна. Это он предложил Мамаду пригласить тебя к нам.

Я даже не знала, что об этом думать.

Квартира Сабахов оказалась зеркальным отражением моей. Но если у меня дома царила тишина и гулкое ощущение пустоты, то апартаменты Брэна были полны шума, беготни и постоянных происшествий. Брэн был старшим из троих детей Сабахов.

Хилари оказалась золотистой смуглянкой с туго заплетенными дредами. Ей недавно исполнилось четырнадцать, и следующей осенью она собиралась начать обучение в Юнишколе. Десятилетняя Кайн была черной, как эбеновое дерево, юркой, как сверчок, и озорной, как всякая десятилетка. Наверное, я видела их обеих в больнице, после выхода из стазиса, но совершенно этого не помнила. В те дни через мою палату прошла чуть ли не половина страны, поэтому запомнить всех было просто невозможно.

После того как Завьер был отправлен в сад под надзором Кайн, миссис Сабах исполнила свою угрозу засунуть меня в ванну. Но что это была за ванна! Все ванны в жилом комплексе Юникорн представляли собой глубоко утопленные в пол джакузи, но миссис Сабах высыпала в воду столько душистых солей, влила столько ароматных масел и намешала столько нежнейшей пены, что погружение оказалось похоже на стазис. Я даже немного задремала, но кто-то вовремя прислал ко мне Хилари с тарелкой закусок, и я вдруг почувствовала зверский голод. И не удивительно — ведь я ничего не ела с обеда того злополучного дня, когда так неудачно попыталась признаться Брэну в своих чувствах, а тогда мне кусок не лез в горло от волнения. Получается, я голодала больше суток, если не считать стазис. Но, по большому счету, его тоже нужно учитывать, поскольку после полного переваривания съеденной пищи, стазис просто замораживает потребности организма в еде. Так или иначе, я заставила себя есть очень медленно, чтобы не накатила тошнота.

Выбравшись из ванны, я посмотрела на себя в зеркало. Вообще-то у меня никогда не было привычки интересоваться своей внешностью. До последнего стазиса меня всегда наряжала мама, порой переодевая по нескольку раз в день, поэтому мне не нужно было беспокоиться о том, как я выгляжу. А теперь, когда я мучилась от стазисного истощения и культурного шока, мне было не до собственной внешности. В зеркало я заглядывала, только когда чистила зубы или причесывалась. Но сейчас, переодевшись в шелковую пижаму, я впервые внимательно рассмотрела свое отражение.

Неудивительно, что Брэн назвал меня призраком! Я выглядела истощенной до предела. За целых два месяца, прошедших после выхода из стазиса, мне так и не удалось нарастить хоть какие-то мышцы. Мои щеки ввалились. Благодаря шампуням и витаминам мои светлые волосы снова приобрели знакомый блеск, но кожа по-прежнему оставалась серой. И все-таки сильнее всего меня напугали глаза. Вместо тихих коричневых озер, которые я привыкла с детства видеть в зеркале, на меня смотрели темные пустоты, в которых прятались демоны. Я сглотнула ком в горле и бросилась к сумке. Вытащив угольный карандаш, я быстро набросала жуткое лицо, смотревшее на меня из зеркала. Мне всегда было проще понять вещи, нарисовав их.

Это был мой первый автопортрет после того, как Брэн вывел меня из стазиса. Мне не понравилось то, что я увидела на листе бумаги. Отто был прав. У меня в глазах отражались провалы.

 

Глава 16

Ужин прошел тихо и дружелюбно. В этой семье было принято, чтобы за столом все по очереди рассказывали о том, как прошел день. Мистер Сабах добродушно пожаловался на то, что ему пришлось создать новый замок для двери в полуподвал. Хилари перешла на новый уровень в какой-то голографической игрушке. Кайн начала в третий раз перечитывать книгу про пони Мисти из Чинкотига. Брэн с ухмылкой доложил, что сражался против безжалостного непобедимого врага, посланного уничтожить меня. Кайн захохотала, но Хилари его одернула:

— Нет, Кайн, он говорит правду.

А потом настала моя очередь.

— Кто, я? — растерялась я.

— Ты же у нас за столом, такие правила! — заявила Кайн.

Но я не знала, что сказать. Сегодня меня ударили шоковой дубинкой? Сегодня я сломалась и впервые рассказала кому-то о Ксавьере? Сегодня я по-прежнему страдаю от остаточной любви к парню, которому я безразлична?

— Сегодня я нарисовала автопортрет, — сказала я наконец.

Брэн задумчиво посмотрел на меня.

Слово взяла миссис Сабах.

— А я сегодня не позволила вашему дедушке докричаться до инфаркта, ругая полицейских. Кто хочет десерт?

После ужина мы смотрели старый фильм на головизоре. Старый для Сабахов. Лично я видела его впервые. Я пропустила целых шестьдесят лет развития головидения. Наверное, это было первое приятное следствие моего прыжка по времени.

Когда фильм закончился, Брэн проводил нас с Завьером в комнату Хилари. Я ужасно стеснялась, но родители научили меня быть вежливой гостьей.

— Я чудесно провела время сегодня вечером. Огромное спасибо.

— Хорошо, — ответил Брэн.

Но мне хотелось разом покончить со всеми вопросами.

— Твоя мама сказала, что это ты предложил пригласить меня, — выпалила я. — Не стоило этого делать.

— Нет, стоило. — Он заметно смутился, однако решительно расправил плечи. — Знаешь, почему я так разозлился на тебя сегодня, когда подумал, что ты пыталась заставить меня чувствовать себя виноватым? Потому что так и вышло. Я чувствовал себя виноватым. Я был ужасно груб с тобой и наговорил тебе всякой ерунды, причем это даже не было правдой. Нет, дедушка действительно просил меня присматривать за тобой, но я и сам понимал, что это нужно. Ты ведь совсем никого не знаешь. Наверное, я бы и без его просьбы стал заботиться о тебе. И потом, Отто очень хотел с тобой познакомиться.

— Отто? С самого начала?

— Ну да. Как ты думаешь, почему он так долго не смотрел на тебя в первый день?

— Я думала, он стеснялся.

— Нет. Просто он давно знает, что ошарашивает людей своим видом, поэтому дожидался, пока ты немного освоишься, прежде чем пугать тебя. Вообще-то он довольно дерзкий парень. Любит шокировать людей. Друзей у него немного, но при этом стеснительным его никак не назовешь.

— Вот как… — Значит, у него немного друзей? Я вдруг почувствовала себя польщенной тем, что Отто с такой охотой тратил время на переписку со мной. — Хм… Ты не одолжишь мне свой ноутскрин? Отто, наверное, волнуется. Хочу написать ему, что со мной все в порядке.

— Конечно, волнуется! В комнате у Хил есть настенный экран, ты можешь связаться с Отто через него. Номер Отто найдешь в нашей домашней книге.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я.

— Спокойной ночи. Если Хил станет тебе досаждать, пригрози ей, что я расскажу маме с папой о сайте, который случайно нашел в закладках ее ноутскрина, — коварно усмехнулся Брэн.

Я рассмеялась.

Хилари постелила мне на кушетке, которую мне пришлось делить с огромной стаей плюшевых зверей, изрядно потертых, но все еще слишком любимых для того, чтобы закончить свои дни в одном из ящиков полуподвала. Сестра Брэна не возражал а против того, чтобы Завьер разлегся в ногах ее кровати. Она дала мне несколько советов по макияжу, который вновь вошел в моду в мое отсутствие. Когда я первый раз пошла в среднюю школу, косметика считалась прошлым веком. Я испытала новый тональный сканер, который с охотой выдал мне список косметики, лучше всего соответствовавшей моему оттенку кожи. Список оказался длиной в полметра.

— Знаешь что? — неожиданно сказала я, со стуком возвращая сканер на подзеркальник Хилари. — Думаю, мода меня больше не интересует.

Хилари с искренним недоумением уставилась на меня.

Я наморщила лоб.

— Понимаешь, все свободное время в своей прежней жизни я только и делала, что слушала, как другие люди говорят мне, о чем думать, что носить и чем заниматься. Причем все это менялось в течение года, а иногда даже быстрее. — Для меня это всегда было быстрее, ведь мне еще ни разу не удалось прожить хотя бы год без стазиса. И всегда приходилось все начинать заново. Я покачала головой, впервые осознав полную бессмысленность всего этого. — Какая глупая трата времени!

Хилари посмотрела в зеркало на свою золотисто-медовую мордашку, чуть тронутую макияжем. Ее темные глаза стали еще темнее. Из всех детей Сабахов только Брэн унаследовал зеленые глаза своей матери.

— Возможно, ты права, — сказала Хилари. Она нахмурилась, но не сердито, а задумчиво.

Я спросила, можно ли мне воспользоваться ее настенным экраном, и Хилари с готовностью придвинула мне стул.

— Все в твоем распоряжении!

Я нашла экранный номер Отто и соединилась с ним.

— Алло?

Прошло очень много времени, но ответа все не было. Я посмотрела на часы — двенадцатый час. Черт! Мне захотелось отказаться от своей затеи, но ведь нужно было сообщить Отто о том, что со мной все в порядке!

«Я вас знаю?» — пришло сообщение после долгого молчания.

«Прости, Отто, это Роуз, — торопливо написала я. — Я пишу с экрана сестры Брэна. Прости за поздний час. Джемаль тебя убьет?»

«Роуз! Ты в порядке?»

«Кажется, да».

«Ты была в стазисе?»

Я нервно облизала губы.

«Тебе Брэн сказал?»

«Я догадался, когда ты исчезла. Ты используешь стазис, как наркотик».

Я сглотнула.

«Это делает меня странной?»

«Ты и так странная. Как и я».

«Ты думаешь, что я неадекватная или ненормальная?»

Отто помедлил с ответом.

«Я думаю, что ты столкнулась с проблемами, которых не понимает никто, кроме тебя. Но нет. Твое сознание очень пугает меня, но при этом я абсолютно уверен, что ты не сумасшедшая. Ты слегка неадекватна, но мне кажется, что при такой жизни любой на твоем месте стал бы неадекватным. И мне очень жаль по поводу Брэна».

«Выдохни, — ответила я. — C'est la vie».

«Улыбнись, — написал Отто. — Que sera, sera».

«Слушай, — добавила я. — Может так получиться, что в ближайшие несколько дней я не смогу тебе написать. Я пока не знаю, где буду и как там».

«Ты куда-то уезжаешь?»

«Придется. Кажется, кто-то хочет меня убить».

Я почувствовала, что он задумался.

«Извини, я не понимаю намека».

«Это не намек. Тут выяснилось, что за мной охотится Пластин».

«ПЛАСТИН?!!»

«Ага. И у меня сложилось впечатление, что это очень плохо».

«Сгореть мне, еще как плохо! Ты слышала жуткие страшилки, которые рассказывает Вильгельм? Ох, что я говорю — замечательно, что ты их не слышала! Впервые за все это время я рад, что ты ни с кем не разговариваешь. Не хватало только, чтобы ты думала обо всем этом сейчас!»

«Ты меня еще больше пугаешь».

«Не так-то просто узнать, что близкий тебе человек оказался на мушке у носферату-терминатора! Я думал, что привык к тому, что мои самые близкие друзья приговорены к смерти. Оказывается, ни к чему я не привык, и меня трясет от одной мысли об этом!»

«Прости меня! Боже, я все время все делаю не так. Прости!»

«Ты можешь хоть раз побеспокоиться о себе?»

«Я не знаю, как это делается, — честно написала я. — Я не стою того, чтобы обо мне беспокоиться».

«Повтори это еще раз, и я наплюю на все твои провалы и покажу тебе, чего ты стоишь! Ты в порядке? Он тебя не тронул? Ты просто узнала о нем?»

«Нет, я его видела своими глазами. И он ударил меня шоковой дубинкой».

Я начала было писать дальше, но Отто опередил меня.

«Они реактивировали твои наноботы? Это непременно нужно сделать!»

«Да, они все сделали».

«Отлично. Черт, эти коитальные штуки причиняют страшную БОЛЬ».

«Откуда ты знаешь?»

«Ты не хочешь знать ответ. К тому же этический кодекс запрещает мне распространяться».

«Тогда конечно».

«Да ладно, я все равно больше не могу притворяться праведником. Ты в безопасности?»

«Сейчас да. Я у Брэна, ты не забыл?»

«О, вот с ЭТОГО места поподробнее. Он передумал?»

«Нет». Отто ничего не ответил, поэтому я дописала: «И я не хочу, чтобы он это делал».

Отто снова немного помедлил с ответом.

«Нет, хочешь».

«Не хочу».

«Брэн — это единственное, чего ты захотела за все время, что я тебя знаю. Такое так быстро не проходит».

«Нет, не проходит, — созналась я. — Но я притворяюсь».

«Молодец».

«Что ты имел в виду, когда сказал, что не можешь больше притворяться праведником? Что-то случилось?»

«Нет. Но должно случиться. — Последовала долгая пауза, а потом Отто нехотя добавил: — Три дня назад ты едва не заставила меня нарушить мой этический кодекс».

«Что? Но как?»

«Я понадеялся, что ты не решишься признаться Брэну. Когда я хотел связаться с тобой вечером того же дня, я думал, ты все еще колеблешься или набираешься храбрости. Тогда я посоветовал бы тебе не делать этого. Но когда ты не ответила, я понял, что опоздал. Меня остановил мой слишком глубоко укоренившийся этический кодекс, и я страшно винил себя за это. Ты не представляешь, как я жалел о том, что не отвел тебя в сторону тогда, на школьном дворе, и не выложил всю правду».

«Правду?»

«Правду о том, что Брэн откажется. Я дважды нарушил свой этический кодекс — в первый раз, когда пробрался к Брэну в мозги в поисках хотя бы намека на то, что он может согласиться, а во второй раз, когда хотел сказать тебе, что такого намека там нет. Ты плохо на меня влияешь».

«Я никогда не попросила бы тебя ни о чем подобном».

«Я знаю. В этом все дело. Но это избавило бы тебя от сердечной боли».

«Вряд ли. Если бы отказ пришел через тебя, я бы все равно чувствовала себя отвергнутой».

«Это да. Но я был бы гораздо тактичнее. Придурок».

«Почему ты так говоришь?»

«Потому что я видел практически все, что произошло между вами, в его мозгах! Он разозлился на меня, когда я выразил свое неодобрение. Похоже, мы теперь в ссоре».

«О боже! Я разрушила вашу дружбу. Пожалуйста, не думай так, Брэн ни в чем не виноват, так мне и надо! Я это заслужила».

«Может быть, ты и нападение Пластина заслужила? Ты ведь ненавидишь себя, признайся».

Я не знала, что написать в ответ. Отто с удивительной точностью доискивался до самой сути.

«Не осуждай Брэна, — написала я больше для того, чтобы сменить тему. — Он просто меня не понял. И потом, он сам чувствует себя виноватым».

«Еще бы он не чувствовал! Черт, мне нужно идти, ночной староста заметил, что у меня открыт ноутскрин».

«Я постараюсь связаться с тобой, как только смогу», — написала я, но Отто не ответил. Наверное, староста отключил его от Сети.

Я выключила экран Хилари.

— Что пишешь? — спросила меня Хилари.

— Просто пишу другу из школы.

— В этом экране есть вход для сотового.

— Он не разговаривает по мобильному, — ответила я.

— Ой, — ахнула Хилари. — Ты говорила с Отто!

— Да.

— А он хороший? — нахмурилась Хилари. — Я знаю, что он друг Брэна, но меня от него в дрожь бросает.

Я в упор посмотрела на нее и почувствовала, как у меня вспыхнули щеки. Зато голос прозвучал холодно, как лед.

— Отто самый лучший из всех, кого я видела после выхода из стазиса!

— Ой. Извини.

Я проглотила уже готовые сорваться с языка слова. Отто был странным, а девочка не хотела сказать ничего плохого, она просто спросила.

— Да нет, ничего.

Мы погасили свет и приготовились спать. Через несколько мгновений в темноте снова раздался тихий голосок Хилари.

— Скажи, каково это — учиться в средней школе?

Я хмуро уставилась в темноту.

— Честно сказать, вопрос не ко мне.

— Но ведь ты учишься в средней школе!

— Я никогда не задерживалась в одной школе настолько, чтоб узнать, каково это, — ответила я. — Поэтому я знаю только то, каково быть новенькой в классе. Это совсем не здорово.

— Ох, — прошептала Хилари. — Я не знала.

— Да нет, — заверила я. — Думаю, тебе понравится. Все, что тебе нужно, — это завести нескольких друзей.

— Думаю, что сумею, — отозвалась она.

Я обдумала ее слова.

— У тебя сейчас есть друзья? — спросила я.

— Да, — ответила девочка. — Но не все из них пойдут в Юнишколу на следующий год.

— Тогда все в порядке, — решила я. — Если ты сумела завести друзей здесь, то сможешь сделать это и в Юнишколе.

— А ты умеешь заводить друзей? — спросила она.

— Опять мимо. Вопрос не ко мне.

 

Глава 17

Я плохо спала этой ночью. Мне снилось, что Пластин гонится за мной и Брэном по проходам между стеллажами полуподвала. Брэн бежал впереди меня, а я никак не могла его догнать. Я бежала, бежала и бежала, но его темный силуэт продолжал удаляться. А потом он вдруг свернул за угол и посмотрел на меня, только это оказался уже не Брэн, а Ксавьер.

— Давай, догоняй! — завопил он, но я не смогла. Механические шаги Пластина неумолимо приближались сзади, и я едва не закричала Ксавьеру, чтобы он подождал меня, но проснулась.

Я открыла глаза в незнакомой комнате и едва не ударилась в панику, но почувствовала уютную тяжесть Завьера на ногах и вспомнила, что лежу в комнате Хилари. После этого я почти не спала, заставляя себя просыпаться при первом приближении сна. Снотворное осталось дома, впрочем, я вряд ли решилась бы принять таблетку, зная, что Пластин не был ни сном, ни кошмаром. Кроме того, меня глубоко задели слова Отто о моей привычке к наркотикам.

Рано утром будильник Хилари поднял меня с постели, возвестив, что моей хозяйке пора собираться в школу. Я не ждала Гиллроя раньше десяти, но решила позавтракать вместе со всей семьей. Не успела я войти в кухню, как Брэн при помощи теннисной ракетки подал мне амарантовую плитку с медом.

— Лови!

Я опешила, но сумела поймать плитку до того, как она шлепнулась на землю.

— Ух ты! — оценила Хилари, наливая два стакана сока. — Я до сих пор пропускаю все его подачи.

— Рисование развивает точность рук, — ответила я. — Да и физиотерапия, наверное, тоже начала приносить результаты.

Брэн раскрошил свою плитку на мелкие кусочки и при помощи той же ракетки принялся подбрасывать их в воздух и ловить ртом.

— Хватит выделываться! — буркнула Кайн, вбегая на кухню. Выхватив у Хилари один из стаканов с соком, она снова исчезла.

— Эй! — заорала ей вслед Хилари. Кайн сделала вид, что не расслышала. Хилари раздраженно пожала плечами. — Вообще-то, это был твой стакан, — буркнула она, протягивая мне свой. Потом взяла с буфета чистый стакан и налила себе сок.

Мистер Сабах пил кофе, не отрывая взгляд от новостника. Это была особая разновидность ноутскрина, только без обратной связи и с удобным поиском новостей.

— Кайн, в следующий раз спроси, прежде чем хватать! — крикнул он в коридор.

— Извините, — глухо донеслось из соседней комнаты.

Чем больше я узнавала семейство Сабахов, тем больше они мне нравились. В отличие от Патти и Барри, они искренне интересовались здоровьем, делами, увлечениями и поведением друг друга. Но в отличие от моих родителей, старшие Сабахи не зависали над младшими, как вертолеты, не говорили им, что делать, что носить, как есть, о чем думать. В этой семье было… уютно.

Перед выходом из дома Брэн дотронулся до моего плеча.

— Ты это, держись там. Увидимся, когда все это закончится.

— До встречи, — с надеждой ответила я.

— Позвони мне, если захочешь поболтать, — предложил Брэн.

После ухода детей в квартире стало очень тихо. Я прошла в гостиную. Моя дорожная сумка была уже собрана и ждала своего часа. Я подумала было вытащить альбом, но у меня не было настроения рисовать. Вместо этого я подошла к полке над головизором и вытащила толстый том, который приметила еще вчера вечером.

Это был альбом с фотографиями. Я забралась с ногами на диван, а Завьер устроился рядом, положив голову мне на щиколотку. Быстро просмотрев альбом, я поняла, что это было собрание «лучших фотографий», тщательно отобранных и разложенных по датам. Мне бы очень хотелось поскорее освободиться от Брэна, но у меня никак не получалось. Поэтому я начала с конца, с последних фотографий Брэна и его семьи.

И улыбнулась. Наверное, это был последний день рождения Кайн. На фотографии она разворачивала свой подарок — огромную керамическую лошадку, почти вполовину ее ростом, Брэн помогал сестре снимать бумагу с подарка.

На следующей фотографии он держал теннисный кубок. Его руки были все еще напряжены после игры, рукава рубашки топорщились. Черные волосы слегка слиплись от пота.

Не знаю, сколько фотографий я просмотрела, прежде чем заметила миссис Сабах, наблюдавшую за мной.

— Простите, — пролепетала я. — Я просто… смотрю…

Что я могла сказать? У меня не было никакого оправдания тому, что я без спроса рылась в ее вещах.

— Здесь есть отличная фотография Брэна из нашего последнего лыжного похода, где он сидит в джакузи в снегу, — сказала миссис Сабах, присаживаясь рядом со мной. Пролистнув несколько страниц, она нашла фотографию. Вот и он — блестящая красно-коричневая грудь в клубах пара, такая же прекрасная, какой я представляла ее в своей студии.

Мне стало стыдно.

— У меня все на лбу написано?

— Нет. Просто все девушки, которых Брэн приводит к нам домой, любуются именно этой фотографией, — очень серьезно ответила миссис Сабах. Она опустила глаза на альбом и рассеянно перевернула страницу. — У него есть целая свита из болельщиц, но наш Брэн не слишком интересуется девушками, — продолжала она. — Его интересует только теннис. Говорит, что хочет стать профессиональным игроком. Отец не одобряет это решение. — Миссис Сабах дотронулась кончиками пальцев до фотографии мужа, снятого с лыжными палками в руках. — Он хочет, чтобы Брэн поступил в ЮниКорп после окончания колледжа.

— Думаете, он поступит? — спросила я.

— Не знаю, — пожала плечами миссис Сабах. Она перевернула еще одну страницу, и я увидела семейный портрет: на переднем плане мистер и миссис Сабах, Брэн, Хилари и Кайн, а за ними родители Роузанны — ее седоволосый отец рядом с очень миловидной (я бы даже сказала, симпатичной) пожилой азиаткой с доброй улыбкой. Рядом с ней стоял зеленоглазый брат Роузанны с двумя детьми, наверное, племянниками Брэна, хотя на фотографии не было их матери. — Мы с братом были баловнями ЮниКорп. Благодаря папе у нас были отличные стартовые возможности, хотя отец никогда не прилагал никаких усилий к тому, чтобы пристроить нас куда-то. Мы оба просто шли по пути наименьшего сопротивления, а в нашем городе этот путь неизбежно приводит в ЮниКорп.

Роузанна ласково дотронулась до фотографии брата.

— Тэд всегда жалел об этом, — вздохнула она. — После того как жена его оставила, он взял обоих детей и отправился с ними в путешествие на Европу. Они вряд ли вернутся раньше, чем через четыре года, если вообще вернутся. — Миссис Сабах снова вздохнула. — Я часто спрашиваю себя, так ли это хорошо — практически с рождения попасть в орбиту чего-то столь огромного и всепоглощающего, управляющего всеми нашими жизнями. До сих пор не знаю, не задушит ли это Брэна.

— Но ваш муж считает, что это будет хорошо для него? — спросила я.

— Да. Но Мамаду с великим трудом пробился в высшие эшелоны ЮниКорп. Он всей душой предан компании и работает не покладая рук на общее благо и интересы компании. Но это безнадежная битва. Он никогда не будет принадлежать к узкому кругу так называемых королевских фамилий, как их в насмешку называет мой отец.

— Королевские фамилии?

— Мой отец, Гиллрой и Никиос. А теперь, разумеется, и ты.

— Никиос?

— Он отвечает за большую часть межпланетных операций. Эти три семьи практически стояли у истоков компании. Это дети людей, нанятых еще твоими родителями. ЮниКорп — страшная сила. Однажды получив человека, она уже не выпустит его обратно. Цепко держит через семью. — Роузанна снова дотронулась до лица брата.

Я тоже посмотрела на этого незнакомого мне мужчину. У него было доброе, но немного печальное лицо. Мне захотелось нарисовать его. Лицо брата Роузанны казалось мне смутно знакомым. Внезапно я поняла, что все остальные лица мне тоже знакомы. Присмотревшись, я увидела в каждом из них Брэна. Резко отдернувшись, как будто фотография меня укусила, я посмотрела на миссис Сабах.

— Вы не опоздаете на работу?

— Я дождусь Реджи, — ответила она. В тот же миг зазвенел дверной звонок. — Ну вот, легок на помине! — воскликнула Роузанна.

Она встала с дивана, оставив меня рассматривать портрет семьи Брэна. Внезапно меня пронзила острая зависть. Я хотела быть частью его семьи! У меня заныло сердце. С треском захлопнув альбом, я схватила свою сумку и смахнула слезы с глаз.

 

Глава 18

Я оставила Завьера в своей квартире, всей душой надеясь, что Патти и Барри сдержат слово и позаботятся о нем. Зная их обоих, я подозревала, что они наймут моему псу сиделку. Ну и пусть. Главное, Завьер будет под присмотром до моего возвращения. Теперь мне было стыдно за то, что я собиралась сбежать в стазис и бросить его на целых две недели. Не знаю, почему уход в стазис казался мне менее реальным, чем обыкновенный отъезд.

Мистер Гиллрой проводил меня к своему личному глиссеру, по сравнению с которым мой ялик выглядел неуклюжим каноэ. У Гиллроя была целая яхта, в два раза больше моего ялика, с сиденьями из мягчайшей лайки цвета индиго. Теперь мне стало понятно, почему Гиллрой не разрешил мне взять с собой Завьера — он боялся, что мой пес сгрызет его прекрасные кресла.

Не успели мы усесться и тронуться с места, как Гиллрой открыл небольшой стенной бар и предложил мне коктейль из вина, фруктового сока и газировки, Я постеснялась сказать ему, что у меня слабый желудок, поэтому молча приняла бокал. Может быть, если пить очень медленно, то ничего страшного не случится?

— Хочешь послушать музыку или включить тебе голофильм? Ехать довольно долго.

— С удовольствием послушаю музыку, — отметила я. Странно, но Гиллрой чувствовал себя почти так же неловко, как я. Он перечислил несколько названий, из которых мне показалось знакомым только одно — кажется, ребята в школе когда-то упоминали эту группу. Гиллрой отбарабанил загадочный список до самого конца, а затем добавил: — Или можно поставить виолончельные сюиты Баха.

— Это было бы замечательно! — обрадовалась я, хватаясь за что-то знакомое.

Когда густые, нежные и сладкие звуки музыки заполнили кабину яхты, я откинулась на спинку кресла, жалея о том, что рядом со мной нет Завьера и я не могу погладить его милую голову. И нет Ксавьера, как бы мне этого ни хотелось. Тогда я стала смотреть в окно, следя за тем, как Юникорн остается позади, сменяясь серым городским пейзажем.

Я ожидала привычного ужаса. Я всегда пугалась, когда выезжала в город. Но очень скоро до меня дошло, что город, каким я его знала, умер.

Исчезли несметные толпы спешащих людей. Исчезли ядовитые испарения и звуки перестрелок соперничающих уличных банд. Исчезли голодные дети, заглядывавшие в окна машин на перекрестках, молотящие по земле маленькими камешками, чтобы привлечь к себе внимание. Исчезли одетые в форму охранники различных частных фирм, вооруженные электропистолетами и смертоносными щитами, которые хватали попрошаек и тащили их куда-то в темные переулки.

Я просто не верила своим глазам.

— Мы объезжаем город? — спросила я, не сомневаясь, что Гиллрой намеренно решил миновать самые неприятные места.

Гиллрой выглянул в окно.

— Да нет, — ответил он. — Вот же он.

Я нахмурилась. Разумеется, первым делом мне в голову пришла мысль о гетто или концлагере для нищих.

— А куда делись бедняки?

Гиллрой внимательно осмотрел проносившуюся мимо улицу.

— Да вот, кажется, одна из них, — сказал он через какое-то время, кивнув на молодую мать и ребенка, сидевшего в подержанной коляске. Женщина играла на старой гитаре, привлекая прохожих.

Я недоверчиво посмотрела на нее сквозь тонированное стекло воздушной яхты. Эта женщина явно не голодала. Ее одежда была старой, но при этом не рваной и не грязной. Как бы ни была тяжела ее жизнь, в ней нашлось достаточно времени, свободного от поиска денег и пропитания, чтобы позволить себе роскошь выучиться музыке. Ее ребенок сжимал в кулачке детскую кружечку с соком и хохотал под музыку.

— Шутите, — заключила я.

— Нисколько, — ответил Гиллрой и улыбнулся мне. — Все изменилось, не так ли? После Темных времен нищих почти не осталось.

— А где же охрана?

— Если положение не слишком безвыходное, желание бунтовать сходит на нет, — вздохнул Гиллрой. — Большая часть частных охранных фирм прекратила свое существование еще в конце Восстановления. — Он помрачнел. — Юни много потеряла на этом, — пробормотал он. — Хорошо, что мы вовремя диверсифицировали свой бизнес.

Я ошеломленно смотрела на него. Гиллрой был моложе меня, если учитывать мой реальный возраст. Когда он родился, я уже спала в стазисе. Но при этом Гиллрой не был молод. Наверное, ему было где-то под шестьдесят. Он родился в самый разгар Темных времен. Наверное, в детстве он видел ту же грязь, нищету и неравенство, что и я. Политика Восстановления залечила чудовищные язвы общества, которые я всю свою жизнь считала неизбежными. Нам рассказывали об этом на уроках истории, но до сегодняшнего дня все это оставалось для меня только словами. Теперь я своими глазами увидела, что это правда, и была в восторге. Как же Гиллрой может думать только о том, сколько прибыли потеряла ЮниКорп из-за утраты необходимости в охранных фирмах?

Сегодня Гиллрой был в темно-синем костюме, делавшем его меньше похожим на золотую статую, но мне все равно было не по себе рядом с ним. Чтобы успокоиться, я вытащила альбом и принялась за очередной портрет Ксавьера.

Меня поражало то, насколько хорошо я его помню, даже учитывая воздействие стазиса. Воспоминания о днях, непосредственно предшествовавших стазису, всегда были наиболее отчетливыми. Если в обычной жизни такие картины постепенно стираются, уходя в область подсознания, то стазис сохраняет их во всей яркости деталей, пока они намертво не запечатлеются в сознании. Я до сих пор помнила выражение лица Ксавьера, когда попрощалась с ним… И до сих пор мучительно сожалела о том, что сделала. Чтобы отогнать эти воспоминания, я стала думать о том, как он обнимал меня, и о том, как здорово было пробудиться от стазиса и узнать, что меня ждут Оса и Ксавьер…

Тот год, когда мне было пятнадцать лет и я не расставалась с Ксавьером, был самым счастливым в моей жизни, хотя начался он довольно тревожно. Впервые в жизни я боялась уходить в стазис.

Одно дело проснуться и узнать, что твой маленький дружок вырос на целый год и ему теперь не пять лет, а целых шесть, хотя и тогда мне хотелось бы прожить это время рядом с ним. Но совсем другое — расстаться с любимым на четыре, шесть или девять месяцев. Никогда раньше время не казалось мне таким драгоценным.

Но мне повезло. Обычно каждый раз, когда я выходила из стазиса, у нас дома была новая экономка. На этот раз все было иначе. Через две недели после того, как мы с Ксавьером впервые поцеловались в саду, моя мама наняла Осу.

Оса была родом из Швеции. У нее были волосы цвета льна, простроченного серебряными нитями седины. И она была настоящим сержантом в полку горничных. Оса заставила меня убирать свою спальню — задача, перед которой пасовали все предыдущие горничные. Она научила меня стирать свое белье, готовить простые блюда и заполнять анкеты для поступления в колледж. Мне казалось, что об этом пока рано думать, но Оса была неумолима. Я полагала, что родители сами выберут для меня какой-нибудь колледж… если в этом будет необходимость. Но Оса просто считала, что я должна уметь это делать. «На всякий случай», — говорила она.

Я никогда не рассказывала родителям о том, как строго она обращалась со мной. Скажи я хоть слово, они бы моментально рассчитали Осу, а мне она очень нравилась. Она казалась мне настоящей. Я подозревала, что мама ее недолюбливает. Через несколько недель после того, как Оса появилась в нашем доме, мама остановила меня перед ужином.

— У меня есть кое-что для тебя, — сообщила она.

— Правда? — Я подошла и застыла с вежливо сложенными руками. Мама рассмеялась, поцеловала меня и протянула мне сжатые кулаки. — Выбирай!

Я подумала и выбрала левую руку. В ней оказалась карамелька. Несколько разочарованная, я взяла конфету с маминой ладони.

— Спасибо.

Мама снова рассмеялась и разжала вторую руку.

— Ой, ура! — ахнула я, бережно беря в руки крошечную цифровую камеру. Она была размером с мой указательный палец, ее можно было носить на шее, она автоматически настраивалась и делала самые четкие цифровые снимки по сравнению с другими фотоаппаратами, представленными в тот момент на рынке.

— Теперь ты можешь фотографировать все, что захочешь, а потом изучать свои снимки. Это пригодится для твоих картин.

— Ах, спасибо, мамочка! — Я крепко обняла ее, а она пригладила мне волосы.

— Ну-ка, выбери для нее какую-нибудь цепочку из своих украшений. Думаю, лучше всего подойдет серебряная, с квадратным плетением. Но если ты ее наденешь, тебе придется переодеться к ужину… Я вижу тебя в темно-синем, кажется, у тебя два таких платья? Выбери любое.

— Спасибо!

Мама нечасто позволяла мне самостоятельно выбрать наряд.

— Да, кстати, — сказала она, когда я повернулась, чтобы уйти к себе в комнату. — В конце месяца мы уезжаем по делам.

Я замерла.

— Ох, — вырвалось у меня. Потом я повернулась к маме, все еще сжимая в руке свою камеру: — Это обязательно?

— Да, дорогая. Хочешь отправиться в свою капсулу сегодня вечером или подождешь до нашего отъезда?

— Я бы хотела подождать, мама, — вежливо ответила я.

Мама нахмурилась.

— Вот как? Но мы в эти дни будем заняты сборами.

— Вы надолго уезжаете?

— Нет, милая, всего на месяц-другой. Не о чем беспокоиться!

— Конечно, — выдавила я.

Но в этот вечер я не смогла заставить себя притронуться к еде.

После ужина я разыскала в саду Ксавьера. Я бросилась ему на шею, а он, ни о чем не спрашивая, обнял меня и прижал к себе. Потом поцеловал меня в лоб и спросил:

— Что случилось, Роуз?

— Мама и папа уезжают, — ответила я. — Уже.

Ксавьер отшатнулся.

— Но ведь прошло всего три недели!

— Я знаю, — прошептала я. — Ты будешь меня ждать?

Его глаза были полны боли.

— Я всегда жду тебя… Но…

— Я знаю, — проговорила я, и в моем голосе отразилась боль, стоявшая в его глазах.

— На сколько?

— Они говорят, что на месяц или два.

— То же самое они сказали в последний раз, а прошло целых семь месяцев!

Я шмыгнула носом.

— Я вернусь. Честное слово. Обещаю.

— Я знаю, что вернешься. Я знаю, — он стал целовать мое лицо, и вскоре мои колени куда-то исчезли, и я начала плавиться в руках Ксавьера. — Я буду скучать по тебе, — шептал он. — О, черт! — Он прижал меня так крепко, что весь мир расцвел радугами. — Это несправедливо!

— Это ради моего блага, — сказала я, пытаясь уверить скорее себя, чем его.

— Ты все время так говоришь, — ответил Ксавьер. Он пробежал пальцами по моим волосам. — Неужели ты не видишь, насколько все изменилось теперь?

— Конечно, вижу! — воскликнула я, отстраняясь от него. — Думаешь, я хочу, чтобы ты меня бросил?

— Это ты меня бросаешь, — заметил Ксавьер. — Ты не можешь попросить их оставить тебя в покое? Тебе уже почти шестнадцать, ты имеешь право на какую-то свободу!

— Нет, что ты, — покачала головой я. — Я еще недостаточно взрослая, чтобы оставаться одной. Мои родители прекрасно об этом знают.

Ксавьер понурился.

— Я могу попросить маму с папой, чтобы ты пожила с нами!

— Они никогда этого не позволят, — сказала я. — Твои родители не пойдут наперекор моему папе!

Это была правда. Зеллвегеры работали на ЮниКорп, как и прочие жители Юнирайона. А мой папа был тут царем и богом.

Ксавьер замотал головой, словно пытался вытрясти оттуда какое-то решение.

— А ты не можешь попросить родителей взять тебя с собой? Мы могли бы говорить по Сети! Это было бы в тысячу раз лучше, чем… чем…

— Я понимаю, — ответила я. — Но тут ничего нельзя поделать. У нас есть несколько дней до отъезда родителей. Может, попробуем радоваться тому, что есть?

Ксавьер стиснул кулаки.

— Попроси их! Пожалуйста, только попроси!

Я не хотела ни о чем просить родителей. Мне казалось чем-то немыслимым обращаться к ним с просьбой. Но ради Ксавьера…

— Я попробую, — пообещала я.

* * *

— Нет, дорогая, ты ни в коем случае не можешь поехать с нами, — сказала мама вечером следующего дня, когда я решилась подойти к ней. — Мы будем целыми днями работать. Зачем же ты будешь путаться у нас под ногами?

— Конечно, — покорно пролепетала я. — Но знаешь, я бы могла побольше узнать о компании… Это пригодилось бы мне, когда я вырасту. И потом…

Папа громко расхохотался.

— Вот уж об этом тебе не стоит беспокоиться, малышка! Продолжай забавляться со своими красочками, а дела предоставь нам с мамой.

Я вздохнула.

— Но я… — Нет, я знала, что это бесполезно. Но ради переливающихся радуг, которыми наполнял меня Ксавьер, я была готова предпринять еще одну попытку. — Мне кажется, я уже достаточно взрослая, чтобы получить немного самостоятельности. Я могла бы остаться здесь, конечно, с небольшой помощью. Если бы вы наняли мне гувернантку или…

Мама вздрогнула так, словно я хлестнула ее кнутом.

— Ты хочешь остаться здесь одна? Что ты такое говоришь? Ты еще дитя! Марк, воздействуй на свою дочь!

— Слушайся мать, — сказала папа.

— Но, папа… — начала я.

— Я не ослышался? Ты сказала мне «но»? — переспросил папа, гневно глядя на меня.

— Нет, сэр, — ответила я, опуская глаза в пол.

Но папа уже рассердился.

— Не смей перечить мне в моем собственном доме, ты слышала? Этого мне хватает на работе! Приходя домой, я жду полного повиновения!

— Да, сэр.

Повисла долгая пауза, в течение которой папа грозно рассматривал мою склоненную голову. Потом милостиво потрепал меня по волосам.

— Так-то лучше. А теперь извинись перед матерью.

Я повернула голову.

— Прости меня, мама.

— Все хорошо, солнышко, — сказала мама, ласково обнимая меня. — Мне кажется, ты опять немного перевозбудилась. Иди в свою комнату и приведи все в порядок. Я думаю, будет лучше, если ты отправишься в стазис сегодня же вечером.

— Сегодня вечером? — Я вскинула глаза на маму, всеми силами пытаясь скрыть охвативший меня ужас.

— Разве тебе не кажется, что ты излишне возбуждена? — спросила мама, серьезно глядя мне в лицо. В ее голубых глазах светилась забота.

Я задумалась над заданным вопросом. В самом деле, я чувствовала себя перепуганной и несчастной. Значит, мама была права.

— Да, мама.

— Вот умница, — сказала мама, целуя меня в щеку. — Я знала, что ты примешь правильное решение. Иди к себе, я пока закажу для нас замечательный ужин. Тебе лобстера или куропатку?

— Куропатку, пожалуйста, — ответила я, выдавив улыбку.

— Конечно, милая. Все, что захочешь.

Я хотела остаться с Ксавьером, но не посмела еще раз попросить об этом.

Отправившись в свою комнату, я застелила постель и тщательно рассортировала белье, чтобы Оса смогла заняться им, пока я буду в стазисе. Потом разобрала и разложила свои картины — пусть все будет наготове и дожидается моего возвращения. Я долго рассматривала только что начатую картину маслом, изображавшую причудливо извивающийся горный пейзаж, сияющий под ночным небом. Пейзаж казался почти инопланетным, если не считать растительности, которой я как раз начала заселять его. Растительность была больше похожа на водоросли, чем на наземные растения. Я страшно гордилась этим пейзажем, но понимала, что практически наверняка забуду породивший его образ, когда выйду из стазиса. Мои картины всегда заметно менялись после долгих периодов отсутствия.

Ксавьер тоже сильно изменится без меня. Может быть, вернется к своей Клэр или найдет кого-нибудь еще. Слезы брызнули у меня из глаз, и я даже не попыталась их спрятать. Мама с папой ненавидели, когда я плачу. Они были правы, я была слишком возбудима. Чересчур сильно реагировала на разные пустяки.

Дверь моей комнаты распахнулась, и в спальню вошла Оса с корзиной чистого белья под мышкой.

— Ох, простите, мисс, — сказала она, слегка кивая. — Я думала, вы в саду, с молодым человеком.

Ксавьер! Он же не знал, что я уйду в стазис сегодня ночью! Я схватила со стола первый попавшийся альбом и лихорадочно нацарапала записку.

— Оса, ты сделаешь для меня одну вещь?

— Какую?

— Мне нужно, чтобы ты завтра передала Ксавьеру эту записку? Сможешь?

— Конечно, мисс! А сами-то что же не отдадите?

— Я не могу. Я сегодня ухожу в стазис.

— В стазис? Зачем это?

— Мама с пахтой уезжают по делам, — сказала я. — Прошу вас, передайте Ксавьеру мою записку!

Оса секунду-другую смотрела на меня, потом кивнула. Я поспешно подписала внизу страницы: «Люблю, навсегда, Роуз», вырвала ее из альбома и, сложив в несколько раз, сунула в руку Осы.

— А зачем стазис-то? — спросила Оса. Она еще не успела привыкнуть к особенностям нашей семьи.

Я вздохнула, пряча раздражение.

— Это трудно объяснить.

Внезапно лицо Осы стало сердитым.

— Ja, flika, — буркнула она. — Сделаю, что просите.

После ужина папа крепко обнял меня на прощание, а мама отвела меня в мою просторную гардеробную, где хранилась стазисная капсула. Она помогла мне забраться внутрь и нежно поцеловала.

— Ты знаешь, что я очень тобой горжусь, моя милая? Как бы ни было трудно, в конце концов, ты всегда принимаешь правильное решение!

— Спасибо, мама, — сказала я. — Я тебя люблю.

— Я тоже люблю свою девочку. Увидимся через несколько месяцев.

— Счастливого пути.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Заиграла музыка, я почувствовала нежный аромат стазисных препаратов, и крышка начала медленно закрываться. Мама была права. Это было правильное решение.

Я старалась не думать о Ксавьере.

Несколько мгновений я не открывала глаз, цепляясь за остатки стазисного сна, в котором меня носило по поверхности радужной лавы, оказавшейся совсем не горячей, а нежной и убаюкивающей, как ванна. Кто-то спокойно держал меня за руку, и это было удивительно. Мама обычно трясла меня до тех пор, пока я не просыпалась и не открывала глаза. Но это тихое присутствие разбудило меня гораздо быстрее, чем мамины тычки. Открыв глаза, я с изумлением поняла, что склонившееся надо мной улыбающееся лицо было совсем не маминым.

— Ксавьер?

Он улыбнулся мне до ушей.

— Как ты здесь очутился?

Ксавьер кивнул головой куда-то назад, и я увидела стоявшую у дверей Осу.

— Доброе утро, мисс.

— Что происходит? — спросила я и получила ответ, который сделал меня одновременно самой счастливой и самой виноватой на свете.

Оса отнесла Ксавьеру мою записку и спросила его, зачем я погружаюсь в стазис. Ксавьер выложил ей всю правду о том, что родители регулярно помещают меня в капсулу. Он даже признался Осе, что знает меня с тех пор, когда мне было семь лет. Оса выслушала его, не проронив ни слова. Но утром после отъезда моих родителей она решительно постучалась в дверь Ксавьера и спросила, не знает ли он, как работает эта проклятущая машина. Ксавьер уже тогда был опытным хакером, поэтому ему потребовалось всего несколько часов на то, чтобы разобраться, как перевести хронометр на моей капсуле.

Оса решила, что вполне сможет позаботиться обо мне, пока родители не вернутся. Я буду жить своей жизнью, ходить в школу и встречаться с Ксавьером. Родители не проявляли интереса к моей успеваемости, а в школе никогда не жалуются, когда ученики посещают занятия — в отличие от случаев, когда они их не посещают. Поэтому мама с папой никак не могли узнать о моем преступлении. Накануне их возвращения я должна буду запрыгнуть в стазис, а поскольку Ксавьер отлично поработал с электроникой, никто не заметит следов взлома. Когда я спросила Осу, зачем она это сделала, суровая шведка ответила, что спорить с хозяевами не ее ума дело, да только они сами велели ей заботиться о доме, как она сочтет нужным. Больше мне так ничего и не удалось из нее вытянуть.

Мне было ужасно стыдно за то, что я обманываю родителей. Если бы не Ксавьер, я бы немедленно приказала поместить меня обратно, чтобы послушно ждать возвращения мамы с папой. Но Ксавьер был рядом, и я не смогла устоять перед искушением.

Так начался лучший год в моей жизни. Мои родители вернулись через два месяца, как и обещали. Я радостно погрузилась в стазис, а уже через восемнадцать часов мама с папой пригласили меня на завтрак с шампанским.

Еще через полтора месяца родители снова собрались уехать, и я без возражений отправилась в стазис. Через две недели они вернулись, не подозревая, что все это время я спокойно жила своей жизнью. С тех пор это повторялось снова и снова, до конца года. Если бы не Ксавьер и Оса, я пропустила бы свой шестнадцатый день рождения. Но они устроили для меня маленький праздник, и Оса спела мне именинную песню на шведском языке. Впервые в жизни я своими глазами увидела, как лето сменяется осенью, следом наступает зима, а затем все снова расцветает весной.

В одну из теплых весенних ночей, перед моим последним погружением в стазис, мы с Ксавьером сидели в саду, завернувшись в одеяла, и смотрели на восход луны.

— Как же я люблю все это! — прошептала я.

— Как же я люблю тебя, — прошептал Ксавьер мне на ухо, и мурашки пробежали у меня по спине. — Как же я рад, что не должен снова терять тебя, — добавил он, целуя меня в висок. — Снова и снова. — Он продолжал целовать меня, каждый раз в новое место. — Мне все время казалось, что ты умираешь.

Я посмотрела на его лицо, такое бледное в лунном свете.

— Ты правда так думал?

— Я страшно горевал каждый раз, когда ты уходила, — сказал он. — И каждый раз боялся, что больше никогда тебя не увижу.

Я поежилась, вспомнив о зиме, умиравшей вокруг нас. Но объятия Ксавьера не дали мне замерзнуть.

— Такого никогда не случится, — заверила я.

— Откуда ты знаешь? — спросил Ксавьер. — Если бы не мы с Осой, ты пропустила бы семь из десяти последних месяцев. И тебе все еще было бы пятнадцать.

— А ты бы еще больше перерос меня, — прошептала я. — Оставил бы позади…

— Но ведь это ты все время оставляешь меня.

— Но до сих пор я всегда была впереди. А теперь ты настолько меня обогнал! Я начинаю отставать — и в росте, и в развитии.

Ксавьер дотронулся до моих волос и заглянул в глаза.

— Может быть, мы должны кому-нибудь рассказать?

— О чем?

— О том, сколько ты провела в стазисе. Ведь это вредно для тебя!

— Что ты! Я слишком эмоциональна, время от времени мне нужно сбрасывать напряжение.

Ксавьер громко фыркнул.

— Я уверен, что твои папочка с мамочкой мариновали бы в стазисе любого ребенка, каким бы кротким ягненком он ни был. Сколько я тебя знаю, ты всегда была тихой и послушной. — Он поцеловал меня в лоб. — Ты почти не человек, а ангел.

— Это все благодаря тому, что при необходимости я могу сбежать от всех проблем, — пояснила я.

— Нет, я все-таки склонен верить в счастливую случайность, наделившую тебя ангельским характером, — хмыкнул Ксавьер. Потом вздохнул и слегка отстранился от меня. — Или в несчастливую. Может быть, не будь ты такой кроткой, ты не позволила бы им насильно удерживать себя в младенчестве.

Я отодвинулась от него.

— Не говори так! — попросила я. — И потом, если бы не Стазис, мы бы с тобой никогда не встретились и уж точно не стали ровесниками.

Ксавьер улыбнулся и провел пальцем по моим бровям.

— Семь лет, это не такая уж огромная разница в возрасте, — возразил он.

Я ничего не ответила, но про себя стала подсчитывать. Если верить моему свидетельству о рождении, мне должно было быть тридцать восемь лет. Должно быть, я потеряла много времени в раннем детстве, но не помнила об этом. Мои мама и папа выглядели совсем молодыми… Но ведь они очень часто отправлялись в межпланетные путешествия, а следовательно, тоже проводили много времени в стазисе. Я посмотрела на Ксавьера. Если бы я никогда не погружалась в стазис, то когда он родился, мне было бы двадцать два года. Я годилась бы ему в матери!

Это была неприятная мысль. Я теснее придвинулась к Ксавьеру.

— Я люблю тебя, — прошептала я.

— Я тоже люблю тебя, Роуз, — ответил он. — И всегда буду любить.

* * *

Всегда. Может быть, его душа и сейчас смотрит на меня оттуда, куда уходят души всех умерших? Любит ли он меня сейчас?

Я дорисовала последние штрихи очередного портрета Ксавьера. Наверное, это был болезненный, почти патологический способ убить время, зато рисование помогало мне не думать о Брэне, Гиллрое и Пластине-убийце. Ксавьер до сих пор оставался моим пробным камнем, пусть теперь только в памяти.

Я ни разу не спросила Гиллроя, куда мы едем, но в середине дня наша яхта уже мчалась по океану. В ней было все. После полудня Гиллрой, как добрый волшебник, накрыл легкий завтрак с икрой. Он даже предложил мне принять душ в маленькой, но очень элегантной ванной, но я отказалась. Я с головой ушла в рисование. Мне пришла в голову мысль сделать в своем альбоме последовательный ряд портретов Ксавьера — от младенца и дальше. Я как раз заканчивала портрет двенадцатилетнего Ксавьера, когда Гиллрой, оживившись, выглянул в окно.

Практически все время путешествия он говорил по сотовому или работал с ноутскрином. Теперь, когда солнце уже начало окрашивать небо золотом, он попрощался с голограммой своей секретарши, выключил сотовый и указал мне в окно.

— Приехали!

Мне и в голову не приходило, что он привезет меня на частный остров. Честно говоря, я никак не ожидала от Гиллроя такой экстравагантности. Однако, выглянув в окно, я увидела быстро приближающийся пустынный берег.

— Куда мы приехали?

— За мной инкогнито зарезервирован номер в здешнем отеле, — сказал Гиллрой. — Очень полезно, когда хочешь исчезнуть на пару дней. Здесь меня знают под именем мистера Джейнса, так что, будь добра, зови меня Реджи, а не мистером Гиллроем.

Наша яхта пришвартовалась в навесной гавани над берегом, и только сойдя на берег, я поняла, почему это было сделано. Вдоль берега тянулась широкая магнитная полоса, опоясывавшая весь остров. Глиссеры здесь были запрещены. Это показалось мне странным. Не говоря уже о том, что безумно дорогим. Насколько я знала, магнитные полосы стоили огромных денег.

— Где мы?

— Нирвана, — сказал Гиллрой.

Помимо очевидной ассоциации, это слово ничего мне не говорило.

— Простите?

— Ах, извини, ты же не знаешь, — Гиллрой рассмеялся своим противным дружеским смешком. — Видишь ли, ЮниКорп выстроила группку искусственных островов севернее… ах, прости, я забыл. Не важно. Главное, здесь поистине прекрасно. Мы подняли песок со дна океана и выстроили небольшой архипелаг. Если смотреть с высоты, острова образуют логотип ЮниКорп. Великолепно, правда? Конкретно этот остров называется Нирвана и представляет собой голову и рог единорога. На так называемом горле единорога расположен совершенно восхитительный пляж. Только самые сливки нашей корпорации могут позволить себе отдыхать здесь.

Для меня все это звучало немного странно.

— Искусственные острова? — Нет, в этом не было ничего невероятного, однако, насколько я знала, все попытки создать такие острова, предпринятые на рубеже второго тысячелетия, закончились полной неудачей, оставив после себя гниющие мертвые участки в океане и пустынные песчаные карьеры вместо роскошных курортов. — А почему нельзя строить курорты на настоящих островах?

— Этот остров находится под особой охраной. Фактически самое безопасное место во всем океане. Здесь не может быть ни ураганов, ни землетрясений. И никогда не было никакого местного населения, так что мы ни у кого не отнимали территорию.

Последний довод он произнес таким тоном, как будто это было исключительно важно. Возможно, так оно и было. Но если я правильно поняла, население нашей планеты за последнее время и так значительно сократилось. Поэтому взять огромную часть мировых финансовых ресурсов и вбухать ее в роскошные курорты на искусственных песчаных островах посреди океана представлялось совершенно немыслимой блажью. В курсе истории, который я посещала вместе с Брэном, был целый раздел, посвященный экономике Восстановления, и слова Гиллроя находились в полном противоречии с тем, о чем там говорилось. Вместо того чтобы поддержать экономику какого-нибудь тропического острова или вовсе обойтись без этой излишней роскоши, ЮниКорп открыто демонстрировала свой эгоистичный подход к проблемам планеты. Не говоря уже о разрушении океанского дна в процессе сооружения этого великолепия. Интересно, они хоть представляют, сколько растений и живых организмов бездумно погубили, вычерпывая песок? Или они полагают, что если у ЮниКорп пропасть лишних денег, то экологию океана можно не принимать в расчет?

Но что я могла с этим поделать?

Меня в который раз поразило могущество ЮниКорп. Корпорация моих родителей владела людьми и колониями, она могла заставить саму землю изменить свою форму в угоду прихоти могущественных владельцев. Что они захотят переделать в следующий раз? Я вспомнила об Отто и содрогнулась.

Носильщики, возникшие словно из-под земли, подхватили мою сумку. Я сделала глубокий вздох и поплелась вслед за ними в отель.

Мистер Гиллрой оформил нас у стойки регистрации, но прежде чем перед нами открылись двери внутрь, нам пришлось пройти процедуру сканирования сетчатой оболочки глаза. После сканирования система опознала Гиллроя как мистера Джеймса, а меня Гиллрой назвал Розой Сэйер. Я искренне надеялась, что уж теперь мой убийца никогда меня не отыщет.

* * *

Постоянное сканирование Сети послало сигнал узнавания. На этот раз сработало не совпадение имени. Недавний результат сканирования сетчатки вспыхнул яркими красками в его пластифицированных процессорах. Имя, сопровождавшее образец, было неправильным, но его программа была настолько сложной, что учитывала возможность человеческой ошибки.

ЦЕЛЬ ИДЕНТИФИЦИРОВАНА: СОВПАДЕНИЕ СЕТЧАТКИ ПОДТВЕРЖДЕНО.

МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ИЗВЕСТНО: РОЗАЛИНДА САМАНТА ФИТЦРОЙ.

ПРИКАЗ: ВЕРНУТЬ ПРИНЦИПАЛУ.

Он установил местонахождение Юникорновых островов и рассчитал все возможности попасть туда. Задача была сложна. В итоге он решил воспользоваться одним из новейших воздушных средств передвижения, схемы устройства и инструкции по управлению которыми находились в открытом доступе в Сети. Он углубился в изучение схем, одновременно запустив уже знакомую процедуру сканирования Сети в поисках принципала.

СКАНИРОВАНИЕ… СКАНИРОВАНИЕ… СКАНИРОВАНИЕ…

ПРИНЦИПАЛ НЕДОСТУПЕН.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПРИКАЗ: УНИЧТОЖИТЬ ЦЕЛЬ.

ПРИСТУПИТЬ.

Система рассчитала, что при условии быстрого доступа к глиссеру, ему потребуется около десяти часов на то, чтобы добраться до Юникорновых островов. Ему повезло. Не успел он выйти на улицу, как в него врезалось то, что ему требовалось.

Вес глиссера сбил его с ног, но водитель нажал на тормоза, и наземная лодка, замедлив ход, вильнула в сторону и заметалась по дороге, как теннисный мячик. Рассчитав инерцию глиссера, он подошел, схватил его сзади и остановил. Тяжелая машина описала круг, а потом затихла. Двадцать других глиссеров выстроились следом за остановившимся.

Пластин оторвал дверь глиссера и с грохотом швырнул ее на дорогу. Водитель съежился внутри.

— Согласно приказу, мне требуется транспорт, — объявил Пластин. — Я реквизирую данное средство передвижения. — Не тратя лишних слов, он забрался внутрь.

Пластин не стал останавливать насмерть перепуганного водителя, когда тот проскользнул у него под локтем и спрыгнул на дорогу. Постороннее лицо не пыталось препятствовать выполнению задания, следовательно, уничтожать его не было необходимости.

 

Глава 19

Сотовый мистера Гиллроя зазвонил как раз в тот момент, когда мы вошли в номер. — Реджи, — сказал он, подключившись.

— Мистер Гиллрой, я подумала, вы захотите узнать об этом, — произнес голос, в котором я узнала его секретаршу. Гиллрой целый день разговаривал с ней по дороге. — Они определили местонахождение Пластина. Я сбросила отчет вам в ноутскрин.

— Великолепно! — воскликнул Гиллрой, включая свой экран.

Я заглянула ему через плечо. Голографическая запись, выглядевшая слегка искривленной на плоском экране, изображала моего блестящего Пластина скачущим посреди дороги. Пока лимо-ялики за его спиной метались между магнитными полосами тротуаров, как шайбы в аэрохоккее, Пластин оторвал дверь уже изрядно покореженного ялика и уехал. На следующем снимке, сделанном под другим углом, было видно, как владелец ялика падает на дорогу, катится и застывает, а стайка глиссеров спокойно проплывает над его головой.

Затем картинка сменилась. Я не слышала голоса корреспондента, но поняла, что он расспрашивает о подробностях произошедшего мужчину с расцарапанной щекой, который только что выпал из похищенного глиссера.

Снова включилась секретарша Гиллроя.

— Полицейские говорят, что Пластина трудно отследить, поскольку он вывел из строя спутниковую антенну на ялике, однако они обещают поймать его в течение часа.

— Спасибо, Стелла. Держите нас в курсе. — Гиллрой снова повернулся ко мне. — Ну, видела? Я же говорил, что все будет в порядке!

Я перевела дыхание. По крайней мере, теперь я могла быть уверена, что этот монстр мне не привиделся. Он все время таинственно исчезал, появляясь из ниоткуда и снова скрывался в неизвестном направлении, иными словами, вел себя не как труп, а скорее как призрак. Гиллрой дотронулся до экрана, чтобы узнать время.

— Здесь есть великолепный открытый ресторан, прямо у основания рога нашего единорога, — сказал он. — Не хочешь составить мне компанию?

Я помотала головой.

— Я не могу есть.

Тогда располагайся здесь. Эта часть этажа полностью в нашем распоряжении. Твоя комната дальше по коридору, моя — сразу за дверью. Можешь включать музыку или головизор на полную мощность, здесь все помещения звуконепроницаемые. Если тебе что-то понадобится, не стесняйся, заказывай обслуживание в номер. У тебя есть номер моего сотового?

Я кивнула, и Гиллрой оставил меня в покое.

Мне было неуютно в этой большой комнате. В прошлой жизни я часто бывала в таких местах, обычно во время благотворительных балов, вместе с мамой. Наверное, именно поэтому мне было сейчас так не по себе — на этих балах я все время находилась на виду, причем больше в роли реквизита, чем живого человека. Если Гиллрой напоминал мне золотую статую, то эта комната была похожа на коробку с драгоценностями. Отличный футляр для золотой статуи. Я вздохнула и поплелась на поиски ванной.

Поскольку вчера горячая ванна сотворила со мной чудо, я наполнила очередной гигантский резервуар и погрузилась в очищенную и обогащенную воду. Все это казалось фальшивкой, примерно такой же, как рисовать в ноутскрине вместо того, чтобы работать красками по холсту. После ванны я переоделась в новую школьную форму и вышла, бросив свои вещи и сумку на полу.

Вернувшись в главную гостиную наших апартаментов, я машинально поискала глазами свой ноутскрин. Было уже около десяти, я боялась, что Отто будет волноваться. И тут я вспомнила, что не взяла ноутскрин с собой! Наверное, можно было бы воспользоваться экраном Гиллроя, но он забрал его с собой, да и я в любом случае не стала бы рыться в чужом ноусткрине без разрешения хозяина. Это было бы слишком, даже ради разговора с Отто. По крайней мере, сегодня. Интересно, секретарша уже перезвонила Гиллрою, чтобы сообщить о поимке Пластина? Может быть, завтра я уже смогу вернуться домой? Мне очень хотелось поговорить с Отто. Наверное, это место показалось бы ему забавным. ЮниКорп заигралась в бога — создает рукотворные острова и рукотворных людей.

Я подумала было включить стоящий в углу головизор, но расхотела. Посмотрела на часы. Несмотря на роскошь и обилие позолоты, комната была довольно удобной. Прихватив с собой альбом, я уселась в шезлонг и вскоре поняла, что засыпаю. С чувством облегчения я погрузилась в сон, убаюканная доносившимся снаружи шумом прибоя.

Неожиданно мой сон был прерван. Мистер Гиллрой шумно ворвался в комнату:

— Розалинда! Молодец, что не спишь!

Я сонно захлопала глазами. Снаружи стояла тьма, в которой была разлита та особенная мягкость, которая появляется в воздухе вскоре после полуночи.

Гиллрой сменил строгий синий костюм на желтовато-коричневый, который, судя по всему, полностью соответствовал его представлению о повседневной одежде. Несколько мгновений он смотрел на темный внутренний двор, потом закрыл стеклянную дверь, отсекая шум искусственного прибоя. Постояв немного, Гиллрой направился к бару и налил себе выпить.

— Я боялся, что ты уже легла!

— Я уснула прямо здесь, — промямлила я, соображая, как бы повежливее сказать ему, что теперь мне в самом деле пора отправиться в свою комнату.

— Отлично, отлично, — пробормотал Гиллрой, пропуская мои слова мимо ушей. Он повернулся, держа в одной руке стакан, и придвинул золотистое кресло к моему шезлонгу. Потом тяжело опустился на обитое золотой тканью сиденье. В своем коричневом костюме, со стаканом янтарного напитка в руке, он восседал в золотом кресле, как статуя египетского фараона, обозревающего свои владения. Даже лед в его стакане блестел, словно бриллианты.

— Ну вот, — сказал он. — Такие дела, Розалинда. Я тут подумал кое о чем. Ты представить себе не можешь, какой преподнесла нам сюрприз, присоединившись к нашей маленькой семье ЮниКорп. Воссоединившись с нами, так сказать. Когда я впервые тебя увидел, мне показалось, что я тебя знаю. Думал, раскусил тебя. А теперь понял — ничего подобного! Я просто заранее составил в голове некий образ. Но ты не слишком похожа на своих родителей, так ведь?

Я села чуть ровнее и вцепилась в свой альбом.

— Я не знаю.

Зато я знаю! — улыбнулся Гиллрой. — Ведь, как ни крути, я управляю их компанией! Почти наследник, так сказать. Фотографии твоих родителей до сих пор висят повсюду. Ты же знаешь, Джеки была помешана на благотворительности. Балы и все такое, ну, ты понимаешь.

— Да, я знаю, — ответила я, поражаясь тому, что он назвал мою маму Джеки. — Мы специально покупали одинаковые платья, и мама постоянно вывозила меня на благотворительные концерты, балы, ужины и даже состязания по покеру.

— Наверное, это было шикарно, — хмыкнул Гиллрой. — Должно быть, вы привлекали всеобщее внимание — две очаровательные женщины, входящие в зал как хозяйки мира. — Обычно мои платья были гораздо более скромными, чем у мамы, однако я не стала говорить этого Гиллрою. — Да уж! Твоя мать в молодости была исключительно привлекательной женщиной. Можешь мне поверить, я видел фотографии. Кстати, ты очень на нее похожа.

Я сглотнула. Мне стало совсем не по себе.

— Спасибо, — шепотом выдавила я.

— На месте Марка я бы тоже попытался заполучить такую женщину. Неудивительно, что она положила глаз на твоего отца, верно? Шутка ли — самый могущественный человек во всем мире!

— Я ничего не знаю об этом, — сказала я.

— Да нет, брось, — сказал Гиллрой, подаваясь всем телом вперед, как будто собирался сообщить мне какой-то секрет. — Плевать на то, что твердят все вокруг. Плевать на избранные власти, на мировых лидеров и религиозных деятелей! Нет слов, все они совсем неплохие ребята и все такое, но власть… настоящая власть есть только у таких людей, как мы с тобой.

Мне совсем не польстило, что он включил меня в этот список.

— Твой отец знал, что делает, — продолжал Гиллрой, снова откидываясь на спинку кресла. Он отхлебнул глоток из своего стакана. — Ты только подумай об этом! Многоуровневая компания — если какой-то сектор загнется, остальные компенсируют потери. Нет, они, конечно, создали «Нео-фьюжн», но при этом запустили свои щупальца повсюду! Ты посмотри, какое наследство они оставили после себя — тут тебе и компания, и колонии, и Юнирайон, и твоя школа!

Похоже, эта мысль нарушила прежнюю цепь его рассуждений. Гиллрой сделал еще один глоток и повернулся ко мне.

— Слушай, скажи-ка мне… Вот эта школа. Когда я зачислил тебя в Юнишколу, то исходил из того, что ты должна вращаться среди лучших из лучших, и как это получилось?

Лучших из лучших?

— Ммм… Хорошо, я думаю.

— Я тут проглядел твой табель успеваемости, — небрежно сказал Гиллрой, и я вытаращила глаза. Мой табель успеваемости попал к нему в руки? Но ведь даже я ни разу в глаза не видела его! Значит, у Гиллроя есть доступ к школьным данным. Но если так, то, может быть, он способен с той же легкостью просматривать и бумаги доктора Биджа? Она заверила меня, что все ее записи строго конфиденциальны, но ведь и школьные табели, по идее, должны касаться только меня и моих приемных родителей. То есть Патти и Барри, так получается?

Но у меня не было времени особо переживать по этому поводу, потому что Гиллрой еще не все сказал:

— Прямо тебе скажу, не впечатлен. Даже не знаю, где найти для тебя место получше, — он задумчиво уставился на меня. — Ты никогда не думала насчет пансиона?

— Н-но ведь Юнишкола тоже пансион, — в страхе пролепетала я. Неужели он хочет отослать меня в какую-то закрытую школу? Отнять у меня Брэна, Завьера и мою студию? Я никогда не училась в закрытой школе, но несколько раз спрашивала родителей о том, что это такое, и они рассказывали мне леденящие кровь истории об этих ужасных заведениях, в которых учителя безжалостно секут и морят голодом учеников, а старшие воспитанники сексуально домогаются младших. И о том, что детей из богатых семей похищают из таких школ и требуют с родителей выкуп.

Ни в одном пансионе обо мне не могли бы позаботиться лучше, чем это делали мама с папой! Неужели теперь, когда мои родители умерли, Гиллрой собирается отправить меня в преисподнюю пансиона?

— Ну что ж, возможно, — проговорил он, задумчиво глядя на свой стакан. Там уже не осталось ничего, кроме льда. Гиллрой встал и направился к бару, чтобы налить себе новую порцию. — Впрочем, сейчас еще слишком рано думать об этом, — бросил он. — Ты ведь и живешь-то у нас сколько? Месяца два, не больше?

Он не отошлет меня в пансион. Я исправлю свои отметки. Я буду учиться лучше…

Гиллрой снова плюхнулся в свое кресло, и я нервно сглотнула.

— Знаешь, Розалинда, когда я был маленьким, родители частенько спрашивали меня о моих мечтах и устремлениях.

Я напряглась. К чему он клонит?

— У тебя есть мечты и устремления?

— Это… — Я не знала, какого ответа он от меня ждал. Прямо сейчас моей самой большой мечтой было проспать хотя бы одну ночь без кошмаров. А самым заветным желанием — избавиться от боевого живого трупа, запрограммированного на мое уничтожение. Еще у меня было сильное устремление закончить этот ужасный разговор, но я не представляла, как это сделать. — Раньше были, — вывернулась я. — Но с тех пор мир сильно изменился.

— Именно! — крякнул Гиллрой, салютуя мне своим стаканом. — Еще как изменился! — Он задумчиво уставился на стакан, вдруг сообразив, что это не самый лучший тост. — Я искренне сожалею о твоих родителях, детка, — сказал Гиллрой, опуская стакан. Я уже открыла рот, чтобы поблагодарить его за участие, но он снова заговорил: — Но жизнь продолжается. Разве сейчас тебе не веселее?

Я ошарашенно уставилась на него. Веселее? Весь мой мир погиб, а я должна веселиться?

— Знаешь, когда я был мальчишкой, то с радостью отдал бы левую руку за то, чтобы родители не следили за каждым моим шагом. Чтобы делать все, что мне хочется. Но нет, родители глаз с меня не спускали! У меня даже не было братьев или сестер, которые могли бы оттянуть на себя часть внимания. У тебя есть братья и сестры?

Глупый вопрос. Даже если бы они у меня когда-то были, то он прекрасно знает, что сейчас у меня никого нет!

— Нет, — прошептала я.

— У меня тоже. Я был единственным ребенком, как и мой сын. Ты знаешь, что у меня единственный сын? Хэнк. А я всегда хотел иметь дочку, — поделился он.

Я не поняла, означает ли это, что он не хотел иметь сына. Гиллрой отпил глоток из стакана и, склонив голову, внимательно посмотрел на меня.

— Хэнк сейчас в колледже. Хочу познакомить тебя с моим парнишкой. Он приедет домой на каникулы. Устроим вечеринку, чтобы вы могли пообщаться друг с другом. — Он хохотнул. — Кто знает, что из этого выйдет!

Я содрогнулась. Он планировал сосватать меня, женить своего сына на моем наследстве, как в Средние века! Мерзость.

Гиллрой встал и снова направился к бару. Я и не заметила, как он осушил второй стакан. Сколько же он выпил? Этот стакан будет уже третьим, но было очевидно, что Гиллрой успел заправиться перед тем, как разбудил меня. Он бросил лед в пустой стакан и щедро плеснул туда спиртного.

— Не хочешь? — спросил он, протягивая мне стакан.

— Нет.

Гиллрой пожал плечами и перелил отвергнутую мною порцию в свой стакан.

— Кстати, раз уж мы заговорили о твоих родителях, — начал он. Некстати. Мы о них не говорили. — Знаешь, в конце твой отец полностью облажался. Просто не справился. Может, оно и к лучшему, что все так случилось. Продолжи он в том же духе, от компании остались бы рожки да ножки. Хорошо еще, что он ушел не один! Они оба устранились от дел, оставив компанию в хороших руках! — Гиллрой, не трогаясь с места, помахал стаканом, а я почувствовала себя в западне. Но не успела я придумать благовидного предлога, чтобы попрощаться, как Гиллрой сказал: — Темные времена, так сказать. Наверное, это был лучший выход для всех, и для тебя тоже — если смотреть объективно.

Это было настолько чудовищно, что я вдруг почувствовала слабость. Кровь отлила у меня от лица. Я не могла отвести глаз от Гиллроя. Как он мог сказать такое? Как он мог сказать, что гибель половины населения планеты была лучшим выходом для всех? Что хорошего в том, чтобы умереть? Не говоря уже о том, что оказаться забытой в стазисе на шестьдесят лет было вовсе не лучшим выходом лично для меня!

— Я всегда так считал, — продолжал Гиллрой, словно услышав мой безмолвный ужас и решив отстоять свою точку зрения. Сделав большой глоток, он направился к своему креслу. По дороге он едва не споткнулся, наступив на ковер, но сумел устоять на ногах и тяжело рухнул в кресло, обитое золотым жатым бархатом. — И все-таки, как подумаешь о том, что твой отец пытался сделать, прямо диву даешься! Сумел удержать компанию. Ты же представляешь, сколько народу перемерло. Во время Темных времен у нас умерло столько сотрудников, что нам даже не пришлось проводить много сокращений. Не то что в других местах! Нет, ты не подумай, у нас тоже были свои Темные времена. Черт побери, я же тебе говорил — у этой компании были свои взлеты и падения. То и дело приходилось терять кучи денег. Скажем, десять лет назад мы понесли убытки на фондовой бирже, пришлось уволить кучу народу. Потеряли много хороших работников. Да что там, я сам так заработался, что потерял собственную жену!

Я не хотела этого слышать. Не хотела этого слышать.

— Хорошо еще, что нашел понимающую душу в компании, она очень меня поддержала, — упрямо продолжал Гиллрой. — Она у меня тоже отличная работница, ты понимаешь, о чем я? С ней я снова чувствую себя молодым.

А вот этих откровений я не просила, не желала их выслушивать и хотела бы поскорее забыть. Что мне делать с этими признаниями? Это меня не касалось!

— Чувствую себя почти таким же молодым, как ты, — продолжал Гиллрой, и я снова покраснела до ушей. — Надо бы нам познакомить тебя с кем-нибудь! Что там у тебя с этим парнишкой Сабахов? Как его зовут?

Я не хотела открывать рот, но боялась, что если не отвечу ему, разговор пойдет еще хуже.

— Брэн, — прошептала я.

— Да, точно! Брэн. Хороший парнишка, Брэн. Я пару раз обыгрывал его в теннис.

Я подозревала, что он соврал. Или это случилось, когда Брэну было лет восемь.

— Его родители — хорошие сотрудники. Мне нравится Сабах, у него есть чувство собственного достоинства. Но ты же понимаешь, противоположности притягиваются, потому-то он и женился на Рози. — Я не поняла, на что он намекал. Какие такие противоположности были у Роузанны и мистера Сабаха? — Да-да, противоположности притягиваются, и ничего с этим не поделаешь. Я всегда говорю — проверяй, с кем общаешься, в таком деле береженого Бог бережет. И мне не нравится, что Брэндан валандается с этим выродком с Европы.

Нет. Нет, пожалуйста, не надо приплетать сюда Отто!

— Просто не понимаю, — рявкнул Гиллрой. Он уже начал слегка проглатывать звуки. — Все твердят, что у этого парня светлая голова, трясут у меня перед носом его стипендией, тестами и всем прочим. Но я не понимаю! Они просто пекутся о так называемом многообразии, вот как я это называю! Пускай с тестами у него все в порядке, но сам он — чертов зомби с вечно кислой физиономией. Даже говорить не умеет, а все туда же!

Теперь я понимала, почему Отто никогда не прикоснется к Гиллрою, даже если бы у него появилась такая возможность. После проникновения в такие мысли потребуется срочно принять ментальный душ. Может быть, именно поэтому Отто посещает доктора Биджа — не столько из-за своих проблем, сколько из-за чужих.

— Они должны понять — этот парень просто выродок, и ничего с этим не поделаешь. — Гиллрой покачал головой и сделал еще один глоток. — Нужно набраться мужества и закончить этот неудавшийся эксперимент!

Неужели мне не почудилось и он действительно сказал то, что сказал? Кровь снова отхлынула от моего лица, превратив меня в белую розу. Закончить? Что это значит? Убить? Мои руки сами собой стиснулись в кулаки, то ли от гнева, то ли от ужаса. Я даже пожалела, что не взяла предложенный Гилроем напиток — было бы что выплеснуть ему в лицо. Я вся покрылась мурашками, мне казалось, что с меня сползает кожа, словно даже она не могла выносить близости жуткого позолоченного существа, сидевшего передо мной.

Гиллрой посмотрел на меня затуманенным взглядом.

— Знаешь, а ты хорошенькая, — сказал он вдруг. — Очень хорошенькая девчушка. — О боже! Но ведь он собирается… облапать меня или что-то такое? Где же мой сотовый? Черт возьми, я оставила его в ванной! Гиллрой покачал головой. — Как подумаешь, что с тобой станет, так прямо с души воротит.

Я наклонила голову.

— Что… — из моего горла вырвался сиплый шепот ужаса. — Что вы имеете в виду?

В следующее мгновение я узнала ответ на свой вопрос.

Дверь широко распахнулась, но Гиллрой даже не вздрогнул.

— Розалинда Саманта Фитцрой. Пожалуйста, сохраняй неподвижность для проведения идентификации сетчатки.

— Вы! — закричала я в лицо Гиллрою. Он поднял голову и посмотрел на меня, но я не поняла выражения его пьяных глаз. Тем не менее все выглядело совершенно логично. Имя Гиллроя стояло первым в списке людей, которые могли бы хотеть моей смерти. И потом, как еще Пластин мог узнать, что я здесь? Значит, Гиллрой нарочно все это подстроил!

Я попятилась, судорожно сжимая в руках свой альбом. Бежать я не могла. Мое тело еще не пришло в себя после вчерашнего нападения. Звать на помощь было некого. Гиллрой был заодно с Пластином, к тому же он сам сказал мне, что комнаты здесь звуконепроницаемые. Я перебрала в памяти наставления родителей. Беги, кричи, сражайся. Похоже, остается только последнее.

Пластин лишился своей шоковой дубинки, но контрольный ошейник все еще был при нем, зажатый в левой руке. Правой он тянулся ко мне. Я схватила его за запястье и резко крутанула в сторону. Потом поднырнула ему под руку и ударила локтем в бок, чтобы вывести из строя и получить возможность сбежать. Точнее, таков был мой план. Но вместо этого я едва не сломала локоть о его ребра. Жуткая боль пронзила плечо, а сама рука мучительно онемела. Я завопила в голос, испугавшись, что непоправимо повредила что-нибудь.

В голове у меня гудело. Проклятый Пластин оказался жестким как сталь. Но я еще не забыла того, как спаслась от него в своей студии. Отказавшись от обороны, я перешла к тактике маневрирования, хотя понимала, что долго мне так не продержаться.

Я танцевала вокруг Пластина, кружила и увиливала, стараясь стать скользкой и увертливой, как угорь. Но я уже начала выдыхаться. К тому же я так увлеклась беготней вокруг Пластина, что забыла о Гиллрое, стоявшем у меня за спиной. Внезапно он схватил меня за руку, удерживая на месте. Странно, что при этом он не закричал своему дружку: «Давай, хватай ее!» Нет, он просто смотрел на меня безумными, выпученными глазами. Возможно, он не планировал лично присутствовать при моем убийстве. Проклятый трус!

Пластин бросился к нам и ударил меня слева, намереваясь нокаутировать. Но я не стала избегать удара, а, наоборот, поймала его и с размаху врезалась головой в голову Гиллроя. Он еще крепче вцепился в мою руку и попытался подтянуть меня к себе, но я не позволила ему этого. Я изо всех сил наступила на его ногу в открытой сандалии. Гиллрой со стоном выпустил меня, а я лягнула его ногой в пах. Застонав от боли, он рухнул на колени, как подстреленный олень.

Но пока я возилась с Гиллроем, Пластин успел оправиться от своего неудачного удара. Теперь он снова стоял передо мной, держа наготове ошейник. Я увернулась, прыгнула ему за спину и лягнула ногой в задницу. По ощущениям это было все равно что пнуть статую, но ведь статуи тоже падают. Пластин рухнул, как срубленное дерево, и приземлился прямо на Гиллроя.

Это был мой шанс. Я выскочила за дверь.

Один из лифтов стоял с открытой дверью. Я запрыгнула внутрь и ткнула в кнопку первого этажа. — Вниз, вниз! — прикрикнула я на тот случай, если лифт был запрограммирован на голосовое управление. Я уже знала, что Пластин орудует в одиночку, но все равно с облегчением перевела дух, когда двери лифта распахнулись и в просторном фойе не оказалось никого, кроме носильщиков и регистратора за стойкой. Но может быть, Гиллрой подкупил их всех и они тоже работают на него? Однако никто не сделал попытки меня остановить, когда я промчалась через роскошный вестибюль и выскочила в душистую тьму тропической ночи.

Ну вот. И что теперь? Я понятия не имела, куда мне бежать. У меня не было денег, кредитка была встроена в голофон, который валялся на полу в ванной, в номере, где сейчас находились убийца и его сообщник! Что у меня было? Ничего! Слава небесам, я была в школьной форме, а не в пижаме, но на этом плюсы моего положения заканчивались. Итак, из активов у меня было только слабое тело и одежда. Я опустила глаза и неожиданно улыбнулась.

Оказывается, я до сих пор держала в руках альбом.

 

Глава 20

Брэн?

Я истратила последнюю монету, чтобы купить немного времени в голобудке. Внутри будка оказалась грязной и обшарпанной, со следами весьма подозрительных субстанций на стенах. Я в который раз пожалела о потере сотового.

Потребовалось несколько долгих звонков, прежде чем Брэн нашарил свой сотовый на прикроватном столике. Наконец, в голобудке появилось кривое изображение его полусонного лица на подушке. Сейчас он выглядел заспанным и беззащитным, как ребенок.

— Роуз? — сонно пробормотал Брэн. — Роуз, сейчас уже полночь, а мне завтра в школу! В чем дело?

— Прости, — выпалила я. — У меня к тебе дело на пять минут, а потом ты снова можешь спать.

Брэн несколько раз моргнул и сел в кровати. Камера выровняла и подправила его голограмму.

— Ну, чего?

— Мне нужно, чтобы ты послал мне мой лимо-ялик. Сможешь? И все, можешь досыпать.

— Чего?

Мне нужно, чтобы ты послал мне мой лимо-ялик. Он внизу, в гараже, но ведь у тебя есть ключ. Я не запирала его на кодовый замок. Тебе нужно просто сказать ему, куда лететь, и всё.

— И куда лететь?

— Я около остановки автобусов на воздушных подушках, пусть приедет сюда и заберет меня.

— А что ты делаешь у остановки?

Объяснить полусонному парню историю моих приключений оказалось гораздо более сложным делом, чем я думала.

— Я купила билет до дома! — торжествующе выпалила я. Пусть эта задача потребовала от меня всей изворотливости и заняла целых двадцать четыре часа, зато я вернулась домой совершенно самостоятельно!

Идею мне подсказала уличная музыкантша, которую мы с Гиллроем видели по дороге в Нирвану. Первым делом, пустив в ход трогательную историю о нелепом дядюшке, встречи с которым я хочу избежать, я выклянчила место на пароме, шедшем из Нирваны к более оживленным островам Юникорна. Там жизнь кипела вовсю даже после полуночи. Я устроилась возле автобусной остановки, сделала глубокий вздох и начала рисовать проходящих мимо туристов. Мне пришлось целый час настойчиво рекламировать свои рисунки, прежде чем я заполучила первого покупателя. Девушка купила у меня портрет своего парня. В таком туристическом раю, как острова Юникорна, люди готовы отвалить кучу денег за красивую картинку, которую можно увести домой в качестве сувенира. За три портрета я выручила столько денег, что мне хватило на обратный билет в Юнирайон и порцию жирной еды, которую я чудом ухитрилась впихнуть в свой желудок.

Я была невероятно горда собой. Мама и папа всегда твердили, что я абсолютно беспомощна и непременно погибну, если бросить меня на произвол судьбы. Возможно, тогда так оно и было, но теперь я больше не чувствовала себя беспомощной! Оставшись совсем одна, без помощи и средств, я сумела, в буквальном смысле, проложить себе дорогу в жизни!

Наконец, мне удалось растолковать Брэну свои обстоятельства, и он пообещал, что через полчаса лимо-ялик будет в моем распоряжении. Я поблагодарила его и снова принялась нервно расхаживать взад-вперед в темноте.

Эта темнота вызывала у меня двоякие чувства. С одной стороны, она скрывала меня от посторонних глаз, но с другой — давала убийце прекрасную возможность незаметно сделать свое дело. Хотя, насколько я могла судить, этот пластифицированный труп не слишком заботился о скрытности. Вероятно, программа не требовала от него держать свои дела в тайне. Просто удивительно, как ему удавалось скрываться от полиции. Правда, теперь я знала, кто помогал ему удирать с места преступления.

Но Пластин не был моим единственным страхом. Ночная поездка в автобусе произвела на меня удручающее впечатление. Разумеется, никто из руководства ЮниКорп никогда не пользовался общественным транспортом. Рядом со мной в автобусе сидели рабочие, прислуга, официантки — иными словами, представители того круга, который обслуживает людей моего круга. Нельзя сказать, чтобы они мне чем-то не понравились. Даже напротив, эти люди казались мне определенно более настоящими, чем представители высших эшелонов ЮниКорп. Они были такие же, как Оса. Но, сидя среди них в своей форме Юнишколы, я вдруг посмотрела на себя глазами этих людей. Кого они видят? Пиявку. Кровопийцу. Наверное, я была им так же отвратительна, как мне был отвратителен Гиллрой, даже до событий этой ночи.

Увидев блестящие черные очертания своего лимо-ялика, подплывающего к тротуару, я поспешно переступила через полосатый красно-желтый бордюр и распахнула дверцу. Я уже решила, что буду кружить по Юнирайону, пока не придумаю, что делать дальше.

Но мой план провалился.

— Ты не собираешься рассказать мне, что происходит? — рявкнул Брэн, когда я сунула голову внутрь.

— Что ты здесь делаешь?

— А ты думала, я позволю тебе шататься одной ночью? Да мама убила бы меня, если бы узнала! — Он бесцеремонно вырвал у меня из рук альбом и бросил его на сиденье рядом с собой.

— А разве она тебя не убьет за то, что ты сбежал из дома ночью?

Может, и убьет. Так что постарайся сберечь мое время. Что происходит? Что не так с твоим инкогнито и Гиллроевской программой защиты свидетеля?

Я глубоко вздохнула.

— Гиллрой отвез меня в Рай… то есть в Нирвану, кажется, это так называется. Неужели ЮниКорп в самом деле тратит столько денег на такие пустяки?

Брэн с презрительной гримасой кивнул головой.

— Ну вот, мы приехали, а туда заявился Пластин.

Что? — вытаращил глаза Брэн. — Опять? Но ведь вы были там инкогнито!

Я вздохнула.

— Наверное, кто-то сказал ему, где меня искать.

— И как ты спаслась?

— Отвлекла его. Попыталась подраться с ним. Чуть не сломала локоть. Сбежала. Потом при помощи альбома заработала на проезд до дома, так чтобы не попасться на глаза никому из ЮниКорп.

Я видела, что Брэн по-настоящему напуган.

— Правильно, — буркнул он, вытаскивая из-под рубашки сотовый.

— Что ты делаешь?

— Голофонирую Гиллрою, потом свяжусь с полицией.

— Но почему?

— Да потому что я почти уверен — ты сама никуда не звонила! Я угадал?

— Конечно.

С тобой происходят чудовищные вещи, а ты не рассказываешь об этом ни единой душе! Ты ничего не сказала в свой первый школьный день, когда мучилась на уроке истории, ты не рассказала Патти и Барри о нападении убийцы и до сих пор никому не рассказала о самих Патти и Барри.

— Что ты такое говоришь?

— Я говорю, что тебе навязали двух самых продажных, черствых и равнодушных псевдородителей в мире, но ты до сих пор не сказала о них ни одного плохого слова.

— Они хорошие, — пролепетала я.

— У них хорошо получается плевать на тебя, — огрызнулся Брэн. — Я вызываю Гиллроя.

— Не надо!

Брэн сурово уставился на меня.

— Почему я не должен этого делать?

— Не говори ему, где я! Никому не говори!

Он нахмурился.

— Роуз, ты не можешь сама справиться со всем этим.

— Нет, могу! Не звони! Пожалуйста, ну, пожалуйста, не звони Гиллрою!

— Почему? — теряя терпение, заорал Брэн. — Отвечай! Объясни мне, что ты скрываешь!

Я опустила глаза. Почему я это скрываю? Почему хочу защитить Гиллроя? Я не знала ответа. Наверное, это была просто привычка. Почему-то это казалось мне самым разумным образом действий, как будто я уже давно привыкла так поступать.

Я как раз размышляла над этим, когда Брэн вдруг процедил:

— Да гори ты, — и снова схватил свой сотовый. — Гилл…

Я положила руку на его сотовый.

— Мне кажется, что это Гиллрой наслал на меня Пластина.

Брэн замер, а потом медленно опустил свой голофон.

— Почему?

Я нервно сглотнула, стесняясь говорить вслух о своих подозрениях. К тому же я не поняла, что интересовало Брэна — почему я так думаю или почему Гиллрой хочет моей смерти.

— Я бы не стал полностью этого исключать, — медленно пробормотал Брэн, — но это совсем не в его стиле.

— В смысле?

— Когда Гиллрой пытался тайно удержать тебя в больнице, это было вполне в его стиле. Когда он вызвал Патти и Барри, которые работали на него во Флориде, и назначил их твоими приемными родителями, это тоже было полностью в его духе. Видишь ли, Гиллрой, он… скорее червяк, чем змея. Он лжец, интриган и манипулятор, возможно, он даже может украсть то, что ему не принадлежит, но убить? — Брэн опустил веки. — Не думаю. Мне кажется, эту грань он не перейдет.

— А мне не показалось, что для него существуют какие-то грани, — заявила я. — Он хочет убить Отто! Сказал, что нужно положить конец этому неудачному эксперименту.

Брэн презрительно фыркнул.

— Коитальный поганец. — Он поднял глаза на меня, и вдруг лицо его озарилось пониманием. — Он был пьян?

Я кивнула.

— Это все объясняет, — вздохнул Брэн. — Гиллрой становится полным кретином, когда выпивает. А он это делает почти каждый вечер. Наверное, я должен был тебя предупредить.

— Нет, Брэн, — сказала я. — Он был не просто пьян. Мне показалось, он знал, что Пластин уже идет, и он даже не попытался остановить его, вызвать охрану или сделать еще что-нибудь. Он просто сидел и смотрел. А потом попытался поймать меня, чтобы Пластину было проще меня схватить. Я для него все равно что Отто. Ошибка, которой не должно быть. Не будь меня, ему не пришлось бы бояться потерять компанию.

— Да, это серьезный мотив, — согласился Брэн, побарабанив пальцами по коленке. — Но если это Гиллрой запрограммировал Пластина, то запись об этом должна быть у него в компьютере.

— Ты думаешь? — усомнилась я. — На Нирване он останавливается под псевдонимом.

— Его псевдоним должен быть официально зарегистрирован, иначе нашего Гиллроя посадят за уклонение от уплаты налогов, — объяснил Брэн. — Понимаешь, создание, перевозка и программирование Пластинов — это очень дорогое удовольствие. Чтобы управиться со всем этим за то время, что ты вышла из стазиса, Гиллрой должен был использовать ресурсы компании. Но любой псевдоним, который он мог использовать, хранится в системе ЮниКорп, — пробормотал он. — Дед должен знать об этом.

— Думаешь? — спросила я.

— Угу, он ведь всего на одну ступень ниже Гиллроя. В свое время мой дед мог получить его должность, но не захотел. Он знает все о компании.

Я испуганно облизала губы.

— Но если Гиллрой пытается меня убить… — Мне совсем не хотелось этого говорить. — Может быть, он и твой дедушка… действуют сообща?

Брэн вскинул голову и твердо посмотрел мне в лицо.

— Будь это так, мы с мамой сами арестовали бы его. Но нет, у моего деда есть принципы. Кроме того, мне кажется, ты ему слишком безразлична, чтобы он мог тебя ненавидеть. Мой дед не очень-то любит планировать, его жизненный девиз — будь что будет.

Честно говоря, нарисованный им образ нисколько не вязался с тем сердитым, грозным стариком, которого я видела несколько раз в жизни, однако Брэну лучше знать своего дедушку.

— Хорошо, — сказала я. — И что нам теперь делать?

Брэн посмотрел на часы. Час ночи.

— Дед, наверное, еще в офисе. Я позвоню ему, — решил он.

— Только не называй моего имени, — попросила я. — Если этот Пластин прослушивает офисы ЮниКорн, то там на коммутаторе может быть специальная настройка, которая активизируется при упоминании моего имени.

— Отличная мысль, — кивнул Брэн. — Ты умная.

— Да нет. Папа всегда так делал, когда я была маленькой, — призналась я. — Собирал слухи обо всем, держал в уме дюжины паролей.

Брэн снова вытащил сотовый.

— Дедушка, — сказал он.

Раздался гудок, а потом над коленями Брэна возникло хмурое лицо седого старика.

— В чем дело, Брэн? Уже поздно.

В самом деле, час был уже поздний, однако голографическое лицо старика совсем не выглядело сонным. Я заметила лацканы костюма, видневшиеся вокруг его шеи. Брэн был прав, его дедушка все еще работал. Трудоголик. Совсем как мой папа.

— У нас серьезная проблема, дед. Можно нам приехать к тебе?

— Кому это — нам?

— Ну, я тут с одной старой подругой, — ответил Брэн, давая голосом понять, что эта «подруга» не была ни Набики, ни Анастасией. — У нее неприятности.

Голограмма так долго оставалась неподвижной, что я заподозрила какой-то сбой в системе.

— Я буду у себя в кабинете, — наконец бросил старик и отключился.

Есть, — кивнул Брэн. — Поехали! — Наклонившись вперед, он несколько раз прикоснулся к приборной доске лимо-ялика, активируя меню местоположения, — ЮниБилдинг, пожалуйста.

Мой лимо-ялик замедлил ход, потом плавно развернулся и полетел в центр Юнирайона.

— Приедем минут через двадцать, — сказал Брэн.

Признаться, я слегка отвлеклась, когда он нагнулся к приборной доске. Этой ночью на нем была мягкая тенниска, такая мятая, что я предположила, что Брэн использует ее вместо пижамы. Из-под коротких рукавов выглядывали его голые руки, и мускулы на них перекатывались, как волны. Брэн сел на свое место, и между нами воцарилась тишина. С каждым мгновением она становилась все тяжелее и тяжелее, пока даже дышать стало неловко.

Гори ты! Даже та дружба, которая до сих пор кое-как связывала нас, умерла навсегда. Из нас двоих именно Брэн обычно поддерживал разговор в дороге, но моя идиотская влюбленность погубила одну из сторон его счастливой беззаботности, и, как назло, именно ту, которой он привык делиться со мной.

— Ты должен меня ненавидеть, — сказала я.

Брэн посмотрел на меня, но в глазах его я не прочла ничего, кроме замешательства.

— Почему это?

— Потому что я приношу тебе одни неприятности, — ответила я, — Когда ты впервые меня увидел, я грохнулась в обморок тебе под ноги, Из-за меня в твою жизнь продолжают вторгаться бесчисленные журналисты. В школе я вечно цеплялась за тебя, как дура, а потом не придумала ничего лучше, как влюбиться. Словно нарочно, чтобы сделать твое ярмо совершенно невыносимым!

Брэн расхохотался.

— Ну, ты скажешь! На самом деле ты мне нравишься, Роуз.

Я поняла, к чему он клонит.

— Прости, но я не напрашиваюсь на комплименты, Я просто пытаюсь извиниться перед тобой.

— Я так и понял, — ответил Брэн. — Ты не просишь комплиментов. Как и внимания, и сочувствия. Наверное, ты и стакан воды постесняешься попросить, — он вздохнул. — Знаешь, когда дед попросил меня присматривать за тобой, я был в ужасе. Я решил, что мне придется возиться с какой-то принцессой, которая привыкла всегда добиваться своего и брать от жизни все. Тогда я в самом деле боялся, что ты будешь висеть на мне, как гиря. Я думал, что ты заносчивая, надменная и… спесивая. Но ты была совсем не такая. Ты не такая. И самое удивительное, что ты действительно мне понравилась.

Я ужасно смутилась.

— Правда?

— Ага. Ты оказалась гораздо лучше, чем можно было ожидать от любого человека в твоем положении. Я же знаю, как ты относишься к Отто. Я еще никогда не видел, чтобы кто-то так быстро подружился с ним. Ты добрая, понимающая, чуткая и красивая… да ты вообще очень приятная!

Я только глазами захлопала. Это правда? О ком это он говорит?

— Да, ты не очень веселая, но это не главное. Зато ты простая. Ты… очень комфортный человек, рядом с тобой чувствуешь себя легко и приятно. — Он пожал плечами. — И это тоже удивительно.

Я знала, что мне нужно остановиться на этом. Знала, что должна придержать свой длинный язык, но не сумела. Извращенный демон моей влюбленности уже повернул нож в незажившей ране.

— Тогда почему… — начала я и осеклась. Потом сделала глубокий вдох и шумно сглотнула. — Только не подумай, что я хочу заставить тебя передумать или что-то такое, просто… Если все это правда, то… почему? — жалобно спросила я. Да, я чувствовала, что к концу этой сбивчивой речи превратилась в ярко-красную розу, но мне нужно было знать ответ.

— Почему я не хочу с тобой встречаться? — уточнил Брэн.

Я кивнула, не в силах выдавить ни слова.

— Понимаешь, сначала ты просто застала меня врасплох. Но потом я много думал об этом, — Брэн вздохнул. — Это трудно объяснить.

— Просто… нет искры, да? Или…

Он покачал головой.

— Нет, дело не в этом. — Он смущенно опустил голову на руку. — Ты вряд ли захочешь это услышать.

— Думаю, я хочу, — прошептала я.

Секунду-другую он колебался, потом сказал:

— Ладно. Ладно. Дело в том… Понимаешь, я знаю, что должен буду отдать всего себя той, кого полюблю. А с тобой слишком легко. Слишком просто. Но это только одна часть проблемы. — Он посмотрел на меня, и я судорожно проглотила ком в горле. — Когда я смотрю на тебя… я чувствую то, что увидел Отто, когда дотронулся до тебя. Провалы. Или того хуже. Бездонные пропасти в твоей душе.

Каждое его слово причиняло боль, зато я впервые узнала, что у Брэна душа поэта.

— По крайней мере, именно так описывает это Отто.

Вот как. Значит, это у Отто душа поэта. Ну что ж, это я уже знала.

— Но при этом я знаю, что смогу. Я смогу полюбить тебя, смогу по-настоящему заботиться о тебе. Но я понимаю, что если сделаю это, то сам брошусь в эту пропасть и все равно никогда не смогу ее заполнить. Роуз, тебе нужно гораздо больше, чем я могу тебе дать. В твоей душе так много боли, что я никогда не смогу ее исцелить. Да, я хотел бы сделать это. Но я загнусь и зачахну задолго до того, как тебе станет хоть немного лучше. Так что в конце концов все это кончилось бы плохо для нас обоих.

Я вздохнула. Он был прав. То, что я испытывала к нему, не было настоящей любовью, хотя оказалось намного сильнее страсти. Это была нужда. И даже не нужда конкретно в нем, а просто нужда в чем-то. Во всем.

Во всем, что я потеряла.

— Прости, что поставила тебя в такое положение, — сказала я.

— Прекрати постоянно извиняться за то, что ты живешь, — оборвал меня Брэн. — Такое впечатление, что ты считаешь себя виноватой в том, что родилась на свет! — Он покачал головой. — Ты имеешь право влюбляться в кого захочешь! И ты не сделала ничего плохого с того самого дня, когда я впервые тебя увидел. — Он снова покачал головой. — Ты ни в чем не виновата, Роуз.

Но это было не так. Я была виновата в том, что существую. Брэн сам не понимал, до какой степени был прав. Мне все время было стыдно за то, что я осталась жива.

Вскоре мы подъехали к ЮниБилдингу.

Это был огромный, пронзающий небо монолит, бывший небоскреб фирмы «Крайслер», выстроенный в прошлом тысячелетии в стиле арт-деко. Практически у всех жителей Юнирайона кто-то из близких работал в этом здании, пусть даже в охране или обслуге. Колосс ЮниБилдинга стоял посреди зеленого парка и настолько сильно возвышался над всей округой, что мне даже в детстве это казалось нелепым. Однако перед началом Темных времен земля стала практически бесценна, поэтому было гораздо проще получить разрешение на возведение небоскреба, чем на строительство бесчисленных корпусов мегакомплекса, способного вместить все ответвления стремительно расширяющегося бизнеса ЮниКорп.

Брэн постучал в снарядонепробиваемые ворота, сделанные из неостекла. Охранник, сидевший в глубине огромного мраморного вестибюля, со скучающим видом оторвался от созерцания тускло-освещенного отсека с экранами видеонаблюдения. При виде Брэна он улыбнулся.

— Пришли к дедушке? — спросил он, открывая нам дверь.

— Да, он нас ждет.

— По дороге пройдите через сканирование радужки.

Этой проверки мы никак не могли избежать. Сканер радужки автоматически отмечал всех, входивших и выходивших из здания. Эта технология была стара, как… стара, как я, если считать мой реальный, а не кажущийся возраст.

* * *

ЦЕЛЬ ОПОЗНАНА: СОВПАДЕНИЕ СЕТЧАТКИ ПОДТВЕРЖДЕНО.

Он оживился. Удача. Напрасно он думал, что навсегда потерял свою цель.

РОЗАЛИНДА САМАНТА ФИТЦРОЙ. МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ИЗВЕСТНО. ЮНИБИЛДИНГ.

Он снова запустил отлаженную процедуру сканирования Сети в поисках принципала, а когда искомый вновь оказался недоступен, восстановил альтернативную задачу. Глиссер, который он реквизировал, чтобы добраться до острова, уже попал в руки полиции, но пластифицированный разум стал намного изобретательнее за недолгое время работы. Он знал, что теперь в его распоряжении есть мощная яхта. Но прежде чем пуститься в погоню, он приказал наноботам провести полную очистку его тела, Пятна крови могли напугать окружающих людей и замедлить поиски главной цели.

 

Глава 21

Странно было снова очутиться в коридорах ЮниБилдинга. Все вокруг меня изменилось до неузнаваемости, и только Юни остался прежним. Честное слово, здание не переменилось ни на йоту. Мы вошли в лифт, и Брэн нажал кнопку верхнего этажа. Я тихонько провела пальцами по полированным гранитным стенам кабины. В камне появились едва заметные трещинки, щербинки и царапины, оставленные поколениями рабочих, ремонтировавших и переделывавших офисы, но в остальном между прошлым и настоящим не было никакой разницы. Было так легко вообразить, что когда двери лифта откроются, я снова увижу отца, с энергичной улыбкой приветствующего меня в коридоре, и его секретаршу, следящую за каждым моим шагом.

Но на самом деле нас будет ждать грозный дедушка Брэна.

— Как-то это неправильно, — сказала я. — Беспокоить пожилого человека среди ночи.

— Мы его не беспокоим. Я же говорю, он до сих пор на работе. Практически живет в своем кабинете. Вообще-то, у него даже есть квартира прямо напротив офиса. Раньше он жил с нами, но большую часть времени все равно проводил здесь. Когда Гиллрой попросил у деда уступить квартиру, тот легко отказался от нее.

Я насторожила уши.

— Гиллрой попросил у него квартиру?

— Ну да. Чтобы поселить тебя в нашем комплексе.

Я зажмурилась.

— То есть я украла квартиру твоего дедушки?

— Да нет, не совсем. Ты забрала у него прекрасного белого слона, на котором он все равно никогда не ездил. Мой дед законченный трудоголик. Отдыхает только в поездках и на каникулах.

— На отдыхе он другой, чем на работе?

— Ага, в сто раз лучше!

— Это хорошо, — поежилась я. — Честно говоря, он меня пугает.

— На меня он раньше тоже нагонял страх, — признался Брэн. — До того случая, когда он спас мне жизнь во время катания на лыжах. Мне тогда было десять. Дед сломал ногу, спасая меня от падения со скалы. Я ее даже не заметил, представляешь? Предупреждающие таблички занесло снегом. Никогда не видел, чтобы человек двигался с такой скоростью! Он спас меня… Мой дед… — Брэн задумался, подбирая слова. — Он жесткий, строгий и замкнутый, но если нужна помощь, он всегда рядом.

— Это здорово, — кивнула я. — Потому что мне как раз нужен такой человек.

Лифт остановился, и двери открылись в знакомый атриум, служивший вестибюлем для всех верхних этажей ЮниБилдинга. Моя мать оформила этот атриум в виде традиционного римского сада, с колоннами и мозаиками. В центре журчал фонтан в виде искусственного водопада, окруженного привозными тропическими растениями. Я сразу заметила, что растения сменились, многие были заменены искусственными — свидетельство непростительного упадка, который моя мать никогда не допустила бы, будь она жива.

Папин кабинет находился на самом верхнем этаже атриума, поэтому я ожидала, что Брэн повернет к одной из спиральных лестниц, но он провел меня в коридор за фонтаном, где раньше сидели помощники и личные секретари руководства.

Эта часть этажа радикально изменились. Теперь здесь было открытое пространство, своего рода второй атриум, только с другими растениями. В конце зала за густой листвой показалась стеклянная приемная с довольно приветливо выглядящей стойкой секретаря, пустовавшей в такой поздний час. За стойкой виднелась обитая медью дверь, очевидно, ведущая в кабинет второго человека компании. Брэн без церемоний распахнул внушительную дверь и провел меня внутрь.

Кабинет деда Брэна был выдержан в теплых охристых тонах, с пейзажами на стенах, и по оформлению я сразу узнала почерк того же дизайнера, который оформлял мою квартиру. На большом деревянном столе оказался только один экран. Это рабочее место разительно отличалось от стола моего отца, который был скорее похож на пульт управления, загроможденный множеством подключенных к сети экранов, позволявших отцу одновременно работать над тысячами разных дел и проектов. Новый стол явно принадлежал человеку дисциплинированного ума, которому не было нужды постоянно держать все дела под рукой, ибо он точно знал, где взять требуемое в случае необходимости.

Кожаное кресло с высокой спинкой отвернулось от экрана, и мы увидели дедушку Брэна. Только теперь я поняла, что до сих пор у меня не было возможности как следует рассмотреть его, поскольку во время наших предыдущих встреч я была то полуслепа от стазиса, то оглушена стазисными препаратами и шоком от удара дубинки. Оба раза дедушка Брэна напугал меня своими раздраженными замечаниями и мрачным видом. Но теперь, когда я получше рассмотрела его, он показался скорее не злым, а печальным. У деда Брэна было лицо человека, видевшего все ужасы мира и с тех пор потерявшего всякую радость бытия, ибо тяжесть увиденного камнем лежала у него на сердце. Мой страх перед ним слегка подтаял.

Поприветствовав нас, дед Брэна снова опустился в свое кресло.

Брэн, очевидно, не испытывал никакой неловкости по поводу того, что мы вломились в кабинет его деда среди ночи.

— Привет, дед. Это Роуз, ты ее уже видел.

— Да, — ответил тот, вежливо кивая мне. — Рад видеть вас снова, юная леди.

— Добрый вечер, мистер Сабах.

— Он не Сабах, он мамин отец, — поправил меня Брэн.

— Ничего страшного, — отмахнулся старик, обрывая Брэна. — Зови меня просто Рон. Садитесь. — Он указал нам на стоящий у стены диван цвета сочного зеленого мха. Когда я села, старик повернулся к Брэну. — Что за неприятности?

— Убийца выследил ее на островах Юникорна, и Роуз думает, что это подстроил Гиллрой, — без всякого вступления вывалил Брэн.

Судорога гнева исказила лицо Рона. Глаза его сверкнули, и он повернулся ко мне.

— Это так?

Я съежилась от страха.

— Я… не знаю, — залепетала я. — Конечно… у меня нет никаких доказательств…

Несколько мгновений он не сводил с меня глаз.

— Я его убью, — проговорил старик с жуткой усмешкой. Он говорил так тихо, что я едва разбирала слова. Потом он снова крутанулся на своем кресле к Брэну. — Расскажи мне все по порядку.

Брэн покачал головой.

— Я не могу. Она и мне-то ничего толком не рассказала. Насколько я понял, Гиллрой был в своей обычной пьяной паранойе.

Рон снова мрачно посмотрел на меня.

— С чего ты взяла, что Реджи в этом замешан? — спросил он.

У меня язык присох к гортани. Что-то в его взгляде оказывало на меня какое-то мучительное воздействие, но я не могла отвести от него глаз. Вероятно, Рон понял это, потому что отвернулся от меня. Он снял очки и устало потер переносицу.

— Брэн, спроси ее сам, — попросил он, снова надевая очки.

Брэн присел рядом со мной на диван.

— Все нормально, честное слово. Просто расскажи ему все. Когда ты впервые подумала, что это Гиллрой?

— Когда Пластин вошел в комнату, Гиллрой не вызвал охрану и вообще ничего не сделал. А потом он меня схватил. И держал, чтобы я не могла убежать. И еще, мне показалось, что он знал, когда придет Пластин.

— Знал?

— Да. Он сказал, что я хорошенькая и что его с души воротит, когда он думает, что со мной будет.

Я услышала, как Рон еле слышно выругался.

— Ладно. — Он повернулся к своему экрану. — Сейчас я выясню, не запускал ли Гиллрой руку в фонды компании. — Он нахмурился, а пальцы его уверенно запорхали по экрану. — Вот так. — Старик снова повернулся ко мне: — Это займет довольно много времени, нужно просмотреть кучу файлов. А пока мы будем ждать, расскажи мне все, что знаешь. Гиллрой сделал еще что-нибудь такое, что заставило тебя подозревать его?

Мне хотелось плакать, когда я вспоминала его ужасные слова. Весь разговор был таким чудовищным, что появление убийцы казалось почти избавлением!

— Он был просто ужасен, — прошептала я. — Он говорил про Отто и сказал, что с ним пора заканчивать. И он как будто… заигрывал со мной. И был таким бессердечным! Сказал, что Темные времена были лучшим подарком для всех!

Брэн нахмурился:

— Реджи, конечно, тот еще мерзавец, но я не думаю, что он опустился бы до таких заявлений. Это все равно что назвать холокост прекрасной задумкой.

— Если точно, — поправилась я, — он говорил не о самих Темных временах. Он сказал, что лучшим днем для всех был день, когда мои родители… погибли. — Мне было очень трудно произнести последнее слово. — Но ведь это… ну, то есть… это единственная причина, по которой я так долго пробыла в стазисе. Если бы они не умерли…

Внезапно Рон хрипло застонал, перебив меня.

— Ахх, — проговорил он, качая головой. Потом с силой откинулся на спинку кресла, которое бесшумно отклонилось назад, поддерживая эту более непринужденную позу.

Брэн сдвинул брови:

— Но ведь Фитцрои погибли…

— Брэн! — оборвал его дед. Повисло долгое молчание, в течение которого Рон внимательно изучал свои руки, нервно барабаня большим пальцем по запястью. — Ума не приложу, с какой стати Реджи решил рассказать тебе об этом. Обычно он полностью поглощен собой и не слишком обременяет себя заботой о других. А уж это точно дело полиции. — Он вздохнул. — Или мое, — еле слышно добавил он. Потом посмотрел на меня. — Как много ты помнишь о своей жизни?

— Все помню, — удивленно ответила я. — А какое это имеет отношение к произошедшему?

— Выслушай меня. Брэн по большому секрету рассказал мне, что, по твоим словам, твои родители часто использовали стазис в качестве… механизма семейной адаптации?

Я не знала, следует ли мне испугаться или можно ни о чем не беспокоиться. Если бы Брэн не сказал мне о том, что мое поведение может быть признано дёвиантным, мне бы вообще не пришло в голову тревожиться. Но я и подумать не могла, что мне есть чего стыдиться. Я вопросительно посмотрела на Брэна.

— Дедушка никому не расскажет, — заверил он. — Просто я… я не мог этого понять, поэтому спросил.

Мое удивление тут же сменилось раздражением. Как все сложно! Вероятно, умиротворяющее и утешающее воздействие стазиса невозможно объяснить тем, кто не испытывал его регулярно! Я снова повернулась к Рону.

— Да, — твердо ответила я. — Брэн сказал вам правду.

— Надеюсь, Брэн поставил тебя в известность о том, что подобное обращение, особенно с несовершеннолетними и беспомощными, считается тяжким уголовным преступлением?

— Да, — снова кивнула я, — но я этого не поняла. У стазиса нет ничего общего с изнасилованием! И потом, если стазис вне закона, то почему стазисные капсулы есть во всех больницах? Я сама видела.

— Больницы имеют специальное разрешение. Пациенты, страдающие определенными заболеваниями, или те, кто нуждаются в срочной трансплантации органов и могут умереть от любой задержки, помещаются в стазис по предписанию врача и на строго установленное время. Стазис до сих пор используется в межпланетных путешествиях к отдаленным колониям, поскольку такой полет занимает много лет. Однако даже в этих случаях пассажиры по очереди сменяют стазис на бодрствование. Без стазиса мы не смогли бы осуществлять перелеты на столь дальние расстояния. У нас пока просто нет возможности строить космические корабли, в которых можно было бы обеспечить путешественников необходимыми жилыми помещениями, а также необходимыми запасами продовольствия и кислорода. Но, несмотря на свою безопасность и эффективность, стазис находится под строжайшим контролем, а во многих случаях прямо запрещен законодательством.

Нет, я не могла этого понять. Почему человек не может время от времени устраивать себе небольшой отдых от жизни?

— Почему? — так и спросила я.

— Это не так просто объяснить, — ответил Рон. — Особенно учитывая твои обстоятельства. Во времена моей молодости законов о стазисе еще не существовало. И я помню множество случаев, которые возвели вопрос о законодательном регулировании этой процедуры в ранг необходимости.

Я закатила глаза. Эта юридическая терминология сводила меня с ума.

— Какие случаи? — спросила я.

— Лучше я приведу тебе пример, — сказал Рон, соединяя кончики указательных пальцев обеих рук в виде крыши. — Представь, что ты заболела. Ничего серьезного, аппендицит или любая другая болезнь, легко излечимая при помощи операции. А теперь представь, что твой хирург еще не обедал. Вместо того чтобы немедленно приступить к операции, он помещает тебя в стазиз до окончания обеда. — Рон пожал плечами. — Ничего особенного, правда? Но давай вообразим, что вместо обеда у твоего доктора намечено свидание с женой, и он не хочет чувствовать себя усталым. В этом случае он вместо операции помещает тебя в стазис до следующего утра. Двадцать четыре часа. Возможно, это никак не скажется на твоем состоянии. Продолжим фантазировать. Допустим теперь, что у нашего доктора запланирован отпуск. В этом случае он продержит тебя в стазисе две или даже три недели, пока будет развлекаться в Акапулько с семьей. Ему выгоднее погрузить пациента в стазис, чем провести операцию. Получается, что ради собственного удобства он украл у тебя три недели жизни вместо часа или двух, необходимых на операцию. Наш доктор мог бы отложить свой отпуск или передать тебя своему коллеге, но поскольку он хотел оставаться единственным хирургом, он совершил над тобой насилие. Он украл твое время.

Мне стало плохо. Мне не понравилось, как он произнес последние слова.

— Я… я никогда так не думала об этом.

Рон с грустью улыбнулся мне.

— Я знаю, — сказал он с гораздо большим сочувствием, чем я от него ожидала. — В наши дни родители, желающие поместить своего несовершеннолетнего ребенка в стазис, должны написать заявление в государственные органы и представить заверенное заключение лечащего врача о том, что стазис необходим по жизненно важным показаниям, а в ряде случаев также уплатить довольно существенную пошлину, введенную исключительно для того, чтобы родители десять раз подумали, прежде чем принимать подобное решение. Мы регулярно помещаем в стазис детей с тяжелыми хроническими заболеваниями, неумолимо сокращающими продолжительность жизни, в надежде отсрочить их смерть на время, необходимое для разработки нового препарата. Кроме того, стазис разрешен для детей, ожидающих трансплантации органов. Все. Это единственные основания для наземного стазиса несовершеннолетних.

Что-то быстро-быстро забилось у меня в груди, словно пойманный воробей. Я почувствовала, как дрожат мои руки.

— Но я все равно… не понимаю, — выдавила я.

И безжалостный голос дедушки Брэна зазвучал снова.

— Представь себе, что некие родители страшно выматываются на работе. У них есть маленький ребенок, который целыми днями орет. А им хочется всего лишь поспать полчасика в тишине. Все родители проходят через это. Но что делают наши мама с папой? Они погружают свою малышку в стазис до тех пор, пока не придут в себя и не смогут снова взять ситуацию в свои руки. Они делают это вместо того, чтобы нанять ребенку няню, перестроить свой график работы или признать, что они не справляются без посторонней помощи. Они делают это ради собственного удобства. Я признаю, это выглядит гораздо лучше, чем насилие. Но на самом деле это только так кажется. Итак, наша малышка растет. Теперь ей уже два года или три. Родители хотят устроить вечеринку в честь дня рождения, но девочка будет им мешать. Они помещают ее в стазис до окончания праздника. Совсем ненадолго. Ради собственного удобства. А потом им захочется съездить в отпуск…

Мне хотелось вскочить и заставить его замолчать, но я боялась, что у меня подкосятся ноги.

— Второй медовый месяц, это так романтично, — продолжал Рон. — Пятилетняя девочка явно будет лишней, она только испортит все настроение. В стазис ее. Вот нашей девочке уже тринадцать. Она хочет поехать с классом в недельный поход и ссорится с мамой, которая не хочет ее отпускать. Ничего не поделаешь! Засунем ее в стазис до окончания похода, и проблема решена.

Он положил обе руки на стол и подался вперед, совсем чуть-чуть. Я не смела поднять на него глаза, но его голос был неумолим.

— Пусть побудет в стазисе, если родители устали. Пусть побудет в стазисе, если они заняты, В стазис ее, если она капризничает. В стазис, если докучает родителям. Немедленно в стазис, если она делает не то, чего от нее хотят. Не успеешь оглянуться, как родители состарились на десять, двенадцать, двадцать лет… а ребенок все еще остается ребенком.

Я была не в силах посмотреть старику в лицо. Он рассказывал мне мою жизнь. Я хотела ударить его. Хотела причинить ему боль, хотела выплеснуть бушевавшее внутри меня чувство. У меня перехватило дыхание. Мне казалось, что я стою на вершине высокой скалы и никак не могу унять дрожь. В любую минуту я могла оступиться и сорваться в пропасть.

— Розалинда, — его мягкий густой голос слегка дребезжал от старости, но был полон доброты. — Вертолет, в котором летели Марк и Жаклин Фитцрой, разбился тридцать два года тому назад, больше чем через девять лет после окончания Темных времен. — На этот раз я вскинула голову и посмотрела ему в лицо, не в силах понять смысл его слов. — Они держали тебя в стазисе не для того, чтобы спасти твою жизнь. Они не пришли за тобой, — еле слышно проговорил дед Брэна. — Они просто не позволили тебе жить. Они не позволили тебе вырасти и повзрослеть.

На мгновение наступила тьма и тишина — и в это мгновение я умерла.

— Нет, нет, нет! — раздался у меня в ушах дикий крик какой-то незнакомой девушки. — Никто не знал, что я там! Все умерли! — Я хотела, чтобы она перестала орать и не мешала мне сообразить, как выйти из этой кромешной тьмы. Открыв глаза, я увидела под собой какую-то странную девушку, которая стояла на паркетном полу, грозно потрясая сжатым кулаком. Сидевший за столом старик с серьезными глазами внимательно смотрел на нее, а Брэн в страхе прижимался спиной к стене, и его лицо цвета красного дерева так сильно побледнело, что приобрело оттенок кофе с молоком. Только тогда я поняла, что голос принадлежал мне. — Они любили меня! — вопила девушка. — Они хотели защитить меня! Я вам не верю!

Дедушка Брэна молча встал из-за стола и вышел из комнаты. Паря под потолком, я с вялым интересом наблюдала за этой сценой. Наверное, эта странная девушка напугала старика не меньше, чем меня. Она напоминала призрак. Честное слово, она была похожа на ходячий труп гораздо больше, чем Пластин. Ярко-алые пятна горели у нее на щеках, а уши были красные, как клубника. Она была такая тощая, что я видела каждый мускул на ее сведенной в бешенстве руке, и бессильно потрясала кулачком над пустым столом. Ее карие глаза были похожи на пустые, мертвые дыры. Провалы. Как это Отто говорил? «Бездонные пропасти в твоей душе».

И мне тоже было страшно смотреть в них.

Но меня страшили не только ее глаза, и, кажется, я была единственной, кто замечал это. Я видела, что девушка вся пылает ярким, безумным огнем бешенства, который, вырвавшись на свободу, мог бы спалить всю эту комнату целиком. И уж точно мог бы сжечь дотла саму девушку. Продолжая парить под потолком, я вдруг почему-то почувствовала себя частью того огня, который сжигал девушку.

Эта мысль каким-то образом вернула меня обратно, и я перестала видеть огонь и саму себя, зато увидела собственный стиснутый кулак, маячивший у меня перед носом, и прижавшегося к стене Брэна. Он выглядел глубоко потрясенным.

— Я в это не верю, — прошептала я.

Брэн открыл было рот, но тут же снова закрыл его, словно испугался сказать хоть слово.

Его дедушка вернулся обратно в комнату, держа в руке какую-то фотографию в рамке, и протянул ее мне. Я взяла фотографию той рукой, которая не была скрючена в кулак.

Должно быть, Рон принес эту фотографию из кабинета Гиллроя. Я узнала комнату прежде, чем узнала людей. На фотографии были запечатлены богатые люди в дорогих нарядах. В дальнем углу, возле начальства, виднелась стоявшая в тени фигура, в которой я узнала деда Брэна. Должно быть, это был ежегодный праздник компании, который всегда проводился в бальном зале на первом этаже ЮниБилдинга. Ежегодная ледяная скульптура единорога таяла на заднем плане.

Мама и папа были старше, намного старше, но я все равно сразу узнала их.

Мама сохранила свои прекрасные густые волосы цвета меда. Должно быть, она красила их, потому что папа стал совсем седой. Мама выглядела моложе своего возраста и неуловимо изменилась. Приглядевшись, я заметила следы пластической хирургии. Я узнала на фотографии многих друзей нашей семьи. Папа, как всегда, был прекрасно одет, и у него сохранился все тот же рассеянный взгляд. Он улыбался своей обычной энергичной и неискренней улыбкой, но я видела, что мысли его витали где-то далеко.

Но страшнее всего был тот, кто стоял между моими родителями, держа в руке бокал шампанского и улыбаясь до ушей. Молодой человек, чуть за двадцать, свеженький выпускник элитной бизнес-школы, с трепетом взиравший на двух полубогов, позировавших вместе с ним.

Реджи Гиллрой.

Реджи Гиллрой, который еще не родился, когда я ушла в стазис. Неудивительно, что он говорил так, будто знал моих родителей! На этой фотографии ему было никак не больше двадцати пяти, его волосы еще сияли натуральным золотом, а смуглая кожа выглядела немного темнее, делая его еще больше похожим на золотую статую, ибо он поражал неестественным совершенством, к которому всегда стремятся скульпторы. Оказывается, с годами Гиллрой стал гораздо больше похож на человека!

Я держала в руках доказательство, но отказывалась ему верить. Поэтому я подняла фотографию и с дикой силой швырнула ее в дальнюю стену. Стекло разбилось, рамка раскололась пополам.

Но мне было недостаточно уничтожить улику. Я должна была разгромить все. Попадись мне моя стазисная капсула, я сорвала бы свое бешенство на ней, но ее здесь не было. Поэтому я сбросила со стены один из пейзажей и запустила его через всю комнату, как фрисби. Брэн едва успел пригнуться. Я швыряла безделушки. Я бросалась тяжелыми пресс-папье, оставлявшими замечательные вмятины в стенах. Потом я добралась до бара и принялась кидать стаканы в окна, и они разбивались с услаждающим душу звоном, осыпая пол восхитительными грудами битого стекла.

Вскоре я поняла, что никто не пытается меня остановить. Даже наоборот, дедушка Брэна каким-то образом очутился рядом со мной и терпеливо подавал мне все новые и новые снаряды для метания. Сам Брэн стоял в дверях, вне досягаемости моей шрапнели, и смотрел на меня с каким-то странным выражением, которое я могу назвать только серьезной улыбкой.

Я бросила последний предмет — металлический шейкер для коктейлей из бара. Он с грохотом покатился по полу, и я последовала за ним. Мне стало заметно легче.

Ласковая рука погладила меня по голове.

— Мне так жаль, Роуз, — сказал Рон. Потом он встал, и я увидела, что он подошел к Брэну и взял его за плечо.

Не знаю, что он сказал ему, но Брэн тут же подбежал ко мне и погладил по спине.

— Теперь все будет хорошо, — сказал он, но мне показалось, что он больше хотел уверить в этом самого себя. — Никто не допустит, чтобы такое повторилось снова. Мы все этого не допустим! Я, дедушка и мама, мы об этом позаботимся!

Я подняла на него глаза. Внутри у меня была пустота.

— Я устала, — прошептала я.

Брэн криво ухмыльнулся и помог мне сесть.

— Неудивительно. Я непременно научу тебя играть в теннис, у тебя отличный удар. — Он поднял меня и, подставив плечо, дотащил до дивана. — Ложись.

Я свернулась на темно-зеленом диване и глубоко вздохнула. Рон исчез, но вскоре появился снова, с теплым вязаным пледом в руках. Он бережно укрыл меня и подоткнул плед с боков.

— Никто тебя не обидит, я обещаю, — шепнул он. — Спи.

Мне хотелось улыбнуться ему, но я провалилась в сон так быстро, словно это был стазис. И спала почти так же крепко и сладко. Страх исчез. Я и так потеряла все. Чего еще я могла бояться?

 

Глава 22

Я спала недолго, не больше часа. Когда я проснулась, за окнами все еще было темно, а Брэн бесшумно убирал последствия моего буйства, бросая осколки в огромный мусорный бак. Я глубоко вздохнула и потянулась. Странное дело, я чувствовала себя хорошо, почти замечательно, словно отмокала в горячей ванне после долгого дня. Шерстяной плед оказался очень теплым и приятно пах одеколоном, наверное, принадлежавшим Рону.

Мы с Брэном были в комнате одни.

— Где твой дедушка?

— Изучает счета Гиллроя, — ответил Брэн. — Ему нужно было сделать несколько звонков, и он не хотел тебя будить. Даже если Гиллрой не натравливал на тебя Пластина, деду открылись довольно темные делишки этого типа. Он ругает себя, что последние месяцы уделял мало внимания всему этому. Чем больше он роется в делах Гиллроя, тем больше свирепеет.

— Странно, что он не рассвирепел из-за меня, — сказала я. Сбросив плед, я пошла помогать Брэну с уборкой. — Ты только посмотри, во что я превратила его кабинет!

— Да он ведь сам тебе помогал! — ухмыльнулся Брэн. — И знаешь, глядя на вас обоих, я едва сдерживал смех.

— Даже не помню, когда я в последний раз так злилась. И злилась ли вообще!

— Наверное, нет, — сказал Брэн.

Я задумалась. Он был прав. Я никогда не сердилась, никогда не жаловалась, никогда не привлекала к себе внимание. Потому что если бы я…

Я отогнала эту мысль. Странно, мне вдруг показалось, что я делаю это уже много-много лет подряд. Процедура была до странности знакомой.

— Нет, мне никогда не убрать весь этот мусор, — вздохнул Брэн.

Я осторожно подобрала очередной осколок стекла.

— Наверное, здесь есть уборщики или типа этого.

— Есть, конечно, но я не хочу оставлять дедушкин кабинет в таком виде, — ответил Брэн. — Он жуткий аккуратист.

— Зато у уборщиков есть метлы, — заметила я. — Тут полно битого стекла.

Брэн сдвинул брови и продолжил собирать осколки.

— Я осторожно.

Некоторое время мы работали молча.

— Мне жаль, что я не сказал тебе раньше, — смущенно сказал Брэн. — Но мне и в голову не приходило, что ты не знаешь. Все знают об этом. Кстати, это одна из причин, по которой Отто так потянулся к тебе. Он чувствует себя таким же покинутым.

Я закрыла глаза.

— Ты действительно думаешь, что они хотели… оставить меня там?

Брэн помедлил с ответом.

— Я их не знал. Темные времена были поистине ужасны, и я могу понять родителей, которые хотели бы спасти своих детей таким способом. Несмотря на все опасности.

Двадцать лет в стазисе — тоже немалая опасность. Правда, не такая страшная, как шестьдесят два. Если бы меня освободили через двадцать лет после помещения в стазис, я бы, наверное, уже через два месяца смогла нормально есть. А теперь неизвестно когда смогу.

— Но… он сказал, что прошло девять лет…

— Да, — очень мягко сказал Брэн. — Дедушка говорит, что твои родители очень старались, чтобы никто ничего не узнал и не озаботился тем, что их дочка совсем не взрослеет. Вот почему я тогда не смог найти никаких записей о тебе. Они сделали все, что смогли. Постоянно переводили тебя в разные школы. Стирали твои изображения из любых публичных документов. Держали тебя в изоляции, выпуская только для особых мероприятий. — Он опустил глаза. — Постоянно запугивали. Возможно, в конце концов они хотели выпустить тебя, но…

Но я никак не могла этого понять.

— Целых девять лет… — Я села на корточки. — Неужели я такая ужасная? — шепотом спросила я.

Брэн бросил еще один стакан в мусорку.

— Никто не говорил, что ты ужасная.

— Я не должна была кричать на маму, — сказала я.

Брэн осторожно обошел битое стекло и присел на корточки рядом со мной.

— Я все время ору на свою маму, — признался он. — И меня за это отсылают в мою комнату. Но стазис не кажется мне адекватным наказанием.

— Это не было наказанием! — воскликнула я, оборачиваясь к нему.

Но лицо Брэна осталось совершенно бесстрастным.

— Ты уверена? — Он взял меня за руку и помог подняться. Потом подвел к дивану, усадил и сам сел рядом, обняв за плечи.

— Не надо, — буркнула я, пытаясь отодвинуться.

— Разве я не могу быть твоим другом? — спросил Брэн.

— Можешь, просто… Я еще не перестала сходить по тебе с ума. Ты меня отвлекаешь.

— Все, понял. Извини, — он убрал руку.

Я схватилась за виски.

— Господи, — стыдно!

— Что именно?

— То, что ты знаешь обо мне все это! Это нечестно. Скажи мне что-нибудь!

— Что?

— Что-нибудь, — попросила я. — Что-нибудь личное. Я ведь совсем тебя не знаю.

Брэн негромко хмыкнул.

— Знаешь… у меня не так много личного, о чем можно рассказать. Самое важное в моей жизни — это теннис, но я собираюсь завязать с ним после школы. По крайней мере, с соревнованиями. Я никогда не был влюблен, потому что меня это пугает. Я никогда не проводил больше двух недель за пределами Юнирайона и, наверное, вернусь сюда после колледжа, просто потому, что не вижу такой силы, которая могла бы удержать меня в другом месте. — Он вздохнул. — Вообще-то, мне даже немного неловко за себя, теперь, когда ты спросила. Я привык следовать по пути наименьшего сопротивления. Наверное, самые потрясающие события, произошедшие в моей жизни, случились в полуподвале.

Я нахмурилась.

— Хочешь сказать, что я — самое интересное, что случилось в твоей жизни?

— Ага, — кивнул Брэн. — Но в этом нет ничего удивительного. Роуз, ты самое интересное, что случилось с человечеством со времени открытия микробов с Европы.

То есть он снова связал меня с Отто! Неужели это никогда не закончится?

— Даже если бы ты не была дочерью Марка Фитцроя, обнаружение человека, столько лет проведшего в стазисе, в любом случае обречено было стать мировой сенсацией. Ты, такая как ты есть…

— Я знаю, что я пугало.

— Возможно, ты права, — сказал дедушка Брэна, входя в комнату. — Совсем недавно Реджи снял значительную сумму с одного из счетов компании. Этих денег не хватило бы, чтобы полностью оплатить Пластина, но это не означает, что он не мог запустить руку и в другие счета. Я продолжаю поиски.

Брэн вскочил и снова принялся за уборку.

— Думаешь, ты сможешь выяснить все? — спросил он.

— Надеюсь, что да. — Рон посмотрел мне в глаза. — Не волнуйся. Все будет хорошо.

И я почему-то сразу ему поверила.

Я чувствовала себя странно. Часть меня хотела снова уснуть, а другая часть не могла оставаться в покое. Я посмотрела на Брэна и решила не предлагать ему свою помощь в уборке. Мне показалось, что он хочет подумать, и не стоит ему мешать.

Тогда я снова взялась за свой альбом. Я закончила серию портретов Ксавьера и решила начать что-нибудь новое. Но пейзажи меня сейчас не привлекали, я была слишком взволнована. И рисовать Брэна тоже не хотелось. Поэтому я принялась за портрет его дедушки.

Он сидел за своим столом, выключив голоизображение на сотовом и вставив микрофон в ухо, чтобы нам не было слышно его собеседника.

— Нет, я все понимаю, — говорил он. — Но боюсь, что это очень срочно. Слишком… Нет, я не хотел бы выносить это на совет директоров… Я сделаю это только в том случае, если… — В его голосе звучала неприкрытая угроза. Я была рада, что он разговаривает так для меня, но не со мной. Я ни за что на свете не хотела бы рассердить такого человека.

Рисовать его оказалось очень просто. Мой угольный карандаш легко обвел линию его носа, поднялся к скулам, очертил изгиб челюсти. Зато с шеей пришлось повозиться. Мне не так часто выпадала возможность рисовать старых людей, и я не привыкла изображать складки кожи. Закончив общий абрис лица, я снова вернулась к бровям, желая убедиться, что верно передала выражение глаз за стеклами очков. Его было очень просто рисовать.

Слишком просто.

Эти черты были мне знакомы. Я посмотрела на старика, откинувшегося на спинку кресла с небрежной грацией человека, проведшего много десятилетий за письменным столом. Ерунда. Я просто спятила, и мне чудится всякое.

Я перевернула страницу альбома. Снова набросала контур лица: скулы, подбородок, челюсть, нос, только без морщин и складок кожи, очки, волосы. И опять посмотрела на него.

Этого не могло быть. Это бред моего воображения. Я крепко зажмурилась, потом посмотрела снова.

Я знала это лицо. Очень, очень хорошо знала.

Моя кровь превратилась в лед. Я почувствовала тошнотворный кислый привкус на губах, но меня нисколько не тошнило. Я просто сидела и молча смотрела на этого старого человека.

Дедушка Брэна выключил сотовый и встал, повернувшись к двери. И тогда я вскочила с дивана и преградила ему дорогу. При этом я так напугала Брэна, что он с грохотом выронил урну из рук.

Дедушка Брэна приподнял бровь и посмотрел на меня.

— Да?

И тогда слова сами сорвались у меня изо рта.

— А у тебя какие были оправдания? — бесстрастно спросила я.

Нервная судорога прошла по его лицу.

— В чем я должен оправдываться? — спросил он.

Я протянула ему свой альбом. Он хмуро посмотрел на только что сделанный мной набросок и скупой абрис лица рядом с ним. Я протянула руку и пролистнула страницу назад.

Там был последний рисунок из моей галереи портретов Ксавьера — Ксавьер семнадцатилетний, с маленькой бородкой, сияющими зелеными глазами и тем особенным смущенным взглядом, который слегка затушевывал его самоуверенную заносчивость.

Старик уставился на мой рисунок, и его грустные глаза стали еще печальнее. Он перевернул еще одну страницу и увидел себя пятнадцатилетнего, с первым пухом на щеках, гораздо более застенчивого и без усов. Следующий лист — двенадцать лет, озорной огонек в глазах. Он пролистнул сразу несколько страниц и нашел себя трехлетнего — пухлощекого херувима с перемазанным шоколадом носом.

— Я не знал, что ты все помнишь, — со вздохом сказал он.

А я смотрела на Ксавьера, моего Ксавьера, ставшего семидесятилетним, морщинистым стариком. Его светлые волосы побелели, яркие зеленые глаза затуманились от старости, и он с трудом сдерживал дрожь в правой руке. Мой Ксавьер. Я не знала, смеяться мне или плакать. Снова вернулось недавнее ощущение мертвой пустоты, и я просто ничего не чувствовала.

— Это было не так давно, — ответила я.

— Очень давно, — грустно улыбнулся Ксавьер.

Он был прав. Все это было очень-очень давно, в другой жизни, с совсем другой девочкой. Та девочка была маленькой принцессой ЮниКорп, королевой завтраков с шампанским после каждого выхода из стазиса, всегда спокойная, сдержанная и одетая по последней моде. У нее были любящие родители, которые никогда не оставил