Броненосец Двенадцать Апостолов

Арбузов В. В.

События на юге Российской империи развивались стремительно, и вступившие в строй в 1874 г. "Новгород" и в 1876 г. "Вице-адмирал Попов" стали своеобразным сдерживающим фактором в начавшейся в 1877 г. очередной войне с Турцией. Уроки этой войны показали, что кораблей на Черном море катастрофически не хватало, турецкий флот практически владел морем, а главная мечта российских императоров – овладение Босфором – оставалась призрачной и несбыточной. Постоянно усиливавшаяся гонка вооружений привела к увеличению числа броненосцев во всех флотах мира. Россия, имея только оборонительный флот на Балтике и два тихоходных броненосца на Черном море, вновь оказалась в невыгодном положении. Это учли, и принятая 21 августа 1881 г. "Двадцатилетняя программа усиления Русского флота" открыла новую эпоху в нашей истории. Для Черного моря планировалось построить восемь "первоклассных броненосцев". Первым из них стал броненосец "Екатерина II", к постройке которого приступили в Николаеве в начале 1883 г. 10 мая 1886 г. его спустили на воду, а в состав флота корабль вошел в 1888 году.

Прим. OCR: К сожалению маловата собственно военно-аналитическая часть выпуска. А вот "политические разборки" очень по стилю напомнили некоторые историко-политические статьи советской поры.

 

Броненосцы русского флота

Б роненосцы русского флота

Санкт-Петербург 2001

 

ВВЕДЕНИЕ

Кабальные условия статей Парижского конгресса, созванного в феврале 1856 г. после поражения России в Крымской войне, давили на русскую дипломатию в течение 14 лет. Эти условия не позволяли России иметь на Черном море военный флот, что при появлении во всех флотах мира, в том числе и турецком, новых броненосных кораблей, являлось весьма опасным.

Ситуация коренным образом изменилась после падения Франции в 1870 г. в войне с Пруссией. Второй французской империи, которая являлась одной из сторон, навязавших России статьи Парижского конгресса, не стало. Благодаря энергичным усилиям канцлера Российской империи A.M. Горчакова и при помощи германского канцлера О. Бисмарка, 13 марта 1871 г. в Лондоне английские политики, оставшись в одиночестве, пошли на уступки, и Россия вновь, как и прежде, могла иметь флот на Черном море.

Но незадолго до этого, уже предвидя скорую отмену статей Парижского конгресса, по настоянию Военного ведомства император Александр II в январе 1870 г. приказал начать строительство первых черноморских броненосцев – поповок, кораблей береговой обороны, имевших круглые корпуса, толстый броневой пояс и по два мощных орудия. События на юге Российской империи развивались стремительно, и вступившие в строй в 1874 г. "Новгород" и в 1876 г. "Вице-адмирал Попов" стали своеобразным сдерживающим фактором в начавшейся в 1877 г. очередной войне с Турцией.

Уроки этой войны показали, что кораблей на Черном море катастрофически не хватало, турецкий флот практически владел морем, а главная мечта российских императоров – овладение Босфором – оставалась призрачной и несбыточной.

Постоянно усиливавшаяся гонка вооружений привела к увеличению числа броненосцев во всех флотах мира. Россия, имея только оборонительный флот на Балтике и два тихоходных броненосца на Черном море, вновь оказалась в невыгодном положении. Это учли, и принятая 21 августа 1881 г. "Двадцатилетняя программа усиления Русского флота" открыла новую эпоху в нашей истории. Для Черного моря планировалось построить восемь "первоклассных броненосцев".

Первым из них стал броненосец "Екатерина II", к постройке которого приступили в Николаеве в начале 1883 г. 10 мая 1886 г. его спустили на воду, а в состав флота корабль вошел в 1888 году. В том же 1888 году вступил в кампанию и второй черноморский броненосец "Чесма", строительство которого начали в Севастополе на верфи РОПиТ почти одновременно с "Екатериной II". Третьим черноморским броненосцем стал "Синоп". В 1889 г. корабль начал испытания, и уже в следующем 1890 г. Черноморский флот имел в составе Практической эскадры три новейших однотипных корабля, вооруженных 18 305- и 21 152-мм орудием. Помимо них, в эскадру вошли крейсер "Память Меркурия", минные крейсера "Капитан Сакен", "Казарский" и пять миноносцев.

Все они олицетворяли собой мощь возрождающегося Черноморского флота.

 

ЧЕТВЕРТЫЙ ЧЕРНОМОРСКИЙ

В начале 1886 г. верфи, на которых строились первые три Черноморских броненосца, посетил Управляющий Морским министерством адмирал И.А. Шестаков. Знакомясь с судостроением на юге России, в беседе с корабельными инженерами А.П. Тороповым и К.Н. Арцеуловым, И.А. Шестаков выяснил, что специалисты, не являвшиеся членами МТК, отстранены от участия в проектировании новых броненосцев, несмотря на высокий уровень их подготовки. Основным препятствием было незнание тактико-технических заданий на разработку проектов. "Я понимаю, что Комитет хочет сам составлять проекты и не иметь себе конкурентов, а поэтому и скрывает эти программы, но я требую, чтобы составление чертежей на конкурсе было общим делом", – писал он позже по этому поводу.

В апреле составленное в МТК задание на проектирование броненосца для Черного моря было выслано в Севастополь. Задание определило водоизмещение нового броненосца в 7-8 тыс. т.; вооружение: четыре 305-мм, два 229-мм и два 152мм орудия; бронирование пояса (длиной в 60% длины корабля) не менее 356 мм. Далее в записке говорилось, что "об углублении не следует заботиться, но лишь бы корабль входил в Севастопольский док". Это обозначало, что оно должно быть не более 27 футов. Скорости в 16 узлов для нового черноморского корабля, по мнению МТК, вполне хватало. В целях экономии при строительстве предлагалась возможность применения двух паровых машин с парохода "Опыт" – бывшей царской яхты "Ливадия".

Рассматривать проекты планировалось на конкурсной основе. Срок сдачи эскизных чертежей с объяснительными записками назначили – не позднее 1 июля 1886 г., то есть спустя 2-2,5 месяца. "Представлять в МТК проекты следует в запечатанных свертках или конвертах, с надписью "на конкурс" и каждый проект должен быть обозначен девизом", – так говорилось в условиях Комитета. Предусматривалось и материальное поощрение – три премии. Первая составляла вознаграждение в 3000, вторая и третья соответственно 2000 и 1000 рублей.

Согласно указаниям И.А. Шестакова, к составлению проекта, помимо МТК, приступили и корабельные инженеры: генерал-майор Н.Г. Коршиков, капитан А.Л. Торопов, штабс-капитан К.Н. Арцеулов, подполковники Н.А. Суботин и Э.Е. Гуляев.

Всего было представлено 11 проектов, которые 6 июля рассмотрели в МТК. То ли по какому-то недосмотру, то ли по заранее спланированной интриге все оказалось напрасным. Первое место занял проект броненосного тарана, спроектированного Субботиным. Из 11 проектов отметили 5 лучших, добавив при этом, что их более подробные чертежи следует представить к 1 ноября 1886 г.

20 сентября 1886 года в МТК рассмотрели и внеконкурсный проект Н.Г. Коршикова, который не утвердили. По более детальным подсчетам, корабль водоизмещением 8202 т оказался перегруженным на 560 т., а заданная скорость в 16,5 узла с механизмами с парохода "Опыт'" не выдерживалась. Кроме того, пояс по ватерлинии закрывал всего 50% ее длины.

В начале января 1887 г. на очередном заседании МТК, посвященном "черноморскому броненосцу", его основные тактико-технические данные несколько изменили: водоизмещение определили в 70008000 т, а артиллерийское вооружение (одно 305-мм, и 4 229-мм, или 6 229-мм орудий) следовало разместиь в трех башнях.

В марте 1887 года в МТК представили свои проекты и корабельные инженеры Н.А. Субботин, Арцеулов и Э.Е. Гуляев. При их рассмотрении лучшим признали проект Э.Е. Гуляева. Но только в августе последовало окончательное решение И.А. Шестакова об организации строительства в Николаеве двух броненосцев по его проекту (впоследствии от строительства одного из них отказались).

Через месяц МТК приступил к рассмотрению и 7 сентября утвердил теоретический чертеж и спецификацию корпуса, чертеж мидель-шпангоута корабля водоизмещением 8076 т. Корпус нового броненосца в деталях конструкции в основном представлял собой подобие корпуса, строившегося в Петербурге броненосца "Император Александр II", а его отношение длины к ширине составляло 5,33 вместо 4,63, как у первых черноморских броненосцев типа "Екатерина II". Кроме того, приняли и конструкцию штевней "Императора Александра II", отступив в устройстве только в том, что оконечность тарана на черноморском броненосце отстояла на 6,7 м, то есть на 1,2 м далее от носового перпендикуляра.

Из письма Н.Н. Андрееву

18 июня 1886 г.

Посылаю вам два эскизных чертежа броненосца, проектированного для утилизации 2-х машин с «Опыта». Это все для сравнения, т.к., по данным МТК, сейчас также разрабатывается броненосец подобной величины. Автор настоящего проекта Н.Г. Коршиков. Он же разрабатывает и теоретический чертеж, который вышлет по вашему требованию. За эту работу генерал-майор Коршенков принялся по указанию И.Л. Шестакова во время его присутствия на юге.

Согласно спецификации, корпус броненосца по проекту Э.Е. Гуляева набирался из 82 шпангоутов, шести стрингеров, из которых последний являлся шельфом броневого пояса ватерлинии, имел две платформы и три палубы, а его непотопляемость обеспечивалась наличием двойного дна, поперечных и одной продольной водонепроницаемых переборок.

Первый вариант вооружения составил четыре 229-мм тридцатипятикалиберных орудия, по два в бронированных башнях в носу и в корме, и четыре таких же орудия в углах забронированного каземата, а так же около двадцати малокалиберных пушек.

В системе бронирования Э.Е. Гуляев отошел от традиционной защиты ватерлинии на всем протяжении, ограничив прикрытием лишь 80% ее длины, приблизив всю систему защиты к бронированию английских броненосцев класса "адмиралов". Особенным на броненосце являлся 305-мм каземат над броней ватерлинии, лишь немногим менее ее по длине и имевший одинаковую с ней толщину, что существенно, в сравнении с другими броненосцами, улучшало защиту машин, котлов и боевую плавучесть. Поверх каземата находился другой, размещавший в себе четыре 229-мм орудия и имевший защиту из 127-мм плит. Проектного запаса угля в 480 т, по подсчетам, хватало на 4500 миль при 9-ти узловой скорости хода.

По проекту весовые нагрузки распределялись следующим образом: на корпус с броневой палубой, броневыми решетками дымовых труб и вспомогательными котлами и механизмами из общего водоизмещения 8076 т приходилось 3144,3 т (39%), броню с подкладкой из лиственницы – 2180,1 т (27%), артиллерию – 569,7 т (7%), машины с котлами – 1212 т (15%), угля на трое суток – 480,6 т (6%), минное вооружение с сетями – 85 т (1%), якоря с цепями – 103,8 т (1, 3%), питьевую воду – 52,38 т (0,7%), провизию и шхиперские запасы – 124,52 т (1,6%), гребные и паровые суда – 44,74 (0,5%), команду и багаж – 79 т (1%).

31 октября 1887 года Морское министерство заключило контракт с Николаевским адмиралтейством на постройку броненосца, согласно которому начало строительства определялось немедленно со дня подписания контракта, причем прием комиссией корпуса перед спуском и спуск его на воду планировался к 1 марта 1890 года, а окончание постройки и сдача его в "казну" не позднее 1 октября 1891 года. 15 октября 1887 года строителем броненосца от Морского министерства назначили подпоручика корпуса корабельных инженеров С.К. Ратника, молодого и талантливого инженера, впоследствии много сделавшего в судостроении и с 1893 по 1905 г.г. исполнявшего обязанности начальника Балтийского завода.

Подробнее ознакомившись со спецификацией, учитывая опыт строительства броненосцев типа "Екатерина II", С.К. Ратник предложил улучшить конструкцию корпуса, усилив крепления всех водонепроницаемых переборок и изменив расположение котлов для сокращения трех дымовых труб до одной. Рассмотрев 7 декабря 1887 года оба предложения С.К. Ратника, МТК утвердил их, сократив и число дымовых труб до двух.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета от 5 января 1887 г.

(Журнал № 1)

Председательствовал генерал-адъютант Кремер.

Присутствовали генерал-майоры Свистовский и Зарубин, контр-адмиралы Куприянов и Казнаков, капитан 1 ранга Диков, полковники Кремков, Попов и Самойлов, капитаны 2 ранга Тикоцкий и Витгефт, флагманские инженер-механики Дмитриев и Нозиков, капитаны Гуляев и Глазырин

Слушали:

1) Предложение председателя MTK о том, чтобы на основании задания Управляющего Морским министерством составить в Техническом комитете подробную программу условий для составления проекта Черноморского броненосца с применением к нему машин с парохода "Опыт". Означенная программа должна быть препровождена Главному Командиру флота и портов Черного и Каспийского морей для руководства при составлении означенного проекта корабельными инженерами генерал-майором Коршиковым, старшим судостроителем Тороповым и младшим судостроителем Арцеуловым, каждым отдельно и независимо друг от друга.

Его превосходительство Управляющий Морским министерством указал следующие условия, каким должен удовлетворять вышеуказанный проект броненосца:

а) Водоизмещение от 7000 до 8000 т.

б) Броненосец должен иметь 3 закрытые вращающиеся башни, из коих одна носовая с одним 12-дм орудием в 35 калибров или двумя 9-дм орудиями в 35 калибров. Две остальные башни с двумя 9-дм орудиями в 35 калибров расположить по усмотрению составителей чертежей.

в) Кроме того, четыре или шесть 6-дм орудий расположить в батарее и защитить сколько возможно лучше.

г) Броневой пояс по ватерлинии может не доходить до штевней, но должен занимать не менее 2 /3 длины судна. Толщина поясной брони не менее 14-дм в средней части и к носу и корме утоньшаться до 12-10-дм.

д) Над поясом брони непременно устроить каземат, который обеспечил бы в достаточной степени устойчивость и плавучесть при повреждении оконечностей. Бортовая броня этого каземата должны быть не меньше 12 дм, а траверзная не менее 10 дм.

е) Скорость хода должна быть от 15 до 16 узлов.

ж) Угля броненосец должен брать не менее как на 3 или 4 суток полного хода.

з) Паровые машины для броненосца применить с парохода "Опыт", причем к действительному их весу с котлами следует добавить на каждую не менее 70 тонн на вес фундаментов.

Следует приложить справку о том, что в МТК рассматривался проект броненосца в 8202 т, составленный генерал-майором Каршиковым с целью употребления двух машин с парохода "Опыт". Заключение комитета изложено в прилагаемом журнале от 20 сентября 1886 г. за № 176. Из этого журнала видно, что проект не удовлетворил изложенным требованиям:

а) Артиллерия в проекте превосходит заданную на три 12-дм орудия, хотя вес всех четыре 12-дм орудий принят для 30 калибров, а не для 35, как назначено Управляющим Морским министерством, и кроме того, орудия помещены не в закрытых батареях, а в открытых башнях. Четыре 9-дм орудия в 35 калибров заменены в проекте на четыре 8-дм, поставленных в открытой батарее.

б) Броневой пояс простирается только на 1/2 длины судна, а не на 2/3.

в) Фактическое водоизмещение броненосца вследствие перегрузки составляет 8415, а не 8202 т.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета от 31 марта 1887 г.

(Журнал № 53)

Председательствовал генерал-адъютант Кремер.

Присутствовали генерал-майоры Свистовский и Зарубин, контр-адмиралы Куприянов и Казнаков, капитан 1 ранга Диков, полковники Кремков, Попов и Самойлов, капитаны 2 ранга Тикоцкий и Витгефт, флагманский инженер-механик Нозиков, капитаны Гуляев и Глазырин.

Рассмотрено три проекта броненосцев в 8000 т водоизмещением, составленные старшим корабельным инженером С.-Петербургского порта Субботиным, младшим судостроителем Арцеуловым и при чертежной Технического комитета под наблюдением члена Комитета младшего судостроителя Гуляева.

Проект Субботина был представлен на конкурс в 1886 г. под девизом "Смелый" и удостоен первой премии. В проекте этом по приказанию Управляющего Морским министерством внесены изменения: вместо котлов Бельвиля необходимо установить котлы обыкновенной системы.

Проект, доложенный г. Гуляевым, разработан согласно программы, составленной на основании данных, изложенных журналом Комитета от 5 января 1887 г. за № 1.

Программа Комитета от 5 января 1887 г. была доложена главному командиру флота и портов Черного и Каспийского морей, для составления проектов инженерами генерал-майором Коршиковым, старшим судостроителем Тороловым и младшим судостроителем Арцеуловым. Первые два инженера еще не представляли своих проектов на рассмотрение Комитета, проект же, представленный г. Арцеуловым, разработан частью на основе программы, изложенной в журнале № 1 Комитета, частью на основании конкурсной программы на составление таранного броненосца, объявленной циркуляром Комитета от 14 августа 1886 г. за № 10.

Отличительная особенность этого проекта следующая: пояс брони идет по всей длине ватерлинии толщиной в средней части 14 дм, а каземата над этим поясом, который бы обеспечивал остойчивость судна в случае разрушения небронированного борта, нет. Артиллерия состоит из шести 9-дм и четырех 6-дм орудий. Но 9-дм орудия размещены не в закрытых

вращающихся башнях, а на вращающихся столах для стрельбы через барбет, причем два орудия расположены в основной башне, а остальные четыре в поперечном бруствере на 2-х столах, так что в нос и на траверз могут действовать четыре орудия. Кроме того, на нос действуют четыре 6-дм орудия, а на траверзы по два 6-дм орудия. Скорость хода этого броненосца 18 узлов при искусственной тяге, 16,5 – при естественной.

На заседании Комитета для рассмотрения проекта были приглашены корабельные инженеры: старшие судостроители Субботин и Кутейников, младший судостроитель Арцеулов, старший производитель работ в чертежной Комитета по артиллерии поручик Алексеев, управляющий Балтийским заводом г. Кази, главный уполномоченный общества Франко-Русских заводов инженер Дю-Бюи.

При обсуждении представленных проектов было выражено мнение, что носовой огонь на броненосце г. Гуляева слаб и что для усиления его было бы полезно два носовых 6-дм орудия заменить 9-дм, так, чтобы артиллерия состояла из одного 12-дм, шести 9-дм и двух 6-дм орудий. Вообще броненосец Гуляева имеет более сильный бортовой огонь сравнительно с проектом Арцеулова, но уступает в силе носового огня.

Младшим строителем Гуляевым было доложено по этому поводу следующее: если является сомнение в возможности действия прямо на нос двух крайних 9дм орудий из кормовых башен, то недостаток этот может быть устранен заменою постановки двух из четырех 9-м орудий, поставленных ныне в кормовых башнях в передних выступах верхней батареи, где теперь стоят действующие на нос две 6-дм пушки. При этом следует утолстить броню верхней батареи против 9дм орудий, за счет веса брони уничтожаемой кормовой башни, которую можно бы перенести в среднюю часть судна.

При таком расположении артиллерии обеспечена возможность действия на нос двух 9-дм орудий, и при этом они будут защищены гораздо более толстой броней, чем такие же орудия на броненосцах "Александр II" и "Николай I".

Замечено, что запас угля на броненосце г. Гуляева желательно увеличить более, чем на 3-е суток полного 15-узлового хода. Для избежания перегрузки от увеличения запаса угля было предложено уменьшить высоту броневого бруствера на 2 фута, понизив при этом батарейную и жилую палубы в пределах каземата.

Относительно трехвинтового двигателя, предложенного в проекте г. Арцеулова главным образом ввиду улучшения поворотливости, было выражено мнение, что по недостатку еще опытов над трехвинтовым двигателем нельзя применять его к движению таких больших судов, а потому было бы лучше сохранить два винта. К тому же большую ширину корпуса (70 фут), какую надо дать трехвинтовому судну, бесполезно увеличивать, так как заметно увеличивается и вес палубной брони и вес корпуса, на который положено всего 31 % от водоизмещения.

Положили:

Представить на усмотрение Управляющему Морским министерством рассмотреть вышеупомянутые проекты броненосца в 8000 тонн водоизмещением. Выслушав мнение по этому вопросу присутствовавших в заседании лиц, Технический комитет пришел к следующему заключению: что проект, разработанный под непосредственным наблюдением члена Комитета младшего судостроителя Гуляева, удовлетворяет всем заданиям его превосходительства Управляющего Морским министерством, изложенным в журнале Комитета от 5 января с.г. за № 1 относительно скорости хода и броневой защиты. Вооружение состоит из одного 12дм, четырех 9-дм орудий, расположенных в трех вращающихся башнях, и четырех 6-дм орудий в батарее под защитой 3-дм брони. Скорость хода 15 узлов с естественной тягой и 16,5 узлов с форсированным дутьем. Запас топлива принят наименьший – на 3-е суток полного хода.

Проект младшего судостроителя Арцеулова разработан в техническом отношении столь же удовлетворительно, как и проект Гуляева, и представляет броненосец с поясной броней по всей ватерлинии, но без каземата, который обеспечивал бы остойчивость судна в случае разрушения его небронированного борта. Причем шесть 9-дм орудий расположены на вращающихся столах для действия через барбет, а четыре 6дм орудия в батарее незащищенной бронею. Вообще артиллерия в этом проекте защищена хуже, чем в предыдущем, но в смысле расположения орудий оба проекта равноценны: в проекте Арцеулова носовой огонь сильнее, чем в проекте Гуляева, но зато последний имеет преимущество в силе бортового огня.

В отношении скорости хода и запасе топлива преимущества на стороне проекта г. Арцеулова, так как наибольшая скорость его броненосца 18 узлов, а запас топлива на 4 суток полного хода.

Проект старшего судостроителя Субботина, получивший первую премию на конкурсе, представляет тип броненосного тарана с поясом по всей грузовой ватерлинией, но без броневого каземата. Артиллерия состоит из четырех 9-дм орудий, расположенных в 3-х барбетных башнях, скорость хода 18 узлов, запас топлива на 5 суток полного хода.

Вообще проект Субботина принадлежит к тому же типу, что и броненосец г. Арцеулова, тогда как проект г. Гуляева представляет иной тип судна, в котором защита броней жизненных частей развита за счет скорости и запаса угля.

Ввиду вышеизложенного, по мнению Комитета, постройка броненосца по одному из вышеизложенных проектов всецело зависит от того, какой из двух типов проектированных броненосцев будет признан его превосходительством Управляющим Морским министерством более отвечающим нуждам нашего флота.

Теоретические чертежи всех трех проектов удовлетворительны, но, прежде чем приступить к постройке по проектам гг. Гуляева и Арцеулова, необходимо проверить расчеты нагрузки.

Одобрив в общем вышеупомянутые три проекта, Комитет находит, однако, полезным сделать некоторые изменения:

1) 12-дм орудие в проекте Гуляева, поставленное в носовой башне, заменить двумя 9-дм орудиями ввиду того, что заметно увеличится быстрота носового огня с лишком чем в три раза.

С этим мнением не согласились члены Комитета контр-адмирал Куприянов и полковник Кремков, по мнению которых, броненосец должен иметь 12-дм орудия.

2) Четыре 6-дм орудия в верхней батарее броненосца Гуляева заменить четырьмя 9-дм с утолщением брони этой батареи до 6-дм. Это возможно сделать без перегрузки, но с уничтожением одной из кормовых башен с двумя орудиями.

Тогда артиллерия будет составлять восемь 9-дм орудий в 35 калибров, из коих на нос и на корму могут действовать по четыре орудия, а на борт по шесть орудий.

Тактико-технические данные проектов броненосцев для Черноморского флота, рассмотренные в МТК в 1886-1887 гг.

 

СТРОИТЕЛЬСТВО

В ноябре 1887 года специально для нового броненосца у эллинга №7, где затем происходила сборка корпуса, построили новый плаз, но только по мере доставки с Брянского завода в Николаев необходимого металла лишь 24 февраля 1888 года адмиралтейство приступило к изготовлению его составных частей, а первые детали киля установили на стапеле 29 марта 1888 г.

К августу корпус вырос до нижнего броневого шельфа, после чего вплотную приступили к сборке рубашки под броню пояса по ватерлинии. В начале сентября МТК счел возможным усилить пояс до 356 мм на протяжении машин и котлов, а вызванную этим перегрузку в 75 т компенсировать за счет числа снарядов и допустимым облегчением связей корпуса. Но изменения в проекте в процессе строительства этим не ограничились. Так 28 декабря 1888 года на заседании МТК приняли новые улучшения:

увеличили погибь бимсов батарейной палубы;

передвинули носовую орудийную установку на 2,43 м в корму для уничтожения предполагаемого дифферента на нос;

для облегчения корпуса набор легкого небронированного борта сделали лишь из 144-мм угольников, убрав все промежуточные стойки.

На этом же заседании утвердили чертежи спроектированной на Петербургском Металлическом заводе барбетной установки с "змеевидным" прибойником и составленные строителем корабля чертежи водоотливной системы. Позже, по примеру броненосца "Георгий Победоносец", на спардеке не стали размешать 11,2 м – минные катера с их П-образными балками, а с изменением вооружения уменьшили длину до 15.2 м верхнего 127-мм каземата.

Не следует относить постоянно изменяемые конструктивные решения в процессе строительства всех первых русских эскадренных броненосцев к просчетам МТК или недоработкам строителей. Это обуславливалось в первую очередь быстрым прогрессом в артиллерии и объективными предпосылками в улучшении боевой мощи кораблей. В большей степени это касалось состава артиллерийского вооружения и бронирования. Так, на требования Управляющего Морским министерством об усилении артиллерии Э.В. Гуляев представил в МТК еще семь вариантов, в которые входили такие разнообразные композиции, как установка четырех 305-мм или 280-мм орудий в двух бронированных башнях, трех 305-мм, из которых два в носовой и одно в кормовой барбетных установках. Калибр артиллерии в каземате колебался от 120 до 229-мм, а общее число орудий с четырех до шести.

Малокалиберная артиллерия первоначально состояла из шестнадцати орудий четырех калибров, позже – двадцати одного орудия трех калибров. Окончательное вооружение броненосца составило: четыре тридцатипятикалиберных 305-мм орудия по два в носовой и кормовой барбетных установках, четыре тридцатикалиберных 152мм орудия в верхнем каземате, двенадцать 47-мм и четырнадцать 37-мм одноствольных пушек Готчкисса и две 63,5 десантные пушки Барановского.

В минное вооружение вошли четыре бортовых, один носовой и один кормовой торпедные аппараты на жилой палубе и, кроме того, три паровых катера броненосца имели метательные торпедные аппараты и один шестовую мину.

Но все же, как правило, эти изменения влекли за собой перегрузку в несколько десятков тонн. На броненосце по проекту Э.В. Гуляева вес артиллерии возрос с 569,6 т до 809,74 т. Но с заменой броневых башен на барбетные, даже с усилением на 25,4 мм пояса по ватерлинии, вес брони в корпусе уменьшился на 165,8 т, и, вопреки обыкновению в мировом судостроении того времени, кораблю, по первоначальным подсчетам, грозила перегрузка 37,65 т, что вместе с непредвиденной 94,35 т перегрузкой корпуса составило только 132 т.

В феврале 1889 года корабль, получивший незадолго до этого имя "Двенадцать Апостолов", зачислили в списки первого черноморского экипажа. В это же время Морское министерство заключило контракт с английским заводом "Камель и К°" на изготовление сталежелезных броневых плит, вес которых составил 1689 т. Броня изготовлялась по новому способу, разработанному английским инженером Вильсоном, который заключался в сваривании стальной плиты, составлявшей треть толщины всей плиты, с плитой прокатанного железа.

Несмотря на то что МТК традиционно объявил конкурс между пятью иностранными заводами для изготовления главных механизмов, Управляющий Морским министерством приказал все же, невзирая на большую загруженность заказами, строить их в России, на Балтийском заводе. Весной 1889 года завод приступил к изготовлению двух трехцилиндровых машин со всеми вспомогательными механизмами.

Весь 1889 год интенсивно набирали корпус, а к концу года в Николаев из Англии доставили более 700 т брони. В начале 1890 года началась подготовка корпуса к спуску в бассейн реки Ингул. К тому времени его конструкцию довели до верхней палубы, а вес составил 2413 тонн (или 71% от общего проектного веса).

Спусковое устройство изготовили по чертежам спускового устройства спущенного за пять лет до этого броненосца "Екатерина II". В мае общая готовность корабля составила 46,3%, и начались работы по сборке верхнего каземата. В августе на стапеле уже стояла громада корпуса из сложнейшей 3216-тонной металлической конструкции.

К тому времени на заводе "Камель и К°", изготовившем более 60% плит, начались перебои. Давний поставщик брони для русского флота впервые, ввиду заказа огромного количества плит для большой серии строившихся броненосцев типа "Роял Соверен", не смог выдержать такого темпа работ, что сказалось на качестве нескольких плит, которые и забраковал наблюдающий за их изготовлением инженер- механик Гуго-Крюйс.

К 1 мая 1890 года корпус был готов на 34 %. Летом Балтийский завод изготовил и испытал все 12 котлов броненосца, и после установки всех забортных частей механизмов корабль, готовый к спуску, освидетельствовала специальная комиссия, заключившая, что "…корпус построен правильно, прочно, чисто и согласно спецификации и чертежей".

Спуск броненосца на воду, планировавшийся на 30-е августа 1890 года, не состоялся. Подвело спусковое устройство. Спустили корабль на воду лишь через день 1 сентября. По отнятии от борта спусковых полозьев средняя осадка корабля составила 4,21 м, что соответствовало весу корпуса 3347,4 т. После спуска Николаевскому адмиралтейству предстояло окончить достройку самого корпуса, установить механизмы, якорные и рулевые устройства, доставленную броню, шлюпбалки и плавсредства.

К концу навигации 1890 года в Николаев доставили первую барбетную установку, изготовленную на Санкт-Петербургском Металлическом заводе. В заводском цехе ее вновь собрали, испытали и затем по частям начали устанавливать на броненосец. В июне 1891 года на Балтийском заводе прошли испытания обе машины. Для этого их полностью собрали и "провернули паром". Затем обе машины разобрали и на пароходе Добровольного флота "Екатерина II" отправили вокруг Европы в Николаев.

На достройку у заводской стенки ушло около года, но переход в Севастополь, назначенный после прибытия в Николаев 500 человек экипажа на осень 1891 года, не состоялся из-за низкого уровня воды в реке Ингул. Это несколько затянуло строительство.

В начале 1892 г. С.К. Ратник спроектировал боевой марс. При этом он учел и опыт стрельбы малокалиберной артиллерии на марсах броненосцев типа "Екатерина II". Так, если на "Синопе" боевой марс находился на высоте 4,9 м от мостика, то на "Двенадцати Апостолах" эту высоту увеличили до 5,5 м для того, "чтобы дать возможность носовым стрелкам над штурманской рубкой переходить на другой борт под марсом". С. К. Ратник соорудил над марсом своеобразный "зонт", ставший уникальным в русском флоте, для защиты "голов стрелков". На "верхнем марсе" по указанию бывшего главного командира Черноморского флота вице-адмирала А.А. Пещурова установили прожекторную площадку с одним прожектором, который перемещался на рельсах.

Возросшую нагрузку на фок-мачту и отсутствие развитого рангоута компенсировали – ее диаметр увеличили с 1,22 до 1,52 м у основания, усилив, кроме того, конструкцию 127-мм тавровыми полосами, шедшими по диагонали. Обе мачты установили строго вертикально, а их вес с рангоутом, стрелами и такелажем составил 22,5 т.

14 апреля 1892 г. "Двенадцать Апостолов", отдав швартовы, отошел от дамбы эллинга № 7, где он строился и медленно начал выходить из порта для перехода сначала в Одессу, а затем в Севастополь и окончательной там достройки. Броненосец уходил, имея на борту 69 рабочих, которым на переходе предстояло выполнить часть работ по установке дельных вещей. Перед самым уходом на броненосце паределали боевой марс (теперь он стал закрытым) и расширили пушечные порты. Корабль почти приобрел свой проектный вид: на нем стояли все мостики, спардек, штурманская и боевая рубки, шлюпки и шлюпбалки, обе мачты с рангоутом, складной крамбол (незадолго до ухода из Николаева его испытали подъемом 750 кг якоря), установлена вся мебель кают.

На рейд Севастополя недостроенный корабль, имевший водоизмещение всего 5554,2 т, прибыл 28 апреля 1892 г., но только на следующий день вошел на рейд и стал на бочку. На 14-часовом переходе из Одессы при испытании механизмов выявилось отличное качество их изготовления. Так, последние шесть часов перехода корабль легко шел 14-узловым ходом, развив всего 70% своей мощности. "Действиями механизмов очень доволен", – так писал в своем отчете директор Балтийского завода Михаил Ильич Кази.

С прибытием "Двенадцати Апостолов" в Севастополь на порт возлагалась ответственность его окончательной достройки, вооружения и всесторонних испытаний. Первыми установили часть плит поясной брони, которые корабль привез из Николаева на верхней палубе. Затем 2 мая провели заводские испытания механизмов, на которых недогруженный броненосец развил скорость 17, 25 узла. При испытаниях 5 мая 1892 г. появилась незначительная вибрация цилиндра низкого давления левого борта. Это объяснили слабостью кормового фундамента.

Достройкой корабля в Севастополе заведовал корабельный инженер Аверин. Аверину помимо прочих неоконченных работ (установку брони, докование и окраску корпуса) пришлось заказать носовое и кормовое украшения для броненосца. В то время украшения для всех кораблей, построенных на верфях РОПиТ, изготавливал скульптор Винченти. Ему и поручили сделать гипсовые образцы, которые затем отлили в мастерских Севастопольского порта. Украшения были составными, крепились на болтах, и перед стрельбой их предусмотрительно снимали и убирали во внутренние помещения.

Официальные сдаточные испытания состоялись после докования, 9 октября 1892 года. На корабле к тому времени установили барбетные установки с 305-мм орудиями, оставшиеся 60 плит бортовой и 20 барбетной брони.

На шестичасовом испытании в районе Качи при водоизмещении 8118 т, осадке 7,77 м, давлении в котлах 8,6 атм., мощности машин 7246 л.с. корабль развил скорость 14,73 узла. Несмотря на то что ограничились лишь 80 об/мин, комиссия отметила, что механизмы легко могут развить проектную мощность.

Испытания 9 октября признали окончательными и механизмы приняли в "казну", даже несмотря на то что оказались несовершенными гребные винты из-за неправильного их расчета, что вызвало большие напряжения на лопасти и трение в упорных подшипниках. В этот период кораблем командовал капитан I ранга Григ- раш 1-й, а старшим офицером был капитан II ранга Миклуха – брат известного русского путешественника Миклухо-Маклая, будущий командир броненосца береговой обороны "Адмирал Ушаков" (к закладке которого готовились на Балтийском заводе), героически погибшего с кораблем в Цусимском бою.

1 мая 1893 года броненосец начал кампанию, 2-го вышел на рейд, а 4-го ушел в Ялту. 5 июня 1893 года на нем стал развеваться флаг командующего практической эскадры контр-адмирала И.М. Дикова. На корабле начались всесторонние испытания по специально составленному в МТК для кораблей первого и второго рангов обширному плану, по которому на Балтике уже испытывали крейсер "Память Азова", включавшему в себя комплексную проверку всех боевых элементов корабля с артиллерийскими и торпедными стрельбами.

После испытаний на корабле для усиления тяги в котлах и меньшего задымления марсовой площадки на 3,8 м удлинили дымовые трубы. В конце октября 1893 г. корабль планировали поставить в док для изменения шага и диаметра (до 6,5 м) винтов.

Но затем постановку отменили, мотивируя это тем, что на стапеле перед спуском корпус покрыли пятью слоями сурика и краски. Столь тщательная окраска дала свои положительные результаты, по мнению нового строителя броненосца корабельного инженера Аверина, "в сутки просачивалось только 10 ведер". В 1894 г. определили (правда, не в полном грузу) метацентрическую высоту. Она составила 0,86 м. В апреле-мае для усиления тяги в котлах на 3,8 м удлинили дымовые трубы.

С вступлением броненосца в состав флота С.К. Ратник и Аверин, обобщив опыт своей работы, в докладной записке на имя Управляющего Морским министерством проанализировали все трудности строительства кораблей на Черном море. В основном недостатки сводились к чрезвычайной дороговизне и недостаточной квалифицированности основной массы рабочих Николаевского адмиралтейства, построивших к тому времени только броненосец "Екатерина II", минный крейсер "Капитан Сакен" и три канонерские лодки.

Отмечалась и несвоевременность поставок из-за дальности черноморских портов от основных промышленных районов страны, главным образом Петербурга, отчего срок строительства на стапеле для "Двенадцати Апостолов" составил 30 месяцев, а достройки на плаву 39,5. Отрицательно сказалось на стоимости и то, что в Николаеве строили только один броненосец, что было не экономично для такого большого центра судостроения, каким являлось это адмиралтейство.

Вступивший в состав флота броненосец "Двенадцать Апостолов" принадлежал к броненосцам малого водоизмещения. На Балтике таковым являлся "Гангут" водоизмещением 6592 т, спущенный на воду в октябре 1890 года. Существенной особенностью "Двенадцати Апостолов", ставившей его выше даже таких броненосцев большего водоизмещения, как "Александр II", "Николай I" и английских класса "адмиралов", составлял его нижний 305-мм каземат длиной 65,2 м. Подобный каземат имелся и на "Гангуте", но он при наличии 406-мм брони пояса имел длину 19,2 м и защищался лишь 127-мм броней, что не обеспечивало должной защиты ни машин, ни котлов.

В артиллерийском вооружении "Двенадцать Апостолов" равнялся по мощи английским броненосцам класса "адмиралов" и стоял выше "Гангута". Его бортовой залп составлял 1437 кг, носовой 774 кг, вместо 819 кг на нос и траверз у "Гангута", и равнялся бортовому залпу в 1430 кг английских броненосцев класса "адмиралов", имевших водоизмещение 9500т.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета от 9 сентября 1887 г.

(Журнал № 130)

Председательствовал генерал-адъютант Кремер.

Присутствовали генерал-майоры Свистовский и Зарубин, контр-адмиралы Куприянов и Казнаков, капитан 1 ранга Диков, полковники Кремков, Попов и Самойлов, капитаны 2 ранга Тикоцкий и Витгефт, флагманские инженер-механики Дмитриев и Нозиков, капитаны Гуляев и Глазырин.

Рассматривали чертежи и спецификацию броненосца в 8076 т водоизмещения, составленные членом Технического комитета младшим судостроителем Гуляевым, рассмотренные в общем и одобренные Комитетом 31 марта с.г. и затем исправленные тем же Гуляевым на основании указаний, изложенных в журнале № 53 Комитета. При сем прилагается 8 чертежей броненосца, спецификация на постройку корпуса и свод вычислений к упомянутому проекту.

Кроме того, на заседание Комитета были приглашены главный корабельный инженер С.-Петербургского порта Субботин, старший судостроитель Кутейников и младшие судостроители Андрущенко, Титов и Дю-Бюи.

Положили:

Предоставить на благоусмотрение Управляющему Морским министерством означенный проект, составленный младшим судостроителем Гуляевым. В деталях проекта Комитет нашел полезным сделать изменения с показанием их на чертежах и спецификациях.

Комитет находит нужным предложить г. Гуляеву сделать следующие изменения:

а) Уничтожить перегрузку в 54 тонны, ведущую к переуглублению судна на 11 /2 дм.

б) Главные паровые машины приподнять, а гребные винты опустить, чтобы по возможности уменьшить их уклон.

в) Расположение крюйт-камеры и бомбового погреба между машинами и котлами неудобно, так как будет иметь вредные последствия на хранение зарядов и снарядов из-за повышенной температуры. Их всецело следует расположить или впереди котлов или позади машин.

г) Скорострельная артиллерия, предложенная из пушек Готчкисса в 67, 57, 47 и 37 мм, слишком разно- калиберна, и необходимо ограничиться только двумя калибрами.

При рассмотрении вышеупомянутого проекта возникает вопрос: следует ли оставить поясную броню как есть или же продолжить ее до штевней. Но при этом броню в средней части судна придется уменьшить на 2 дм с 14 до 12 дм, а в оконечностях постепенно уменьшить до 4 дм.

Все присутствующие на заседании высказались в пользу первого варианта, за исключением члена Технического комитета Самойлова, который считает, что следует иметь бронирование, подобное первым черноморским кораблям типа "Екатерина II".

Весовая нагрузка в проекте г. Гуляева следующая:

Корпус и броня…………………… 5134,5 т.

Артиллерия…………………………… 587,4 т.

Механизмы……………………………. 1150 т.

Вспомогательные механизмы… 100 т.

Уголь на 3-е суток полного хода 480 т.

Снабжение и дельные вещи… 503,4 т.

Разное…………………………………… 120,7 т

Итого:…………………………………….. 8076 т.

Из отчета Артиллерийского отделения Морского Технического комитета за 1888 г.

Вследствие приказания Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала, Главного Начальника флота и Морского ведомства, Морским Техническим Комитетом рассматривался вопрос об увеличении калибра башенных орудий на строящемся в г. Николаеве броненосце в 8076 тонн водоизмещения. При этом было доложено следующее: I) Артиллерийское вооружение рассматриваемого броненосца, по проекту, предполагалось состоящим из восьми 9-дюймовых пушек в 35 калибров длиной, не считая малокалиберных орудий. Четыре 9-дюймовых пушки проектировано поставить в носовой и кормовой вращающихся закрытых башнях, по две на каждой, а остальные четыре 9-дюймовых орудия в каземате. Подача зарядов и снарядов к башенным орудиям, а также крюйт-камеры и бомбовые погреба для них расположены прямо под башнями, что представляет большое удобство.

Вес существующих двух закрытых башен, каждая для двух 9-дюймовых орудий 583,46 т., при внутреннем диаметре каждой 22,9 фута. Вес четырех орудий с башенными установками и с запасами на 100 выстрелов на каждое 266 т. Вес четырех 9-дюймовых орудий в каземате, со станками и запасами на 100 выстрелов для каждого 243 т. Всего на большую артиллерию, включая башни, установки и снабжение, предназначено 1092,46 т.

Ввиду того, что строящийся в Николаеве броненосец в 8076 т не имеет запаса водоизмещения, журналом Морского Технического Комитета по кораблестроению, от 13 октября 1888 г. № 125, предложено представить на благоусмотрение Управляющего Морским министерством о необходимости уменьшить защиту броненосца утонением брони в каземате и тем образовать запас в 131,5 т.

II) Заявление г. Креля, от 24 октября и от 1 ноября сего года, из них первое следующего содержания: "Стремясь, насколько возможно, уменьшить диаметр башен на броненосных кораблях и вследствие того уменьшить до минимума вес броневых перекрытий, мне удалось при башнях для кораблей "Синоп" и "Император Александр II", вследствие перестановки назад центра подъема вертикально поднимающихся кокоров, достигнуть значительного уменьшения диаметра башен, не прибегая при этом к сложным и непрактичным приемам, практикуемым Армстронгом и Кане для достижения такого результата.

Перемещением цапф орудия вне башни я полагал достигнуть более значительного уменьшения диаметра башни и представил 12 марта сего года соответственный проект г. Управляющему Морским министерством, но Технический Комитет, вследствие большого вылета орудия из башни, стеснился принять эту конструкцию без особых предварительных исследований и отложил окончательное свое заключение в виду того, что такого рода устройство тогда не имелось в виду.

Теперь мне удалось произвести подъем кокоры не вертикально, а под прямым углом к оси орудия при положении его для заряжания, и применив, как прибойник, изобретенный мною универсальный шток-змея, достигнуть значительного уменьшения диаметра башни, не выдвигая при этом орудия из башни далее, чем таковые находились по настоящее время. Внутренний диаметр такой башни 18,5 футов, но может быть уменьшен даже до 18 футов

III) Если башенные 9-дюймовые пушки заменить согласно расчетов, сделанных старшим судостроителем Гуляевым, орудиями большего калибра, то могут представиться следующие комбинации:

а) Две 12-дюймовых пушки в 30 кал. длиной, поставленные по одной в носовой и кормовой закрытых вращающихся башнях, и четыре 9-дюймовых в 35 кал. длиной в каземате.

б) То же артиллерийское вооружение, что при комбинации а), но в предположении, что 12-дюймовых орудия будут поставлены по одному в барбет – ной башне. Вес двух таких башен вместе с прикрытием, при диаметре в 22 футов 6 дм. 533,2 т. Принимая затем в соображение вес орудия с установкой, снарядами и зарядами, получим перегрузку в 73 т.

в) Четыре 12-дюймовых пушки, по две в носовой и кормовой закрытых вращающихся башнях и четыре 6-дюймовых пушки в каземате. Вес двух вращающихся закрытых башен, при диаметре их 25 футов 646,64 т. Вес четырех 12-дюймовых орудий, со станками и 80-ю зарядами снарядами 638,81 т. Итого – 1285,45 т.

г) То же артиллерийское вооружение, что и в пункте в), но в предположении, что 12-дюймовые орудия будут поставлены по два в носовой и в кормовой барбетных башнях.

Вес двух барбетных башен при внутреннем диаметре 25 футов 587,34 т. Вес четырех 12-дюймовых орудий со станками и 80-ю зарядами и снарядами 618,81 т.

Итого – 1206,15 т.

д) Два 12-дюймовых орудия в носовой барбетной башне, одно 12-дюймовое орудие в кормовой и четыре 6-дюймовых в каземате. Вес обеих барбетных башен, уменьшенных диаметров, с прикрытиями и орудиями будет 1006,81 т, что больше предназначавшегося для артиллерии, по проекту, на 157,35 т, а так как от замены 9-дюймовых орудий в каземате 6-дюймовых и от уменьшения высоты брони батарейной палубы получается экономия, то при этой комбинации получится выигрыш веса, равный 52,42 т, но эта комбинация вызовет значительный дифферент на нос.

е) Четыре 11-дюймовых пушки в 35 кал. длиной, подобные имеющимся в Сухопутном ведомстве, поставленные в двух барбетных башнях, и четыре 6-дюймовых орудия, поставленные у каземата. Хотя вес 11-дюймовых в 35 кал. длиной меньше 12-дюймовых в 30 кал., но так как для первых орудий потребуются башни большего диаметра, то перегрузка при этой комбинации будет, в общем, значительной.

IV) Препровожденная в Комитет, по приказанию Управляющего Морским министерством, записка г. Ратника следующего содержания:

"Вследствие испытанной неспособности 9- дюймовых орудий, составляющих основное артиллерийское вооружение нового броненосца, пробивать 14-дюймовую броню даже вблизи от дула, Его Высокопревосходительством Управляющим Морским министерством 16 октября в г. Севастополе, на пароходе Добровольного флота "Москва", приказано было разработать при строении нового броненосца расположение новой артиллерии корабля с 12-дюймовыми орудиями в башнях вместо утвержденных 9-дюймовых. При этом, после осмотра чертежей строящегося броненосца и ознакомления с состоянием работ по постройке его в данный момент, Его Высокопревосходительство, после совещания с Его Превосходительством Главным Командиром флота и портов Черного и Каспийского морей, изволил разрешить:

1) Снять в батарее корабля 9-дюймовые орудия и заменить их 6-дюймовыми или лучше, как указал Его Высокопревосходительство, скорострельными 12-сантиметровыми орудиями нового образца, строящегося на Обуховском заводе.

2) Верхний каземат с 6-дюймовой броней и портами большой длины заменить броневым прикрытием дымовых труб в батарейной палубе.

3) Укоротить, если понадобится, нижний каземат, распространив над частью крюйт-камер прикрытие броневой палубой.

4) В виду того, что рассматриваемый броненосец не допускает перегрузки, наиболее благоприятной комбинацией его артиллерийского вооружения будет представленная в пункте г), при уменьшенном диаметре барбетных башен, т.е. четыре 12-дюймовых орудия в 30 кал. длиной в барбетных башнях, по два в каждой, и четыре 6-дюймовых орудия, поставленные в каземате.

Такое вооружение, сравнительно с первоначальным проектом, позволит иметь на судне четыре более сильных орудия, нежели 9-дюймовые. Но вместе с тем, с установкою 12-дюймовых орудий в барбетных башнях, придется отказаться: от выгод вращающихся закрытых башен, от однообразия калибра всех судовых орудий, от хорошего прикрытия их и поступиться до некоторой степени в быстроте и непрерывности огня, а также легкостью управления орудиями.

Все вышеприведенные соображения Морской Технический Комитет представил Временно Управляющему Морским министерством, вице-адмиралу Чихачеву, который на журнале Комитета положил резолюцию: "Его Императорское Высочество, Генерал-Адмирал, Великий Князь Алексей Александрович изволил одобрить вооружение броненосца четырьмя 12-дюймовыми и четырьмя 6-дюймовыми орудиями".

Это решение сообщено, по принадлежности, Командиру флота и портов Черного и Каспийского морей и Главному Управляющему Кораблестроения и Снабжений.

* 12-дюймовая пушка пробивает на 1,9 дм. у дула и на 1,8 дм. в 10 каб. более толстую сталежелеэную плиту сравнительно с 9-дюймовой пушкой. (Прим. ред. отчета)

Из отчета Артиллерийского отделения Морского Технического комитета за 1890 г.

Морским Техническим Комитетом обсуждался запрос Главного Управления Кораблестроения и Снабжений, которые орудия следует заказать для вновь строящихся судов, дабы они могли быть получены с заводов своевременно.

В журнале Комитета по этому вопросу сказано следующее:

"Имея в виду, что одноствольные скорострельные пушки 65-мм и 57-мм калибра, которыми прежде предполагалось, как это видно из нижеприводимой таблицы, вооружать некоторые из наших судов, не приняты, по испытании их, на нашем флоте, а 45-мм пятиствольные пушки, хотя имеют некоторое преимущество в скорости стрельбы, но оказались слабыми по своей конструкции и действию,

Морской Технический Комитет, в вопросе о выборе скорострельных пушек для судов, уже строящихся, остановился на 47-мм одноствольных пушках, принимая при этом во внимание, что изготовленные ныне скорострельные пушки больших калибров, как, например, наши 3-х дюймовые и Армстронга 4,72- дюймовые, еще не испытаны, и вес их, вместе с боевыми запасами, выйдет из пределов артиллерийского груза, назначенного для этих судов прежними постановлениями Комитета, или же потребует существенного уменьшения числа самых пушек".

В нижеприведенной таблице показано прежнее вооружение малокалиберной артиллерией и вновь назначенное.

Из таблицы видно, что вновь назначенная малокалиберная артиллерия, по весу, не выходит из первоначальных предположений, за исключением корабля "Георгий Победоносец", на котором получается перегрузка в 6,6 тонн, которая, если бы оказалось необходимым, может быть уничтожена уменьшением отпуска патронов с 750 до 500 на пушку".

* Назначенное число 47-мм пушек на корабль «(Двенадцать Апостолов» и 37-мм пушек на корабль «Гангут» Комитет считал возможным и уменьшить, сообразно местным условиям установки, так например предвиделось затруднение в постановке 47-мм и 39-мм пушек в носу закрытых батарей того и другого корабля

На корабле "Двенадцать Апостолов", для обстрела носа и кормы, 47-мм одноствольные скорострельные пушки, по мнению Комитета, следовало бы поставить на вновь выбранных местах, для чего необходимо будет часть ватерклозетов перенести на другое место, например, на то, где первоначально были назначены скорострельные пушки. В кормовой части, для той же цели, необходимо видоизменить или перенести переборку приемной командира".

"На корабле "Георгий Победоносец" удобство размещения и действия 47-мм одноствольных пушек потребовало также изменений в расположении переборок в каютах адмирала, командира и флаг- офицера.

Вышеприведенные соображения о размещении скорострельной артиллерии на кораблях "Георгий Победоносец" и "Двенадцать Апостолов", Морской Технический Комитет представил Управляющему Морским министерством, которым они и были утверждены. Поэтому о вновь назначенном вооружении упомянутых судов скорострельными пушками было сообщено Главному Управлению Кораблестроения и Снабжений, для заказа орудий и станков, и Главному Командиру флота и портов Черного и Каспийского морей, для сведения и подготовки мест под орудия.

При этом Комитет просил Главного Командира о соображении на строении корабля "Двенадцать Апостолов": возможно ли, по местным судовым условиям, установить носовую 47-мм пушку Готчкис- са в закрытой батарее этого корабля и не предвидится ли каких-нибудь неудобств в действии ею.

Из последовавшей затем переписки выяснилось, что на этом корабле:

1) пушки Барановского должны быть поставлены на мостике, как указано было строителем корабля г. Ратником;

2) равным образом, на мостике же должны быть поставлены две 37-мм пушки Готчкисса; предполагая еще три таких пушки на передвижных установках (подобно как на корабле "Император Николай I") поместить на марсе (чертеж такой установки был выслан Главному Командиру) – остались без мест две 37-мм пушки из общего числа семи пушек), причем Комитет все-таки просил приискать для них места, если возможно, на мостике или на сетках, ввиду потребности в них для вооружения паровых и гребных катеров.

3) для избежания крупных переделок в исполненных уже работах по строению корабля необходимо несколько изменить размещение 47-мм одноствольных пушек, сравнительно с назначенным в Комитете, а именно: в батарейной палубе поставить 8 пушек и в спардеке 4 пушки, с уменьшением углов обстрела для бортовых пушек в носовой части батарейной палубы – до 105° (вместо 115°), а для угловых пушек в спардеке – до 120° (вместо 125°), согласно чертежей, представленных г. Ратником.

Возникшие далее вопросы уборки бортовых 47-мм пушек внутрь судна и о вооружении боевого марса на корабле "Двенадцать Апостолов" рассмотрены в следующем году.

ПРОГРАММА

С Высочайшего разрешения празднования столетнего юбилея города Николаева, составленная юбилейной комиссией, на основании постановления Думы г. Николаева от 8, 16 и 29 мая 1890 г.

С высочайшего разрешения назначается на 29, 30 и 31 этого августа празднование столетнего юбилея города Николаева

Первый день, 29 августа

В 9 часов утра на церквах – звон к литургии. По совершении Его Высокопреосвященством Ника- нором, архиепископом Херсонским и Одесским (или его викарием), с прочими сослужащими, литургии в Рождество-Богородичном (Купеческом) соборе совершится всем собором духовенства, как военного, так и епархиального, крестный ход к часовне, сооруженной обществом мещан в память Императора АЛЕКСАНДРА II, и там – панихида о почивших в Бозе Государыне Императрице ЕКАТЕРИНЕ II и Государях Императорах ПАВЛЕ I, АЛЕКСАНДРЕ I, НИКОЛАЕ I, и АЛЕКСАНДРЕ II, о православных войнах за веру и отечество на брани живот свой положивших и о всех прежде отошедших отцах и братьях наших и повсюду православных.

После этого крестный ход возвратится в Рождество-Богородичный собор.

В 2 часа пополудни, в зале Городового Собрания – чрезвычайное заседание Думы.

В 3 часа освящение и открытие городской больницы, сооруженной и устроенной городским общественным управлением в память столетия города.

Второй день, 30 августа

День перенесения честных мощей святого Благоверного Великого Князя Александра Невского и Тезоименитства Государя Императора АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА.

В 8 часов 30 минут утра, всем собором духовенства, как военного, так и епархиального, совершится торжественный крестный ход от часовни памяти Императора АЛЕКСАНДРА II, – по Соборной улице к Адмиралтейскому собору, где Его Высокопреосвященством, архиепископом Херсонским и Одесским, со служащими, будет совершена литургия, а после оной, со всем собором духовенства, на площади Адмиралтейского собора, молебствие Св. Александру Невскому, с приношением прошений, благодарственного молебствия, коленопреклонной молитвы и приличествующих многолетствий. По окончании молебствия – парад войскам и угощение их от города.

В 3 часа пополудни, в Адмиралтействе – спуск на воду броненосного корабля "Двенадцать Апостолов".

В 9 часов вечера, в театре Монте – драматическое представление Артистического Кружка, – от города, для учащихся, гостей и семейств общественных деятелей.

С 5 до 10 часов вечера – музыка в местах гуляний и народной забавы на Соборной площади, с призами от города.

В 8 часов фейерверк на Стреле, против бульвара, и иллюминация.

Третий день, 31 августа

В 11 часов утра, на хуторе Широкая Балка – освящение здания народного училища, построенного городским общественным управлением в память столетия города.

В 3 часа пополудни, в театре Монте – даровое народное чтение с туманными картинками и музыкой.

В 5 часов вечера на Спасском рейде – начало народной гонки с призами от города. С 5 до 10 вечера – народные забавы с призами от города, музыка и фейерверк на Соборной площади.

Городской Голова вице-адмирал

Городской Секретарь

г. Николаев, августа 20 дня 1890 г.

Дозволено Правительством. Николаев. Русская типо-литография.

Из газеты "Одесский Листок" (от 3-го (15) сентября 1890 г.)

Спуск на воду броненосца "Двенадцать Апо- столов"был назначен на 30 августа, а за несколько дней до того контора Николаевского военного порта начала осаждаться публикой, которой выдавались билеты на вход в адмиралтейство. Портовой конторой было роздано до 8000 билетов на вход и въезд в адмиралтейство.

Настал день, в который назначен был спуск. Около 2 ч. пополудни в адмиралтейство стала съезжаться и сходиться публика со всех концов города. Несметная масса народу, не видя возможности проникнуть в адмиралтейство за неимением входных билетов, усеяла гористый берег Ингула между адмиралтейством и зданием морского госпиталя, откуда все хорошо можно было видеть.

К трем часам дня сюда собрались все начальствующие лица, представители города, приезжие гости. На площади возле берега Ингула был устроен особый павильон, убранный зеленью.. В павильоне находилась модель броненосного корабля "Двенадцать Апостолов", на столе были разложены чертежи корабля, а на стене развешены рисунки, изображавшие корабль в различных видах – в профиль, с кормы и с носа. Сюда прибыл почетный караул от 1-го черноморского экипажа и два хора военной музыки.

Его высокопревосходительство г. Управляющий Морским министерством генерал-адъютант Н.М. Чихачев и прочие начальствующие лица посетили корабль и осмотрели его.

Время перевалило за 3 ч., и начались приготовления к спуску корабля. Командир, офицеры и команда заняли на корабле свои места. На корме поместился часовой; на кормовом флагштоке уже развевался военный флаг. По приказанию строителя корабля, лично руководившего всеми приготовительными работами, рабочие стали отбивать подпорки, удерживавшие корабль с салазками на полозьях.

Как только застучали молотки, заскрипели подпорки, среди многочисленной публики началась суета; каждый старался встать поудобнее, чтобы лучше видеть, как этот великан ринется со стапеля по наклонной плоскости в воду. Но вот подпорки отбиты, стук молотков утих, и все на мгновение замерли в трепетном ожидании движения корабля!.. Раздалась команда, солдаты взяли ружья "на караул", музыка приготовилась играть. Несколько сот рабочих стали натягивать в разных местах блоки и давать салазкам толчки, чтобы сдвинуть их с места и пустить по обильно смазанным салом полозьям; но салазки не тронулись с места.

Прибавили рабочую силу, но и это не помогло, и пришлось отложить спуск корабля. Причиной первой неудачи спуска, как затем выяснилось, было то, что сало, которым за несколько дней до спуска полозья были смазаны, успело за это время затвердеть, что и удерживало салазки. Эта причина была, разумеется, скоро устранена, и 1 сентября в 10 ч. 30 мин. утра корабль был вполне удачно спущен на воду.

В этот день, несмотря на то что он не был праздничный, с самого утра вереницы экипажей с публикой потянулась к адмиралтейству. В начале 10 ч. утра прибыли: г. Управляющий Морским министерством генерал-адъютант адмирал Н.М. Чихачев, член Государственного совета вице-адмирал А.А. Пещуров, начальник Черноморской практической эскадры генерал-адмирал O.K. Кремер, и. д. николаевского военного губернатора Р.А.Гренквист, начальник штаба флота и портов вице-адмирал С.П. Тыртов и другие адмиралы, а также много морских офицеров.

Опять застучали молотки, заскрипели подпорки; рабочие, которых было свыше 1000 человек, разместились по своим местам у блоков, держа на руках канаты, чтобы при первом сигнале судостроителя г. Ратника повернуть упорки и дать толчок кораблю. Командир корабля капитан 1 ранга Григораш, все офицеры и матросы заняли на корабле свои места, все приготовились к наступлению торжественной минуты спуска!..

И вот раздалось громкое "ура", и дружным усилием сотен рабочих гигантский корабль был сдвинут с места и сначала тихо, а потом быстрее и быстрее стал скользить по наклонной плоскости, выдвигая вперед своей кормой и гигантскими двумя винтами громадную волну воды!..

В воздухе раздавалось долго несмолкаемое "ура"! Музыка играла народный гимн "Боже Царя Храни". Корабль сошел на воду спокойно, плавно, имея на корме военный флаг, на одной небольшой мачте адмиралтейский флаг, на другой императорский штандарт, на третьей адмиральский флаг.

Долго ликовала публика на берегу, долго любовалась она кораблем, остановившимся посредине реки и занимавшим почти всю ее ширину. По случаю спуска корабля все военные суда, стоявшие на рейде, были разукрашены флагами и приветствовали своего нового товарища пушечными салютами.

Да! Этот день долго останется памятным николаевцам, имевшим всегда счастье быть свидетелями нарождения новых судов доблестного Черноморского флота.

Участники постройки корабля подарили на корабль дорогую икону "Собор святых апостолов", приобретенную в Москве и на днях доставленную в Николаев. Икона обошлась в 750 р. и принесена в подарок кораблю, в лице его команды. Икона серебряная, довольно больших размеров, с киотом из кипарисового дерева и имеет около 3 аршин в вышину. Внизу сделана надпись славянским письмом: "от мастеровых и участников строения броненосного корабля "Двенадцать Апостолов", экипажу его – братское благословение".

Корабль сейчас представляет собой один только корпус без машины, без мачт, без какого бы то ни было такелажа и вооружения. Все это будет уже сделано на воде. Конструкция корабля та же самая, что и конструкция прежде построенных черноморских броненосных кораблей, но как действие огнестрельных орудий, так и приспособления для подачи к ним зарядов значительно упрощены, благодаря применению к этому делу гидравлических аппаратов системы Креля, изготовленных на заводах в Петербурге.

По числу команды корабль представляет собой средней величины деревушку в 501 человек!… Кроме командира капитана 1 ранга П.М. Григораша, на корабль намечено: 30 офицеров и 470 чел. команды матросов и кочегаров. Корабль имеет наибольшую длину, с тараном, 342 фута, а между перпендикулярами – 320 футов, углубление, с деревянным килем – 25 футов 8 дм., водоизмещение 8418 тонн. Корабль по типу принадлежит к барбетным башенным броненосцам. Он будет иметь две башни на вращающихся платформах с шарообразной верхушкой.

Машина корабля, при форсированной тяге, сможет развивать 11500 сил, причем ход корабля будет 17,3 узла. Угольные ящики могут вмещать в себя запас угля на полный трехдневный ход. К постройке корабля приступлено было 24 февраля 1888 года в Николаевском адмиралтействе казенными средствами. Строитель корабельного корпуса корабельных инженеров – младший судостроитель С.К. Ратник.

До спуска корабля на воду поставлено на место в окончательно отделанном виде: листовой стали и угловой Брянского завода для постройки корпуса – 148686 пудов; заклепок, болтов и винтов – 15633 пуда, поковок в дейдвудные кольца, фланцы, киллерсы, поручники и стойки и шлюпбалки – 2054 пуда, литой стали на штевни, руль и кронштейны – 3053 пуда, чугуна на козлы, кнехты и прочее – 1165 пудов, меди на разные клапаны – 134 пудов, лиственницы на наружную обшивку бортов и траверзов под броневые плиты – 11400 пудов, тикового дерева на деревянный киль, подушки, ватервейсы и местные настилки – 2334 пудов, сосны на палубную настилку, внутреннюю обшивку бортов, щиты в каютах и прочее – 2 872 пудов, дуба на фальшкиль, пороги, подушки и прочее – 528 пудов, магистральных водоотливных труб с принадлежностями – 623 пудов, шпилей и брашпилей с паровой машиной – 2084 пудов, траверзных броневых плит нижнего каземата и пояса по ватерлинии 10523 пуда, принадлежностей судового механизма (валов, винтов и кингстонов) – 4470 пуда, цепных канатов и якорей Мартина – 3671 пуд.

Вся сталь для корпуса была поставлена Брянским обществом механических заводов. Судовые механизмы с паровыми котлами строятся на Балтийском заводе в Петербурге. Корабль будет иметь 10 паровых котлов, из коих 2 запасных. Он имеет два четырехлопастных винта из желтой меди. Башенные установки для 12-ти дюймовых орудий с механизмами изготовляются в Петербурге Металлическим заводом. Сталежелезные броневые плиты изготовлены заводом Каммеля в Шеффильде (в Англии), минные спусковые аппараты – заводом Беллино-Фендерих в Одессе, канаты и якоря на Ижорских Адмиралтейских заводах в с. Колпине. Остальные все принадлежности вооружения и снабжения корабля, кроме орудий, рулевых и якорных механизмов, изготовлены средствами Николаевского Адмиралтейства.

Корабль будет иметь две трубы и две стальные трубчатые мачты с электрическим освещением. Вооружение, т. е. артиллерия, будет иметь следующее: в двух башнях будут помещаться четыре 12- дюймовых дальнобойных орудия весом 3470 пудов каждое; четыре 6-ти дюймовых орудия будут помещаться в бронированном каземате. Кроме того, скорострельных одноствольных орудий в закрытых батареях – 12, скорострельных митральез Готчкисса на мостике и на боевом марсе (на передней мачте) – 7, 2,5-дюймовых орудий Барановского на мостике – 2. Минных подводных аппаратов – 6. Гребных судов на корабле будет: 8 весельных и четыре паровых, из коих 2 рабочих и 2 минных.

Поясная броня корабля "Двенадцать Апостолов" толщиной в 12 и 14 дюймов по ватерлинии прикрывает 2/3 длины всего судна. Вне поясной брони оконечности защищены подводной 2 1/2 -дюйм. броневой палубой на глубине 4 футов от ватерлинии и броневыми подводными траверзами. Нижний каземат, охватывающий основание башен, машинные и котельные люки, бронирован по борту 12- дюймовыми, а по траверзам – 10 и 9-дюймовыми плитами. Верхний каземат с 5-дюймовой броней прикрывает батарею из 4 дальнобойных 6-дюймовых орудий и котельные люки в батарейной палубе. Башни, стоящие на батарейной палубе, бронированы 12-дюймовыми гнутыми плитами и прикрыты вращающимися броневыми куполами.

До спуска на воду, судя по количеству употребленного материала на постройку корабля, этот гигант должен весить около 220000 пудов. Стоимость его теперь, при спуске, определяется в 1 658000 руб. Полная осадка корабля в воде, при полном его вооружении, как сказано выше, 25 футов 8 дм. Но когда корабль сошел со стапеля, то погрузился в воду всего лишь: кормой на 16, а носом на 12 футов, так что весь почти был на поверхности воды. Таков корабль "Двенадцать Апостолов" – внук первого выстроенного в николаевском адмиралтействе 100 лет назад корабля "Св. Николай", дедушки Черноморского флота.

Я. Г-ч. 3 сентября 1890 г.

Пригласительный билет для допуска на территорию Николаевского адмиралтейства на спуск на воду эскадренного броненосца "Двенадцать Апостолов"

Из газеты "Южанин" (От 1 сентября 1890 г.)

30-го августа в 3 часа назначен был спуск броненосного корабля "Двенадцать Апостолов", который не состоялся по невыясненным еще причинам. Спуск назначен на сегодня, и, наверное, этот богатырь сегодня уже горделиво разрежет волны Ингула, с честью и достоинством понесет дорогой наш русский флаг и сослужит дорогому отечеству такую же службу, какую сослужил предшественник его деревянный стопушечный "Двенадцать Апостолов" – парусный корабль нашего доблестного Черноморского флота.

Да избавит его промысел от участи его предшественника и да будет он такой же школой для возрожденного Черноморского флота, какою был его предшественник, а командиры его да проникнутся духом командиров старого корабля "Двенадцать Апостолов".

В ожидании спуска множество лиц приходило на стапель осматривать корабль, и тут все, как специалисты-моряки, так и частные лица, поражались щегольством, тщательностью работы, называя ее слесарной; многие же говорили, что корабль сделан так чисто, так отчетливо, как эбонитовая шкатулка для туалетного стола. Честь и хвала строителю и порту, которые могли создать такое судно!

Из газеты "Южанин" (От 2 сентября 1890 г.)

Вчера, 1-го сентября, в 10 час. 30 мин. утра спущен на воду броненосный корабль "Двенадцать Апостолов". Спуск корабля, назначенный на 30 августа, не состоялся в тот день вследствие причин, обнаружившихся только вчера, а именно просто вследствие недостаточности рабочей силы, которая должна была дать первоначальное движение полозьям корабля.

На вчерашний день для этой цели было увеличено число ваг, и кроме того, поставлены были два шпиля для гиней.

В 6 часов утра 30 августа на корабле было отслужено молебствие с освящением корабля и иконы с изображением двенадцати апостолов, сооруженной усердием мастеровых и всех участвовавших в постройке корабля. Икона больших размеров, в серебряной вызолоченной ризе работы Хлебниковых в Москве. Стоимость ее 750 рублей. Внизу иконы надпись славянским письмом: "От мастеровых и участников строения корабля "Двенадцать Апостолов", 8100 тонн, экипажу его братское благословение".

Вчера, около 9 часов утра, при совершенно ясной погоде в адмиралтейство стали съезжаться начальствующие лица и массы николаевских жителей, спешивших хотя и не на редкое в последние годы, тем не менее в высшей степени интересное, эффектное торжественное зрелище. Начиная с 1886 и по нынешний год, николаевская публика присутствовала на спусках: броненосного корабля "Екатерина М", канонерских лодок: "Запорожец", "Донец" и "Черноморец" и минного крейсера "Капитан Сакен", – этих первенцев, внушительных по своим боевым силам, возродившегося Черноморского флота. Ранее же николаевцы видели спуски двух поповок.

Прибывшая в адмиралтейство публика размещалась по обе стороны реки: генералитет, почетные лица и гости с их семействами располагались на северной стороне Ингула, вблизи эллинга на стульях и скамейках, устроенных к этому дню, а большинство публики – на южной стороне адмиралтейства, на дворе артиллерийской мастерской и по всему склону горы, идущему от модельного павильона, где также были устроены скамьи.

Павильон, находившийся у эллинга, сам эллинг, прилегающие к нему пристани были иллюминированы флагами. По восточную сторону моста были расположены паровые портовые катера, пожарный барказ и катера с водолазными аппаратами, приготовленные на случай надобности при спуске.

Сзади эллинга, на котором строился корабль, для уменьшения быстроты, с которой такая громадная тяжесть, как корабль, катится на насаленных полозьях по наклонной плоскости на воду, были установлены четыре так называемых задержника, состоявших из четырех пеньковых 18-дюймовых кабельтовое, на каждом из которых было положено по 35 стопоров (всего 140), рвавшихся по мере спуска корабля без малейшего напряжения, хотя толщина стопоров была 8 дюймов, а толщина бензелей (скреплений), положенных на стопора и кабельтовы, равнялась 13 /4 дюйма, при 38-40 шлагах (рядов) у каждого стопора. Неразорванных сторон после спуска оказалось 28 штук.

Одними концами эти задержники были закреплены на четыре больших якоря, глубоко врытых в землю на некотором расстоянии от корабля, а другими поданы через клюзы на корабль и там обнесены вокруг носовой башни.

Предосторожность эта принимается для того, чтобы в таком узком месте, какое представляет Ингул против эллинга, корабль может развить при спуске такую громадную инерцию, задержать которую два якоря (на корабле по 30 пудов), отдаваемые со спущенного на воду судна, не в состоянии, и он в таком случае мог бы врезаться в противоположный берег. Кроме того, для той же цели, т. е. для уменьшения стремительности спуска, в корме корабля, у самых винтов с каждой стороны были укреплены по одному деревянному щиту, представлявшему своей площадкой большое сопротивление при его движении на воду.

Приводим некоторые данные относительно корабля . К постройке его приступили 24 февраля 1888 года; следовательно, от начала работ до спуска протекло два с половиной года, – срок для создания такого броненосца весьма незначительный, в особенности, если сравнить такие же сроки, употребленные на постройку других судов, подходящих размеров и выстроенных ранее. Размерения его следующие: длина с тараном – 342 футов, наибольшая ширина – 60 футов, углубление – 25 футов 8 дм., водоизмещение 8118 т или 490000 пудов.

Число индикаторных сил машины при обыкновенной тяге 8500, а при усиленной 11500; ход корабля предполагается 15,5 узлов, а при форсированной тяге 17 с лишком узлов. Число всех орудий, которые будут поставлены на корабле, 29. По минной части корабль будет вооружен 6-ю подводными аппаратами для выбрасывания мин Уайтхеда.

Толщина брони корабля в разных местах неодинакова: у пояса, прикрывая две трети длины корабля, она достигает 14 дюймов; на оконечностях корабль защищен броневой палубой в 2,5 дюйма, находящейся на глубине 4 фут от грузовой ватерлинии, и, кроме того, еще поперечными броневыми плитами. До спуска корабля поставлено на место в окончательно отделанном виде около 200000 пудов разного металла и около 20000 пудов разного дерева.

Строитель корабля – корпуса корабельных инженеров младший судостроитель С.К. Ратник. Стоимость корабля по настоящее время достигает до 1 700 000 рублей.

По внешнему виду корабль в полном вооружении, судя по эскизам и моделям, несмотря на грандиозность и массивность, будет производить впечатление судна легкой постройки вследствие полного согласия линий обводов и строгого соответствия в размерениях.

В 10 часов утра в экипаже прибыл в адмиралтейство его превосходительство Управляющий Морским министерством. Выйдя из экипажа, его превосходительство, поздоровавшись, направился к кораблю, который был им осмотрен во всех подробностях еще 29 августа, а затем в павильон, украшенный флагами и цветами. Эскадра, военные суда, стоявшие в Ингуле, и яхты с утра иллюминировались флагами.

В 10 час. 25 минут при торжественных звуках народного гимна и громовом "ура!", раскатывавшемся по обеим сторонам реки, величественно, чрезвычайно плавно сошел на воду броненосный корабль "Двенадцать Апостолов" – одиннадцатое по счету судно вновь возродившегося Черноморского флота, носителя неувядаемой славы и лучших традиций и заветов блиставшего в былые времена деревянного флота, сильного не пушками, брандерами, а духом героев-деятелей его. Да живет же этот геройский дух, эта невидимая сила и в теперешнем флоте!

Вчера, после полудня, эскадра под флагом генерал-адъютанта вице-адмирала O.K. Кремера снялась с якоря и отправилась в Севастополь, а управляющий Морским министерством вице-адмирал Н.М. Чихачев на пароходе "Эриклик" отправился в Одессу.

Эскадренный броненосец "Двенадцать Апостолов". Вид на фок-мачту. Репродукция с отчетного чертежа за подписью С.К. Ратника и А.Л. Торопова. 1892 г.

"Двенадцать Апостолов" на достройке. На корабле идет установка купола над фор-марсом. 1892 г.

Из рапорта М.И. Кази от 8 мая 1892 г.

В субботу 2 мая мы вышли на первую пробу на 9 часов. Машины работали очень хорошо, даже при плохом угле. Получили мы его в Одессе от какого-то Шполянского, который обязан был доставить уголь от Успенского, но такового угля у него почему-то не оказалось, и, как говорил командир броненосца, он, т.е. Шполянский, обратился к своему конкуренту, который и отпустил ему что у него было худшее на складе. Тем не менее мы при 114 фунтах пару и 83-84 оборотах достигли скорость 17,25 узлов. Но все же придется уменьшить диаметр и увеличить шаг винтов при стоянке в доке.

Из отчета Артиллерийского отделения Морского Технического комитета за 1891 г.

По приказанию Управляющего Морским министерством, Морским Техническим Комитетом обсуждался вопрос о том, следует ли для вновь строящихся судов уменьшить наибольший принятый у нас калибр орудий, т. е. вооружить их орудиями менее 12-дюймового калибра, в видах уменьшения веса артиллерии и для достижения возможности действовать орудиями вручную, или вообще не следует ли ввести промежуточный калибр между принятыми у нас 12-дюймовыми и 9-дюймовыми пушками.

По этому вопросу Комитет предоставил Управляющему Морским министерством следующее: "Для соображений при решении подобного вопроса необходимо обратить внимание, прежде всего, на данные относительно баллистических свойств и веса различных орудий, веса их установок и боевых запасов на 12 часов боя.

Из этих данных видно, что с уменьшением калибра хотя и получается выигрыш в весе артиллерии, но зато действительность выстрелов чувствительно уменьшается, что едва ли вознаграждается ускорением стрельбы, так как даже 9-дюймовая пушка стреляет только в 11 /2 раза скорее, чем 12-дюймовая, а калибром в 11 дюймов лишь в 11 /4 раза скорее. Следует также не упускать из вида уменьшение разрывного действия снарядов с уменьшением их калибра.

Что касается возможности действовать орудиями 12-дюймового калибра вручную, то до сего времени это не представлялось возможным, главным образом вследствие большего усилия, требовавшегося для вращения башни, так как центр тяжести установок находится на оси вращения (как это делается во Франции, на "Capitan Pratt", "Brennus" и др.), ручное вращение орудий, а значит, и прочие действия за границей полагают достижимыми.

Следовательно, в этом отношении уменьшение калибра орудий не представит особых преимуществ. Что же касается облегчения веса артиллерии, то здесь могут быть два случая:

1) Вес этот уменьшится, смотря по калибру орудий, более или менее значительно, и, несомнен но, если число орудий оставить такое же, как и 12- дюймовых орудий, то это привело бы к более или менее резкому ослаблению боевой силы судов.

2) Если же уменьшение боевой силы орудий вознаграждается увеличением их числа, сохраняя принятое ныне отношение между их весом и водоизмещением судна, то с точки зрения тактической, перевес в иных случаях окажется на стороне орудий меньшего калибра, но и этот вопрос едва ли может быть решен принципиально, а требует подробного обсуждения в каждом частном случае.

Принимая же во внимание, что иностранные флоты, даже при современном увлечении в пользу орудий меньшего калибра, сохраняют калибр не менее 12-дюймового для вновь строящихся судов, а на старых имеют орудия значительно больших калибров, а также, приняв во внимание все вышесказанное, казалось бы, что и в нашем флоте сохранение 12-дюймового калибра положительно необходимо.

Затем по поводу введения промежуточного калибра между 12 дм. и 9 дм., как вспомогательного к главной, 12-дюймовой, следует заметить, что эта мера потребовала бы выработки заново не только чертежа орудия, но и всей материальной части к нему, что хотя и не представляет затруднений, но не желательно главным образом потому, что будет увеличено разнообразие и без того сложной материальной части судовой артиллерии. Принятые у нас 9-дюймовые пушки длиной в 35 калибров следует признать, как вспомогательный калибр на судах 1 ранга и главный калибр для соответствующего типа меньших судов, вполне удовлетворительными.

Управляющий Морским министерством, согласившись в принципе на сохранение 12-дюймовых калибра, вместе с тем указал на новейшие английские (типа "Centurion") и германские суда, вооружаемые 10-дюймовыми и 24-см пушками, и приказал на наших судах, где это возможно, принять 10-дюймовые орудия и устраивать ручное заряжание в дополнение к механическому.

Проект 10-дюймовых пушек для нашего флота будет разработан в следующем году.

Из отчета Артиллерийского отделения Морского Технического комитета за 1891 г.

О вооружении боевого марса на броненосном корабле "Двенадцать Апостолов" 37-мм одноствольными пушками

В Морской Технический Комитет поступило отношение исполнявшего обязанности Главного Командира Черноморского флота и портов, контр-адмирала Шамшина, по поводу чертежа расположения трех 37-мм пятиствольных пушек Готчкисса на передвижных установках, препровожденного Комитетом для руководства при устройстве боевого марса на корабле "Двенадцать Апостолов".

Этот способ постановки пушек на марсе был признан неудобным, как сказано в упомянутом документе, "вследствие местных условий расположение марса, самой системы перемещения пушек, и, наконец, затруднений, которые могут встретиться при изготовлении и пригоне на месте столь сложной системы". Ввиду этого контрадмирал Шамшин предлагал "вооружить марс названного корабля четырьмя 37-мм пятистволь- ными пушками на постоянных установках". Через это, по его мнению, получатся, в сущности, следующие выгоды:

1) Облегчится вес, так как при этом нет надобности устраивать погоны и другие приспособления для передвижения пушек.

2) Достигаются все те условия обороны, которые ожидаются от 3-х передвижных пушек.

3) Марсы могут быть сделаны закрытыми и, следовательно, представят более защиты, чем щиты, приспособленные к передвижным установкам."

При обсуждении этого вопроса в Комитете было высказано следующее: "На корабле "Император Николай I" способ установки 37-мм пушек на марсе точно такой же, как и предложенный Морским Техническим Комитетом для корабля "Двенадцать Апостолов". Всестороннего испытания означенной установки на названном корабле в минувшую кампанию не произведено, но тем не менее из собранных Комитетом сведений оказывается, что, хотя затруднений в перемещении пушек не замечалось, установки, а вследствие этого и самые борта марсов сделаны очень низко (в виду доставления возможности стрелять под большими углами снижения); от этого марсы открыты, и действие из пушек неудобно.

Так как главная цель устройства передвижных установок на марсе, по образцу принятых на некоторых судах французского флота, заключалась в том, чтобы дать возможность сосредоточить огонь всех трех орудий на одном пункте, то Морской Технический Комитет, приняв во внимание, что передвижные установки могут, действительно, представить некоторые неудобства, составил новый проект вооружения марсов десятью одноствольными 37-мм пушками Готчкисса, расположив их на постоянных местах, но не на тумбах, а в стаканах, прикрепленных к укрепленному борту марса.

Такое размещение позволяет сосредоточивать на каждой точке горизонтального обстрела огонь от 4 до 3-х пушек, вес артиллерии не только не увеличится, но уменьшится, так как одноствольные пушки в 6 раз легче. Облегчение веса артиллерии дозволило сделать броневую защиту марсов толщиной в 1 / 2 дм. вместо 1 / 4 дм., как это было до сих пор. Такая броня будет более надежной защитой от пуль вводимых ныне малокалиберных ружей.

Быстрота прицельной стрельбы из одноствольных пушек почти такая же, как и из пяти- ствольных. Затем представляется возможность устроить закрытые (т.е. с высоким бортом), а следовательно, более защищенные марсы.

Составляя проект установки 10-ти 37-мм одноствольных пушек, Комитет имел в виду назначить для одновременного действия только 4 или 5 пушек, и на это число орудий назначить прислугу, с тем чтобы каждый стрелок действовал тою из находившихся в его ведении пушек, на прицеле которой находится поражаемый предмет. Точно так же, и расчет снабжения патронами должен производиться не на все число орудий марса, а только на половину, т. е. на пять пушек."

На основании вышеизложенного, Технический Комитет представил Управляющему Морским министерством следующее:

1) На корабле "Двенадцать Апостолов" боевой марс вооружить десятью 37-мм одноствольными пушками Готчкисса, по составленному в Комитете проекту.

2) При устройстве такого марса обратить внимание на возможно прочное укрепление борта, к которому крепятся стаканы для штыревых пушек Готчкисса. Соблюдение этого требования существенно важно для устранения сотрясения борта при выстреле, влияющего на меткость, при одновременной стрельбе из нескольких орудий.

3) Для предупреждения, при некоторых направлениях и углах склонения пушек, возможности поражать части собственного судна, – приспособить, под дульными частями пушек, особые направляющие из круглого железа, не допускающие стрельбы в опасных направлениях.

Управляющий Морским министерством с заключениями Комитета согласился, но до приведения в исполнение приказал представить их на благоусмотрение Его Императорского Высочества Великого Князя Генерал-Адмирала, который эти заключения также изволил одобрить, почему о всем вышеизложенном и было сообщено Главному Командиру Черноморского флота и портов Черного моря. Возникшие из этого решения вопросы рассмотрены в следующем году.

"Двенадцать Апостолов" в Севастополе

Тактико-Технические данные броненосцев постройки начала 90-х гг. 19 века

* Ко всем данным об английских кораблях представленных в справочниках того времени следует относится критически. Они как правило завышались.

 

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Четвертым, пятым и шестым черноморскими броненосцами стали "Двенадцать Апостолов", "Георгий Победоносец" и "Три святителя". С их вступлением в строй наличные силы Черноморского флота смогли вполне обеспечивать защиту России на юге. Правда, много нареканий вызвала готовность "Трех святителей", машины которого строились в Англии на всемирно известном заводе Гомфрейса и К°. На счету этого завода был уже не один десяток механизмов, изготовленных для всех флотов мира.

Но, видимо, английская добросовестность имела свои четкие границы при изготовлении машин для других стран. В конечном итоге новейший черноморский броненосец мог развивать скорость чуть более 12 узлов, и его машины чуть ли не ежедневно выходили из строя. Корабль стал самым тихоходным на флоте.

Но к снижению боеготовности флота приложили руку не только алчные заморские фабриканты, но и высшие чиновники Морского ведомства, все еще жившие по понятиям крепостнической давности. Так, согласно секретной директиве, рожденной в 1899 г. в тиши Главного штаба Черноморского флота, – она получила название "Правила оценки действия судов на маневрах", – бой между кораблями признавался "достигающим существенных результатов" только при стрельбе на расстоянии не свыше 12-ти кабельтов. В Правилах оговаривались и условия стрельбы – для 305-мм орудий: скорострельность не должна быть ниже 4-х выстрелов в течение 1 часа. Для новых патронах 152-мм орудий системы Канэ она, правда, отвечала требованием времени, но старые 152-мм орудия с длиной ствола в 35 калибров нужных показателей ни при каких условиях дать не могли, и их фактическая скорострельность равнялась 1 выстрелу в 2,5-3 минуты.

В инструкции говорилось, что при отражении минных атак "надо применять также стрельбу из винтовок на расстоянии не более 3-х кабельтовых". Видимо, тогда, в обстановке всеобщего спокойствия в штабе Черноморского флота, эту меру приняли действительно всерьез. Это против миноносцев, водоизмещение которых перевалило за 200 т!

Но не все на флоте оставалось неизменным. Так в период с 1894 (т.е. с начала царствования Николая II) по 1897 гг. численность адмиралов и генералов в Морском ведомстве возросла с 97 до 120. Из них на кораблях в 1894 году служили только 19, а в 1897 г. 27 адмиралов. Остальные числились где угодно: в "министерстве" (по терминологии того времени), в "посторонних ведомствах" (от 13 до 17) и даже на "коммерческих судах" (от 3 до 6). Если учесть, что в 1897 боевые силы Балтийского и Черноморского флотов состояли из 12 эскадренных броненосцев, 21 броненосца береговой обороны, 12 крейсеров I ранга и 11 крейсеров II ранга (всего 66 кораблей I и II рангов), то на 2,5 корабля приходился 1 адмирал. Картина выглядела совсем удручающей, если учесть, что всего в Морском ведомстве (существующем исключительно ради кораблей) на каждый боевой корабль I и II рангов приходилось по 1,8 адмирала или генерала.

Эскадра покидает Севастополь

Севастополь. Практическая эскадра в Южной бухте. (С открытки того времени)

Эти цифры говорят о многом. Высшая чиновничья верхушка считала себя помещиками от ведомства, в коем состояла, и в действительности служила не своему народу, а своему царю-кормильцу. Так на рубеже двух веков в России, разодетое в разные "одежды", по-прежнему существовало крепостное право. В подтверждение этого заметим, что число медиков в Морском ведомстве за эти четыре года увеличилось с 291 до 295 – на 5 человек !!!

Бумажную деятельность высшего чиновничества можно хоть как-то оправдать – другим заниматься они не могли, но оправдать постоянную экономию на боевой подготовке кораблей уже никак нельзя. Из- за недостатка средств в течение 11 лет с 1895 по 1905 гг. "Двенадцать Апостолов" был в кампании только шесть раз.

Дважды во время службы его использовали в качестве опытового корабля. В результате проведенных на нем испытаний принимались технические решения в масштабе всего флота.

Первым в начале ноября 1895 года испытывался изобретенный минным офицером канонерской лодки "Терец" лейтенантом А.П. Угрюмовым ручной способ постановки мин заграждения с рельсовых путей. Еще в 1892 г. А.П. Угрюмов предложил свой способ постановки мин заграждения, применимый практически для каждого корабля (представлен в МТК 2 декабря 1892 г.).

Одновременно свой проект предложил и лейтенант Степанов, ставший впоследствии командиром минного заградителя "Амур", от мин которого в 1904 г. погибли два японских броненосца. Способ Степанова был более сложным и нашел применение только на кораблях специальной постройки. По системе Угрюмова мины хранились на палубе на специальных рельсах и в нужный момент просто вручную сбрасывались за борт. Впервые этот способ испытали летом 1893 г. на шхуне "Пицунда". В начале ноября того же года их повторили уже на "Двенадцати Апостолах".

Для этого на верхней палубе за кормовой башней проложили "железную дорогу", которая завершалась своеобразным наклонным "трапом". Высота "трапа" над водой составила 5,5 м. Под руководством минного офицера броненосца лейтенанта Симона 11-го и 12-го ноября сбросили в течение нескольких минут по 11 мин. Ус

пех превзошел все ожидания – мина в воду падала практически вертикально, имея наклон всего в 5°. Такой способ особенно был применим для броненосцев, ведь на них по положению мирного времени находилось более 300 мин, а в военное время их число достигало 600. Рельсовый способ постановки мин затем полностью вытеснил более сложный механический при помощи кранбалок по системе лейтенанта Степанова, бывшего на вооружении наших первых минных заградителей.

Второй раз корабль назначили для испытаний при выявлении оптимальных размеров выстрелов для минных сетей. Противоречивые мнения специалистов, обобщивших опыт русско-японской войны, о целесообразности сетевых заграждений вынудили МТК детально рассмотреть этот вопрос. Для опытов вновь выбрали "Двенадцать Апостолов".

Основной целью стало выяснение достаточной прочности сетевых полотнищ и длины шестов (6 м). Более того, в МТК опасались, что торпеды, попадая в район нижней кромки сети, подтягивали ее до борта. Для ответа на эти вопросы корабль с опущенными минными сетями обстреливали торпедами образца 1898 и 1904 гг.

Первые два выстрела торпедой образца 1898 г. (скорость 29 узлов, вес 440 кг.) сеть (вес полотнища 180 кг.) выдержала. При двух выстрелах торпедой образца 1904 г. (скорость 32 узла, вес 656 кг.) оказалось, что в первом случае в сети, не имевшей подвесок, торпеда не дошла до борта 0,9 м, во втором – попав в сети с подвесками, она разорвала 25 подвесок и почти дошла до самого борта. Опыты дали ценные результаты, и позднее на всех кораблях для большей безопасности минные выстрелы удлинили до 7,3 м, а диаметр колец сетей уменьшили.

В 1896, 1899, 1900 и 1901 гг. корабль в первую линию не входил и находился либо в излюбленном флотским руководством вооруженном резерве, либо в ремонтах. В этот период экипаж корабля заметно сокращали, и жизнь на нем шла как бы "в полнакала".

Но тем не менее, по понятиям столичной верхушки, флот жил. Так в феврале 1901 г. в библиотеку броненосца передали в единственном экземпляре (№ 109) "секретное издание" "Сборник сведений о военно-морских флотах иностранных государств". В качестве дополнения к нему поступил и экземпляр, посвященный только кораблям японского флота. Книги эти доставляли из Главного штаба в штаб флота, а уже оттуда по приказу его начальника контр-адмирала Иениша передавали на крупные боевые корабли.

Спустя четыре месяца, 1 июня, на броненосец пришел очередной документ. В нем говорилось, что "Ее императорское Высочество княгиня Ксения Александровна изъявила желание, чтобы при проходе Ее Императорского Высочества мимо судов эскадры команды становились для отдания почестей только один раз в день".

Сейчас можно только догадываться, какие чувства у корабельных офицеров вызвала столь "важная" бумага – восхищение ли ее добротой и милосердием, или раздражение тем, что к мнению любой особы царской фамилии подобострастно прислушивается высшее руководство флота.

Ясно только то, что постоянные прогулки по морю отдыхавшей на юге Ксении

Александровны были бы менее утомительны для флота только после подобной директивы, ведь приветствие требовало нахождения команд на палубах в течение 20-25 минут на все время прохождения ее великолепной яхты мимо стоявших на рейде кораблей. Столь "щадящая" директива исходила только от Ксении Александровны. В отношении же других членов царской семьи все оставалось по-прежнему.

В августе 1901 г. флот взбудоражили разговоры о целесообразности телесных наказаний для нижних чинов. Надо отдать должное офицерам – они выступали за их отмену. Вот, что писал по этому поводу в октябре в Главное Военно-морское судебное управление командир "Двенадцати Апостолов": "По моему мнению, следует упразднить телесные наказания, как постыдное для человеческого достоинства вообще и особенно для воинского звания. Применение такого наказания к матросу из моей долголетней службы показало, что наказанный таким образом нижний чин считается потерянным для службы, так как он совестится своих товарищей и затем старается совершить проступок, за который его сослали бы в дисциплинарный батальон".

В новом 1902 г. положение с боевой подготовкой несколько улучшилось. Все более и более взоры руководящей верхушки устремлялись на Дальний Восток, где японский флот неуклонно пополнялся новыми кораблями. Весьма отдаленно, но все же чувствовалось приближение войны с далекой восточной страной. Может быть, поэтому в период с 1902 по 1906 гг. "Двенадцать Апостолов" ежегодно вводили а кампанию.

С 1 июня по 1 октября 1903 г. броненосец прошел все плавания в составе Практической эскадры под командованием контр-адмирала Кригера. Затем корабль простоял в отряде вооруженного резерва, но уже под командой вице-адмирала Скрыдлова. С 25 февраля по 9 марта 1904 г. "Двенадцать Апостолов" находился в Алексеевском доке. За это время на нем успели заменить лишь бакаутовые подшипники. 1 мая корабль начал кампанию, но уже, скорее, как учебный корабль. На нем до 1 октября находились ученики одной из учебных команд Севастополя. Затем с 1 октября 1904 г. и до конца года – вновь служба в первой линии боевых кораблей.

С 1 по 8 апреля 1905 г. прошла очередная стоянка в доке – теперь для окраски подводной части.

Цусимская трагедия и поражение в русско-японской войне сразу принизили значение флота для Российской империи. По стране пронеслась Первая революция. Стоя с 21 мая 1905 г. по 1 января 1906 г. в вооруженном резерве, команда броненосца "Двенадцать Апостолов" активного участия в революции не принимала. После подавления восстания на "Потемкине", "Очакове" и в самой Севастопольской крепости на юге медленно стало воцаряться спокойствие. Россия опустилась во времена мрачной самодержавной инквизиции.

* Для сравнения, в 1899 г в германском флоте числились 17 адмиралов.

Исторический журнал Практической эскадры Черного моря за кампанию 1897 г.

Вследствие тревожного положения дел по поводу армянских беспорядков в Турции Практическая эскадра Черного моря под флагом вице-адмирала Дикова не кончила кампанию 15 октября, как предполагалось по программе, но, усилившись броненосцами "Три Святителя" и "Двенадцать Апостолов", минным транспортом "Буг", продолжила плавание, за исключением миноносцев, которые кончили кампанию для ремонта.

21 января вице-адмирал Диков спустил свой флаг и съехал с эскадры, получив другое назначение.

22 января в полночь Главный командир Черноморского флота и портов Черного моря вице-адмирал Николай Васильевич «опытов поднял свой флаг на броненосце "Синоп" и вступил в командование эскадрой Черного моря с Высочайшего соизволения от 20 января, сообщенным телеграммой Управляющего Морским министерством.

Состав эскадры:

– Эскадренный броненосец "Синоп" (командир капитан 1 ранга Невражин).

– Эскадренный броненосец "Екатерина II" (командир капитан 1 ранга Падалка).

– Эскадренный броненосец "Чесма" (командир капитан 1 ранга Ирецкий).

– Эскадренный броненосец "Георгий Победоносец" (командир капитан 1 ранга Кузьмич).

– Эскадренный броненосец "Три Святителя" (командир капитан 1 ранга Мартын).

– Эскадренный броненосец"Двенадцать Апостолов" (командир капитан 1 ранга Лощинский).

– Крейсер I ранга "Память Меркурия" (командир капитан 1 ранга Бал 1-й).

– Минный транспорт "Буг" (командир капитан 2 ранга Бал 2-й).

– Минный транспорт "Дунай" (командир капитан 2 ранга Андреев).

– Минный крейсер "Гридень" (командир капитан 2 ранга Скаловский).

– Минный крейсер "Казарский" (командир капитан 2 ранга Овод).

Эскадренный броненосец "Георгий Победоносец" под флагом контр-адмирала Лаврова, крейсер "Память Меркурия" под флагом контр-адмирала Остелецкого.

С подъемом флага Главного командира приказано эскадре дополнить запасы провизии и материала для 2-х месячной кампании, а уголь и боевое снабжение до полного.

24 января минные крейсера "Гридень" и "Казарский" были спущены с плавучего дока, где они красил подводную часть. Из остальных судов только броненосцы "Чесма" и "Три Святителя" имели чистые подводные части, все же остальные не вводилось в док весны 1895 г.

Броненосец "Три Святителя" стоял на рейде, продолжая работы по заканчиванию проводки электрического освещения и другие работы по корпусу: все же боевое вооружение этого броненосца было закончено и испытано. На всех судах эскадры приспособлены бани для команды, так что по субботам вся команда успевала мыться. Температура в банях была не менее 27°.

С 22 января по 1 февраля эскадра пополнила свои запасы. Суда эскадры перекрашивали все надстройки по верхнюю палубу из белого в желто-шаровой цвет, как менее резкий и заметный.

Старшие штурманские и судовые офицеры изучали телеграфное дело, для чего на броненосце "Чесма" был прикомандирован чиновник телеграфного ведомства. Под его руководством офицеры обучались умению передавать и принимать с аппарата депеши.

3 февраля миноносцы № 252, 256, 257, 259 и 270 окончили кампанию и вступили в вооруженный резерв.

7 февраля для пополнения полного недостатка офицеров на суда эскадры прибыло из Балтийского флота 24 офицера и 5 механиков. Кроме них, еще с прошлого года на судах эскадры находилось 10 балтийских офицеров.

С 12 февраля начали снаряжать в лаборатории фугасные снаряды для 12-дм орудий.

С 17 по 28 февраля проводил инспекторский осмотр эскадренных броненосцев контр-адмирал Лавров, остальным судам – контрадмирал Остелецкий.

На судах эскадры учения и занятия проводились по объявленному заранее расписанию. Причем особое внимание было объявлено на артиллерийские учения. При артиллерийских учениях старались довести до возможной скорость по

дачи и заряжания 12-дм орудий. Кроме занятий по расписанию, ежедневно производили занятия грамотностью. Примерное заряжание и подача производились ежедневно, кроме праздников с 8 ч. 30 мин. утра до 9 ч. утра. В конце марта скорость заряжания улучшилась почти в два раза. За норму количества примерных выстрелов принималось 3 выстрела на орудие, считая орудие заранее заряженным.

При этом получалось следующее время трех выстрелов из 12-дм орудий: "Три Святителя" – 10 минут; "Двенадцать Апостолов" – 10 минут; "Синоп" – 10 минут; "Георгий Победоносец" – 11 минут; "Чесма" – 12 минут; "Екатерина II" – 13 минут.

В продолжение марта на броненосце "Три Святителя" производились достроечные работы.

Доставка пресной воды для котлов судов эскадры все время производилась без задержек благодаря устройству в Черной речке водопровода с краном. Водоотливные баржи, входя в Черную речку, наполнялись водой из крана и портовыми средствами буксировались к судам. 21 апреля проходили похороны на братском кладбище при участии наряда с эскадры отставного контр-адмирала Нарбута.