Алтари Келады

Арчер Вадим

Вадим Арчер — новое имя в жанре героической фантастики, но для тех, кого привлекает яркий красочный вымысел, динамичный сюжет, захватывающие волшебные приключения, роман «Алтари Келады» станет настоящим открытием.

На острове Келада, где магия реальна и, к тому же, подчиняется строгим законам, вспыхивает война. Злой маг Каморра, опираясь на племена дикарей, рвется к верховной власти. Чтобы одолеть его, маги и воины Келады должны не только объединиться, но и отыскать таинственные камни Трех Братьев — мощный источник волшебных сил…

Сражения и придворные интриги, экзотические ритуалы и ужасные чудовища, загадочные храмы и сумрачные подземные лабиринты, борьба любви и благородства с корыстью и властолюбием — все это ждет читателя на страницах романа «Алтари Келады».

 

 

I

Глядя на пылающее красками небо, Альмарен в который раз подумал, что нигде еще не видел таких изумительных закатов, как здесь, в Тире. Да и местные скалы, не розоватые, как в Оккаде, и не жемчужно-серые, как скалы Тионского нагорья, а тревожного красно-бурого оттенка, создавали особое, вечернее настроение, гармонирующее с оранжево-алой предзакатной тишиной. Альмарен опустил руку с куском цветного воска, только что прочертившим отметку на скале, в том месте, куда упал последний луч солнца, но, вспомнив, что сегодня — первая ночь новолуния, еще раз провел воском по отметке, чтобы сделать ее ярче и длиннее предыдущих. Плавно загибающийся ряд насчитывал еще восемь длинных линий, я значит, три четверти года прошло с тех пор, как они с Магистром задумали проследить особенности годичного пути солнца.

Альмарен развернул коня и поехал назад, на Красный алтарь. Сейчас, в конце первой половины лета, поздний закат солнца вынуждал его ежедневно опаздывать к ужину. Молодой маг направился к выходу из крохотной лощины, окруженной отвесными скалами и потому удобной для наблюдений за передвижением дневного светила. Задержавшись взглядом на противоположной стене лощины, пестреющей утренними отметками, он вспомнил, что завтра нужно вновь вставать до рассвета, и шевельнул коня.

Наль пошел неторопливой рысью, вынося всадника на южный склон Тироканского хребта, откуда открывалась вся северная часть Тирской долины, отделенная хребтом от остальных земель Келады. Внизу, в излучине Тира, виднелось селеньице Тирон, а выше по склону, у самых скал — каменная ограда Красного алтаря.

Три года назад, когда Альмарен приехал в эти края, он не понимал, почему Трем Братьям вздумалось поставить Красный алтарь, ведающий силой огня, в таком удалении от обжитых мест острова. Даже Фиолетовый алтарь, располагавшийся в верхнем течении Каяна, по сравнению с Красным казался соседом многолюдного центра Келады. Еще бы, ведь оттуда — всего неделя пути до Тимая, степного города, славящегося конскими ярмарками. Альмарен купил там своего Наля, тогда еще трехлетку, по совету Магистра, которого вызвался сопровождать в поездке. Прекрасный жеребец редкой золотистой масти, стоивший дорого даже для коня тимайской породы, был не по карману молодому магу, но Магистр добавил своих, заметив, что не стоит мелочиться в таком деле, как покупка коня. Магистр же и разъяснил Альмарену, что в Тирских горах выходят на поверхность залежи руд, необходимых для изготовления магического оружия, которым издавна славится Красный алтарь.

С двенадцати лет, с тех пор, как отец, зажиточный цитионский купец, отвез Альмарена для обучения в Оккаду на Зеленый алтарь, молодой маг подолгу не появлялся в родном доме. За годы жизни среди магов ордена Феникса Альмарен изучил заклинания Зеленого алтаря и прочитал все книги, хранившиеся в ордене — самое полное собрание магических книг на острове. В книгах были не только заклинания для амулетов Феникса, но и многие другие, не действующие на Зеленом алтаре. Альмарен перечитывал и те, и другие с одинаковым интересом. Лишь одну книгу ему не удалось прочесть, и она беспокоила его, как больной зуб. Это была толстая книга в обложке из обтянутых кожей металлических пластин, с двумя серебряными застежками сбоку, написанная на языке, не известном магам Феникса.

Получив жезл Феникса, Альмарен надумал совершить поездку на Оранжевый алтарь, чтобы узнать побольше о заклинаниях магов ордена Саламандры, известных на острове своим умением исцелять больных. Его учитель написал письмо к Шантору, магистру ордена Саламандры, с просьбой помочь молодому человеку. Благодаря письму Альмарена хорошо приняли на Оранжевом алтаре, где он за три месяца ознакомился с основами магического целительства. Книгу он взял с собой, но на Оранжевом алтаре не нашлось никого, кто мог бы ее прочесть. То ли поэтому, то ли по врожденной любознательности Альмарен не вернулся в Оккаду, а отправился дальше по острову, побывал в Келанге, навестил родных в Цитионе, выехал оттуда в Кертенк, а затем на Фиолетовый алтарь, нигде подолгу не задерживаясь. Наконец его занесло в такой отдаленный уголок острова, как Тирская долина.

Тирский, или Красный алтарь располагался у подножия южного склона Тироканского хребта — большого горного массива в юго-западной части Келады. В отрогах хребта зарождались две реки — Тир и Кан, орошавшие сухую долину южнее хребта и сливающиеся в единое русло у выхода в океан. Немногочисленные селения, прижившиеся на берегах, вели жизнь суровую и небогатую, так как здешние земли были скудными и давали мало средств к жизни. Несмотря на бедность и удаленность тирских земель, Красный алтарь был заложен здесь, и именно это место было указано Тремя Братьями первым магам, пожелавшим использовать силу огня.

Триста лет назад на Келаде жили трое братьев-магов, необычайное искусство которых породило массу легенд, передававшихся из поколения в поколение. В легендах утверждалось, что братья создали алтари острова для помощи остальным уроженцам Келады, наделенным способностью подчинять и использовать магические силы. Было известно только пять мест, излучающих силу магии, поэтому туда мало-помалу собирались маги, и, невзирая на трудные для жизни условия, заселяли и обживали ценную для них землю. В центре силы сооружалась алтарная площадка, вид которой зависел от вкуса и фантазии местных магов. Заклинания произносились в этой точке, хотя сила, постепенно убывая, чувствовалась на расстоянии тридцати-пятидесяти шагов от нее.

При четырех алтарях, в том числе и Тирском, в течение десятков лет действовали школы магов, называвшие себя орденами. Каждый орден имел свое название, свои знаки отличия, свой устав, свои области применения магии и своего главу — магистра ордена.

Способность применять магию не была редкостью среди келадских жителей. Желающий зарабатывать магией выбирал алтарь по своим талантам и склонностям, обучался на нем и, достигнув мастерства, проходил обряд посвящения, где получал амулет из эфилема — полудрагоценного камня, встречающегося в скалах Оккадского нагорья. Первое посвящение считалось малым, или ученическим, и давало право носить орденский перстень, на втором маг получал жезл и становился полноправным членом ордена. С помощью заклинания эфилемовый амулет связывался энергетической нитью с алтарем, приобретая свойство принимать силу этого алтаря. Обладатель амулета мог оставить алтарь и пользоваться его силой в любой точке острова, что и делали многие маги после получения жезла.

Свойства эфилема были известны так же давно, как и свойства алтарей. Маги отправлялись за ним на Оккадское нагорье, откуда возвращались, нагруженные кусками магического минерала всевозможных цветов и оттенков. Амулеты изготавливали в мастерских при алтарях — кольца и жезлы, браслеты и камеи, резные украшения для одежды и оружия. На амулетах, по давней традиции, изображался символ ордена, однако основным их различием была способность излучать свет, свой для каждого алтаря. Алтари носили названия по цвету свечения связанных с ними эфилемовых изделий.

Красный алтарь был обжит магами давно и основательно. И жилье, и мастерские, и кладовые, и даже конюшня — все было сложено из красноватого камня и казалось продолжением каменных россыпей, образующих южный склон хребта. На просторном дворе поселения размещалась круглая алтарная площадка с тремя ступенями по краю и крестообразной отметкой в центре, куда ставили рабочий стол магов. Поселение окружала каменная стена с воротами в ее южной части. Времена на острове бывали разные, бывали и такие, когда алтарь нуждался в надежной защите и охране, но сейчас эти ворота никогда не запирались.

Маги Красного алтаря основали орден Грифона, выбрав своим символом крупного и опасного хищника с крыльями, обитающего в скалах Ционского нагорья. Алтарю подчинялась сила огня, позволявшая использовать заклинания для работы с огнем и металлами. При алтаре имелась рудоплавильная печь, а также кузница, где изготавливали оружие, доспехи, посуду и бытовую утварь. Готовые изделия клали на алтарь и с помощью заклинаний силы огня придавали им прочность, не достижимую при кузнечной обработке, поэтому металлические изделия с головой грифона высоко ценились во всей Келаде. Их продажей и кормились три десятка магов и ремесленников, живших в алтарном поселении.

Женщин здесь не было, хотя на пустынном дворе поселения раз в неделю появлялись разбитные тиронские бабы и застенчиво хихикающие молодки с товарами, принесенными на продажу. Мужское население алтаря составляли преимущественно юнцы из нищих тимайских семей, жаждущие скорее освоить магию и уйти устраивать жизнь в городах Келады, и пожилые немногословные одиночки, выброшенные водоворотом жизни в тихую заводь самой отдаленной из келадских окраин.

Языка книги не знали и здесь, и Альмарен так и не прочитал ее. Заинтересовавшись изготовлением магического оружия, он остался изучать технологию и заклинания, применяемые магами ордена. Прошлой весной он достиг первого уровня мастерства и принял малое посвящение ордена Грифона. Обряд был строг и прост, как и весь уклад местной жизни. Альмарена поставили в центр алтарной площадки, двое магов встали по бокам и направили на него жезлы, магистр ордена произнес заклинание посвящения и вручил эфилемовый перстень с головой грифона. Теперь Альмарен мог использовать силу и заклинания Тирского алтаря.

Альмарен, намеревавшийся задержаться в Тире на месяц, четвертый год оставался среди магов ордена Грифона. Течение времени не чувствовалось здесь, ежедневные обязанности не тяготили молодого мага, величественная, застывшая тишина тирских пейзажей навевала спокойствие духа и ясность мысли. Помимо этого, немалое влияние на привязанность Альмарена к здешним краям оказало общение с магистром ордена Грифона. Тот поселился в Тире лет десять назад, уже во взрослых годах взявшись за изучение магии, а после смерти прежнего магистра, глубокого старика, был единодушно избран главой ордена. О прошлой жизни Магистра никто на алтаре не знал и не беспокоился об этом — здесь было не принято интересоваться прошлым жителей поселения.

Слово за слово Альмарен сблизился с Магистром и, несмотря на разницу в возрасте, они стали друзьями. Они не скучали вместе, рассуждая о магии, об особенностях сил, подвластных алтарям, об устройстве мира, о солнце и звездах, проходящих по небу, а прошлой осенью надумали проследить небесный путь солнца. Сейчас, спустя три четверти года, результаты наблюдений оказались так увлекательны, что Альмарен, был готов жертвовать сном, завтраком и ужином, лишь бы поставить на скале очередную отметку.

Уже пятую неделю Альмарен дважды в день навещал скалы в одиночестве. В начале лета на Красный алтарь прибыл гонец с письмом от магистра ордена Саламандры. В письме говорилось, что последние события на острове требуют немедленного созыва совета магов. Время и место сбора было назначено в ближайшее полнолуние на Каянском алтаре.

— Что там стряслось? — поинтересовался Магистр у гонца, так как в письме не было и намека на причины созыва совета. — Я не знаю события, достойного такого шума.

— Разве к вам не доходили новости? — удивился гонец. — Вы ничего не знаете о Каморре?

— Об этом негодяе, которого выгнали из ордена Саламандры? Почему же, слышал, — поморщился Магистр. — Говорят, он подался на север и поселился у уттаков. Самая подходящая для него компания.

— Ему удалось объединить уттаков, — гонец многозначительно замолчал, подчеркивая невероятность события.

— Уттаков не объединишь, — возразил Магистр. — Они слишком дики. Всем известно, что их численность не растет потому, что племена охотятся друг на друга.

— Спокойно вам тут живется, в Тире, — покачал головой гонец. — Численность уттаков не растет, но и не так мала, как хотелось бы. А Каморра, хоть и лишился права работать от Оранжевого алтаря, но пока не перестал быть магом. Шантор считает, что именно магия помогла этому босханцу повлиять на уттаков так, что они перестали поедать друг друга, надеясь закусить остальным населением острова. Приезжайте на совет, и все узнаете сами.

На следующий день Магистр оставил дела на Синатту, ведавшего доходами и хозяйством алтарного поселения, и выехал на Фиолетовый алтарь. Он звал Альмарена с собой, но тому стало жаль бросать начатые наблюдения. Молодой маг отказался от поездки, предпочтя изучение движения солнца обществу друга.

Оставшись один на один с тирскими буднями, Альмарен стал замечать однообразие местной жизни. Он с нетерпением ожидал своего друга с новостями. Впрочем, сегодня, вернувшись в поселение, молодой маг оставил мысли о далеких событиях и занялся насущными делами. Он расседлал Наля и взялся за скребницу, привычными движениями начищая золотистую шкуру. Конь пофыркивал и тянулся мордой к карману хозяина в поисках хлебной корочки, но вдруг вскинул голову и, прислушавшись к чему-то, заржал.

Звук гонга заставил Альмарена отложить скребницу. Гонг возвещал все урочные и неурочные события в поселении. Время ужина давно прошло — следовательно, на алтаре случилось что-то, нарушающее обычный ход жизни.

Альмарен поставил коня в стойло и побежал к кузнице, где висел гонг — бронзовый щит с бронзовым молотком на цепочке. Звук ударов бронзы по бронзе проникал в отдаленные закоулки алтаря, созывая жителей на сбор. У кузницы росла толпа — все понимали, что случилось чрезвычайное событие.

— Магистр возвращается! — объявил маг, который бил в гонг. Это было, безусловно, событием. Жители поселения отправились к воротам встречать Магистра.

Альмарен вышел из ворот вместе с остальными. По дороге, ведущей от Тира к Красному алтарю, ехал одинокий всадник. Если бы местные жители имели привычку выставлять охрану, он был бы замечен еще у моста, поворачивающего на Тирон, так как окрестности хорошо просматривались. Из-за сухого климата склоны гор не были покрыты ни лесом, ни кустарником — все это росло в долине реки. Здесь же были камни и невысокая трава, а ровные участки были засеяны низкорослой выносливой пшеницей или служили пастбищами для горных антилоп.

Глава ордена Грифона был далеко не стар, несмотря на седину в волосах, спускающихся на плечи. Это был рослый, сильный мужчина, напоминавший скорее воина, чем мага. Его спину прикрывал плащ из шерсти горной антилопы, у пояса висел тяжелый и длинный меч с головой грифона на эфесе. Серый в яблоках конь, такой же рослый и мощный, как хозяин, без труда преодолевал подъем. Всадник сидел на коне прямо и уверенно, хотя проделал длинный путь, торопясь добраться до места.

Магистр подъехал, приветствовал собравшихся и соскочил с коня. Синатта, сухонький, седенький маг, подлетел к нему и обрушился с вопросами.

— Как дорога, Магистр? Что нового в Келанге? А что говорил Шантор? Кто там был из магов Феникса?

Синатта, несмотря на преклонный возраст, был подвижен, как юноша, неутомимо деятелен и неукротимо любопытен. Магистр хорошо знал старого мага, поэтому оставил вопросы без внимания.

— Подожди, Синатта, — сказал он, оглядывая собравшихся. — Все новости завтра. А сейчас баня и ужин.

Встретив взгляд Альмарена, Магистр кивком подозвал молодого мага.

— Как я рад, что вы вернулись, Магистр! — сказал Альмарен, подходя.

— И я. Ну как здесь жизнь, без меня?

— Спокойно, — улыбнулся Альмарен. — Скучновато, я бы сказал. Давайте вашего Тулана, я поставлю его.

— Не хочешь ли поужинать еще разок? — спросил Магистр, передавая Альмарену повод коня. — Составь мне компанию.

— С удовольствием, — согласился Альмарен. — Тем более, что я еще не ужинал.

— Тем лучше. Приходи ко мне. — Магистр повернулся к Синатте. — Ужин на двоих в мою комнату.

Воздух закипел вокруг Синатты — маг помчался выполнять распоряжение Магистра. Альмарен отвел Тулана в конюшню, расседлал и почистил, принес воды, засыпал в кормушку сена и пшеницы, а его старший друг отправился в баню, расположенную в пристройке у кузницы. Большой чан, в который с утра наливали воду, служил задней стенкой горна. От жара, идущего из горна, вода прогревалась и использовалась для мытья и хозяйственных нужд.

После бани Магистр вернулся в свою комнату, где давно стоял ужин. Дождавшись молодого мага, он указал ему на стул.

— Садись. — Магистр взял второй стул и уселся напротив. — Две недели не ел горячего, — сказал он, пододвигая поближе миску с кашей.

— Тулан ваш отощал, — заметил Альмарен. — Бока у него не те, что прежде.

— Не отощал, а согнал лишний жир. Он в прекрасном состоянии, поездка пошла ему на пользу.

— Надеюсь, и вам тоже, Магистр?

— Да как сказать… ты бывал на Фиолетовом алтаре?

— Я проезжал там три года назад.

— Тогда сам знаешь, — взглянул на него Магистр. — Пыль, песок, грязные комнаты для приезжих, вечно не хватает воды. Умыться — проблема. Коней пасти — опять проблема. Все вздохнули с облегчением, когда разъезжались.

— А кто был на совете? — поинтересовался Альмарен.

— Шантор, конечно, и с ним еще трое. Пятеро из Келанги, семеро из Цитиона, из других мест еще человек десять. С Зеленого алтаря — трое, в том числе и Суарен. Явился даже колдун с Синего алтаря, такой забавный старый гриб. Ты помнишь Синий алтарь, тот, что в Лоанской долине?

— Помню, — подтвердил Альмарен. — В той местности живут коренные обитатели Келады, лоанцы. Среди них почти нет магов.

— Да. На Синем алтаре нет своего ордена. Более ста лет назад совет магов острова принял решение не беспокоить лоанцев. — Магистр слегка улыбнулся. — Старичка, конечно, никто не позвал, но ему было видение, представь себе!

— Он настоящий маг, Магистр! — в тон ему ответил Альмарен.

— Наверное. Суарен расспрашивал о тебе и был рад узнать, что ты живешь у нас, но удивлялся, почему ты не приехал.

— Но, Магистр, мы потеряли бы целый год! — воскликнул Альмарен.

Магистр рассеянно кивнул.

— Может получиться так, что наблюдения придется отложить, — сказал он.

— Неужели дела на острове так плохи?

— Совет не собирают по пустякам. — Магистр отодвинул миску. — Говорилось много, я не могу решить, какие слова правдивы, а какие вызваны страхом, но в любом случае — положение угрожающее. Ты слышал о Каморре?

— Очень мало. О нем упоминали, когда приезжал гонец.

— Каморра — сын босханского оружейника. — Магистр с неприязнью выговорил имя. — Из мага ордена Саламандры он стал грабителем и был исключен из ордена. Несмотря на это, он был хорошо принят Берсереном, правителем Келанги, и помогал ему во всяких пакостях. Десять лет назад они поссорились, и Каморра ушел на север к уттакам.

— И уттаки не съели его?

— К сожалению, нет. Говорят, он отыскал в Иммарунских лесах еще один алтарь, Белый, поселился там и провозгласил себя магистром ордена Василиска. Кто бы еще взял символом ордена такую гнусную тварь?

— Откуда известно, что это не пустые слухи?

— Года полтора назад он появлялся в Келанге и подыскивал помощников. На совете были маги из Келанги, которым он предлагал присоединиться к ордену Василиска. Они видели у него амулеты ордена.

— Белый алтарь… — покрутил головой Альмарен.

— Туда собрались все негодяи острова, и не только маги. У них есть свой алтарь. Ты понимаешь, что это значит?

— Да, — подавленно произнес Альмарен. — Жаль, но энергия алтарей одинаково служит и добру, и злу. Значит, на Белом алтаре творятся черные дела?

— Чернее некуда, — согласился с ним Магистр. — А теперь выслушай худшее.

Он подошел к небольшому шкафчику, стоящему на подставке у изголовья кровати, и извлек оттуда сложенный лист бумаги. Вернувшись, он сдвинул посуду и развернул на столе лист, оказавшийся картой Келады. Белого алтаря на ней не было. Магистр отчеркнул ногтем его расположение и показал Альмарену.

— Это Белый алтарь, — сказал он. — Шантор говорит, что вот здесь, в верховьях Иммы, с весны накапливаются отряды уттаков. Самое удивительное, что они из разных племен, но не враждуют между собой.

— Как он получил эти сведения? — полюбопытствовал Альмарен.

— И охотники, и разведчики из Бетлинка утверждают это. Правитель Бетлинка просил у Берсерена подкрепления, но тот отказал.

— Странно, — пожал плечами Альмарен. — В Бетлинке правит младший брат Берсерена. Мне рассказывали, что он получил замок благодаря какой-то грязной истории, и Берсерен играл в ней не последнюю роль. Неужели они поссорились?

— Прошлой осенью Кревирен умер от тяжелой простуды. Бетлинком правит его сын, Вальборн.

— Он таков же, как его отец?

— Нет, говорят, совсем не таков. И он — храбрый воин. Но скоро ему придется трудно. Шантор считает, что Каморра готовится к войне. Первый удар будет направлен на Бетлинк.

Альмарен углубился в карту.

— Да, это очевидно, — согласился он. — Каморра не оставит замок у себя в тылу.

— За Бетлинком последует Оранжевый алтарь, затем — Келанга. А там и Зеленый алтарь недалеко. Каморра честолюбив, он не успокоится, пока не приберет к рукам весь остров. Шантор рассказал на совете, что босханец несколько раз пытался перекрыть силу Оранжевого алтаря.

— Ему это удалось?

— Частично. Амулеты не теряли связи с алтарем, но работа прямо от алтаря становилась невозможной. Черные жрецы храма Мороб, великой Саламандры, не могли лечить больных.

— Разве такая магия возможна? Силы алтарей не могут влиять друг на друга.

— Видимо, могут, — предположил Магистр. — Но заклинание каждый раз удавалось снять.

— Как?! — подскочил Альмарен. — Я никогда не слышал ни о заклинании, запирающем силу алтаря, ни об обратном.

— Шантор не рассказывал этого на совете, но потом, когда передавал мне… — Магистр запнулся. — …с глазу на глаз он проговорился, что их черная жрица сумела снять заклинание Каморры с помощью ритуального танца.

— Черная жрица, Магистр? — приподнял бровь Альмарен. — Впервые слышу, что среди черных жрецов есть женщина.

— Я тоже, — подтвердил Магистр. — Я начал расспрашивать Шантора, но тот больше ничего не сказал. Мне показалось, что он пожалел о своих словах. Должно быть, она сильная магиня.

— Ну, если она считается сильной среди черных жрецов храма Мороб, это кое-что, — отозвался Альмарен. — Что решили на совете?

— Нужно поторопить правителей тионских городов с подготовкой к обороне и убедить их действовать совместно. Здесь есть определенные трудности.

— Если даже уттаки могут действовать совместно, здесь-то какие трудности?

— Ты, я смотрю, плохо знаешь Берсерена. Старикашка упрям и самонадеян. Шантор разговаривал с ним по пути на совет, но ни в чем не убедил его. Правитель Келанги, города, важнейшего с точки зрения обороны, ведет себя так, будто уттаков и на свете нет.

— А другие?

— Как дела в Босхане, пока неизвестно. Донкар, правитель Кертенка, объявил сбор ополчения. Правитель Цитиона начал постройку новой городской стены, но вряд ли успеет ее закончить. Он просил подвезти в армию побольше магического оружия. Луки изготовит орден Феникса, они это умеют, мы — мечи и щиты. — Магистр задумался. — Если все пойдет, как намечено, объединенная армия через три месяца будет под Келангой. Наше оружие нужно доставить туда к этому сроку. — Он поднялся со стула и зашагал по комнате.

Все было сказано, время шло к полуночи, но Магистр не торопился с окончанием беседы. Он молча ходил из угла в угол, будто какая-то мысль не давала ему покоя. Альмарен в задумчивости сопровождал Магистра взглядом. Ему казалось, что тот хочет сказать ему еще нечто важное, но никак не может решиться.

— Послушай-ка, Альмарен, — вдруг повернулся к нему Магистр. — Ты помнишь легенду о Трех Братьях?

Альмарен ожидал любого вопроса, только не этого, но ответил довольно быстро.

— Которую? Про Трех Братьев ходит много легенд.

— Припомни ту, где говорится о трех камнях, — уточнил Магистр.

— Говорят, создавая магию, братья сделали три камня для управления ею. Младший брат, Лилигрен, создал Синий камень, или камень воды. Считается, что ему подвластна сила холода. Средний брат, Оригрен, создал камень огня, или Красный камень. Ему подвластны тепло и жар. Старший брат, Гелигрен, создал Желтый камень, или камень жизни. Ему подвластна жизненная сила растений, животных и людей. — Альмарен отчеканил смысл легенды, как хорошо выученный урок, в глубине души недоумевая, зачем Магистру понадобилась старая сказка сейчас, когда реальность стала опасной и угрожающей. — Говорят, что каждый брат вложил в камень частицу души и назвал его своим именем. Красиво, правда?

— Вспомни, для чего эти камни. Что говорится в легенде?

— Это все. Для управления магией, и больше ни слова. О свойствах алтарей мы знаем многое, но о камнях нет никаких сведений.

— А как эти камни управляют магией? Тебе нигде не попадалось хотя бы намека?

— Нет, Магистр. Да и есть ли они вообще, эти камни? Их никто никогда не видел. В легенде говорится, что вместе камни составляют страшную силу. Говорится, что когда братья поняли это, они спрятали их в разных концах острова. Я думаю, это всего лишь попытка объяснить, почему камней нище нет.

Магистр, казалось, был разочарован. Он опустился на стул и вновь задумался, словно на что-то решаясь, затем вытащил из-за пазухи маленький сверток и аккуратно развернул его. На куске мягкой тряпки лежал синий кристалл.

Альмарен онемел от изумления. Вид кристалла был так необычен, что вывод напрашивался сам собой. Синий камень из легенды лежал перед ним, как ни в чем не бывало, как какой-нибудь осколок булыжника с мостовой, выбитый копытом резвого коня, или речной голыш, омываемый струями буйного Тира. Он был похож на дольку крупного яблока, разрезанного на три части. Две стороны дольки были плоскими, а третья, полукруглая, переливалась тысячами граней. Из глубины камня струился глубокий и мягкий синий свет, то мерцающий, то пульсирующий, словно камень жил и дышал в такт своей загадочной кристаллической жизни.

— Это Лилигрен, — сказал Магистр. — Младший Брат.

— Какая красота! — выдохнул Альмарен.

Оба долго смотрели на камень, будто завороженные.

— Шантор передал его мне на хранение, — нарушил молчание Магистр. — Камень был надежно спрятан в подземных помещениях храма Мороб, о нем знали только черные жрецы. Весной камень пытались украсть, поэтому Шантор решил увезти его с алтаря. Он считает, что попытка кражи — дело Каморры. Босханец был магом Саламандры и мог слышать о камне.

— Зачем этот камень понадобился Каморре? — спросил Альмарен.

— Конечно, не как красивая безделушка. Видимо, он знает о камнях Трех Братьев больше, чем мы. Я надеялся, что ты читал про камни в книгах Зеленого алтаря. Там есть полная книга заклинаний. По слухам, она написана еще Тремя Братьями.

— Нет, о камнях там ничего не было. Описаны свойства всех трех сил, общеизвестные заклинания, особенности работы тех алтарей, которым подчиняется по две силы — Зеленого, Оранжевого и Фиолетового. И все.

— Жаль. — Магистр вновь загляделся на камень. — Посмотри, Альмарен, какой живой и теплый синий свет! В него можно глядеть до бесконечности, как в глаза любимой женщины. Одно это уже магия.

Непривычная мягкость в голосе Магистра удивила Альмарена не меньше, чем вид Синего камня. Чего-чего, а лишней чувствительности он за своим другом не замечал. Тот поднял голову, его лицо оставалось спокойным и суровым. Альмарен даже засомневался, не послышалась ли ему последняя фраза главы ордена Грифона.

— Ты можешь посмотреть энергетику камня и что-нибудь сказать о его свойствах? — обратился к нему Магистр.

Альмарен осторожно взял Синий камень в ладони и, прикрыв глаза, сосредоточился на его энергетических связях.

— От камня идут четыре нити, а не одна, как от обычных амулетов, — сообщил он, закончив осмотр. — Я пробовал принять энергию с нитей, но они не отзываются. Камень не поставляет магическую силу владельцу.

— Ты уверен?

— Безусловно. Может быть, нити камня проводят энергию в другую сторону?

— Но зачем? — пожал плечами Магистр. — В каком направлении они тянутся?

— Туда. — Альмарен махнул рукой.

— Там у нас центральная часть острова.

— Нити всегда идут к алтарям, — напомнил Альмарен. — Легенды говорят, что Синий камень управляет силой холода. Эта сила подчиняется Синему, Фиолетовому и Зеленому алтарю. Три нити могут вести к ним.

— А четвертая?

— Не знаю. — Альмарен отдал камень Магистру. У него кружилась голова. Исследование камня не было простым заклинанием и отнимало много сил. Очевидная мысль возникла у молодого мага, и он тут же ее высказал. — Видимо, четвертая нить идет к Белому алтарю. Каморра знает, как это использовать.

— Знает? — взглянул на него Магистр. — Но откуда?

— Есть лишь один способ выяснить это, — подсказал Альмарен. — Нужно спросить у Каморры.

 

II

Этой ночью Альмарен спал беспокойно. Возбужденный новостями мозг порождал странные картины — то ли сновидения, то ли галлюцинации, — в которых причудливо переплеталось услышанное вечером. Молодой маг увидел себя на опушке сумрачного северного леса, откуда выходили бесчисленные отряды уттаков — оскаленные, почти звериные лица, короткие кривые ноги, жесткие узловатые пальцы, держащие тяжелые луки и огромные, грубо сделанные каменные секиры. Он стоял, прижимая к груди жезл Феникса, а они все шли и шли на него, мимо него и сквозь него.

Альмарен почувствовал небо — черное, грозовое. Облака шли низко и тяжело, гонимые быстрым ветром, на них проявилось призрачное белое видение, становившееся гуще и плотнее. Высоко в воздухе извивался и клубился исполинский рогатый ящер с кожистыми крыльями — василиск. Морда ящера карикатурно исказилась и перелилась в сухой, властный профиль. Несомненное предчувствие, что это — Каморра, заставило Альмарена напряженно всмотреться в проступившее перед ним лицо.

Мгновенный провал сознания стер видение. В полной тьме возникла синяя точка, и из глубины стал выдвигаться Синий камень, мерцающий таинственно и грустно. Камень медленно вращался, от него тянулись и пульсировали тонкие синие лучи. Вдруг он дрогнул, распался и превратился в глаза женщины, такие же синие, глубокие и грустные, пристально глядящие на Альмарена. Неожиданный вихрь стер картину. В его замедляющемся вращении Альмарен увидел продолговатый предмет, в котором узнал книгу, привезенную с Зеленого алтаря. Альмарен взял книгу и раскрыл ее. Теперь язык книги казался ему знакомым, но смысл текста ускользал. Молодой маг силился разглядеть отдельные слова, они расплывались перед глазами, страницы листались сами собой и не позволяли остановить внимание на фразах. Альмарен напрягся, чтобы уловить хоть что-то, но видение размылось и исчезло. Он вздрогнул и проснулся.

Светало. Альмарен успевал к скале до восхода солнца. Он торопливо оделся и пошел седлать коня, хотя чувствовал себя еще более разбитым и усталым, чем до сна. Свежий воздух вернул ему ясность мысли. Последнее видение — книга — не выходило из головы молодого мага. «Если бы я мог прочитать ее, — думал он, — нужно изучить ее внимательней». Решив посмотреть книгу по возвращении, он успокоился и доехал до скалы с легким сердцем.

Гонг, раздавшийся после завтрака, объявил общее собрание жителей Красного алтаря. Было известно, что Магистр будет рассказывать о совете магов, поэтому никто не заставил себя ждать. Когда собравшиеся расселись на ступенях алтарной площадки, появился Магистр, одетый, как подобает главе ордена Грифона в важных и торжественных случаях. На нем был красный плащ с изображением грифона на спине, застегнутый на шее фигурной застежкой, голову стягивал темно-красный эфилемовый обруч. На груди Магистра, на цепочке, висел большой бронзовый диск с чеканкой, изображавшей грифона.

Магистр рассказал то, что уже знал Альмарен, ни слова не упомянув о Синем камне, затем обратился к сидевшим перед ним людям.

— Мы не можем ждать, пока война доберется до нас. Уже сейчас мы должны сделать все, что можем, и так быстро, как можем. Я хочу, чтобы все поняли это.

Синатта, ерзавший на ступенях, выскочил.

— Конечно, Магистр! Кузница будет работать днем и ночью, для кузнечных дел людей у нас достаточно. Верно, парни?! — обратился он к сидящим.

Все одобрительно загудели. Синатта заговорил еще быстрее, помогая себе энергичными жестами.

— За два месяца мы скуем сотню мечей, не меньше. Полсотни мечей и щитов уже готовы, мы собирались везти их на продажу осенью. Но запасов руды у нас мало. Нужно ехать в горы сейчас же, а для этого нет ни людей, ни лошадей.

— Отправляйся в Тирон, Синатта, — посоветовал Магистр. — Поговори с тамошними жителями и возьми у них людей и лошадей. Они не откажут, когда узнают, для чего это нужно. Выдели каждой группе одного из наших, на это у нас людей хватит. Чтобы отвезти оружие к Оранжевому алтарю, потребуется обоз. Договорись сразу и об обозе.

Обоз?! — вскинулся Синатта. — Я сам поведу его через Сехан.

— Не торопись, — остановил его Магистр. — В этом году на Келаде страшная засуха. Сеханская равнина выжжена солнцем. Ручьи исчезли, родники, текущие с гор, высыхают, не достигая равнины. Обоз не может идти по безводной местности, а магам Грифона не подчиняется вода. Вы отправитесь южным путем — вверх по Каяну, мимо Фиолетового алтаря, потом вдоль южного берега Келады до Кертенка, а оттуда вверх по Большому Тионскому тракту.

— Но этот путь вдвое длиннее! — подскочил Синатта. — Война кончится, пока мы доберемся до Келанги.

— У нас нет выбора, Синатта. Возьми в обоз лучших лошадей, чтобы передвигаться быстрее.

Собрание закончилось. Альмарен вспомнил про книгу и пошел к себе в комнату. Последнее, что он заметил, был Синатта, который увязался за Магистром и что-то горячо говорил ему, размахивая руками и подпрыгивая от возбуждения.

Книга лежала в сундуке, на дне дорожного мешка. Альмарен расстегнул серебряные пряжки и начал просматривать плотные желтоватые страницы. В книге было семь глав, каждая глава начиналась цветной геометрической фигурой.

Альмарен хорошо различал абзацы, предложения и даже слова, но буквы текста были незнакомыми. До обеда он промучился с книгой впустую. В комнате было сумрачно и душно из-за крохотного окошка. Молодой маг почувствовал, что заснет, если не выйдет на воздух — сказывалась дурно проведенная ночь. Он взял книгу, вышел из укрепления и спустился по склону к ручью. Было уже за полдень, округа звенела кузнечиками, которые то и дело выскакивали из-под ног. Усевшись на камень у ручья, Альмарен вновь открыл книгу и стал изучать цветные фигуры, потому что уже глядеть не мог на буквы, эти бессмысленные черточки и закорючки.

В начале первой главы был нарисован треугольник. Краски давно выцвели, но было заметно, что когда-то он был синим. Вторая глава открывалась красным квадратом, затем следовал желтый круг. Перед четвертой главой тоже был изображен квадрат, грязно-бурый, но от середины его верхней стороны к нижним углам спускались две прямые линии. Следующие главы открывались кругами, в один из которых был вписан квадрат, в другой — треугольник. В круг перед последней главой был вписан квадрат с двумя линиями. Эта фигура не была раскрашена, или, может, краски полностью выцвели.

Альмарен долистал книгу до конца и тупо уставился в ее раскрытую обложку. Сколько он так просидел, трудно было сказать.

Вдруг большой кузнечик стукнулся Альмарену в лоб и упал на внутреннюю сторону обложки книги. Альмарен раздраженно хлопнул нахальное насекомое и тут же пожалел об этом — на желтоватой бумаге образовалось грязное пятно. Вытирая пятно, он почувствовал, что под бумагой есть что-то вроде плоского прямоугольника. Альмарен полез по карманам в поисках чего-нибудь, чем можно подковырнуть обложку, но ничего не нашел. Он закрыл глаза, протянул руки над обложкой и сосредоточился. Бумага отошла от серебряной пластины, служившей основой обложки. Под ней лежал сложенный вдвое лист, а на нем чернели те же крючки и закорючки — буквы незнакомого языка. Альмарен развернул лист. Над текстом был нарисован круг, разделенный на три части линиями, идущими от центра. Одна треть круга была синей, вторая — красной, а третья — желтой.

Если бы Альмарен не видел Синего камня, то не понял бы значения картинки, но теперь он сразу же догадался, что здесь изображены три камня, о которых они вчера говорили с Магистром. Подумав, что листок нужно немедленно показать Магистру, он застегнул книгу и заспешил вверх по склону.

Магистр с большим интересом рассмотрел картинку, а затем и весь листок. Поглядев листок на просвет и не обнаружив ничего нового, он начал рассматривать геометрические рисунки в книге.

— А ты что об этом думаешь, Альмарен? — спросил он, просмотрев книгу.

— Все фигуры состоят из четырех основных — треугольника, круга, квадрата и квадрата с палочками. — Альмарен потер руками виски.

— Это не палочки, а треугольник внутри квадрата, — сообщил ему Магистр. — Есть три основные фигуры — треугольник, квадрат и круг. Все остальные фигуры — составные. Ты сегодня неважно соображаешь, Альмарен.

Альмарен оставил замечание Магистра без внимания. Тот вгляделся в него, потом положил руку на лоб молодого мага и приподнял его лицо кверху.

— Да на тебе лица нет, парень! Здоров ли ты? — забеспокоился он, но лоб Альмарена был холодным. Иди немедленно спать, а к горе я съезжу сам.

Альмарен и сам чувствовал, что выспаться — это именно то, что ему сейчас нужно. Он пошел к себе в комнату и, едва донеся голову до подушки, провалился в глубокий сон.

Звук гонга разбудил его.

«Ужин», — подумал Альмарен спросонья. Он чувствовал себя свежим и бодрым, совершенно выспавшимся, но очень голодным. Открыв глаза, он оказался в полной темноте и понял, что время ужина давно прошло, а сейчас уже за полночь. Теперь он слышал, что гонг бил часто и тревожно, а это означало, что в поселении что-то случилось. Альмарен нащупал в изголовье жезл Феникса, пробормотал в уме заклинание, чтобы засветить амулет, затем быстро оделся и выбежал на двор с зеленовато-сияющим жезлом в руке.

Из-за новолуния на дворе было не светлее, чем в комнате. Отовсюду приближались красные точки жезлов Грифона — маги сбегались на сигнал тревоги. У кузницы Альмарен увидел Магистра, бившего в гонг. На его боку, на белой рубахе, расплывалось красное пятно.

— В укреплении воры! — крикнул Магистр. — Скорее к воротам!

Ворота немедленно закрыли и обшарили все уголки, но никого не нашли. Все в растерянности собрались на дворе у гонга. Синатта охал и суетился.

— Что пропало? — спросил он Магистра.

— Одна важная вещь, которую мне дали на хранение. Я поклялся Грифоном, что сберегу ее. Я должен вернуть ее назад, поэтому немедленно выезжаю. Запас еды и коня!

— И мне! — добавил Альмарен. Он без объяснения понял, что пропало у Магистра.

Синатта понесся выполнять приказ.

— И ты едешь, парень! — сказал Магистр. — Я рад. Собирай вещи, наш путь может оказаться долгим.

Альмарен забежал по пути в кухню, полез в котлы, проглотил миску холодной похлебки и, жуя на ходу кусок хлеба, побежал за вещами. Их было немного — смена одежды, теплый плащ и сапоги, меч с грифоном на эфесе. И, конечно, книга. Он завернул ее в плащ, сунул в мешок, подхватил его и выскочил на двор.

На дворе рассветало. Альмарен погасил жезл и добежал до конюшни. Там держали оседланных Тулана и Наля, рядом лежали мешки с провизией. Дорожный запас был обычным — немного хлеба, копченый бок антилопы, круг сухого соленого сыра и сушеные фрукты. Были и дорожные лепешки из жареной муки, незаменимая еда путников. Их не пекли, а прессовали, перемешав жареную муку с медом или с подсоленным жиром антилопы, и всегда брали в дорогу.

Альмарен сделал вьюк и перекинул через седло. Магистр отдавал Синатте последние распоряжения:

— Если не вернемся вовремя, отправляй обоз. Старшего в укреплении назначишь сам. Помни, обоз очень ждут.

Синатта мигал и кивал, распираемый чувством ответственности. Альмарен подошел попрощаться и внезапно, по какому-то наитию протянул Синатте жезл Феникса. Должно быть, запали ему в голову слова Магистра, что магам Грифона не подчиняется вода. Синатта не был посвящен на Зеленом алтаре, но Альмарен не сомневался, что такой сильный и опытный маг сумеет воспользоваться и его жезлом.

Передача жезла другому была серьезнейшим нарушением устава, за которое могли выгнать из ордена. Альмарен это знал, знал и Синатта, но взял жезл и поблагодарил.

Друзья выехали с восходом солнца и сразу пустили коней крупной рысью. Сердце Альмарена сжалось — он понял, что не скоро поставит на скале очередную черту, но постепенно чувство отрыва от насиженного места заменилось чувством дороги. За горизонтом скрывалась неизвестность или даже опасность, но он манил и затягивал молодого мага, заставляя сердце биться чаще и быстрее, а мысль — лететь вперед, за Сеханскую равнину, звонкую от кузнечиков, вдоль соленого озера Тикли, кишащего аспидами, и, подобно гигантскому степному кондору, парить над полноводным Тионом и дальше, над Ционским нагорьем.

Вскоре они доехали до стада лохматых горных антилоп. Антилопы замерли при виде всадников, вытянув шеи и насторожив чуткие уши. Магистр подъехал к пастуху, спросить, кто проезжал мимо этой ночью, и давно ли.

— Вскоре после полуночи, — ответил ему пастух. — Их было пятеро, они гнали коней галопом. Сейчас они, наверное, уже на полпути к перевалу.

Магистр поблагодарил пастуха, и друзья поскакали дальше.

— Кони у них не хуже наших, — нарушил молчание Магистр. — Воры, видимо, выехали следом за мной. Они явились сюда всего на сутки позже, а я торопился и всю дорогу гнал Тулана. Нам предстоит долгая погоня.

— Кто это мог быть? — поинтересовался Альмарен.

— Те же, кто пытался украсть камень с Оранжевого алтаря. Приспешники Каморры.

— Что произошло ночью, Магистр? — Альмарен решился выспросить подробности ночного переполоха. — Вы были ранены, или это кровь врага?

— Моя. Пустяки, царапина, — поморщился Магистр. — Я положил камень в шкафчик у изголовья. Ночью я проснулся от чувства, что рядом кто-то есть, и услышал, как скрипит ящик шкафчика. Я приподнялся, и тут он нанес мне удар кинжалом. Он целил в грудь, но промахнулся и всего-навсего разрезал кожу на боку. Это мог быть только маг, — продолжил он. — Только маг может определить, где лежит амулет.

— Каким светом светился его жезл? — спросил Альмарен.

— Он не зажигал жезла. Должно быть, использовал заклинание для видения в темноте. Это неудобное заклинание — от него на время видения теряется слух, поэтому его мало кто применяет. Значит, он очень боялся себя выдать.

— Но выдал все-таки! Если бы он остался незамеченным, не скоро бы мы спохватились.

— Я чутко сплю. Он действовал очень осторожно. Я не разглядел его, хотя мне показалось, что это был человек среднего роста и тучный. Он сбежал удивительно быстро для своего телосложения, но я догнал бы его, если бы не задержался посмотреть, остался ли в ящике камень. Оказалось, что вор успел его вытащить.

Мысли Альмарена вернулись к предстоящему пути.

— До перевала мы не собьемся со следа. Здесь всего одна дорога. Но куда они могут поехать потом?

— Трудно сказать, Альмарен. Если там сильные маги, они могут поехать прямо через Сехан. Скорее всего, так и будет. Но они могут отправиться и через Каянский алтарь. На берегу Каяна, на развилке, мы посмотрим, куда поведут следы, если не догоним их к тому времени. С какого расстояния ты можешь почувствовать камень? — Магистр давно убедился, что его младший приятель — куда более сильный маг, чем он сам, и в важных случаях всегда полагался на него.

— Если он не дальше, чем в ста шагах. Это предел для любого мага, — с сожалением сказал Альмарен.

Около полудня они доехали до родника и сделали привал. После еды Альмарен предложил Магистру:

— Давайте-ка займемся вашей раной. Кони еще не отдохнули, и у нас есть время.

— Сама заживет, — отмахнулся Магистр. — Не стоит из-за нее беспокоиться.

— Лучше не оставлять ее так, — не согласился с ним Альмарен. — Я понимаю, раны украшают мужчину, но у нас не все еще потеряно. Впереди пятеро всадников, и вряд ли они забыли оружие дома.

Доводы Альмарена убедили Магистра. Он расстелил на камнях плащ, закатал до подмышек рубаху и лег. По его левому боку тянулся поперечный разрез, длинный и довольно глубокий. Магистр, взволнованный пропажей камня, не обращал на него внимания, но лечение было необходимо. Края разреза разошлись, и он понемногу кровоточил.

Альмарен снял перстень Феникса и повел им вдоль разреза, шепча заклинания. Полоска раны становилась все тоньше, и, наконец, ее края сошлись.

— Люблю смотреть, как ты работаешь, парень, — заметил Магистр, внимательно наблюдавший за действиями Альмарена. — Действуешь одним перстнем, а рана закрылась почти мгновенно. Ты ведь используешь и собственную энергию тоже?

— Если меч не точить, он не будет острым. Конечно, я не во всем полагаюсь только на перстень. — Альмарен рассеянно улыбнулся. — Но это все чепуха, Магистр. Вы бы видели, как работают черные жрецы храма Мороб! Они буквально возвращают людей с края могилы. Я видел это, когда был у них, и никогда не забуду.

— Да, мне рассказывали. У них есть оранжевые жрецы, которые на ритуалах надевают оранжевые накидки. Это обычные маги, таких большинство. Но есть и черные жрецы, вот они-то и лечат. Черный цвет они понимают, как отсутствие цвета, он у них символ того, что перед смертью все равны. Черным жрецом может быть только очень сильный маг. — Магистр взглянул на Альмарена. — А ведь и ты мог бы стать черным жрецом, силы у тебя достаточно.

— Не я решал, где мне учиться. Я был мальчиком, когда отец отдал меня на Зеленый алтарь. Но мне и там нравится. Заклинания разнообразнее, и маги не напускают тумана вокруг своих дел.

Магистр рассмеялся.

— Это ты про обряды храма? Что делать! Эти обряды не так нужны магам, как больным. Люди ничего не понимают ни в алтарях, ни в магии, а обряды вызывают у них доверие к целителям. — Заметив, что от раны почти ничего не осталось, он остановил Альмарена. — Ну, хватит, остальное заживет само. Иначе, как ты говоришь, если меч не точить…

Пятеро всадников приближались к дорожному домику, стоящему на полпути к верхней точке перевала. Жилистые степные кони спотыкались, давно выбившись из сил. Отряд возглавляли двое людей. Один из них, высокий и худой, ехал впереди, пришпоривая коня, другой, среднего роста и тучный, отставал на полкорпуса от первого.

Первым был Шиманга, бродячий маг. В молодости он входил в орден Саламандры, но давно покинул алтарь, и с тех пор никто не знал, чем он занимался. Он появлялся то тут, то там, как-то узнавал про советы магов и приезжал на них, внимательно слушал все, что говорилось, но не произносил ни слова. Его бесстрастное лицо, холодный взгляд поначалу вызывали некоторое недоумение, но постепенно к нему привыкли и перестали замечать. Его появление на последнем совете магов не вызвало ни у кого ни интереса, ни удивления.

Никто не знал, что Шиманга присоединился к Каморре. На совет он приехал не просто так, а имея несколько важных поручений от своего хозяина. Он должен был узнать, о чем говорили на совете, а главное — проследить и по возможности захватить Синий камень, который, как было известно, Шантор повез на совет. Шиманга выследил Шантора, когда тот передавал камень магистру ордена Грифона, и, не мешкая, решил получить этот камень. Он не бывал в юго-западной части острова, поэтому не решился ехать без проводника. Нужен был человек неглупый, не обремененный порядочностью, но в то же время достаточно рассудительный, чтобы не становиться на пути у Каморры. Шиманга выбрал Мальдека, того самого, который сейчас ехал рядом.

Несколько лет назад на Фиолетовом алтаре умер магистр, не объявив преемника. Согласно уставу, маги устроили выборы нового магистра. На почетную должность претендовали двое — Теанор и Мальдек. На выборах с небольшим перевесом победил Теанор. Мальдек отошел в тень, но Шиманга был уверен, что тот захочет подставить подножку более удачливым, и не ошибся. Мальдек, узнав, от кого поручение и какое, согласился помочь.

За две недели пути Шиманга не раз пожалел, что обратился к Мальдеку. Тот, не предупредив его, взял с собой еще трех человек. «Верные люди, — сказал он. — Нам в пути нужна охрана и защита на случай погони». Шиманге это очень не понравилось — столько лишних свидетелей! Он отругал Мальдека, но людей уже нельзя было оставлять, чтобы не проболтались, и Шиманга взял всех.

Но больше всего Шиманге не понравилось, что Мальдек вызвался идти за камнем и настоял на этом. Тот сначала заявил, что хорошо знает расположение домов и комнат внутри Тирского поселения, потом пригрозил поднять тревогу. Пришлось согласиться. «Будет требовать еще денег для своей оравы», — подумал Шиманга, презрительно искривив губу. Ему был противен этот неудачник с опухшим, жабообразным лицом, сидящий на коне, как мешок с промокшими отрубями. — «Не мог взять камень без шума. Теперь погоня близко. Надо немедленно забрать у него камень — и прямиком через Сехан, в Иммарунские леса…» — Шиманга рассчитывал поехать обратным путем через Фиолетовый алтарь, но теперь и дня лишнего не хотел оставаться с Мальдеком. «Как я устал от этих дураков и ничтожеств! Каморра — настоящий стратег, он единственный, с кем можно иметь дело», — размышлял он, не удостаивая своего спутника даже косым взглядом.

Мальдек, напротив, то и дело косился на Шимангу. Страх и честолюбие ели его изнутри. Мальдек боялся Шиманги, боялся, что получив камень, тот избавится от него, как от опасного свидетеля, и поэтому не рискнул ехать с ним вдвоем, а взял с собой людей. Герреку, своему верному помощнику, он рассказал все, остальным пообещал деньги. Они оба с Герреком были из Тимая и давно знали друг друга. Недалекий Геррек был верен ему, как пес.

Теперь у Мальдека прибавился еще один повод для страха. Он боялся, что магистр ордена Грифона узнал его. Он боялся, что Шиманга уйдет с камнем, а гнев магистра обрушится на него, Мальдека. «Нет, не видать Шиманге камня, — думал Мальдек. — Не для того я рисковал в Тирском поселении». Камень был нужен ему самому.

Мальдек вздохнул и завозился в седле. Он не сомневался, что разберется, как пользоваться камнем. Он обретет могущество и укажет место этому болвану Теанору. Когда он будет магистром ордена Аспида, сам Каморра будет считаться с ним. Если Тирский магистр приедет к нему, можно будет сказать, что Шиманга взял камень и исчез неизвестно куда. А вот Шиманга — Шиманга должен исчезнуть.

«Еще не время, — подумал Мальдек, вновь покосившись на Шимангу. — Здесь его найдут и узнают. Поближе к Фиолетовому алтарю — там пески. Можно будет зарыть тело. Геррек мне поможет, а остальным скажу, что Шиманга сбежал ночью».

Да, Шиманга ошибался, не удостаивая вниманием своего неуклюжего спутника. Может, он и задумался бы о том, что означают эти косые взгляды.

Было темно, когда они доехали до дорожного домика — небольшого каменного строения со скошенной односкатной крышей, служившего проезжим людям для защиты от непогоды и хищников. Пол в домике был выложен каменными плитами, у стены стояло несколько обтесанных камней, служивших столом и сиденьями. Кроватей не было, спали здесь прямо на полу. Пара каменных ступеней у двери могла считаться порогом.

Седла оставили снаружи у порога, чтобы быстрее взять, если появится погоня. Один из людей Мальдека повел коней на луг, Геррек вместе с другим пошел в домик готовить ужин. Оставшись наедине с Мальдеком, Шиманга решил не откладывать неприятное дело. Он отозвал каянского мага за избушку.

— Камень, — потребовал он безо всяких вступлений.

Мальдек замялся:

— Я думал, раз наше дело началось на Фиолетовом алтаре, то там оно и закончится. Доедем, а там — я тебе — камень, ты мне — деньги. Чего сейчас торопиться?

— Я не поеду туда. Я решил ехать через Сехан. Давай камень. — Шиманга ожидал, что Мальдек начнет торговаться, и был раздражен, но не подавал вида. — Если ты считаешь, что твои молодцы переработали, я добавлю.

— А как же Кеменер, твой помощник? — Мальдек был озадачен, он не ожидал такого поворота дел и теперь тянул время, — Он будет ждать.

— Скажешь ему, что я торопился и поехал прямым путем. Он сам знает, что делать. Давай камень.

Тянуть время в разговоре с Шимангой было непросто. Мальдек предпринял еще попытку.

— Я отдам его на развилке. Куда торопиться? Впереди два дня пути.

— Сейчас. Я сам знаю, когда мне лучше его взять. Ну?! — лицо Шиманги оставалось бесстрастным, но взгляд стал жестким и неприятным.

Мальдек струсил. Он полез рукой за обширную пазуху, вынул жезл Аспида, хранившийся во внутреннем кармане куртки, потом засунул руку поглубже и вытащил тряпицу с камнем. Шиманга взял тряпицу и развернул. Камень был на месте. Маг вновь завернул его, положил за пазуху, вынул кошелек с деньгами и протянул Мальдеку. И тут Шиманга совершил свою последнюю, непростительную ошибку — уходя, он повернулся спиной к Мальдеку.

Злой и растерявшийся Мальдек остался без камня, а значит, и без своих честолюбивых надежд. Он нервно загреб руками воздух и вдруг увидел у себя жезл Аспида. Вложив весь свой страх и всю злость в магический посыл, он ударил Шимангу жезлом в затылок. Раздался треск и посыпались фиолетовые искры. Шиманга рухнул, как подкошенный, не успев ни крикнуть, ни вздохнуть.

Мальдек мог Считать, что ему повезло. Сознательно он вряд ли решился бы убить такого сильного и опасного человека, как Шиманга, хотя с первых дней поездки надеялся, что сможет это сделать. Он ошалело смотрел на мертвое тело, его била сильная дрожь. Придя в себя, он ухватил Шимангу за ноги и оттащил подальше от домика. Там он обыскал его и взял все, что нашел — Синий камень, перстень и жезл Василиска, еще один кошелек с деньгами. Закопать Шимангу было невозможно — вокруг были одни камни. Мальдек оставил его лежать за обломками скал.

Он вошел в домик на подгибающихся ногах. Двое внутри домика, взглянув на хозяина, сразу поняли — что-то случилось. Глаза Мальдека, и без того круглые и выпученные, выпучились еще больше, широкий рот сжался и губы побелели так, что их почти не было видно.

Мальдек заговорил, с трудом разжимая непослушные губы.

— Шиманга… тут… он ушел… он не будет ужинать… — и вдруг взвизгнул. — Ну что вы на меня так смотрите?! Он бы убил меня, понимаете, убил бы! Я был вынужден, понимаете, вынужден! Вот деньги. Это ваши деньги! Поделите на троих, мне ничего не нужно! — он сунул им кошельки.

И Геррек, и его напарник были уверены, что Мальдек мог убить Шимангу, только застав его врасплох. Но они давно кое-что предполагали, поэтому отнеслись к случившемуся с неожиданным спокойствием. Напарник взял кошельки, высыпал деньги и стал деловито раскладывать их по кучкам, а Геррек подошел к хозяину, хлопнул его по плечу и подмигнул.

— Ну что, все в порядке? Теанор теперь у нас в руках, а?

Мальдек задышал спокойнее. Краски понемногу возвращались на его широкую, обвисшую физиономию. Он опустился на сиденье и не шевельнулся до самого ужина. За ужином он с трудом проглотил несколько кусков, а потом всю ночь ворочался на неровном каменном полу.

 

III

По дороге, ведущей через перевал, могли проехать не только всадники, но и тяжело нагруженные телеги. Этот путь, которым обозы проезжали в центральную часть острова, был расчищен от каменных завалов, а по обе стороны перевала были построены дорожные домики. Ближе к полудню Альмарен заметил впереди один из домиков — тот, в котором провели ночь Мальдек и его люди — и обратил на него внимание Магистра.

— Я ночевал в нем, когда возвращался в Тир, — сказал Магистр. — Нам нужно устроить здесь привал. Чуть пониже есть луг, где можно попасти коней.

Магистр отвел коней на высокогорную луговину, поросшую жесткой травой. Заметив свежий конский помет, он догадался, что в домике ночевали похитители Синего камня.

— Мы отстаем от них на полдня, — произнес Магистр за едой. — Если они доберутся до большого населенного пункта, мы потеряем их. Тогда придется ехать в Келангу, а там выбрать возможность и нанести Каморре ответный визит. — Он вдруг улыбнулся. — Вот ты и спросишь его, Альмарен, как действует камень.

— Да, Магистр, я такого случая не упущу, — поддержал шутку Альмарен. — Может быть, нам поехать прямо в Келангу, им наперерез?

— Я думаю, их еще можно догнать. Собирайся, я пойду за конями.

Магистр ушел, а Альмарен собрал мусор и понес выбрасывать. Зайдя за домик, он почувствовал то, чего не заметил бы в спокойном состоянии. Поблизости, за валунами, находился небольшой амулет.

Альмарен знал, что амулеты просто так не валяются, поэтому полез за валуны. Увидев лежащее там тело, он побежал к Магистру.

— Что случилось? — закричал издали Магистр, встревоженный видом Альмарена. Тот махал рукой, подзывая Магистра к себе.

— Там, за камнями… человек. Кажется, мертвый… — задыхаясь, сказал он.

Магистр оставил коней и пошел с Альмареном за домик. Молодой маг показал ему на валуны. Магистр перелез через камни и увидел тело.

Шиманга лежал на спине, его лицо было спокойным и бесстрастным, как при жизни. Открытые глаза смотрели в небо. Было очевидно, что смерть наступила мгновенно.

Магистр почувствовал, что Альмарен стоит рядом, и повернулся к нему.

— Это Шиманга, я видел его на совете. Придется осмотреть его. — Магистр наклонился и перевернул тело. На нем не было ни ран, ни крови. — Странно. Не сам же он умер?

Он опустил тело на камни. Голова Шиманга свесилась с камня, волосы на затылке разошлись, и Магистр увидел рассеченную кожу. Он вновь перевернул тело на спину и еще раз внимательно осмотрел его. Других повреждений не было.

— Смотри, Альмарен, это сделано жезлом! Без магического разряда такая рана не смертельна. С ним был еще один маг, это ясно. Наша задача облегчается. Нужно узнать на Фиолетовом алтаре, с кем выехал Шиманга, — оживился Магистр. — Как ты обнаружил тело?

— Мне показалось, что здесь есть амулет.

— Ты нашел его?

— Нет, конечно.

— А сейчас ты чувствуешь, где он?

Альмарен показал пальцем на грудь мертвецу, стараясь не смотреть на него. Он родился в мирное время и не был привычен ни к крови, ни к смерти.

— Отойди-ка, парень, — сказал Магистр, взглянув на Альмарена. — А то придется еще и с тобой возиться. — Он распахнул куртку Шиманги и, пошарив в нагрудном кармане, вытащил небольшую камею из белого эфилема. На камее была вырезана голова василиска.

Магистр обшарил карманы мертвеца, но больше ничего не нашел. Он показал камею Альмарену.

— Смотри, это действительно амулет Каморры. Шиманга поехал за камнем по его приказу. Странное убийство, Альмарен, — он подбросил на руке камею. — Видимо, кому-то еще, кроме Каморры, нужен Синий камень. Да и ночью в укреплении был не Шиманга. Этот высокий и худой, я бы их не перепутал. — Магистр положил руку на плечо Альмарену. — Идем. Нужно ехать.

— Может быть, похороним его?

— Как? Копать нечем, да и времени нет. В конце-концов, он сам выбрал свой путь.

Они сели на коней и двинулись вверх к перевалу. Альмарен ехал молча, и долго на его лице не появлялось привычной, чуть рассеянной улыбки.

Магистра тоже не тянуло на разговор. Он перебирал в уме последние события и обдумывал предстоящие дела. «Сегодня нужно ехать долго, иначе мы их не догоним. Выдержит ли Наль?» — в своем Тулане он был уверен. Конь будто бы понимал, что нужно спешить, и быстро взбирался в гору. Наль пока не отставал. — «Слишком молод под Альмареном конь, еще не та у него выносливость. — Магистр перевел взгляд с коня на всадника — сосредоточенное лицо, упорно сжатые губы. — А этот, пожалуй, выдержит».

Дорога шла на подъем, уводя все выше и круче. Трава давно исчезла, вокруг громоздились голые красновато-бурые скалы. Жгучее солнце и пронзительно синее небо усиливали впечатление пустоты и неуюта. Друзья дважды останавливались и подтягивали на конях слабеющие подпруга. Последний крутой отрезок они прошли пешком, ведя коней в поводу.

Так они и вышли на перевал Тироканского хребта. Солнце клонилось к закату, вокруг гулял свирепый горный ветер, вдали расстилалась плоская, как стол, Сеханская равнина. У горизонта виднелась тонкая ленточка Каяна.

— Поедем без привала до самого подножия хребта, — сказал Магистр, вскакивая в седло. Начался спуск, такой же длинный и извилистый, как и подъем. Солнце село, закат погас, а они все ехали вниз по склону сквозь кромешную тьму. Магистр вытащил и засветил жезл Грифона, чтобы видеть дорогу. Спуск потерял крутизну, стало теплее, в воздухе запахло ночной влагой и травами. Среди ночи, у очередного родника друзья остановились, расседлали коней и, наскоро перекусив, заснули.

Встав рано утром, Магистр и Альмарен ехали весь день. Прошел еще день, а они так и не увидели преследуемых. К вечеру друзья выехали к броду на берег Каяна, чуть выше слияния с речкой Ризой. Каян обмелел от летней засухи. Между водой и прибрежным кустарником виднелась полоска илистого дна. Следы копыт, отпечатавшиеся на мягком иле, вели в воду и вновь появлялись на другом берегу реки.

Путники перебрались через реку. Следы на том берегу, покружив, поднимались наверх и вели на равнину. Казалось, воры не сразу выбрали путь, но, наконец, решили отправиться в Тимай по южному берегу Ризы.

— Отсюда до Тимая три дня пути, — сказал Магистр Альмарену. — Нужно догнать их, пока они не достигли города.

Следующий день не принес ничего нового. Наль, как и опасался Магистр, начал отставать от Тулана. Альмарену все чаще приходилось пришпоривать своего скакуна. При переезде через неглубокую илистую лощинку выяснилось, что отпечатки копыт оставлены только тремя лошадьми. Магистр догадался, что означали запутанные следы на переправе.

— Они поехали в разные стороны у Каяна. Помнишь, они там топтались на месте.

Альмарен засомневался.

— Нет, они отделились позже, на развилке было больше следов. По пути много мест, где следы плохо заметны.

— Они прошли по воде вверх по течению Каяна, — объяснил ему Магистр. — Топтались остальные, чтобы оставить побольше следов. Я бы и сам так сделал. Детская уловка, и мы попались на нее, как дети. Теперь нужно догнать тех, кто впереди, а на откровенность мы их вызовем.

Около полудня на горизонте замаячили три черные точки. Магистр пустил Тулана в галоп, следом Альмарен пришпорил Наля. Они понеслись вдоль Ризы сквозь дрожащий от зноя воздух.

Впереди не сразу заметили погоню. Друзья успели приблизиться к преследуемым прежде, чем те пустились вскачь. Когда расстояние перестало сокращаться, Магистр гикнул и пришпорил коня. Тулан рванулся вперед, оставляя далеко за собой Наля с Альмареном.

Альмарен погонял коня и с бессильной досадой смотрел, как удаляется Магистр, как он поравнялся с конем Шиманги, брошенным беглецами, как приблизился к ним вплотную и вынул меч. Те поняли, что им не уйти, и кинулись на него с мечами, надеясь убить, пока он один. Магистр ловко действовал мечом, нападал и защищался, враги теснили его, но ничего не могли с ним сделать. Альмарен выхватил меч и с разгона налетел на одного из них.

В Тирском поселении Альмарен часто сражался на мечах ради тренировки и развлечения. Он был ловок и быстр, и считалось, что он хорошо владеет оружием, но сейчас перед ним был враг, и оба знали, что тот, кто ошибется первым, может расстаться с жизнью. Каждый держал меч наготове, следя за малейшим движением другого, отыскивая слабые места. Альмарен решился, сделал обманное движение и задел врагу руку. Тот осадил коня, шипя от боли. Альмарен увидел его потное, красное лицо, собравшееся в зверскую гримасу, и подумал, что и сам сейчас ничуть не лучше. Враг кинулся на него, он увернулся и они вновь закружили на конях, ожидая ошибки соперника.

Магистр прекратил этот странный конный танец, явившись откуда-то сбоку и приставив красный от крови меч к спине противника Альмарена. Враг опустил оружие и слез с коня, повинуясь знаку Магистра. Тот отобрал у него меч и тоже спешился. Противник Магистра неподвижно лежал неподалеку. Это был Геррек, верный пес Мальдека, погибший за своего хозяина. Оставшийся в живых враг стоял безоружный, зажимая рукой рану.

— Не убивайте меня, — бормотал он. — У меня ничего нет, я просто так.

— Все зависит от того, что ты расскажешь, — угрожающе нахмурился Магистр. — Где камень?

— Какой камень?

— Сам знаешь, какой.

Враг испуганно съежился.

— Если бы я знал, разве бы я не сказал?! — проговорил он дрожащим голосом. — Зачем мне какие-то камни? Это Мальдек все знал, у него и спрашивайте. А мое дело простое.

— Это он убил Шимангу?

— Да.

— А ты помогал?

— Нет, что вы! — ужаснулся враг. — Мальдек нанял меня для охраны. Я был с лошадьми, когда это случилось.

— Ладно, — сказал Магистр. — Что ты знаешь об этой поездке?

— Шиманга попросил Мальдека проводить его в Тир, а Мальдек взял нас с собой. Сказал, что хорошо заплатит.

— Где Мальдек свернул и куда он поехал?

— У Каяна, — горестно вздохнул враг. — На Фиолетовый алтарь.

— А вы что должны были делать?

— Доехать до Тимая, а потом домой, на алтарь.

— Ясно. — Магистр потерял всякий интерес к перепуганному врагу. — Проваливай отсюда. И смотри… поедешь докладывать Мальдеку — язык отрежу.

Тот понял, что его не убьют, и спросил.

— А мои вещи? Я заберу?

— Забирай.

Магистр обернулся к Альмарену.

— Ну, что? Едем на Фиолетовый алтарь?

Они сели на коней и направились к берегу реки. Человек Мальдека подошел к трупу и вынул деньги, затем поймал лошадей и поехал в Тимай. Ему больше нечего было делать на Каянском алтаре.

На Каянском, или Фиолетовом алтаре не было строгой дисциплины с тех пор, как умер прежний магистр. Можно сказать, ее не было совсем. Теанор, и в молодости не блиставший талантами, был уже стар и являлся личностью откровенно заурядной. На выборах за него встали те, кто недолюбливал Мальдека, и те, кто недолюбливал дисциплину. И тех, и других оказалось немало, и Теанор стал магистром.

После выборов сторонники Мальдека принципиально не подчинялись новому магистру, другие просто не обращали на него внимания. Теанор не был ни энергичен, ни честолюбив и не стремился командовать, довольствуясь почетом от занимаемой должности. В итоге каждый на алтаре жил сам по себе, ни за что не отвечая и ни в чем не отчитываясь. Кое-какие хозяйственные дела выполнялись, за этим магистр следил, а в остальном люди пользовались полной свободой, приезжая и уезжая кому и как вздумается. Поэтому возвращение Мальдека, как и отъезд, прошло незамеченным.

Впрочем, был на алтаре человек, который замечал все. Он был худощав, среднего роста, неопределенного возраста и незапоминающейся внешности. Незадолго до совета магов он приехал из Келанги с заказом от богатого горожанина, которому понадобился серебряный ларец с магическим замком, из тех, какие изготавливались только здесь, на Фиолетовом алтаре. Он привез с собой слиток серебра, отдал мастеру, снял комнату и стал ждать выполнения заказа.

Человек этот был незаметен и неназойлив, его присутствие на алтаре никак не ощущалось. Он ежедневно появлялся то здесь, то там, прислушивался к разговорам, заглядывал в кузницы, гончарные и стеклодувные мастерские и замечал все — оснащение и снабжение мастерских, распорядок дня, привычки и склонности обитателей алтаря. Его память, такая же острая и цепкая, как и его маленькие, зоркие глаза, легко удерживала каждую подмеченную мелочь. Он не был магом, но Каморра ценил его и всегда поручал только важную работу. Это был Кеменер, лучший шпион Каморры.

От Кеменера требовалось узнать решения совета магов, оценить опасность этих решений и определить способы противодействия. Ларец был предлогом для того, чтобы пожить на алтаре нужное время.

Выполнив поручение, Кеменер ждал возвращения Шиманги, чтобы сопровождать его. Мальдек, вернувшийся в поселение, был тут же встречен шпионом.

— А где Шиманга? — было первым вопросом Кеменера, удивленного отсутствием своего напарника.

— Он торопился и поехал прямо через Сехан. Сказал, что ты сам знаешь, что делать. — Мальдек хорошо запомнил слова Шиманги, ему ничего не нужно было выдумывать. — Остальные двое сопровождают его до Тимая.

Кеменер удовлетворенно кивнул. Он знал привычку Шиманги неожиданно менять планы. Любимец и доверенное лицо Каморры, Шиманга мог себе это позволить и позволял неоднократно. Теперь Кеменер был свободен от договоренности с Шимангой. Он вспомнил об обозе с оружием, который через два месяца выйдет из Тира, и подумал, что не мешало бы посмотреть дорогу у Тироканского перевала, чтобы прикинуть скорость передвижения обоза. Кеменер любил точность и обстоятельность. Он также не любил терять времени зря, поэтому тут же пошел готовиться к небольшой прогулке до перевала.

Мальдек до конца дня не находил себе места. По пути к алтарю он выбросил в Каян все амулеты Шиманги — и Саламандры, которые нашлись в мешке убитого, и Василиска, которые Мальдек снял с его тела — но Синий камень, Лилигрен, был при нем. Камень лежал за пазухой, рядом с жезлом, и Мальдек боялся, что каждый маг в любой момент может почувствовать лишний амулет. Оставить камень у себя в комнате, без присмотра, Мальдек тем более боялся. Он не привык прятать краденое и был уверен, что кто-нибудь обязательно зайдет к нему и найдет камень случайно или умышленно.

Наконец маг вспомнил, что такой сильный источник магического излучения, как алтарь, мешает обнаружить мелкие амулеты, если они расположены рядом с ним. Алтарь казался надежным местом для укрытия камня, но стоял в центре поселка, у всех на виду. Спрятать там камень можно было только ночью, и Мальдек стал дожидаться ночи.

Закрывшись на крючок и задернув занавеску, он вытащил камень, чтобы испытать в деле. Мальдек помнил из легенды, что Синему камню подчиняется сила холода, поэтому начал пробовать холодные заклинания.

Он взял чашку и стал вращать над ней камнем, произнося заклинание вызова воды, но в чашке не показалось ни капли. Для проверки Мальдек повторил то же самое, но жезлом Аспида. На стенках чашки появились капли и потекли на дно. Постепенно вся чашка заполнилась чистой холодной водой. Мальдек выпил воду и задумался.

Жезл действовал, как обычно, а камень пока был красивой, но бесполезной игрушкой. Вспомнив, что способность амулета передавать магическую силу проверяется в зоне излучения алтаря, Мальдек подумал, что камень следовало бы испробовать на алтаре.

Убрав камень, он лег на кровать. Когда дворы и закоулки поселения опустели, маг осторожно вышел из дома и пробрался на центральную площадь, где была установлена алтарная площадка. В точке наибольшей силы лежала круглая каменная плита величиной около трех шагов в поперечнике. На плите стояла резная каменная подставка. Мальдек положил камень на подставку и приготовился произнести водяное заклинание, но обнаружил, что не взял с собой чашку.

Он поискал взглядом, на чем еще можно испытать камень, и увидел алтарный колодец, который заполнялся водой только с помощью магии. Мальдек подошел к нему и заглянул внутрь. Воды не было видно. Если она и была в колодце, то стояла глубоко. Охваченный новой мыслью, Мальдек вернулся на площадку и произнес заклинание заполнения колодца. Поначалу ничего не произошло, но затем из колодца полилась вода… нет, не полилась, а ударила высоким фонтаном, заливая площадь.

Мальдек сгреб камень и заметался, не зная, как остановить фонтан. Он бормотал все обрывки водяных заклинаний, какие приходили в голову, но среди них не оказалось ни одного, останавливающего воду — в таких не было нужды на Фиолетовом алтаре.

Мало-помалу вода унялась сама, образовав изрядную лужу вокруг колодца. Лужа быстро впитывалась в песок. Мальдек перестал метаться, поняв, что к утру все высохнет. Он подрылся под плиту и спрятал камень в образовавшуюся дыру, затем засыпал дыру песком и тщательно разровнял место. Вода была большой ценностью на Фиолетовом алтаре. Возвращаясь к себе, Мальдек уже предвкушал почет и уважение к нему, магу, который может вызвать водяной фонтан из глубокого, вечно полупустого каянского колодца.

Новое утро началось, как обычно. Кеменер чуть свет выехал к Тироканскому перевалу, и Мальдек окончательно успокоился. Единственный человек, который мог что-то заподозрить, уехал с алтаря. Маг решил не трогать камня, пока не вернется Геррек — ему хотелось убедиться, что погоня сбита со следа.

Три дня прошли спокойно, а на четвертый случилось событие, взбудоражившее все поселение. Мальдек услышал крики на площади и поспешил туда.

Из колодца бил высокий фонтан. Люди сбегались со всех сторон, ахали и изумлялись, вбегали под струи холодной воды, не веря собственным глазам. Маг, стоявший на площадке, был изумлен не меньше других. Его позвали добавить воды в опустевший колодец. Он проделал все точно так же, как и прежде — и вдруг такой фонтан! Сила алтаря, неизвестно почему, возросла в несколько раз. Маг снова и снова рассказывал об этом подходившим людям.

Все взялись проверять работу алтаря. Площадь залило водой, кто-то пошустрее вызвал небольшую тучу, и на Фиолетовый алтарь вылился короткий, но бурный ливень. Досыта намокнув, маги потащили из мастерских вещи и поделки, — заклинать стекло и фаянс, чтобы не разбивались, узорную керамику, чтобы светилась ночью, глиняные кувшины, чтобы вода в них оставалась холодной и не портилась. И, действительно, сила алтаря возросла — заклинания действовали эффективно, как никогда. До поздней ночи у алтаря толпились мага, радуясь свалившемуся на них счастью.

Мальдек запаниковал. Камень усиливал алтарь постоянно, а мага это ох как не устраивало. Убирать камень было опасно. Мальдек боялся, что когда алтарь вернется в прежнее состояние, раздосадованные мага захотят добраться до причины исчезновения новой силы, и укрыть Синий камень будет труднее, чем раньше. Он ходил вокруг алтаря, не смея взять камень, и лихорадочно думал, как выйти из положения.

Событие стоило Мальдеку двух бессонных ночей, а на третий день его осенило, как два амулета превратить в один. Нужно было сделать в жезле потайное углубление и спрятать туда камень. Мальдек осмотрел свой жезл. Его конец, изображающий голову аспида, был достаточно велик для того, чтобы высверлить в нем полость нужных размеров. Мальдек зауважал себя: — «Ай-да умник!» — и этой же ночью решил пойти на алтарь за камнем.

Магистр не рискнул ехать на Каянский алтарь прямым путем. Трое суток по пересохшей равнине с выжженной травой могли вконец обессилить или даже погубить коней. Синий камень был либо на алтаре, либо далеко на пути в Келангу. В любом случае лишние сутки ничего не значили, а коней следовало поберечь, поэтому Магистр выбрал путь вдоль Ризы до переправы, а затем вверх по Каяну.

Друзья отправлялись в путь рано утром и ехали до позднего вечера, сопровождаемые хором голосистых сеханских кузнечиков. Они не торопили коней, а в полуденное время делали длительные привалы на берегу реки. В дороге им не встретилось ни единой души. На исходе шестого дня впереди появились красно-бурые постройки Каянского поселения.

Магистр не спешил въезжать в поселение, чтобы не спугнуть Мальдека. Он рассчитывал ранним утром отправиться прямо к магу и как следует потрясти его, а пока они с Альмареном свернули на берег Каяна, чтобы устроиться на ночевку. Спустившись в лощинку у берега, они расседлали коней и занялись ужином. Пока Магистр разводил костер, Альмарен принес с реки воды и душистых трав для чая. Они надолго устроились у костра и неторопливо пили, ели и разговаривали, подкидывая в, огонь ветку-другую.

Дорога, с которой свернули Магистр и Альмарен, была не так безлюдна, — как могло показаться. От перевала к алтарю торопился одинокий всадник. Несмотря на позднее время, он был бодр и доволен собой, и по привычке осматривал окрестности своими зоркими, цепкими глазами. Это был Кеменер, возвращавшийся с Тироканского перевала.

Нужно было быть Кеменером, чтобы заметить далеко впереди, в прибрежной лощине маленький костерок, и нужно было быть им же, чтобы заинтересоваться тем, что делается у этого костерка. Кеменер любил факты, мелочи, жесты, обрывки слов, оброненных мимоходом, любил их собирать и включать в картину совершающихся вокруг событий, словно кусочки смальты в мозаичное панно. Он любил быть незаметным и замечать все, любил быть внимательным и беспристрастным свидетелем разговоров, не предназначенных для чужих ушей, любил сливаться с фоном, превращаясь в чуткое око мира. Выследить костерок, понаблюдать естественную жизнь его ничего не подозревающих обитателей было для него не работой, а удовольствием, от которого трудно отказаться. Поэтому Кеменер, как ни спешил, все-таки привязал коня к кустам у реки и подобрался к лощинке.

Должно быть, есть в жизни правило, по которому идущее из души побуждение бывает полезнее для дела, чем холодный расчет. Примерно так и подумал Кеменер, рассудок которого советовал побыстрее ехать на алтарь, когда увидел, кто сидит у костра. Сдерживая дрожь от подступающего азарта, он подобрался поближе к костру и затаился, превратившись в глаза и уши.

Магистра ордена Грифона Кеменер запомнил еще на совете и поэтому узнал сразу. Тот сидел у костра вполоборота к Кеменеру и сосредоточенно смотрел на огонь, замкнув руки на коленях. В распахнутом вороте рубашки виднелась крепкая шея, волосы были отброшены за плечи. С ним был высокий молодой человек с правильными чертами лица. У Кеменера была прекрасная зрительная память. Он не сомневался, что никогда еще не видел этого парня, и постарался рассмотреть его и запомнить. Выражение лица юноши было мягким, даже ласковым, он в задумчивости накручивал на палец длинные, темные волосы и улыбался в ответ своим мыслям удивительно приятной, чуть рассеянной улыбкой. «Красавчик, — отметил Кеменер. — Этот никогда не будет незаметным, как он не старайся, — подумал он с чувством собственного превосходства. — Кто же это такой у них там, в Тире?»

Магистр, будто почувствовав желание Кеменера, обратился к своему спутнику.

— Что-то ты задумался, Альмарен, — в его голосе звучал полувопрос-полуутверждение. — Тебя беспокоит завтрашний день?

«Ах, вот это кто. — Кеменер припомнил, что говорили об Альмарене на совете и что сплетничали на Фиолетовом алтаре. — Никогда бы не подумал, что он так молод».

Кеменер недолюбливал магов. Своими действиями они вносили случайность, непредсказуемость в окружающий мир, а Кеменер любил четкость и точность. Маги были угрозой его скрытности и незаметности, они могли ощущать мир глубже и дальше, чем он, и Кеменер испытывал к ним профессиональную ревность. Но они были глухи и равнодушны к фактам и мелочам, так много говорившим Кеменеру. Это позволяло ему относиться к ним с превосходством и даже некоторым презрением.

— Нет, Магистр, — голос Альмарена оборвал мысли Кеменера. — Просто вся эта ночь, и костер… и воздух такой прозрачный. Давно мы так не сидели. Как будто и нет на свете ни зла, ни страстей…

— Откуда им взяться здесь, на берегу реки? — отозвался Магистр. — Окажись среди людей — и ни зло, ни страсти не пройдут мимо тебя. Беспокойное существо человек, всегда ему что-то нужно, и часто — то, что принадлежит другому. Мир полон голодных душ, таких, как Каморра.

— Но еще недавно на Келаде был мир и порядок, — напомнил Альмарен. — Я помню из истории, что со времен Кельварна на острове почти не было междоусобиц. Если бы не уттаки… — он шевельнул прутиком головешки костра.

— В течение пяти веков нашей истории, с тех пор, как на острове высадились корабли Кельварна, уттаки всегда оставались врагами пришельцев с моря. Правителей юродов Келады объединял страх перед общим врагом, поэтому дело не доходило до междоусобных войн. Но дворцовых интриг всегда хватало.

Магистр задумался, вспоминая историю.

— Каморра — первый случай, когда кто-то из людей выступает на стороне уттаков, — добавил он. — Опасность налицо.

— Почему же Берсерен не понимает, как важно действовать сообща?

— Старикашке не повезло с характером, — покачал головой Магистр. — Я не помню, чтобы он считался хоть с кем-то, кроме себя… да, и своей жены Варды, магини ордена Аспида. Когда она злилась, то грозила превратить его в гадюку, и кажется, он этому верил.

— Забавно, — улыбнулся Альмарен. — Среди людей ходит столько суеверий, касающихся магии! Правда, в полкой книге заклинаний есть глава «Метаморфы», где описаны превращения, но не было случая, чтобы такое заклинание сработало. Кстати, а что с ней случилось, с Вардой?

— Она пропала около десяти лет назад. По слухам, сбежала с рабом. Берсерен так и не женился вторично.

У костра установилось молчание. Кеменер, терпеливо сидевший за кустами, начал подумывать о том, что пора возвращаться к коню, но следующая фраза Альмарена заставила его насторожиться.

— Как вы думаете, Магистр, зачем Мальдек присвоил Синий камень, если не известно, как им пользоваться?

— Завтра выясним. — Магистр выпрямил и вновь сжал пальцы сомкнутых рук. — Во всяком случае, из-за камня он убил Шимангу. Не понимаю, как он решился на это.

Кеменер замер. Вот это новость — Шиманга убит!

— Может быть, он взял камень на всякий случай? — предположил Альмарен. — Решил, что вещь ценная, и взял.

— Ах, Альмарен, Альмарен, — усмехнулся Магистр. — Думай, что говоришь. Мальдек, как мне известно, вовсе не из храбрецов. А убить на всякий случай — это слишком и для человека покрепче. Должна быть серьезная причина.

— Не обязательно. Вы говорили, Магистр, что это он был ночью в Тире, — напомнил ему Альмарен. — Там он не задумывался, для чего у него кинжал. Мне кажется, что трусу проще стать убийцей, чем храбрецу. Страх лишает его контроля над собой.

Значит, страх поможет нам заставить его отдать камень. — Магистр взял палку и подбросил ее в костер. — Он испугается, когда поймет, что нам известно об убийстве.

— Если Мальдек откажется отдать камень, мы отыщем его сами, — заметил Альмарен. — Ведь это амулет, он дает излучение.

Кеменер сообразил, что завтра утром эти двое явятся к Мальдеку и вытрясут из него камень вместе с душой, если понадобится. Конечно, не ему было поручено достать Синий камень, но Кеменеру было бы приятно успешно выполнить то, что стоило гордому Шиманге жизни. У него оставалась одна ночь. Он отполз от костерка, вскочил на коня и пустил его галопом, чтобы быстрее прибыть на алтарь.

Стук копыт услышали Тулан и Наль, пасущиеся у реки. Они, по своим правилам хорошего тона, заржали навстречу незнакомцу, а тот, подгоняемый шпорами Кеменера, только всхрапнул в ответ. Люди у костерка, услышав ржание, подняли головы, и прислушались.

— Там кто-то есть, — сказал Магистр. — Где-то поблизости есть, лошади.

Осмотр окрестностей ничего не дал, но Магистр не успокоился. Друзья быстро потушили костер и перешли ночевать в другую лощину.

Кеменер тем временем скакал к алтарю и обдумывал услышанное. Мальдек, такой рыхлый и бесформенный, оказался опаснее, чем можно было предполагать. Кеменер понял и ошибку Шиманги, стоившую ему жизни. Шиманга недооценил Мальдека, посчитав его мельче и проще, чем тот был на самом деле. «Опять эта самоуверенность магов, их равнодушие к мелочам», — подумал Кеменер. Он весь подобрался, предчувствуя опасного противника. Кеменер умел учиться на чужих ошибках.

Подъехав к поселению, он привязал коня на окраине и прокрался к дому Мальдека, скрываясь от лунного света. Он знал и то, где живет Мальдек, и даже то, что ночью тот запирается на крючок изнутри. Оказавшись у дома, Кеменер внезапно увидел, что дверь открылась и оттуда, крадучись, вышел сам Мальдек. Бели бы события последних дней были известны Кеменеру, он сразу понял бы, что нужно делать, но шпион ничего не знал и потому заколебался, взвешивая, что лучше — обыскать комнату, пока в ней нет хозяина, или последовать за ним. Чутье прирожденного разведчика побудило Кеменера выбрать второе, и он оказался прав.

Скрываясь за домами, Кеменер проследовал за магом до алтаря. Мальдек начал копать песок под плитой, а Кеменер, воспользовавшись этим, пристроился за углом ближайшего дома. Мальдек вытащил из ямы что-то небольшое, завернутое в темную тряпицу, и положил на подставку, достал из-за пазухи жезл Аспида и положил рядом. Затем он развернул тряпицу, и Кеменер увидел Синий камень. Камень ярко светился, озаряя лицо и руки мага.

Мальдек стряхнул песок с тряпицы и снова завернул в нее камень, затем засунул сверток в головку жезла. Встряхнув жезлом, чтобы проверить прочность крышки, он спрятал амулет за пазуху. Движения мага стали свободнее и раскованнее. Он засыпал яму под плитой и вернулся к себе.

«Ну и хитер же этот Мальдек — додумался спрятать камень в жезл! — подивился Кеменер. — Это пригодится и мне, когда жезл будет у меня, — что жезл будет у него, он ничуть не сомневался. — Мальдек скоро заснет, и крепко заснет. А пока нужно собраться в путь».

Кеменер хорошо изучил Фиолетовый алтарь, он и с закрытыми глазами мог найти все необходимое. Начав с конюшни, он принес охапку сена своему коню, потом пошел в кухню, отыскал там кое-какую еду, взял кожаный мешок и наполнил водой. Напоследок он побывал у себя в комнате и забрал свои вещи, остававшиеся здесь на время поездки к перевалу.

Перед рассветом он пошел к дому Мальдека, вынул тонкий и длинный кинжал, просунул в дверную щель и откинул крючок. Мальдек крепко спал. Кеменер сразу увидел куртку, лежащую на стуле, сунул руку в ее нагрудный карман и вытащил жезл Аспида. Вернувшись на окраину, он вскочил на коня и поскакал по южной дороге, к западному краю соленого озера Тикли.

 

IV

Летний вечер, тихий, ясный и душный, неспешно опускался на Лоанскую долину. Витри возвращался с рыбной ловли, волоча ноги, но не от тяжести улова, которого едва хватало на ужин. Лето выдалось жарким и засушливым, поэтому озеро, где рыбачил Витри, обмелело и перегрелось, а рыба ушла на дно и не попадалась в сети. Встречные сельчане, видя мрачное лицо паренька, сочувствовали неудачливому рыбаку и обвиняли во всем погоду, тот соглашался, не признаваясь, что причина его дурного настроения кроется не в плохом улове. Витри уже смирился с тем, что вторую неделю возвращается с рыбалки налегке.

Он только что, проходя по главной улице поселка, встретил свою подружку — веселую, подвижную и очень хорошенькую девушку с круглым озорным личиком, окруженным светлыми кудряшками.

— Эй, Лайя! — окликнул он. — Добрый вечер!

— Привет, Витри. — Лайя остановилась, ожидая, пока он подойдет к ней. — Опять у тебя нет рыбы?

— Жара, ты же знаешь. Ничего не ловится. А что ты делаешь вечером?

— Пойду на поляну за селом, где все гуляют. Там будут танцы, — она вздернула свой прелестный носик, лукаво глядя на Витри. — Опять будешь меня приглашать, да?

— Конечно, Лайя. Я ведь и дом построил весной. А дому нужна хозяйка.

— Ну, что у тебя за дом — четыре стены и стол. Что там хозяйке делать? — Лайя пренебрежительно сморщила носик. Она нравилась многим, отлично знала цену своей внешности и могла позволить себе покапризничать.

— Не все сразу, Лайя. Понемногу обживемся. Я все умею делать, и работать могу. А жара спадет — будет рыба, будут и деньги.

— Только вымойся как следует, когда пойдешь на танцы. Не люблю, когда от тебя пахнет рыбой. — Лайя чувствовала свою власть над юношей и распоряжалась им с удовольствием. — И вообще я еще ничего не решила. Мне рано быть хозяйкой. Так и знай!

— Но Лайя! Ведь все равно когда-нибудь придется. Куда ты от этого денешься!

Лучше бы Витри этого не говорил. Лайя не выносила никакого принуждения, тем более от верного и терпеливого Витри, и сразу же возмутилась.

— Ах, так по-твоему, я должна с утра до вечера возиться с горшками и пеленками! И никогда больше не ходить на танцы? И вечно нюхать эту твою рыбу! — она сердилась и от своих слов заводилась еще больше. — Я не хочу такой жизни! А ты — ты просто тюфяк, вот и все. Мне с тобой скучно. Я не хочу такого мужа! Я выйду замуж только за героя, так и знай! — она резко повернулась к нему спиной, возмущенно встряхнув белокурой головкой, и пошла от него прочь.

— Но Лайя! — крикнул он вслед. — Подожди…

— И не смей больше приглашать меня! — бросила она через плечо. — Вот когда станешь героем, тогда и приглашай. Лайя заспешила вниз по улице, выражая всей спиной оскорбленное негодование.

Витри глядел ей вслед. Лайя была капризной, но такой хорошенькой, что не было сил на нее сердиться. Он боялся, что она из чистого упрямства сдержит слово, брошенное сгоряча. «Ну где я ей стану героем? — думал он. — Жизнь здесь тихая, ничего не случается». Самое яркое событие за последние два года произошло прошлым летом, когда Шемма, местный табунщик, спас жеребенка, увязшего в тине, и неделю ходил героем. «Чего доброго, она выйдет замуж за Шемму», — подумал Витри, уверенный, что со стороны Шеммы препятствий не будет. Эта мысль вконец испортила ему настроение.

Действительно, Лоанская долина не годилась для совершения геройских поступков. Небольшой поселок в долине реки Лоан, к югу от Ционского нагорья, был отделен от центра острова горной цепью, идущей на юг. Лоан пробил в ней глубокое ущелье, по которому к выходу из долины вела узкая и опасная горная тропа. Лоанцы, жившие в долине, были невысоки, круглолицы и белокуры, они казались подростками среди других жителей Келады. Жили они тихо и незаметно, имели поля, скот и кустарные промыслы, дающие все для жизни. Только крайняя необходимость заставляла лоанцев покидать село и отправляться в другие края, поэтому их мало знали на острове.

Витри ничем не выделялся среди других лоанцев. Он с детства любил рыбачить на озере, а став юношей, сделал небольшую долбленую лодку, сплел сети и превратил развлечение в промысел. В конце прошлого лета он заприметил на сельской гулянке веселую Лайю, и это побудило его поселиться отдельно от родителей. Той же осенью они с отцом начали постройку домика на краю поселка.

Все в поселке, и Лайя тоже, знали, для кого строится этот домик. Весной Витри переселился туда, но Лайя не торопилась давать согласие на свадьбу. Слишком подвижная и ветреная для того, чтобы погрузиться в быт и жить как все, находя удовольствие в ежедневных домашних обязанностях, она цеплялась за свои юность и свободу, за право бегать на танцы, пленять лоанских парней и быть первой среди подружек. Капризы шли за капризами, причины за причинами, и вот, наконец, сегодняшняя вспышка.

Придя домой, Витри раздраженно толкнул ногой дверь и швырнул мешок на лавку. Несколько белых блестящих рыб выпали оттуда и застучали по полу. Витри нагнулся собирать их, кидая по одной в котел. Ему казалось, что у него звенит в ушах от обиды и усталости, но, когда он бросил в котел последнюю рыбу и разогнул спину, звон не исчез. Витри прислушался и понял, что это звук гонга с дальнего конца поселка, от Синего алтаря.

Среди лоанцев почти не рождалось магов. Старичок-колдун, долгие годы кое-как управляющийся с алтарем, до сих пор не мог найти себе помощника. У него не было ни книг, ни списков заклинаний. Все слова и приемы для работы на алтаре он выучил наизусть у предшественника и надеялся передать преемнику. Он умел вызывать дожди и разгонять тучи, смягчать зимние морозы и холодные ветры с Ционского нагорья. Большего от него и не требовали, хотя крохотный список его умений вызвал бы смех у магов Каяна и Оккады. Напротив, старичок был в большом почете среди своих односельчан.

Этим летом колдун надолго уезжал из долины по важным делам, касающимся магии, и вернулся в поселок совсем недавно, три дня назад. Лоанцы собрались на алтаре, где колдун рассказал о совете и о войне. Его послушали с любопытством и разошлись. И война, и уттаки были далеки от Лоана и потому безразличны его жителям.

Теперь, три дня спустя, гонг опять звал лоанцев на алтарь. Витри подумал не без радости, что танцев сегодня не будет, и Лайя не будет вертеться среди сельских парней, делая вид, что не замечает его. Он ополоснул лицо и руки, переоделся и пошел на другой конец поселка, откуда раздавался гонг.

Витри пришел на сборище последним. Здесь уже был и кузнец Тумма со своим многочисленным семейством, и мельник Денри, первый на селе богач. Отдельной группой стояли девушки, перешептываясь и хихикая, и среди них Лайя. Рядом с ними стоял табунщик Шемма, большой и плотный, и громко хохотал, уперев кулаки в круглые бока. «Смеется собственным шуткам», — хмуро подумал Витри. Дети, как всегда, лазили между взрослыми, безобразничали и гонялись друг за другом.

Вскоре к людям вышел колдун, маленький добродушный старичок. Его лицо, обычно круглое и довольное, выражало озабоченность и беспокойство.

— Друзья мои! — обратился он к собравшимся. — Случилось большое несчастье. Алтарь потерял силу, — он покачал головой, как бы сокрушаясь и сочувствуя самому себе. — Пока меня не было, что-то случилось с нашим алтарем. Уже третий день я не могу вызвать дождя. Если к алтарю не вернется сила, урожай может погибнуть, и нас ждет голодная зима. — Колдун сделал паузу, чтобы все прочувствовали размер свалившегося на них бедствия, затем продолжил: — Я уже стар и мне тяжело разъезжать по острову. Я только что вернулся из дальнего путешествия и у меня нет сил отправляться в новое. Пусть кто-нибудь из вас поедет в Цитион, отыщет там магов и узнает, как исправить несчастье. Отправиться нужно завтра же. Кто согласен поехать и помочь селу?

В толпе установилось молчание, сменившееся тихим перешептыванием. Никто не хотел бросить дела, хозяйство, сорваться с места и уехать неизвестно куда и надолго ли, может быть, на целый месяц. Наконец, раздался чей-то голос.

— Может, Тумма, кузнец? Он сильный мужик.

Кузнец сердито обернулся на сказавшего.

— Куда я их всех оставлю! Вон у меня их сколько!

— Тогда Шемма, — не унимался голос. — Он у нас молодец!

Шемма растаял, как блин, и выпятил грудь вперед.

— А что? И поеду, — громко заявил он. — А кто коней пасти будет?

— Найдем, найдем! — загалдели в толпе.

— Найдете? — табунщик, считавший себя незаменимым, заволновался.

— Найдем. Поезжай, Шемма. Коня дадим и денег.

— Конь у меня свой есть. — Шемма уже жалел, что поторопился. — А чего это я один поеду? Дорога дальняя, мало ли что! Мне помощник нужен.

Витри успел позавидовать табунщику, его престижу и храбрости. Он представил, как Шемма проедется до Цитиона и через две недели вернется героем и путешественником. Лайя и сейчас не хочет глядеть на Витри, а тогда и совсем не захочет. И он решился.

— Я, я поеду! — выкрикнул он.

Все глаза обратились на него, и он почувствовал себя неловко. Но кто-то уже хлопнул его по плечу.

— Давай, парень… Все, что нужно, соберем, не сомневайся.

Они с Шеммой подошли к колдуну, окруженные толпой любопытных и сочувствующих.

Колдун обратился к толпе:

— Нужна еда, деньги и снаряжение. Принесите, кто что может.

— У меня нет коня, — напомнил колдуну Витри.

— Еще нужен конь. Кто может дать на время коня? — слова колдуна повисли в воздухе без ответа. Мельник Денри, видя, что все молчат, наконец, сказал:

— Ладно. Я дам. Есть у меня кобыла.

— Завтра с утра приведешь ее к Витри, — распорядился колдун. — Как прибудете в Цитион, поселитесь в гостинице на главной площади, — заговорил он, обняв обоих парней за плечи. — Отыщите кого-нибудь из магов ордена Аспида или Феникса. Они умеют работать с водой. Спросите у хозяина гостиницы, как их найти. А магам скажете, что у нас ослаб алтарь и мы не можем вызвать дождь. Если спросят, сильно ли ослаб, скажите, что там, где была чашка воды, теперь капля. Не отступайтесь. Один откажется, ищите другого. Все село на вас надеется. Поняли?

Юноши дружно кивнули. Шемма выпятил грудь и сказал:

— Не беспокойтесь, отец. Все будет в лучшем виде, раз я за дело взялся.

Уверенность Шеммы обнадежила и колдуна, и Витри. У Витри стало легче на душе от мысли, что он поедет вместе с таким сильным и отважным парнем, как Шемма.

Тем временем у алтаря стали появляться сельчане, неся кто что может. Деньги отдавали колдуну, остальное складывали у алтаря. Когда поток пожертвований закончился, Шемма взял у колдуна деньги, по-хозяйски пересчитал и сунул в карман, затем начал распоряжаться принесенным добром. Выбрав четыре мешка побольше, он два из них отдал Витри и велел ему взять посуду, муку и крупы. Сам Шемма попихал в мешок сыры, копчености и сухие колбасы, считая, что присмотрит за ценной снедью лучше, чем Витри. Они взяли еще кое-какое снаряжение и разошлись по домам, сгибаясь под тяжестью вещей.

Наутро мельник привел к дому Витри обещанного коня — пожилую рыже-пегую кобылу Мону. Витри завьючил ее и повел к дому колдуна, как договорились. Вскоре туда подъехал и Шемма на своем Буцеке. Несмотря на раннее утро, многие пришли их провожать — отъезд был редким и интересным событием для всего поселка. Среди провожающих Витри увидел и Лайю. Она глядела на нею удивленно и пристально. Первой его мыслью было подойти и попрощаться с ней, но обида оказалась сильнее. Он повернулся к кобыле и сделал вид, что поправляет стремена.

Они выехали из села солидно и не спеша, провожаемые толпой. Шемма ехал первым, важно восседая на своем соловом, за ним — Витри. По бокам лошадей громоздились туго набитые дорожные мешки. Отъехав немного, посланцы колдуна обернулись и еще раз помахали сельчанам на прощание.

Шемма и Витри поехали вдоль берега вниз по течению Лоана. Широкая спина Шеммы и широкий зад Буцека, колыхающиеся перед Витри, создавали у него чувство безопасности, поэтому он не робел перед неизвестностью, ожидающей его впереди. Поездка начинала ему нравиться, он с интересом рассматривал встречные пейзажи, замечал каждую птицу или зверька, прошмыгнувшего в кустах. Шемма мало-помалу задремал в седле, обмяк и обвис, но не терял равновесия, давно привыкнув спать верхом на своем Буцеке. Буцек же, перестав ощущать руку всадника, плелся еле-еле, норовя перехватить пучок травы или листик кустарника.

Около полудня Шемма ожил и стал осматриваться вокруг. Вскоре он нашел то, что искал — удобную поляну у реки, и скомандовал Витри спешиться.

— Пора подкрепиться, — сказал он. — Я пойду посмотрю, все ли вокруг спокойно, а ты накрой поесть. И чайку приготовь.

Они сняли вьюки, расседлали лошадей и пустили их на поляну пастись. Табунщик взял охотничий нож, пошел вдоль поляны и вскоре исчез в кустах. Оставшись наедине с хозяйственными заботами, Витри собрал дров, разжег костер, принес в котелке воды и поставил на огонь. Пока вода закипала, он вынул кружки, хлеб, соль, достал круг колбасы из мешка Шеммы и разложил все на траве.

Когда чай вскипел, Шемма вернулся и сообщил, что вокруг все тихо. Витри удивился его предосторожности — они были не так далеко от села, чтобы кого-то опасаться. Шемма подсел к котелку, уверенной рукой взял круг колбасы, оторвал половину, отмахнул полкраюхи хлеба и углубился в еду, запивая ее горячим чаем.

Когда колбаса и хлеб подошли к концу, настроение Шеммы улучшилось, глаза заблестели. Он рассудительно заметил:

— Что главное в дороге? Это, конечно, еда. Так-то, парень. Если ты не поел, у тебя нет сил. — Шемма подобрал остаток колбасы и задумчиво дожевал его. — А если у тебя нет сил, какой ты воин? Любой возьмет тебя голыми руками.

Витри внимательно слушал и соглашался с Шеммой. Он еще больше зауважал табунщика, который так хорошо знал, что в дороге главное. Шемма, между тем, развалился на траве, разбросав мощные ноги и заложив руки за голову.

— Надо отдохнуть, — заявил он. — Убери все, а колбасу положи ко мне в мешок.

Витри посмотрел на остатки еды. Колбасы там не было. Шемма за разговором незаметно уписал весь круг.

— Колбасы нет, съели, — ответил он Шемме.

— Как нет? — изумился уже засыпающий Шемма. — Ну, ты, парень, и горазд лопать! Тебя, пожалуй, и не прокормишь! — Но он был добрым от хорошего обеда и тут же смилостивился: — Ладно уж, спи, отдыхай. Куда сейчас с тобой ехать! Ты и на кобылу-то не влезешь после того, как столько слопал. — Табунщик потянулся и, закрывая глаза, пробормотал: — Да смотри за кобылой, чтобы в село не ушла. Мой-то от меня никуда не денется…

Время перевалило далеко за полдень, а Шемма все спал богатырским сном. Кобыла Мона, судя по всему, не собиралась убегать в село. Ей пришлись по вкусу местная трава и общество Буцека. Витри устал сидеть, жестоко кусались слепни, маленькая горластая птаха в камышах выводила одну и ту же визгливую руладу, живописно дополняя храп Шеммы. Он потянул табунщика за ногу. Тот что-то пробормотал и перевернулся на бок. Витри начал будить его усерднее. Шемма мычал и отбивался, но все-таки проснулся и сел.

— Ехать пора. Вечер скоро, — напомнил ему Витри.

Шемма огляделся и широко зевнул.

— Да. Веди лошадей, парень, — он почесал в затылке и предложил: — Или уж поедим заодно?

Витри сделал вид, что не слышит, и пошел за лошадьми.

Шемма и Витри доехали до горного ущелья только на четвертые сутки пути. Все эти дни Шемма проявлял необыкновенную бдительность. Оставляя Витри наедине с вещами и кухней, он отправлялся бродить по окрестностям в поисках злоумышленников. Такая осторожность сначала понравилась Витри, потом начала раздражать его. Он догадался об ее причинах, но предпочел не связываться с Шеммой. Завтрак, само собой, тоже доставалось готовить Витри, потому что утром Шемму могли разбудить только слова «Завтрак готов». Витри привык вставать рано и не особенно тяготился делами. Он смекнул, что, чем раньше он скажет заветное «Завтрак готов», тем раньше они оседлают коней и отправятся в путь, и вовсю пользовался этой маленькой хитростью, чуть свет подымая Шемму.

Был полдень, когда они подъехали к крутым, жемчужно-серым скалам. Шемма, как обычно, пошел в дозор, а Витри занялся кухней. Оглядывая скалы, он думал, что потребуется целый день, чтобы перевалить через них, а оставаться на ночь в скалах наверняка опасно. За обедом он поделился этой мыслью с Шеммой, и тот с радостью согласился посвятить остаток дня отдыху.

После обеда Шемма мгновенно уснул, а Витри задумался о предстоящем трудном дне. Завтра нужно было выйти на горную тропу, ведущую по скалам на другую сторону хребта. Витри вспомнил, что они не спросили у колдуна, где она проходит. Он встал и пошел искать тропу, чтобы не тратить впустую дорогое время завтрашнего дня.

Витри долго лазил по скалам, пока не нашел ее — тонкую ниточку, поднимающуюся вверх. Тропа шла не у воды, а на большой высоте вдоль склона ущелья. Там, где Витри проследил ее, она была достаточно широка, чтобы по ней могла пройти завьюченная лошадь. По правую руку подымались скалы, по левую — отвесный склон обрывался вниз, до самого Лоана. Сверху было слышно, как в порогах реки ревет вода. Между, скал то и дело шныряли крупные серые ящерицы, почти сливающиеся с фоном, стоило им замереть. «Как бы они не испугали лошадей, — забеспокоился Витри. — Нужно крепче держать уздечку. Верхом здесь ехать тоже нельзя». Он вернулся назад к стоянке.

Наутро они позавтракали, оседлали лошадей и тронулись в путь обычным порядком. Витри окликнул табунщика:

— Эй, Шемма!

— Что? — отозвался тот.

— Пропусти-ка меня вперед!

— Это еще почему? — удивленный Шемма не догадался даже возмутиться.

— Ты знаешь, куда ехать? — спросил его Витри. — Ты спросил у колдуна, где тропа?

— Нет.

— Может быть, ты вчера осматривал окрестности и нашел ее?

— Нет. — Шемма слегка растерялся.

— Раз ты не знаешь, куда ехать, тогда почему ты впереди? — напал на него Витри.

— А ты как-будто знаешь… — попробовал защититься Шемма.

— Я-то знаю, — заявил Витри. — Я вчера ходил в скалы и нашел тропу. Давай-ка посторонись, я поеду первым.

Шемма пропустил Витри вперед, и тот сразу же пришпорил Мону. Когда тропа пошла вдоль обрыва, они спешились и повели коней. Витри шел быстро, оглядываясь и проверяя, успевает ли за ним Шемма. Тот пыхтел, обливался потом, но не отставал.

Ближе к полудню Шемма окликнул Витри.

— Витри!

— В чем дело? — отозвался Витри.

— Давай поедим. Дорога тяжелая, пора бы уже подкрепиться.

Витри не собирался останавливаться на узкой тропе над обрывом.

— Дойдем до конца тропы, тогда и поедим, — откликнулся он.

— Мы только по кусочку, — настаивал Шемма. — Присядем, съедим и дальше пойдем.

Витри шел вперед, не отвечая на уговоры табунщика. Шемма, между тем, увидев на тропе большой валун, остановил Буцека и стал снимать с него мешки. Когда Витри оглянулся, табунщик уже отвязал мешок с провизией и направился к валуну.

— Шемма! — закричал Витри. — Ты что делаешь!

— Ем. Я не лошадь, чтобы целый день идти голодным. Ты можешь не есть, это твое дело, а я не могу. Жди тогда, пока я поем.

Шемма уселся на валун, поставив мешок между ног. По несчастью, он сел прямо на ящерицу, задремавшую на валуне. Ящерица, недолго думая, что есть силы впилась в его ляжку. Шемма взвыл, не столько от боли, сколько от неожиданности, и подскочил на валуне. Буцек в ужасе шарахнулся и чудом удержался на тропе. Мешок, бывший между ног Шеммы, подскочил вместе с ним, вырвался из рук и покатился к обрыву.

Витри издали оцепенело глядел на эту сцену. При виде катящегося мешка слова вернулись к нему.

— Шемма, мешок! Мешок! — закричал он.

Шемма кинулся за мешком, но было уже поздно. Крутые лоанские колбасы, душистое копченое сало, круглые желтые сыры в последний раз подпрыгнули в воздухе и рухнули под обрыв. Табунщик подбежал к краю обрыва как раз вовремя, чтобы проводить в последний путь мешок, лихо прыгающий со скалы на скалу. Под отчаянным взглядом Шеммы мешок еще раз метнулся с камня на камень и, кувыркаясь в лоанских порогах, скрылся под водой.

Шемма сидел на тропе, убитый горем. Если бы он хоть успел поесть! Теперь до самого Цитиона он не увидит и даже не понюхает прекрасных и полезных продуктов, подобных тем, что были в мешке. Все, что у них осталось — это мука, крупа и соль, которые вез Витри. Было от чего разбиться даже такому мужественному и отважному сердцу, каким Шемма считал свое.

Витри, хотя и был тронут горем товарища, не удержался от попрека:

— Не мог ты еще немного потерпеть! А теперь придется нам обоим терпеть до Цитиона.

Шемма молча нагрузил оставшийся мешок на Буцека. От огорчения у него пропал аппетит. Табунщик пошел за Витри, больше не упоминая о еде.

Витри вскоре почувствовал, что несчастье Шеммы пошло на пользу общему делу. Табунщик, до того никуда не спешивший, теперь заторопился в Цитион на встречу с сородичами колбас, безвременно канувших в лоанские воды. Утром Шемму не понадобилось будить. Он проснулся сам и, выхлебав мучную болтушку, приготовленную Витри, быстренько собрался и выехал первым, погоняя Буцека. Днем табунщику тоже не спалось — не давал покоя полупустой желудок, поэтому лоанцы отправились дальше, почти не задерживаясь.

Посланцы колдуна преодолели путь, оставшийся до Цитиона, за двое суток — срок, удивительный для низкорослых, коротконогих Буцека и Моны. Они заночевали на подъезде к городу, а утром выехали на мост через Лоан, ведущий в Цитион. Проехав мост, они поднялись на пригорок, с которого открылся белый город — жемчужина Келады, сияющая под утренним солнцем.

Ни Шемма, ни Витри до сих пор не видели ничего подобного. Даже полуголодный Шемма замер, глядя на ослепительные стены богатых городских домов, их ажурные каменные изгороди и белые остроконечные башенки, украшенные резьбой. Город был построен из ракушечника и мрамора, который привозили из единственного на Келаде месторождения, залегающего недалеко в Сехане. Дома попроще тоже были белы, чисты и изящны, мостовые из ционского гранита искрились голубизной. Зелень, фонтанчики и бассейны во дворах освежали Цитион и придавали ему веселый и уютный вид.

Витри, рассматривая город с возвышения, увидел, что по всей окружности Цитиона ведутся строительные работы. Жители обносили город гранитной стеной, перед ней копался ров. Жемчужина поспешно облекалась в раковину. Несмотря на раннее утро, на стене и во рву копошились люди с кирками и лопатами, лошади тянули гранитные блоки, передвигаемые с помощью катков и веревок. Витри вспомнил рассказ колдуна и понял, что дыхание предстоящей войны уже коснулось белого города.

Наглядевшись, Шемма и Витри стали спускаться по дороге к городу. Около строящейся стены они увидели господина средних лет, который стоял на дороге и, как бы от нечего делать, разглядывал возводимые сооружения. Его одежда, добротная и изготовленная по мерке, сидела на нем изящно и непринужденно, будто он в ней родился. Голову господина прикрывала шляпа с короткими, поднимающимися кверху полями, украшенная пером. Его волосы, спускающиеся из-под шляпы, были уложены тщательно и аккуратно, а чистота сапог, сшитых из хорошей мягкой кожи, заставляла думать, что их хозяин вообще не ходит по земле. Поэтому Шемма, которому нужно было спросить, где гостиница, заговорил с ним в высшей степени уважительно, боясь промахнуться в обращении.

— Доброе утро, ваша милость! — произнес он как можно почтительней.

— Доброе утро, молодые люди, — приветливо и с достоинством ответил господин. — Чем могу быть вам полезен?

Молодые люди были польщены его обращением. Шемма, тот и вовсе расцвел.

— Мы издалека, — сказал он. — Из Лоана, ваша милость.

— Слышал, слышал, — охотно подтвердил господин. — В этих краях почти не видно лоанцев, оттуда так редко выезжают. У вас, наверное, важное дело, молодые люди, — предположил он.

— А как же! — Шемма сразу заважничал. — Мы — посланцы колдуна, у нас ответственное поручение. На нас все село надеется.

— Да что вы говорите! — изумился господин. — Все село! Хотя я и сам бы доверился таким молодцам, как вы.

Шемма расцвел еще больше, если это было возможно. Он сразу проникся доверием к такому любезному, понимающему человеку. Забыв о том, что хотел всего-навсего спросить, где гостиница, табунщик тут же рассказал ему все, что случилось с Синим алтарем. Господин выслушал его внимательно и сочувственно. На вопрос Шеммы, где площадь и гостиница, он охотно сообщил:

— Это гостиница Тоссена на базарной площади. Я сам в ней живу. Я здесь проездом, но задержался по делам на некоторое время. — Он изящным движением смахнул пушинку, севшую на рукав, и предложил: — Я могу проводить вас туда, молодые люди. Я как раз закончил утреннюю прогулку и собирался возвращаться. Вы не возражаете?

Шемма и Витри, конечно, не возражали. Они спешились, подумав, что было бы невежливо ехать верхом рядом с этим господином.

— Позвольте представиться, молодые люди, — любезно улыбнулся он. — Скампада. Меня зовут Скампада.

Они смутились, что не представились первыми, забормотали «Очень приятно» и назвали свои имена. Тот не заметил их смущения и еще раз любезно улыбнулся в ответ.

Скампада повел лоанцев через город к базарной площади.

— Вот рыбацкая улица… — показывал он им, знакомя с городом. — А там гончарная… а здесь живут камнерезы… а это прежняя городская стена. Город давно вырос за ее пределы…

Они едва успевали кивать, пытаясь запомнить его объяснения. По мере приближения к центру города постройки становились выше и богаче. Встречные жители, привычные к приезжим, не обращали на них внимания. Наконец Скампада вывел лоанцев на просторную улицу с большими каменными домами, отделанными резьбой и скульптурами.

— А это купеческая улица… — пояснил он. — Там, в конце — площадь, рынок и гостиница. А правитель и местная знать — они живут чуть подальше.

— А маги? — спросил Витри. — Где живут маги?

Скампада замялся с ответом, впервые за все время разговора.

— Трудно сказать, молодые люди. Я сам не маг, — ответил он наконец. — Я думаю, кто где — здесь ведь нет алтарей. Это зависит от их занятий.

— Как же нам быть? — забеспокоился Витри. — Нам нужны именно маги, ваша милость.

— Да-да, конечно, — согласился Скампада. — Вы можете спросить о магах у Тоссена, хозяина гостиницы. Он все здесь знает. Да не забудьте добавить «господин», когда обратитесь к нему. Он среди своих большая персона и очень себя уважает.

Они подошли к гостинице. Витри остался с лошадьми, а Шемма вошел со Скампадой в тяжелую резную дверь и оказался в трактире, занимавшем первый этаж гостиницы.

— Где хозяин? — обратился Скампада к парню за стойкой. Тот пошел на кухню и вернулся с хозяином, высоким и тучным пожилым мужчиной.

— Доброе утро, почтенный Тоссен! — приветствовал его Скампада.

— Доброе утро, любезный Скампада, — благожелательно ответил хозяин. — Как ваша утренняя прогулка?

— Спасибо, замечательно. Погода была превосходная. — Скампада чуть отступил, пропуская вперед Шемму. — По пути я встретил двух молодых людей из Лоана. Они мечтают поселиться у вас в гостинице.

— Да, — подтвердил хозяин, скользнув взглядом по Шемме. — Моя гостиница известна во всей Келаде. Вы останетесь довольны, молодой человек. Ваш приятель на улице?

— Да, с лошадьми, — подтвердил Шемма.

— Отведите лошадей во двор и отдайте слуге. Он поставит их в конюшню, а вещи принесет сюда. У нас прекрасная конюшня.

Когда Шемма и Витри вернулись, в трактир, Скампады уже не было. Хозяин, ожидавший их, спросил:

— Вам каждому по комнате, молодые люди?

— Одну на двоих, — быстро сказал Витри.

— Хорошо, — хозяин повел лоанцев на второй этаж в левое крыло гостиницы, где размещались комнаты для постояльцев попроще. Он привел их в комнату на двё койки, отдал ключи и предложил:

— Не хотите ли закусить с дороги? У нас прекрасная кухня.

Повторять приглашение не потребовалось. Лоанцы спустились вниз, в трактир. Витри заказал хороший завтрак, но ему было далеко до Шеммы, который не успокоился, пока не перепробовал все блюда гостиничной кухни.

Накормив новых постояльцев, хозяин поинтересовался:

— За еду сейчас заплатите, или записать на счет?

— Запишите, — сказал ему Шемма. — Мы еще не распаковали вещи.

— Как вам будет угодно, — согласился Тоссен. — Здесь платят при выезде или раз в неделю, если остаются надолго. У нас гостиница не самая дешевая, но обслуживание того стоит.

— Нам посоветовал ее наш колдун, — пояснил Шемма.

— Помню, помню. Почтенный старец. Останавливался недели три назад. — Хозяин обвел вокруг рукой. — Располагайтесь, как вам удобнее. Если что потребуется, обращайтесь ко мне.

После завтрака лоанцы решили прогуляться по городу. Выйдя из гостиницы, они остановились, раздумывая, в какую сторону идти. Площадь окружали торговые дома с лавками на нижних этажах. По рисункам на вывесках можно было догадаться, о содержимом лавок. В дальнем конце площади виднелись столы и ларьки городского рынка.

Шемма и Витри пошли вокруг площади, заглядывая во все лавки подряд. Здесь было от чего разбежаться глазам — в своем поселке лоанцы не видели и десятой доли выставленных в лавках товаров.

Зайдя в колбасную лавку, они надолго застряли у витрин. Витри никак не мог увести оттуда Шемму. Тот ходил, осматривая колбасы, окорока и рулеты, как знаток искусства в дворцовой картинной галерее, любуясь их золотисто-розовым цветом и вдыхая аппетитные запахи. Хозяин лавки заметил Шемму, отозвал в сторону и сказал:

— Вы знаете, у нас есть чудесный паштет из дичи. Там, на погребе. Специально для тех, кто понимает…

Шемма кивнул, но, покосившись на Витри, сказал, что подумает.

На улице Шемма заявил своему товарищу:

— Я должен попробовать этот паштет. Я хочу узнать, что это такое, — в голосе табунщика звучала решимость, и Витри сразу понял — отговорить Шемму невозможно.

Еще бы — в погребе хранилось что-то особенное, что было лучше всех этих окороков и рулетов, сводивших Шемму с ума.

Шемма пошел в гостиницу за деньгами. Витри ничего не оставалось, как последовать за ним. Зайдя в комнату, Шемма взял свой мешок и долго копался в вещах, а затем вытряхнул их прямо на пол.

— Витри, — сказал он охрипшим голосом. — Ты не видишь здесь кошелька?

Витри пересмотрел нехитрое содержимое мешка, взглянул на Шемму и сказал:

— Нет, — он начал понимать, что случилось. Шемма на его глазах побледнел до зелени.

— Витри! — выдохнул табунщик. — Я вспомнил, кошелек был в другом мешке. Рядом с куском сала, который дала тетка Пейя.

Они молча глядели друг на друга. Положение было ужасное. У них не было ни монетки, а они уже задолжали хозяину гостиницы. Нужно было на что-то жить и что-то заплатить магам.

— Продать! Нужно продать что-нибудь! — догадался Витри.

Лоанцы вытряхнули из мешков все вещи, но не нашли ничего ценного. Пара потертых одеял, старая куртка Шеммы, топор, ножи… если бы это и удалось продать, вырученных денег не хватило бы и на сегодняшний завтрак. Обратиться за помощью в чужом городе было не к кому.

Шемма хлопнул себя по лбу. Он вспомнил про любезного, обходительного господина, который помог им сегодня утром.

— Слушай, Витри! А что, если нам обратиться к Скампаде?

Витри не был так уверен, что Скампада вновь захочет им помочь, но ничего другого предложить не мог. Они прибрали разбросанные вещи и пошли вниз искать Скампаду.

 

V

Магистр и Альмарен поднялись до рассвета. Они позавтракали дорожными лепешками, запив их оставшимся с вечера чаем, и поехали в Каянское поселение. Альмарен проезжал здесь три года назад, но мало что помнил. В поселении жило около сотни людей, раза в три больше, чем при Тирском алтаре. Так же, как и в Тире, здесь жили и обучались маги. Кроме них, в поселении обосновались мастера и подсобные работники, не владеющие магией, одни или с семьями. Жители пользовались общей кухней и кладовыми для продуктов, внося для их содержания ежемесячную сумму. Все продукты в поселении были привозными. Их покупали на деньги от продажи магической утвари и хранили в амбарах, построенных на главной площади рядом с алтарем.

Вокруг Каянского поселения не было стены. Богато здесь никто не жил, и даже воды нельзя было выпить без магии. Поселение, где единственной ценностью был алтарь, не интересовало любителей легкой наживы. Одноэтажные домики из обожженной глины, с высокими кровлями из красноватой черепицы, казались вросшими в бурую глинистую почву, словно грибы, и располагались так же беспорядочно.

Въехав в поселение, Магистр, знавший его расположение лучше Альмарена, направился прямо к коновязи. Кони двигались бесшумно, проваливаясь в песок по бабки, так как песчаный грунт был разбит до сыпучего состояния двумя сотнями ног, ежедневно проходящих по закоулкам поселения. Местные жители еще не проснулись, а охрану здесь не выставляли, поэтому никто не видел, как друзья оставили коней у коновязи и пошли к Мальдеку.

Мальдек жил далеко от центра поселка. Друзья прошли мимо колодца и амбаров, выстроившихся полукругом у алтарной площади, мимо гостиничных домиков, мимо мастерских и печей для обжига керамики, пока не вышли к дому Мальдека. Жилые дома строились на несколько комнат, причем каждая комната имела отдельный вход. Подходя к двери, Магистр шепнул Альмарену:

— Когда войдем, осмотри комнату и выясни, где у него лежат амулеты. А дверной запор — это моя забота.

Но, к удивлению обоих, дверь оказалась не запертой и даже полураспахнутой. Откуда им было знать, что Кеменер, чуть-чуть опередивший их, боялся наделать лишнего шума. Они вошли и осмотрелись. В комнате Мальдека не было ничего лишнего — стол, шкаф, пара стульев, кровать, на которой объемистой глыбой возвышался сам хозяин, досматривающий очередной сон. Сон был, видимо, неплох, потому что с лица Мальдека не сходило спокойное, довольное выражение. На стуле у изголовья была сложена одежда Мальдека, на спинке стула висела брошенная куртка.

Альмарен кивнул Магистру. Поняв, что осмотр закончен, тот наклонился к Мальдеку и встряхнул его за плечо. Маг завозился, неохотно пробуждаясь, потом вздрогнул и вскочил на постели.

Испуг на лице Мальдека, увидевшего перед собой Магистра, явственно показал, что хозяин комнаты окончательно проснулся и оценил положение. Мальдек «мог только догадываться, что именно было известно его ранним посетителям, хотя то, что они пришли к нему, было уже достаточно скверно. Он постарался взять себя в руки и заговорил первым, пытаясь перехватить инициативу.

— Магистр, это вы? В такую рань! — он изобразил на лице изумление, не слишком удачно, но совсем неплохо для человека, которого застали сонным. — Что-нибудь случилось?

— Не притворяйся, Мальдек, — осадил его Магистр. — Ты знаешь, зачем мы здесь. Верни камень, если не хочешь неприятностей.

„Что же им известно?“ — терзался вопросом Мальдек. Вслух он спросил:

— Какой камень, какие неприятности? Я вас не понимаю, Магистр.

— Сейчас поймешь, — терпеливо сказал Магистр. — Я узнал тебя в Тире, когда ты брал камень. Ты хотел убить меня. Ты думаешь, что я оставлю это без внимания?

Мальдек содрогнулся, расставаясь с надеждой, что Магистр не узнал его.

— Если ты будешь упираться, я найду камень сам, — продолжил Магистр. — Но сначала я сделаю с тобой то, что ты чуть не сделал со мной.

— У меня нет камня, — попробовал защищаться Мальдек. — Я там был не один. Я должен был взять камень и отдать другому.

— Кому?

— Камень был нужен Каморре, — с жаром заговорил Мальдек. — Я отдал его Шиманге, помощнику Каморры. Камень у него.

— С тобой был Шиманга? — Магистр пристально изучал выражение лица Мальдека.

— Да, — поспешно кивнул тот. — Он рассказал мне о камне и попросил быть проводником.

— Значит, камень у него?

— Да.

— А где он сам?

— Он поехал прямо через Сехан. Он такой маг, что ему и в засуху это ничего не стоит. — Мальдек честно и убежденно глядел в глаза Магистру.

— А другие маги с вами были?

— Нет.

— Так. — Магистр рассматривал Мальдека, изумляясь про себя, как хорошо тот разыгрывает байку о Шиманге. — Значит, камень отправился к Каморре? Шиманга не говорил тебе, как пользоваться камнем?

— Нет, — уверенно ответил Мальдек. — Мы вообще не обсуждали свойств камня.

Магистр опустил руку в карман и вытащил небольшую эфилемовую камею с головой василиска.

— Ты знаешь, что это такое?

Мальдек открыл рот, но не выдавил оттуда ни звука.

— Я нашел это на теле Шиманги. Он лежит за избушкой на Тирокансхом перевале, убитый магическим жезлом в затылок. Ты сам сказал, что других магов там не было. Значит, это сделал ты, Мальдек. — Магистр замолчал, изучая гамму выражений, проходящую по физиономии Мальдека. Когда там прочно утвердилось выражение ужаса» он добавил: — Камня у Шиманги мы не нашли. Он может быть только у тебя.

Мальдек обмер, как козявка в момент опасности. В этот миг он выдал бы камень, но от страха у него отнялся язык. В следующее мгновение он вспомнил, что камень надежно скрыт за стенками жезла.

— Мне нечего выдавать, — сказал он. — Если не верите, можете обыскать комнату.

— Хорошо, — согласился Магистр. — Альмарен! Посмотри, где здесь хранятся амулеты.

Альмарен подошел к ящику шкафа и вынул оттуда кольцо Аспида.

— Вот, — он протянул кольцо Магистру, и, сосредоточившись, медленно обошел комнату. — Больше здесь ничего нет.

— Как нет! — подскочил на кровати Мальдек. Ему казалось невероятным, чтобы маг не нашел жезла в куртке.

— Ну, что ж, — Магистр вытащил Мальдека из кровати. — Значит, камень спрятан в другом месте. Тогда понятно, почему у тебя ночью дверь нараспашку. — Он взял куртку со стула и швырнул ее Мальдеку. — Одевайся. Я не отпущу тебя, пока не получу камень, даже если для этого понадобится перерыть песок во всем поселении.

Мальдек надел куртку и ощупал карман, где лежал жезл. Жезла не было.

— Что там у тебя? — проворчал Магистр, увидев, что Мальдек задыхается и машет руками, выпучившись, как рыба, вынутая из воды. — Расшибло тебя, что-ли?

— Обокрали! Обокрали! — завизжал Мальдек. — И жезл, и камень — все было здесь, в куртке! Негодяи! — заорал он. — Я знаю, кто это сделал — этот негодяй Теанор!

Магистр и Альмарен переглянулись. Если Мальдек и притворялся, то очень искусно.

— Пойдемте скорее к Теанору! — Мальдек кинулся к ним и потянул их на улицу. — Возьмите у него камень, возьмите себе! Я не допущу, чтобы он достался такому ничтожеству! — дойдя до двери, он взглянул на крючок и вспомнил замечание Магистра. — Вы говорите, дверь была не заперта? Они выследили меня и залезли ко мне этой ночью. Сейчас я его разоблачу!

Мальдек понесся к дому Теанора с необыкновенной прытью. Магистр и Альмарен едва успевали за ним. Добежав, он яростно застучал в дверь, крича «Вор! Негодяй! Вор!».

Дверь открылась, оттуда выглянул заспанный и недоумевающий Теанор.

— Мальдек? Да как ты смеешь! — возмутился он, услышав, какими словами тот величает его на всю улицу.

— Верни мне мой жезл! Ты украл его у меня! — кинулся на него Мальдек.

— Я ничего у тебя не крал. Зачем мне твой жезл? — Теанор смотрел на Мальдека, как на сумасшедшего. — У меня свой есть.

— У меня взломали дверь и все вытащили! Это твои штучки! — кричал Мальдек. — Я этого так не оставлю!

Теанор поднял руку, пытаясь унять Мальдека.

— Мальдек, не затевай скандала, — сказал он. — Если у тебя что-то украли, будем искать. Сейчас я соберу всех и выясню, кто что об этом знает.

Дом магистра ордена Аспида стоял на алтарной площади. Он мало отличался от других построек, разве был чуть просторнее и имел несколько помещений. Кроме обычной жилой комнаты, здесь было помещение для приема посетителей и комната личного слуги магистра. Слуга, привлеченный шумом скандала, выглядывал из-за двери, не желая упустить ни единой подробности. Теанор подозвал его и приказал бить в гонг для общего сбора.

Время было раннее, поэтому каянцы, и без того не любившие бывать на собраниях, тянулись на площадь вяло и неохотно. Магистр и Альмарен по-прежнему не доверяли Мальдеку и не спускали с него глаз, но постепенно убедились, что это ненужная предосторожность. Мальдек подбежал к одной из групп, стоящих на площади, и начал громко и возбужденно жаловаться на происки Теанора и его сторонников, лишивших его жезла. Голоса раздавались громче и громче, обстановка накалялась.

Когда у гонга собралось около половины жителей, Теанор вышел на алтарную площадку и призвал их ко вниманию. После нескольких попыток ему это частично удалось, шум стал тише, многие подошли поближе и прислушались.

— Уважаемый Мальдек заявил, что кто-то из нас стащил у него жезл, — начал говорить Теанор. — Он даже посмел обвинить в этом меня. Я призываю вас всех вспомнить, не видел ли кто чего-нибудь подозрительного этой ночью.

Уважаемый Мальдек выскочил на алтарную площадку.

— Теанор притворяется! — закричал он. — Он хочет лишить меня жезла, потому что боится за свое место! Он приказал украсть мой жезл, а теперь будет подбивать вас, чтобы мне не разрешили владеть новым. Это все подстроено, я уверен!

Теанор опешил. Сторонники Мальдека зашумели в толпе. Скандал зрел и развивался. Магистр, не привыкший к такому базару, вышел на площадку, взмахнул рукой и рявкнул:

— Тихо!

Толпа притихла. Как и любая толпа, она невольно подчинялась каждому, кто умел громко и уверенно командовать. Теанор благодарно взглянул на Магистра, собрался с духом и продолжил.

— Кто-то из вас дал повод очернить мое доброе имя. Если он признается сейчас, он будет прощен. Если его поймают потом, он будет наказан. Я жду, что вы скажете.

Все молчали. Ничего подозрительного ночью не было замечено.

— Парни! — выкрикнул, наконец, кто-то из сторонников Мальдека. — Эти Теаноровские бездельники украли у нашего Мальдека жезл! Пусть они отдадут нам свои жезлы, пока не отыщется его жезл!

— У меня тоже этой ночью украли, — крикнул повар. — Окорок из кухни. Пусть Мальдек отдаст мне свои окорока, пока он не отыщется!

— И у меня! — добавил конюх. — Охапку сена. Кто сожрал сено, парни?

Дружный хохот был им ответом. Скандал превращался в фарс. Все понимали, что в конце концов соберется совет каянских магов и даст разрешение изготовить новый жезл. Через неделю амулет будет изготовлен, и Мальдек получит его. Никто не знал о тайной подоплеке скандала — о Синем камне. И Магистр, и Мальдек молчали о нем. Магистр не желал лишней огласки, а Мальдек не хотел выдавать свой тайник Магистру, надеясь свалить пропажу камня на Теанора.

Магистр, которому надоел и шум, и очевидная бесполезность собрания, выступил вперед. Он махнул рукой, и толпа смолкла.

— У вас нет ни охраны, ни порядка, — раздраженно начал он. — Утром мы въехали в селение незамеченными. Будь мы ворами, мы могли бы делать все, что угодно. — Магистр, разозленный общим беспорядком и беспомощностью Теанора, делал выговор окружающим, забыв, что совсем недавно в Тире случилось то же самое. Вспомнив ночной переполох на берегу Каяна, он продолжил. — Вчера, поздно ночью, кто-то проехал мимо нас с Тироканского перевала к алтарю. Уверен, никто из вас не заметил, что в поселении появился еще один человек. Вас скоро самих украдут, а вы и не заметите. Не то удивительно, что у вас пропадают жезлы, а то, что они до сих пор не пропадали…

— Парни! — перебил его голос, раздавшийся сзади. — Вода-то не идет!

Магистр резко повернулся к человеку, посмевшему его прервать. Сзади к алтарной подставке пробрался маг, молодой парень. Сейчас он удивленно уставился на подставку, не обращая ни малейшего внимания на обоих магистров.

— Какая еще вода? — спросил Магистр, с трудом удерживаясь от желания вышвырнуть нахального мальчишку с алтарной площадки.

— Я хотел добавить в колодец воды, пока тут все болтают, — сказал тот, посмотрев на него невинным взглядом. — Попробовать, как алтарь работает после того, как у него появилась новая сила. А он такой же, как прежде. Вчера еще тут были вот такие фонтаны!

— Новая сила?! — раздражение Магистра мгновенно выветрилось. — И давно она появилась?

— Дня три назад. Эх и шуму было! — парень с сожалением вздохнул. — Только все привыкли, а она куда-то подевалась. Ну-ка, я еще попробую… — он протянул руки над подставкой.

Теанор, голос которого совершенно потерялся в шуме, прокричал, что собрание закончено. Мага окружили подставку, каждый спешил что-нибудь попробовать. Вода все-таки перелилась через край колодца, но после такого множества попыток, что каждому стало ясно — алтарь вернулся в прежнее состояние.

Событие, положившее конец собранию, убедило Магистра, что камень действительно был украден у Мальдека. Подумав, что нужно разузнать побольше о необычном явлении, наверняка связанном с похищением Синего камня, он начал расспрашивать Теанора, но тот, огорченный выходкой Мальдека и потерей новой силы алтаря, отвечал кратко б невразумительно.

— Расскажите об этом подробнее, Теанор, — убеждал его Магистр. — Я даже в старинных книгах не читал ни о чем подобном.

— Давайте позавтракаем вместе, — предложил Теанор. — Я постараюсь рассказать все, что знаю.

Магистр поискал Альмарена. Тот тоже догадался, что явление связано с Синим камнем, и разговаривал с магами, выясняя особенности новых свойств алтаря, величину, на которую возросла сила, и другие тонкости. Услышав оклик Магистра, Альмарен выбрался из толпы и подошел к нему. Теанор привел их к себе в гости и распорядился подать завтрак.

Единственным, кого собрание навело на верный путь, был Мальдек. Сам он был готов использовать любые средства для прихода к власти и, естественно, подозревал в этом и своего удачливого соперника — безобидного Теанора. До начала собрания он не сомневался, что и возмущение Теанора, и обращение к магам — все притворно, но слова Магистра о ночном всаднике дали новый толчок его мыслям. Пропавшее сено и окорок, которые так развеселили собравшихся, дополнили догадку Мальдека. Вспомнив, что в поселение должен вот-вот вернуться Кеменер, уехавший к Тироканскому перевалу, Мальдек заподозрил, что, наверное, шпион возвратился этой ночью и выследил его на улице.

«Эта его гнусная привычка шпионить за всеми подряд, просто так, для души… — мысленно вскипел Мальдек, знавший, что от Кеменера не укроется никакое, даже самое пустяковое событие. — И кто знает, что он нашел там, на перевале, если даже Магистр сумел найти тело. Шпион, конечно, донесет хозяину, а если Каморра узнает, кто убил Шимангу…»

От этой мысли его забил озноб.

Мальдек вспомнил, что Кеменер оставил в своей комнате кое-какие вещи. Если их нет, значит, он был здесь и теперь спешит к Каморре с камнем и с новостями. К счастью, известие об алтаре отвлекло всех, и о Мальдеке забыли. Он мгновенно воспользовался этим и побежал прямо в комнату Кеменера. Дверь была не заперта, вещей не было.

«Он не должен попасть к Каморре!» — молнией пронеслось в голове Мальдека. Маг кинулся собираться в погоню. Еще не все разошлись с собрания, а он с мечом и дорожным мешком уже бежал к конюшне седлать коня.

Магистр и Альмарен беседовали с Теанором, ожидая завтрака, а с Каянского алтаря по дороге к озеру Тикли во весь опор несся всадник.

Кеменер не ожидал скорой погони. Он поторапливал коня не потому, что чего-то боялся, а по привычке не терять попусту время. Его никто не видел этой ночью в Каянском поселении. Дело было сделано безукоризненно. Мальдек вряд ли сразу догадается, кто мог взять камень.

На пути от Фиолетового алтаря до южного побережья Келады было не так много мест, пригодных для привалов. Еще первыми поселенцами Фиолетового алтаря вдоль дороги были выкопаны колодцы, у которых и останавливались проезжие люди. Кеменер остановился на ночевку у колодца, напоил коня, поужинал и устроился спать, но не успел еще задремать, как услышал скрип колес и голоса людей. К колодцу приближался обоз с продовольствием, идущий на алтарь. После обычных дорожных приветствий обоз расположился здесь же, люди занялись ужином и ночлегом. Кеменер отметил про себя, что обоз через сутки будет на алтаре. Если Мальдек догадается расспросить приезжих, он будет знать, кто выехал с алтаря и где им встретился.

Трое суток разницы не беспокоили Кеменера, но, проснувшись наутро, он подумал, что выиграет еще полдня, если проедет вдоль озера Тикли. Ехать по сухой, глинистой почве было ничуть не хуже, чем по дороге. Кеменер свернул с дороги налево и взял направление к западному краю озера.

Целый день он ехал по безводной равнине. Ему не встретилось ни одного живого существа, кроме гигантского кондора, зависшего в небе. Ближе к вечеру Кеменер увидел впереди голубовато-серую поверхность воды и белую, искрящуюся на солнце полосу — берег озера Тикли, покрытый солью. Вскоре он почувствовал запах стоячей соленой воды, тяжелый и удушающий. «Гиблые места», — подумал Кеменер, поворачивая на юг вдоль берега озера. Проехав немного, он увидел заброшенные соляные копи. Небольшой залив, откуда брали соль, был отгорожен от озера и осушен. Невдалеке, во впадине, виднелись ветхие глиняные хижины, где прежде жили добытчики соли.

Кеменер подъехал к хижинам и увидел то, что рассчитывал здесь найти — колодец. Колодец хорошо сохранился и был закрыт крышкой. Кеменер достал из мешка моток веревки и котелок, привязал котелок к концу веревки и опустил в колодец. Плеск воды послышался, когда Кеменер размотал веревку наполовину. Шпион вытащил котелок и попробовал воду. Она оказалась чуть солоноватой, но пригодной для питья. Кеменер напился сам, экономя воду в кожаном мешочке, потом долго таскал воду для коня, казалось, готового выпить целую бочку. Здесь, рядом с колодцем, он и устроился на ночь.

Утром Кеменер поехал на юг вдоль берега Тикли. Ближе к полудню, когда он дремал под ритмичное похрустывание соли под копытами, конь вдруг остановился. Кеменер открыл глаза и осмотрелся. Он доехал до южного края озера, откуда оставалось совсем немного до Южного тракта, но путь преграждала небольшая речка, впадающая в озеро. Кеменер внимательно осмотрел речку. Она казалась неглубокой, дно не выглядело вязким. Подумав, что эту лужу легко преодолеть вброд, Кеменер направил коня в воду. Конь занервничал и отказался повиноваться.

Кеменер посмотрел вдоль речки, далеко ли объезд. Она, извиваясь, скрывалась за горизонтом. Причуда упрямого животного заставляла Кеменера вернуться на дорогу и потерять время. Он прикрикнул на коня и снова послал его в воду.

Конь, почувствовав на боках каблуки Кеменера, нехотя пошел в речку. Когда вода достигла брюха коня, Кеменер вытащил ноги из стремян и подобрал на седло. Вдруг он почувствовал, что конь дрожит. Кеменер посмотрел в воду и увидел там длинные, лентообразные, отливающие голубизной змеиные тела, со всех сторон приближающиеся к ним. Это были аспиды, живущие в Тикли. Шпион не знал правила местных жителей — никогда не заходить в воды озера. Аспиды были всегда голодны и, случалось, ели друг друга. Любое существо, попавшее в воду, они считали своей добычей и немедленно кидались на него.

Аспиды один за другим подплывали к брюху коня. Вдруг конь издал ржание, похожее на визг или стон, и рванулся вперед. Кеменер, чтобы не упасть, бросил уздечку и вцепился в передок седла. Конь дикими прыжками преодолел речку и понесся по равнине. Кеменер трясся на нем, не имея возможности ни схватить уздечку, ни опустить ноги в стремена. На очередном прыжке подпруга лопнула, и Кеменер полетел на землю вместе с вещами и седлом.

Он успел подобраться и спружинить при ударе о землю. Толчок на мгновение оглушил Кеменера, но шпион быстро опомнился и вскочил на ноги. Конь мчался по равнине, мотая головой и хрипя, но вдруг остановился, покачнулся, свалился на бок, дергая копытами, и вскоре замер. Яд аспида действовал почти мгновенно.

Потрясенный Кеменер опустился на землю рядом с седлом, постепенно приходя в себя. Обычный оптимизм возвращался к нему. Он был цел, а мог бы разбиться, сломать руку или ногу. Он мог бы упасть в воду и погибнуть от укуса аспида, но конь вынес его на берег. Можно было продолжать путь.

Кеменер рассчитывал завтра к обеду доехать до ближайшей из прибрежных деревень, встречающихся вдоль Южного тракта, а еще дней через пять оказаться в Кертенке. Происшествие разрушило его планы. Пешком до деревни было не меньше двух дней пути. «Конь пропал, седло тоже придется оставить, — прикидывал убытки Кеменер, — и время потеряно. В деревне, если повезет, можно купить нового коня». — Он открыл магический ларец и пересчитал оставшиеся деньги. Их не хватало даже на самого захудалого коня.

Ларец, который можно было продать, стоил не дешевле хорошего коня, но было бессмысленно пытаться получить за него нужную сумму в одной из деревень. Кеменеру стало очевидно, что до Кертенка он пойдет пешком. Он отвязал от седла мешок, поискал в нем что-нибудь липшее, чтобы выбросить, но не нашел. Тогда он закинул мешок за плечо и бодро зашагал на юг, оглядывая горизонт маленькими, зоркими глазами.

Магистр и Альмарен выслушивали сетования Теанора на «этого вздорного грубияна Мальдека». Вскоре принесли завтрак. Заметив, что Теанор отвлекся, Альмарен спросил Магистра:

— А как же Мальдек?

— Дойдет дело и до Мальдека, — ответил ему Магистр. — Я думаю, что теперь он никуда не побежит. Если камень действительно украли, ему просто незачем, убегать. Если это не так, то камень хорошо спрятан. Мальдек надеется, что нам его не найти, иначе отдал бы сразу. Бежать сейчас с камнем — значит, выдать и себя, и камень.

Подошедший Теанор пригласил их к столу, уставленному аппетитно дымящимися блюдами. Может быть, Теанор был неважным магистром, но он был добрым и гостеприимным хозяином. Он сам ел мало, зато с удовольствием угощал своих гостей, заодно рассказывая им о местных событиях. Магистр и Альмарен, от самого Тира питавшиеся кое-как, позавтракали от души, порадовав Теанора своим аппетитом. Они выслушали подробности об увеличении силы алтаря и о прочих событиях последних дней, о хозяйственных проблемах Каянского поселения и об «этом клеветнике Мальдеке». Теанор считал своим долгом занимать гостей разговором и делал это не без успеха. Наконец Магистр встал, сославшись на то, что отнял слишком много времени у главы ордена Аспида.

— У меня есть небольшое дело к Мальдеку, — сказал он.

— К Мальдеку? — в голосе Теанора прозвучало неудовольствие.

— Он мне кое-что должен, — объяснил Магистр, уловив интонацию Теанора. — Я добиваюсь возвращения долга, но пока безуспешно.

Теанор понимающе кивнул, всем видом показывая, что ничего другого от Мальдека и не ожидал.

— Вы останетесь здесь на ночь? — спросил он. Получив утвердительный ответ, Теанор подозвал слугу и приказал проводить Магистра и Альмарена в комнаты для приезжих. — Я уже распорядился, чтобы о ваших конях позаботились, — добавил он.

Друзья поблагодарили Теанора за гостеприимство и пошли за слугой. Тот привел их в гостиничный домик и пошел за вещами к конюшне. Магистр сел на стул, откинулся на спинку и расслабленно вздохнул.

— Как я каждый раз устаю от здешних порядков! — сказал он Альмарену. — Здесь голова опухнет, пока чего-нибудь добьешься или узнаешь. Одно собрание чего стоит! Все утро потеряно, говорили о чем угодно, только не о том, что нужно. А самое главное — камня нет, и неясно, куда он подевался.

— Кое-что мы все же узнали, — примирительно заметил Альмарен. — У них на несколько дней возросла сила алтаря. И, кажется, это совпало с пребыванием камня у Мальдека.

— Да, и я так думаю, — согласился с ним Магистр. — Мальдек умеет пользоваться камнем, хотя клянется, что ничего о нем не знает. Неужели Шиманга рассказал ему?

— Я бы на месте Шиманги этого не сделал. — Альмарен не знал Шиманги и не представлял, способен ли тот допустить такую неосторожность. — Именно это и могло погубить его. Но Мальдек утверждает, что камень украли. Неужели и эти воры знают, как его использовать?

— Я скоро начну думать, что только мы во всей Келаде не умеем им пользоваться, — усмехнулся Магистр. — Он усиливает алтарь, это понятно, но как он это делает? Используется заклинание, или он действует как-то иначе?

— Зачем нам ломать головы, если можно спросить у Мальдека, — ответил Альмарен на замечание Магистра. — Вы ведь сумеете вызвать его на откровенность?

— Нужно попробовать. Мальдек, наверное, понял, что сейчас не в его интересах молчать. — Магистр поднялся со стула. — Давай навестим его еще раз.

Дверь комнаты Мальдека оказалась запертой. Магистр постучал, затем заглянул в окно. В комнате было пусто.

— Он в мастерских или на алтарной площадке, — предположил Альмарен. — Не будет же он целый день сидеть дома.

В Каянском поселении было непросто отыскать кого-нибудь. Альмарен и Магистр сделали пару кругов по запутанной сети закоулков, следуя еще более запутанным советам встречных жителей, но так и не встретили Мальдека. Они пошли к Теанору, надеясь, что тот поможет им. Магистр довольно громко высказывал Альмарену все, что думает о Мальдеке и об этом месте, где его невозможно найти, и был услышан.

— Дяденьки, вы Мальдека ищете? — раздался тонкий детский голос.

Магистр остановился. В дорожной пыли строился песчаный город. Строители, местные мальчишки, выжидательно глядели на Магистра.

— Да, ребята, — сказал он. — А вы его видели?

— Он поехал на лошади. Вон туда, по южной дороге.

— И давно это было?

— Утром. Еще до завтрака. Когда собрание на площади закончилось.

— Спасибо, ребята. — Магистр повернулся к Альмарену. — Ты смотри, какие дела! Нужно немедленно отправляться за ним. Скорее к Теанору!

Теанора не было дома. Пока друзья искали его, раздался обеденный гонг. Люди оставили мастерские и потянулись к кухне. Магистр и Альмарен пошли туда же и узнали, что глава ордена Аспида обедает в своем доме. Вернувшись на площадь, они, наконец, встретились с Теанором.

— Я только что послал за вами, — увидев их, обрадовался тот. — Стол уже накрыт. Садитесь обедать, пока все не остыло.

Друзья переглянулись. Обижать хозяина отказом было неловко, да и обед был превосходен. За столом Магистр рассказал Теанору, что Мальдек сбежал, чтобы уйти от возврата долга.

— Теперь вам ясно, каков этот Мальдек? — спросил Теанор. — Не очень-то он любит отдавать долги.

— К сожалению, ясно, уважаемый Теанор, — ответил ему Магистр, потерявший надежду добром договориться с Мальдеком. — Мы будем преследовать его, пока он не вернет долг. Нам нужен запас провизии, чтобы догнать Мальдека. Помогите нам.

— Конечно! — воскликнул Теанор, у которого не было причин любить своего недруга. — Я сейчас же распоряжусь, чтобы вам дали все, что вы попросите.

Вскоре они выехали по южной дороге вслед за Мальдеком. Альмарен был рад покинуть Фиолетовый алтарь, это пыльное, суматошное место. Перед путниками лежала ровная степь, покрытая жесткой невысокой травой. Горячий сухой ветер дул навстречу, развевая их волосы и гривы коней. Дорога, прямая, как меч Грифона, рассекала степь надвое и исчезала за горизонтом.

Магистр перебирал в уме события текущего дня, и в нем крепло убеждение, что в их развитии есть какая-то странность.

— Мальдеку незачем было уезжать, Альмарен, — высказался, наконец, он. — Это совершенно необъяснимый поступок.

— Да, — согласился Альмарен, думавший о том же. — Если он был один. Но у него мог быть сообщник.

Магистр обернулся к Альмарену.

— Мне это и в голову не приходило! — оживился он. — Почему ты так решил?

— Он мог устроить шум, чтобы подать сообщнику сигнал тревоги и дать возможность уйти, — докончил свою мысль Альмарен.

— Пожалуй. — Магистр задумался. — Значит, этот скандал он разыграл.

— И заметьте, Магистр, он требовал с Теанора не Синий камень, а только жезл.

— Хитрец, — покачал головой Магистр. — Он ошибся, если думал легко от меня отделаться. Если потребуется, я пойду за ним и до Белого алтаря. А ты как, Альмарен?

— Конечно, я буду с вами, Магистр.

 

VI

На четвертый день пути Магистр и Альмарен обогнули озеро Тикли и выехали на Южный торговый тракт, пролегающий вдоль берега океана от устья Тира до Кертенка. Друзья встретили обоз, идущий на алтарь, и там узнали, что перед ними едут два всадника, которых разделяет полдня пути. Вторым был Мальдек, который тоже расспрашивал, кто едет впереди. Предположение Альмарена о сообщнике как будто подтверждалось.

Местность вдоль южного берега Келады была не так засушлива, как в Каянском поселении. Ветры с океана приносили на побережье влагу и создавали климат, пригодный для разведения садов и огородов. Вдоль южного пути располагалась цепочка рыбацких деревень, где Магистр надеялся узнать что-либо о Мальдеке и его спутнике. Около полудня друзья догнали пешего путника, одиноко шагающего по пыльной дороге. Среднего роста, в простой, поношенной одежде, с мешком за спиной, он походил на обычного деревенского оборванца, идущего по своим нехитрым крестьянским делам. Именно так его и оценил Магистр, подъехав поближе.

— Эй, приятель! — окликнул он.

Тот повернулся к нему, не поднимая глаз.

— Что прикажете, ваша милость?

— Тебя не обгоняли всадники, один или двое?

— Нет, ваша милость, — смиренно ответил крестьянин.

— А давно ты идешь по этой дороге? — начал выспрашивать его Магистр.

— Недавно, ваша милость, — отвечал крестьянин, сгорбившись и опустив глаза в землю из уважения к важной особе, удостоившей его разговором. — Я иду с копей на озере. На заработках был.

Магистр понял, что этот деревенский простак ничего не видел, и тронул поводья. До ближайшей деревни было недалеко, а там наверняка заметили проезжающих.

Когда друзья отъехали, Кеменер поднял голову и посмотрел им вслед. Не крестьянское дело — любопытствовать, почему господа гоняются друг за другом, поэтому он удержался от вопроса, за кем гонятся эти двое. Теперь шпион мог только гадать, кто их цель — Мальдек или он сам. Кеменер не предполагал, что преследователи окажутся так близко, и даже порадовался гибели коня, позволившей ему выдать себя за крестьянина и пропустить погоню вперед.

Под вечер Кеменер дошел до деревни, где нашел себе еду и ночлег. Разговорившись с местными жителями, он узнал, что днем здесь проезжали двое господ, которые расспрашивали о каком-то Мальдеке.

Мальдек и его преследователи с каждым днем удалялись от Кеменера. Они без отдыха скакали по Южному тракту мимо зеленых лугов, небольших светлых рощиц, засеянных дозревающей пшеницей полей. Конь Мальдека, превосходный тимайский жеребец, уступал в резвости Тулану и даже Налю, но хозяин не берег его и гнал немилосердно, надеясь увидеть впереди спину Кеменера, поэтому расстояние между ним и погоней почти не сокращалось.

Неделю назад по деревням проехал гонец из Кертенка, призывая людей в ополчение против уттаков. Тракт заполнился ополченцами с дубинами и самодельными пиками, и расспросы о проезжих не приносили никакой пользы. Мальдек ничего не слышал о Кеменере, но думал, что свойство быть незаметным помогает хитрому шпиону проскользнуть мимо посторонних глаз. Магистр и Альмарен то и дело обгоняли молодых крестьянских парней, едущих в Кертенк, и попусту расспрашивали в деревнях, не проезжал ли здесь человек среднего возраста и тучный, на коне, не похожем на сельскую трудовую клячу.

Вид ополченцев воодушевлял Магистра, выдавая в нем прирожденного воина, предчувствующего близость битвы. Его осанка приобретала силу и уверенность, глаза блестели молодо и ясно, устремляясь за горизонт, к невидимому врагу. Альмарен, привыкший видеть Магистра суровым и спокойным, отрешенным от обыденных забот, с удивлением разглядывал нового, не знакомого ему человека, совсем не равнодушного к жизни, как казалось прежде.

На подъезде к Кертенку дорога уклонилась на юг и потянулась вдоль берега океана. Друзья ехали под мерный плеск тяжелых, зеленовато-прозрачных волн. Душистый влажный ветер с юга прояснял мысли и уносил усталость. В полдень они добрались до устья Тиона, широким потоком вливающегося в океанские волны. Внезапно Магистр остановил коня и оглядел берег, затем перевел взгляд туда, где сливались вода и небо.

— Знаешь, здесь то самое место, где пять веков назад высадился флот Кельварна — первого правителя острова, — сказал он Альмарену, всматриваясь в океанскую даль, будто надеясь увидеть ту землю, откуда приплыли корабли Кельварна. — Ты слышал о том, что наши предки прибыли из-за океана?

— Да, конечно. Мне об этом рассказывала мать, когда я был ребенком. — Альмарен улыбнулся воспоминаниям, должно быть, очень приятным. — Когда я просил ее рассказать мне на ночь про героев, она садилась рядом и начинала так: «Это было давным-давно, когда по всей Келаде бродили бесчисленные племена уттаков. Они истребляли зверей и нападали на мирных жителей. Тогда на остров пришел Кельварн, Первый Правитель, чтобы избавить эти земли от напасти. Он приплыл к устью Тиона на многих кораблях, с воинами, их женами и детьми и высадился на берег. Кельварн был красив и могуч. Выходя на берег, он был окружен сверкающим ореолом, солнце сияло у него в волосах и на доспехах. Волны лизали ему ноги, приветствуя его, он казался сыном океана, вышедшим из глубин…» И дальше примерно так же. Я очень любил эту сказку.

Магистр ничего не ответил. Альмарен увидел в его глазах веселые искры.

— Я сказал что-то смешное, Магистр? — спросил он, чувствуя себя задетым.

— Нет, что ты! — в голосе Магистра слышалась та же усмешка. — Эти народные легенды так забавны. Они звучат красиво, возвышенно, но смысл события в них не имеет ничего общего с реальностью.

— Почему же ничего общего? — возразил Альмарен. — Ведь все так и было — и наши предки из-за океана, и первый правитель.

— Было, но как? Сказание говорит, что прибыл герой и победитель. Чепуха. — Магистр перестал улыбаться и заговорил серьезно, будто бы отвечал самому себе на поставленные им же вопросы. — Кто же идет на уттаков с женами и детьми? Почему после победы пришельцы остались на острове? Конечно, они бежали со своей прежней родины и бились здесь за место для жилья. Я знаю, что Кельварн был молодым, когда приплыл сюда. Может быть, он с остатками армии бежал от более сильного врага, захватившего его страну, или оказался жертвой дворцового переворота. Наверное, он только что получил корону, и его власть была еще слаба. Но теперь это никому не известно — неприятные подробности имеют склонность исчезать не только из преданий, но и из более достоверных источников. А такая мелочь, как солнце в волосах — осталась. Если они причалили в полдень, то солнце было как раз за спиной Кельварна.

Альмарен недоверчиво покосился на Магистра.

— Не обижайся, я вовсе не смеюсь над твоим рассказом, — добавил тот, дружелюбно взглянув на молодого мага. — Меня позабавило, как в сознании людей остается сверкающая соломинка и исчезает портящее картину бревно.

Рассуждения Магистра заинтриговали Альмарена. Тот знал о Кельварне явно не из народных преданий и говорил о нем, как о равном, в отличие от других, и в сказках глядящих на правителя снизу вверх.

— Кто вам рассказывал о первом правителе? — Альмарен не мог не задать вопрос, мгновенно завертевшийся на языке. — Ведь это не просто легенды, верно?

— Верно, — подтвердил Магистр. — Это история. И это, и многое другое мне рассказывал мой отец. И не просто рассказывал, а заставлял учить наизусть. Ведь я был беспечным, как и все мальчишки.

Магистр впервые упомянул свою семью, хотя они с Альмареном давно были в приятельских отношениях. Любопытство Альмарена разыгралось еще больше.

— А где сейчас ваш отец, Магистр?

— Мне было пятнадцать лет, когда он умер, — место, где совершалась древняя история, видимо, настроило Магистра на откровенность.

— Вы были младшим сыном у родителей? — предположил Альмарен.

— И младшим, и старшим. Мать умерла при родах, а отец больше не женился, хотя был человеком жизнерадостным и не чуждался женщин. Сейчас мне кажется, что он не хотел мне мачехи, а тогда я вообще не думал об этом.

— А как случилось, что отец так рано скончался? — продолжил расспросы Альмарен, но порыв откровенности его старшего друга иссяк. Магистр тронул поводья так же внезапно, как прежде остановился.

— Мы теряем время, парень, — сказал он вместо ответа. — Это пустые разговоры.

Дорога повернула вверх по течению Тиона. Скоро шум океанского прибоя затих, ветер постепенно угас в островках леса, разбросанных по берегам Тиона, и ничто больше не напоминало о мощной водной стихии, вынесшей когда-то к острову корабли Кельварна.

Альмарен ехал, задумавшись об услышанном. Слова Магистра о семье напомнили ему собственный дом и семью. Уже несколько лет он не был дома, в Цитионе, и его не тянуло навестить родных. Он вспомнил своего отца, потомственного купца, умножившего семейное достояние не мошенничеством, а умом и энергией, мать, женщину добрую и хлопотливую, двух сестер, славных девушек, похожих на мать, старшего брата, помощника в деле отца. Большая, дружная семья — он один оказался в ней оторванным листом, гуляющим по свету. Любопытство, жажда знаний, стремление увидеть новые места и новых людей постоянно затмевали в его сознании семейные заботы и привязанности. Сейчас Альмарену думалось, что он добровольно выбрал участь Магистра, чье детство поневоле прошло без матери, а юность — без отца, и тот, наверное, в глубине души осуждает его за равнодушие к родным и близким. Наконец, Альмарен решил, что заедет домой после поимки Мальдека, и успокоился. Чтобы окончательно отвлечься, он заговорил с Магистром об истории острова.

— Магистр, а как оттесняли уттаков на север? Ведь их было много, а пришельцев мало.

Магистр ответил сразу, словно ждал этого вопроса или думал о том же.

— Еще при первом правителе были заняты земли до среднего течения Тиона, до тех мест, где расположен Цитион. Это совершилось на закате жизни, Кельварна, а он прожил долгую жизнь. Он основал замок Кертенк, у стен которого век спустя вырос город. Это самый древний город на Келаде. — Было заметно, что Магистру нравилось вспоминать знакомые исторические подробности. — Кельварн выстроил вокруг замка высокую гранитную стену, и можешь не сомневаться, без дела она не стояла. Кертенк не раз выдерживал нападения уттаков.

— Но так было поначалу, а потом?

— Затем людей стало больше, но еще век понадобился, чтобы оттеснить уттаков с берегов Тиона и с Сеханской равнины в Иммарунские леса, где они живут и сейчас. На острове обитали не одни уттаки, но и мирные жители, которые помогали войскам Кельварна и его потомков. Появление пришельцев спасло их от полного истребления. Они оставались только в Лоанской долине — их выручала труднодоступность места. Уттаки не любят лазить по горам.

Альмарен вспомнил, что завтра приедет в Кертенк и все увидит собственными глазами — и стену, и замок, и дома, построенные еще при первом правителе. Нынешний правитель Кертенка, Донкар, занимал огромный замок Кельварна. Представив себе десятки поколений, сменившихся в замке со времен Кельварна, Альмарен поделился этой мыслью с Магистром.

— Значит, род Донкара идет еще от первого правителя! Он прямой наследник чести и славы великого Кельварна и его потомков!

Магистр улыбнулся восклицанию молодого мага.

— Не совсем. Он в отдаленном родстве с прямыми наследниками Кельварна. Уттаки отступали на север, а за ними продвигались и войска, и двор очередного правителя, устанавливая укрепления на отвоеванных местах. Так появился Цитион, затем Келанга, а затем и Бетлинк.

— Бетлинк?

— Какое-то время наследники чести и славы Кельварна жили в Бетлинке. — Магистр замолчал, припоминая династические тонкости. — Сейчас все перемешалось. Старшая ветвь рода первого правителя правит Цитионом, младшая — Келангой и Бетлинком.

Альмарену было лестно услышать, кто правит его родным городом.

— Норрен — старший в роду Кельварна? — восхитился он. — Вот здорово!

— Он принадлежит к старшей ветви, — поправил его Магистр.

— Разве это не одно и то же? — тут Альмарен вспомнил, что еще ничего не было сказано о Босхане. — А какая ветвь правит Босханом?

— Лет двести тому назад правитель Келанги отдал Босхан Саварре, своему военачальнику, за заслуги. Тогда это была небольшая крепость. Под управлением Саварры, затем его потомков там вырос крупный город. Сейчас наследник этого рода — мальчик лет тринадцати. Его отец погиб в горах на охоте пять лет назад. Мальчик еще слишком молод, чтобы быть правителем, поэтому городом управляет мать. Я услышал об этом недавно, на совете магов. Жить затворником — в этом есть свои достоинства, но и свои недостатки тоже.

Настроение обоих друзей улучшилось. Эта историко-династическая болтовня отвлекла каждого от воспоминаний о доме и близких. Альмарен предвкушал ни с чем не сравнимое ощущение города, его суетливых площадей, где не встретить знакомого лица, тяжелых каменных домов, в течение веков передающихся по наследству, обильных, пестрящих товарами лавок. Чувство, сходное с ожиданием праздника, вытеснило невеселые мысли Альмарена, и его легкая, чуть рассеянная улыбка вновь заняла привычное место.

День спустя Магистр и Альмарен миновали поросшую лесом возвышенность и с опушки леса увидели Кертенк. Древний город раскинулся на большом холме посреди обширного безлесного пространства. Тион делал здесь излучину, огибая холм, на вершине которого стоял тяжелый замок из темно-серого гранита, окруженный высокой и широкой крепостной стеной. На склоне холма располагались городские постройки, у его подножия проходила городская стена, такая же высокая и крепкая, как и стена замка.

Дорога подходила к городским воротам, у которых виднелись две неподвижные темные точки — стражники. Третья точка двигалась по дороге, приближаясь к воротам. Это был Мальдек, которого друзья почти догнали.

Ворота Кертенкского замка выходили на центральную площадь, вымощенную гранитом, окруженную лавками и трактирами. Перед воротами располагался колодец с деревянной поилкой для лошадей, а чуть подальше — коновязь, у которой теснились десятка полтора оседланных коней. Их владельцы, ополченцы, прибывшие в течение дня, дожидались приглашения в замок, сидя на собственных пожитках у стены. Из ворот замка иногда выходили воины Донкара, чтобы навестить полюбившийся трактир. Одетые в форму, выданную правителем Кертенка, они важничали и считали своим долгом не замечать вновь прибывших.

Магистр не остановился у переполненной коновязи, а подъехал прямо к воротам городской гостиницы. Они с Альмареном спешились и вошли вовнутрь. Хозяин встретил их, кланяясь, и спросил:

— Господа желают остановиться у нас?

— Нет. Нам нужно кое-что узнать, — ответил Магистр.

Лицо хозяина вытянулось. Магистр протянул ему серебряную монету. Тот взял монету, поклонился еще ниже и произнес:

— Я весь к вашим услугам, ваша милость. Спрашивайте все, что вам угодно.

— Не заходил ли к вам вчера или сегодня один человек? — Магистр начал описывать внешность Мальдека, но замолк на полуслове. Снаружи послышались крики и стук удаляющегося конского галопа.

— Что это? — машинально спросил Магистр.

— Наверное, гонец из замка, — ответил ему хозяин. — Их сейчас много выезжает, и всегда с большим шумом. Любят показать себя.

Магистр кивнул. Шум и крики на площади не прекращались. Все трое подошли к окну и увидели толпу ополченцев, собравшуюся у колодца. Те громко и оживленно разговаривали, кое-кто вскочил с коня и кружил по площади.

— Поссорились, — покачал головой хозяин. — Не поделили место у колодца, или кони погрызли друг друга. Тесно.

Они вернулись к прерванному разговору.

— У нас ни вчера, ни сегодня никто не останавливался, — сказал хозяин, когда Магистр закончил описывать внешность Мальдека. — Ополченцев размещают в замке, а других приезжих нет. Да! — вспомнил он. — Перед вами сюда заходил человек похожей внешности. Он спрашивал о том же, о чем и вы.

— Когда? — живо спросил Магистр.

— Совсем недавно. Я только успел спуститься в подвал и обратно.

— И куда он пошел?

— Здесь есть еще гостиница, напротив. Вы там не были?

— Нет.

— Не останавливайтесь у них и не обедайте. Там берут дорого и столы в трактире всегда грязные, — хозяин торопился уничтожить конкурента. — Пообедайте у нас, вам понравится.

— Мы пообедаем у вас, но попозже, — успокоил хозяина Магистр.

— Ваших коней напоить? — хозяин старался не упустить постояльцев.

— Они еще не остыли. Благодарю вас. — Магистр кивнул Альмарену, приглашая выйти из гостиницы.

В гостинице напротив друзья получили точно такой же ответ.

— Итак, Мальдек здесь, он только что приехал, — подытожил услышанное Магистр. — В обеих гостиницах его нет. Давай пообедаем, а затем поищем его в окрестных трактирах, да и в замке тоже.

После обеда они повели коней к поилке. Какой-то ополченец, добродушный деревенский парень, таскал из колодца воду, наливая ее своему коню. Высокий, жилистый темно-гнедой жеребец жадно тянул воду.

— Во что ты его превратил, приятель! — не удержался от замечания Альмарен, взглянув на жеребца. — Война еще не началась, а он у тебя как скелет, и весь в мыле. Уттаки за тобой гонялись, что ли!

Парень широко улыбнулся.

— Через два дня будет, как новенький! — он ласково похлопал коня по сухой, узкой морде. — Тимайский! Какой-то мужик, чудак, угнал мою лошадь, а этого оставил. Разве их сравнить! Я за всю жизнь на такого не заработаю. Наши хотели догнать этого мужика, да навешать ему, как надо, а я их отговорил. Пусть едет!

— Какой мужик? — спросил Альмарен.

— Толстый такой, а морда вот такая, — за недостатком слов парень гримасами и жестами показал упомянутую морду. Не узнать Мальдека, метко изображенного деревенским шутником, было невозможно.

— Кажется, Мальдека можно не искать в Кертенке, — сказал Альмарену Магистр, прислушивавшийся к разговору. — Куда этот человек поехал? — спросил он у парня. — В каком направлении?

Парень махнул рукой на улицу, ведущую от замка на север.

— Ясно. — Магистр обернулся к Альмарену. — Он поехал к северным воротам. Оттуда идет дорога в Цитион. Поехали! — сказал он, вскакивая на коня. — Мальдек не терял времени, и мы не будем. На этой лошади он от нас далеко не уйдет.

Друзья оставили Кертенк и выехали на дорогу, ведущую в Цитион. Они были удачливее Мальдека, который ничего не слышал о Кеменере с тех пор, как встретил обоз. Сейчас он скакал к Цитиону, нахлестывая несчастную лошаденку. Поспешное бегство мага было вызвано тем, что он увидел из окна гостиницы своих преследователей, въезжающих на площадь. Мальдек начинал понимать, что Кеменеру удалось перехитрить его. Из-за этого он вдвойне боялся Магистра, который будет требовать камень и вряд ли поверит рассказу о жезле и Кеменере.

Впервые Мальдек жалел, что ввязался в историю с камнем, и был озабочен только собственным спасением от двойной угрозы. Гнаться за Кеменером было бесполезно, возвращаться назад, на Фиолетовый алтарь, тоже нельзя. Перебирая в уме, где можно укрыться, он вспомнил о Берсерене, которого ненавидел Каморра и, казалось, недолюбливал Магистр.

Наступил вечер, а Магистр и Альмарен так и не догнали Мальдека. Пора было подумать о ночлеге. Друзья встретили на пути один из постоялых дворов, располагающихся на тракте вдоль Тиона — темный, корявый, но просторный дом, обнесенный забором, с сараем и широким двором. Хозяин, увидевший их издалека, вышел из ворот.

— Не изволите ли переночевать, господа хорошие! — окликнул он путников. — Время позднее, а других жилищ здесь нет.

Альмарену сразу не понравился этот обрюзгший неряшливый мужик, чем-то напомнивший ему Мальдека.

— Поедем дальше, Магистр? — сказал он полувопросительно. — Еще не стемнело.

— Да уж вот-вот стемнеет, господа! — продолжал уговоры хозяин. — Далеко все равно не уедете.

Последняя фраза хозяина показалась Альмарену двусмысленной.

«Какие глупости! — подумал он. — От этой погони я становлюсь мнительным».

Магистр, казалось, тоже колебался, но все-таки сказал:

— Ладно. Веди нас к себе.

Хозяин впустил их на двор и закрыл за ними ворота. К ним подошел крупный хмурый парень, принял и привязал коней. Хозяин заговорил, как-то быстро и сбивчиво, показалось Альмарену, которого опять охватила беспричинная тревога.

— В доме все койки заняты, господа хорошие. Но у меня есть еще комнатка, удобная. Идите поглядите, она вам понравится, — он повернулся к парню. — Принеси-ка быстро свечу.

Парень сбегал в дом, вернулся со свечой и понес ее перед ними, указывая путь. Магистр и Альмарен проследовали за ним мимо сарая к задней части дома. Там оказалась дверь, ведущая в небольшой коридор. В боковой стене коридора виднелись две полукруглые двери с тяжелыми засовами. Парень подошел к одной, отодвинул засов и посторонился, пропуская приезжих вперед. Друзья вошли внутрь и увидели узкую каморку с деревянной лавкой и сундуком. Они не успели удивиться, как свет исчез. Сзади послышался звук захлопнувшейся двери и задвигаемого засова.

В первое мгновение они не видели ничего, даже друг друга. Магистр в темноте нащупал и сжал руку Альмарена, призывая к спокойствию.

— Это те самые, о которых он говорил, отец? — послышался из-за двери голос парня. — Что-то они молчат!

— Сейчас зашумят, — ответил голос хозяина. — Пусть шумят, здесь их никто не услышит.

— С ними так просто не справишься, у них мечи, — вновь заговорил парень. — Надо было сначала мечи забрать.

— А как? Ничего, посидят взаперти, пока не ослабеют, а там и голыми руками их возьмем.

Магистр быстро шепнул Альмарену:

— Задержи их. Уговаривай, обещай что-нибудь. И держи меч наготове, а я займусь засовом.

Альмарен, не теряя времени, крикнул:

— Эй, вы! Пошутили, и хватит! Отпирайте немедленно дверь, а то пожалеете!

— Испугали, как же! — раздался из-за двери смешок хозяина. — Посидите там с недельку, не так запоете. Дверка крепкая, сам делал.

— Чего вы хотите, чтобы нас выпустить? — сменил интонацию Альмарен. — Сколько вам нужно?

— А ничего, господа хорошие! — сладким голосом сказал хозяин. — Все и так будет наше.

Глаза Альмарена привыкли к темноте. Он различал силуэт Магистра, который пристально смотрел на дверь, туда, где снаружи располагался засов, держа в руке обнаженный, чуть поблескивающий меч Грифона.

— Вы не думайте, что нас не будут искать! — снова заговорил он. — Вы все равно поплатитесь за это.

— О чем с ними разговаривать, отец! Идем отсюда! — подал голос парень.

В этот миг раздался хруст треснувшего засова. Магистр толкнул дверь ногой, да так, что стоявший за ней парень отлетел к стене. Магистр мгновенно оказался снаружи и приставил меч к груди хозяина. Альмарен выскочил вслед за ним и прижал упавшего парня мечом к полу. От наглости обоих злоумышленников ничего не осталось. Они замерли, не смея даже просить о пощаде.

— Когда он здесь был? — жестко спросил Магистр. — Тот, который говорил о нас?

Хозяин оцепенело молчал.

— Я не убийца, — сказал Магистр, — и зря меч марать не буду. Рассказывай.

— Перед закатом, незадолго до вас, — пробормотал хозяин.

— Что он тебе рассказал про нас?

— Сказал, что вы разбойники и хотите убить его, — хозяин помялся и добавил. — Сказал, что у вас целые мешки награбленного золота.

— Веди нас к коням. — Магистр оглянулся на Альмарена, прижимавшего парня к полу. — Подымай этого и веди так, чтобы не сбежал. Побежит — зарубишь.

Кони еще оставались на дворе. Друзья вскочили на них, не убирая мечей в ножны, и галопом выехали прочь. Проскакав немного по дороге в Цитион, Магистр свернул в придорожный лес и поехал обратно. Альмарен, недоумевая, последовал за ним.

— Куда мы едем? — спросил он.

— Сейчас увидишь.

Они поравнялись с постоялым двором и остановились в лесу. На дворе сновали люди, слышалось хлопанье дверей. Вскоре из открытых ворот выехали несколько всадников и поскакали к Цитиону.

— Видел? — спросил Магистр. — Хитрая рожа у этого хозяина. Мальдек предложил ему работу, которая ему самому по душе.

— Мне сразу показалось, что нам не следует здесь ночевать, — высказал свои предчувствия Альмарен. — Зачем вы пошли туда, Магистр?

— Хозяин мне тоже не понравился, — согласился с ним Магистр. — Дурацкая склонность — идти навстречу опасности, но мне не всегда удается преодолеть ее.

Проехав по дороге в обратном направлении, друзья устроились на ночлег на берегу Тиона. События прошедшего дня, особенно последнее, вертелись в голове Альмарена, не давая ему заснуть. Он лежал под плащом, глядя в высокое черное небо, покрытое яркими звездами, и прислушивался к ночным шорохам. Вокруг стояла беззвучная, чуткая тишина, такая, что было слышно журчание тионских струй, огибавших погруженные в воду ветви. Альмарен услышал, как ворочается Магистр, и понял, что тот тоже не спит.

— Магистр! — шепотом спросил он.

— Я думал, ты давно спишь, парень, — откликнулся тот. — Лежишь так тихо, что не слышно ни шороха, ни дыхания.

— Как вам это удалось, Магистр?

— Что — это?

— Сломать засов с помощью магии. Вы знаете какие-то особые заклинания? Я не слабый маг, но в таких условиях, в считанные мгновения…

— Нужно было торопиться, они могли растащить вещи и увести коней. Пришлось бы тогда драться со всеми.

— Я бы так не смог. Как вы это делаете? Как научились?

Магистр молчал..

— Не завидуй, Альмарен, — сказал он наконец, почувствовав, что молодой маг ждет ответа. — Я никому бы не пожелал научиться этому так, как научился я.

— И все-таки, Магистр? — Альмарен приподнялся на локте.

— Ты родился магом, Альмарен, а я не всегда был им. Способность к магии проснулась во мне десять лет назад. — Магистр говорил медленно, подбирая каждое слово. — Смерть дорогого мне человека вызвала ее к жизни. Я и сейчас отказался бы от этой способности, лишь бы изменить то, что случилось тогда.

— Я знаю вашу силу. Но сломать засов — это совершенно другой уровень, — беспечно продолжал допытываться Альмарен, еще не терявший дорогих ему людей.

— Хорошо. Слушай, — нехотя заговорил Магистр. — Десять лет назад Берсерен посадил меня в темницу, а женщину, которую я любил, сжег на костре. Он приказал установить костер так, чтобы пламя было видно из окон темницы. Наверное, не следовало на это смотреть, но я смотрел до конца. Я видел, как она горела в огне, и ничем не мог ей помочь. Засовы были слишком крепки. Когда костер догорел, я подошел к запертой двери, которая удерживала меня, и стал глядеть на нее. И вот тогда… Альмарен, от моего взгляда засовы разлетелись на куски. С тех пор нет на Келаде запора, который мог бы удержать меня.

— Простите, Магистр, — пробормотал Альмарен. — Мне не нужно было спрашивать.

— Молчать не легче, чем рассказывать, парень, — ответил ему Магистр. — Жаль, что я расстроил тебя.

— Но как он мог сжечь женщину заживо?! — у Альмарена не укладывалось в голове, что такое еще случается. — Это же преступление!

— Она была рабыней, одной из придворных танцовщиц. Их покупают маленькими девочками и обучают танцам с детства. У нее была большая и бедная семья. Родители продали ее в услужение правителю, а значит, по закону она — вещь Берсерена, и он мог делать с ней все что угодно. Ладно еще, он не смел трогать танцовщиц, оттого что боялся своей супруги, Варды. Та бы такого не потерпела.

— Но вы-то не были его рабом, Магистр! Он не мог вас посадить в темницу просто так!

— Он запер меня за то, что я посягнул на его вещь. По закону это можно расценить как воровство, особенно, когда обвинитель — правитель Келанги. — Магистр приподнялся и сел. — Все было бы иначе, если бы Берсерен сам не заглядывался на нее.

— Неужели он остался безнаказанным? — возмутился Альмарен. — Разве вы никогда не хотели отомстить, Магистр?

— Хотел, конечно. Но мне было тяжело оставаться в тех краях, даже для мести. Я уехал в Тир, на другой конец острова. Постепенно я понял, что месть — занятие злое и бесполезное, и оно никого еще не воскресило. Теперь я не думаю о мести, — твердый, жесткий голос Магистра не давал оснований считать, что тот все простил, — но не знаю, как я поступлю, когда окажусь лицом к лицу с Берсереном или с тем человеком, который донес на нас.

Альмарену казалось, что он слышит новую легенду, еще более удивительную, чем легенды о Кельварне — так эта история была далека от обыденной жизни. Присутствие Магистра, который сидел рядом, глубоко задумавшись, и которого невозможно было заподозрить в склонности к пустым фантазиям, напомнило ему, что действительность, достойная того, чтобы стать легендой, нелегко дается ее участникам.

— Вы с тех пор не возвращались в эти края, Магистр? — спросил он.

— Нет. Но сейчас на Келаде такое творится, что не до личных забот. — Магистр снова лег и укрылся плащом. — Спи, Альмарен, завтра нужно выехать в путь пораньше. Надеюсь, мы нагоним Мальдека еще до полудня.

Альмарен закинул руки за голову и долго, ни о чем не думая, смотрел на звезды. Он даже не почувствовал перехода от бодрствования ко сну.

 

VII

Господин, на помощь которого надеялись Шемма и Витри, прибыл в Цитион около двух месяцев назад. Он подъехал к гостинице Тоссена на хорошем коне, в добротной дорожной одежде, снял удобную комнату, распаковал багаж — два туго набитых кожаных мешка с бесчисленными карманами и застежками — и устроился с большим вкусом и уютом. В ближайший базарный день он продал своего коня, из чего следовало, что господин обосновался в городе надолго.

При гостинице, помимо трактира на первом этаже, был небольшой ресторанчик, в котором по вечерам любили бывать состоятельные жители Цитиона. Там они обменивались новостями, заводили и поддерживали знакомства, обсуждали дела и проводили свободное время. Господин, назвавшийся Скампадой, стал известен среди посетителей ресторанчика, как воспитанный, образованный и исключительно приятный собеседник. Не прошло и недели, как его появление стало сопровождаться приветственными возгласами и улыбками. Скампада умел составить компанию, красиво выпить рюмочку-другую, рассказать интересную историю, развлечь других и развлечься сам.

По рассказам Скампады о дворцовых порядках Келанги и Босхана чувствовалось, что ему привычна придворная жизнь, его обхождение говорило о том же. Скампаду расспрашивали, кто он, откуда и что делает в Цитионе. Он незаметно ушел от ответа на первые два вопроса, зато на третий отвечал много и охотно.

— Господа, любезные друзья мои! — начал Скампада, обведя собеседников взглядом. — Я одержим интересом к истории рода первого правителя Келады. Меня с детства восхищали подвиги великих предков доблестного Норрена, правителя Цитиона, старшего в роду Кельварна, — заметив, что внимание окружающих обратилось к нему, Скампада потупил глаза и выдержал паузу. — Я составляю полную родословную рода Кельварна, и был бы счастлив преподнести этот труд правителю Цитиона. Моя работа близка к завершению, но мне не хватает сведений, чтобы дополнить ее. Если бы я мог поискать их в дворцовой библиотеке Цитиона, мне удалось бы завершить свой многолетний труд, поэтому я оставил родные места и терплю лишения дорожной жизни. К счастью, уважаемый Тоссен делает все, чтобы я не чувствовал себя слишком неуютно.

Слова Скампады оказались настоящей находкой для цитионского зажиточного сословия, которому давно не предоставлялось хорошего повода почесать языки. Они обсуждались в семьях, при встречах, в гостях, на придворной службе и, наконец, дошли до семьи правителя.

Норрен выслушал рассказ советника о добровольном летописце рода Кельварна, и, немного подумав, отдал распоряжение:

— Зайди сегодня вечером к Тоссену, отыщи этого человека, поговори с ним. Если сочтешь возможным, пригласи его во дворец.

Советник по своему положению не посещал ресторанчик Тоссена, поэтому его появление там вызвало новую волну разговоров. Пропустив со Скампадой по рюмочке, советник остался доволен его манерами, знанием этикета и умением поддерживать разговор. Скампада, конечно, понимал, что их встреча не случайна, но держался без малейшего подобострастия, просто и с достоинством, чем окончательно подкупил советника.

«Какой приятный, воспитанный человек», — думал советник, возвращаясь домой. Наутро он доложил Норрену, что Скампада приглашен.

Норрен принял Скампаду в своем рабочем кабинете. Скампада вошел и отвесил поклон по всем правилам дворцового этикета.

«Действительно, у него есть воспитание, — подумал Норрен. — Не какой-нибудь выскочка».

— Добрый день, ваше величество! — приветствовал его Скампада. — Буду счастлив, если окажусь вам полезен.

— Добрый день, — ответил Норрен. Это было признаком расположения правителя. По этикету он мог заговорить сразу о деле. — Я слышал, что ты составляешь генеалогическое дерево моего рода.

— Да, ваше величество, — глаза Скампады вспыхнули оживлением.

— Что ж, проверим, далеко ли ты в этом продвинулся. — Норрен не собирался пускать в свою библиотеку невежду. — Ты что-нибудь слышал о Тевилене?

— Как не знать о Тевилене? — Скампада даже смутился. — Реформатор, основатель Келанги, жил около трехсот лет назад, во времена Трех Братьев. От него идет вся последующая родословная.

— Да? — усмехнулся Норрен. — А я думал, Трое Братьев жили во времена Тевилена.

Скампада чуть порозовел, почувствовав свою промашку.

— Ну, это легкий вопрос, — продолжил Норрен. — А кто такой Эмбар?

— Основоположник Бетлинка. Гроза уттаков. Жил сто пятьдесят лет назад. Ваш прямой предок, ведет род от Муарена, старшего сына Тевилена.

— Хорошо. Что ты скажешь о Куррене?

Скампада замялся.

— Ваше величество, и в самом блестящем роду бывают несчастные исключения. Он любыми средствами хотел быть правителем Цитиона и добился этого ценой жизни Компатты, из старшей ветви. Но он недолго прожил после.

— Я вижу, ты кое-что знаешь. Откуда у тебя эти сведения?

— Из библиотек Келанги и Босхана. Мне недостает сведений о цитионской ветви за последние сто лет.

— Мне передали, что ты назвал меня старшим в роду Кельварна. Ты в этом уверен?

— Я не знаю, ваше величество, жив ли Ромбар, ваш двоюродный брат. Он — сын бывшего владельца Бетлинка, старшего брата вашего отца.

— Так. Ты даже это знаешь. Та история не получила широкой огласки.

— Да, ваше величество. Берсерен не был заинтересован в этом.

Норрен пристально посмотрел на Скампаду.

— Ты, я вижу, знаешь об этом больше, чем я. Мне рассказывали, что отец Ромбара сам напросился на спор, в котором потерял свой замок.

— Да, все было так, ваше величество. Он прекрасно стрелял из лука и поспорил с Берсереном на свой замок, что трижды поразит цель, но промахнулся трижды подряд. Однако, там были некоторые обстоятельства, мне не хотелось бы их пересказывать…

— Может быть, просьба правителя Цитиона позволит тебе быть более откровенным? — спросил Норрен, заинтригованный словами Скампады.

Скампада прикинул, не продешевит ли он и не подставит ли себя под удар, выдавая опасный секрет. Успех разговора с Норреном обещал ему многое.

— Жена Берсерена, Варда, была магиней ордена Аспида, — напомнил он правителю. — Она вызвала Палащара на спор и с помощью магии заставила промахнуться. Он покончил с собой, когда понял, что был одурачен.

— Вот оно что, — невольно произнес Норрен. Он задумался, принимая решение.

— В моей библиотеке ты найдешь нужные книги, — наконец, сказал он. — Пиши все как есть, не приукрашивая и не подвирая. Пусть потомки знают правду.

— Я приложу все усилия, ваше величество, — наклонил голову Скампада. — Если мне что-то потребуется для работы, я не поступлюсь и денежными затратами. Завершить мой труд — это моя давняя мечта.

— Значит, ради моей родословной ты готов пойти и на денежные затраты? Изумительно! — расхохотался Норрен. — Мне не нужны такие жертвы, Скампада. Я распоряжусь, чтобы тебе дали все, что потребуется. Когда ты закончишь работу, тогда, — если результат будет хорош, то и вознаграждение будет не хуже. Слово правителя!

Скампада не стал ломаться.

— Я буду счастлив, если мой труд будет оценен по достоинству, — сказал он, учтиво поклонившись. — Я человек бедный, ваше величество.

Норрен кивнул ему, показывая, что разговор закончен. Скампада еще раз поклонился и вышел.

Скампада был внебрачным сыном первого министра правителя Келанги и одной очаровательной, прелестной придворной дамы. У прелестницы имелся пожилой, угрюмый муж, предпочитавший хорошую выпивку радостям семейной жизни, но не было детей. Появление Скампады на свет вызвало скандал. Муж отказался признать мальчика своим сыном, чем вынудил даму отдать ребенка первому министру. Тот, пользуясь хорошим отношением правителя, устроил мальчика воспитываться во дворце.

Не прошло и года, как муж придворной дамы свел ее в могилу дурным обращением, а вскоре и сам умер от беспробудного пьянства. Имущество прибрали к рукам родственники покойного. Скампада остался полностью на попечении первого министра, который был привязан к мальчику, очень похожему на свою мать. Первый министр думал упомянуть сына прелестницы в завещании, но у него было трое взрослых сыновей, настырных и жадных до денег, и жена, женщина суровая и властная, которой он был обязан своей карьерой. Услуга могла оказаться слишком опасной для Скампады, и первый министр ограничился тем, что обеспечил его деньгами на первое время. «Я больше ничего не могу для тебя сделать, — сказал он Скампаде. — Надеюсь, когда ты станешь взрослым, то сумеешь позаботиться о себе».

В детстве Скампаду не дразнили и не попрекали происхождением — имя первого министра заставляло присохнуть и самые острые языки — но умный и наблюдательный мальчик быстро понял двусмысленность своего положения. У него появился жгучий интерес к генеалогии, к истории знатных родов Келады. Он мог целыми днями пропадать в дворцовой библиотеке, с пристрастием изучая жизнь и происхождение чужих предков.

Вычитанного в летописях оказалось достаточно, чтобы Скампада мог чувствовать себя не хуже других. Он был беден по сравнению с законными наследниками знатных родов и понимал, что не может быть таким же беспечным, как они. Еще подростком он пробовал тянуть за веревочки, выступающие из очередного клубка интриг, и сначала изучал, а позднее и предугадывал результаты своего вмешательства. К двадцати годам он знал цену вовремя брошенному слову или взгляду, точной интонации, чужим тайнам и слабостям, и мог этим пользоваться, как искусный камнерез подобранным по руке резцом. Скампада никогда не выступал ни на чьей стороне, раз и навсегда присягнув на верность маленькой вотчине в лице самого себя, и умело манипулировал чужими интересами и страстями.

Когда Скампада стал взрослым, у него сложилось очень хорошее мнение о себе и своем происхождении. Он считал, что обязан обеспечивать себе существование, достойное сына первого министра и прелестницы, и не жалел на это усилий. В отличие от дворцовых сплетников, готовых впустую болтать о чем угодно, он понял, что информация тоже может быть товаром и стоить денег, и сделал ее источником доходов.

Весной Скампада получил заказ, обещавший немалую выгоду. Он взял у заказчика хороший задаток и выехал в Цитион. Заказчиком был Шиманга, действовавший по поручению Каморры, заказом — сведения о местонахождении магических камней, созданных Тремя Братьями. Скампада не был магом и потому не знал, как сложна поставленная перед ним задача. Он верил в свое умение войти в любые двери и работать с любыми книгами.

Первая часть задачи великолепно удалась Скампаде. Он не только проник в дворцовую библиотеку Цитиона, но и получил еще один заказ, который мог оказаться не менее выгодным. Скампада плотно уселся в библиотеке, разделяя время между оформлением родословной Норрена и поиском сведений о камнях. Норрен иногда заходил узнать, как идет работа, просматривал аккуратно начерченные куски генеалогического дерева, читал страницы комментариев, заполненные изящным, витиеватым почерком Скампады, удостаивал автора короткой беседой и, судя по всему, оставался доволен.

С камнями дела обстояли хуже. Тщетно Скампада перебирал тяжелые, покрытые пылью книги, перелистывал пожелтевшие страницы, разбирая завитушки древних летописцев. Общеизвестные легенды кочевали из книги в книгу, нередко с одними и теми же ошибками, но нигде не встречалось даже намека на то, куда могли исчезнуть камни. Скампада начинал беспокоиться. Хотя он чуял хорошие деньги за родословную и надеялся не меньше, чем на год безбедной жизни, но Каморра был не из таких заказчиков, которым можно было просто вернуть задаток. Поэтому Скампада все дольше и дольше засиживался в библиотеке, нередко возвращаясь в гостиницу поздно вечером.

Шемма и Витри спустились вниз, в гостиничный трактир, но Скампада там не оказалось. Зато в трактире был сам Тоссен, который выбирал товар, принесенный владельцем овощной лавки. Тоссен подымал двумя пальцами то пучок зелени, то луковицу и снисходительно выговаривал лавочнику:

— Ну что ты принес, милейший? В ресторан этот товар не подашь, а в трактире за него много не возьмешь. Так что давай-ка скидывай цену раза в полтора. Я бесплатно торговать твоим товаром не собираюсь.

Лавочник клялся, что товар прекрасный, но понемногу уступал. Наконец торг подошел к концу и лавочник ушел с деньгами, а Тоссен остался с товаром. Витри, помня указания Скампады, робко обратился к Тоссену.

— Уважаемый Тоссен, вы не можете сказать, как нам найти господина Скампаду?

Тоссен, гордившийся своим постояльцем, сделал значительное лицо.

— Господин Скампада очень занят. Он выполняет работу для самого правителя и целыми днями пропадает во дворце. — Тоссен поднял глаза к потолку, будто и правитель, и Скампада находились там. — Он не жалеет ни сил, ни здоровья и возвращается к ужину позже всех. Если вы придете сюда после ужина, я помогу вам найти его.

— Большое спасибо, — сказал Витри. Время до ужина было для него целой вечностью. Лоанцу казалось, что на нем словно бы написано, что ему нечем расплатиться за съеденный завтрак, и он бы не удивился, если бы хозяин гостиницы взял его сейчас за шиворот и выкинул на улицу. Но Тоссен благожелательно смотрел на него, и Витри решился на дальнейший разговор.

— Мы здесь по важному делу. Господин Скампада советовал обратиться к вам.

— Обращайтесь, — благодушно кивнул Тоссен, уверенный, что никакое важное дело не может обойтись без него.

— Наш алтарь потерял силу. Нам нужно встретиться с магами и попросить их помочь вернуть ее. Нет ли у вас знакомых магов, которые могут делать такие дела?

— Алтарь… смотри-ка ты, — Тоссен задумался. — Я никогда не слышал о таком. Не знаю, кто бы мог помочь вам здесь, в Цитионе. Все сильные маги живут при алтарях. Хотя, впрочем… я знаю одного мага, который чинит амулеты и магическую утварь. Сходите-ка к нему. Это далеко, на гончарной улице.

— Скампада показал ее нам, когда мы шли сюда, — сказал Витри.

— Вот и прекрасно. А там спросите, где живет старик Сейен. Его там знают.

Витри поблагодарил Тоссена, кивнул Шемме, и они вышли.

— Идем на гончарную, к старику Сейену, — сказал он своему товарищу. — До вечера еще далеко.

Шемма пошел за ним, послушный, как Буцек. Витри хорошо запомнил утренний путь по городу, поэтому легко нашел гончарную улицу. Сейена здесь знали — первый же человек, к которому обратился Витри, кликнул сынишку и приказал.

— Отведи их Сейену, — тот стоял, не двигаясь с места. — Ну что ты стоишь?! — прикрикнул он на сына.

— Игрушку хочу… — заныл малец. — Там у Сейена, игрушки…

Отец смягчился. Он зашел в дом, вынес полкраюхи хлеба, кусок сала и подал сыну.

— Возьми. Дашь Сейену за игрушку.

Мальчишка привел лоанцев на другой конец улицы, к маленькому даже по местным меркам домику, прилепившемуся к булочной. Единственное окно домика, открытое настежь, было уставлено фигурками людей и животных, сделанных из глины и камня. В окно можно было увидеть и жильца — небольшого сгорбленного старика, который сидел за самодельным станочком, обтачивая камень.

Мальчишка прилип к окну.

— Дедушка Сейен, дай игрушку! — выкрикнул он, протягивая хлеб и сало.

Старик встал и бережно принял краюху.

— Что тебе, паренек? — спросил он. — Выбирай.

— Попрыгун! — обрадованно сказал мальчишка. — Хочу попрыгун! У всех есть, а у меня нет.

Старик снял с полки каменную продолговатую пластинку, похожую на ручку ножа, и подал ее мальчику. Вместо лезвия на конце ручки сверкал золотистый эфилемовый шарик. Ребенок сжал в руке пластинку, шарик тут же выстрелил и запрыгал, закачался в воздухе, а потом вернулся на место, прилипнув к пластинке.

— Здорово прыгает! Далеко! — восхищенно вскрикнул малец. — А это к вам, дедушка Сейен! — он указал на лоанцев и мгновенно умчался, стреляя на бегу попрыгуном.

— Вы ко мне, молодые люди? — спросил старик.

— Да, отец, — ответил Витри. — Хозяин гостиницы, Тоссен, посоветовал обратиться к вам. Он сказал, что вы умеете чинить амулеты.

— Да, кое-что чиню, — старик засуетился. — Что ж мы через окно разговариваем? Заходите! — он открыл дверь и пригласил лоанцев войти. — Я в молодости учился у магов на Каянском алтаре. — Сейен показал на пальце перстень Аспида. — Я могу возвращать магию их изделиям. Ларцы, стекло, горшки… могу и магическую нить поправить на амулете, если она ослабела. Вот если оборвалась, то никак. Такой амулет нужно восстанавливать на алтаре.

Витри и Шемма вошли к магу. В комнате сразу стало тесно. На полках, на столе лежали заготовки для игрушек и обломки старых эфилемовых амулетов, которые Сейен вставлял в игрушки для придания магических свойств.

— Может, игрушками интересуетесь? — указал на полку Сейен. — Для деток. Работы у меня немного, вот и занимаюсь.

Он снял с полки глиняную собачку с круглыми эфилемовыми глазами, поставил перед ними и по-мальчишески свистнул. Собачка подскочила и кувыркнулась в воздухе. Шемма ахнул. Витри незаметно толкнул его в бок.

— Нет, отец, нам не до игрушек, — ответил он старику. — У нас важное дело.

— Понимаю, понимаю, — слегка разочарованно сказал Сейен. — Что у вас сломалось, молодые люди?

— Алтарь.

Глаза Сейена сделались большими и круглыми, как у магической собачки. Он нащупал сзади стул и сел.

— Вы сказали «алтарь», молодой человек? Я мог ослышаться по старости.

— Да, — подтвердил Витри. — Синий алтарь, в Лоане. Он потерял силу.

— Невероятно, — пробормотал старик. — Нет, мальчики, вам нужно не ко мне. У меня даже жезла нет, не дотянул. Вам нужен настоящий, сильный маг.

— Мы никого здесь не знаем, отец! — взмолился Витри. — Где нам найти такого мага?!

— Дайте подумать, мальчики, — старик надолго замолчал, затем поднял глаза на Витри и сказал: — В городе есть маги, но все они лечат людей. По амулетам и по магии здесь дел мало, этим сыт не будешь. Лучше бы вам пойти на алтарь Саламандры или Феникса.

— Мы не можем идти так далеко, — вздохнул Витри. — Это слишком долго, и денег у нас не хватит.

— Тогда попробуйте сходить к Гуратте. Он берется за любое дело, если оно ему под силу, и никогда не станет водить за нос, если не может справиться. Его дела идут хорошо, у него большой дом в переулке у купеческой улицы. Если он вам и не поможет, то хотя бы посоветует, что делать.

Дом Гуратты был невелик по сравнению с возвышающимися вокруг купеческими домами, но все же это было двухэтажное каменное строение со всеми принадлежностями зажиточного цитионского дома — двором с фонтаном и ухоженным садиком, резной белой изгородью и декоративными башенками. Войдя в калитку, лоанцы увидели двоих людей, хлопочущих у лошади, понуро стоящей посреди двора. Один держал лошадь за уздечку, другой, высокий и смуглый, размашистыми движениями проводил вдоль боков лошади чем-то похожим на малярную кисть.

Витри и Шемма подошли поближе. Высокий мужчина медленно вел кистью над хребтом лошади, задерживаясь над выбранными точками. При каждой задержке кончик кисти вспыхивал ярко-оранжевым цветом, по которому Витри догадался, что принял за кисть жезл Саламандры. Некоторые точки на теле лошади привлекали особое внимание мужчины. Он убирал жезл и выполнял над точкой вращательные движения свободной рукой, большой и костистой, как у молотобойца. Увидев лоанцев, он коротко спросил:

— Вы ко мне? — и показал на входную дверь, не тратя времени на приветствия. — Идите туда.

Лоанцы вошли в просторную прихожую, служившую магу приемной. Несколько человек уже сидели там, дожидаясь очереди. Вскоре вошел маг, закончивший лечение лошади.

— Что у вас, хозяюшка? — обратился он к молодой женщине.

— Мы с мужем хотим знать, кто у нас будет, мальчик или девочка.

Гуратта направил на нее жезл, закрыл глаза на мгновение, затем сказал.

— Мальчик. Поздравляю, хозяюшка!

Женщина улыбнулась, протянула ему деньги и вышла.

— У вас что? — спросил он следующего.

Пожилой мужчина, с виду похожий на лавочника, развернул большой узел, который держал на коленях.

— Кубышку никак не открою. Магическое слово забыл.

— Идемте. — Гуратта повел его за собой в другую комнату. Вскоре они вернулись в приемную.

— Если опять забудете, приходите, — напутствовал лавочника маг.

— У вас? — повернулся он к третьему.

— Топор вот. Из мягкого железа, аспид его заешь! Все время тупится, — мужчина показал зазубренное лезвие топора.

Гуратта взял топор и провел рукой по лезвию.

— Можно сделать. Но сначала мы его наточим, — маг вышел на двор, пробыл там недолго и вернулся с заточенным топором. — Все, порядок. Теперь ему и самое твердое дерево нипочем, — сказал он, возвращая топор хозяину.

Витри и Шемма остались наедине с магом.

— У вас что, парни? — спросил Гуратта.

— Видите ли, мы родом из Лоана… — начал Витри.

— Прекрасно. А я из Босхана. Какое у вас дело?

— Нас послал сюда колдун…

— Что нужно вашему колдуну?.

— Вы слышали о нашем алтаре? Синий алтарь…

— Разумеется, слышал. Энергия холода. Ближе к делу, ребята!

Витри кое-как приспособился к прямой, стремительной манере мага вести разговор.

— Наш алтарь потерял силу, — сказал он. — Что нам делать?

Гуратта приподнял бровь.

— Других дел у вас нет?

— Нет.

— Тогда выход вон там. Мне не до глупых шуток.

— Какие шутки?! — с обидой сказал Витри. — Вы думаете, что мы ехали в такую даль, через ущелье, в чужой город для того, чтобы вас разыгрывать?

— Ваш колдун просто забыл заклинания, — маг все еще не верил словам Витри.

— Нет, не забыл. Он велел передать, что там, где была чашка воды, теперь капля. Все наши посевы засохнут, если сила не вернется.

Гуратта встревожился. Алтари никогда не теряли силу, на этом и основывался труд магов. Он машинально взглянул на жезл Саламандры, который держал в руке. Если такое случится с Оранжевым алтарем, то его жезл станет обычным куском камня, а без жезла немыслимо зарабатывать на жизнь магией.

— Как это было, парни? — спросил он.

В рассказе Витри не оказалось ничего, что могло бы объяснить случившееся. Маг сосредоточенно задумался, вспоминая все, что узнал об алтарях за годы обучения при храме Саламандры, но не мог припомнить ни слова о чем-нибудь подобном.

— Я не знаю, в чем дело, — нахмурился Гуратта. — Вам нужно рассказать это высшим магам. Идите в Оккаду или в храм Саламандры.

— А здесь, в Цитионе, нет высших магов? — спросил Витри.

— Есть один сильный маг, но он высокого рода и очень богат. Вам к нему не попасть. — Гуратта прошелся взглядом по крестьянской одежде лоанцев. — Без рекомендации.

— Вы можете дать ее нам?

— Конечно, нет. Кто я такой, чтобы давать вам рекомендацию к самому Равенору?

Витри и Шемма стояли молча, не зная, как быть. Гуратта, тоже заинтересованный в деле, предложил лоанцам.

— На базарной площади стоит дом купца Тифена. Тифена знают в городе и уважают не за то, что он богат, и не за то, что он снабжает товарами двор самого правителя. Это человек порядочный и неравнодушный к чужим бедам. Попробуйте обратиться к нему за помощью. Тифен не владеет магией, но хорошо знаком с магами. Феникса, и сын у него маг. Если вы сумеете уговорить Тифена, он даст вам рекомендацию и к Равенору, и к оккадским магам, — в ответ на благодарность Витри Гуратта только отмахнулся. — Пустяки! Я буду рад, если найдется маг, который умеет возвращать силу алтарям. Мало ли что еще может случиться!

Был уже вечер, когда лоанцы вышли от мага. Они возвращались в гостиницу усталые и голодные, начиная понимать, каким трудным оказалось порученное дело.

— Пора ехать назад, в Лоан, — сказал Шемма. — Мы ничего больше не сделаем. К Тифену, наверное, тоже не попадешь без рекомендации.

— Но ведь мы еще не пробовали встретиться с ним! — возразил Витри. — И где у тебя деньги, чтобы рассчитаться с Тоссеном, вернуть сельчанам? Ведь дело-то мы не сделали.

Шемма уныло вздохнул.

— Мы здесь всего один день, а ты хочешь бежать обратно, — продолжал Витри. — Дело твое, ты уже поступал по-своему, а я останусь здесь и добьюсь встречи и с Тифеном, и с Равенором. А если потребуется, поеду и туда, куда они посылают… в Оккаду эту или в храм. Я не могу вернуться назад с пустыми руками.

Шемма опять вздохнул. Дорожные заботы и лишения не нравились табунщику, но он чувствовал правоту своего спутника.

— Нет уж, вместе так вместе, — рассудил Шемма. — Как я появлюсь там один? — добавил он, побаиваясь, что Витри в одиночку сделает дело и явится победителем после его бесславного возвращения.

— Хорошо, — сказал Витри. — Не будем больше говорить о возвращении, а лучше займемся нашим делом. Скампада, наверное, уже вернулся. Может быть, он поможет нам с деньгами.

Скампада, действительно, уже вернулся в гостиницу. Он ушел из дворца раньше обычного и в отличном настроении. Сегодня, как и всегда, он проводил послеобеденное время за поисками сведений о камнях Трех Братьев. Книги, в которых Скампада надеялся найти хоть что-нибудь, были давно прочитаны. Он начал просматривать полки подряд и обнаружил книгу, которая заинтересовала его. Книга была написана во времена Эмбара, одним из его военачальников, и называлась по-старинному длинно и вычурно: «Жизнеописание Сиркоттана, храброго воина, и его опасных и удивительных приключений в землях уттаков». Стиль книги был тяжеловат, но простая, естественная интонация очевидца увлекала и затягивала.

Сиркоттан повествовал о сражениях с уттаками, о дворцовых обычаях тех времен, о том, как попал к уттакам в плен и не был съеден, потому что племя воевало удачно и было достаточно убитых. Он описывал свою жизнь в плену, нравы и привычки уттаков. Зная, что его съедят, когда удача отвернется от племени, Сиркоттан решился на побег. Спасаясь от погони, он сбился с пути и был вынужден переправиться вплавь на остров Керн, расположенный к северу от Келады.

Начав читать книгу, Скампада не мог от нее оторваться. Ему нравились меткие характеристики, точные описания быта и нравов, мест и поселений, изложенные храбрым воином. Он с интересом прочитал описание острова Керн, о котором мало что было известно, рассказ про огнедышащую гору на острове и про племя мирных жителей у ее подножия, приютившее Сиркоттана.

Очередная фраза книги заставила Скампаду вздрогнуть. Сиркоттан, описывая быт кернского племени, рассказывал об идоле, стоящем посреди поселения. Огромный идол из серого камня был одноглазым. В глаз был вставлен большой пурпурно-красный драгоценный камень, переливающийся тысячами граней. Форма камня повторяла глаз, напоминая треть яблока, идущий от него свет был заметен не только по ночам, но и в пасмурные дни.

Скампада еще и еще раз перечитывал описание камня. Это был несомненно, Оригрен, Средний Брат. «Сто пятьдесят лет назад… — подумал Скампада. — Там ли он сейчас?» О том, как с ним расплатится Каморра, если отправится на Керн и не найдет там камня, Скампаде не хотелось и думать. В подтверждение слов следовало показать книгу, и тогда задаток, полученный от Каморры, можно было бы считать отработанным. Чтобы книга не затерялась на полках, он положил ее отдельно, на маленький столик в углу, намереваясь унести после получения денег за родословную.

Когда Витри и Шемма вернулись в гостиницу, Скампада сидел в ресторанчике, заказав свои любимые блюда. В этот вечер он был особенно приятным собеседником, и у его стола не смолкали разговоры, смех и шутки. Настроение Скампады ничуть не омрачилось, когда подошедший Тоссен сообщил ему, что двое молодых людей, прибывших утром, хотят поговорить с ним. Это означало добавочные заботы, и больше ничего, но Скампада был в духе.

После ужина он зашел в комнату к лоанцам.

— У вас какое-то дело ко мне, молодые люди?

Витри строго взглянул на Шемму, и тот начал.

— Понимаете, ваша милость, у нас случилось несчастье. Когда мы ехали сюда по ущелью… очень опасное место… у нас оторвался один мешок и упал в пропасть. Там были все наши деньги. — Шемма стеснялся в открытую попросить денег и начал постепенно подводить разговор к цели. — Мы никого здесь не знаем, а вы такой добрый человек… вы нам сразу понравились. Не могли бы вы… подсказать, как быть…

Скампада все понял еще на слове «деньги». Лоанцы не ошиблись, в глубине души он был добрым человеком и никогда не отказывался помочь, если это не требовало денег. Хорошее отношение людей было для него ценностью, в которую стоило вкладывать труд, но не деньги, которые являлись конечной целью вложенного труда. Одному Скампаде было известно, как непросто заработать на жизнь, достойную сына первого министра.

Утром он с удовольствием вызвался проводить парней до гостиницы, думая, что сделает доброе дело и им, и Тоссену, чем заслужит хорошее отношение обеих сторон. Сейчас дело обернулось по-другому. Парни вот-вот попросят у него денег, а хозяин вряд ли будет благодарен ему за безденежных постояльцев. Шемма еще не кончил говорить, а мысль Скампады уже стремительно обрабатывала ситуацию, ища вариант, удобный для всех и, разумеется, бесплатный для него самого.

— Молодые люди, вы, наверное, думаете, что я богат, — сказал он вслух, удрученно опустив глаза. — Богатые люди не разъезжают поодиночке и не живут в гостиницах. Даже таких прекрасных, как эта, — добавил он по привычке.

Увидев, как вытянулись лица лоанцев, Скампада принялся утешать их:

— Не падайте духом, молодые люди. Выход всегда найдется. А в будущем, как говорится, никогда не кладите все яйца в одну корзину.

— Это мы уже поняли, — ответил Шемма. — Где взять яйца, вот вопрос.

— Есть самый простой выход. Продайте коня, — вспомнил Скампада, сам поступавший так при нехватке денег. — Солового, конечно, за пегую вы ничего не получите.

— Буцека?! — ахнул Шемма.

— Хоть бы и Буцека. Базарный день наступит через два дня, а до тех пор живите у Тоссена в кредит. Если не продешевите, на месяц вам денег хватит.

Шемма протестующе замычал. Витри взглянул на него и сказал:

— А ты чего хотел? Это чужое терять легко.

— Тебе хорошо говорить, у тебя нет коня.

— Лучше бы он был. Я бы и связываться с тобой не стал, продал бы, и все. Ты что, забыл, что на нас все село надеется?

Скампада сочувственно слушал их перепалку, припоминая кое-какие разговоры в ресторанчике:

—. Послушайте, молодые люди, — вмешался он в разговор. Лоанцы замолчали и повернулись к нему. — Вы знаете купца Тифена? Говорят, он человек добрый и помогает тем, кто попал в беду. Попросите у него помощи. Я думаю, он выручит вас, если не деньгами, то еще чем-нибудь.

— Нам уже говорили про Тифена, — ожил Шемма.

— Тем более. — Скампада кивнул им на прощание. — Идите к Тифену.

Наутро лоанцы отыскали дом Тифена и постучались в дверь. Слуга позвал к ним мужчину лет тридцати, энергичного и подтянутого.

— Что вам нужно, мальчики? — спросил мужчина.

— Вы купец Тифен?

— Я его сын.

— Значит, это вы маг?

— Нет. Маг — мой младший брат, Альмарен. Он живет в Тире, при Красном алтаре.

— Мы бы хотели поговорить с Тифеном.

— Его сейчас нет в городе. Он уехал за товарами в Оккаду.

— А когда он вернется?

— Вот-вот должен быть. Ждем со дня на день.

— А не могли бы вы… — начал Шемма.

Витри, не хотевший, чтобы в этом доме их приняли за побирушек, дернул Шемму за рукав.

— Извините, — сказал он. — Мы придем попозже, когда он появится.

— Делать нечего, Шемма, — подвел итог Витри, выйдя на улицу. — Придется тебе проститься со своим Буцеком.

 

VIII

Наступил базарный день. Гостиница Тоссена заполнилась до отказа торговцами, съехавшимися в Цитион накануне. Рано утром суета в гостинице разбудила Витри и Шемму. Окна их комнаты выходили на двор, поэтому лоанцы не видели площади, кишащей продавцами и покупателями, зато им была видна возня в гостиничном дворе, где с вечера стояли подводы с товарами. Сейчас подводы одна за другой покидали двор, выезжая на городской рынок.

Шемма, с утра глубоко несчастный, пошел почистить напоследок своего солового. Когда Витри пришел за ними в конюшню, шерсть Буцека блестела, грива и хвост были расчесаны. Шемма гладил коня по морде, скармливая ему припрятанные от ужина кусочки хлеба.

— Может, все-таки Мону продадим? — уныло предложил он Витри.

Витри окинул критическим взглядом вислопузую мельникову кобылу.

— Скампада прав, за нее ничего не дадут. У нас не будет ни кобылы, ни денег. А твой — вон какой красавец!

— Не трави душу, — пробурчал Шемма. — Сам знаю.

Выйдя на площадь, лоанцы поначалу растерялись. За три дня они привыкли к городу, но такое изобилие людей и вещей превосходило их воображение. Площадь, прежде просторная, была забита подводами, лотками, корзинами и кошелками, вокруг сновали толпы людей, осматривающих товары. Наконец, Шемма и Витри пришли на конский торг, ведя за собой Буцека.

На продажу было выставлено немало коней. Нервничали, вскидывая головы, чистокровные тимайские скакуны, обнюхивали друг друга упряжные лошади, продающиеся выездами, невозмутимо стояли ширококостные кони босханской породы, выведенной для перевозки гранита из каменоломен. Буцек был хорошим крестьянским конем и выглядел красавцем рядом с Моной, но совершенно потерялся среди великолепных животных, предназначенных для продажи в богатые дома.

Витри оставил Шемму и пошел по рядам узнать цены. К своему удивлению, он увидел там Скампаду, который тоже интересовался лошадьми.

— Добрый день, ваша милость! — окликнул он Скампаду.

— А, это вы, молодой человек! Добрый день, — вежливо поздоровался с ним Скампада.

— Разве вы покупаете коня? — спросил его Витри.

— Я заканчиваю свои дела и скоро покину Цитион, — ответил Скампада. — Коня я куплю через неделю, а сейчас вышел прицениться. Вы ведь продаете своего солового?

— Да, ваша милость. Не хотите ли купить его?

— Нет, — улыбнулся Скампада. — Мне нужен не такой конь.

— Здесь очень высокие цены на коней. Мы не знаем, сколько нам просить за своего.

— Просите за него раз в пять меньше, чем вот за такого. — Скампада показал на вороного жеребца, о котором только что спрашивал у торговца. — Когда будете торговаться, можете скинуть еще треть. И не считайте, что это дешево. Сюда приводят на продажу лучших коней Келады.

Витри поблагодарил Скампаду и вернулся к Шемме. Они простояли довольно долго, но соловым никто не интересовался. Витри начинал терять надежду продать коня, Шемма повеселел.

— Продаете, что ли? — послышался сзади голос.

Лоанцы обернулись. Крестьянин средних лет внимательно разглядывал Буцека.

— Продаем, — ответил Витри.

— Почем?

Витри назвал цену.

— Дороговато, — покачал головой крестьянин. — Разве если скинете треть…

Витри взглянул на Шемму.

— Скинем?

— Еще чего! — уперся Шемма. — Я своего Буцека за бесценок не отдам, Это же золото, а не конь! Не нужда бы, век бы не продал.

Крестьянин еще раз оглядел коня.

— Ну, хоть четверть скиньте.

Шемма стоял твердо.

— Не нравится, вон тех покупайте, господских. Я своему Буцеку цену знаю.

— Что те-то! Были бы и деньги, не купил бы. В хозяйстве от них забот много, а толку мало, — вздохнул крестьянин. — Таких-то, как ваш, сейчас никто не продает. Урожай скоро убирать. Поздней осенью я бы его за полцены купил, да конь сейчас нужен. Скинули бы хоть чуть-чуть. Седло еще покупать.

Витри вспомнил про седло, которое осталось в конюшне.

— Шемма, зачем тебе седло без коня? Отдадим его с седлом?! — он повернулся к крестьянину. — За эту цену, с седлом, пойдет?

— Ладно уж, пойдет, — согласился крестьянин. — Дороговато, однако.

Все трое пошли в гостиницу за седлом. Пока крестьянин отсчитывал деньги, Шемма вынес седло и в последний раз заседлал Буцека.

— Только уж вы не обижайте его, он послушный, — сказал Шемма, передавая повод крестьянину. — И хлебца, хлебца не забывайте давать.

— Зачем обижать, чай не чужой теперь, — крестьянин порылся в мешке, вынул кусок хлеба и угостил коня. Тот с удовольствием взял хлеб. — Буцеком, значит, зовут?

— Буцеком, — подтвердил Шемма.

— Ну, Буцек, пойдем. Счастливо, парни!

Шемма смотрел им вслед, пока они не скрылись в толпе. Витри, увидев, что табунщик чуть не плачет, решил отвлечь его чем-нибудь приятным.

— Ладно, Шемма. Идем-ка пообедаем.

Но тот только махнул рукой.

На другой день в город вернулся Тифен с товаром. Три тяжело нагруженные подводы проехали мимо гостиницы и остановились у ворот его дома. Тоссен, знавший, что лоанцы дожидаются купца, послал парня сообщить им об этом.

Витри и Шемма были рады. За прошедшие дни они побывали еще у нескольких магов и убедились, что никто из них не умеет возвращать силу алтарям. Все их надежды теперь были связаны с Равенором, на которого единодушно ссылались маги.

Лоанцы пошли к Тифену утром, сразу после завтрака. Слуга, открывший дверь, доложил о них купцу, а затем проводил в гостиную на втором этаже. Вскоре к ним вошел мужчина, очень похожий на того, с которым они разговаривали в прошлый раз, но выглядевший лет на двадцать старше.

— Эти? — спросил он слугу.

— Они.

Мужчина подошел к лоанцам.

— Я — Тифен. Говорите, мальчики.

— У вас найдется немного времени для нас? — обратился к нему Витри.

— Немного найдется. Рассказывайте о вашем деле. И покороче, если можно.

Витри, наученный разговором с Гураттой, оставил сельскую привычку начинать издалека и в двух словах рассказал купцу об алтаре. Тифен слушал его внимательно, но без малейшего выражения сочувствия. Почти потеряв надежду, Витри закончил рассказ просьбой о рекомендации к Равенору.

Тифен вовсе не был так бессердечен, как показалось Витри. Многолетняя купеческая жизнь приучила его скрывать свои чувства и верно оценивать людей с первого взгляда. Глядя на двух оробевших, потерявшихся пареньков, он живо представил лоанское село, старенького колдуна и поля, нуждающиеся в поливе.

— Присядем-ка, мальчики, — сказал Тифен. До сих пор они разговаривали стоя. — А теперь еще раз расскажите все, подробнее.

Купец терпеливо выслушал про алтарь, затем про Буцека и мешок, про Скампаду и цитионских магов.

— Я лично не знаком с Равенором, хотя много слышал о нем, — сказал он лоанцам, когда рассказ был закончен. — Его слуги иногда покупают у меня. Равенор живет замкнуто, я не знаю никого, кто знаком с ним ближе.

— Что вы нам посоветуете? — спросил его Витри.

— Увы, ничего. Был бы здесь мой младший сын, Альмарен, он мог бы что-нибудь придумать. Но он далеко, в Тире.

— Мы должны встретиться с Равенором, — сказал Витри. — Нас могут не допустить к нему без вашего письма.

— С моим письмом вас тоже могут не допустить. Но, так и быть, я напишу его. Надеюсь, что оно поможет вам.

Купец сел за стол писать письмо. Закончив, он сложил лист бумаги текстом внутрь, запечатал перстнем и подал Витри.

— Может быть, вам нужны деньги? — спросил он. — Говорите, не стесняйтесь.

— Мы продали коня, — сказал Витри. — Нам хватит денег на еду и гостиницу, но мы не знаем, сколько потребует Равенор за восстановление алтаря.

— Равенору не нужны ваши медяки, мальчики. Он может купить полгорода, если захочет. Либо он ваше дело сделает, либо не сделает — одно из двух.

— Как же нам быть, если не сделает?

— Приходите ко мне, — Тифен в первый раз за все время разговора улыбнулся. — Вместе и решим, как быть.

Витри и Шемма вышли от Тифена окрыленные. Они отправились туда, где стоял дворец Равенора. Дворец был обнесен высокой стеной с наглухо закрытыми воротами. В воротах виднелось смотровое окошко, тоже закрытое наглухо. Ни колокольчика, ни дверного молотка на них не было.

Витри постучал кулаком в ворота. Окошко неожиданно быстро открылось, и в нем показалась длинная, чопорная физиономия слуги.

— Здесь подают один раз в день, после ужина. А сейчас уходите. Его светлость не любит шума.

— У нас есть дело к Равенору, — поспешно сказал Витри.

— К кому?! — слуга на мгновение потерял дар речи. — К его светлости, вы хотите сказать?

— Да, конечно, — торопливо поправился Витри.

— Это дело касается вас или его светлости?

Витри затруднился с ответом.

— Нас, пожалуй.

— Его светлость приказал не беспокоить его, — длинная физиономия слуги вытянулась еще больше. — Он слишком занят, чтобы возиться с делами всяких оборванцев.

— Вот письмо от господина Тифена. — Витри протянул в окошко запечатанное письмо.

Слуга долго изучал печать.

— Я передам письмо его светлости, — сказал он неуверенно. — Если это какой-нибудь пустяк, его светлость может разгневаться.

— Это очень важно, — заверил его Витри.

— Приходите завтра после полудня, я вам скажу решение его светлости.

Окошко захлопнулось. Витри и Шемма переглянулись. Им стало понятно, почему Тифен не был уверен в пользе своей рекомендации.

В назначенное время Витри и Шемма пришли ко дворцу Равенора. Вчерашний привратник сообщил им, что его светлость желает видеть их после обеда. Чуть позже ворота открылись и слуга впустил лоанцев внутрь.

Войдя и оглядевшись, лоанцы замерли от восхищения. Дворец из белого мрамора раскинулся перед ними застывшим напевом древней мелодии. Он неотразимо действовал даже на них, не имеющих понятия о законах архитектуры. Двор был выложен узорами из цветных каменных плиток, украшен горками и фонтанами, где идеально сочетались беспорядок и гармония. Стебли растений непринужденно вились по мраморным глыбам, журчала вода, пахло зеленью и свежестью. Все вместе производило неповторимо радостное впечатление.

Привратник потянул за веревки, свисавшие вдоль стены. Вскоре появился слуга с серебряным тазом и тряпкой, быстро и умело вымыл и вытер лоанцам обувь. Другой слуга вышел к ним из дворца навстречу. Все совершалось без единого звука, слуги обменивались между собой жестами. Было заметно, что теперь Витри и Шемма были для них не оборванцами, а людьми, которых желает видеть его светлость.

Подошедший слуга кивком головы пригласил лоанцев следовать за собой. По пути он сказал им вполголоса:

— Войдите, поклонитесь и не открывайте ртов, пока его светлость не обратится к вам с вопросом.

Внутри дворец был не менее совершенен, чем снаружи. Просторные залы, широкие лестницы дышали светом и воздухом, не создавая ощущения ни пустоты, ни чрезмерной роскоши. Людей нище не было, но залы не казались нежилыми.

Проведя лоанцев через добрую половину дворца, слуга открыл перед ними двери и жестом пригласил войти. Витри и Шемма оказались в комнате, боковые стены которой от пола до потолка занимали полки с книгами. За столом сидел человек, одетый в темное. Бросалась в глаза бледность его кожи — это в середине-то лета — и высокий лоб с большими залысинами. Витри больше всего поразила не одежда и не бледность Равенора, а его взгляд, напряженный и в то же время отсутствующий, будто направленный внутрь, под высокий выпуклый череп.

Когда Равенор встал, оказалось, что он невысок и тощ, но маг держался прямо и не выглядел нездоровым. Он прошелся по комнате, не обращая внимания на лоанцев, глядя перед собой тем же странным взглядом.

— Я прочитал письмо Тифена, — заговорил он куда-то в стену. Витри только сейчас заметил на столе распечатанное письмо. — Он пишет, что Лоанский алтарь потерял силу, а вы ищете способ ее вернуть.

Вопроса в голосе Равенора не слышалось, лоанцы молчали. Он отнесся к этому, как к должному.

— Ваш колдун дал вам амулет, чтобы я мог проверить ваши слова? — маг задал вопрос то ли стене, то ли расписной вазе в углу комнаты.

— Нет, — ответил Витри.

— Да, колдун… — Равенор с упреком поглядел на вазу. — Впрочем, какой вам смысл лгать? Вы можете только ошибаться.

Шемма и Витри молчали.

— Но я не думаю, что вы ошибаетесь. Здесь трудно напутать. Я не знаю подобных случаев в прошлом. Но я давно занимаюсь теорией магии и знаю, что это возможно.

Равенор подошел к окну и зачем-то выглянул в сад.

— Я со вчерашнего дня думаю над этим, — сказал он в пространство. — Каждый алтарь питает сотни амулетов — жезлы, перстни, камни, — и его сила существенно не убывает. Но теория магии не исключает возможности существования амулетов, оттягивающих силу. Если на алтарь подействовать таким амулетом, тогда алтарь ослабеет.

Лоанцы слушали, не понимая, к чему клонит маг. Равенор отошел от окна и остановился прямо перед ними.

— На ваш алтарь действует мощная, не известная мне магия, которая потребляет его силу. — Равенор выбрал почему-то Витри и теперь смотрел прямо на него. — Мои слуги докладывают мне об обстановке на острове. Вы слышали о Каморре?

— Да, — ответил Витри, вспомнив рассказ колдуна.

Равенор с удовлетворением кивнул.

— Это человек, запятнавший звание мага грязными делами, — сказал он, по-прежнему глядя прямо на Витри. — Каморра нашел Белый алтарь в Иммарунских лесах. Это старший алтарь на Келаде, я не буду вам объяснять, почему. Белому алтарю подчиняются все три силы — холода, тепла и жизни. Я полагаю, что оттуда можно применять магию, которая обессиливает другие алтари.

Наступила пауза. Хотя взгляд Равенора был направлен на Витри, чувствовалось, что маг не видит лоанца, сосредоточившись на каких-то одному ему известных образах.

— Я ничего не могу сделать, — неожиданно сказал маг. — Ваш алтарь — это только начало. Пока Белый алтарь у Каморры, никто на острове не может быть в безопасности. Чтобы помочь селу, идите на Оранжевый алтарь и передайте мои слова Шантору, магистру ордена Саламандры. Если черные жрецы храма Мороб сумеют защитить свой алтарь, то защитят и ваш.

Равенор взял со стола колокольчик и позвонил. Из-за двери тут же появился слуга.

— Проводите их, — маг указал на лоанцев и повернулся к столу.

Когда Витри и Шемма вышли из ворот дворца, Цитион показался им потускневшим и будничным. Шемма глубоко вздохнул, словно просыпаясь.

— Сказка… — ошалело пробормотал табунщик. — А что он говорил, Витри?

— Так ты ничего не понял? — уставился на него Витри. — Идем к Тифену, а там слушай внимательно, пока я буду рассказывать.

Витри показалось, что в доме Тифена их ждали. Слуга без доклада провел их прямо к купцу, заполнявшему учетные тетради у себя в кабинете. Тифен отложил дела и предложил лоанцам сесть.

— Вам удалось попасть к Равенору? — спросил он.

— Да, — сказал Витри. Визит к Равенору окончательно отбил у него сельскую привычку говорить неточно и не по делу.

— Он помог вам?

— И да, и нет. Равенор не может вернуть силу алтарю, но назвал причину ее потери.

— Какая это причина?

— Каморра. И Белый алтарь, с которого он насылает магию.

Лицо Тифена стало серьезным.

— Ваши беды — это беды всего острова, мальчики, — сказал купец. — В одиночку вам их не преодолеть. Равенор посоветовал что-нибудь?

— Нам нужно идти на Оранжевый алтарь и рассказать все магам Саламандры. Он надеется, что они сумеют защитить алтари.

— Вы пойдете туда?

— Пойдем.

— Конечно, пойдем! — вмешался Шемма. — Зря я, что ли, своего Буцека продал!

— Вы — отважные ребята, — это было не совсем то, что хотел выразить купец, но он не мог подобрать нужного слова. Может быть, и к лучшему, потому что слова Тифена подействовали на Шемму, как вода на растение в жаркий день. Табунщик расправился и расцвел, широко улыбаясь.

— Мы не какие нибудь трусы, ваша милость! Этот Каморра еще пожалеет, что связался с нами!

И Тифен, и Витри с большим трудом удержались от улыбки.

— А насчет коня — это поправимо, — продолжал Тифен. — Я дам вам денег. Вы выкупите своего коня или купите нового. — Он открыл ключом ящик и вынул мешочек с деньгами.

— Нам некогда искать Буцека или ждать базарного дня, — сказал Витри. — Мы выйдем завтра же. Буцека мы отыщем на обратном пути, — добавил он встрепенувшемуся Шемме.

— Ну, вам виднее, как действовать, ребята. А деньги возьмите. — Тифен отдал мешочек Витри. — Счастливого вам пути!

К полудню Магистр и Альмарен заметили впереди всадника, погонявшего лошадь хлыстом. Приблизившись, они узнали тучную спину Мальдека. Мальдек оглянулся назад и увидел своих преследователей. Не надеясь уйти от них, он повернул лошадь навстречу, вынул меч и стал ждать. Он слишком дорожил своей жизнью, чтобы расстаться с ней без сопротивления.

Магистр, с обнаженным мечом в руке, придержал коня в нескольких шагах от Мальдека. Круглые, выпученные глаза каянского мага горели отчаянием и решимостью, как у зверя, зажатого в угол.

— Мальдек, — начал Магистр. — Убери меч. Не думаешь ли ты, что одолеешь нас?

— Не думаете ли вы, что я сам подставлю грудь под меч? — огрызнулся в ответ Мальдек. — Что я дам себя зарезать, как ягненка?!

— Верни камень, и мы не тронем тебя.

— Я бы вернул его, если бы он был у меня! — в голосе Мальдека послышались визгливые нотки.

Магистр на мгновение опустил меч.

— У тебя нет камня?! Тогда какого же аспида ты бежишь от нас? И где камень?

— Проклятый шпион украл его, — с отчаянием сказал Мальдек. — Я погнался за ним, чтобы вернуть камень.

Отчаяние Мальдека выглядело искренним, но Магистр не забыл, как тот выкручивался на Каянском алтаре.

— Альмарен, осмотри его, — сказал он другу. — Проверь, что за магию он при себе носит.

Альмарен прикрыл глаза и сосредоточился. Магистр следил за каждым движением Мальдека, чтобы тот не воспользовался моментом.

— У него только перстень Аспида, — сообщил Альмарен, закончив осмотр. — На левой руке.

— Ты уверен? Ты все осмотрел — и седло, и вещи?

— Конечно, Магистр. Камня у него нет.

— Сообщник! — вспомнил Магистр. — Где твой сообщник?.

— Какой сообщник? — вытаращил глаза Мальдек.

— Который выехал перед тобой с Каянского алтаря. Мы узнали о нем во встречном обозе.

— Это и был проклятый шпион, я за ним и гнался! — гневно воскликнул Мальдек. — Он украл и камень, и жезл.

— Сообщник или шпион — нам все равно, если камень у него, — рассудил Магистр. — Где этот человек?

— Я сам больше всего хочу узнать, где он, — взволновался маг. — Его нужно прикончить, пока он не попал к Каморре, или я погиб!

— Ты погиб, если не расскажешь нам все, можешь не сомневаться, — одернул его Магистр.

— Конечно, все расскажу. Убейте его, если отыщете, — горестно скривился Мальдек. — Я почти загнал коня, но с самого озера Тикли даже и не слышал об этом шпионе. У него, наверное, крылья. Или он стал невидимым, это он умеет.

— Кто он?

— Кеменер, помощник Шиманги. Он долго жил на Каянском алтаре, а в тот вечер вернулся с Тироканского перевала. Вы же и сказали, что видели его. Он выследил меня той ночью и украл камень.

— Что ты делал той ночью?

— Я забрал камень из-под алтаря домой.

— Как он выглядит, этот Кеменер?

Мальдек замялся. Он раскрыл рот, чтобы описать Кеменера, и снова закрыл, потому что не мог вспомнить ни одной приметной черточки.

— Он никак не выглядит.

Магистр раздраженно шевельнул мечом.

— Мальдек, не дразни меня. Я изрублю тебя на кусочки прежде, чем ты меня оцарапаешь.

— Я бы его узнал, а вот как описывать? Среднего возраста, среднего роста, глаза маленькие. А цвет глаз — не помню. Зацепиться не за что. Ушел проклятый шпион.

— Куда же ты так спешил? — поинтересовался Магистр.

— От вас спасался. Я увидел вас в Кертенке. А камня у меня нет, вот и испугался, — глаза Мальдека яростно сверкнули. — Где бы ни был этот Кеменер, он обязательно пойдет к Каморре на Белый алтарь. Перехватите его на пути и убейте!

Магистр убрал меч в ножны. Он не слишком поверил рассказу мага, но подумал, что живой Мальдек рано или поздно встретится со своим сообщником и выведет на след. Альмарен последовал примеру Магистра. Мальдек понял, что опасность миновала.

— Вы ведь не бросите погоню? — спросил он. — Вы догоните его?

— Не знаю, стоит ли за ним гнаться. У нас есть и другие дела.

Магистр отвернулся от него, как от пустого места, и послал коня рысью. Альмарен, не меньше Мальдека удивленный решением Магистра, спросил:

— Разве у нас есть еще дела, Магистр?

— Я не хочу, чтобы он знал наши намерения. Оглянись-ка назад, где он там?

Альмарен оглянулся. Мальдек, оставшийся далеко позади, трусил вслед за ними на своей лошаденке.

— Видишь, он поехал не на Фиолетовый алтарь. А почему? — задумался вслух Магистр. — Утверждает, что камня у него нет, сообщника — тоже, а сам едет на север, как и мы. Очевидно, Мальдек что-то скрыл от нас. Пусть он думает, что мы перестали разыскивать камень. Со временем он забудет об осторожности, вот тогда мы его и выследим.

— Давайте заедем в Цитион, Магистр! — предложил Альмарен. — Я давно не был дома. У нас найдется несколько дней?

— Мы как раз и направляемся в Цитион. Я хочу побывать у человека, который, возможно, знает о камнях Трех Братьев больше, чем мы. Ты, конечно, слышал о Равеноре?

— Конечно. Он — маг ордена Феникса, как и я. Но на Зеленом алтаре он не мог узнать о них больше меня. Я прочитал все книги алтарной библиотеки.

— Равенор из тех людей, которые не только знают, но и познают. Он владеет теорией магии, как никто на Келаде, поэтому я хочу расспросить его о свойствах камней Трех Братьев, как Синего, так и двух других, — объяснил свое намерение Магистр. — Я уверен, что Каморра охотится и за ними.

Альмарен припомнил старинные легенды о Трех Братьях, внимательно вникая в каждое слово. Теперь у него были основания доверять легендам.

— Магистр! — позвал он. — В легендах говорится, что Трое Братьев ушли под землю и взяли с собой Гелигрен, Желтый камень. Не означает ли это, что он похоронен вместе с ними? Нам нужно отыскать могилы Трех Братьев.

— Никто не знает, где они похоронены, и в одном ли месте, — заметил Магистр, внимательно выслушав друга. — Непросто будет отыскать их могилы. Одно утешение, что и Каморре будет не легче. Да, кстати, — вспомнил он. — Твоя книга с тобой?

— Со мной.

— Нужно показать ее Равенору. Может быть, в ней есть ответы на многие вопросы.

Двое суток спустя друзья подъехали к окрестностям Цитиона. Впереди показались развалины заброшенного замка, стоящего на развилке Большого Тионского тракта и дороги, ведущей в Цитион. Альмарен оживился, узнавая знакомые места.

— Магистр, за тем холмом — замок Росвенк! Еще мальчишкой я лазил по его стенам. А напротив — мост через Тион, и на том берегу — Цитион! Мы скоро будем там!

— Да, парень. Я знаю там хорошую гостиницу на базарной площади. Думаю, в ней мы и остановимся.

— Зачем нам в гостиницу? — удивился Альмарен. — Мы можем остановиться у моего отца.

— Он не будет против?.

— Отец?! Вы его не знаете. Он будет очень рад нам.

— Хорошо. Нам это удобнее. У владельцев гостиниц, да и у слуг, есть общее свойство — они слишком любопытны и болтливы. Не уследишь, когда и что они подсмотрят или подслушают.

Поравнявшись с развалинами Росвенка, Магистр и Альмарен свернули направо, проехали по мосту, и вскоре копыта их коней уже стучали по жемчужно-серым мостовым города.

 

IX

Слуга, открывший дверь Альмарену, всплеснул руками.

— Молодой хозяин приехал! Сейчас, сейчас всех позову! — и заспешил вверх по лестнице.

Друзья вошли в просторную прихожую. Дом был обставлен без лишней роскоши, просто и удобно. Стены в прихожей были отделаны деревом, наверх вела лестница с массивными резными перилами. Альмарен с сияющими глазами вертел головой, глядя на полузабытое родное жилище.

Семья купца вышла встречать Альмарена. Магистр, забытый всеми, мог беспрепятственно наблюдать семейные ахи, охи и объятия. Тифена, если бы не седина в волосах, со спины можно было бы принять за ровесника своих сыновей. Альмарен, в отличие от старшего брата, был мало похож на отца — что-то общее можно было заметить в фигуре и посадке головы. Магистр решил, что его друг пошел внешностью в мать, но, когда в прихожую вбежала кругленькая, уютная женщина и кинулась на шею сыну, их единственной схожей чертой оказались разве что густые, мягкие волосы.

— А сестренки где? — спрашивал Альмарен. — Обе замужем? И младшенькая тоже? Давно же я здесь не был!

— Да, сын, забыл ты нас, — выговаривал ему отец. — Ты надолго сюда?

Альмарен вспомнил, что приехал не один.

— Отец! Мама! — сказал он, оборачиваясь к Магистру. — Это мой друг и учитель, магистр ордена Грифона.

— Очень рад, — приветствовал Магистра купец. Выражение его лица полностью подтверждало слова. — Я — Тифен.

— Зовите меня Магистром. Ко мне так все обращаются, я привык.

— Хорошо, Магистр, — согласился Тифен. — Надеюсь, вы остановитесь у нас? Мы устроим вас лучше, чем в любой гостинице.

— Если вас это не стеснит, с удовольствием, — ответил ему Магистр.

Тифен занялся расселением гостей. Когда дорожные мешки были внесены и распакованы, все собрались в гостиной, где прислуга уже накрывала на стол. Начался обмен новостями и впечатлениями. Альмарен расспрашивал родных без умолку и был рад узнать, что в семье все хорошо. Сам он говорил о себе мало и кратко — тирская жизнь была бедна событиями, а о причине, заставившей их покинуть Тир, он не упоминал. Тифен почувствовал, что его младший что-то не договаривает.

— Ты так и не сказал, сын, надолго ли ты приехал?

Альмарен замялся, не зная, что ответить.

— Как дела пойдут, — он взглянул на Магистра. — Мы сюда надолго, Магистр?

— На несколько дней, я думаю. — Магистр повернулся к Тифену. — К сожалению, у нас неотложные дела. Альмарен, если хочет, может остаться, но я не могу задерживаться.

Альмарен даже привстал.

— Что вы, Магистр! В этом деле и двоих будет мало!

Тифен поглядел на обоих.

— Догадываюсь, что вы не на прогулке, — сказал он напрямик. — Я мог бы помочь вам, если бы узнал, какие у вас здесь дела.

— Наши дела касаются магии, — коротко объяснил Магистр. — Мы собираемся навестить Равенора и посоветоваться с ним.

Тифен удивленно поднял бровь, как это, бывало, делал Альмарен.

— На днях ко мне заходили двое мальчиков из Лоана, и им тоже был нужен совет Равенора. Оказывается, Синий алтарь почти полностью потерял силу. Я написал им рекомендацию к Равенору. Славные такие мальчики.

Магистр и Альмарен переглянулись.

— Когда это случилось? — быстро спросил Магистр.

— Кажется, они выехали из Лоана в прошлое полнолуние.

— Да, тогда было именно полнолуние… — припомнил Магистр. — Вы нам уже помогли, Тифен. Что им посоветовал Равенор?

— Равенор предложил им обратиться к магам Оранжевого алтаря. Он считает, что на алтарь влияет магия Каморры, и надеется, что черные жрецы найдут способ противостоять этой магии.

— Ну, посмотрим, что он скажет нам, — покачал головой Магистр. — Что нового в городе? Готовятся к войне, полагаю?

— Да, — кивнул Тифен. — Начали строить новую стену вокруг города, вы заметили? Шантор заезжал к правителю, месяца полтора назад. После его отъезда Норрен собирал деньги на военные нужды. Он попросил меня отправиться на Зеленый алтарь и скупить там все луки Феникса, готовые к продаже. На днях я привез их и отправил во дворец. Последних новостей не знаю — не прошло и недели, как я вернулся.

— А как дела в Келанге, на алтарях?

— Мне показалось, что там власти беспечнее, чем в Цитионе. Шантор просил Берсерена помочь храму войском, но тот отказал. При самом храме нет войск, он не может сопротивляться уттакам.

— Не думал, что Берсерен так недальновиден, — нахмурился Магистр. — Это может дорого обойтись не только ему. Если еще и в Босхане зевают, враг быстро дойдет до Цитиона. Боюсь, тогда и Донкар не успеет подвести сюда войска.

— Если Каморра захватит Босхан, его уже не остановить, — заметил Тифен.

— Я не хотел говорить, но так оно и есть, — согласился с ним Магистр. — Основные события разыграются у стен Босхана.

На следующее утро друзья вышли в город. Магистр заглянул в гостиницу Тоссена спросить, не появлялся ли там Мальдек. Убедившись, что каянского мага в гостинице не было, Магистр предложил Альмарену прогуляться до дворца Равенора.

У ворот дворца их встретили ничуть не приветливее, чем лоанцев. Магистр постучал в окошко и вскоре имел удовольствие увидеть в нем длинную физиономию привратника.

— Открой-ка, любезный, — сказал ему Магистр. — И доложи обо мне хозяину. Мне нужно встретиться с ним.

— С его светлостью, вы хотите сказать? — сухо поправил его слуга.

Магистр хмыкнул.

— Ну, если тебе так больше нравится, тогда скажу, что у моей светлости есть дело к его светлости.

— Простите, о ком я должен доложить его светлости? — осведомился слуга.

— Передай, что магистр ордена Грифона желает разговаривать с ним.

— О каком деле вы желаете с ним разговаривать?

— Ты слишком любопытен, любезный. Мое дело касается меня и Равенора, но уж никак не его слуги.

— Здесь такой порядок, — веско сказал слуга. — Я обязан узнать дело, по которому пришли, и доложить о нем его светлости. Завтра после полудня я вам сообщу, желает ли его светлость с вами разговаривать.

— У меня срочное и важное дело, — нетерпеливо сказал Магистр.

— Я не помню случая, чтобы кто-то сказал, что его дело несрочное и неважное, — хладнокровно произнес слуга. — Вам придется подчиниться здешнему порядку. Месяц назад к его светлости приходил гонец от правителя, но и он был вынужден дождаться следующего дня. Говорите о вашем деле и приходите завтра.

— Мое дело касается магии, — сказал Магистр, подумав про себя, что легче было бы договориться с самим Равенором, чем с его неуступчивым слугой. — Я скорее обойдусь без встречи с твоим хозяином, чем буду болтать о своих делах направо и налево. Можешь так ему и передать.

— Непременно передам. Вы будете один? — спросил привратник, покосившись на Альмарена.

— Вдвоем.

— Я должен знать и имя вашего спутника.

— Меня зовут Альмарен, сын Тифена, — вмешался Альмарен.

— Завтра после полудня я объявлю вам решение его светлости, — сказал слуга, и окошко захлопнулось.

— Однако, — сквозь зубы произнес Магистр. — Неужели и хозяин таков же? Тогда мы зря теряем время.

Он пошел от ворот, хмуро глядя перед собой. Вдруг пальцы Альмарена коснулись его локтя.

— Магистр! — позвал он друга. — По-моему, это не обидно, а смешно. Оставим Равенору его спесь. Мы и без его советов обойдемся, не так ли? «Его светлость, его светлость…» — передразнил он привратника.

Магистр усмехнулся, его нахмуренный лоб разгладился.

— Давайте зайдем в лавку к отцу, — предложил Альмарен. — Отец привез изделия магов Феникса и еще не успел распродать их. Там могут встретиться любопытные поделки.

В Магистре пробудился профессиональный интерес.

— Зайдем, пожалуй, — сказал он.

Лавка была просторной и, в отличие от неброской обстановки дома, богато украшенной. Тифен знал, как привлечь покупателей. У входа висели полированные зеркала, на полках и в нишах стояли светлячки Феникса — светящиеся шары из желтого и зел