Окна гостиной Тифена выходили на площадь. Противоположную стену, у которой стоял обеденный стол, почти полностью занимал тканый ковер работы оккадских мастеров с пейзажем Тиона в гористых окрестностях Босхана. Вдоль боковых стен располагались шкафы с застекленными дверцами, переполненные фаянсовыми, серебряными и бронзовыми столовыми приборами — гордостью хозяйки дома, любившей красивую посуду.

Сейчас часть этой посуды была вынута и расставлена на столе для ужина. Тифен, как глава семьи, сидел у торцового края стола, Магистру было отведено место справа от Тифена, напротив жены купца. Последний молча наблюдал за слугой, раскладывавшим по плоским серебряным тарелкам дичь, жаренную на вертеле, и отдельно, по фаянсовым мисочкам, тушеные овощи.

— Надеюсь, визит к Равенору оправдал ваши ожидания, Магистр? — спросил он, когда слуга закончил разносить еду и вышел из гостиной.

— Оправдал, — подтвердил Магистр. — Но забот у нас от этого только прибавилось. Теперь нужно идти во дворец и договариваться с Норреном.

— Норрен — человек умный и понимающий. Думаю, вы легко договоритесь. — Тифен неожиданно улыбнулся. — Вами во дворце уже кое-кто интересуется, Магистр.

— Кто?

— После полудня ко мне в лавку заходила воспитательница дочери правителя. Долго выбирала, кое-что купила, кое-что попросила отложить до завтрашнего дня. Сказала, что подумает и придет еще раз.

— Не путаете ли вы интерес ко мне и интерес к тряпкам, любезный Тифен? — взглянул на купца Магистр.

— Нисколько не путаю, — уверенно ответил купец. — Она спрашивала о вас. Вы с Альмареном только что ушли к Равенору, но я не стал вдаваться в подробности. Тогда она сказала, что придет в лавку завтра в первой половине дня. И, уходя, напомнила. Я в лавке целый день, зачем бы мне это знать? Учтите, Магистр, она милая женщина.

— Что ж, учту, — внимание Магистра вернулось к тарелке.

— Простите, Магистр, — вмешалась в разговор жена Тифена. — По слухам, дворец Равенора удивительно красив. Это действительно так?

— Я плохой рассказчик, хозяюшка, — сдержанно ответил Магистр. — Альмарен! — обратился он к своему другу, сидевшему радом. — Расскажи своим, что ты там видел.

Альмарена не потребовалось просить дважды. Оживившись, с блестящими глазами он начал описывать родным сад и дворец Равенора, скульптуры и росписи залов, внешность и манеры знаменитого мага. Магистр ужинал молча, изредка вставляя слово и дивясь, как и когда его друг успел все рассмотреть и запомнить.

Когда Альмарен закончил превозносить Равенора, подошел к концу и ужин. Несмотря на раскрытые настежь окна, в комнатах было душно, поэтому друзья вышли на прогулочный дворик за домом Тифена — типичный цитионский дворик, вымощенный гранитными плитами, с каменной изгородью, зеленью и фонтаном. Магистр сел на скамейку у фонтана и надолго замолчал, глядя куда-то вверх и вдаль. Альмарен проследил направление его взгляда, но там не было ничего, кроме быстро темнеющего неба с первыми звездами, отважно выступившими вдогонку исчезающему солнцу.

— Магистр, куда вы смотрите? — спросил он.

Магистр шевельнулся.

— На небо. Оно стоит того, чтобы на него смотреть. «Пленное небо города, вольное небо равнины…» — произнес он вполголоса, будто припоминая чьи-то слова. — Если долго смотреть на небо, оно войдет в тебя, и ты ощутишь ни с чем не сравнимую свободу.

— Как птица в небе?

— Как небо. Что птица? Что ее интересует в небе, кроме мух? Кто не способен почувствовать своей свободы, тот не свободен. — Магистр наклонился вперед и оперся локтями на колени. — Впрочем, это я так, к слову. Давай поговорим о делах.

Чудесный летний вечер навевал Альмарену отнюдь не деловые мысли. Последние слова Магистра отсеялись на пути к его сознанию, как ненужный сор. Альмарен и раньше удивлялся тому, что его старший друг одинок, но не задавал лишних вопросов, так как не видел в окрестностях Тира женщин, достойных внимания Магистра. На этот раз он не утерпел и высказал несколько неожиданное замечание:

— Магистр, а она действительно милая женщина.

— Кто — «она»?

— Алитея.

— А кто это? — Магистр вспомнил. — Ах, да… нянька дочки Норрена. Она тебе не по возрасту, Альмарен.

— Я не себя имел в виду, — смутился Альмарен. — Вы-то что теряетесь, Магистр? Мне кажется, что одиночество — не самая приятная вещь на свете.

— Странно, — взглянул на него Магистр. — Я же говорил тебе, что была женщина, которую я помню. Разве ты забыл?

— Нет. Но уже сколько лет прошло… у меня вон дом, родные. Было бы хорошо, если бы и у вас кто-то был. Ведь та женщина давно мертва.

— Эх, Альмарен, Альмарен… — добродушная интонация Магистра почему-то заставила Альмарена испытать неловкость. — Человек умирает дважды. Первый раз — когда прекращается его жизнь, а второй раз — когда он исчезает из памяти людей, знавших его. Она еще здесь, пока я помню ее привычки, взгляд, звук голоса. Я не могу допустить, чтобы она умерла второй раз.

— Но ведь ей это не нужно!

— Это нужно мне. Она любила смотреть в небо. В душе она никогда не была рабыней. Она улыбалась снисходительно, как королева, и протягивала мне руку — такие тонкие, теплые пальчики — и я был счастлив. Я перестану быть собой, если забуду это.

Магистр, увидев сочувствующее лицо Альмарена, встряхнул юношу за плечо.

— Не думай, что я несчастлив, Альмарен. Ты меня не понимаешь, и не берусь судить, плохо это или хорошо. Надеюсь, судьба будет милостива ко мне и, не свяжет меня с женщиной, которая никогда не поднимала глаз выше зеркала, — сознавая, что деловой разговор сегодня все равно не получится, он встал и потянул Альмарена за собой. — Идем спать, время позднее.

В жизни Альмарена еще не бывало серьезных увлечений. Несмотря на это, слова Магистра зацепили его, и он до утра проворочался в постели. На рассвете он подошел к окну, чтобы увидеть восход солнца, но городские постройки закрывали горизонт. «Пленное небо города…» — слова всплыли в его памяти, как собственные.

Завтрак прошел быстро, без лишних разговоров. Купец торопился в лавку, да и остальные с утра не были расположены к беседе. Альмарен сразу же после завтрака оделся для выхода в город, чтобы не задерживать Магистра, но тот не спешил идти на поиски Мальдека, а пристроился в кресле у окна гостиной, хотя тоже был одет, и тщательнее обычного. Воротник его рубашки, всегда распахнутый, был застегнут и расправлен, даже свободные, размашистые движения Магистра стали чинными и скованными.

Вскоре раздался стук колес, и к лавке подъехала карета. Альмарен высунулся в окошко и узнал женщину, выходящую из кареты. Это была Алитея.

Магистр, сказав: «Я скоро вернусь, парень», спустился в лавку, а Альмарен остался размышлять о вопиющем противоречии между вчерашними словами и сегодняшним поведением своего старшего друга. Время тянулось, он не выдержал и спустился вслед за Магистром. Тот был в лавке и беседовал с Алитеей с видом заправского кавалера, она рдела и опускала глаза. До Альмарена донеслись его последние слова: «Так я на вас надеюсь. Вы пришлете мне слугу с запиской?» Алитея кивнула и выпорхнула из лавки.

Магистр повернул голову и наткнулся на осуждающий взгляд друга. Нисколько не смутившись, он подошел к Альмарену и спросил:

— Ну что тебе не нравится, парень? Ты же сам меня вчера уговаривал.

— Ничего. Конечно. Это я так, — сказал Альмарен, безуспешно пряча разочарование.

— Значит, тебе кажется, что я решил приволокнуться за этой дамой?

— Но, Магистр… а что тут еще может казаться? Я же слышал… слуга с запиской.

— Я попросил ее устроить мне встречу с Норреном. В записке она сообщит мне время этой встречи. Не мог же я быть неряшливым и нелюбезным, разговаривая с придворной дамой.

Альмарен взглянул на Магистра, все еще сомневаясь.

— У вас это так хорошо получилось, Магистр, что мог ошибиться не только я, но и Алитея…

— Ничего не поделаешь. Меня коробит от одной мысли, что мне придется стоять под воротами Норрена. Возможно, я сказал пару лишних комплиментов, но очень уж не хотелось остаться ни с чем. — Магистр встряхнул волосами и расстегнул воротник рубашки. — А теперь идем, куда собирались.

Весь остаток дня друзья скитались по гостиницам, а к вечеру вернулись впустую. Тифен, увидев Магистра, протянул ему записку. Тот немедленно прочитал ее.

— Алитея замечательно справилась с поручением, — сказал он вопросительно глядевшему на него Альмарену. — Норрен примет меня завтра утром. Если он разрешит нам доступ в дворцовую библиотеку, я приду за тобой.

Норрен заканчивал завтрак, когда ему доложили о приходе магистра ордена Грифона.

— Проводите магистра в мой кабинет, — сказал он, вставая из-за стола.

Из вчерашнего разговора с воспитательницей дочери правитель понял, что этот человек знает что-то важное о Каморре, и потому назначил встречу так срочно, как позволяли обстоятельства. Каморра был опасным врагом, и никакими сведениями нельзя было пренебрегать. Норрен пошел в кабинет и сел в кресло, ожидая мага.

Вскоре слуга пропустил в кабинет рослого, мощного мужчину с сединой в волосах и прикрыл за ним дверь. Вошедший отвесил правителю короткий поклон, как равный равному. Это шло вразрез с этикетом, но Норрен и не ждал многого от человека, приехавшего из келадского захолустья.

— Мне сказали, что у вас есть важные сведения о Каморре, — сразу перешел он к делу.

— Да, ваше величество.

Твердый, резкий голос человека заставил правителя поднять голову и взглянуть внимательнее. Тот смотрел прямо на него, и вдруг Норрен вспомнил, где видел эту осанку и этот взгляд.

— Ромбар?! — произнес он изумленно.

Вошедший изменился в лице.

— Разве вы меня знаете, ваше величество? Мы никогда с вами не встречались.

Правитель встал с кресла и подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть человека, когда-то так сильно занимавшего его воображение.

— Ромбар, брат, — сказал он.

— Двоюродный, — поправил его тот.

— Все равно брат. Как я рад тебя видеть! Я думал, ты давно умер.

— Я жив, ваше величество.

— Какое еще величество? — отмахнулся Норрен. — Обращайся ко мне, как к брату. Когда я был моложе, я часто вспоминал тебя.

— Хорошо, Норрен, — взгляд Ромбара смягчился. — Откуда ты меня знаешь?

— Я видел тебя однажды, когда в Цитионе правил еще мой отец. Тогда я гостил у Берсерена проездом, возвращаясь с Зеленого алтаря. Берсерен решил блеснуть и устроил для меня смотр своих войск. — Норрен чуть наклонил голову, заново переживая старое воспоминание. — Ты тогда возглавлял конный отряд. Мне было чуть-чуть за двадцать, а ты уже был зрелым воином, доблестным военачальником, во главе лихих рубак. Я спросил у Берсерена, кто ты такой.

— И он ответил?

— Да, он ответил, что ты — сын Паландара. С тех пор я мечтал стать таким же доблестным воином, как ты.

— Ты стал им?

— Не знаю, — в голосе правителя мелькнуло сожаление;. — Время было мирное. Вскоре отец умер, я стал правителем, женился. Где тут проявлять доблесть? Нынешняя война покажет.

— Да, я тоже думаю, что войны не избежать, — покачал головой Ромбар. — Но я здесь не как полководец, а как маг. Я теперь магистр ордена Грифона. Десять лет назад я был вынужден уехать из Келанги.

— Сюда доходили слухи. Говорили, что ты испортил у Берсерена какую-то танцовщицу.

Ромбар вздрогнул и нахмурился, его руки сами собой сжались в кулаки. Норрен почувствовал, что сказал не то.

— Это наверняка сплетни, не стоящие внимания, — поправился он. — Почему ты тогда не обратился ко мне за помощью?

— Я не привык переваливать свои заботы на других. — Ромбар вскинул голову и расправил плечи, будто опасаясь ссутулиться. — Кто я был тогда? Правитель без замка, полководец без полка… смешно и жалко. Норрен, ты не должен никому раскрывать, кто я такой. Мне удобнее быть старшим у двух десятков оборванцев, как выразился Равенор, чем сыном правителя, проигравшего свой замок.

— Как хочешь, Ромбар, — согласился правитель. — Но как долго ты сможешь это скрывать? Не я один знаю тебя в лицо. И не торопись осуждать своего отца — его попросту обманули.

Ромбар насторожился.

— Что ты об этом слышал, Норрен?

— Во всем виновата жена Берсерена, Варда. Ты теперь маг и, конечно, знаешь, что нужно сделать, чтобы стрела не попала в цель.

— Ты в этом уверен?

— Мне это рассказывал человек, хорошо знавший придворную жизнь Келанги.

Ромбар какое-то время молчал, вникая в смысл сказанного.

— С этим я еще разберусь, — Сказал он наконец. — После войны. Сейчас положение трудное, нужно радоваться и такому союзнику, как Берсерен. А теперь выслушай, почему я пришел. — Ромбар коротко пересказал Норрену тирские события и разговор с Равенором.

— Равенор — своеобразная личность, — заметил Норрен. — Месяц назад я собирал деньги на армию и послал к нему гонца. Можешь себе представить, он согласился принять моего гонца только на следующий день. «Каков наглец!», подумал я, но на следующий день он сразу вручил гонцу ларец с драгоценностями и их описью, чтобы можно было проверить, все ли на месте. Я закупил все, что хотел, и еще осталось.

— Он посоветовал нам поискать сведения о камнях в дворцовой библиотеке Цитиона. Я здесь не один, со мной приятель, маг, каких мало. Могли бы мы с ним несколько дней попользоваться библиотекой?

— Конечно. Но мне хотелось бы, чтобы ты помог мне в другом деле. Нужно посмотреть армию, вооружение, постройку новой стены, подумать о плане обороны. Мне нужны твои советы, Ромбар. Ты не забыл свои навыки военачальника?

— Не забыл. Но у тебя же есть подданные.

Норрен поморщился, будто понюхал дрянь.

— Каждый, от гонца до военачальника, знает только свое дело, а до города в целом нет дела никому, кроме меня. Каждый считает, что его дело самое важное, и тянет одеяло на себя. Мне нужны советы человека, который мог бы посмотреть на все сверху, как и я. — Он шагнул к Ромбару и положил руку ему на плечо. — Нет, брат, как не крутись, а мое предложение ты примешь. Война — это не только магия. Твой приятель — талантливый маг, это хорошо. Пусть он и занимается в библиотеке. А ты — талантливый военачальник. Подумай, где ты нужнее.

Ромбар потер ладонью лоб.

— Да, брат, умеешь ты убеждать, — сказал он после некоторого размышления.

— Приходится. Положение такое. Когда я был помоложе, я своим приказывал. Повинуются, но результат ужасен. Оставайся обедать, а за твоим приятелем мы пошлем. Кто он такой?

— Альмарен, сын Тифена.

— Наверное, хороший парень, если пошел в отца.

— У них вся семья прекрасная. Я сейчас живу у Тифена.

— Переселяйся сюда, во дворец. Тебя устроят наилучшим образом.

— Незачем. Через несколько дней мы с Альмареном выедем в Келангу. Ты не маг, Норрен, и недооцениваешь опасность, связанную с камнями. Я не могу бросить их поиски.

— Жаль. Но пока ты здесь, мы займемся армией, Ромбар?

— Да, — согласился тот. — Альмарен покопается в книгах без меня. Но мне хотелось бы взглянуть на твою библиотеку.

— До обеда есть время. Слуга проводит тебя. — Норрен позвонил в колокольчик. — Но сначала я тебя кое-кому представлю. Ринч! Вайк!

Два огромных темно-серых пса бесшумно выросли рядом с Норреном. Они до сих пор лежали так тихо и неподвижно, что Ромбар не заметил их. Шерсть псов была короткой и гладкой, мощные ноги и грудь выдавали сильных бегунов и бойцов, мягкая верхняя губа не прикрывала клыков, длинных и белых, как молнии. Это были отборные псы из породы клыканов — древних боевых собак, привезенных на остров на кораблях первого правителя.

— Это свой, — Норрен указал псам на Ромбара. — До чего же умны! Все понимают. Они не менее знатны, чем мы с тобой, можешь себе представить! Вот этот — Даринча Пятнадцатый — потомок любимого пса Эмбара. Я зову его Ринчем — так короче. А этот — Вайкаран Тридцать Девятый, или Вайк — ведет род от Вайкарана, сопровождавшего Тальварна в походах. Он у меня недавно — их меняют раз в полгода, чтобы не зажирели от дворцовой службы.

— Хороши! — с искренним восхищением сказал Ромбар. — В Келанге я не видел таких клыканов. Там порода мельче.

— У нас старинные традиции. — Норрен опустил руку на тяжелую голову пса. — Два таких песика без труда загрызут грифона. Теперь они тебя знают, и я за тебя спокоен.

Слуга повел Ромбара в правое крыло дворца, где располагалась библиотека. Проходя по залам, Ромбар невольно сравнивал их с залами дворца Равенора, в которых побывал позавчера. Дворец Норрена был построен раньше дворца Равенора, когда в Цитионе совершенству линий и пропорций еще предпочитали мощь и величие. Гранитные витые колонны, портреты предков, висящие на стенах, тяжелые пестрые шторы создавали ощущение давящей пышности, белые мраморные скульптуры в нишах казались неуместными и терялись на фоне буро-красной старинной мебели. «Здесь не живут, — подумал Ромбар. — Да и ходят редко. Наверняка у Норрена есть свои комнаты, и отделаны они не так». Он представил себе клыканов, бродящих вечерами по неосвещенным залам, и с приязнью вспомнил лёгкий и светлый дворец Равенора.

Подойдя к высокой двустворчатой двери, слуга распахнул ее перед Ромбаром. Тот вошел и оказался в длинной узкой комнате. Одна из ее стен, казалось, состояла из ряда высоких, закругленных сверху окон. Противоположная стена была занята полками, где стояли ряды толстых старинных книг в кожаных и серебряных переплетах, с застежками и без застежек, украшенных золотом и чеканкой. Ромбар, думавший, что в библиотеке никого нет, был несколько удивлен, увидев в дальнем конце комнаты большой стол, заваленный бумагами, и склонившегося над ним человека, аккуратно что-то чертившего на широком желтоватом листе.

Он дошел до середины комнаты, когда человек за столом услышал звук шагов и поднял голову. От неожиданности Ромбар остановился.

— Скампада… — сдавленным голосом произнес он. — Какая встреча…

Скампада тоже узнал человека, идущего к нему, и внутренне содрогнулся, увидев, как сын Паландара бледнеет от гнева. Чутье мгновенно шепнуло Скампаде, что может случиться с почти законченной, выполненной без единой помарки родословной, если тот подойдет к столу. Сын первого министра вышел из-за стола и пошел навстречу Ромбару. Наконец, они оказались в нескольких шагах друг от друга.

— Добрый день, ваша светлость, — хладнокровно сказал Скампада, оставляя без внимания испепеляющий взгляд Ромбара.

— Когда-то я мечтал об этом моменте, — медленно сказал Ромбар, подходя вплотную к Скампаде. — Много раз я представлял, что ты стоишь передо мной, вот так. Я знаю — это ты донес на нас тогда, чтобы получить деньги за донос. Берсерен не счел нужным скрывать это от меня. Это ты виноват во всем.

Лицо Скампады приняло независимое выражение.

— Позвольте мне не согласиться с вами, — ваша светлость, — решительно возразил он. — Разве это я бегал за девчонкой, по которой Берсерен сходил с ума? Это вы дразнили судьбу, и незачем сваливать на меня вину за последствия.

— Так ты все эти годы спокойно жил, считая себя невиновным? — Ромбар схватил Скампаду за ворот рубашки. — Мысли о том, что ты сделал, не жгли тебя? Если бы не ты… если бы не твой донос… Твой донос стоил ей жизни, негодяй!

Скампада болтался в руках Ромбара, как клок паутины на ветру, но не терял самообладания.

— Мой, как вы сказали, донос ничего не решал, — невозмутимо ответил он. — Он лишь немного ускорил развязку. Вы оба были так неосторожны! — Скампада неодобрительно покрутил головой. — Берсерен уже догадывался. Самое позднее через неделю он все узнал бы сам, бесплатно. Я не мог не воспользоваться случаем. Я беден, деньги мне нужны. Я не кто-нибудь, а сын первого министра, и не могу жить, как нищий.

Ромбар в гневе встряхнул Скампаду. Тот испуганно охнул. Ромбар подумал, что сломал ему шею раньше времени, и разжал руки. Скампада высвободился и холодно взглянул на своего недруга, ощупывая и поправляя воротник.

— Вы чуть не порвали мою лучшую рубашку. Да, у меня хороший сон, и если я его когда-нибудь потеряю, то не из-за вашей… — сын первого министра благоразумно опустил слово. — Девчонка осталась жива, по крайней мере, тогда.

Слова Скампады постепенно доходили до Ромбара.

— Ты лжешь, — сказал он после долгой паузы.

Скампада ответил с достоинством, которое в другое время позабавило бы Ромбара.

— Я никогда не лгу, ваша светлость. Я — человек чести. Я либо говорю правду, либо молчу.

— Чем ты мне докажешь, что это правда? — голос выдал волнение Ромбара.

Скампада заметил, как изменился тон его противника, и почувствовал себя хозяином положения.

— Я ничего не собираюсь вам доказывать, — ответил он. — Мне совершенно безразлично, верите ли вы мне, или не верите. Я доказываю только те сведения, за которые беру деньги. Нравится вам или нет, но я этим живу.

Ромбар вновь побледнел от ярости, но на этот раз сдержался.

— Ты не стыдишься говорить мне, что живешь доносами, — процедил он сквозь зубы.

— Не доносами, а сведениями, — поправил его Скампада. — Нет дурных сведений, а есть люди, которые находят им дурное применение. Не вижу, чем я хуже тех, кто мне платит.

— Ты немедленно расскажешь мне все, или я найду способ заставить тебя говорить, — с угрозой в голосе сказал Ромбар.

— Ошибаетесь, ваша светлость, — вскинул голову Скампада. — Вы можете убить меня или отправить в темницу, но вы не заставите меня говорить, если я этого не хочу. Вы могли бы уже заметить, что я не трус.

Он выпрямился и, не дрогнув, выдержал бешеный взгляд Ромбара.

— И все-таки мне кажется, что мы договоримся, Скампада, — сказал Ромбар, внезапно успокоившись. — Что ты здесь делаешь?

Скампада мгновенно понял, куда тот клонит.

— По желанию его величества составляю генеалогическое дерево рода Кельварна, — нехотя ответил он.

Ромбар усмехнулся, увидев независимо-обиженное выражение лица сына первого министра.

— Я сюда пришел не тобой любоваться, — продолжил он. — Мне нужно кое-что поискать в библиотеке, и я не хочу, чтобы мне мешали. Я сейчас пойду к Норрену, и не успеют объявить обед, как тебя не будет во дворце. Естественно, я позабочусь о том, чтобы тебя сюда больше не пускали.

— Но, ваша светлость… — встревожился Скампада.

— Если ты расскажешь мне все, что ты знаешь об ее судьбе, я даю тебе сутки времени на то, чтобы ты закончил свои дела. И обещаю не говорить Норрену, кто ты такой и чем занимаешься. Подумай, может быть, это не менее ценно, чем деньги.

Скампада опустил глаза и задумался, прикидывая что-то в уме.

— Меня устроит, если его величество примет мою работу завтра с утра.

— Я попрошу его об этом.

— Договорились, — недовольно вздохнув, Скампада начал объяснения. — Вы, наверное, уже поняли, ваша светлость, что я не хотел причинить зла. Все само собой катилось к этому. Я пытался рассказать ему о вас поделикатнее, чтобы он не слишком разгневался, и не мог даже представить себе, что он придет в такую ярость. Я был еще молод тогда.

— Дальше, — нетерпеливо качнул головой Ромбар.

— Я не ожидал, что Берсерен посмеет посадить сына Паландара в темницу.

— Я тебя не об этом спрашиваю! — начал сердиться Ромбар.

— Но это имеет отношение к тому, что я хочу рассказать, — искоса глянул на него Скампада. — Берсерен не мог долго держать вас под замком, поэтому позаботился о том, чтобы вы не разыскивали ее, когда окажетесь на свободе. Он объявил, что казнит провинившуюся рабыню, но на костре была сожжена совсем другая женщина.

— Кто? — Скампада чуть запнулся, но ответил:

— Жена Берсерена, Варда. Он давно хотел от нее избавиться. Ей завязали рот и надели мешок на голову. В нем ее и повели на костер. Никто не заподозрил подмены.

— Никто, говоришь… а ты?

Скампада поджал губы и нахмурился.

— Мне неприятно это вспоминать, — сказал он, — но я был одним из тех двоих, кого Берсерен послал за ней. Я не знал тогда, для чего это нужно. Меня, сына первого министра, он заставил выполнять работу палача! Берсерен вовсе не человек чести, ваша светлость.

— Без тебя бы не догадался. Он удостоил тебя доверия, которое ты заслужил своим доносом.

— Может быть, — весь вид сына первого министра говорил, что издевка здесь неуместна, — потому что раб, который был со мной, расстался с жизнью. Его в тот же день тоже сожгли на костре.

Ромбару не нужно было напрягать память. Он помнил все до мельчайших подробностей — и тот костер, и женщину, горевшую в нем. Приготовившись поймать Скампаду на лжи, он впился взглядом в его лицо.

— Там, на костре была только одна женщина, — сказал он. — Я все видел из окна темницы.

— Был и второй костер. — Скампада медленно произнес, выделяя каждое слово. — Его установили по другую сторону дворца, против окон ее темницы. Как вы думаете, что сказал ей Берсерен про этот костер?

— Скампада… Ей сказали, что там был я?! — ужаснулся догадке Ромбар.

— Да. Но того, что за этим последовало, Берсерен не ожидал. Она свалилась в горячке и была неделю без памяти. Он не мог привести к ней лекаря — боялся разоблачения.

— Ты же сказал, что она осталась жива!

— Каморра вызвался лечить ее магией. Ее перенесли в комнату рядом с комнатой Каморры. Охрану, конечно, не поставили, чтобы не вызывать лишних пересудов. Было ясно, что она не скоро сможет вставать. Прошел день, другой, а на утро третьего дня ее не нашли в комнате. Исчезла бесследно.

Скампада замолчал. Ромбар подступил к нему вплотную.

— Это все?

— Не все. Скандал был ужасный. — Скампада повел головой, будто отмахиваясь от неприятного шума. — Берсерен вбил себе в голову, что Каморра украл девчонку и спрятал. Он не верил, что она могла обежать без посторонней помощи. Каморра был дико оскорблен. Насколько я знаю этого босханца, страсть к власти вытеснила в нем все, в том числе и страсть к женщинам, поэтому такое обвинение вдвойне взбесило его. Они расстались лютыми врагами. Каморре было некуда деться, и он пошел к уттакам.

— А дальше? Что было потом? — продолжал допытываться Ромбар.

— Я решил, что оставаться у Берсерена ниже моего достоинства, и покинул дворец, — вскинул голову Скампада.

— Счастлив слышать, — проворчал Ромбар. — Ты сообщил как раз то, что меня больше всего интересует. Неплохо бы тебе добавить к этому, куда подевалась она.

Скампада молчал, соображая, как лучше ответить.

— Я же сказал, что покинул дворец, — сказал он наконец, видимо, приняв решение. — Я знаю, что Берсерен поначалу ее разыскивал, но не нашел, — он стрельнул глазами в Ромбара. — Теперь ваш черед выполнять обещание, ваша светлость. Вы ведь тоже человек чести, как и я?

Ромбар усмехнулся.

— Завтра утром Норрен примет тебя. До тех пор, надеюсь, ты не успеешь ничего натворить. Ты понял?

Скампада кивнул. Ромбар отвернулся от него и вышел из библиотеки.

После обеда Альмарен слонялся по гостиной, ожидая Магистра. Он давно беспокоился, не вышло ли у его друга какой-нибудь неприятности, и то и дело выглядывал в окно. Из-за полуденной жары площадь была малолюдной. Слышались крики детей, бегавших наперегонки с вертлявыми цитионскими собаками, изредка появлялся конник или проезжала подвода. Нетерпеливому Альмарену в каждом прохожем, показавшемся вдали, мерещилась высокая фигура Магистра. Но прохожий приближался, и Альмарен в который раз разочарованно отходил от окна.

Небольшая карета, выехавшая на площадь со стороны дворцовых построек, сразу же привлекла его внимание. Бело-голубая, хрупкая и округлая, как гусиное яйцо, запряженная парой белых лошадей, она напомнила Альмарену маленькую странную девочку-принцессу, которую он видел в лавке несколько дней назад. Белый и голубой были цветами Цитиона и его правителей со времен, основания города. Карета направлялась к лавке, и Альмарен уже мог рассмотреть на ее передней стенке герб Цитиона — парусник на фоне солнечного диска, рвущийся с герба навстречу его взгляду.

Когда карета остановилась у двери, Альмарен чуть не вывалился из окошка, стремясь увидеть, кто же из нее выйдет, но слуга направился в лавку, так и не открыв голубой дверцы с гербом правителя. Вскоре в гостиную вошел Тифен и с удивлением посмотрел на сына.

— Правитель приглашает тебя во дворец, — сообщил он. — Там, внизу, ждет карета.

Альмарен сбежал вниз по лестнице и поспешил сесть внутрь. Кони полетели по звонким мостовым Цитиона и, не успел он прийти в себя от неожиданности, как карета въехала в дворцовые ворота.

Выбравшись из кареты, Альмарен осмотрелся. Гранитное здание дворца, закругляясь, охватывало часть пространства перед главным входом, вдоль его фасада выстроились колонны, поддерживающие карниз с резным узором из листьев. По бокам парадной лестницы стояли статуи клыканов из темно-серого гранита. У низкого длинного здания в дальнем конце двора суетились слуги, выводя оседланных коней. Альмарен повернулся к слуге, но тот опередил его вопрос.

— Приказано ждать здесь, ваша милость.

Ждать пришлось недолго. По главной лестнице дворца спускались двое мужчин. Одним из них был Магистр. Второй мужчина, не менее высокий и плечистый, чем Магистр, был в светло-серой одежде с кожаным поясом, отделанным серебром, и длинном голубом плаще. Альмарен понял, что перед ним правитель Цитиона. За Норреном, как тени, следовали два огромных темно-серых клыкана — точные копии гранитных статуй по бокам лестницы. Увидев Альмарена, Магистр что-то сказал правителю и пошел навстречу молодому магу.

— Альмарен, — сказал он, подойдя. — Я договорился с Норреном. Ты будешь искать книги, а у меня появились другие дела. Подробности расскажу потом, а пока выслушай то, что нельзя отложить до вечера. Сейчас тебя проводят в библиотеку. С завтрашнего дня тебе никто не будет мешать, но сегодня там есть еще один человек. Так вот, это не просьба, не совет, а требование — ни в коем случае не разговаривай с ним. Если он заговорит с тобой, не смей отвечать ему даже «да» или «нет». Только «не знаю» и «не мое дело». Ясно?

Альмарен кивнул.

— Я так беспокоился, Магистр.

— Все хорошо. Идем, я представлю тебя Норрену.

Магистр подвел Альмарена к правителю.

— Вот тот, о ком я говорил. Альмарен, сын Тифена.

Альмарен молча поклонился. Правитель доброжелательно смотрел на него.

— Я знаю вашего отца, юноша. Достойный человек. Вас проводят в библиотеку.

— Благодарю вас, ваше величество, — снова поклонился Альмарен.

Правитель спустился со ступеней и вскочил на коня. Другого коня подали Магистру. Они выехали со двора, сопровождаемые клыканами и свитой из нескольких всадников. Альмарен не сводил с них глаз, пока не услышал над ухом голос.

— Следуйте за мной, ваша милость.

Он пошел за слугой по залам. Дворец показался Альмарену роскошнее дворца Равенора, но тяжелее и грубее. Еще не дойдя до библиотеки, молодой маг успел утомиться от окружающей его пышности и пестроты. Библиотека оказалась спокойной и строгой, и это ему понравилось. Длинные ряды полок, знакомые запахи старинных книг напомнили Альмарену Оккаду и книжное хранилище Зеленого алтаря, где он изучал магию и заклинания. Человек, сидевший за столом, вежливо приветствовал его. Альмарен ответил сдержанно, недоумевая, что могло быть опасного в этом любезном, изящно одетом господине.

Напряженное бездействие, с утра не покидавшее Альмарена, обессилило его больше, чем любая работа. Он почувствовал потребность перевести дух и присел на широкий, низкий подоконник, как будто бы созданный для того, чтобы на нем читали книги.

Окно выходило на двор, куда Альмарена привезла прогулочная карета принцессы. Двор был пуст, но перед глазами Альмарена еще плыла картина — два плаща, голубой и бурый, развевающиеся за плечами всадников, бок о бок выезжающих из ворот. Альмарен не знал тонкостей дворцового этикета, но простой здравый смысл подсказывал ему, что в том, как Магистр ехал рядом с правителем, далеко впереди свиты, на великолепном коне с роскошной сбруей, была какая-то странность. Магистр опять казался ему новым и на этот раз чужим.

Альмарен прислонился к боковине окна и прикрыл глаза, чтобы отвлечься от беспокойного предчувствия. Действительно, вскоре ему удалось немного расслабиться. Когда он снова открыл глаза, то заметил книгу, лежащую поблизости на столике. Он взял книгу и начал просматривать страницы, сначала рассеянно, а затем все внимательнее. Похождения Сиркоттана, храброго воина, постепенно вытесняли из мыслей Альмарена сегодняшний день и его впечатления.

Книга затянула его, и он потерял ощущение времени, путешествуя вместе с храбрым воином вниз по Имме, через лес к северному берегу Келады, вдоль побережья до устья Руны, по скалистым массивам острова Керн. Описание идола мгновенно вернуло Альмарена в библиотеку и заставило вспомнить, зачем он здесь находится. Как и Скампада, он снова и снова перечитывал несколько строчек, все больше убеждаясь, что речь идет о Красном камне.

Солнце садилось. Альмарен увидел в окно, что всадники вернулись во дворец. Он наблюдал за ними, пока все не разошлись и коней не отвели в конюшню, затем перевел взгляд на Скампаду и подумал, что предупреждение Магистра было напрасным. Тот ни разу не поднял головы в его сторону, прилежно работая над бумагами. Немного спустя в библиотеку заглянул Магистр и жестом подозвал Альмарена к себе. Альмарен вернул книгу на столик и вышел к нему в коридор.

Скампада пробыл в библиотеке до поздней ночи. Он закончил работу, сложил листы в аккуратную стопку и оставил на столе, а затем взял «Жизнеописание Сиркоттана» и засунул книгу за пояс. Запахнувшись поплотнее, он вышел из дворца и вернулся в гостиницу.