Близилась полночь, когда Скампада добрался до гостиницы. Слуга, ожидавший его по распоряжению Тоссена, отпер дверь, засветил свечи и проводил привилегированного постояльца до дверей комнаты. Войдя к себе, Скампада закрыл за собой задвижку и спрятал книгу на дно дорожного мешка. Не успел он уложить мешок в шкаф, как сзади послышался тихий стук. Скампада захлопнул шкаф и открыл дверь. За ней оказался человек неопределенного возраста и неприметной внешности, сверливший его маленькими, цепкими глазами.

— Вы позволите мне зайти, уважаемый Скампада? — вполголоса сказал он.

— Кеменер! — удивился Скампада. — Я вас здесь никак не ожидал.

Кеменер шагнул вперед и запер за собой дверь.

— Как у вас дела с заказом Каморры? — сразу начал он.

— Но почему пришли вы, и почему сюда, в Цитион? — ответил Скампада вопросом на вопрос. — Ведь мы договаривались с Шимангой, что он отыщет меня, когда я вернусь в Келангу.

— Он же сказал вам, что если не сможет прийти, то вместо него буду я, — напомнил Кеменер.

— Да, — замялся Скампада, — но странно, почему он не мог прийти сам.

— Ничего странного, — сухо сказал Кеменер. — Он убит. Я сейчас спешу к хозяину, и заодно заехал к вам. Советую вам воспользоваться случаем и передать то, что у вас есть. Хозяин умеет ценить расторопность.

— Кое-что я сумел найти, — сказал Скампада. — Но не все, что было заказано. Ваш хозяин дал мне очень трудное дело.

— Было бы оно легким, к вам никто бы не обратился, — буркнул Кеменер. — Где эти сведения?

— Здесь. — Скампада указал себе на лоб. — У меня хорошая память, поэтому я никогда ничего не записываю. Я все передам вам, как только мы договоримся о сумме и вы положите ее вот сюда, на стол.

— У меня нет денег, — сказал Кеменер после некоторой заминки. — Пришлось купить нового коня.

— Тогда нам не стоит продолжать разговор, любезный Кеменер.

— Ладно. Что мне передать хозяину?

— Передайте, что у меня есть сведения об одном из камней. Дня через три я выеду в Келангу, потому что здесь дальнейшие поиски бесполезны. Он может найти меня там и получить эти сведения.

— О каком камне? — быстро спросил. Кеменер.

— Это важно?

— Может оказаться, что ваши сведения не стоят и медяка.

— О Красном.

— Ну, что ж… — Кеменер задумался, затем сказал. — Раз вам здесь больше нечего делать, поезжайте со мной. Имейте в виду, каждый потерянный день снижает ценность ваших сведений.

— Я с радостью покинул бы Цитион хоть завтра, но у меня нет коня, — ответил Скампада, и это было чистейшей правдой. Он опасался оставаться еще на несколько дней в одном городе с Ромбаром. — Я жду базарного дня, чтобы купить его.

— Постарайтесь, Скампада. Спросите у трактирщика, у местных, есть ли у кого конь на продажу. Одного дня вам на это хватит. Я подожду.

Скампада кивнул в знак согласия. Его интересы полностью совпадали с интересами Кеменера, хотя он не без сожаления расстался с мыслью купить коня, достойного сына первого министра.

— Я постучу вам в дверь, когда пойду завтракать, — сказал Кеменер, выходя. — Сядьте ко мне за стол, там обо всем договоримся.

Наутро, когда Скампада пришел во дворец, его сразу же провели к Норрену.

— Обстоятельства изменились, любезный Скампада, — сказал ему правитель. — Библиотека потребовалась для более важных дел, чем составление генеалогии. Человек, которому она нужна, сказал мне, что сегодня к утру у вас все будет готово.

— Да, ваше величество, — поклонился Скампада. — Рукопись закончена и лежит на столе в библиотеке.

— Идем. — Норрен встал и пошел в библиотеку. Скампада, все еще опасавшийся подвоха, заторопился за ним.

Рукопись лежала на столе, как он ее и оставил вечером. Норрен многое в ней уже видел, но внимательно просмотрел листы еще раз.

— Очень хорошо, — сказал он. — Я доволен. Ее сегодня же отдадут переплетать. Ваш труд, как я и обещал, не останется без награды.

Они вернулись в кабинет, и Норрен вынул из ящика стола увесистый кошелек.

— Возьмите, — он протянул кошелек Скампаде. — Здесь вам и за труд, и за неудобства вчерашнего дня. Мне доложили, что вы ушли очень поздно.

Скампада раскланялся и вышел. Найдя укромный уголок и пересчитав деньги, он остался очень доволен. Про себя он отметил, что сын Паландара, несомненно, человек чести, как и он сам.

Пока Скампада жил в Цитионе, у него появилось немало знакомых. Он пошел по ним насчет своей покупки, и еще до полудня вернулся в гостиницу с конем, пусть и не с таким, о каком мечтал. Скампада довольно быстро уложил оба мешка, хотя вездесущий Кеменер дважды заглядывал к нему и бурчал: «Ну и копаетесь же вы, Скампада». Вскоре после полудня они выехали в Келангу.

Когда они миновали новую городскую стену и выехали на дорогу к Тионскому мосту, им встретился правитель со свитой. Скампада, раскланиваясь, сделал себе заметку, что сын Паландара здесь и, кажется, в прекрасных отношениях с Норреном. Кеменер, ехавший сзади, нахохлился и погрузился в воротник рубашки по самый нос. Отъехав немного, он проворчал:

— И этот здесь. Плохо, что он нас видел.

— Кто? — встрепенулся Скампада.

— Тот, который рядом с Норреном. Магистр ордена Грифона. Интересно, что от него нужно правителю?

Новое занятие Ромбара было неожиданностью для Скампады, но он не подал вида, а только спросил:

— Что ж тут плохого, что он нас видел?

— Лучше бы нам уехать незамеченными. — Кеменер высунул кончик носа из воротника рубашки. — Он как-то странно посмотрел на нас.

Скампада пожал плечами. Хотя он и сам был осторожным, опасения Кеменера показались ему непонятными.

Магистр между тем пытался оглянуться назад, на этих двоих, но ему мешала едущая позади свита. Он никак не мог еще раз увидеть ни светло-серого щегольского плаща Скампады, ни кожаного жилета второго человека, похожего на зажиточного крестьянина или мелкого лавочника, и потому не понимал, что его насторожило в этой паре. Норрен тоже оглянулся.

— Быстро же уехал мой летописец, — заметил он.

— Кто это с ним? — спросил его Магистр.

— Слуга, конечно. Кто же еще?

Магистр, и сам так подумавший, кивнул, и они поехали дальше. Много позже, почти у самого дворца, он вдруг понял, что именно показалось ему подозрительным. Конь слуги Скампады был намного лучше коня самого Скампады.

— Норрен! — спросил он возбужденно. — Где жил этот человек?.

— Какой человек? — удивился Норрен, давно забывший дневную встречу.

— Скампада.

— У Тоссена, — машинально ответил правитель. — Зачем тебе это?

— Просто так.

Вечером Магистр пошел в гостиницу Тоссена. Хозяин, оказавшийся внизу, в трактире, встретил его обычным восклицанием.

— Что вам угодно, ваша милость?

— Мне угодно узнать, здесь ли жил господин Скампада? — сказал Магистр, протягивая Тоссену серебряную монету.

Тоссен взял ее двумя пальцами и подозвал парня из-за стойки.

— Господин жалует тебе вот это, — он отдал монету засиявшему парню и ответил Магистру: — Да, господин Скампада жил здесь. Прекрасный человек, очень воспитанный и платил исправно. Я не могу сказать о нем ничего дурного.

— Меня больше интересует его слуга. Кто он такой?

Хозяин гостиницы уставился на Магистра.

— Но у господина Скампады не было слуга, — он терпеть не мог этих слуг, приезжающих с господами и чувствующих себя хозяевами в его гостинице. — У нас прекрасное обслуживание. Господин Скампада не нуждался в слуге.

— С кем же он сегодня уехал? — спросил Магистр.

— Это просто попутчик. Утром они познакомились за завтраком, и оказалось, что им по пути. Господин Скампада любит компанию.

— Давно здесь появился этот человек? — продолжил расспросы Магистр.

Тоссену что-то не понравилось в голосе Магистра.

— А что, это дурной человек? — встревоженно спросил он. — Господину Скампаде угрожает опасность?

— Не знаю. Может быть. Расскажите мне все о нем.

— Он приехал вчера вечером, — торопливо заговорил хозяин. — Потребовал лучшую комнату и всего на одну ночь. Сказал, что три ночи не спал нормально. Конь его был весь в мыле.

— Он спрашивал о Скампаде?

— Нет. Он ничего не говорил. Только, когда я провел его в комнату, спросил, приличные ли соседи, не будут ли шуметь ночью. Я его заверил, что и господин Лоттен, и господин Скампада — оба очень воспитанные и спокойные люди.

— Скампада надумал уехать сегодня после разговора с ним?

— Нет. Он еще до завтрака спрашивал меня, где можно купить коня.

Все указывало на то, что со Скампадой ехал случайный попутчик.

— Вы не помните, как зовут этого человека? — спросил Магистр.

— Он не представился мне.

— Странно. А Скампада за завтраком называл его по имени? Ему-то он представился, раз они собрались ехать вместе?

— Припоминаю, как будто называл. Имя на языке вертится, а вспомнить не могу. — Тоссен, беспокоясь за господина Скампаду, морщил лоб, но нужное имя не приходило на язык.

— Жаль, — разочарованно произнес Магистр.

— Если я вспомню, я пришлю парня с запиской, — сказал Тоссен. — Куда ее прислать?

— К Тифену. Буду очень вам благодарен, — добавил Магистр, уходя.

Альмарен, придя наутро в библиотеку, устремился к столику, где вчера оставил книгу о Сиркоттане. Он успел похвалиться Магистру, что в первой же книге нашел сведения о Красном камне, и собирался просмотреть ее еще раз, а заодно и дочитать историю странствий храброго воина. Но книги на столе не было.

Он поискал ее на стульях и подоконниках, затем обвел взглядом бесконечные полки. Было очевидно, что книгу положили на место. Альмарен даже не запомнил, как она выглядит, поэтому мог отыскать ее только случайно. Книги были расставлены по размеру, а не по эпохам или темам, и это еще больше затрудняло поиски. Альмарен начал шарить по полкам наугад, надеясь найти что-нибудь по магии, но натыкался в основном на рукописи по военному искусству и описания бесконечных схваток с уттаками. Кое-как отобрав несколько книг, он перетащил их на подоконник и углубился в чтение.

Легкий стук двери заставил его вздрогнуть. Альмарен обернулся и увидел знакомую ему девочку — принцессу Цитиона. Вместо громоздкой выездной одежды на ней было легкое белое платье, в котором она казалась еще меньше и тоньше. Взгляд ее широких глаз был пристален и медлителен, как и тогда, в лавке.

Альмарен поспешно вскочил с подоконника и сказал:

— Добрый день, ваше высочество.

Он не ожидал появления принцессы и чувствовал себя неудобно оттого, что она застала его сидящим на подоконнике, как мальчишку. Девочка кивнула ему и подошла к окну. Она неторопливо рассмотрела серебряные переплеты выбранных Альмареном книг, медленно перевела взгляд в окно, а затем так же неторопливо и плавно обернулась к Альмарену.

— Мне не разрешают сидеть на подоконниках, — махнула она ресницами. — Принцессам нельзя на них сидеть.

— Бедняжки, — сочувственно пробормотал Альмарен и, спохватившись, добавил: — Конечно, вы не должны брать с меня пример, ваше высочество.

— Фирелла, — сказала она. — Зови меня так. Я люблю, когда меня зовут по имени. Мне нравится, как оно звучит, но меня так зовут только отец и мать.

— Конечно, Фирелла, — согласился Альмарен. — Мне тоже нравится, как оно звучит.

Девочка одобрительно наклонила голову и уселась на подоконник, где только что сидел Альмарен.

— Альмарен, — обратилась она к нему. — Ты ищешь здесь что-то очень важное? Так отец говорил, я слышала.

Альмарен утвердительно кивнул, удивляясь тому, что она запомнила его имя.

— Но это большой секрет, особенно для маленьких девочек, — сказал он, опережая ее вопрос.

— Я не маленькая, — возразила принцесса. — И я умею хранить секреты. — Она извлекла из кармашка в складках юбки спрятанного там сонного духа и поставила рядом с собой. — Мы умеем хранить секреты.

Альмарен молчал, не находя в себе достаточно твердости, чтобы сказать ей «нет».

— Я пришла тебе помочь, — продолжила ежа, не сводя с него немигающего взгляда. — Скажи мне, что нужно искать.

Участие принцессы тронуло Альмарена. Он подумал, что не случится ничего плохого, если и она просмотрит пару-другую книг.

— Я ищу камни, Фирелла, — сказал он.

— Камни? — удивилась она. — Разве ты любишь камни?

— Это особенные камни, — улыбнулся Альмарен. — Их всего три на Келаде. От них зависит мир и счастье всего острова. Так сказал Равенор, — добавил он для убедительности.

Слова Альмарена произвели впечатление на девочку.

— Как их искать? — незамедлительно спросила она.

— В книгах может быть написано, где они находятся. — Альмарен рассказал Фирелле, как выглядят камни. — Возьми одну из этих книг и просматривай ее. Когда встретишь похожее описание, покажешь мне.

— А кто такой Равенор? Он такой же маг, как ты?

Альмарен упустил из вида то, что девочка могла никогда не слышать о Равеноре.

— Я — никто по сравнению с Равенором, — воодушевленно сказал он. — Это лучший маг на острове. Только Трое Братьев превосходили его.

Принцесса внимательно выслушала Альмарена, затем обратилась к духу.

— Ты все слышал? Помогай тоже.

Она убрала духа в карман и взяла книгу с подоконника, чуть не выронив ее из рук. Альмарен подхватил книгу и донес ее до столика.

Так Альмарен обзавелся помощницей вместо Магистра, у которого были свои дела с Норреном. Фирелла оказалась разговорчивее, чем это можно было предполагать, но ее разговорчивость носила отпечаток, свойственный всему ее поведению. Найдя в книге непонятное или просто заинтересовавшее ее место, девочка задавала Альмарену короткий, но точный вопрос, а затем внимательно выслушивала ответ. Альмарен увлекался и пускался в длинные объяснения.

Рассказывая принцессе об отличиях холодной и горячей магии, он для примера снимал с пальцев перстень Грифона или Феникса и показывал простейшие заклинания. Он вращал перстнем Феникса над подоконником, вполголоса повторяя простое, как детский стишок, водяное заклинание, и с перстня начинала капать вода. Или, подхватывая длинную темную прядь своих волос, он выдергивал и поджигал один из них перстнем Грифона, чтобы показать, как действует заклинание огня. Фирелла умела слушать. Она не говорила ни слова, но так сосредоточенно следила за действиями Альмарена, что он незаметно переходил от ответов на ее вопросы к рассказам о том, что изучал когда-то сам.

Альмарен проводил во дворце целые дни, возвращаясь домой к ужину, и почти не виделся с Магистром. Тот коротко интересовался, как вдут поиски камней, и только качал головой, опять услышав, что ничего нового нет. Если бы Магистр узнал, сколько времени Альмарен незаметно для себя тратит на болтовню с принцессой, он, пожалуй, попросил бы Норрена отвлечь девочку чем-нибудь. Но у него были другие заботы, и он вполне доверял своему молодому другу.

Несколько дней спустя, когда Магистр и Альмарен остались после ужина в гостиной, с улицы послышался звук мчащейся по мостовой кареты. Они переглянулись и, не сговариваясь, кинулись к окну. У дома Тифена остановилась уже знакомая Альмарену бело-голубая карета.

— Что-то случилось во дворце, — сказал Альмарену Магистр. — Идем вниз.

Они оказались в прихожей почти одновременно с человеком, приехавшим в карете.

— Мне нужен магистр ордена Грифона, — сказал вошедший.

— Это я, — шагнул к нему Магистр.

— Его величество предлагает вам прибыть к нему во дворец. Карета ждет.

— Что случилось? — спросил Магистр, накидывая плащ.

— Только что прибыл гонец из Босхана, — ответил посланец правителя. — Его величество прочитал письмо и немедленно распорядился послать за вами.

Магистр вышел вслед за ним и сел в карету. Во дворце его проводили в рабочий кабинет Норрена, туда, где они разговаривали при первой встрече. Магистр сразу заметил тревожное и озабоченное выражение лица правителя. Он еще не видел Норрена таким и понял, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Распечатанное письмо лежало на столе.

Увидев Магистра, Норрен заметно обрадовался.

— Ромбар, — сказал он, протягивая письмо. — Прочитай это. Оно от Дессы, правительницы Босхана.

Пробежав первые строки письма, Магистр поднял глаза на Норрена.

— Бетлинк взят, — повторил он прочитанное. — Значит, война больше не предположение, а реальность. Она началась раньше, чем мы ожидали.

— Мы еще не готовы к войне, — отметил Норрен. — Читай дальше.

Магистр углубился в письмо.

— Десса просит тебя послать свежего гонца к Донкару, чтобы поторопить его с выступлением. Просит сообщить, когда вы оба подойдете к Босхану. Что ты ей ответишь?

— Я могу выступить недели через три, не раньше, — напомнил ему правитель. — Нужно, чтобы она прислала карту окрестностей Босхана. Я должен знать заранее, где расположить армию. Я уже написал и ей, и Донкару. Когда получу ответ от Донкара, пошлю к ней еще одного гонца.

— Она просит помочь деньгами, — заметил Магистр, дочитав письмо. — У тебя есть лишние?

— Не лишние, но есть, — ответил Норрен. — У меня осталось кое-что из драгоценностей Равенора. Нужно немедленно переправить их в Босхан. Помогая Дессе, мы помогаем себе. Об этом я и хочу поговорить с тобой, Ромбар. Ты ведь собирался выезжать в Келангу?

— Да, — кивнул Магистр. — Альмарен нашел кое-что в твоих книгах, но не все, на что мы надеялись. Я намеревался выехать через пару дней.

Норрен открыл потайной шкаф, вынул ларец и поставил на стол.

— Вот эти драгоценности, — сказал он, откидывая крышку ларца.

Магистр заглянул внутрь.

— Ценный подарок, — заметил он.

— Да, — подтвердил правитель. — Сам понимаешь, как важно, чтобы он дошел по назначению. Пока я ждал тебя, я думал, с кем бы его послать, и пришел к выводу, что самый надежный человек — это ты. Я, конечно, не могу приказать тебе отвезти ларец Дессе, я могу только просить об этом. Ты получишь все, что нужно — коня, меч, кольчугу…

— Мне ничего не нужно, — остановил его Магистр. — Неужели ты думаешь, что у меня нет ни коня, ни меча? Выезжать завтра утром, я тебя правильно понял?

— Чем скорее, тем лучше. Время отъезда выбирай сам.

— Значит, завтра, — подытожил Магистр. — Об этом никто не знает? Везти такую вещь без охраны лучше при соблюдении полной тайны.

— Конечно, никто. Но совсем без охраны я тебя не оставлю. — Норрен поискал глазами по полу и позвал. — Вайк!

Один из клыканов правителя мгновенно оказался рядом с ним.

— Вот твой новый хозяин. — Норрен подвел пса к Магистру. — Слушайся и охраняй.

Пес обнюхал Магистра и уселся рядом.

— Куда он нам? — попробовал возражать Магистр. — Лишние заботы в пути.

— Ты неправ, брат, — сказал ему Норрен. — Этот пес стоит нескольких вооруженных воинов. Если бы мне пришлось выбирать, я предпочел бы его.

— Если так, то возьму, — нехотя согласился Магистр.

— Он не быстр, но вынослив. Ведите коней средней рысью, и он не отстанет от вас в течение целого дня. — Норрен положил письмо для Дессы поверх драгоценностей, закрыл крышку и подал ларец Магистру. — Карета еще ждет во дворе. Счастливого пути!

Последнее время в Цитионе жили в предчувствии надвигающихся грозных событий. Было ясно, что из Босхана пришли дурные вести, поэтому у Тифена не ложились спать, дожидаясь возвращения Магистра. Когда Магистр вошел в гостиную, он увидел, что здесь собралась вся семья купца.

— Да, Тифен, — подтвердил он невысказанную догадку купца. — Каморра начал войну. Бетлинк захвачен уттаками.

Жена Тифена ахнула и схватилась за голову. Магистр подумал, что она принимает случившееся слишком близко к сердцу, но, проследив направление ее взгляда, невольно усмехнулся.

— Это клыкан, — сказал он успокаивающе. — Вайкаран Тридцать Девятый. Норрен дал мне его для охраны. — Магистр взглянул на Альмарена. — Завтра нужно отправляться в Босхан. Ты готов?

— Конечно, Магистр, — взволнованно сказал Альмарен.

— У меня к вам просьба, Тифен, — обратился Магистр к купцу. — Вы целый день в лавке, на людях. Может быть, вы что-нибудь услышите о человеке по имени Кеменер. Меня интересует о нем все — когда он появился в Цитионе, сколько пробыл, с кем встречался. Вы меня понимаете?

— Подождите! — Тифен, спохватившись, бегом направился к двери, ведущей в лавку. Спустя мгновение он возвратился оттуда с клочком бумаги в руке.

— Несколько дней назад мне принесли это в лавку, — объяснил он. — Я прочитал и ничего не понял. Слуга поклялся, что не перепутал, что записку велено передать мне. Я решил все выяснить при случае, сунул ее в стол и забыл про нее.

Магистр развернул записку. Там было всего несколько слов: «Его звали Кеменер. Тоссен».

— И вы все это время молчали, Тифен! — воскликнул он.

— Я не придал ей значения. Конечно, мне следовало показать ее вам.

— Впрочем, я и сам хорош, — вспомнил Магистр. — Я сказал, куда послать записку, но не объяснил, кому. Если бы я получил ее сразу же, я мог бы догнать его в пути. А сейчас… сейчас я даже не помню, как он выглядит. С ним был Скампада, вот кого надо найти. Тифен! — он поднял взгляд на купца. — Мы должны выехать рано утром. Вы поможете нам в сборах?

— Сейчас я разбужу слуг и отдам распоряжения, — ответил купец.

Все разошлись. По пути Магистр сказал своему приятелю.

— Зайди ко мне, Альмарен. На два слова.

Альмарен пошел за Магистром в комнату. Тот закрыл за собой дверь и показал ларец.

— Мы должны срочно доставить это в Босхан. Вот почему с нами эта милая собачка, — Магистр кивнул на клыкана. — Взгляни теперь на записку, — он подал клочок бумаги Альмарену. — Кеменер был в Цитионе и выехал в Келангу пять дней назад. Он на одну ночь останавливался у Тоссена.

— Значит, Мальдек нас не обманывал? — предположил Альмарен.

— Кажется, так, — подтвердил Магистр. — В тот день, когда я повстречал Кеменера, Синий камень был в нескольких шагах от меня. Жаль, что тебя не было рядом, Альмарен. Ты мог бы заметить у него необычный амулет.

— У меня нет привычки просматривать каждого встречного, Магистр.

— Заведи ее. Сейчас война, ты понял?

Альмарен молча кивнул.

— Теперь ясно, что Синий камень вот-вот окажется у Каморры, — продолжил Магистр. — Кеменер сейчас подъезжает к Келанге и знает, что Бетлинк взят. Я уверен, что он повезет камень к Каморре в Бетлинк. Проникнуть в замок нам будет легче, чем добираться до Белого алтаря.

— А Красный камень, Магистр? — напомнил Альмарен.

— Это нам по пути. Побывав в Бетлинке, мы отправимся на север, к острову Керн. — Магистр убрал ларец. — Похоже, нам предстоят трудные дни.

Утром друзья миновали Тионский мост и, свернув у развалин Росвенка на север, направились к Босхану. Снова под копытами их коней текла дорога, а в волосах играл просторный келадский ветер. Кусок неба, съеденный городом, уменьшался, и, наконец, оно сомкнулось с буровато-зеленой травой и поблекшими кустами второй половины лета.

Фирелла, как обычно, пришла в библиотеку, но Альмарена там не оказалось. Она села читать книгу, думая, что маг скоро появится. Когда время подошло к обеду, девочка встревожилась. Не смея узнать у отца, куда мог исчезнуть ее волшебник, она отыскала Алитею и уговорила расспросить о нем.

Когда члены семьи правителя расселись за столом, Алитея, у которой тоже было о ком расспрашивать, поинтересовалась, почему за обедом нет ни Магистра, ни его приятеля-мага. Норрен коротко ответил, что оба друга срочно выехали из Цитиона.

После обеда принцесса вернулась в библиотеку и села на подоконник, где Альмарен обычно располагался со своими книгами. Она достала сонного духа, поставила перед собой и долго на него глядела.

— Уехал. И не попрощался, — пожаловалась она духу. — Но я не буду плакать. Я не маленькая.

Фирелла вздохнула и какое-то время молча смотрела в окно. Затем ее внимание снова обратилось к духу.

— Я не маленькая, — грустно сказала девочка. — Но ты маленький. Ты можешь поплакать.

Она стала гладить духа по эфилемовому загривку, нашептывая короткое, как детский стишок, водяное заклинание, которое выучила у Альмарена. Вдруг она вздрогнула и отдернула руку. По щекам фигурки текли капли воды.