Магистр и Альмарен доехали до Босхана без приключений. Возможно, не последнюю роль сыграло то, что друзья, наученные прежним опытом, не останавливались на ночь ни в деревнях, ни на постоялых дворах, а выбирали для ночлега укромные, безлюдные места на берегу Тиона.

Город ста ремесел, бывший когда-то военной крепостью, не вызывал восхищения своим видом. Он напоминал большой, небрежно застроенный пригород Кертенка с немощеными улицами, пыльными летом и грязными зимой. Сто лет жизни без войн вынудили потомков босханских вояк заняться мирными делами, но не привили им любви к уюту и опрятности. Здесь не были редкостью помои, вылитые в придорожную канаву, и грязные ручьи с текущими по ним ремесленными отходами.

Ни Магистру, ни Альмарену не приходилось до сих пор бывать в Босхане, поэтому они не знали пути ко дворцу правительницы. Они долго пробирались наугад по узким улицам мимо бесконечно тянущихся одинаковых, грубо сложенных каменных домов. Дворовые цепные псы заходились в истерике, учуяв поблизости клыкана, из придорожных канав подымалась вонь и тучи мух. Терпение Магистра истощилось. Он окликнул одного из мальчишек, бегающих по улице.

— Эй, малый, где здесь дворец правителя?

— Там, — парень махнул рукой под углом по направлению, в котором ехали друзья.

— Если хочешь заработать, проводи нас. — Магистр бросил ему медную монету.

Мальчишка пошел впереди, ведя друзей закоулками, еще худшими, чем те, по которым они только что ехали. Вскоре окрестности стали чище, появились более высокие и богатые постройки. Новая каменная мостовая не доходила до конца улицы.

— Трудно было достроить… — проворчал вполголоса Магистр.

— Хозяйкина работа, — отозвался мальчишка. — Ждут войну, потому и не строят.

— Хозяйкина? — переспросил Магистр.

— Да. Правитель у нас погиб, а наследник еще не вырос. А вдова правителя — это и есть хозяйка.

— Ее все так зовут?

— А как ее еще звать, правительницей, что ли? Одно слово — баба! — в голосе мальчишки звучала гордость за весь мужской пол.

Эти слова раскрыли Магистру трудности Дессы. Женщина-правительница не пользовалась уважением в городе с давними военными традициями, полном потомков отчаянных рубак. Ее терпели до совершеннолетия наследника, и любой мальчишка с чувством превосходства повторял презрительные слова о ней, подслушанные у отца.

Мостовая привела друзей к каменной ограде с воротами, на которых красовался свежевыкрашенный герб Босхана — скрещенные мечи на желтом фоне с синей каймой, перехваченные в центре подковой. Магистр обратился к страже у ворот.

— Я магистр ордена Грифона, и прибыл засвидетельствовать почтение ее величеству. Доложите обо мне.

Один из стражников ушел и вскоре вернулся со слугами. Друзей проводили в приемный зал на втором этаже дворца, где их встретил тучный старик с просторной лысиной. Старик держался важно и с достоинством.

— Нувелан, первый министр ее величества, — представился он.

Друзья приветствовали первого министра Дессы. Тот взглянул на клыкана, следовавшего за Магистром, и сделал замечание.

— Собаку следовало оставить на дворе. Ей не место во дворцовых покоях.

— Он не приучен оставаться один, — возразил Магистр. — Я боюсь и подумать, что он натворит, если меня не будет рядом.

— Полагаюсь на ваше слово, — уступил министр. — Если у вас есть просьба, я готов выслушать вас.

— Вам, вероятно, неточно передали стражники, — сказал Магистр. — Мне хотелось бы встретиться с ее величеством.

— Ее величество сейчас занята, — сообщил Нувелан. — Если вы хотите разговаривать с ней, вам придется подождать.

Магистру плохо удавалась роль человека низшего положения. Он намеревался открыться только Дессе, но с досады пренебрег осторожностью.

— Надеюсь, ее величество не заставит меня дожидаться, пока у нее не появится настроение поговорить со мной. Как мне известно, она ждет вестей из Цитиона? — он многозначительно взглянул на Нувелана.

— Вы правы, — сказал первый министр. — Идемте за мной.

Они спустились к выходу, обогнули дворец и увидели за ним широкую утоптанную площадку. Там собралось окало двух десятков мужчин в шлемах, кольчугах и с мечами. В центре площадки двое вели тренировочный бой, остальные наблюдали за боем. Нувелан остановился на краю площадки.

— Подождите немного, — сказал он Магистру.

Друзья, не очень понимая, чего здесь можно дождаться, присоединились к наблюдающим. Бой был жарким и вызывал интерес. Один из противников был мощнее и шире в плечах, он со свистом рассекал воздух тяжелым мечом. Другой был гибок и проворен. Его меч был легче, но воин уверенно владел им, легко уклоняясь и отражая удары своего противника. Трудно было сказать, на чьей стороне преимущество.

Вскоре на площадку вышла другая пара. Один из закончивших сражение воинов подошел к Нувелану и снял шлем. Из-под шлема хлынула волна вьющихся рыжих волос, которых хватило бы на три королевских прически. К друзьям повернулось очаровательное женское личико — узкое и смуглое, с легкой горбинкой у переносицы и яркими темно-карими глазами. Десса, правительница Босхана, смотрела на них не волевым взглядом человека, облеченного властью, а взглядом красивой женщины, уверенной, что ей ни в чем не будет отказа. Она была высокой, сильной и стройной, как юноша, и в то же время умудрялась оставаться женственной. Десса благосклонно кивнула друзьям в знак приветствия и обратилась к своему министру.

— Вы не пришли бы сюда без причины, Нувелан. Важное дело, я не ошибаюсь? — ее голос был таким же сильным и красивым, как и она.

— Они из Цитиона, ваше величество, — пояснил Нувелан.

В глазах Дессы мелькнуло понимание.

— О! — воскликнула она, безошибочно взглянув на Магистра. — Я рада!

— Вы прекрасно владеете мечом, ваше величество, — заметил Магистр.

— Правитель должен уметь повести войска в бой. Таков обычай, — ответила Десса. — Скоро мне на деле предстоит доказать, что я достойна править Босханом. Враг не будет делать мне скидок на женскую слабость, значит, и я не могу позволить ее себе.

Магистр не мог не почувствовать уважение к этой стойкой, решительной женщине. Приведя друзей во дворец, Десса сказала:

— Подождите в моем кабинете, пока я переоденусь. Нувелан проводит вас.

Отделка кабинета была подобрана со вкусом и напомнила Магистру Цитион. Вскоре дверь распахнулась, как от ветра, и в кабинет вошла Десса в синем, расшитом золотом парадном платье. Ее волосы были собраны в высокую прическу, заколотую золотыми гребнями. Даже в этом наряде Дессе удавалось быть подвижной и стремительной. Она нетерпеливо глянула на министра.

— Нувелан, вы свободны.

Тот заметно удивился. Было, видно, что Нувелан тоже намеревался принять участие в беседе, но правительница смотрела на министра в упор, дожидаясь, пока он покинет кабинет, и тому ничего не осталось, кроме как удалиться.

Дверь за министром закрылась. Десса, чуть скользнув глазами по Альмарену, внимательно посмотрела на Магистра.

— У вас есть для меня вести от Норрена? — спросила она.

Магистр вынул из-за пазухи ларец и поставил на стол.

— Наконец-то я от него избавлюсь, — сказал он Дессе. — Трое суток не расставался с ним ни днем, ни ночью. Ларец открывается по магическому слову, в нем письмо и драгоценности.

Десса повторила за Магистром ключевое слово и приложила палец к замку. Ларец открылся. Глаза Дессы радостно блеснули при виде содержимого. Правительница внимательно прочитала письмо, затем погрузила пальцы в драгоценности, прикидывая стоимость.

— Как он щедр, этот Норрен! — произнесла она, но вдруг спохватилась. — Это подарок или в долг?

— Подарок, — успокоил ее Магистр. — Это драгоценности Равенора, он дал их Норрену на военные нужды. Вы знаете Равенора?

— Да, — блеснула глазами Десса. — Я ведь родилась в Цитионе. Я из рода Аллерна, это не последний род на Келаде.

— Один из первых, — подтвердил Магистр.

— Я не просила бы помощи у Норрена, если бы не оказалась в безвыходном положении, — сказала ему Десса. — Я не стала писать о причинах, бумага ненадежна. Норрен доверяет вам, я сделаю то же самое. Я прошу вас передать ему мои слова, и надеюсь на вашу скромность.

— Можете не сомневаться в нас, ваше величество, — заверил ее Магистр.

— У меня было достаточно денег на военные расходы, — начала рассказывать Десса. — Был собран дополнительный налог и пожертвования, но эти деньги были украдены у меня из шкафа. Я не знаю, кого мне подозревать — министров или слуг. Вор до сих пор не найден. Собирать новый налог или отбирать нужные товары бесплатно — это погубит меня как правительницу. Меня и так не любят здесь, поэтому я решилась обратиться за помощью в Цитион. Передайте Норрену, что он спас мое доброе имя правительницы. Скажите, что я бесконечно благодарна ему.

— Скорее всего, у вас эта возможность появится раньше, чем у меня, — ответил Магистр. — Наш путь лежит в Келангу, а не назад в Цитион.

— Разве вы не гонец Норрена?

— Он попросил меня оказать ему любезность и завезти сюда ларец.

— Ах да, вы магистр ордена Грифона, — вспомнила Десса. — Я распорядилась накрыть обед на троих в угловой столовой. Вы расскажете мне, как идут дела у Норрена. Нам лучше вести войну совместно, а не выступать поодиночке.

— Совершенно с вами согласен.

Десса открыла потайной шкаф в стене и уложила туда ларец.

— Простите, ваше величество, — встревожился Магистр. — Деньги пропали из этого шкафа?

— Нет. Я понимаю, что вы имеете в виду, — ответила Десса, закрывая шкаф. — Тот был у меня в спальне, и не был потайным. Он запирался на ключ, который был только У меня. Но ключ был подделан.

Десса повела друзей по коридорам дворца.

— Обычно я обедаю с сыном в главной столовой, — поясняла она на ходу. — Но сегодня мне хочется иметь возможность говорить свободно. Я так давно не слышала правильной речи! Этот ужасный босханский диалект — мне кажется, что скоро я тоже начну гнусавить, как местные жители.

Угловая столовая оказалась светлой и уютной комнатой, обставленной мебелью из светлого дерева, со стенами, обитыми кремовой тканью с вышитыми на ней редкими букетами цветов. Слуга стоял навытяжку у накрытого стола, ожидая распоряжений.

— Это одна из комнат, переделанных по моему вкусу, — Десса обвела комнату рукой, затем обратилась к слуге. — Принесите мяса собаке.

Слуга вышел. Десса села в свое кресло, указав на место справа от себя Магистру, слева — Альмарену. Клыкан устроился на полу между Магистром и правительницей. Она протянула руку, чтобы погладить голову пса, но тот обнажил верхние зубы и издал глухое, утробное рычание. Рука Дессы замерла на полпути.

— Он не любит нежностей, — сказал Магистр. — Он воин, как и мы. Вайк, ты невежлив, — упрекнул он пса.

— Владеть таким псом — привилегия рода Кельварна, — заметила Десса, у которой пропало желание погладить Вайка. — Откуда он у вас?

— Он из личной охраны правителя Цитиона, — ответил Магистр. — Норрен дал нам его в телохранители.

Вошел слуга с кусками сырого мяса на серебряном блюде и поставил блюдо на пол в углу комнаты. Магистр отправил Вайка угощаться, слуга тем временем разнес еду по тарелкам. Все принялись за обед.

— Как вы узнали о падении Бетлинка? — спросил Магистр у правительницы. — Пришло известие от Берсерена?

— Да. В письме он ругает племянника и просит меня выступить с войсками под Келангу, — Десса слегка вздохнула. — Но я не могу этого сделать — армия еще не готова к выступлению. Мои подданные не простят мне, если я пошлю людей на верную смерть. Если Норрен будет здесь через месяц, как он пишет, мы можем двинуться к Келанге совместно.

Магистр полностью согласился с Дессой. Нельзя было дать Каморре перебить все армии одну за другой. Десса с интересом расспрашивала о подготовке цитионской армии, обсуждала с Магистром сложившееся положение. Она, безусловно, хорошо разбиралась в обстановке на острове.

— После обеда я соберу советников, — сказала она напоследок. — Я уже вызвала их. Вы оба, полагаю, тоже пойдете со мной на совет. Там я распоряжусь полученными драгоценностями. Вы сами услышите, на что пойдет помощь Норрена, и сможете подтвердить, что средства потрачены на дело. До начала совета вам покажут ваши комнаты на третьем этаже. Я приказала подготовить их.

Магистр про себя подивился, сколько же может дать распоряжений женщина, переодеваясь в парадное платье.

— Мы с удовольствием принимаем ваше предложение, — ответил он за себя и за своего спутника.

— Простите мне любопытство, Магистр, — Десса улыбнулась самой очаровательной из своих улыбок. — Вы ведь много разъезжаете в последнее время, бываете в разных местах. Может быть, вы где-нибудь встречали человека по имени Скампада?

Магистр от неожиданности чуть не выронил вилку.

— Он сделал вам что-нибудь дурное, ваше величество? — спросил он, придя в себя.

— Ах, что вы, конечно, нет! — поспешила ответить Десса. — Странно, что такое пришло вам в голову. Он прожил несколько лет у нас во дворце, и вдруг собрался и уехал. Это было еще при моем покойном муже. Такой приятный, воспитанный, утонченный человек!

— Какое совпадение… — пробормотал Магистр. — Я как раз недавно видел его в Цитионе.

— Вы его знаете?! — обрадовалась Десса. — И как он там, чем занимается?

— Он составлял летопись рода Кельварна для Норрена. За несколько дней до моего отъезда он закончил работу и выехал в Келангу, — сдержанно ответил Магистр.

— Это занятие как раз для него. Какие у него знания, какая эрудиция! Я уверена, что он — замечательный летописец.

— Да, Норрен остался доволен его работой, — признал Магистр.

— Вы ведь едете в Келангу, Магистр? — вспомнила Десса. — Если вы встретите там Скампаду, можете вы ему передать, что ему всегда будут рады в Босхане?

Магистр нахмурился.

— Позвольте мне заметить, ваше величество, что этот человек не достоин вашей благосклонности! — довольно резко сказал он.

Лицо Дессы мгновенно переменилось, ее глаза гневно сверкнули.

— Не позволю! — пылко воскликнула она. — Я пока еще вправе сама распоряжаться своей благосклонностью!

Наступила неловкая пауза.

— Простите, — извинился Магистр, жалея о вырвавшихся словах. — Конечно, это не мое дело.

Десса, казалось, тоже жалела, что проявила излишнюю горячность. Ее взгляд снова стал кокетливо-просящим.

— Вы передадите ему мое приглашение? — продолжила она уговоры с таким видом, будто ничего не случилось. — Дайте мне слово, что передадите.

— Что ж. Если у меня появится возможность, то передам, — сказал Магистр, плохо представляя себе, как это будет выглядеть. — Даю вам слово.

Десса любезным кивком поблагодарила его.

Обед подошел к концу. Десса поручила друзей слугам и унеслась, словно подхваченная порывом ветра. Оставшись с Альмареном, Магистр поделился с ним свежим впечатлением.

— Мне казалось, что на свете не осталось ничего, что могло бы так меня позабавить, — покрутил он головой, прикусывая улыбку. — Она и Скампада — кто бы мог подумать?! — сам он, конечно, не подумал, что его собственная история тоже могла бы показаться Дессе забавной.

Друзей пригласили на совет, когда остальные уже собрались за столом в парадном зале. Во главе стола была сама правительница, справа от нее сидел нескладный подросток лет тринадцати — ее сын. Жидкие прямые волосы и квадратные челюсти мальчика наводили на мысль, что он — вылитый отец, до такой степени он не походил на свою мать. Кроме них, за столом заседали еще пятеро советников. Слева от Дессы сидел уже известный друзьям Нувелан, за ним — невзрачный, оплывший старик, на лице которого странно выделялся маленький узкогубый рот скобочкой. Впрочем, все советники Дессы были преклонного возраста. Магистр подумал, что правительница не меняла их после гибели мужа.

Моложе других советников выглядел грузный, краснолицый мужчина со шрамом над левой бровью. К нему и обратилась Десса, когда друзей усадили в дальнем конце стола.

— Вы подготовили список необходимых затрат, Вастен?

Мужчина завозился, доставая из-за пазухи свернутую в несколько раз бумагу.

— Кавента помог мне, — сказал он. — Он подсчитал общую стоимость и написал этот список.

— Читайте, — коротко сказала Десса.

Вастен, потея от напряжения, стал читать по складам пункты списка. Он явно привык иметь дело с мечом и конем, а не с грамотой и арифметикой.

— Сто пятьдесят мечей для конников… двадцать телег с лошадьми для подвоза провизии… обмундирование для двух отрядов добровольцев… — бубнил он, — ежедневное содержание армии…

Альмарену, чувствовавшему себя лишним, показалось, что еще немного, и он задремлет прямо здесь, на совете. От скуки он решил проверить наличие амулетов у присутствующих, и для разминки начал с Магистра, сидевшего напротив. Обнаружив у него все, что ожидал — перстень, жезл и камею Грифона — молодой маг перешел к остальным.

После чтения и обсуждения списка Десса объявила советникам:

— С нами за столом сидят двое из Цитиона. Они привезли помощь от Норрена — ларец с драгоценными камнями. Камни нужно будет продать ювелирам. Вы, Нувелан, отыщете ювелиров и приведете завтра во дворец.

Нувелан наклонил голову, показывая, что принял приказание.

— Вы, Вастен, подыщете мечи для покупки, если вы этого еще не сделали. Завтра после обеда подойдете ко мне за деньгами.

Военачальник шумно выдохнул воздух.

— Кавента, вы займетесь обмундированием и лошадьми. Нам нельзя терять времени. Все вы знаете, что Берсерен прислал тревожное письмо из Келанги. — Десса быстро распределила остальные пункты списка между министрами, давая замечания и советы. — А список дайте мне, Вастен. Я проверю стоимость и расчеты.

Десса забрала список у своего военачальника и встала, показывая, что совет закончился. Когда советники разошлись, правительница подошла к Магистру.

— Вы все слышали, Магистр. Если у вас есть замечания, можете их высказать.

— Мне нечего добавить, ваше величество. И Норрен не распорядился бы лучше, — искренне сказал Магистр.

— Мне нужно к завтрашнему дню проверить этот список, — сказала Десса, указывая на бумагу, взятую у Вастена. — Я оставлю вас одних, отдыхайте. Весь дворец в вашем распоряжении.

Она ушла. Магистр и Альмарен переглянулись.

— Энергичная женщина, — заметил Магистр. — Жаль, что ее не любит народ.

— Магистр, помните, вы мне дали совет просматривать каждою на наличие амулетов? — сказал Альмарен, оставив без внимания замечание своего старшего друга. — Я только что применил его на деле, — он многозначительно замолчал.

Магистр, увидев взволнованное, почти торжественное лицо Альмарена, догадался, что тот что-то обнаружил.

— Выкладывай, парень, — сказал он. — Что ты нашел?

— У одного из советников Дессы есть амулет Василиска.

— Ты уверен?!

— Еще бы!

— У кого?

— Она назвала его Кавентой. Он сидел рядом с Нувеланом.

— Какой у него амулет? Камея?

— Нет.

— Жезл?

— Нет. Не гадайте, Магистр, я сам не знаю, что это такое. У амулета совершенно другая энергетика. Это эфилемовый диск. Судя по положению на теле, он висит на груди, на цепочке.

— Что же делать… — задумался Магистр. — Нужно бы предупредить Дессу, но, боюсь, спугнет она этого Кавенту. Слишком горяча. Я попробую поговорить с ней перед отъездом. Пока мы здесь, нужно быть настороже, Альмарен.

На следующее утро друзья начали собираться в путь. Магистр переодевался, как вдруг дверь в его комнату распахнулась, будто от порыва ветра, и на пороге появилась Десса. Увидев Магистра в одной рубашке, со штанами в руках, она замерла на мгновение, потом исчезла за дверью. Магистр натянул штаны и вышел в коридор.

Десса была там. Она стояла, нервно сжимая и разжимая пальцы, ее смуглое лицо было бледнее обычного.

— Вы могли бы послать за мной, ваше величество, — сказал Магистр, подходя к ней.

Какой-то момент ему казалось, что она не может выговорить ни слова.

— Ларец… — сказала она сквозь сжатые губы. — Ларец украден.

Магистр мгновенно посерьезнел.

— Из потайного шкафа? — спросил он.

Десса утвердительно затрясла головой.

— Это не могут быть слуги, — подумал вслух Магистр. — Этот человек хорошо знает, где во дворце могут храниться такие вещи, и знает, как в эти места проникнуть.

Десса вдруг обрела дар речи.

— Это кто-то из моих советников! — догадалась она. — Я чувствовала это! Они хотят выжить меня отсюда, воспользоваться тем, что народ не любит меня. Вот моего мужа народ любил, хотя он был глупец и ничтожество! Не потому, что он хорошо управлял, а потому, что он был так же груб и грязен, как они!

Магистр взял Дессу за локоть, чтобы как-то ее успокоить.

— Храните самообладание, ваше величество. Сейчас переживания — только помеха.

Десса опомнилась.

— Вот-вот должны прийти ювелиры, а ларец пропал! Предложить им свои драгоценности — но у меня почти ничего нет!

— Вспомните, когда вы в последний раз видели ларец? — спросил ее Магистр.

— Я допоздна пробыла у себя в кабинете. Я открывала ларец после ужина, чтобы оценить стоимость камней.

— Значит, это случилось ночью. Ваши министры живут во дворце?

— Конечно, нет. У них свои дома в городе. Они приходят сюда на службу, у каждого есть кабинет во дворце.

— Нужно допросить стражу, кто из министров поздно ушел из дворца.

— Сейчас это невозможно. Стража сменилась утром. Те, кто стоял у ворот вечером, разошлись по домам.

— Тогда придется действовать наудачу, — решился Магистр. — Возможно, вор спрятал драгоценности во дворце — ведь ларец не так мал, чтобы пронести его мимо стражи незаметно. Мой друг вчера обнаружил кое-что, позволяющее подозревать одного из ваших министров. Скажите, кто такой Кавента, что вы о нем знаете?

— Кавента?! — воскликнула Десса. — Он пожалеет об этом!

— Не спешите, ваше величество. Я хочу знать, есть ли у него причины быть недовольным вами.

— Он был казначеем у моего покойного мужа.

— Почему «был»?

— Мне показалось, что он слишком много тратит на содержание дворца. Я взяла казну в свои руки и стала сама решать, какие нужны расходы, а ему поручила выполнять мои решения. Денег сразу стало больше, я смогла начать постройку мостовых в городе. В нем необходимо навести хоть какую-то чистоту. — Десса некоторое время молчала, раздумывая. — Если Кавента прежде и подворовывал, у него не должно быть причин для недовольства — я хорошо плачу ему.

— Вы лишили его большой доли власти, а многим людям это обиднее, чем лишиться денег, — сказал ей Магистр. — Теперь понятно, почему при своем положении он выбрал такой путь. Подождите, я посоветуюсь с другом.

Он заглянул в соседнюю комнату и вызвал Альмарена.

— Ты можешь отыскать ларец с помощью магии? — спросил он молодого мага, посвятив в случившееся. Альмарен огорченно взглянул на Магистра.

— Боюсь, у меня ничего не получится. Ларец — не амулет и не дает магического излучения. А я, увы, не собака, чтобы искать его по запаху.

— Блестящая мысль! — вскинулся Магистр. — Конечно же, собака! Вайк, где ты!

Клыкан, бывший поблизости, вырос рядом с Магистром, как из-под земли. Магистр вынул из кармана тряпку, в которую прежде был завернут ларец, и протянул псу. Тот неторопливо обнюхал тряпку.

— Покажите нам кабинет Кавенты, ваше величество, — сказал Магистр.

Десса стремительно полетела по коридорам. Друзья еле успевали за ней.

— Здесь, — она подергала дверную ручку. — Дверь заперта. Я вызову стражу, будем ломать.

— Не нужно, — остановил ее Магистр: Он сосредоточился на замке, и вскоре запор лопнул. Все вошли внутрь.

— Давай, Вайк, ищи, — подтолкнул клыкана Магистр.

Пес зашнырял по комнате, обнюхивая все подряд. Магистр уже начал сомневаться, что ларец оставлен здесь, когда Вайк остановился в дальнем углу, прижимая нос к выступу стены, и издал звук, похожий на приглушенное уханье.

Магистр, а за ним и остальные подошли к Вайку. Клыкан пытался засунуть нос в тонкую, нитевидную щель на стыке деревянных пластин, покрывавших стену.

— Что там? — спросила Десса.

— Сейчас узнаем, — Магистр медленно повел рукой по стене. Отыскав под доской потайной замок, он задержал над ним ладонь. Послышался хруст, и дверца потайного шкафа отошла.

Ларец стоял внутри. Десса схватила его и торопливо открыла.

— Все цело! — обрадованно воскликнула она. — Магистр, вы во второй раз спасли меня!

— Ну, допустим, за первый раз следует благодарить Норрена, — напомнил Магистр. — Возьмите Кавенту под стражу, как только он появится.

— Да! — воскликнула Десса. — Я немедленно дам распоряжение. — Она протянула ларец Магистру, интуитивно чувствуя надежность этого сурового с виду человека. — Пусть он побудет у вас, пока не придут ювелиры. Я теперь даже на миг боюсь оставлять его без присмотра.

Магистр взял ларец, завернул в тряпку и уложил за пазуху.

— Мне нужно увидеть Кавенту, когда его схватят, — сказал он Дессе.

Правительница унеслась давать распоряжения стражникам. Магистр и Альмарен вышли в коридор и увидели идущего навстречу Нувелана. С ним было еще несколько человек.

— Что вы здесь делаете? — нахмурился Нувелан.

— Дожидаемся вас, — ответил Магистр. — Ее величество занята, она поручила мне передать вам ларец.

Нувелан отпер дверь своего кабинета и проводил всех внутрь. Когда ювелиры расселись, Магистр открыл ларец и передал Нувелану. Начался торг.

Вскоре в кабинет вошла правительница.

— Вот вы где! — сказала она, увидев Магистра. — Кавента в коридоре.

Бывший казначей стоял связанный между двумя стражниками. Магистр расстегнул ворот его рубашки, нащупал цепь и потянул за нее. На свет показался широкий белый диск с изображением головы василиска. Магистр снял его с Кавенты и передал Альмарену.

— Что это? — спросила Десса.

— Это амулет Василиска, — объяснил Магистр. — Ваш министр служит Каморре куда усерднее, чем вам. Я уверен, что его главной целью было не нажиться, а ослабить вашу армию. Думаю, и прежняя кража — тоже его дело. Как казначей он мог владеть всеми ключами от потайных шкафов дворца.

— Он вернет украденное, — угрожающе сказала Десса. — В темницу его! — приказала она стражникам. — Имейте в виду, если он убежит, лучше бы вам на свет не рождаться!

Кавенту увели.

— Нам пора ехать, ваше величество, — сказал Магистр.

— Может быть, останетесь здесь еще на несколько дней? — просительно улыбнулась ему Десса.

— Увы, неотложные дела. Счастлив был познакомиться с вами.

— Ах, как жаль, что вы уезжаете, — вздохнула Десса. — Помните, что я ваша должница. Если вам потребуется помощь, обращайтесь ко мне.

Попрощавшись с правительницей, друзья собрались в дорогу и выехали из Босхана. Они миновали мост через Тион и свернули на север, в Келангу.

— Как прав был Норрен, когда говорил, что Вайк будет полезнее десятка стражников! — сказал Магистр едущему сзади Альмарену. — Но и он, наверное, не мог представить, что это произойдет подобным образом.

— Да, конечно, — вяло подтвердил Альмарен. — Магистр, нужно немедленно уничтожить этот амулет. Я понял, для чего он предназначен.

Магистр обернулся к молодому магу и придержал своего Тулана.

— Что с тобой, Альмарен? — встревожился он. — Ты же совершенно зеленый!

Альмарен, как и все сильные маги, был необычайно чувствителен к магическим воздействиям.

— Позеленеешь тут, — ответил он. — От диска идет волевое внушение, направленное на то, чтобы подчинить меня силе, связанной с диском. Я уже устал сопротивляться этому внушению. С моей стороны энергетическая нить амулета не поддается управлению.

— Дай его сюда, — сказал Магистр.

— Это ни к чему, — отказался Альмарен. — Достаточно и того, что он побыл у меня. Понятно, как он влияет на тех, кто не владеет магией. Они не чувствуют его влияния и выполняют его приказы, думая, что действуют по собственной воле.

Он вынул диск из кармана и поднес к нему ладонь. Амулет засветился белым и потускнел, лишившись питавшей его энергетической нити. Альмарен щелкающим движением пальцев разбил диск на мелкие крошки. Осколки посыпались на шею Наля и ниже, на дорогу. Молодой маг облегченно вздохнул.

— Этот диск не мог подчинить тебя воле Каморры? — забеспокоился Магистр. — Не осталось каких-нибудь последствий?

— Конечно, нет, — ответил Альмарен, понемногу оживая. — Мысли, которые он внушает, глубоко чужды мне. Я еще могу получить от него головную боль, но подчиниться — никогда!

— Вот, значит, как Каморра управляет своими сообщниками! — сделал вывод Магистр.

— Да, — согласился с ним Альмарен. — Чем примитивнее человек, тем легче он поддается этому влиянию. Сильнее всего такая магия должна действовать на уттаков.

— Каморра изобрел ее для них, не иначе, — предположил Магистр.

— Если бы можно было разрушить эту магию! — задумчиво отозвался Альмарен. — Ведь без уттаков Каморра — ничто.