Магистр и Альмарен поднялись до рассвета. Они позавтракали дорожными лепешками, запив их оставшимся с вечера чаем, и поехали в Каянское поселение. Альмарен проезжал здесь три года назад, но мало что помнил. В поселении жило около сотни людей, раза в три больше, чем при Тирском алтаре. Так же, как и в Тире, здесь жили и обучались маги. Кроме них, в поселении обосновались мастера и подсобные работники, не владеющие магией, одни или с семьями. Жители пользовались общей кухней и кладовыми для продуктов, внося для их содержания ежемесячную сумму. Все продукты в поселении были привозными. Их покупали на деньги от продажи магической утвари и хранили в амбарах, построенных на главной площади рядом с алтарем.

Вокруг Каянского поселения не было стены. Богато здесь никто не жил, и даже воды нельзя было выпить без магии. Поселение, где единственной ценностью был алтарь, не интересовало любителей легкой наживы. Одноэтажные домики из обожженной глины, с высокими кровлями из красноватой черепицы, казались вросшими в бурую глинистую почву, словно грибы, и располагались так же беспорядочно.

Въехав в поселение, Магистр, знавший его расположение лучше Альмарена, направился прямо к коновязи. Кони двигались бесшумно, проваливаясь в песок по бабки, так как песчаный грунт был разбит до сыпучего состояния двумя сотнями ног, ежедневно проходящих по закоулкам поселения. Местные жители еще не проснулись, а охрану здесь не выставляли, поэтому никто не видел, как друзья оставили коней у коновязи и пошли к Мальдеку.

Мальдек жил далеко от центра поселка. Друзья прошли мимо колодца и амбаров, выстроившихся полукругом у алтарной площади, мимо гостиничных домиков, мимо мастерских и печей для обжига керамики, пока не вышли к дому Мальдека. Жилые дома строились на несколько комнат, причем каждая комната имела отдельный вход. Подходя к двери, Магистр шепнул Альмарену:

— Когда войдем, осмотри комнату и выясни, где у него лежат амулеты. А дверной запор — это моя забота.

Но, к удивлению обоих, дверь оказалась не запертой и даже полураспахнутой. Откуда им было знать, что Кеменер, чуть-чуть опередивший их, боялся наделать лишнего шума. Они вошли и осмотрелись. В комнате Мальдека не было ничего лишнего — стол, шкаф, пара стульев, кровать, на которой объемистой глыбой возвышался сам хозяин, досматривающий очередной сон. Сон был, видимо, неплох, потому что с лица Мальдека не сходило спокойное, довольное выражение. На стуле у изголовья была сложена одежда Мальдека, на спинке стула висела брошенная куртка.

Альмарен кивнул Магистру. Поняв, что осмотр закончен, тот наклонился к Мальдеку и встряхнул его за плечо. Маг завозился, неохотно пробуждаясь, потом вздрогнул и вскочил на постели.

Испуг на лице Мальдека, увидевшего перед собой Магистра, явственно показал, что хозяин комнаты окончательно проснулся и оценил положение. Мальдек «мог только догадываться, что именно было известно его ранним посетителям, хотя то, что они пришли к нему, было уже достаточно скверно. Он постарался взять себя в руки и заговорил первым, пытаясь перехватить инициативу.

— Магистр, это вы? В такую рань! — он изобразил на лице изумление, не слишком удачно, но совсем неплохо для человека, которого застали сонным. — Что-нибудь случилось?

— Не притворяйся, Мальдек, — осадил его Магистр. — Ты знаешь, зачем мы здесь. Верни камень, если не хочешь неприятностей.

„Что же им известно?“ — терзался вопросом Мальдек. Вслух он спросил:

— Какой камень, какие неприятности? Я вас не понимаю, Магистр.

— Сейчас поймешь, — терпеливо сказал Магистр. — Я узнал тебя в Тире, когда ты брал камень. Ты хотел убить меня. Ты думаешь, что я оставлю это без внимания?

Мальдек содрогнулся, расставаясь с надеждой, что Магистр не узнал его.

— Если ты будешь упираться, я найду камень сам, — продолжил Магистр. — Но сначала я сделаю с тобой то, что ты чуть не сделал со мной.

— У меня нет камня, — попробовал защищаться Мальдек. — Я там был не один. Я должен был взять камень и отдать другому.

— Кому?

— Камень был нужен Каморре, — с жаром заговорил Мальдек. — Я отдал его Шиманге, помощнику Каморры. Камень у него.

— С тобой был Шиманга? — Магистр пристально изучал выражение лица Мальдека.

— Да, — поспешно кивнул тот. — Он рассказал мне о камне и попросил быть проводником.

— Значит, камень у него?

— Да.

— А где он сам?

— Он поехал прямо через Сехан. Он такой маг, что ему и в засуху это ничего не стоит. — Мальдек честно и убежденно глядел в глаза Магистру.

— А другие маги с вами были?

— Нет.

— Так. — Магистр рассматривал Мальдека, изумляясь про себя, как хорошо тот разыгрывает байку о Шиманге. — Значит, камень отправился к Каморре? Шиманга не говорил тебе, как пользоваться камнем?

— Нет, — уверенно ответил Мальдек. — Мы вообще не обсуждали свойств камня.

Магистр опустил руку в карман и вытащил небольшую эфилемовую камею с головой василиска.

— Ты знаешь, что это такое?

Мальдек открыл рот, но не выдавил оттуда ни звука.

— Я нашел это на теле Шиманги. Он лежит за избушкой на Тирокансхом перевале, убитый магическим жезлом в затылок. Ты сам сказал, что других магов там не было. Значит, это сделал ты, Мальдек. — Магистр замолчал, изучая гамму выражений, проходящую по физиономии Мальдека. Когда там прочно утвердилось выражение ужаса» он добавил: — Камня у Шиманги мы не нашли. Он может быть только у тебя.

Мальдек обмер, как козявка в момент опасности. В этот миг он выдал бы камень, но от страха у него отнялся язык. В следующее мгновение он вспомнил, что камень надежно скрыт за стенками жезла.

— Мне нечего выдавать, — сказал он. — Если не верите, можете обыскать комнату.

— Хорошо, — согласился Магистр. — Альмарен! Посмотри, где здесь хранятся амулеты.

Альмарен подошел к ящику шкафа и вынул оттуда кольцо Аспида.

— Вот, — он протянул кольцо Магистру, и, сосредоточившись, медленно обошел комнату. — Больше здесь ничего нет.

— Как нет! — подскочил на кровати Мальдек. Ему казалось невероятным, чтобы маг не нашел жезла в куртке.

— Ну, что ж, — Магистр вытащил Мальдека из кровати. — Значит, камень спрятан в другом месте. Тогда понятно, почему у тебя ночью дверь нараспашку. — Он взял куртку со стула и швырнул ее Мальдеку. — Одевайся. Я не отпущу тебя, пока не получу камень, даже если для этого понадобится перерыть песок во всем поселении.

Мальдек надел куртку и ощупал карман, где лежал жезл. Жезла не было.

— Что там у тебя? — проворчал Магистр, увидев, что Мальдек задыхается и машет руками, выпучившись, как рыба, вынутая из воды. — Расшибло тебя, что-ли?

— Обокрали! Обокрали! — завизжал Мальдек. — И жезл, и камень — все было здесь, в куртке! Негодяи! — заорал он. — Я знаю, кто это сделал — этот негодяй Теанор!

Магистр и Альмарен переглянулись. Если Мальдек и притворялся, то очень искусно.

— Пойдемте скорее к Теанору! — Мальдек кинулся к ним и потянул их на улицу. — Возьмите у него камень, возьмите себе! Я не допущу, чтобы он достался такому ничтожеству! — дойдя до двери, он взглянул на крючок и вспомнил замечание Магистра. — Вы говорите, дверь была не заперта? Они выследили меня и залезли ко мне этой ночью. Сейчас я его разоблачу!

Мальдек понесся к дому Теанора с необыкновенной прытью. Магистр и Альмарен едва успевали за ним. Добежав, он яростно застучал в дверь, крича «Вор! Негодяй! Вор!».

Дверь открылась, оттуда выглянул заспанный и недоумевающий Теанор.

— Мальдек? Да как ты смеешь! — возмутился он, услышав, какими словами тот величает его на всю улицу.

— Верни мне мой жезл! Ты украл его у меня! — кинулся на него Мальдек.

— Я ничего у тебя не крал. Зачем мне твой жезл? — Теанор смотрел на Мальдека, как на сумасшедшего. — У меня свой есть.

— У меня взломали дверь и все вытащили! Это твои штучки! — кричал Мальдек. — Я этого так не оставлю!

Теанор поднял руку, пытаясь унять Мальдека.

— Мальдек, не затевай скандала, — сказал он. — Если у тебя что-то украли, будем искать. Сейчас я соберу всех и выясню, кто что об этом знает.

Дом магистра ордена Аспида стоял на алтарной площади. Он мало отличался от других построек, разве был чуть просторнее и имел несколько помещений. Кроме обычной жилой комнаты, здесь было помещение для приема посетителей и комната личного слуги магистра. Слуга, привлеченный шумом скандала, выглядывал из-за двери, не желая упустить ни единой подробности. Теанор подозвал его и приказал бить в гонг для общего сбора.

Время было раннее, поэтому каянцы, и без того не любившие бывать на собраниях, тянулись на площадь вяло и неохотно. Магистр и Альмарен по-прежнему не доверяли Мальдеку и не спускали с него глаз, но постепенно убедились, что это ненужная предосторожность. Мальдек подбежал к одной из групп, стоящих на площади, и начал громко и возбужденно жаловаться на происки Теанора и его сторонников, лишивших его жезла. Голоса раздавались громче и громче, обстановка накалялась.

Когда у гонга собралось около половины жителей, Теанор вышел на алтарную площадку и призвал их ко вниманию. После нескольких попыток ему это частично удалось, шум стал тише, многие подошли поближе и прислушались.

— Уважаемый Мальдек заявил, что кто-то из нас стащил у него жезл, — начал говорить Теанор. — Он даже посмел обвинить в этом меня. Я призываю вас всех вспомнить, не видел ли кто чего-нибудь подозрительного этой ночью.

Уважаемый Мальдек выскочил на алтарную площадку.

— Теанор притворяется! — закричал он. — Он хочет лишить меня жезла, потому что боится за свое место! Он приказал украсть мой жезл, а теперь будет подбивать вас, чтобы мне не разрешили владеть новым. Это все подстроено, я уверен!

Теанор опешил. Сторонники Мальдека зашумели в толпе. Скандал зрел и развивался. Магистр, не привыкший к такому базару, вышел на площадку, взмахнул рукой и рявкнул:

— Тихо!

Толпа притихла. Как и любая толпа, она невольно подчинялась каждому, кто умел громко и уверенно командовать. Теанор благодарно взглянул на Магистра, собрался с духом и продолжил.

— Кто-то из вас дал повод очернить мое доброе имя. Если он признается сейчас, он будет прощен. Если его поймают потом, он будет наказан. Я жду, что вы скажете.

Все молчали. Ничего подозрительного ночью не было замечено.

— Парни! — выкрикнул, наконец, кто-то из сторонников Мальдека. — Эти Теаноровские бездельники украли у нашего Мальдека жезл! Пусть они отдадут нам свои жезлы, пока не отыщется его жезл!

— У меня тоже этой ночью украли, — крикнул повар. — Окорок из кухни. Пусть Мальдек отдаст мне свои окорока, пока он не отыщется!

— И у меня! — добавил конюх. — Охапку сена. Кто сожрал сено, парни?

Дружный хохот был им ответом. Скандал превращался в фарс. Все понимали, что в конце концов соберется совет каянских магов и даст разрешение изготовить новый жезл. Через неделю амулет будет изготовлен, и Мальдек получит его. Никто не знал о тайной подоплеке скандала — о Синем камне. И Магистр, и Мальдек молчали о нем. Магистр не желал лишней огласки, а Мальдек не хотел выдавать свой тайник Магистру, надеясь свалить пропажу камня на Теанора.

Магистр, которому надоел и шум, и очевидная бесполезность собрания, выступил вперед. Он махнул рукой, и толпа смолкла.

— У вас нет ни охраны, ни порядка, — раздраженно начал он. — Утром мы въехали в селение незамеченными. Будь мы ворами, мы могли бы делать все, что угодно. — Магистр, разозленный общим беспорядком и беспомощностью Теанора, делал выговор окружающим, забыв, что совсем недавно в Тире случилось то же самое. Вспомнив ночной переполох на берегу Каяна, он продолжил. — Вчера, поздно ночью, кто-то проехал мимо нас с Тироканского перевала к алтарю. Уверен, никто из вас не заметил, что в поселении появился еще один человек. Вас скоро самих украдут, а вы и не заметите. Не то удивительно, что у вас пропадают жезлы, а то, что они до сих пор не пропадали…

— Парни! — перебил его голос, раздавшийся сзади. — Вода-то не идет!

Магистр резко повернулся к человеку, посмевшему его прервать. Сзади к алтарной подставке пробрался маг, молодой парень. Сейчас он удивленно уставился на подставку, не обращая ни малейшего внимания на обоих магистров.

— Какая еще вода? — спросил Магистр, с трудом удерживаясь от желания вышвырнуть нахального мальчишку с алтарной площадки.

— Я хотел добавить в колодец воды, пока тут все болтают, — сказал тот, посмотрев на него невинным взглядом. — Попробовать, как алтарь работает после того, как у него появилась новая сила. А он такой же, как прежде. Вчера еще тут были вот такие фонтаны!

— Новая сила?! — раздражение Магистра мгновенно выветрилось. — И давно она появилась?

— Дня три назад. Эх и шуму было! — парень с сожалением вздохнул. — Только все привыкли, а она куда-то подевалась. Ну-ка, я еще попробую… — он протянул руки над подставкой.

Теанор, голос которого совершенно потерялся в шуме, прокричал, что собрание закончено. Мага окружили подставку, каждый спешил что-нибудь попробовать. Вода все-таки перелилась через край колодца, но после такого множества попыток, что каждому стало ясно — алтарь вернулся в прежнее состояние.

Событие, положившее конец собранию, убедило Магистра, что камень действительно был украден у Мальдека. Подумав, что нужно разузнать побольше о необычном явлении, наверняка связанном с похищением Синего камня, он начал расспрашивать Теанора, но тот, огорченный выходкой Мальдека и потерей новой силы алтаря, отвечал кратко б невразумительно.

— Расскажите об этом подробнее, Теанор, — убеждал его Магистр. — Я даже в старинных книгах не читал ни о чем подобном.

— Давайте позавтракаем вместе, — предложил Теанор. — Я постараюсь рассказать все, что знаю.

Магистр поискал Альмарена. Тот тоже догадался, что явление связано с Синим камнем, и разговаривал с магами, выясняя особенности новых свойств алтаря, величину, на которую возросла сила, и другие тонкости. Услышав оклик Магистра, Альмарен выбрался из толпы и подошел к нему. Теанор привел их к себе в гости и распорядился подать завтрак.

Единственным, кого собрание навело на верный путь, был Мальдек. Сам он был готов использовать любые средства для прихода к власти и, естественно, подозревал в этом и своего удачливого соперника — безобидного Теанора. До начала собрания он не сомневался, что и возмущение Теанора, и обращение к магам — все притворно, но слова Магистра о ночном всаднике дали новый толчок его мыслям. Пропавшее сено и окорок, которые так развеселили собравшихся, дополнили догадку Мальдека. Вспомнив, что в поселение должен вот-вот вернуться Кеменер, уехавший к Тироканскому перевалу, Мальдек заподозрил, что, наверное, шпион возвратился этой ночью и выследил его на улице.

«Эта его гнусная привычка шпионить за всеми подряд, просто так, для души… — мысленно вскипел Мальдек, знавший, что от Кеменера не укроется никакое, даже самое пустяковое событие. — И кто знает, что он нашел там, на перевале, если даже Магистр сумел найти тело. Шпион, конечно, донесет хозяину, а если Каморра узнает, кто убил Шимангу…»

От этой мысли его забил озноб.

Мальдек вспомнил, что Кеменер оставил в своей комнате кое-какие вещи. Если их нет, значит, он был здесь и теперь спешит к Каморре с камнем и с новостями. К счастью, известие об алтаре отвлекло всех, и о Мальдеке забыли. Он мгновенно воспользовался этим и побежал прямо в комнату Кеменера. Дверь была не заперта, вещей не было.

«Он не должен попасть к Каморре!» — молнией пронеслось в голове Мальдека. Маг кинулся собираться в погоню. Еще не все разошлись с собрания, а он с мечом и дорожным мешком уже бежал к конюшне седлать коня.

Магистр и Альмарен беседовали с Теанором, ожидая завтрака, а с Каянского алтаря по дороге к озеру Тикли во весь опор несся всадник.

Кеменер не ожидал скорой погони. Он поторапливал коня не потому, что чего-то боялся, а по привычке не терять попусту время. Его никто не видел этой ночью в Каянском поселении. Дело было сделано безукоризненно. Мальдек вряд ли сразу догадается, кто мог взять камень.

На пути от Фиолетового алтаря до южного побережья Келады было не так много мест, пригодных для привалов. Еще первыми поселенцами Фиолетового алтаря вдоль дороги были выкопаны колодцы, у которых и останавливались проезжие люди. Кеменер остановился на ночевку у колодца, напоил коня, поужинал и устроился спать, но не успел еще задремать, как услышал скрип колес и голоса людей. К колодцу приближался обоз с продовольствием, идущий на алтарь. После обычных дорожных приветствий обоз расположился здесь же, люди занялись ужином и ночлегом. Кеменер отметил про себя, что обоз через сутки будет на алтаре. Если Мальдек догадается расспросить приезжих, он будет знать, кто выехал с алтаря и где им встретился.

Трое суток разницы не беспокоили Кеменера, но, проснувшись наутро, он подумал, что выиграет еще полдня, если проедет вдоль озера Тикли. Ехать по сухой, глинистой почве было ничуть не хуже, чем по дороге. Кеменер свернул с дороги налево и взял направление к западному краю озера.

Целый день он ехал по безводной равнине. Ему не встретилось ни одного живого существа, кроме гигантского кондора, зависшего в небе. Ближе к вечеру Кеменер увидел впереди голубовато-серую поверхность воды и белую, искрящуюся на солнце полосу — берег озера Тикли, покрытый солью. Вскоре он почувствовал запах стоячей соленой воды, тяжелый и удушающий. «Гиблые места», — подумал Кеменер, поворачивая на юг вдоль берега озера. Проехав немного, он увидел заброшенные соляные копи. Небольшой залив, откуда брали соль, был отгорожен от озера и осушен. Невдалеке, во впадине, виднелись ветхие глиняные хижины, где прежде жили добытчики соли.

Кеменер подъехал к хижинам и увидел то, что рассчитывал здесь найти — колодец. Колодец хорошо сохранился и был закрыт крышкой. Кеменер достал из мешка моток веревки и котелок, привязал котелок к концу веревки и опустил в колодец. Плеск воды послышался, когда Кеменер размотал веревку наполовину. Шпион вытащил котелок и попробовал воду. Она оказалась чуть солоноватой, но пригодной для питья. Кеменер напился сам, экономя воду в кожаном мешочке, потом долго таскал воду для коня, казалось, готового выпить целую бочку. Здесь, рядом с колодцем, он и устроился на ночь.

Утром Кеменер поехал на юг вдоль берега Тикли. Ближе к полудню, когда он дремал под ритмичное похрустывание соли под копытами, конь вдруг остановился. Кеменер открыл глаза и осмотрелся. Он доехал до южного края озера, откуда оставалось совсем немного до Южного тракта, но путь преграждала небольшая речка, впадающая в озеро. Кеменер внимательно осмотрел речку. Она казалась неглубокой, дно не выглядело вязким. Подумав, что эту лужу легко преодолеть вброд, Кеменер направил коня в воду. Конь занервничал и отказался повиноваться.

Кеменер посмотрел вдоль речки, далеко ли объезд. Она, извиваясь, скрывалась за горизонтом. Причуда упрямого животного заставляла Кеменера вернуться на дорогу и потерять время. Он прикрикнул на коня и снова послал его в воду.

Конь, почувствовав на боках каблуки Кеменера, нехотя пошел в речку. Когда вода достигла брюха коня, Кеменер вытащил ноги из стремян и подобрал на седло. Вдруг он почувствовал, что конь дрожит. Кеменер посмотрел в воду и увидел там длинные, лентообразные, отливающие голубизной змеиные тела, со всех сторон приближающиеся к ним. Это были аспиды, живущие в Тикли. Шпион не знал правила местных жителей — никогда не заходить в воды озера. Аспиды были всегда голодны и, случалось, ели друг друга. Любое существо, попавшее в воду, они считали своей добычей и немедленно кидались на него.

Аспиды один за другим подплывали к брюху коня. Вдруг конь издал ржание, похожее на визг или стон, и рванулся вперед. Кеменер, чтобы не упасть, бросил уздечку и вцепился в передок седла. Конь дикими прыжками преодолел речку и понесся по равнине. Кеменер трясся на нем, не имея возможности ни схватить уздечку, ни опустить ноги в стремена. На очередном прыжке подпруга лопнула, и Кеменер полетел на землю вместе с вещами и седлом.

Он успел подобраться и спружинить при ударе о землю. Толчок на мгновение оглушил Кеменера, но шпион быстро опомнился и вскочил на ноги. Конь мчался по равнине, мотая головой и хрипя, но вдруг остановился, покачнулся, свалился на бок, дергая копытами, и вскоре замер. Яд аспида действовал почти мгновенно.

Потрясенный Кеменер опустился на землю рядом с седлом, постепенно приходя в себя. Обычный оптимизм возвращался к нему. Он был цел, а мог бы разбиться, сломать руку или ногу. Он мог бы упасть в воду и погибнуть от укуса аспида, но конь вынес его на берег. Можно было продолжать путь.

Кеменер рассчитывал завтра к обеду доехать до ближайшей из прибрежных деревень, встречающихся вдоль Южного тракта, а еще дней через пять оказаться в Кертенке. Происшествие разрушило его планы. Пешком до деревни было не меньше двух дней пути. «Конь пропал, седло тоже придется оставить, — прикидывал убытки Кеменер, — и время потеряно. В деревне, если повезет, можно купить нового коня». — Он открыл магический ларец и пересчитал оставшиеся деньги. Их не хватало даже на самого захудалого коня.

Ларец, который можно было продать, стоил не дешевле хорошего коня, но было бессмысленно пытаться получить за него нужную сумму в одной из деревень. Кеменеру стало очевидно, что до Кертенка он пойдет пешком. Он отвязал от седла мешок, поискал в нем что-нибудь липшее, чтобы выбросить, но не нашел. Тогда он закинул мешок за плечо и бодро зашагал на юг, оглядывая горизонт маленькими, зоркими глазами.

Магистр и Альмарен выслушивали сетования Теанора на «этого вздорного грубияна Мальдека». Вскоре принесли завтрак. Заметив, что Теанор отвлекся, Альмарен спросил Магистра:

— А как же Мальдек?

— Дойдет дело и до Мальдека, — ответил ему Магистр. — Я думаю, что теперь он никуда не побежит. Если камень действительно украли, ему просто незачем, убегать. Если это не так, то камень хорошо спрятан. Мальдек надеется, что нам его не найти, иначе отдал бы сразу. Бежать сейчас с камнем — значит, выдать и себя, и камень.

Подошедший Теанор пригласил их к столу, уставленному аппетитно дымящимися блюдами. Может быть, Теанор был неважным магистром, но он был добрым и гостеприимным хозяином. Он сам ел мало, зато с удовольствием угощал своих гостей, заодно рассказывая им о местных событиях. Магистр и Альмарен, от самого Тира питавшиеся кое-как, позавтракали от души, порадовав Теанора своим аппетитом. Они выслушали подробности об увеличении силы алтаря и о прочих событиях последних дней, о хозяйственных проблемах Каянского поселения и об «этом клеветнике Мальдеке». Теанор считал своим долгом занимать гостей разговором и делал это не без успеха. Наконец Магистр встал, сославшись на то, что отнял слишком много времени у главы ордена Аспида.

— У меня есть небольшое дело к Мальдеку, — сказал он.

— К Мальдеку? — в голосе Теанора прозвучало неудовольствие.

— Он мне кое-что должен, — объяснил Магистр, уловив интонацию Теанора. — Я добиваюсь возвращения долга, но пока безуспешно.

Теанор понимающе кивнул, всем видом показывая, что ничего другого от Мальдека и не ожидал.

— Вы останетесь здесь на ночь? — спросил он. Получив утвердительный ответ, Теанор подозвал слугу и приказал проводить Магистра и Альмарена в комнаты для приезжих. — Я уже распорядился, чтобы о ваших конях позаботились, — добавил он.

Друзья поблагодарили Теанора за гостеприимство и пошли за слугой. Тот привел их в гостиничный домик и пошел за вещами к конюшне. Магистр сел на стул, откинулся на спинку и расслабленно вздохнул.

— Как я каждый раз устаю от здешних порядков! — сказал он Альмарену. — Здесь голова опухнет, пока чего-нибудь добьешься или узнаешь. Одно собрание чего стоит! Все утро потеряно, говорили о чем угодно, только не о том, что нужно. А самое главное — камня нет, и неясно, куда он подевался.

— Кое-что мы все же узнали, — примирительно заметил Альмарен. — У них на несколько дней возросла сила алтаря. И, кажется, это совпало с пребыванием камня у Мальдека.

— Да, и я так думаю, — согласился с ним Магистр. — Мальдек умеет пользоваться камнем, хотя клянется, что ничего о нем не знает. Неужели Шиманга рассказал ему?

— Я бы на месте Шиманги этого не сделал. — Альмарен не знал Шиманги и не представлял, способен ли тот допустить такую неосторожность. — Именно это и могло погубить его. Но Мальдек утверждает, что камень украли. Неужели и эти воры знают, как его использовать?

— Я скоро начну думать, что только мы во всей Келаде не умеем им пользоваться, — усмехнулся Магистр. — Он усиливает алтарь, это понятно, но как он это делает? Используется заклинание, или он действует как-то иначе?

— Зачем нам ломать головы, если можно спросить у Мальдека, — ответил Альмарен на замечание Магистра. — Вы ведь сумеете вызвать его на откровенность?

— Нужно попробовать. Мальдек, наверное, понял, что сейчас не в его интересах молчать. — Магистр поднялся со стула. — Давай навестим его еще раз.

Дверь комнаты Мальдека оказалась запертой. Магистр постучал, затем заглянул в окно. В комнате было пусто.

— Он в мастерских или на алтарной площадке, — предположил Альмарен. — Не будет же он целый день сидеть дома.

В Каянском поселении было непросто отыскать кого-нибудь. Альмарен и Магистр сделали пару кругов по запутанной сети закоулков, следуя еще более запутанным советам встречных жителей, но так и не встретили Мальдека. Они пошли к Теанору, надеясь, что тот поможет им. Магистр довольно громко высказывал Альмарену все, что думает о Мальдеке и об этом месте, где его невозможно найти, и был услышан.

— Дяденьки, вы Мальдека ищете? — раздался тонкий детский голос.

Магистр остановился. В дорожной пыли строился песчаный город. Строители, местные мальчишки, выжидательно глядели на Магистра.

— Да, ребята, — сказал он. — А вы его видели?

— Он поехал на лошади. Вон туда, по южной дороге.

— И давно это было?

— Утром. Еще до завтрака. Когда собрание на площади закончилось.

— Спасибо, ребята. — Магистр повернулся к Альмарену. — Ты смотри, какие дела! Нужно немедленно отправляться за ним. Скорее к Теанору!

Теанора не было дома. Пока друзья искали его, раздался обеденный гонг. Люди оставили мастерские и потянулись к кухне. Магистр и Альмарен пошли туда же и узнали, что глава ордена Аспида обедает в своем доме. Вернувшись на площадь, они, наконец, встретились с Теанором.

— Я только что послал за вами, — увидев их, обрадовался тот. — Стол уже накрыт. Садитесь обедать, пока все не остыло.

Друзья переглянулись. Обижать хозяина отказом было неловко, да и обед был превосходен. За столом Магистр рассказал Теанору, что Мальдек сбежал, чтобы уйти от возврата долга.

— Теперь вам ясно, каков этот Мальдек? — спросил Теанор. — Не очень-то он любит отдавать долги.

— К сожалению, ясно, уважаемый Теанор, — ответил ему Магистр, потерявший надежду добром договориться с Мальдеком. — Мы будем преследовать его, пока он не вернет долг. Нам нужен запас провизии, чтобы догнать Мальдека. Помогите нам.

— Конечно! — воскликнул Теанор, у которого не было причин любить своего недруга. — Я сейчас же распоряжусь, чтобы вам дали все, что вы попросите.

Вскоре они выехали по южной дороге вслед за Мальдеком. Альмарен был рад покинуть Фиолетовый алтарь, это пыльное, суматошное место. Перед путниками лежала ровная степь, покрытая жесткой невысокой травой. Горячий сухой ветер дул навстречу, развевая их волосы и гривы коней. Дорога, прямая, как меч Грифона, рассекала степь надвое и исчезала за горизонтом.

Магистр перебирал в уме события текущего дня, и в нем крепло убеждение, что в их развитии есть какая-то странность.

— Мальдеку незачем было уезжать, Альмарен, — высказался, наконец, он. — Это совершенно необъяснимый поступок.

— Да, — согласился Альмарен, думавший о том же. — Если он был один. Но у него мог быть сообщник.

Магистр обернулся к Альмарену.

— Мне это и в голову не приходило! — оживился он. — Почему ты так решил?

— Он мог устроить шум, чтобы подать сообщнику сигнал тревоги и дать возможность уйти, — докончил свою мысль Альмарен.

— Пожалуй. — Магистр задумался. — Значит, этот скандал он разыграл.

— И заметьте, Магистр, он требовал с Теанора не Синий камень, а только жезл.

— Хитрец, — покачал головой Магистр. — Он ошибся, если думал легко от меня отделаться. Если потребуется, я пойду за ним и до Белого алтаря. А ты как, Альмарен?

— Конечно, я буду с вами, Магистр.