Вечная осень

Арестова Юлия Владимировна

Арестова (Авилкина) Юлия Владимировна – начинающий автор. На данный момент проживает в нескольких километрах от полярного круга, в заснеженном городе – Новый Уренгой. Роман «Вечная осень» ее третье произведение. В 2011 году был выпущен первый роман «Королева снежная», в 2012 году роман «Шесть мертвых душ». Все ее книги совершенно не похожи друг на друга. Каждая затрагивает разные слои общества, разные жизненные аспекты и тем самым интригует каждый раз своего читателя.

 

© Юлия Арестова, 2017

 

1

Выходя из квартиры, Кира машинально посмотрела на свое отражение в зеркале. На нее смотрела симпатичная девушка лет двадцати пяти, стройная, среднего роста, с подростковой фигурой. Длинные белокурые волосы с непослушными кудрями были аккуратно собраны в конский хвост. Легкий макияж скрывал естественную бледность лица. Цвет серых глаз был подчеркнут подобранными в тон тенями, нежный, почти прозрачный блеск для губ придавал объем и без того выразительным губам. «В свои заслуженные тридцать я еще прекрасно выгляжу», – подумала она, поправила шелковый шарфик на шее и, хлопнув дверью, вышла в подъезд.

На улице стоял прекрасный осенний вечер, запах осени пьянил своим ароматом. Шуршание желтых листьев, отражение деревьев в небольших лужах и легкий ветерок наполняли Киру ощущением легкой грусти, но в то же время она пребывала в прекрасном расположение духа. Осень была ее любимым временем года. Даже когда шли дожди, она радовалась, как маленький ребенок. Ей казалось, что погода грустит вместе с ней, ощущает ее внутренний мир и смывает вместе с дождем всю накопившуюся усталость за прожитые годы. Отогнав от себя всю эту эйфорию до лучших времен гордого одиночества, Кира села в машину и поехала на встречу со своими верными с самого детства подругами, благо, ее дорогой гражданский муж укатил в очередную командировку, и ей не нужно было обременять себя домашними делами.

С Катей и Лилей они дружили еще со школы. Несмотря на то, что их судьбы сложились совершенно по-разному, они продолжали общаться, стараясь встречаться при любом удобном случае. Вчера Лиля пригласила их к себе на дачу, Кира сначала не хотела ехать – последние пару лет она вообще избегала шумных компаний, предпочитая отдыхать где-нибудь в лесной глуши. Но в этот раз девчонки настояли на своем, и Кира сдалась.

Машинально ведя машину, Кира вспомнила вчерашнюю встречу с подругами. Они, как обычно, решили собраться в своей любимой кофейне на углу улицы Ленина. Кофейня была маленькой всего пять столиков, но очень уютной и, как говорила Лиля: «Кофе здесь обалденный, но коньяк еще лучше». Кира с Катей приехали практически одновременно, а вот Лиля блеснула своей привычной пунктуальностью и опоздала на полчаса. Забежав в кофейню, не глядя на остальных посетителей, громко закричала, приветствуя бывших одноклассниц:

– Привет братьям по разуму!

После присела на стул рядом с подругами, картинно закинула ногу на ногу, демонстрируя свои великолепные ножки, и сказала:

– А почему это вы только кофе давитесь? Нет пирожных, нет коньяка…

– Стареем, – улыбаясь, ответила ей Катя.

Лиля в ответ только махнула рукой, позвала официанта и сделала заказ на свой вкус. Через пару минут на столе появились сладости и три бокала с коньяком. Подняв свой бокал, Лиля сказала:

– За нас, девочки! Давайте, не стесняемся, пьем коньячок, трескаем пирожные и улыбаемся, улыбаемся!

Катя и Лиля с удовольствием пригубили крепкий напиток, а Кира, сделав глоток кофе, сказала:

– И я очень рада тебя видеть, но пить не буду, ты же знаешь: я за рулем.

– Ой, какие мы нежные, как будто в первый раз! Закажем тебе трезвого водителя – и проблема исчезнет сама собой, – ответила Лиля.

– Да. Кира, расслабься, мы же сто лет уже не собирались вместе. Может, в клуб сходим? Тряхнем стариной в прямом смысле этого слова, – поддержала Лилю Катя.

– Нет, не хочу, – категорично ответила Кира.

– Что, мужа будешь караулить с работы? Или детям малым пеленки стирать? – усмехнувшись, спросила Лиля.

– Не угадала. Муж укатил в командировку, а пеленки стирать, увы, некому, – ответила Кира.

– Тогда в чем проблем? Опять на болезни своей зациклилась? Сейчас каждый третий человек имеет разные болячки и похлеще твоей. Жить надо, ЖИТЬ! А не забиваться в угол, жалея себя, бедную-несчастную. Ты же молодая, красивая, живи да радуйся. Нет же, закроешься, как улитка в своей раковине, и медитируешь на пару с тоской, – сказала Лиля.

– Лилях, ты не права, помимо тоски, у нее там еще присутствуют осенняя грусть и нежная печаль, – добавила Катя.

– Все, хватит надо мной издеваться. Просто мне правда там неинтересно. В клубах одни безбашенные малолетки, в кабаках – братва с шансоном, не мое все это, – перебивая их, сказала Кира.

– Я так и знала, что ты нас проигнорируешь в этом плане, поэтому в моей прекрасной головке созрел совершенно иной сценарий. Приглашаю вас завтра к себе на дачу. Поверьте, будет весело каждому слою общества, так как контингент соберется разношерстный. Оттянемся по полной, – высказала свою идею Лиля.

– Я только за! – поддержала ее Катя.

– Ладно, уговорили, а то вы меня совсем заклюете жизненными нравоучениями, – согласилась с ними Кира.

 

2

На дачу Кира добралась около семи вечера. Особенно ее впечатлила дорога через лес. Он был прекрасен. Яркие краски осени, зелень сосен и пьянящий аромат чистого воздуха доставили ей массу позитивных эмоций. В прекрасном расположении духа Кира припарковала свою машину возле десятка остальных транспортных средств, оставленных около ворот дачи, и зашла в распахнутую настежь калитку.

Дача – это скромно сказано, так Лиля называла их с мужем загородный дом в три этажа. Мужа Лилии звали Виктором, он был моложе ее на семь лет. Но эта разница в возрасте их не смущала, а наоборот, делала Лилю как-то моложе, энергичней. Вообще они очень подходили друг другу по характеру и образу жизни – всегда веселые и открытые для новых достижений люди.

Зайдя во двор, Кира увидела возле беседки шумную компанию и дымящиеся мангалы с шашлыком. Среди отдыхающих она узнала только Виктора. Он тоже заметил Киру и приветственно помахал ей рукой, приглашая присоединится. Кира подошла к ним, поздоровалась и попросила Виктора помочь найти Лилю. Хозяйку дома они отыскали в гостиной среди огромного количества гостей. Лиля сразу бросилась Кире на шею с приветствиями:

– Привет! Я так рада тебя видеть, старушка дней моих суровых! Честно сказать, гадкие червячки в моей испорченной душонке сомневались в твоем приезде. Надеюсь, тебе у нас сегодня понравится. Хочешь, я тебя со всеми познакомлю?

– Нет, не стоит. Я как-нибудь сама выберу себе жертву на этот вечер, – шутливо ответила Кира. Она уже десять раз пожалела, что приехала. В последнее время большое количество людей у нее вызывало панику, может, поэтому она старалась посещать более тихие места.

– А где Катюха? – спросила Кира у Лили.

– Сейчас покажу, – подмигивая Кире, ответила Лиля, взяла ее под руку и повела в комнату, оборудованную под мини-бар с танцпола.

– Вон, смотри, как Катюха зажигает с компаньоном Виктора по бизнесу, – перекрикивая музыку, сказала Лиля.

Катя и вправду отрывалась от всей души с мужчиной лет сорока. Было видно, что зажигают они давно и выпили уже достаточно приличную дозу спиртного. Лиля потянула Киру обратно с собой в гостиную, спрашивая:

– Ты что будешь пить? Если хочешь есть, то можем присоединиться к фуршету или пойти шашлычков у Витька отобрать.

Выбирая из двух зол наименьшее, Кира ответила:

– Пойдем на воздух, поближе к шашлыкам, а пить пока не хочу, разве что сок.

На свежем воздухе Кире стало спокойней, она даже согласилась выпить бокал вина под шашлык и с удовольствием стала слушать песни в исполнении молодого симпатичного гитариста с голубыми, как небо, глазами. Парень пел в основном старый добрый рок, точнее сказать, песни юности Киры, навевая приятную ностальгию. Время летело незаметно. На улице начинало темнеть, свежий осенний воздух повеял прохладой. Многие стали перебираться в дом, где потеплей, и Кире пришлось последовать их примеру, так как простуда не входила в ее планы на будущее. Войдя в дом, Кира решила найти кухню, попить чаю, согреться и ехать домой. С трудом отыскав кухню в длинном полутемном коридоре, Кира открыла двери и увидела в полумраке силуэт мужчины, сидящего за столом.

– Извините, не помешаю? – спросила Кира у него.

– Нет. Проходите, – знакомый с хрипотой голос ответил ей.

Кира постаралась вспомнить, чей, но не смогла.

– Можно, я включу свет? – спросила она, ища безрезультатно выключатель на стене. Затем она услышала щелчок, и приглушенный бордовым абажуром свет слегка осветил кухню.

– Век электроники, – показывая пульт и улыбаясь ей, сказал парень, сидящий за столом.

Теперь она его узнала: это был тот симпатичный молодой человек, который весь вечер играл на гитаре. Их даже знакомили мимоходом, но Кира не запомнила его имени – слишком много новых имен за вечер перемешалось у нее в голове.

– Присаживайтесь. Вам чай или кофе? – спросил он.

– Чай, – ответила Кира, садясь за стол.

Парень по-хозяйски быстро налил Кире чай и, присев напротив нее, сказал, не отводя глаз:

– А вам, Кира, смотрю, здесь не очень весело. Любите тишину?

Глядя в его бездонные голубые глаза, Кира почувствовала, как что-то ёкнуло у нее внутри. Она с трудом отвела взгляд на чашку с чаем и ответила:

– Вам, наверное, тоже, раз вы здесь. Хотя странно: люди вашего возраста любят такие тусовки.

Он горько ухмыльнулся, ловя ее взгляд и ответил:

– Я что, так хорошо сохранился? Мне кажется, мы с вами одногодки. Кстати, меня Костя зовут.

Кира слегка покраснела, почувствовав себя неловко из-за того, что не запомнила его имени, и ответила:

– Извините, не запомнила ваше имя, столько новых знакомств сегодня. А вы хорошо поете, Константин.

– Давайте перейдем на ты, иначе я чувствую себя, как ученик на экзамене, – предложил Костя.

– Давай, а говоришь, разницы в возрасте нет, – улыбаясь ответила Кира.

– Ну, с этим я еще могу поспорить. Ведь дело не в возрасте совершенно, а в состоянии души. Чем больше человек перенес в этом мире страданий, страстей, любви, разочарований и так далее, тем старше он на самом деле, – говорил Костя, глядя прямо ей в глаза.

Кира подумала: «Какой глубокий взгляд у этого мальчика, на вид он выглядит не старше двадцати пяти лет, а вот в глазах такая усталость, как у старика. В тоже время он завораживает, хочется утонуть в этих бездонных глазах, окунуться, как в море, и раствориться навсегда». С трудом отогнав все эти мысли, Кира сказала:

– В этом я с тобой полностью согласна, но откуда такой философский подход к жизни?

Костя совсем по-мальчишески задорно улыбнулся ей и ответил:

– Кира, это не философия, а элементарный жизненный опыт. Хочешь пример? Смотри, вот ты, молодая, красивая, хрупкая девушка, наверняка замужем, детей нет, живешь тихой жизнью, любишь природу и тишину, считаешь себя взрослой женщиной, повидавшей много на своем коротком веку. Угадал?

– Почти, – с нескрываемым интересом глядя на него, ответила Кира.

– А теперь твоя очередь: попробуй описать меня, а после решим, кто из нас старше. Кстати, хочешь вина или шампанского? – спросил он.

– Давай шампанского, – неожиданно для себя ответила Кира.

– Одну минутку, мадам, желание женщины для меня закон, – сказал шутливо Костя, вставая из-за стола и отдавая честь ей, как генералу. После открыл холодильник, достал шампанское, фрукты и через пару минут предложил тост: – За знакомство!

Пока он хозяйничал на чужой кухне, Кира наблюдала за ним. Высокий, широкоплечий, немного худощавый, с кошачьими повадками, он напоминал ей киношный образ такого хорошего, честного хулигана. Поэтому после того как они выпила за знакомство и еще пару бокалов за хозяев и прекрасный вечер, расслабившаяся Кира ответила на вопрос Кости о его образе так:

– В школе ты был хулиганом, дергал девчонок за косички и получал двойки. В юности все девочки твоего двора были влюблены в тебя по уши, так как долгими поздними вечерами ты играл на гитаре и пел им песни о несчастной любви. Окончив школу, не пошел в институт, а занялся бизнесом, граничащим с нарушением буквы закона. Вот так и живешь по сей день. Угадала?

– Почти, – негромко ответил Костя, глядя на нее.

От его взгляда у нее побежали мурашки по всему телу. Он же всеми силами боролся со своим желанием схватить ее на руки и увезти куда глаза глядят. В этот момент они оба ощущали какой-то животный магнетизм к друг другу. Он поднялся из-за стола, подошел к ней, встал на колени, взял её за руку и нежно поцеловал в губы. Кира остолбенела, она понимала, что так нельзя, но ей так захотелось раствориться в его бездонных глазах… В этот момент она ощутила себя совсем юной девочкой и решила плыть по течению обстоятельств. Оторвавшись от ее губ, он сказал:

– Можно я тебя украду?

– Да, – еле слышно ответила она.

 

3

Он взял ее за руку, и они вышли из кухни, сразу попав в другой мир. Изрядно выпивший народ веселился от всей души. Кто-то танцевал уже прямо на столе, кто-то безумно бился в истерии в такт музыке, а кто-то просто, расслабившись на диванчиках, попивал коктейли. Стремительной походкой Костя провел Киру через танцпол, в коридоре остановился, открыл небольшой шкафчик, взял связку ключей, и они вышли во двор. По ровной тропинке Костя привел Киру к гостевому домику. Открыл двери, поднял ее на руки и, не зажигая свет, понес в спальню, при этом страстно целуя. Кира совершенно потеряла счет времени. Она отдалась своей страсти полностью и без остатка, единственное, о чем она спросила, теряя разум, есть ли у него презерватив, Костя утвердительно кивнул в ответ головой и принялся стягивать с них одежду. Он был нежным, настойчивым и даже иногда ненасытно грубым, но Кира понимала, что именно этого ей и хотелось: этой страсти, этих чувств, которые годами копились в ее теле.

Они лежали на чужой кровати, в чужом гостевом домике, но это не мешало им себя чувствовать в данный момент абсолютно счастливыми. Костя положил свою голову ей на живот и, посмотрев в глаза, с озорством мальчугана сказал:

– Ты знаешь, а я ждал тебя на той кухне.

Кира удивленно вскинула брови вверх, а он продолжил говорить:

– Когда я тебя увидел, то сразу понял: это моё. Ты стояла такая растерянная среди всех гостей, но при этом полностью меня покорила. Я весь вечер наблюдал за тобой и когда убедился, что ты окончательно замерзла, то просчитал тебя: раз ты не пьешь спиртное, не считая бокала вина, то захочешь согреться чаем, а чай где у нас? Правильно, на кухне…

– Ах ты, малолетний хулиган! Ты всех так просчитываешь и тащишь сюда? – с небольшим укором в голосе спросила Кира.

– Нет, – искренне ответил Костя.

Кира недоверчиво посмотрела ему в глаза.

– Честно, я тут первый раз с дамой, – оправдывался Костя.

– Ну, ты мне еще скажи, что я тебя девственности лишила, – улыбаясь, сказала Кира.

– Да. Морально – да, – так же честно ответил Костя, прижимая ее к себе.

В этот момент они услышали грохот в коридоре, а через пару секунд перед ними в ярком лунном свете предстала парочка уже наполовину обнаженных и страстно целующихся тел. Мужчина держал девушку на руках, та, в свою очередь, обхватила его ногами, он же безуспешно пытался справится с застежкой бюстгальтера. Костя, недолго думая, громко кашлянул. Кира же почти с головой залезла под одеяло: в парочке она узнала Катю и партнера по бизнесу Виктора.

– Ой! Тут уже кто-то есть! – громко взвизгнула Катюха, пытаясь слезть со своего спутника.

– Пардон. Мы не знали, – извинялся нетрезвым голосом партнер по бизнесу.

Кира удивилась, как он мог держать Катю на руках, если он еле-еле стоял на ногах. Партнер пошатнулся, уперся в стену обеими руками и нечаянно включил свет в комнате. Напрягая зрение, Катя посмотрела в сторону кровати и увидела испуганные глаза Киры.

– О, какие люди! Привет! Случилось чудо: домохозяйка вышла в люди! Ух ты, какой мальчик, хорошенький, молоденький, – несла всякую чушь совершенно пьяная Катя.

Костя, не стесняясь, встал с кровати, надел джинсы, подошел к ним и ласково, как разговаривают с душевно больными и пьяными, сказал:

– Ребята, вы нас извините, подождите пару минут на кухне – и мы испаримся. Пойдемте, пойдемте.

Как только они скрылись в дверном проеме, Кира начала лихорадочно одеваться. Она ругала себя за такую беспечность, но в глубине души совершенно ни о чем не жалела.

Выйдя из домика, Кира постаралась отстраниться от Кости. В ее голове звучали слова Кати о домохозяйке, вышедшей в люди. Костя же, наоборот, одной рукой крепко прижал ее к себе, другой настойчиво поднял голову Киры вверх и, посмотрев своим магнетическим взглядом, сказал:

– Выбрось все из головы. Мы сейчас единое целое, и ни одна живая душа в мире нам не помешает в этот момент. А сейчас я тебя украду во второй раз за вечер. Ты на машине?

– Да, – успокаиваясь, ответила Кира.

– Тогда поехали в мое холостяцкое логово, там уж точно нас никто не застанет врасплох.

 

4

Костя предложил свои услуги водителя, и они покинули дачу в половине третьего ночи. Теплый воздух из печки и тихая музыка сделали свое дело: Кира задремала. Вся дорога к дому Кости заняла не более часа. Он нежно разбудил ее поцелуем, приглашая в дом.

Войдя в квартиру, Костя усадил Киру в зале на диван, а сам отправился в спальню менять постельное белье, заранее извиняясь за беспорядок. Окинув взглядом комнату, Кира очень удивилась: архитектура дома была еще сталинских времен. К высоким потолкам под три метра тянулись стеллажи книг разнообразных авторов и жанров. Напротив массивного дивана выделялся своим величием камин. От всего этого веяло эпохой середины двадцатого века. Поэтому Кира решила, что квартира Косте, скорей всего, досталась в наследство от бабушки с дедушкой.

– Не скучала? Хочешь выпить или поесть, а может, принять душ? – присев рядом с Кирой спросил Костя.

– От душа я не откажусь, – ответила, потягиваясь, Кира.

– Я тоже, – загадочно улыбаясь, сказал Костя.

Он подхватил ее легкое тело на руки и понес в ванную. Огромная душевая кабина с ванной никак не вписывалась в интерьер квартиры. Костя не спеша принялся снимать одежду с Киры, покрывая ее тело поцелуями.

– Ты взял с собой… – неестественным, хрипловатым от возбуждения голосом спросила Кира.

– Да. У нас еще имеется парочка резинового счастья, – ответил Костя.

Под прохладными струйками воды, он приподнял ее, она обхватила его ногами, и они слились воедино, позабыв о грешной земле.

Утром, лежа в спальне на плече у Кости, Кира совершенно не хотела просыпается окончательно. Она понимала, что ей нужно встать и уйти по-английски, не прощаясь, ведь безумная ночь закончилась и пора возвращаться в свой отлаженный быт. Одного она не могла понять: почему она не чувствует угрызений совести по отношению к Михаилу? С ним она прожила более пяти лет, но такого никогда не испытывала. У него все всегда было по графику, включая секс. Киру это устраивало, он ее не напрягал, а она его. Каждый четко выполнял свои обязанности, поэтому они, наверное, не ругались, да и весело им вместе не было. Михаилу по статусу была положена хорошая жена, а Кира вполне справлялась с этой ролью.

– Доброе утро, дюймовочка, не спишь? – спросил, не открывая глаз, Костя.

– Привет. Хорошо хоть, не золушка до брака, – ответила Кира.

Костя открыл глаза, прижал Киру поближе к себе и сказал:

– Извини, просто ты такая маленькая, иди ко мне…

«Вот что значит молодость…» – подумала Кира, растворяясь в его ласках.

Встали они ближе к обеду. Кира порывалась уехать, но Костя никуда ее не отпустил. Заказав еду из ресторана, Костя сам накрыл на стол. Открыл Кире шампанское, себе налил виски. Устроившись напротив камина, они болтали обо всяких пустяках. Кире было с ним легко и интересно, иногда она ловила себя на мысли, что вот он, тот, кто нужен ей на самом деле, – молодой, энергичный с бьющей ключом жизненной энергией. Костя же ощущал к ней непреодолимую тягу, он с трудом сдерживал свое мужское естество, не узнавая сам себя. У него всегда были девушки на пару часов, максимум на ночь, но утром он с ними прощался навсегда, порой даже не зная их имен. К Кире сейчас он испытывал непривычные чувства. Нежность боролась со страстью, странное ощущение полного преобладания ею сменялось ощущением покорности, все эмоции перемешались, в голове царил полный хаос. «Наверное, это виски мне ударило в голову, не может же такая маленькая девушка так овладеть моим разумом», – думал он.

Ближе к вечеру Костя, захмелев, решил больше себя не сдерживать и, страстно поцеловав Киру в губы, сказал:

– Все, я больше не могу терпеть, хочу тебя безумно.

Кира улыбнулась и ответила:

– Но у нас нет резинового счастья, как ты выразился.

– Да и черт с ними, я чист, как слеза ребенка, – ответил Костя, не переставая ее целовать.

Кира вся напряглась и как можно деликатней ответила:

– Извини, Костя, но я так не могу.

Костя резко отстранился, удивленно посмотрел на нее и спросил:

– Почему?

– Дело не в том, что ты болеешь чем-то или нет, дело совершенно в другом. Да хотя это тоже играет свою роль, – ответила Кира, глядя ему в глаза, поражаясь, как менялся его взгляд: голубые глаза стали темно-синими, жестким.

Киру начал пробивать озноб: она с детства боялась скандалов. Ее отец много пил и бил мать, Кира пыталась заступаться за нее и из-за этого часто ходила в синяках. Сейчас взгляд Кости ее напугал: это был взгляд выпившего человека.

– Ну так объясни. В чем в другом? В муже? – жестко спросил Костя.

– Нет, во мне, но я не хочу сейчас обсуждать эту тему, – ответила она вставая.

Костя понял, что перегнул палку, тоже встал, глубоко выдохнул и сказал:

– Прости, я не хотел тебя обидеть.

– Ладно, Костя, забыли. А сейчас извини, мне пора ехать домой, – ответила она и стала собираться.

– Зачем? – ошарашенно спросил Костя, не веря своим ушам. – Ты из-за этих резинок обиделась? Извини, я не знал, что это так для тебя принципиально. Я сейчас сбегаю в аптеку и куплю целую коробку. Не уходи, пожалуйста, Кира, – взмолился Костя.

– Костя, дело не в этом. Мне действительно пора. Наше маленькое приключение подошло к финалу. У тебя своя жизнь, у меня своя. Чем быстрее мы вернем все на круги своя, тем лучше будет для нас обоих, – на одном дыхании сказала Кира.

– А почему ты решила, что я хочу вернуться в свою привычную жизнь без тебя? – серьезно спросил он.

– Костя, мы же взрослые люди, не говори глупости, завтра ты обо мне уже и не вспомнишь, – настаивала на своем Кира.

– Ты опять за свое, скажи еще, возраст, твой брак и мнение окружающих тебя интересует. Кира, ты же его не любишь! Остановись, – стараясь не вспылить, сказал Костя.

– С чего ты взял? – удивленно спросила Кира.

– Во-первых, ты бы никогда не изменила любимому человеку, не твое это. А во-вторых, когда я тебя увидел, там, на даче, в твоих глазах читалась такая безумная тоска. Ты с ним несчастлива, ты просто семейная ячейка для галочки в паспорте, – ответил Костя.

Эти слова очень задели Киру, наверное, оттого, что это была чистая правда, но не это ее сдерживало от близости с ним. Кира вспылила и резко ответила:

– Да что ты обо мне знаешь! Какое ты имеешь право судить меня?! Все, до свиданья.

Она схватила сумочку, ключи от машины и судорожно пыталась открыть входную дверь.

Костя очень расстроился. С трудом сдерживая гнев, он сказал сквозь зубы:

– Если ты думаешь, что твой благоверный в командировке, то глубоко ошибаешься. Он редко уезжает из города, а если ездит, то исключительно на курорты и не один. Сейчас он в клубе «Фортуна», делает ставки на безбашенных боксеров со своей очередной фавориткой.

Кира удивленно посмотрела на Костю, покачала головой и молча вышла из квартиры. Сев за руль, она попыталась успокоится. Ей не хотелось верить во всю эту грязь в отношении Михаила. «Господи, неужели это правда? Оказывается, я жила все эти годы во лжи. Откуда Костя все это знает?» – думала Кира. Она начала машинально прокручивать прошедший день и вспомнила один странный телефонный звонок: Костя просил кого-то пробить информацию об одном человеке, а спустя час ему перезвонили. С абонентом он почти не разговаривал, сказал только: «Привет, – в начале разговора и: – Понял, спасибо», – в конце. Значит, все это может оказаться правдой. «Так, я спокойна, совершенно спокойна. Сейчас поеду и сама все увижу своими глазами», – решила Кира, включила навигатор, проложила маршрут к клубу и поехала.

После ухода Киры Костя налил себе полстакана виски, залпом выпил, закурил и призадумался. Он был уверен, что вся эта ссора произошла из-за мужа. Но странное поведение Киры в отношении здоровья его насторожило. Костя прокручивал все их диалоги, как картинки кино. И он понял, какая фраза не дает ему покоя. Когда он спросил, в чем дело, если не в муже, она ответила, что в ней. «Почему? Вот я дурак!» – подумал он, схватил телефон и повторно набрал последний входящий вызов. После пятого гудка сонный голос пробормотал:

– Че еще?

– Пробей мне еще его жену, срочно, – сказал абоненту Костя.

– Да ты обалдел. Совсем свихнулся на ночь глядя. Нет у него официальной жены, я проверял. Так, живет с какой-то домохозяйкой, и все, – пробормотал возмущаясь сонный голос.

– Сева! Не зли меня, если я сказал: «Пробей!» – то будь добр, проверь все досконально, вплоть до медицинской карты и любимого блюда. Понял? А то уволю к черту! Выкину все твои буки, а килограммы проводов повяжу на шею и… – кричал в трубку Костя.

– Понял, шеф, понял. Щас все будет, – затараторил Сева, не дослушав финала своей судьбы.

Бросив трубку телефона на диван, Костя щедро добавил себе виски в стакан, опять закурил и стал ждать. Уж очень ему не хотелось терять Киру. Пока он сам не понимал, почему, но твердо знал: нужно сделать все возможное, чтобы ее вернуть.

 

5

Без проблем пройдя охрану, Кира вошла в клуб. В нос сразу ударил неприятный запах алкоголя, сигарет и пота. Посетители тоже не вызывали восторга, но больше всего поразила Киру сама обстановка заведения: в центре находился бойцовский ринг. На нем шел бой. Два здоровенных амбала лупили друг друга не на жизнь, а насмерть, как показалось Кире. Вокруг ринга стояли столики, как в ресторане, и публика, совмещая приятное с полезным, ела, пила, получая кровавое зрелище. Кира, борясь с тошнотой от всего увиденного, искала взглядом Михаила. Это не составило особого труда: он сидел за столиком в первом ряду возле ринга. Накрытый стол ломился от еды и выпивки. В одной руке у него был стакан с бренди, а другой он бесстыдно тискал свою пышногрудую спутницу, при этом не забывая восторженно следить за боем. Кира ужаснулась: перед ее взором предстал совершенно другой человек – мерзкий, противный, с алчным взглядом. «Господи, и с этим оборотнем я прожила столько лет!» – подумала Кира. Уверенной походкой она подошла к их столику, отодвинула свободный стул и присела. Михаил сначала даже ее не заметил. Случайно повернув голову в ее сторону, он сначала скользнул взглядом, зажмурился, тряхнул головой, открыл глаза и остолбенел, увидев Киру. Она долго смотрела в его глаза. Под ее взглядом Михаил сразу сник, потеряв весь свой гонор. Прервав немой диалог, Кира встала, подошла к нему и, склонившись поближе к уху, сказала:

– Адрес, куда отправить мои вещи, пришлю СМС. Не звони, не ищи.

Потом, не оборачиваясь, быстрой походкой направилась к выходу, с трудом сдерживая приступ тошноты. Выбежав на улицу, она лихорадочно начала искать ключи от авто. Отъехав пару кварталов от клуба, Кира резко затормозила возле парковой зоны. Выскочила из машины, добежала до ближайшего дерева, не в силах больше бороться с тошнотой. Еще в детстве она заметила за собой этот странный нюанс: если ей не нравился человек, то ее начинало подташнивать, но сейчас неприязнь перешла все границы.

Сев обратно в машину, она впала в ступор. Она боялась делать самоанализ, боялась даже думать обо всем этом, боялась нервного срыва. Машинально куда-то ехала, не следя за маршрутом. Очнулась она, когда поняла, что сидит в припаркованной машине с заглушенным двигателем возле подъезда Кости, но сил выйти из машины у нее не осталось.

 

6

Тем временем Костя ждал звонка от компьютерного гения. Сева в этом плане его ни когда не подводил. Глубоко погруженный в свои мысли, Костя не сразу услышал телефонный звонок. Взяв трубку, он спросил:

– Ну что там у тебя?

– Особо интересного ничего нет. Обычная тихая домохозяйка. Разве что по молодости с подружками, как все, позажигала, я вообще бы свихнулся от скуки на ее месте. Она даже в соцсетях не зависает. Так, иногда с двумя одноклассницами переписывается, и все. Судя по фоткам, любит природу, а судя по покупкам, самый лучший шопинг для нее – книги, очень много покупает их. Но я бы не советовал тебе с ней общаться в тесном контакте, – рассказывал Сеня.

– Почему? – грубо перебивая его, спросил Костя.

– На учете она в больничке стоит. Регулярно сдает анализы, но там я пока полностью не разобрался, у них все болезни зашифрованы под цифровым кодом. Нужно еще порыться, – ответил Сева.

– Не нужно. Все, спасибо, – жестко ответил Костя и бросил трубку.

«Вот глупая, меня она пожалела! Да я в любой момент могу сдохнуть от шальной пули. Глупая, глупая, маленькая девочка. А я, дурак, так по-идиотски себя повел, думал, она из-за мужа… Нужно срочно ее отыскать, она наверняка поехала в тот клуб, вот я мудак, так расстроил ее», – мечась по квартире, трезвея, думал Костя. Машинально посмотрел в окно и увидел припаркованный автомобиль с включенными фарами. Он сразу узнал авто Киры. В одних джинсах и сланцах Костя выбежал из квартиры. Он бежал всего одну минуту, но ему показалось, что прошла целая вечность. В голове пульсировала всего одна мысль: «Только бы с ней все было в порядке». Открыв дверцу в салон машины, он увидел Киру. Отрешенный взгляд, белое, как простыня, лицо и посиневшие сжатые в кулаки руки. Костя аккуратно вывел Киру из машины, подхватил на руки и понес в дом, бормоча:

– Теперь все будет хорошо, прости меня, моя хорошая, прости, все будет хорошо, моя любимая…

Осторожно положив Киру на кровать в спальне, Костя побежал на кухню, сделал чай с лимоном и медом. Потом, как маленького ребенка, напоил ее этим чаем, при этом отогревая замерзшие ладони. После горячего напитка цвет лица Киры приобрел более жизненный оттенок. Костя прилег рядом с ней, обнял и, гладя ее по голове, нашептывал:

– Теперь я тебя никогда не отпущу, прости меня, дурака. Прости… Милая моя, хорошая, поспи, поспи. Тебе нужно поспать, а я буду рядом, как сторожевой пес, охранять твой сон.

Кира отогрелась, расслабилась и уснула, а Костя еще долго не мог заснуть. Он смотрел на нее и понимал, что теперь вся его жизнь зависит от нее, и не дай Бог кому-то этому помешать.

 

7

Проснувшись утром, Кира почувствовала приятный запах готовящейся пищи. Она не спешила вставать с постели, сначала ей нужно было привести мысли в порядок. Вчерашний день и прошлая ночь полностью изменили ее жизнь. Она смутно помнила, как попала к Косте, но почему-то именно здесь Кира чувствовала себя в безопасность Воспоминания о Михаиле приносили ей только отвращение и неприязнь. «Как же теперь дальше жить? Вернусь в свою старенькую хрущевку, сделаю ремонт, открою наконец цветочный магазин и буду наслаждаться гордым одиночеством. Костя… А что Костя? Он хороший, даже замечательный, но зачем я ему такая нужна? Ему нужна здоровая, молодая девушка, которая нарожает кучу детишек, и будут они жить долго и счастливо. Так, все. Нужно собраться и поговорить с ним, хотя это будет нелегко. Когда он на меня смотрит, я чувствую себя, как кролик перед удавом, полностью парализованной. Все понимаю, а сделать ничего не могу, таю, как школьница», – подумала Кира, вставая с постели.

Входя на кухню, Кира сразу обратила внимание на свежий букетик фиолетовых цветов с романтическим названием «жених и невеста». «Очень мило», – подумала она. Переведя взгляд на Костю, она застала комичную картину. Костя в стареньком цветастом переднике жарил гренки, чертыхаясь на сковородку, при этом варил кофе и умудрялся кивать в так музыке, звучащей по радио. С трудом сдерживая смех, Кира сказала:

– Доброе утро.

Костя повернулся к ней, широко улыбнулся и ответил:

– Замечательное утро. Беги давай в душ, а я пока завтрак домучаю, но учти сразу: возражения не принимаются.

Немного смутившись, Кира поплелась в душ. Костя заранее повесил чистые полотенца и свою футболку вместо халата для Киры. Приняв душ, Кира надела приготовленный наряд, посмотрела на свое отражение в зеркале и поняла: если он, увидев ее в таком балахоне, без косметики, с растрепанными волосами, не убежит, то это будет чудо.

– Вуаля, а вот и я, – сказала Кира, входя на кухню.

– Мадам, вы неотразимы, – смеясь, сказал Костя.

– Да ты на себя посмотри: в этом переднике ты просто душка, – весело ответила Кира.

– Вот видишь, мы идеальная пара. Все, садись, будем завтракать, – приглашая ее за стол, сказал Костя.

Кира только сейчас поняла, как она голодна. Раньше бы она не стала есть подгоревшие гренки с яйцом, но сейчас с удовольствием уплетала их за обе щеки. Насытившись, они принялись за кофе.

– Кира, оставайся у меня, ты мне очень дорога, – вдруг сказал Костя.

– Костя, не стоит, это пустой разговор, – ответила Кира.

– Нет. Стоит. Я все сделаю, что бы ты была счастлива. Хочешь, будем жить здесь, нет – можем за городом купить домик, заведем собаку, детишек. Я только вчера ночью понял, что дышать даже без тебя не могу, – настаивал на своем Костя.

Кира горько усмехнулась и сказала:

– Детишек… Будем жить долго и счастливо и умрем в один день. Из всего этого я могу тебе гарантировать только «умрем в один день». Послушай меня внимательно: не будет у меня детишек – организм уже не выдержит такой нагрузки, и вообще я болею…

Костя не стал дослушивать ее, резко перебил и сказал:

– Я знаю, что болеешь, но меня это не остановит. Давай не будем сейчас об этом говорить, пройдет время – и ты все расскажешь. Поверь, я полностью готов разделить и это с тобой. Я полюбил тебя с первого взгляда, только сразу это не понял. Не будет детишек, да и Бог с ними. Главное, что бы ТЫ рядом была.

У Киры запершило в горле, она с трудом сдерживала слезы. Еще никто, ни один человек в мире с ней так не разговаривал. Ей так захотелось во все это поверить, и она решила: пусть все так и остается. Пусть она будет счастлива, может, неделю, может, месяц, может, год. Неизвестно, на сколько хватит запала Кости, но это будет, в этом она сможет раствориться, с этим жить, это вспоминать. Костя почувствовал ее эмоциональное состояние, подошел поближе, нежно поцеловал, взял за руку и повел в спальню. Теперь это уже был не просто секс, это было занятие любовью. Безудержная нежность переполняла обоих, весь мир перестал существовать, только он и она…

Отдышавшись после бурного примирения, Костя сказал:

– Ты знаешь, я сейчас самый счастливый человек на всем белом свете.

– Я тоже, – еле слышно прошептала Кира.

Костя нежно ее поцеловал, но, увидев загадочный взгляд, спросил:

– Что?

– А ты где взял резиновое чудо? Да еще в таких количествах, – сдерживая смех, спросила Кира.

– Не поверишь, пока ты спала, я обчистил все свои карманы в штанах, куртках и даже тумбочки перерыл. Все для тебя, любимая, – ответил Костя.

Кира звонко хохотала, как ребенок, уже не сдерживая своих эмоций. После того, как она успокоилась, Костя бодро спросил:

– Какие планы на сегодня?

Кира удивленно посмотрела на него.

– Я так и думал: никаких. У меня есть предложение. Звонил Виктор и приглашал к ним на дачу, – продолжил Костя.

Кира еще больше удивилась и сказала:

– Нас? Ты что, опять все спланировал заранее? Ты сказал им, что я у тебя?

Костя весело подмигнул ей и ответил:

– Эх, конечно, хотелось, но увы, я молчал, как партизан. Просто они тебя ищут. Один нехороший человек пытается поговорить с тобой. Я взял смелость и отключил твой телефон. Поэтому Лиля вся извелась и подняла уже весь город на уши.

– Спасибо. Ты поступил как истинный джентльмен, – поблагодарила Кира.

– Ну а как иначе? Я же теперь твой защитник и опора на все случае жизни, – широко улыбаясь, сказал Костя.

– Ладно, защитник, поехали, удивим моих одноклассниц, – согласилась с ним Кира.

– Вот и замечательно, тем более там нас барбекю дожидается. Поедем на твоей машине, а то мой старенький ВМВ там остался, – вставая с постели, сказал Костя.

– Ах ты хитрец, решил сразу двух зайцев убить: и машину забрать, и меня отыскать, – шутя, сказала Кира, одеваясь.

– Не без этого, конечно, а если серьезно, то давай сначала заедем в магазин и купим тебе кое-какие вещи. Ты не подумай, в футболке тебе нет равных, но, думаю, ты еще не готова в ней дефилировать в гостях, – весело предложил Костя.

Кира склонила белокурую голову набок, сделала вид, что серьезно задумалась над его предложением, и строгим голосом сказала:

– Как тебе не стыдно, я взрослая женщина и могу сама о себе позаботиться.

Костя сначала даже растерялся, но, увидев ее глазах озорной огонек, все понял. Схватил в охапку, шутя бросил на кровать и принялся стаскивать с нее одежду, приговаривая:

– Взрослая женщина, значит. Сейчас я покажу этой взрослой женщине, кто тут старший.

 

8

На дачу они попали только в полшестого вечера. Сначала они, как и планировали, посетили пару магазинов. Кира купила только все самое необходимое, сменила свою строгую одежду на спортивный вариант, более подходящий для дачного отдыха. Костя сам выбрал ей теплую шаль и длинное шерстяное платье цвета осени. Кира смеялась, говорила, что такое не носит, но Костя настоял на своем, приведя железный аргумент:

– Главное – чтобы тебе было тепло.

– Ты мне еще носки шерстяные купи, как у бабушки, – смеясь, ответила на это Кира.

– Точно! – воскликнул Костя и убежал к продавцу.

Вернулся он с двумя парами очень милых носочков, забавные помпоны по бокам очень повеселили Киру.

«Да, влюбленность творит чудеса, не думала, что здоровенный мужик будет мне выбирать носки с помпонами», – подумала она, ощущая себя невероятно счастливой.

По дороге на дачу Кира попросила остановиться в лесу подышать воздухом. Она вышла из машины и начала бесцельно бродить по осенней листве, с наслаждением вдыхая чистый воздух, любуясь каждым листиком. Костя курил и молча наблюдал за всем этим. В его душе бушевали страсти. Он полностью осознал, что всю жизнь искал ее, но сам этого не знал. А сейчас вот она, рядом, но страх потерять ее из-за какой-то болезни парализовал все мышцы, сводил скулы, рвал сердце в клочья. Он боялся предстоящего разговора об этом, боялся услышать что-то непоправимое, бесповоротное. Поэтому, наверное, не захотел, чтобы Сеня продолжал свои поиски, поэтому перебил ее несостоявшееся признание на кухне. Погрузившись в свои мысли, он не заметил, как Кира подошла к нему.

– Ты чем-то огорчен? – спросила Кира, глядя на него.

– Нет, что ты, о рабочем процессе задумался, – скинув маску грусти и улыбнувшись, ответил Костя.

– И что у нас за работа такая серьезная? – задала опять вопрос Кира.

– Вспомни свою краткую характеристику обо мне, ты же почти угадала, – отшучивался Костя.

– Бизнес, граничащий с нарушением буквы закона. Костя, что это? – серьезно спросила Кира.

– Ничего, о чем ты подумала. У меня строительный бизнес, в нем очень много всяких нюансов, некоторые товарищи готовы глотку перегрызть за очередной кусок земли под застройку, поэтому приходится все время быть начеку и тщательно взвешивать все сделки. Вот и все, – как можно мягче объяснил Костя.

Кира сразу повеселела, подошла к нему вплотную, погладила по голове, нежно чмокнула в щеку и сказала:

– Товарищ водитель, может, поедем, а то ваш пассажир погибает от голода.

– Дамочка, а расплачиваться чем будем? – произнес Костя, улыбаясь.

– Хам! – наигранно ответила Кира и села в машину.

Возле ворот дачи стояли всего две машины и одна из них была Костина. Заходя во двор, они увидели Лилю с Виктором и Катю с ее новым ухажером. Вся честная компания отдыхала на свежем воздухе в беседке за накрытым столом. Лиля первая заметила гостей и бросилась к ним навстречу. Подбежав к Кире начала ее обнимать тараторя:

– Кира! Живая! Все в порядке? А мы тебя обыскались, я уже и не знала, что думать. Хотя Катюха сказала, что вроде бы ты ей померещилась в гостевом домике, но я не поверила, а сейчас вижу, что зря.

– И тебе привет. С чего вы взяли, что со мной что-то случилось? – спросила Кира.

– Да твой благоверный с утра названивает, тебя ищет. Честно скажу: пьяный. Говорит, что ты обиделась, ушла из дома и пропала. Что он скотина, а ты ангел во плоти. Да, еще он думает, что ты могла наложить на себя руки в расстроенных чувствах. Но я вижу, ты нашла более приятный выход из положения. Так что же у вас произошло? – болтала без умолку Лиля.

– Все расскажу, но сначала накорми, напои дорогих гостей, – отшучивалась Кира.

В этот момент подошла Катя, обняла Киру и сказала:

– Прости меня, дуру пьяную, может, че ляпнула вчера, но веришь, ниче не помню. Я уже сегодня сама была уверена, что ты мне там привиделась. А щас смотрю на твоего спутника – и память возвращается, без штанов он тоже неплохо выглядит, хороший выбор.

– Так, девочки не смущайте меня, пойдемте уже поближе к еде, – сказала Кира.

Костю с Кирой усадили за стол, накормили, познакомили с Катиным другом, прилетевшим из Сургута на заключение сделки с Виктором. Его звали Евгений, и он был без ума от Кати. Пока мужчины занимались жаркой овощей и мяса, девчонки устроили допрос с пристрастием для Киры, по очереди засыпая ее вопросами.

– Как тебе удалось с ним вообще сойтись? Ты тихоня, Костю я больше двух часов с девушкой не видела, а тут на тебе, – допытывалась Лиля.

– Да никак. Чай попили у вас на кухне, – ответила Кира.

Катя удивленно вскинула брови вверх и спросила:

– И что после чая все понеслось?

– Да нет, мы бутылочку шампанского еще выпили, – ответила Кира.

Катя всплеснула руками и сказала:

– Вот дают же люди! Им всего-то бутылочки шампанского хватило, а мне пришлось полдня бухать, как лошади, с Женькой и пить все то, шо горит, чтобы до койки доползти.

– Катя, тебе никто не заливал, ты сама в охотку пила, да и Женя на тебя запал, будучи еще совершенно трезвым, так что успокойся, – угомонила Лиля Катю и спросила у Киры: – А где ты со своим благоверным умудрилась встретиться? Он же в командировке должен быть еще три дня.

– Я тоже так думала, – тяжело вздыхая, сказала Кира и вкратце рассказала о своей поездке в клуб и о преображении Михаила.

Подруги даже как-то протрезвели после ее рассказа. Первой пришла в себя Лиля и сказала:

– Жуть. А я еще этого козла сегодня по телефону успокаивала. Вот урод! Надо ему все хозяйство оторвать и на кол посадить, мудак…

В этот момент у Лили зазвонил телефон. Посмотрев, кто звонит, она сказала:

– Вспомнишь говно – вот и оно. Сейчас я ему все скажу.

– Не стоит, Лиля, – попросила Кира.

Но Лиля уже нажала кнопку ответа на телефоне:

– Что говоришь? Не нашлась, значит, все морги и больницы обзвонил, ну ты посмотри на него, какой, сука, заботливый муженек! Слушай внимательно, скотина, если ты к ней приблизишься хоть на шаг или позвонишь, тебя самого в морге найдут. Ты меня знаешь: если я что-то обещаю, то обязательно выполняю. Понял меня, козлина?! Вот так-то лучше.

Лиля отшвырнула телефон в сторону и гордо сказала Кире:

– Все, теперь он точно тебе не будет звонить.

– Спасибо, Лиляш, без тебя, я бы, конечно, не справилась, – шутливо поблагодарила ее Кира.

– Девочки, давайте лучше выпьем за наше женское счастье, – предложила тост Катюха.

– Давай, только потом не жалуйся, что в тебя все это заливали силой, – поддела ее Лиля.

– Красавицы, а что это мы так бурно обсуждаем? – спросил Виктор, ставя на стол поднос с дымящимся мясом.

– Нас, наверное, – сказал Евгений, держа в руках тарелку с запеченными овощами.

– Не угадали. Мы вот думаем, на что щуку идти ловить лучше: на блесну или просто сети поставить, – с умным выражением лица ответила Лиля, развеселив всех.

– Дамы, кому шампанского? – спросил подошедший к ним Костя, держа в обеих руках запотевшие от охлажденные бутылки французского «Дом Периньон».

Разлив девчонкам шипучий напиток по бокалам, Костя заодно добавил виски в стаканы мужской половине стола. После того как все выпили, он сходил в машину, взял купленную шаль и заботливо укрыл ею Кирины плечи. Наблюдая за этим, Лиля весело подмигнула Кире, после переключилась на Катю, решив, что им пора поплясать.

Все, кроме Киры с Костей, пустились в пляс вокруг костра. Костя усадил Киру к себе на колени, обнял за талию и спросил:

– Все хорошо?

– Все замечательно, спасибо тебе, – ответила Кира.

Ночевать их определили в уже знакомый для них гостевой домик. Этой ночью Кира спала сном младенца, а вот Костя долго не мог заснуть. Чувство страха за Киру нагоняло жуткие мысли. Ближе к рассвету он провалился в неспокойное забытье. Ему приснилась Кира, стоящая в лунном свете, она смотрела на него нежным взглядом, улыбалась и что-то тихо нашептывала. Костя, напрягая слух, пытался разобрать нечеткие слова, но у него ничего не получалось. Ему казалось, что он кричит изо всех сил, зовет ее, но она как будто не слышит. Постепенно лунный свет начал угасать, и Кира стала отдаляться. Костя бежал за ней изо всех сил. Прежде чем образ совсем исчез, он заметил, как она помахала ему на прощание рукой. «Нет, подожди, я с тобой!» – кричало все его естество.

Услышав стоны, Кира проснулась. Увидев Костю, она сразу принялась его будить, испугавшись, что ему плохо. Он весь горел, холодный пот заливал глаза, гримаса ужаса перекосила лицо.

– Проснись, проснись, Костя! – тряся его за плечи, закричала перепуганная Кира.

Костя резко открыл глаза и пару секунд смотрел на Киру непонимающим взглядом. Потом, тяжело выдохнув воздух из легких, сказал:

– Напугал? Прости. Сон странный приснился.

– Это не сон, это ужас какой-то был, судя по твоему лицу, – успокаиваясь, промолвила Кира.

– Не переживай, холодный душ вернет меня на эту грешную землю, и мы поедем строить наше светлое будущее, – подбодрил ее Костя.

Попрощавшись с друзьями, они поехали к Косте. По дороге Кира включила свой телефон, написала СМС Михаилу с адресом Кости и выбросила сим-карту. Михаил хоть и оказался изрядным лицемером, но все Кирины вещи прислал через курьера спустя три дня, включая книги и драгоценности. Книгам Кира обрадовалась намного больше, чем драгметаллу, ведь это были ее лучшие собеседники в течение последних пяти лет.

 

9