На билетах, которые передал «Орион», временем отправки на Майн 5 был указан вечер воскресения, так что в запасе у детектива оставались примерно сутки, чтобы прояснить кое-что связанное со флешкой. В Полисе у него было несколько приятелей, которые могли бы вытащить из нее данные, но все они работали в комиссариате, а меньше всего он хотел светиться со своей находкой среди фараонов. Так что Валенсе пришлось остановиться на одной единственной кандидатуре, но с ней существовала одна сложность: банковский счет детектива был практически пуст. Он, конечно, мог затребовать необходимую сумму из аванса, предоставленного новым клиентом, но тогда о переводе узнали бы в Компании, которую, вне всяких сомнений заинтересует, куда это их работник тратит еще неотработанные средства. Во всем, что касалась начальства, Валенса испытывал одно — неприязнь, в том числе и к своей бывшей супруге, но попытать счастья, все-таки, стоило, даже без денег.

Так рассуждая сам с собой, он покинул свой кабинет и вернулся на стоянку такси. Шустрика он оставил разбираться с материалами по делу Анны Белич. Робот не жаловался — это входило в его обязанности, к тому же он всегда может воспользоваться услугами Назиры. С ней у него, в отличие от детектива, всегда находился общий язык.

На стоянке свободными оказались несколько машин, но он не спешил с выбором. Что-то было не так, Валенса нутром чувствовал, что за ним следили. Это интуитивное чувство зародилось в нем, когда он спускался в лифте. Сначала он принял его за несварение желудка после калорийного обеда, но теперь был уверен, что за ним хвост. Детектив задержался перед стоящими бок об бок на эстакадах автомобилями. Их задние стекла заменили ему зеркала, в которых он без труда видел все, что происходило у него за спиной. Валенса усмехнулся — пасли его профессионально, со знанием дела, но для опытного глаза вычислить хвост среди других людей не составило большой сложности.

«Какаявы неугомонная, Рита», — пробормотал он.

Одна из машин перед ним переключила сигнальные огни на желтый свет и укатила на вызов. Он не стал больше ждать. Сев в ближайшее авто, детектив провел пичем под сенсором, сообщая цель поездки:

— Зимняя, коричневый, 13–25.

— Отказано, — жестким тоном сказал компьютер. — Запрещенная зона для гражданских перевозок.

Валенса не растерялся:

— Спираль Андромеды, компетентность, корпускула, — произнес он.

— Принято, — такси сорвалось с места и понеслось по указанному маршруту, а детектив мысленно поблагодарил приятелей из Подножья за коды доступа на все случаи жизни.

Система навигации вела транспортное средство по шоссе, опуская его все ниже и ниже, к верхней границе смога. Стоило такси попасть за пепельную завесу, и мир за окном заволокло дымом. Детективу пришлось положиться на автоматику. Пока у него было в запасе немного времени, он решил связаться с Шустриком. Вызвал его через Сеть, и мгновением позже появилась картинка с застывшим как у манекена лицом робота.

— Как успехи? — спросил детектив.

— То, что передал нам Воронов для анализа — жалкие крупицы.

— Неудивительно, учитывая, что ему известно не больше нашего. Какие-нибудь версии уже наметились?

— Едва ли. По показаниям аутопсии смерть Анны Белич наступила вследствие взрывной декомпрессии и последующего удушья.

— Известно, на какой высоте разгерметизировался отсек?

— Прямо на входе в атмосферу, на высоте 260 километров.

— Убийцей может быть членом команды, — предположил детектив. — Надо только найти мотив. Что насчет личных дел?

— Мы с Назирой работаем в этом направлении. Она как раз занята тем, что взламывает сервера ЗГ, чтобы достать досье всех, кто, так или иначе, связан с экипажем «Афины».

— Ты хотел сказать, подключается?

— Нет, взламывает. Передать, чтобы прекратила?

— Не стоит, — вдохнул Валенса, — она все равно не послушает. Что-нибудь еще раскопал?

— Вообще-то, копать — это ваша работа, мое дело — анализ.

— Шустрик, не забывай, мы — команда, — это прозвучало с такой иронией, что даже Валенсе стало противно.

К счастью, Шустрик воспринял все иначе.

— Роботы ничего не забывают.

— Это все? — спросил детектив.

— Нет, есть одна догадка.

— Выкладывай.

— Возможно, целью убийц была не смерть госпожи, Белич, а ее робот. Пич А.М. Фарли.

— Я тоже так думаю. Что ж, продолжайте, до связи.

Дым за окном сгущался, и в салоне потемнело. Автоматически включилось освещение. Под смогом располагались красные, серые и коричневые сектора мегалополиса. В студенческие годы, когда стипендии едва хватало на проживание, он снимал тесную квартирку, едва возвышающуюся над ядовитым туманом. Он редко открывал окна, только во влажную и ветреную погоду, когда смог опускался ниже. С того периода жизни прошло ни много ни мало почти десять лет. Его сегодняшнее средненькое жилье тогда претендовало бы на престижный статус и располагалось высоко в зеленой зоне. Небоскребы росли быстро, но смолянистый отравленный туман рос еще быстрее. В теплый период года смог насыщался ядами, от которых в считанные секунды кожа покрывалась волдырями, а легкие выгорали, как папиросная бумага.

«Когда-нибудь весь этот проклятый мир поглотит мгла», — подумал Валенса.

Такси спустилось на самое дно, фундамент Полиса, место, где размывалось ощущение времени, потому что под смогом никогда нельзя было понять, что сейчас — день или ночь. Едкий дым светился в любое время суток. Жилые районы соединялись между собой стеклянными туннелями, которые постоянно бились и давали утечки воздуха. Большинство проживающих страдали кожными язвами, заболеваниями дыхательных путей, слепотой и целым букетом иных болячек, о которых не слышали даже дипломированные врачебные специалисты.

— Поездка окончена, — сказал без интонации женский голос из динамиков.

Валенса выглянул в окно. Машина остановилась под стеклянным колпаком напротив яркой витрины, рекламирующей дешевую технику в рассрочку. Рядом с ребристыми фильтрами, отсеивающими смог, стояло другое такси, а возле него что-то оживленно обсуждала между собой молодая парочка. Он вышел из машины, предварительно поставив ее в режим ожидания. Не успел Валенса дойти до дверей, как его руку перехватила миниатюрная ладошка. Посмотрев вниз, детектив обнаружил там маленькую девочку в обносках лет шести-семи. Ее невидящие глаза прожгли его насквозь, он хотел поскорее избавиться от попрошайки, но она крепко повисла на его руке.

— Дайте, я вам погадаю! — неистово визжала она.

Детектив сдался. Он отдал ей свою ладонь. Она перевернула ее и пробежалась своим грязным ноготком по линии судьбы.

— Ну, что ты там увидела?

— Тебя ждет новый мир!

— Это я и без тебя знаю, — вздохнул он.

— И старый враг, — насупившись, добавила она.

— Спасибо, милая. Вот тебе пару кредитов, — детектив провел своим пичем над ее. Подумав немного, он добавил еще десять — пускай сегодня она вдоволь наестся.

Радостно улыбнувшись, девчонка ушла. Пожав плечами, Валенса двинулся к магазину. Над дверью под тускло горящей неоновой вывеской «Алый свет» висел колокольчик, так что, когда детектив вошел внутрь, его сопроводил старомодный «динь-дон». В приглушенном свете ламп, Валенса, привыкший к яркому солнечному свету, не сразу сориентировался, где прилавок. Он побрел вперед, пока не стукнулся ногой об пластиковый контейнер. Перекинув его, Валенса отшатнулся назад, уткнувшись спиной в шкафчик. На голову посыпались детали какого-то механизма. В помещении стало светлее: зажглась гирлянда, змеей прибитая к карнизу. Детектив выпрямился и поправил, съехавшую на затылок, шляпу.

— Святой кварц, к нам пожаловал элой!

Валенса с ухмылкой взглянул на человека, стоящего за прилавком. Детектив видел толстых людей, но таких объемных не нашлось бы и десятка во всем Полисе. Тучное тело, раздувшееся как бочонок, с трудом умещалось в перешитую под громадный размер одежду. Четыре слоя подбородков прятали под собой шею, на которой покоилась баранья голова с маленькими глазками. На лысой, не знающей щетины, коже беспрерывно рождались капельки пота, стекающие за воротник. Увидел бы Валенса этого человека первый раз в жизни, его наверняка бы стошнило, но, к сожалению, это была не первая их встреча.

— Что молчишь, Валенса? — голос у человека-горы был тонким и удивительно мелодичным.

— Ты похудел, Леонард?

— Ага, на два кило, Ты же знаешь, некоторые люди растут вверх, я выбрал другой путь, — расхохотался толстяк. — Зачем пришел? Ты мне всю клиентуру распугиваешь. Уже весь сектор знает, что ко мне в «Алый свет» заявился Роман Валенса, человек тысячи неприятностей.

Детектив подошел к прилавку, без удовольствия протянул руку Леонарду, который буквально утопил его ладонь в своих пухлых лапах.

— В прошлый раз ты говорил о сотне неприятностей.

— Когда это было? Эх, Валенса, своей смертью ты не умрешь.

— Я на это и рассчитываю, но шутки в сторону. Я по делу.

Детектив достал флешку и положил ее на прилавок, отодвигаю прочь сгоревшую плату, которой, очевидно, занимался Леонард до его прихода.

— Посмотри-ка сюда. Ну, что скажешь?

Толстяк наклонил голову. При его комплекции это было сродни подвигу. Ничего не рассмотрев, он пошарил рукой у себя в ящике под кассой и достал лупу в стальном обруче. Взяв двумя жирными пальцами флешку за кончик, навел на нее стекло линзы.

— Увидел что-нибудь? — сгорал от нетерпения Валенса.

— Да нет… Погоди. Маркировка.

— А что с ней?

— В том то и дело, — ответил толстяк, — ее нет. Раньше, когда мой дедушка еще удовлетворял себя рукой, а не с помощью CV, на таких устройствах печатали заводской код: время изготовления, номер модели и такое прочее.

— Давай обойдемся без подробностей о твоей родословной, — попросил Валенса. Он забрал у Леонарда лупу и флешку, чтобы самому все изучить. — Что ж ты прав. На ней действительно ничего нет. И о чем это говорит?

— Кто из нас детектив я или ты? — пожал плечами толстяк.

— Леонард, мне что напомнить, что ты работаешь с просроченной лицензией?

— И после этого, детектив, ты еще жалуешься, что у тебя нет друзей.

— Зато я сплю спокойнее. Давай, не томи, Леонард.

— Ладно, ладно, уговорил. Смотри сам, если эта флешка была произведена в старом добром бензиновом веке, на ней должны были остаться отличительные знаки.

— Может, они стерлись?

— Нет, Валенса. Эту флешку сделали в наше время и судя по едва высохшей краске совсем недавно.

Детектив не сразу нашел, что сказать.

— Ты можешь ее считать?

— Издеваешься? — воскликнул Леонард, со свистом выпуская воздух из легких. — У меня такой старой техники нет. Сейчас все беспроводное. Я мог бы соорудить интерфейс для разъема, но без программного обеспечения это будет равносильно тому, чтобы зарядить аккумулятор машине без колес.

— Тот, кто передал мне флешку, утверждал, что видел ее содержимое.

Крохотные свиные глазки Леонарда существенно увеличились в размере.

— Так почему ты не обратился к нему?

— Значит, ты больше ничем помочь не можешь?

— Извини.

— Спасибо и на этом, — кивнул Валенса, пряча флешку. — Тогда еще один вопрос. Как думаешь, где могли изготовить такую штуку?

Толстяк фыркнул от неудовольствия.

— Ну, ты и загадал! То, что я торгую не совсем легальными товарами, не означает, что я знаю, где их произвели. Не того спрашиваешь Валенса.

Детектив уточнил:

— А кого нужно, Леонард? — он постучал своим пичем по стойке прилавка. — Я не обижу.

— Иди ты к черту. Думаешь, старина Лео покупается и продается?! — ухмыльнулся толстяк.

— Конечно, нет, — ухмыльнулся ему в ответ детектив.

Они оба не выдержали и рассмеялись.

— Ох, Валенса, из тебя вышел бы хороший фараон, если бы ты не был таким скверным сыщиком. Я не знаю того, кто может тебе помочь, но знаю, где можно найти такого человека. Флешку сделали на периферии. На твоем месте я бы поискал на пограничной планете, там, где легче всего спрятать подпольной заводик.

Детектив, озаренный догадкой, тотчас спросил:

— Думаешь, Майн 5 для этого подойдет?

— Майн 5? Хм… — задумался толстяк, смахивая рукой с мясистого лба обильный пот. — Может быть. А что, есть догадки?

— В том-то и дело, что одни догадки, ничего конкретного. Ладно, — на прощание Валенса просто качнул головой. Второго рукопожатия он бы не вынес. — Прости за беспокойство. Еще увидимся.

— Жду с нетерпением, детектив, — Леонард напоследок продемонстрировал во всей красе свои гнилые зубы.

Со смешанными чувствами Валенса покинул лавку Леонарда, возвращаясь к ожидающему его такси. Он так глубоко ушел в свои мысли, что не заметил, молодого парня, назвавшего его по имени.

— Что? — опомнился детектив.

Парень оторвался от своей спутницы и подошел поближе.

— Простите, что отвлекаю, Роман Маркович — сказал он, — но мне кажется, вы должны знать.

Он не удивился, что парень знал его — в Подножье не принято удивляться.

— Что именно?

— Несколько минут назад сюда подъехала другая машина. Из нее вышла одна дама…

— Как она выглядела?

— Брюнетка, худенькая такая.

— Ясно и что дальше?

— Она осмотрела ваше такси, а затем сразу уехала.

Детектив признательно улыбнулся и похлопал парня по плечу.

— Спасибо, большое спасибо, я твой должник.

— Не за что, Роман Маркович. Я лишь оплатил свой счет.

Детектив внимательно присмотрелся к пареньку и его спутнице. Приглядевшись, он увидел, что под подолом девичьей юбки пряталась маленькая гадалка. «Квиты», — подумал Валенса и подмигнул малышке.

Уже забираясь в машину, детектив вдруг вспомнил, что девочка была слепой, но он готов был поспорить на что угодно, что юная гадалка послала ему воздушный поцелуй. Голосу в авто пришлось повысить громкость, чтобы привлечь его внимание:

— Будьте добры, назовите место назначения.

Раздраженно Валенса прокричал:

— Терения, желтый, 6–8, молнией.

— Принято.

Авто схватилось с платформы и ринулось через смог к небу.

— Все, — буркнул Валенса, заметив свое туманное отражение в окне, — закончился твой отпуск.

До дома он доехал без приключений. Забрав у администратора сектора ключ-карту, он поднялся лифтом на свой этаж. Приложил пластиковый ключ к замку, открыл двери, но сделать шаг ему помешал внутренний голос, сорвавший стоп-кран. Детектив вгляделся в комнату, погруженную в кровавое свечение заката. Здесь находился посторонний: он чувствовал чужой запах.

Как назло, он опять забыл свое оружие в кабинете. Можно было спуститься вниз на ресепшн и попросить администратора вызвать охрану, но нет никакой гарантии, что взломщик не скроется за это время. Да и поднимать лишний шум он не хотел, догадываясь, кто к нему пожаловал.

Оставив на всякий случай входную дверь открытой, он зашел внутрь. Узнав о его присутствии,CV включил свет. Странно, что не сработала сигнализация, но, скорее всего, чужак просто вырубил ее. С такой дешевой системой защиты, как у него, это было не сложно.

Валенса заглянул сначала в туалет, гостиную, на кухню, и, наконец, остановился перед дверями, ведущими в спальню. Врываться в нее с громким криком не было никакой необходимости. Он снял верхнюю одежду и с будничным видом зашел в спальню. Рита уже ждала его, усевшись на краешке кровати. Ее сумочка была при ней — висела на плече, а рука девушки сжимала ракушку — однозарядный импульсник. Бросив одежду на комод, Валенса присел на стул, стоящий прямо напротив Риты.

— Все никак не успокоитесь, — вместо приветствия произнес он.

— Мы поменялись ролями, — сказала она. — Теперь моя очередь задавать вопросы.

— А если я не захочу отвечать? Что вы сделаете? Пристрелите меня? А как же ваше начальство? Или вы работаете не на господина Воронова?

Ее нижняя губа дрогнула.

— Это имеет значение?

— Пожалуй, нет.

— Куда вы ездили сегодня?

— На рынок в сером. Искал себе подходящую обувь. Говорят, на Майн 5 начинается сезон дождей.

— Не врите! — вспыхнула девушка. — Я следила за вами. Вы заезжали в магазин торгующий контрабандой.

Детектив сохранял снисходительное выражение лица, надеясь, что Рита хотя бы на секунду расслабиться, а у него появиться шанс обезоружить ее. Но рука с ракушкой не давала не малейшего крена в сторону. Кем бы Рита Лужина не была, обращаться с импульсником она умела.

— Вы хорошо обучены, — заметил детектив. — Вот ракушка у вас в руках, насколько мне известно, подобные экземпляры запрещены в свободной продаже. Их выдают только одной категории людей — гвардейцам.

— Все вы замечаете, Валенса. Да я служила в ЗГ, но это было давно… — она задержала дыхание, похоже, некоторые воспоминания не доставляли ей радости. — Вы пытаетесь отвлечь меня? Ничего не выйдет. Вы опытный детектив, но не следует меня недооценивать. Так что вам понадобилось в магазине?

— Не ваше дело.

— Не заставляйте меня делать вам больно. Я могу выстрелить вам в ногу так, что рана сразу запечется. Вы не умрете, но почувствуете ужасную боль. Я…

Зазвенел фон. То, что не удалось сделать Валенсе, получилось у аппарата, стоящего на столике возле кровати. На короткое мгновение звук отвлек внимание Риты. Этого Валенсе хватило, чтобы совершит молниеносный прыжок. Он кинулся на девушку, повалил ее на спину, отводя руку с оружием от своего лица. Задыхаясь от злости, Рита выстрелила. Бесшумный пучок энергии как нож в масле проделал дыру в стене. Валенса сдавил Риту в своих объятиях, затем встряхнул, выбив ракушку на пол. Девушка закричала, выгнула шею и попыталась укусить его зубами. Увернувшись, детектив услышал, как клацнули зубы в сантиметре от его шеи. Размахнувшись, он влепил Рите пощечину, но это еще сильнее разозлило ее. Целясь в пах, она пнула Валенсу коленом, но детектив оказался проворнее и ответил ей ударом в живот. Хватая ртом воздух, девушка откинула голову на постель. Ее глаза закатились, тело обмякло, прекратив сопротивление. Тяжело дыша, Валенса слез с Риты и уселся рядом, готовый в любую минуту схватить ее за руки. Их борьба продлилась совсем недолго — фон еще продолжал звенеть. Не спуская глаз с девушки, Валенса дотянулся до аппарата и включил его.

— Какого дьявола ты не подходишь? — глаза Терезы округлились, когда она посмотрела на кровать детектива. — Что происходит?

— Познакомься, — с отдышкой произнес Валенса, — это мой стажер.

— Роман, — в голосе Терезы появился упрек, — это не стажер, это твой новый напарник.

Детектив замер.

— С каких это пор?

— С тех самых, когда ты взялся расследовать случай на Майн 5.

— А моего согласия тебе уже не надо? — возмутился он.

Тереза покраснела, но затем быстро овладела собой.

— Это не я решаю. Ее прислало руководство Компании. Она будет работать с тобой над этим делом, хочешь ты этого или нет.

— Она только что пыталась меня убить! — воскликнул Валенса, в качестве доказательства демонстрируя Терезе ракушку.

Оружие начальника не поразило.

— Думаю, это просто недоразумение, хотя в твоем случае я ее понимаю.

— Тереза, мне кажется она из ЗГ.

— Никто не идеален.

— Ты не находишь странным, что этим делом интересуются одновременно и торговцы, и гвардейцы?

— Ты преувеличиваешь.

— Тереза, ты больше ничего не хочешь мне сказать? Неужели Компания решила сыграть «слугу двух господ»?

— Уже поздно давать задний ход.

— А я не собирался!

— Так в чем проблема? Ты хочешь, чтобы я исповедовала тебя? Успокойся, Роман, — она опять назвала его по имени. Так она делала, только когда испытывала к нему нечто большее, чем соответствовало должности. — Выспись, завтра у тебя рейс.

— Тереза!

— Все, Валенса, разговор окончен. Спокойной ночи.

— Черт, — детектив погрозил кулаком погасшему экрану.

Зря он рассердился на Терезу. Она была такой же подчиненной, как и он. Раньше ему удавалось крутиться, лавируя между торговым лобби и военными, но в этот раз… В голове тревожным набатом прозвучали слова Шустрика: «Это очень темное дело». Он встряхнулся, освобождаясь от наваждения, и посмотрел на девушку. Она все еще была без сознания. Тогда он встал, пошел в ванную, набрал стакан воды. Вернулся в спальню и плеснул ее в лицо Риты. Она скривилась, постепенно приходя в себя.

— А я думал, что в ЗГ женщины из железа.

— Я служила не в пехоте, — приподнимаясь, сказала она, — работала при штабе.

— Это я понял, — подытожил детектив. — Как вы себя чувствуете?

— Паршиво, у вас есть лед?

— Ага, — кивнул он, не сдвинувшись с места. Он смотрел прямо на Риту, перебрасывая ракушку из руки в руку. — Не стратегом вы работали, дорогуша. Когда я служил, это называлось иначе.

— И как же? — она вызывающе уставилась на него.

— Крысиная стая. По должности — оперативник войск особого назначения. И давно вы стали шпионом?

— Не ваше собачье дело!

— Ошибаетесь. С этого мгновения мы с вами — одна команда, а это значит, что моего, вашего больше нет. Для начала перейдем на «ты». И что бы сгладить наш конфликт, я задам нейтральный вопрос. Ты голодна?

Рита с подозрением взглянула на него, но потом, расслабившись, ответила:

— Как волк.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся Валенса. — Тогда сходи на кухню и закажи нам ужин. А я пока приму душ.

— Мое оружие, — она вытянула руку.

Валенса спрятал ракушку себе в карман.

— Пускай пока побудет у меня. Мы должны научиться доверять друг другу, мы же напарники. Только на будущее запомни, еще раз наставишь на меня пушку, и я забуду о нашей крепкой и счастливой дружбе. У меня были напарники, а остался один Шустрик, имей это в виду.

Валенса вымылся, переоделся в халат и вышел из ванной комнаты. Риты уже и след простыл. На кухонном столе стояло приготовленное куриное филе и бутылка дешевого вина, а рядом с тарелкой записка. Детектив развернул ее и прочитал вслух:

— Рада нашему знакомству, но я предпочитаю кушать в одиночестве. Сам себя не отравишь. С наилучшими пожеланиями. Р.Л.

Валенса скомкал записку и швырнул ее на пол. Потом посмотрел на приготовленную еду. У него полностью пропал аппетит.