Прошло минут двадцать. На этаже остановился лифт. Через мгновение послышался весёлый детский голосок Артёмки. Миша привёл его домой из детского сада. В квартире их ожидал сюрприз. Я понимала, что Ольга обязательно покажет ему видеотранслятор. А он, после общения с Ксюшей, придёт выяснять, кто мне его дал. Так поступил бы любой умный мужчина. А Миша был мужчиной умным. Рассказывать ему правду о том, как он у меня появился, я не собиралась. А посему сидела и сочиняла историю для лживого объяснения.

Прошло минут сорок. Из задумчивости меня вывел квартирный звонок. Я открыла дверь. За ней стоял Михаил. Он поздоровался и попросил разрешения войти.

Пропустив его внутрь, я предложила сесть на диван. Он тяжело опустился на него и, показывая мне коробку, плаксивым голосом спросил:

— Как эта вещь оказалась у вас?

Рука соседа, держащая коробку, ходила ходуном от волнения и переживаний.

Я взяла себя в руки и выдала вслух заготовленную речь:

— Когда я входила в подъезд, а дверь за мной начала закрываться, подбежал какой-то мужчина, подставил под неё ногу и спросил, не на четвёртом ли этаже я живу. Я кивнула головой. Тогда он быстро всучил мне коробку в руки и попросил передать хозяйке из девятой квартиры от её мужа. Я даже спросить у него ничего не успела. Он убрал ногу, и дверь закрылась.

— Как он выглядел?

— Миша, всё так быстро произошло, что я не успела запомнить его черты. Помню только, что он был темноволосым.

Сосед сверлил меня глазами, пытаясь понять, правду я ему говорю или нет. Я же старалась не выдать своего волнения и смело смотрела ему в глаза.

— Как я понял из слов Ольги, — продолжил он, — вы вместе с ней видели на экране Ксюшу и теперь знаете, что она жива. Вам не показалось, что наша дочь зомбирована? Уж больно уверенно она утверждала, что должна жить именно там, где сейчас находится. Возвращаться домой не захотела. Всё твердила о каком-то особом её предназначении.

— Мне трудно об этом судить, ведь она у вас необычная девочка, одарённая.

Миша призадумался.

— Да, она такая. А, как вы думаете, кто может производить такие высокотехнологичные гибкие экраны? Я даже не слышал о существовании их в нашей стране. Только видел что-то подобное в фантастических фильмах.

Я пожала плечами. А сосед продолжил задавать вопросы:

— Будь вы на нашем с женой месте, обратились бы в полицию? Показали бы им эту штуковину?

Зацепившись за слова соседа о высокой технологичности гибкого экрана, я продолжила мудрствовать лукаво:

— Думаю, что такими видеоустройствами могут обладать только спецслужбы. А они для полиции не досягаемы. Скорее всего, их заинтересовали сверхспособности вашей девочки. Они похитили её, чтобы изучать, обучать, а потом использовать в государственных целях.

Миша совсем пал духом:

— Вы думаете, мы уже не сможем вернуть её домой?

— Не знаю. Вам стоит хорошенько подумать, прежде чем предпринимать какие-либо шаги. Может случиться так, что и вернуть её не сможете, и ваше общение с ней прекратят. Просто отключат видеотранслятор, а доказать полиции, что его полотно вам что-то показывало, вы не сможете.

Сосед ушёл домой. Он был так измучен своим горем и поиском Ксюши, что на него было больно смотреть. А мной овладела злость, и я прокричала пришельцам, словно они находились рядом:

— Какого чёрта вы издеваетесь над этой семьёй?

В этот момент окно в комнате с грохотом распахнулось, меня что-то резко дёрнуло с места и потянуло к нему. Что было дальше, я не помню. Придя в себя, я открыла глаза, и поняла, что нахожусь в том самом помещении, в котором происходило моё первое знакомство с пришельцами. В этот раз я лежала на столе, похожем на операционный. Внезапно они оказались рядом.

— Меня зовут Нгва, — представился тот, что стоял слева.

— Я — Флим, — услышала я справа.

Вдруг моя голова начала поворачиваться то влево, то вправо, а рот повторять:

— Нгва, Флим, Нгва, Флим, Нгва, Флим.

— Теперь ты запомнила нас и не будешь путать, — объяснил Нгва мои странные движения головой.

— Зачем вы снова меня притащили сюда? — попыталась я встать.

Но Флим распростёр надо мной свою руку, я сразу обмякла и начала испытывать блаженство. Стало так хорошо, что желание буянить у меня тут же исчезло.

— Следи за мной! — приказал Нгва.

Я повернула голову влево. Он направился к столу, рядом с которым стояло несколько кресел. Перед одним из них он стал невидимым, а в кресле проявилась Ксюша, живая и невредимая.

— Ксюшенька! — расплылась я в улыбке.

Она повернула голову в мою сторону, улыбнулась, но не произнесла ни слова.

— Твои родители по тебе скучают. Ждут домой. Ты ведь вернёшься к ним, правда?

В этот момент Ксюша стала невидимой, а рядом с креслом вновь появился Нгва и направился в мою сторону.

— Неужели ты ещё не догадалась, что это я взращивал её в животе твоей соседки? Мыс этой девочкой почти одно целое.

— Но зачем? Зачем вы играете в такие игры с людьми? Дети для землян — это святое! Как теперь жить Ольге и Михаилу, считавшим Ксюшу своей дочерью? Поймите, они не смогут вырвать её из своего сердца. Тоска по ней измучила их!

И тут меня осенило, я повернулась к Флиму и без малейшего сомнения выдала:

— А вы, получается, использовали ту женщину, которая лежала со мной в больнице. Взрастили в ней тело девочки и похитили его?

Флим внимательно посмотрел на меня, затем обошёл стол, на котором я лежала, и направился к другому креслу. Как только он поравнялся с ним, сразу стал невидимым, а в кресле появилась девочка. Разговаривать с ней я не стала, а просто закрыла глаза от досады.

— Мы должны тебе кое-что рассказать, — начал Нгва, — а ты пообещай, что поможешь нам.

— Я не стану помогать вам! Вы — бессердечные! — огрызнулась я.

— Это верно. Наш организм устроен по-другому. Кровь гоняется по сосудам не сердцем, как в ваших организмах. Но, прежде чем отказывать в помощи, сначала выслушай нас.

— Нет, это вы мне сперва объясните, почему все ваши эксперименты с рождением девочек происходили там, где я лежала в больнице и где живу сейчас? Для чего именно мне дано было видеть вас в образе детских фантомов, в то время, как другим людям видеть этоне было суждено?

На этот раз надо мной простёр руку Нгва. Мой гнев сошёл на нет, но желание, получить ответ, не исчезло.

— Ну! Я слушаю, — уже сосем мягким голосом попросила я.

— Ты видела нас, потому что стала другой. Мы изменили тебя.

— Ха! — вырвалось у меня с недоверием в голосе. — Когда бы вы успели это сделать?

Вдруг стол, на котором я лежала, поменял форму на кресло. Оно повернулось в другую сторону сиденьем, а на огромном экране, расположенном на стене, начался показ видеоматериала.

Я смотрела его и не верила своим глазам. Это была запись моего первого посещения летательного аппарата инопланетян. Я хорошо помнила, что, когда захотела прикоснуться пальцем к пришельцам и двинулась к ним, то отключилась. А потом пришла в себя на обочине дороги рядом со своим велосипедом.

О том, что после отключки со мной что-то ещё происходило здесь, даже не догадывалась. Я поняла, что у меня просто стёрли память о том отрезке времени.

Судя по кадрам видео, я до Флима всё же дошла, а потом и до Нгва, и не только прикоснулась к ним. А сейчас смотрела это «интересное кино» и не понимала, откуда взялись во мне все эти неистовые женские страсти и нежности, которые я никогда не проявляла в отношениях с мужчиной. Но и сейчас, под воздействием фильма, я изнемогала от желания повторить всё это снова. Нет, близости у меня с ними не было и не могло быть. Ведь Флим и Нгва- бесполые существа. И как мне показалось, они не сразу начали отвечать на мои ласки, не понимали сперва, что со мной происходит. Скорее всего, они просто подыгрывали мне. Я же буквально размазывалась по их телам, тёрлась о них, как кошка, обнимала, целовала, обнюхивала, нежно покусывала, ворошила их странные волосяные покровы на головах. Потом ловко, но нежно уложила Флима на пол, залезла на него и продолжила ласки. Нгва сам улёгся рядом, придвинулся и начал принимать участие в них.

Пока я смотрела это «кино» и возбуждалась, Флим и Нгва наблюдали за моей реакцией. Вдруг я почувствовала робкое прикосновение к своему плечу справа. Но я не отреагировала на него, а продолжила зорко смотреть на экран. Страсти в фильме накалялись и длились ещё минут пятнадцать. Позже становились всё слабее и слабее. Внезапно я закрыла глаза и заснула.

Пришельцы подняли меня с пола и положили на стол. После этого в помещение въехала прозрачная капсула на колёсах. Они подняли её крышку, уложили меня внутрь и опустили крышку обратно. Её полость заполнилась туманом, переливающимся всеми цветами радуги.

— Что это вы со мной делали? Зачем поместили в эту штуковину? — испугалась я.

— Мы наделили тебя способностями видеть нас и общаться с нами на расстоянии, в каком бы виде мы не находились, за то, что ты одарила нас своей любовью и ласками. За то, что обучила нас этим чувствам. Нам понравилось. Однако если нам не захочется, чтобы ты нас видела, то ты нас увидеть не сможешь. Как в случае, когда мы становились невидимыми у кресел, а проявлялись девочки. А потом наоборот.

— Лучше бы вы этого не делали со мной. Я — обычный человек, и такой дар мне будет только во вред.

— Но, почему? — удивился Флим.

— Думаете мне легко было видеть вас в образе детских фантомов рядом с женщинами? Ведь я думала, что это настоящие живые детки!

— Верно, — согласился со мной Флим, — думала, но не испытывала по их поводу эмоций и не делала каких-либо умозаключений. Тебе это было не дано. А сейчас мы попрощаемся с тобой. На сегодня хватит с тебя эмоций.

Только Нгва сказал мне это, как я очутилась у себя дома на кровати. Лежала и гадала:

— Это сон был или явь?

Немного успокоившись, я решила, что заснула от нервного перенапряжения сразу после ухода Михаила из моей квартиры, и видела всё это во сне. А иначе, как объяснить, что я стала такой страстной? Да и большого опыта в отношениях с мужчинами я не имела.