Арабо-израильские войны. Арабский взгляд

Автор неизвестен

Арабо-израильский конфликт, затянувшийся на две трети века и постоянно провоцирующий открытые вооруженные столкновения, до сих пор остается во многом неизвестной войной.

В советские времена достоверная информация о ходе боевых действий была фактически недоступна — официальная печать предпочитала отмалчиваться о причинах поражений наших арабских союзников, ограничиваясь ритуальными проклятиями в адрес «израильской военщины».

После распада СССР вышло несколько содержательных книг по истории арабо-израильских войн — но все это был взгляд исключительно с израильской стороны.

Данная книга ВПЕРВЫЕ представляет арабскую точку зрения. Это уникальное исследование, прежде хранившееся под грифом ДСП, составлено по свидетельствам арабских генералов и офицеров, проходивших обучение в советских военных академиях. В рамках учебного процесса они были обязаны подробно описать свой боевой опыт, оценить действия противника и причины собственных поражений.

При этом, как говорится, «из песни слов не выкинешь» — книга издана без купюр и цензуры: резкость высказываний и крайне жесткая антиизраильская риторика не только помогают почувствовать «дух эпохи», но и дают представление об ожесточенности противостояния на Ближнем Востоке, начавшегося сразу после Второй мировой войны и продолжающегося до сих пор.

Оформление художника

С. Курбатова

 

АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ВОЙНЫ 1948–1982 ГОДОВ

 

ВВЕДЕНИЕ

С начала Первой мировой войны район Ближнего Востока являлся ареной постоянной борьбы между поддерживаемым империализмом сионистским движением, с одной стороны, и защищающим свою независимость и право на существование арабским национальным движением — с другой. После Второй мировой войны интерес к этому региону империалистических государств значительно возрос. Его важное стратегическое значение — расположенного на стыке трех континентов — определялось пролегающими здесь наземными, морскими и воздушными коммуникациями, и особенно Суэцким каналом, который на 8—15 тыс. км сокращает путь из Европы в порты Индийского и Тихого океанов. Но особенный интерес представляет ближневосточная нефть, разведанные запасы которой составляют две трети всех запасов капиталистических государств. Кроме того, Ближний Восток рассматривался империалистами как удобный плацдарм, прилегающий непосредственно к границам СССР. Бывший президент США Д. Эйзенхауэр так отзывался о регионе: «В мире нет более важного района с точки зрения стратегической, чем Ближний и Средний Восток».

Англо-американское соперничество за гегемонию в арабском мире, военное вмешательство Англии, Франции и несознательная позиция арабских реакционных лидеров в конце сороковых годов в значительной степени помогли международному сионизму укрепить свои позиции на Ближнем Востоке.

15 мая 1948 года сионизм официально провозгласил свое существование в качестве государства Израиль, и сразу вслед за этим разразилась первая арабо-израильская война, которая втянула в свое горнило многие соседние арабские государства, ставшие на защиту законных прав арабского народа Палестины.

Вот уже более сорока лет ближневосточный конфликт создает серьезную угрозу всеобщему миру. Главной причиной конфликта является палестинская проблема, возникшая в результате изгнания сионистами большей части арабского народа Палестины с его исконных земель и лишения его законных национальных прав, прежде всего права на самоопределение, создание собственного государства. Другой причиной конфликта является постоянно проводимый Израилем агрессивный и экспансионистский курс в отношении арабских государств, особенно тех, которые последовательно проводят антиимпериалистическую политику. Стремление США использовать в ходе конфликта военную машину Израиля для подавления арабских прогрессивных сил блокирует перспективу достижения справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке и значительно углубляет взрывоопасную обстановку в регионе.

Военная и политическая поддержка США способствует агрессивности и экспансионизму правящих кругов Израиля, вытекающим из самой сущности его идеологии. Отказываясь признать законные национальные права арабского народа Палестины, добиваясь аннексии оккупированных земель, вынашивая захватнические замыслы в отношении территорий соседних арабских государств, Израиль намеренно срывает возможность политического урегулирования ближневосточного конфликта. С момента провозглашения государства Израиль и до сих пор сионистами было развязано пять арабо-израильских войн, погибли десятки тысяч людей, более миллиона арабов было насильственно изгнано со своих земель, аннексированных израильтянами, нанесен колоссальный материальный ущерб арабским странам. И по сегодняшний день льется кровь ни в чем не повинных людей в Ливане, подвергшемся агрессии израильтян в последней войне, а также на Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа и на Голанских высотах, где израильские войска стремятся подавить восстание арабского народа против захватчиков, применяя различные способы насилия.

В восьмидесятые годы, после заключения Израилем стратегического союза с США, границы противоборства еще более расширились. Израиль превратился в партнера США по СОИ, что, в свою очередь, способствовало внедрению новейших средств и вооружений на ближневосточном ТВД. Монополистический капитализм заинтересован в сохранении постоянной напряженности на Ближнем Востоке. Регион по-прежнему остается одним из основных клиентов этого монополистического капитализма и рынком сбыта их военной продукции.

Мир в конце восьмидесятых годов вступил в эпоху нового политического мышления, стремится к ликвидации угрозы развязывания мировой ядерной войны, ограничению локальных и региональных конфликтов, установлению прочных, справедливых отношений между всеми странами и народами.

Вместе с тем мы не находим подтверждений тому, чтобы Израиль отказался от своей экспансионистской, агрессивной политики, поддерживаемой США.

В этих условиях проведенное исследование преследовало цель изучение причин возникновения арабо-израильских войн и их последствий, освещение сущности ближневосточной проблемы в целях поиска новых средств и методов по отражению угрозы сионистской, империалистической агрессии.

Большинство арабских исследований на эту тему носят ограниченный, однобокий характер. В целом авторы касаются одной или нескольких в общем виде войн, без необходимого анализа и взаимосвязи между ними. По нашему мнению, проведенные исследования имеют существенный недостаток: в них отсутствует реальная оценка причин возникновения и результатов войн. Серьезным недостатком арабских исследований является преувеличение успехов арабских армий, игнорирование допущенных ошибок и просчетов военно-политического руководства в ходе вооруженной борьбы, что исключает предпосылки извлечения реальных уроков из опыта прошлого и учета их в будущем.

Иностранные исследования на эту тему многочисленнее и объективнее арабских. Вместе с тем они затушевывают агрессивный курс Израиля, а зачастую и оправдывают его. В них отрицается зависимость Израиля от империализма, преувеличивается эффективность действий израильской армии и игнорируются достижения арабов.

В ряде израильских исследований войны рассматриваются в отдельности, за исключением нескольких работ. В этих исследованиях в качестве агрессора показаны арабские государства, оправдывается оккупация захваченных территорий, а палестинская проблема рассматривается как проблема беженцев и т. д. Сложившаяся ситуация в подобной трактовке конфликта на Ближнем Востоке вызывает необходимость реалистического подхода в исследовании проблемы для выработки практических рекомендаций в интересах боевой подготовки арабских армий с целью повышения их боевой мощи по отражению возможной империалистической израильской агрессии.

Этим в основном и определяется актуальность избранной темы исследования.

В ходе работы исследованы политические концепции империалистических государств после Второй мировой войны на Ближнем Востоке, их экономические интересы в регионе и кризис колониальной политики; прогрессивные и реакционные режимы арабских государств, единство их взглядов и противоречия; позитивное отношение к борьбе арабского народа мировой общественности и правительств дружественных государств; большая помощь Советского Союза и других социалистических стран прогрессивным режимам арабских государств, подвергшихся израильской агрессии.

Предметом исследования являются агрессивные устремления и поступки сионистов Израиля при поддержке США и других империалистических государств против народов Палестины и соседних арабских государств.

Исследование преследует цель изучить:

— причины возникновения арабо-израильских войн и их характер;

— планирование боевых действий противоборствующих сторон;

— состояние вооруженных сил Израиля и соседних арабских стран, способы их комплектования, вооружение, оснащение и подготовка к войне;

— применение родов войск и видов вооруженных сил;

— применение новых средств вооруженной борьбы и их влияние на способы боевых действий;

— военно-политические итоги арабо-израильских войн. Границы исследования определены целями и задачами диссертации: проведен анализ пяти арабо-израильских войн в период с 1948 по 1982 год, в которых рассмотрены действия вооруженных сил Израиля, Египта, Сирии, Иордании и Ливана в зависимости от степени их участия на соответствующих фронтах.

Идейно-теоретической и методологической основой исследования является учение партии ПАСВ и исторический диалектический материализм. В ходе исследования использован военно-исторический метод, позволяющий применить факторы, влияющие на историческое развитие военной науки, системный анализ причинно-следственных связей в истории войн, процесс их подготовки и ведения, а также методологически строгое изучение военно-исторических документов, научных источников и других материалов.

Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения и приложений. Первая глава посвящена анализу основных опубликованных трудов по исследуемой теме арабских, советских, израильских и западных авторов. Во второй главе дан анализ военно-политической обстановки в Ближневосточном. регионе после Второй мировой войны, образования государства Израиль, возникновения палестинской проблемы и анализ арабо-израильских войн с 1948 по 1970 год.

Третья глава полностью посвящена Октябрьской освободительной войне 1973 года. В ней рассмотрены причины возникновения войны, планирование наступательных операций в армиях арабских государств, ход боевых действий. Итоги и уроки войны.

В четвертой главе анализируется отношение к Палестинскому движению сопротивления в 70-е — 80-е годы и израильская агрессия против Ливана в 1982 году.

В заключении изложены итоги и уроки арабо-израильских войн, вскрыты причины неудач арабских армий в рассматриваемых войнах, сформулированы предложения и рекомендации, направленные на повышение оборонной мощи арабских государств против возможной израильской агрессии.

В результате проведенного исследования автором сделаны научные выводы по рассматриваемой проблеме, которые выносятся на защиту:

1. Политика Израиля с момента его провозглашения носит агрессивный экспансионистский характер. Аннексионистская политика сионистов явилась причиной возникновения арабо-израильских войн. Исследование позволило вскрыть истинные агрессивные израильские замыслы, обнаружить различие между объявленными целями и осуществленными действиями. Во всех арабо-израильских войнах преимущество в силах и средствах на поле боя было на стороне израильских войск (за исключением первого этапа Октябрьской войны 1973 г.). Израиль и поддерживающие его силы империализма во всех арабо-израильских войнах (кроме войны 1973 г.) успешно осуществляли план стратегического обмана.

2. Успех Израиля в войнах в значительной степени обусловливается просчетами арабских командований в подготовке войны, некоторой беспечностью их в управлении боевыми действиями, но не исключительными особенностями израильской армии, как это часто преподносят сионисты на Западе. Командование вооруженных сил арабских государств плохо координировало боевые действия фронтов, не осуществляло взаимодействия видов вооруженных сил и родов войск. Потери арабских армий значительно превосходили потери Израиля и имели тенденцию роста в каждой новой войне. Поэтому в будущем с применением высокоточного оружия и средств массового поражения потери и разрушения возрастут в несколько раз. Развитие американо-израильского сотрудничества в области военной технологии и средствах РЭБ привело к качественному техническому превосходству израильской армии, что заметно проявилось в войне 1982 года.

3. Основные противоречия между Израилем и соседними арабскими государствами (несмотря на подписание Кэмп-Дэвидского соглашения) продолжают сохраняться, потому не исключена вероятность возникновения новой войны. Военно-политический курс Израиля, основанный на применении силы, способствует усилению противоречий и напряженности не только в Ближневосточном регионе, но и во всем мире.

Войны 1973 и 1982 годов показали, что ни одна из противоборствующих сторон не в состоянии вести войну без эффективной помощи великих держав.

Совпадение интересов американского империализма и израильского сионизма на Ближнем Востоке делает Израиль ударной силой в регионе. В противоположность Израилю, экспансионистский агрессивный курс которого рассматривает насилие как неизбежное историческое явление, арабские государства стремятся к установлению справедливого мира в регионе, в основе которого стоит вывод израильских войск с оккупированных в 1967 году арабских территорий и признание права на самоопределение арабского народа Палестины.

 

Глава 1

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИХ ВОЙН

 

1.1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ АРАБО-ИЗРАИЛЬСКОГО КОНФЛИКТА

По мнению израильского руководства, состояние «ни мира ни войны» является естественным для арабо-израильских отношений. Имеется в виду, что основная цель сионизма — собрать всех евреев на «земле обетованной» — все еще не осуществлена. Официальные лица в Израиле возлагают ответственность за развязывание войны на арабскую сторону. Эта политика берет свое начало с нацизма, провозгласившего в свое время так называемое «жизненное пространство» официальной доктриной территориального разделения мира, что соответствует израильской политике «безопасности границ».

Военная доктрина Израиля в целом идентична гитлеровской военной доктрине, направленной на милитаризацию государства в интересах осуществления агрессивных замыслов.

Обе стороны рассматривают длительную войну как свое поражение. Поэтому они делают ставку на «молниеносные войны», где приоритет отдается массовому применению танковых группировок и завоеванию господства в воздухе, как основному условию достижения победы в короткие сроки, до того как противник успеет отмобилизовать свои силы и развернуть их на ТВД.

Немцы просчитались в оценке советских войск во Второй мировой войне, а израильтяне в оценке действий египетской и сирийской армий в войне 1973 года. Однако они не извлекли должных уроков из прошлого, не изменили своего агрессивного, экспансионистского курса и продолжают толкать арабов к новой войне. Программные документы партии ПАСВ определили характер противоречий в арабо-сионистской борьбе. В них указывается, что противоречия между Израилем и империализмом, с одной стороны, и арабским освободительным движением — с другой определили основную цель — освобождение захваченных в 1967 году земель и восстановление законных национальных прав арабского народа Палестины, в том числе его права на самоопределение. В отчетном докладе 13-го съезда ПАСВ, состоявшегося в июле 1980 года, было подчеркнуто, что «Кэмп-Дэвидские соглашения между Египтом и Израилем при посредничестве США серьезно нарушили военно-политический, стратегический баланс между арабами и сионистским врагом. Поэтому восстановление этого баланса требует перестройки самого антиимпериалистического, антисионистского фронта».

Президент X. Асад считает, что создание стратегического равновесия с Израилем является национальным долгом перед арабами, а «осуществление стратегического равновесия является актуальной задачей в деле освобождения оккупированных земель и восстановления попранных арабских прав, ликвидации агрессии и достижении справедливого мира» .

Сирийский арабский военный курс опирается на органическое единство между миролюбием и сохранением постоянной боеготовности вооруженных сил, призванных защищать свое отечество и народные завоевания. Этот курс находит свое воплощение в конституции САР, решениях партийных съездов и боевых уставах сирийских ВС.

Теория марксизма-ленинизма подтверждает, что вооруженные восстания и национально-освободительные войны, будучи формами революционного насилия, являются естественными и законными. Правом угнетенных народов считается ответить насилием на насилие с целью возвратить свои попранные права. Насилие в этом случае имеет временный, а войны — ярко выраженный классовый характер. Поэтому корни войн следует искать в структуре обществ с антагонистическими классами и в соперничестве за гегемонию над народами.

Сущность войны связана с ее политическим содержанием. Ленин писал: «…Надо изучать довоенную политику, политику, которая ведет и вела к войне. Если это империалистическая полтика, т. е. если она защищает интересы капитализма, грабит и угнетает колонии и государства, то война, возникшая в результате этой политики, является империалистической войной. Если же политика национально-освободительная, то война, возникшая в ее результате, является национально-освободительной войной».

Автор при изучении исторических явлений и событий исходил из основных законов диалектики развития природы и общества, находящихся в органической взаимосвязи и постоянном взаимодействии и развитии.

Свидетельством правильности этой основы является развитие форм вооруженной борьбы в арабо-израильских войнах в сражениях и операциях, которые сопровождаются развитием оргструктуры ВС обеих противоборствующих сторон, а также наращиванием средств вооруженной борьбы. Здесь мы имеем наглядный пример претворения в жизнь закона единства и борьбы противоположностей т. е. борьбы между средствами наступления и обороны; между танками и п/т средствами, самолетами и средствами ПВО, системами обнаружения, управления и РЭБ, осуществляющими подавление и постановку помех средствами нападения, и т. д.

Это постоянное противоречие привело к развитию средств наступления и обороны, что, в свою очередь, создало внутренний источник для развития военной науки.

Автор опирался также на закон перехода количественных изменений в качественные и наоборот, что было отмечено в целом ряде случаев, как например: применение нового оружия и техники в малом количестве со стороны противника не привело в конечном счете к качественному изменению способов ведения боевых действий.

Когда Египет и Сирия применили в ограниченном количестве в «войне на истощение» в 1970 году средства ПВО, это также не привело к качественному изменению в действиях израильской авиации на поле боя. Это произошло после создания широкой сети ПВО в войне 1973 года.

В то же время средства РЭБ Израиля не были в состоянии создать качественный заслон ПВО в войне 1973 года, что было ими осуществлено только в войне 1982 года.

Автор отмечает применение диалектического закона отрицания в арабо-израильских войнах на примерах замены старой техники и вооружения на новое, с сохранением положительного старого. С легких самолетов и артиллерии до боевых сверхзвуковых истребителей, вертолетов огневой поддержки и т. д. Применение этого закона отмечено и в изменении оргструктуры и боевых порядков войск. При написании работы автор использовал боевые уставы арабских армий и ВС Израиля, а также современные достижения в военной географии при изучении рельефа ТВД. С этой целью были использованы арабские и израильские карты, данные аэрофотосъемки, статистические справочники и разработки для оценки сил и средств ВС сторон.

Для уточнения обстановки использовались израильские материалы, захваченные в ходе военных действий, а также рекогносцировочные поездки для уточнения линии фронта.

Автор использовал израильские материалы по морально-политическому воспитанию израильских солдат, а также результаты боевых стрельб, проведенных на захваченной израильской технике.

 

1.2. ИСТОРИОГРАФИЯ АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИХ ВОЙН

В ходе исследования автор использовал значительное количество различных источников. Основным научным аппаратом исследования явились документы архивов Генерального штаба вооруженных сил Сирийской Арабской Республики в Дамаске. Кроме того, были использованы многочисленные публикации по исследуемой теме, которые условно можно разделить на четыре группы: публикации арабских авторов, советские публикации, израильские и западные публикации и исследования.

Арабские источники в целом объективно излагают рассматриваемую проблему, но имеют общий недостаток. В них преувеличены успехи арабских армий в исследуемых войнах, не указаны или отмечены слабо ошибки и просчеты военно-политического руководства арабских государств.

Отсутствует анализ успехов и неудач, вследствие чего нет обоснованных выводов и рекомендаций.

Советские источники основное внимание уделяют агрессивному характеру империалистической политики сионизма, не рассматривая достаточно глубоко политические и военные просчеты арабов. В них также нет существенных выводов и предложений, крайне необходимых для реальной оценки исторических событий в регионе.

В израильских публикациях всюду подчеркивается агрессивность арабов, оправдывается политика экспансии и аннексии оккупированных арабских территорий. При этом проблема палестинских беженцев отождествляется с решением палестинской проблемы, ответственность за которую возложена на арабов. В рассматриваемых работах дан глубокий анализ успехов и неудач израильских армий в пяти войнах и сформулированы практические рекомендации для ВС Израиля.

Западные авторы ближневосточной проблеме посвятили большое количество публикаций, лейтмотивом которых являются исключительные военные успехи израильской армии при полном замалчивании агрессивного курса правящих кругов Израиля и империалистического сионистского альянса. В работах игнорируется роль Сирии в арабо-израильских войнах. В большинстве работ сделаны, на наш взгляд, не совсем правильные выводы.

Рамки исследования и его объем не позволяют проанализировать все труды по рассматриваемой проблеме, поэтому автор сосредоточил внимание, по его оценке, на основных публикациях арабских, израильских и западных авторов, которые и приведены в данном разделе.

Заслуживает внимания по объективному анализу событий книга «Первая арабская война 1973 года», написанная коллективом авторов и изданная в Дамаске в 1978 году. В ней подробно освещены вопросы подготовки войны, ход боевых действий, уроки и выводы. Наряду с положительными сторонами этого коллективного труда в нем имеется также и целый ряд недостатков. На стр. 17 сильно преувеличена роль израильской авиации в войне, где указывается, что после войны 1967 года израильская авиация получила ключи от района западной Азии до восточной и Центральной Африки. После 1967 года улучшилась координация действий между авиацией США, Израиля и военными базами США, расположенными в Турции и Иране.

На стр. 23 авторы констатируют, что сирийская авиация в ходе войны полностью выполнила свои задачи, что не соответствует действительности. Подлежит сомнению и такое утверждение авторов, что «сирийские самолеты постоянно бомбили израильские объекты в ходе «войны на истощение», периодически нанося удары по израильским поселениям, сельскохозяйственным объектам на Голанах, неоднократно вторгались в воздушное пространство Тель-Авива».

Драматизируя события и в погоне за сенсацией, авторы пишут (стр. 24), что «…страны третьего мира, и в особенности африканские страны, попадали в трудное положение по мере того, как израильские войска приближались к их границам».

Авторы недостаточно хорошо изучили вопросы сотрудничества между сирийской и египетской армиями в войне 1967 года, заявляя на стр. 23, что «… арабское сотрудничество было осуществлено на деле вскоре после смерти Г. А. Насера». Исторические факты и проведенные исследования подтверждают обратное.

На стр.25 авторы утверждают, что… «международная обстановка благоприятствовала наступлению арабских армий… и после перехода израильской армии к обороне США уже не смогли осуществить свою традиционную политическую поддержку Израиля». Напротив, документы проведенного исследования говорят о том, что США оказывали всестороннюю поддержку Израилю в ходе всей войны.

На стр. 35 авторы указывают, что «…сирийские войска избрали оборонительную тактику с целью ослабить военное давление на египетском фронте». В действительности же сирийское командование планировало предпринять на северном участке голанского фронта активные наступательные действия с прорывом обороны и развитием наступления в глубину. И лишь просчеты в планировании наступательной операции, неудовлетворительная организация взаимодействия и отсутствие данных о намерениях и характере действий противника вынудили сирийские войска перейти к обороне.

Рассматривая ход боевых действий на египетском фронте, авторы указывают, что в период с 11 по 14 октября израильские войска проводили контрнаступление. Документами это не подтверждается.

При оценке действий родов войск сирийской армии (стр. 95) авторы по-прежнему «лакируют действительность», показывают высокое мастерство танковых экипажей, артиллерии, пехоты и умелое руководство войсками командирами всех степеней.

На проведенном разборе боевых действий были вскрыты просчеты командования, в управлении войсками отмечалась низкая слаженность в действиях частей и подразделений в бою и слабая обученность экипажей, расчетов действиям при оружии.

Преувеличены и потери израильских ВВС. На стр. 130 указывается: «…потери составили три израильских самолета против двух сирийских». В приложениях к диссертации даны истинные потери сторон, взятые из официальных документов. Там, к сожалению, приведены другие данные.

Генерал Мухаммед Фавзи, бывший военный министр Египта, в своих мемуарах «Трехлетняя война 1967–1970 гг.» дает анализ факторов, приведших к поражению египетской армии в войне 1967 года. На стр. 49–82 автор пишет: истинными причинами, приведшими к поражению Египта в арабо-израильской войне 1967 года, были недостаточная подготовка театра военных действий, проведенная экспромтом мобилизация, потеря управления войсками в ходе боевых действий, засевшая в штабах военная бюрократия, отсутствие должного внимания к практической боевой подготовке, низкая дисциплина и невысокий моральных дух, несбалансированность в организации и вооружении войск.

Давая оценку роли советских военных специалистов, автор пишет: «Советские специалисты обладали опытом в методике боевой подготовки, в планировании боевых действий (в оперативном планировании), в подготовке ТВД. Они отличались физической выносливостью, выдержкой, работая в войсках, отличались умением строить взаимоотношения с младшими командирами, проявлять уважение и военное послушание по отношению к старшим командирам. Они жили повседневной жизнью наших вооруженных сил, где бы это ни было, днем и ночью. Этим они заслужили уважение, доверие, дружбу и сотрудничество всех командиров египетских вооруженных сил. К этому следует добавить, что ни один из советников не пытался использовать в других целях свое присутствие, свою помощь нашим войскам, не вмешиваясь в идеологические и политические дела, а около 20 советников отдали свои жизни в ходе боевых действий трехлетней войны».

Несмотря на то что книга насыщена богатым фактическим материалом, она не лишена ряда неточностей: на стр.18 автор пишет, что «борьба и распри в арабском мире позволили американцам вмешаться для поддержки Израиля». Правильней было бы сказать, что конфликты и столкновения в арабском мире усиливали мощь Израиля, постоянно поддерживаемого США.

На стр.77–83 автор утверждает, что решение о блокаде залива Акаба привело к войне. Однако истинной причиной войны явился агрессивный курс израильской политики, поддерживаемой США, а блокада пролива послужила лишь поводом для развязывания агрессии.

На стр. 144 автор высказывает сомнения по поводу позиции сирийского руководства в войне 1967 года и заявляет: «Я узнал, что сирийской стороной не был отдан ни один приказ о занятии какой-либо позиции или о вступлении сирийских войск в боевые действия против Израиля».

В архиве Генштаба ВС САР можно ознакомиться с ходом боевых действий на сирийском фронте, в частности на рубеже реки Иордан, с проведенными бомбардировками и артобстрелом по всему фронту. Эти данные подтверждаются израильской прессой и рядом израильских авторов.

Октябрьской войне 1973 года посвятил исследование генерал Сауд ад-дин Шазли. Активный участник войны, автор подробно описывает мероприятия, осуществленные египетским военно-политическим руководством при подготовке к войне. В целом объективно освещая ход боевых действий, автор пытается оправдать нерешительность египетского руководства после преодоления «линии Бар-Лева» рядом объективных причин и нерешительностью Садата. А запоздалое наступление, предпринятое 14 октября якобы с целью ослабить давление на сирийском фронте (стр. 352), оценивает как грубую ошибку, приведшую «к дисбалансу египетских войск в районе Суэцкого канала», в результате чего противник смог форсировать его и значительно осложнить обстановку.

Оценивая ход дальнейших действий, автор обвиняет Садата в том, что он не смог перебросить силы с восточного берега канала на западный для ликвидации израильского плацдарма. Он обвиняет Садата и в том, что тот отверг предложение СССР о прекращении огня 9 октября, когда инициатива была на стороне египтян (стр. 379). В то же время 19 октября Садат уже, по мнению автора, не видел другой силы, способной остановить израильское наступление, кроме СССР, который в это время имел 6 воздушно-десантных дивизий, готовых в любой момент к боевым действиям. Это утверждение авторов также подлежит сомнению.

Анализу планирования и хода боевых действий в Октябрьской войне 1973 года на сирийском фронте посвящено исследование арабских авторов Мухаммеда Зухейр Даяба и Ализа Хули «Большой поворот», вышедшее в 1979 году в Дамаске. В работе также заметен тенденциозный подход к отражению событий, выпячиваются успехи сирийских войск и замалчиваются явные просчеты. Допущены и некоторые неточности. Например, соотношение сил на Голанах к началу войны авторы оценивают 2:1 в пользу Сирии. На самом же деле сирийские войска превосходили противника более чем в 4 раза.

На стр. 109 авторы пишут, что «в течение 8 дней Сирия воевала в одиночестве и потеряла все, чего достигла ранее». В действительности же сирийцы не воевали с израильской армией в одиночестве. Согласно архивным документам и проведенным исследованиям сухопутные войска Израиля были распределены примерно равномерно между сирийскими и египетскими фронтами. Израильская же авиация переносила свои усилия с одного фронта на другой. Однако в этот период ее действия не имели решающего значения для результатов наземных операций. «Взаимодействие между родами войск, — говорится в исследовании, — было поразительным». На самом же деле слабое взаимодействие на поле боя между родами войск и видами вооруженных сил в операции явилось одной из основных неудач Сирии в Октябрьской войне.

На стр. 111 авторы пишут, что «успех израильского контрнаступления обусловливается численным превосходством в силах и средствах, достигнутым вследствие неспособности египетского руководства реализовать совместный план, который заставил бы Израиль рассредоточить свои стратегические резервы». В действительности же 8 октября израильские войска перешли в контрнаступление одновременно на сирийском и египетском фронтах.

«Первым фактором, обусловившим успех форсирования египетскими войсками Суэцкого канала, — пишут авторы, — явилось успешное наступление сирийских войск на Голанах в соответствии с разработанным планом совместных действий, что вынудило израильское командование сосредоточить свои основные усилия для отражения этого наступления». Проведенные исследования показывают, что успешное форсирование канала предопределило целый комплекс факторов, основными из которых являются: тщательное планирование операции, кропотливая работа по подготовке войск, хорошо продуманное и реализованное материально-техническое и особенно инженерное обеспечение форсирования, скрытность подготовки, обеспечившая тактическую внезапность, и другие факторы. В ходе форсирования израильское командование не перебросило ни одной бригады с египетского на сирийский фронт.

Представляют определенный интерес работы израильских авторов. В книге «Арабо-израильские войны», вышедшей в 1984 году в издательстве «Файнейт» в Нью-Йорке, ее автор Хаим Герцог дает анализ войн 1948–1973 годов, рассматривает причины возникновения войн, их цели и состав противоборствующих сторон. Автор утверждает, что основной причиной войн является ненависть арабов к Израилю, совершенно не уделяя внимания палестинской проблеме. Трудно согласиться и с таким тезисом автора, что основной причиной поражения арабских армий является качественное превосходство израильских вооруженных сил над количественным превосходством арабских армий. И далее: конфронтация в регионе будет сохраняться до тех пор, пока арабы не убедятся в необходимости мирного сосуществования с Израилем. Автор дает и такую посылку, что арабы первыми начали войну сразу же после решения о разделе Палестины, при этом умалчивает об экспансионистских устремлениях сионистских организаций в этот период. Автор упрощает и проблему палестинских беженцев. Более того, обвиняет в причине ее возникновения арабскую сторону в том плане, что соседние арабские государства не смогли и не хотели разместить на своих землях 800 тыс. палестинцев, надеясь в будущем использовать их в политических целях. В то же время правительство Израиля нашло возможность расселить у себя такое же количество еврейских эмигрантов из Европы и других континентов.

Оценивая результаты войны 1956 года (стр.141), автор считает, что израильские войска смогли добиться успеха в результате смелого и быстрого маневра, четкого управления войсками. Однако исторические факты говорят о другом. Египетские войска, достаточно хорошо обученные и вооруженные, оказывали упорное сопротивление агрессору, пока не был получен приказ об их выводе с Синайского полуострова.

Автор обвиняет правительства Сирии, Ливана и Иордании (стр. 147) в том, что они отвели воды рек Баниас, Хасбани и Ярмук, лишив таким образом Израиль водных ресурсов, оценивая это мероприятие как серьезную военную акцию арабов против Израиля. В то же время автор труда умалчивает о том, что еще 8 лет назад Израиль отвел воды реки Иордан, лишив арабские страны водных источников.

Описывая войну 1967 года (стр.185), автор утверждает, что сирийская авиация предприняла попытку нанесения удара по нефтеперерабатывающему заводу в Хайфе, артиллерия постоянно обстреливала израильские войска в восточной Галилее и были предприняты попытки атаковать израильские поселения, и здесь же автор противоречит себе, заявляя, что сирийцы так и не осуществили ни одной серьезной операции на голанском фронте, а король Хусейн охарактеризовал действия сирийцев как явное предательство.

В действительности же в 1967 году сирийская армия не обладала достаточной мощью для осуществления наступательных действий и форсирования реки Иордан. Поэтому сирийцы участвовали в войне, ведя активную оборону, а ВВС Сирии силами 22 самолетов нанесли удар по израильским аэродромам, но самолетов на них не оказалось. Иегуда Слуцкий в книге «История Хаганы» исследует историю этой организации с момента ее создания в начале 20-х годов и до преобразования ее в 1948 году в израильскую армию обороны. На стр. 256 автор признает, что в марте 1948 года Бен-Гурион отдал приказ о полном захвате Иерусалима, несмотря на то что в соответствии с решением о разделе этот район признавался международной зоной. Кроме того, был также отдан приказ о захвате и прилегающих к Иерусалиму районов, которые отходили к арабскому государству. Вопреки указанным историческим фактам израильские лидеры продолжают утверждать, что еврейское руководство было согласно с решением о разделе и строго его соблюдало.

На стр. 85–86 указываются террористические мероприятия, спланированные и осуществленные в мае 1948 года сионистскими организациями против так называемых «арабских террористов» согласно плану «Б»: нанесение удара по политическому руководству, подстрекателям, исполнителям операций, по тем, кто предоставил им кров — высокопоставленным арабским офицерам и чиновникам. Были запланированы удары по арабским экономическим объектам, предусмотрены рейды по арабским деревням, городским кварталам, сельскохозяйственным фермам, клубам, кофейням, скоплениям людей и т. п. Все это убедительно свидетельствует о том, что именно сионистские организации несут ответственность за рост волны террора в Палестине.

Реализованный в начале 1948 года план «Д» также включал террористические мероприятия, осуществляемые сионистскими организациями с целью захвата арабских деревень и изгнания их жителей. План предусматривал проведение операций против населенных пунктов противника, находящихся внутри или около их системы обороны. Операции включали в себя действия по разрушению деревень, проведение облав, уничтожение вооруженных групп в случае их сопротивления, изгнание жителей за пределы государства. Изучение задач, которые выполняли бригады Хаганы в соответствии с планом «Д» с марта 1948 года, показывает, что они носили ярко выраженный наступательный характер и предусматривали установление контроля над арабскими городами со смешанным населением. Это означает, что за 2 месяца до ввода арабских сил сионистское руководство в Палестине развязало войну. Вопреки этой реальности автор продолжает утверждать, что арабы первыми начали наступление в войне 1948 года.

На стр. 375–376 автор пишет о равносторонней английской и американской помощи сионистским организациям в области политики, вооружения и направления в Палестину хорошо подготовленных военных кадров еврейской национальности. В то же время арабам-палестинцам запрещалось создание военной организации, а «…в результате протеста евреев» мандаторные власти с 2 ноября 1946 года запретили носить форму членам исламских организаций «Ан-Наджада» и «Аль-Футува», государственным служащим было запрещено вступать в эти организации и в организацию «братьев-мусульман».

На стр. 188 автор указывает, что большую помощь сионистам оказали британские власти: «Мы не должны забывать, что присутствие британских сил до середины мая 1948 года не позволило арабским регулярным силам завоевать Палестину и предоставило Хагане время для организации своих бригад, получения современного оружия в необходимом количестве.

Сионистский историк не скрывает экспансионистский характер теоретической посылки сионистов об отсутствии постоянных границ у еврейского государства, так как эти границы расширяются в соответствии с созданием новых военных поселений на захваченных арабских землях. «Границы еврейского государства, — пишет Иегуда Слуцкий, — в большей степени определяют успехи, достигнутые в поселенческой деятельности».

Автор не скрывает также религиозную основу сионистской идеологии, прославляющей жестокость и силу, как об этом говорится в Торе: «…Бен-Гурион в 1937 году заявил королевской комиссии: «Тора — вот наш мандат».

В книге «История войны за независимость», подготовленной Генштабом Израиля, излагаются боевые действия против египетских, иорданских, сирийских и ливанских войск. Дана подробная характеристика израильских сил, проведен анализ боевых действий, указаны результаты боев и причины неудач. В целом авторы объективно излагают события сорокалетней давности. Хорошо их аргументируют ссылками на многочисленные архивные источники, приводят воспоминания участников тех событий.

На стр. 625 авторы описывают убийство международного посредника графа Бернадотта боевиками сионистской организации «Лехи», осуществленное на второй день после представления графом своего проекта о включении района Негев в состав арабского государства. Израильское командование спланировало операцию «Юаб» по захвату Негева, чтобы упредить выполнение решения международного посредника. Объективно показан и ход успешной операции израильтян по захвату Негева. Развитию вооруженных сил Израиля и их использованию в агрессии против арабских государств посвящена книга английских авторов Эдварда Лотфага и Дана Гуревича «Израильская армия», вышедшая в Лондоне в 1975 году. В ней авторы анализируют состояние израильской армии накануне и в ходе агрессивных войн (указаны цели, основные сражения, результаты и уроки). Книга изобилует богатым информативным материалом, дающим возможность определить качественное состояние израильской армии в войнах 1948–1973 годов.

Анализируя состояние израильской армии в войне 1948 года, авторы справедливо определили значительное превосходство израильтян благодаря широкой контрабанде оружия в Израиль из европейских стран и США. Здесь же они не без восторга повествуют, как в 1948 году в течение нескольких дней руководству Израиля удалось создать вооруженные формирования из местного еврейского населения и вновь прибывших добровольцев на территории Палестины.

Используя мемуары Бен-Гуриона, авторы приводят данные о регулярных силах Хаганы на 15.05.1948 г. в составе более 29 тыс. человек (стр. 34). После подписания второго соглашения о перемирии количество боевиков организации возросло до 60 тыс. человек, при этом оружие из европейских стран им доставлялось беспрепятственно. В то же время английские власти подвергали тщательному досмотру все суда у палестинского побережья.

Еще до ввода арабских сил в Палестину сионистской организацией был тщательно разработан план и частично осуществлен (стр. 32) захват арабских населенных пунктов, расположенных на основных маршрутах между иудейскими поселениями. Кроме того, план включал и захват ряда городов, в том числе Иерусалима, Тиберии и Цефата.

Касаясь «тройственной» агрессии против Египта в 1956 году, со ссылкой на Бен-Гуриона, авторы считают, что эта кампания готовилась давно. Моше Даян в своих воспоминаниях указал, что Бен-Гурион потребовал от него разработать план осуществления широкой военной акции против Египта еще 22 октября 1955 года, т. е. ровно за год до ее начала (стр. 141). Однако авторы в определении основных задач и целей этой акции все свели лишь к упоминанию официального заявления. В книге не упоминается неблаговидная роль правящих кругов Англии и Франции в натравливании Израиля и разработке ими, заблаговременно, совместно с Израилем агрессивного плана. Авторы обходят молчанием и заявление Бен-Гуриона, в котором он настаивал на аннексии Сулейманского (Акаба) залива и значительной части Синайского полуострова.

Анализируя состав египетских войск на Синайском полуострове (стр. 143), авторы приходят к правильному выводу о наличии значительного количественного превосходства израильских войск.

В ходе военных действий, указывается в книге, израильские войска разгромили в течение 8 дней две египетские дивизии. В то же время ничего не сказано о том, что египетские войска успешно отразили наступление израильтян и вынуждены были начать отход на западный берег Суэцкого канала в результате политического решения, которое создавало благоприятные условия для продолжения Израилем боевых действий в тылу египетских войск, нанося им большие потери.

Указывая на большое количество вооружения в египетской армии, авторы произвольно утверждают о наличии агрессивных намерений Египта против Израиля.

Американский автор Тревор Дебуи в книге «Обманчивая победа», изданной в США в 1984 году, исследует арабо-израильские войны 1944–1973 годов. Основываясь на некоторых исторических данных, во введении автор пытается обосновать законное право евреев на возвращение в Палестину — «землю обетованную для богоизбранного народа», рассматривая их отсутствие в этом регионе как явление временное. При этом автор пытается доказать, что сионистское движение, будучи «движением мирным», не стремилось насильственно выселять палестинских арабов с их исконных земель.

В сионистских документах утверждается как раз обратное. Так, например, в пункте пятом Балтиморской программы 1942 года указывается на «необходимость мер по освобождению Палестины от арабского населения путем его перемещения в Ирак. В случае же отказа не остается ничего иного, как прибегнуть к силе» («Джуиш Обсервер» 21.03.1964 г.).

Автор признает, что британские мандаторные власти создали вооруженные еврейские организации для обороны еврейских поселений. Они также дали согласие на создание специальных еврейских подразделений для действий ночью под командованием британского офицера-разведчика В. Винчета. В 1944 году в Италии был сформирован еврейский корпус численностью около 20 тыс. человек, готовых, по словам автора, после окончания Второй мировой войны вести боевые действия в Палестине.

Хагана после ухода британских войск стала самой мощной военной силой на Ближнем Востоке. Характеризуя арабские войска, автор указывает на их молодость, слабую обученность, вооруженность и в то же время утверждает о численном превосходстве арабских армий.

Автор также проливает свет на соглашение, заключенное между британскими и сионистскими силами, о передаче позиций британских войск в Иерусалиме под контроль сионистов накануне эвакуации британских войск. Учитывая особую важность подобных действий, имевших место и в ряде других городов, было бы кстати, если бы автор указал на сговор между британским и сионистским руководством и явное предпочтение, оказываемое англичанами сионистам. Излагая действия противоборствующих сторон, автор справедливо отметил, что арабские армии не имели плана войны. Главнокомандующий арабскими силами король Абдалла был практически безвластен. Приказы и распоряжения подчиненным войскам отдавал британский генерал Глаб, который фактически командовал арабскими войсками, он же отдал распоряжение и о переходе арабских войск к обороне на границе арабского государства, определенной решением о разделе.

Рассматривая войну 1956 года, автор пытается скрыть наличие совместных планов агрессии Англии, Франции и Израиля против Египта. На стр. 223 он пишет: «Бен-Гурион был готов воевать с Египтом без помощи Франции и Британии», забывая о том, что одним из важнейших принципов Бен-Гуриона была «опора на крупную державу до развязывания любой войны».

Автор пытается умалить значение заявления Советского правительства с требованием немедленного вывода сил агрессоров с египетской территории, указывая на то, что «русские были поглощены «венгерским вопросом» и не были настроены всерьез на решительные действия, хотя данное предупреждение и обеспечило им хорошую политическую репутацию в арабском мире».

Рассматривая причины агрессии Израиля против соседних арабских стран в 1967 году, автор во главу угла ставит отвод арабами вод притоков реки Иордан, в результате чего был нанесен значительный ущерб сельскому хозяйству Израиля в долине Хула. Хотя автору и известно, что арабский план отвода вод явился ответом на израильский план отвода вод реки Иордан в пустыне Негев, реализованный в начале 60-х годов и нанесший огромный ущерб арабскому сельскому хозяйству.

Пытаясь оправдать израильскую агрессию, автор утверждает, что обе стороны, арабская и израильская, стремились к войне, а «Насер принял решения, сделавшие войну неизбежной».

Автор производит и подсчет вооружений, поставленных Советским Союзом арабским странам, количество специалистов и советников и делает вывод о том, что «Советы способствовали усилению напряженности на Ближнем Востоке, полагая, что перевес в людях и технике достаточен для того, чтобы покончить с Израилем». Действительность же заключается в том, что Советский Союз никогда не преследовал цель покончить с Израилем. Более того, в то время политика СССР была направлена на скорейшее решение палестинской проблемы — обеспечение законных прав арабского народа Палестины — и был предпринят ряд мер по ослаблению напряженности в регионе.

Анализируя Октябрьскую войну 1973 года, автор делает вывод, что арабы достигли стратегической и тактической внезапности на обоих фронтах, игнорируя то обстоятельство, что за 10 часов до начала военных действий американцы предупредили израильское руководство, которое смогло привести войска в боевую готовность и провести ряд мобилизационных мероприятий.

Причины, которые побудили египетское командование 14 октября принять решение о возобновлении наступления египетских войск, автор видит в «требованиях сирийцев об оказании им помощи с целью ослабления израильского давления». Однако бывший начальник Генерального штаба египетской армии генерал Шазли в своей книге «Октябрьская война» выражает сомнение по поводу этих причин. Оправдывая израильское командование в нарушении им решения о прекращении огня, принятого 21 октября на египетском фронте, автор пишет, что израильское командование отдало войскам приказ прекратить огонь, если огонь прекратил и противник. Однако истинная причина заключалась в том, что израильское командование требовало от своих войск продолжать наступление и окружить город Суэц, который находился в 30 километрах за линией прекращения огня.

Ричард Габриель в книге «Операция «Мир Галилее», посвященной арабо-израильской войне 1982 года, исследует структуру израильской армии, ее стратегическую концепцию, структуру ООН, ее военно-политическую деятельность, израильский план ведения войны и его реализацию, дает оценку боевых действий противоборствующих сторон и формулирует уроки войны. Давно симпатизируя агрессивному курсу Израиля, автор оправдывает агрессию Израиля против Ливана, ставит под сомнение действия ООН в качестве национально-освободительного движения и характеризует ее как террористическое течение. Искажена также и цель военного вмешательства Сирии, которая показана как стремление сирийского руководства включить Ливан в «Большую Сирию».

Касаясь разногласий между ООН и Сирией, автор бездоказательно утверждает, что «сирийцы были заинтересованы в поражении ООН и всячески избегали боевых действий с израильскими войсками». В то же время автор пытается затушевать совместные боевые действия сирийских войск и отрядов палестинцев до самого последнего момента на подступах к городу и в самом Бейруте. Нельзя согласиться и с таким утверждением автора, что израильские войска до прекращения огня добились всех своих целей на всех направлениях. Им не удалось овладеть рокадной магистралью Бейрут — Дамаск и «изгнать» сирийские войска из долины Бекаа.

Автор также пытается скрыть экспансионистские устремления Израиля на оккупированных территориях, заявляя, что «…применение Израилем принципа силы всегда направлено на достижение некоторых политических урегулирований», тогда как руководство Израиля нагло объявляет свои экспансионистские цели и утверждает: «Возврата к границам до 4 июня нет».

Арабо-израильские войны с точки зрения оперативного искусства, количественного равновесия противоборствующих сторон изложены в книге американского автора Энтони Курдамана «Арабско-израильское военное равновесие и оперативное искусство».

Автор утверждает, что «ни одна из главных противоборствующих сторон не участвовала в войнах в полную силу».

Утверждается также и такая позиция, что в войне 1948 года превосходство, причем значительное, в силах и средствах было на стороне арабов. Поддерживается и такая концепция, что «арабским армиям не хватало политической воли, профессионализма, чувства цели, что и предопределило их неэффективность».

Таковы концепции авторов основных трудов по ближневосточной проблеме. В последующих главах исследования на основании имеющихся архивных документов эти концепции будут подтверждены или опровергнуты имеющимися историческими фактами.

 

Глава 2

АГРЕССИЯ ПРОТИВ АРАБСКИХ СТРАН В 1948–1972 ГОДАХ

 

2.1. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКАЯ ВОЙНА 1948 ГОДА И ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПАЛЕСТИНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

Крах Османской империи не привел к освобождению арабского народа. Он вновь оказался под колониальным господством, на этот раз под видом мандата. Это было связано с особым местом Ближнего Востока в глобальной стратегии мирового империализма. Союзники стали склоняться к тому, чтобы разделить Ближний Восток на сферы влияния. Практически решением этой проблемы должен был стать раздел арабского региона на ряд стран, мандат на управление которыми отдавался европейским державам-победительницам, а также создание нового еврейского государства в Палестине. Это государство в силу своей расистской и экспансионистской сущности препятствовало бы прогрессивным преобразованиям арабского региона, а при необходимости стало бы базой для военного вмешательства империализма.

На конференции в Париже в 1919 году сионистская организация представила план будущего еврейского государства (приложения 1, 2), в соответствии с которым в него включались юг Ливана, южная часть Сирии, Восточный Иордан, Палестина, восточная часть Синайского полуострова.

На конференции в Сан-Ремо в апреле 1920 года был утвержден британский мандат над Палестиной, согласно которому Британия обязалась «обеспечить политические и экономические условия, гарантирующие создание национальной родины для евреев». Она всячески содействовала созданию еврейского государства: поощряла иммиграцию евреев в Палестину, способствовала переходу арабских земель в собственность евреев, защищала еврейские поселения, оказывала помощь в создании военных формирований, которые могли бы стать ядром регулярной армии. С 1930 года британские власти начали сотрудничать с «Еврейским агентством» в Палестине как с правительством, находящимся в процессе становления. Они также тесно сотрудничали с представительством «Еврейского агентства» в Лондоне. В 1939 году на фоне палестинского восстания 1936–1939 годов произошли изменения в британской политике. Британия попыталась достичь компромиссного решения между обеими сторонами. К этому побуждала ее необходимость обеспечения стабильности в Палестине, а также сотрудничества с арабскими странами в преддверии Второй мировой войны (англичане стремились не допустить сближения и сотрудничества арабских стран с государствами «Оси»). Англичане выдвинули новый план, предусматривающий создание объединенного арабо-еврейского государства в Палестине в течение 10 лет. Вновь образованное государство должно было подписать договор о сотрудничестве с Великобританией, в соответствии с которым ей предоставлялось право пользоваться военными базами, гарантировалось присутствие ее войск. Как арабские, так и еврейские представители отвергли этот план. Арабы настаивали на упразднении мандата и предоставлении независимости. Сионисты же настаивали на создании еврейского государства. Однако английские власти в мае 1939 года опубликовали свой проект в виде документа под названием «Декларация о политике в Палестине (Белая книга)».

23 февраля 1940 года мандаторные власти издали новые приказы, ограничивающие покупку евреями земель на еврейскую иммиграцию. Сионистское движение расценило эти шаги как «предательство традиционной дружбы между Британией и сионизмом» и организовало против властей ряд забастовок, демонстраций, подрывных и террористических акций. О том, какими методами действовать в отношении британской политики, Бен-Гурион писал следующее: «Евреи в Палестине противостоят двум враждебным фронтам — британскому и арабскому. Однако между ними необходимо проводить различие. Делать такое различие имеет жизненное значение. Борьба, развернувшаяся между сионизмом и британской политикой «Белой книги», в своей основе является борьбой политической, а не военной. Военные действия в ходе этой борьбы необходимо проводить время от времени и лишь в целях усиления борьбы политической, в этой борьбе Хагана представляет всего лишь один из отрядов еврейского народа, победы же можно достичь лишь объединением усилий евреев Палестины с евреями мира и политической борьбой на международной арене».

С целью смягчения ограничений, накладываемых политикой «Белой книги», США оказали нажим на Великобританию. Президент США поддержал решения сионистского конгресса в Балтиморе 20.02.1944 г. Он заявил: «Мы поддерживаем открытие дверей Палестины для ничем не ограниченной эмиграции евреев и еврейской колонизации. Мы поддерживаем создание там еврейского демократического коммонуэлса».

В августе 1945 года президент Трумэн потребовал, чтобы британские власти разрешили въезд в Палестину 100 тыс. евреев из Европы. В результате давления, оказываемого и арабами и евреями, требовавшими прекращения мандата Великобритании над Палестиной, непрекращающегося вмешательства США английская политика оказалась в трудном положении. В апреле 1947 года Великобритания обратилась к Генеральному секретарю ООН с просьбой вынести палестинскую проблему для обсуждения на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 29.11.1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла решение № 181 о прекращении действия мандата на Палестину до 01.08.1948 г. Это решение вызвало ликование евреев и недовольство арабов, так как в соответствии с ним евреи получили более половины территории Палестины (56,37 %), в то время как они составляли треть общего числа населения, а площадь принадлежавшей им земельной собственности не достигала и 6 % от всей площади Палестины (приложения 1 — 14). Кроме того, половину жителей будущего еврейского государства составляли арабы.

«Еврейское агентство» в Палестине было государством в государстве. Большинство евреев были объединены в союзе труда (в Гестадруте), число членов которого к началу 1948 го-дадостигло 176 тыс. человек. Все они вошли под начало сионистских организаций. Из них большая часть были членами организации Хагана. Мандаторные власти разрешили также создать гражданские организационные структуры для евреев, включавшие в себя сеть мэрий и местных советов, обладающих автономным управлением и имевших право издавать местные законы. Одной из главных задач каждой мэрии или местного совета была охрана жилищ, земель, дорог, находившихся в пределах их ответственности. Мандаторные власти предоставили местным советам право назначать охранников, создавать пожарные команды, оказывать медицинскую помощь, право обложения налогами, сбора пожертвований. Эти советы и мэрии все свои средства направили на службу «Еврейского агентства» и его вооруженного органа.

В начале войны численность еврейского населения в Палестине составляла 650 тыс. человек, т. е. 32 % от общей численности населения. Евреи составляли большинство лишь в трех крупных городах: в Тель-Авиве — Яффе, 226 тыс. человек против 70 тыс. арабов, в Иерусалиме 103 тыс. против 65 тыс. арабов, в Хайфе 89 тыс. против 70 тыс. арабов. Доля еврейского населения в г. Табарея составляла 53 %, в г. Са-фад— 18,3 %. Евреи также проживали примерно в 10 небольших городках и в 300 небольших поселениях, большинство из которых представляли собой укрепленные сельскохозяйственные поселения. В этих поселениях, расположенных среди сети арабских деревень и городов от палестино-ливанской границы на севере и до Бир-Сааба на юге, проживало около 100 тыс. человек. Еврейские города, на которые приходилась большая часть израильского военного потенциала, располагались вдоль побережья между Хайфой и Тель-Авивом.

Большинство арабов Палестины были безоружны и не входили в воинские формирования. Мандаторные власти запрещали арабам, в отличие от евреев, носить оружие. Мобилизация сионистами еврейского населения охватывала всех способных носить оружие. По данным сионистского центрального статбюро, число юношей и мужчин в возрасте от 16 до 60 лет равнялось около 175 тыс. человек, кроме того, организация мобилизовала около 50 тыс. женщин и девушек в возрасте от 16 до 25 лет.

Ашкенази (евреи европейского происхождения) в структуре еврейского населения в начале 1948 года составляли 77 %. Большинство ашкенази были потомками евреев государства Хазар, существовавшего в X веке между Каспийским и Черным морями. Это обстоятельство позволяет сделать нам вывод, что они вернулись не на родину предков, как это утверждает сионистская пропаганда, а были использованы сионизмом и империализмом для реализации планов колониально-поселенческого завоевания.

Хагана была наиболее крупной военной организацией евреев. К весне 1947 года общая ее численность составляла 45300 членов. Они были распределены следующим образом:

— охранные силы — 37 тыс. бойцов;

— полевые силы — 7 тыс. бойцов;

— бригада Пальмах — 2 тыс. бойцов;

— бойцы подразделений «Жиднай» — 9300 чел.

Бен-Гурион, бывший председателем органов безопасности, потребовал приступить к немедленной подготовке к противостоянию арабским армиям, как только весной 1947 года Великобритания приняла решение о том, чтобы провести в ООН обсуждение палестинской проблемы. В соответствии с этой директивой была преобразована структура Хаганы на армию, в которую вошли формирования Пальмах, полевые части и охранные части. Начиная с 15.12.1947 г. британская армия и полиция начали покидать район Тель-Авива и Батах Такфа, а управление ими перешло к мэриям и местным советам, подчиненным «Еврейскому агентству». С этого времени морской порт и аэропорт Тель-Авива стали принимать военную технику и оружие, а также корабли с эмигрантами без какого-либо контроля со стороны английских властей (приложение 20). В то же время британские мандаторные власти запрещали ввод арабских военных сил и ввоз военных грузов на палестинские земли, все еще остававшиеся под их контролем.

Существенные изменения в статусе Хаганы произошли 10.03.1948 г., когда ее штаб принял решение о реализации плана наступательных операций «Д». Этот план предусматривал переход и наступление с целью захвата арабских районов, входивших в границы еврейского государства, выселения с них арабов, усиление обороны еврейских поселений, вошедших в границы арабского государства. Что же касается международной зоны Иерусалима, то Бен-Гурион отдал приказ о его оккупации «с целью обеспечения географического расширения еврейского района в городе и заселения этих кварталов евреями».

В соответствии с планом «Д» Хагана развернула боевые действия с целью овладения на первом этапе палестинскими городами со смешанным арабо-еврейским населением. Первым объектом подобных действий стал город Табария, в котором проживали 6500 евреев и 2000 арабов. Войдя в город, части бригады Палмах совместно с подразделениями бригады «Голани» осадили арабский квартал. Британские власти вмешались в конфликт. Военные подразделения евреев согласились прекратить огонь после капитуляции арабских бойцов и выхода их из города. Ввиду малочисленности арабских сил и их слабой оснащенности оружием, страха арабских жителей перед зверскими расправами евреев в других захваченных районах, а также надежды на возвращение в свой город с арабскими армиями 19.04.1948 г. условие было принято.

Вторым в списке Хаганы числилась Хайфа, где еврейские силы значительно превосходили силы арабов. Утром 21.04 неожиданно для арабов британский генерал Стокуэлл, военный комендант города, сделал заявление о том, что подчиненные ему войска покинут город в тот же день. Британские официальные лица ранее заявляли: так как Хайфа является единственным портом, через который будут эвакуироваться британские войска, он будет оставлен англичанами в последнюю очередь, т. е. 15.05. В ночь с 21 на 22 апреля после сильной артиллерийской подготовки крупные еврейские силы окружили арабские кварталы. Через репродукторы было объявлено о падении города и о том, что британские корабли готовы к перевозке арабских жителей в любую страну. 68 тыс. жителей покинули город морем. Около 3 тыс. оставшихся арабских жителей сионистские силы собрали в кварталах Вади Наснао и Вади ас-Салиб.

Руководство сионистов объявило об освобождении Хайфы и установлении в нем самостоятельного автономного правления.

Третьим городом значилась Яффа. Командование сионистов сосредоточило перед городом 3 бригады, которым противостояли всего лишь около 400 слабо вооруженных арабских добровольцев. 13.05.1948 г. Яффа пала. 29.04 части Палмах атаковали квартал Каламун в Иерусалиме и овладели им к вечеру следующего дня.

28.04., захватив район Рошбина, сионисты стали расширять зону своего контроля на запад в сторону Сафада. 11.05.1948 г. после ряда атак они овладели городом и изгнали всех его жителей-арабов.

Таким образом, к 15 мая 1948 года военные формирования сионистов овладели всеми портами вдоль побережья Палестины от Тель-Авива до Хайфы, всеми аэродромами, большинством британских баз и объектов. Они установили также свой контроль на городами и деревнями со смешанным населением и изгнали из них жителей-арабов.

К 15 мая сухопутные силы Израиля насчитывали в своем составе уже 7 бригад. Численность личного состава и вооружения этих бригад приведены в приложениях 15–17.

Малочисленные арабские войска испытывали острую нехватку боеприпасов, имевшееся вооружение было устаревшим, а уровень боевой подготовки и выучки личного состава был ниже среднего.

18.12.1947 г. в Каире состоялось заседание совета Лиги арабских стран. На заседании присутствовали главы правительств 7 арабских стран: Египта, Сирии, Ирака, Ливана, Иордании, Саудовской Аравии и Йемена. В результате десятидневных дискуссий арабские руководители выработали и обнародовали официальное заявление (декларацию), в котором они определили, что раздел несостоятелен в своей основе и что они примут решительные меры для того, чтобы не допустить его реализации.

Несмотря на наличие положительных аспектов в тексте заявления, арабские лидеры не удовлетворили чаяний масс арабского народа, не приняли твердых и ясных решений по проблеме. Они не одобрили создание палестинского правительства, хотя и указали в заявлении о независимости Палестины и ее единстве. Против идеи создания палестинского правительства выступали Иордания и Ирак. Король Иордании Абдалла за два месяца до принятия решения о разделе Палестины тайно встретился с представительницей политического управления «Еврейского агентства» Голдой Меир. На встрече они договорились о присоединении к Иордании той же части Палестины, которая отводилась для палестинского государства. Не были обсуждены какие-либо меры в отношении Великобритании, действия которой были осуждены. Что же касается решительных мер, о которых упоминалось в заявлении, то они ограничивались лишь принятием решения о предоставлении военному комитету ЛАГ трех тысяч добровольцев из арабских стран и 10 тыс. винтовок. Не было принято никаких решений о проведении мобилизации, о подготовке к войне и планировании боевых действий, о накоплении оружия.

В начале 1948 года король Абдалла несколько раз встречался с представителями «Еврейского агентства». Он пытался убедить их пойти на уступки и отказаться от некоторых территорий, указанных в решении о разделе, с тем чтобы достичь политического урегулирования и не допустить военных действий.

«Еврейское агентство» отвергло усилия Абдаллы и приступило к реализации плана «Д». Его войска захватили Табарию, блокировали Хайфу. По инициативе короля Абдаллы 23.03.1948 г. в Аммане начались заседания ЛАГ. В этот день сионисты овладели Хайфой и выселили ее жителей-арабов. У собравшихся не оставалось иного выбора, как объявить о вступлении арабских войск на территорию Палестины сразу же после того, как британские войска покинут ее. В ходе работы конференции арабских министров начальники штабов внесли на рассмотрение политического комитета предложения, суть которых сводилась к следующим моментам.

1. Для обеспечения победы над еврейскими силами требуются не менее 6 полностью укомплектованных и вооруженных дивизий и 6 эскадрилий истребителей-бомбардировщиков.

2. Все арабские силы, принимающие участие в боевых действиях, должны подчиняться единому арабскому командованию.

Однако политический комитет оставил без внимания вопрос о количестве необходимых сил и принял решение о выдвижении к границам тех сил, которые имелись, при этом он полагал, что уже сама демонстрация готовности к войне обязательно приведет к вмешательству великих держав и принятию резолюции, которую сионисты будут вынуждены принять. В условиях, когда не был выработан определенный план ведения войны, начальники штабов арабских армий пришли к следующему решению:

— сирийская и ливанская армии должны выдвигаться от ливанской границы в южном направлении с задачей выхода в район Нэхария-Сафад, изоляция Хулы и Табарии и в последующем — развивать наступление в направлении Назарета;

— иорданская и иракская армии должны выдвигаться с восточного Иордана на запад в направлении аль-Аф-Назарет с последующим развитием наступления в западном направлении;

— египетская армия должна наступать с юга на Тель-Авив.

В соответствии с желанием иорданского руководства полоса наступления сирийских войск с ливанского фронта была перенесена на сирийский (южнее Табарии), иорданская армия должна была действовать в секторе Иерусалим — Рамалла. Было объявлено о назначении короля Абдаллы главкомом арабских армий.

Несмотря на пропагандистскую шумиху, начатую арабскими средствами массовой информации, и заявления о приближении сроков ввода арабских армий на территорию Палестины, сионистское руководство не прекратило реализацию своего плана «Д» по захвату арабских городов и деревень. Таким образом, война стала неизбежной.

За 4 дня до начала войны Голда Меир прибыла во дворец к королю Абдалле. Обе стороны обсудили свои обязательства в ходе войны. Было достигнуто следующее соглашение:

— арабская часть Палестины в конце войны присоединяется к Иорданскому королевству;

— по завершении британского мандата иорданские и иракские войска выдвигаются на западный берег Иордана для занятия территорий, предназначенных палестинскому государству;

— сионистское руководство обязуется не проводить экспансию за границы мандата.

Эти обязательства определили результаты войны, ее начала. У арабских политических руководителей сложилось понятие о том, что война будет иметь характер «политической демонстрации», как об этом выразился король Абдалла, или «карательной кампании», как было сказано в официальном заявлении египетского правительства от 14.05.1949 г. о вступлении в войну. Исходя из этого, военно-политическое руководство арабских стран направило всего лишь часть своих войск и без предварительной подготовки в районы боевых действий. Так, например, из 50 тыс. военнослужащих египетской армии первоначально была направлена в Палестину всего лишь одна бригада (3 пехотных батальона). Президент Гамаль Абдель Насер, бывший начальником штаба 6-го батальона, говорил об этих войсках, что они «испытывали острую нехватку в боеприпасах и вооружении, не имели ясного плана, не располагали сведениями о противнике и о местности; все это побудило нас прийти к убеждению, что происходящее есть не что иное, как всего лишь политическая война». Из трех бригад сирийской армии была направлена в сторону Палестины всего лишь одна. Из 5 тыс. солдат ливанской армии в Палестину был введен усиленный полк. Иракская армия направила 3 бригады, т. е. пятую часть своих сил. Что же касается иорданской армии, то она была введена в полном составе под командованием британских офицеров!

Состав и численность арабских войск, их вооружение и техника приведены в приложениях 18, 19.

Состав арабских сил, пересекших границы с Палестиной, и характер поставленных им задач не позволяли проводить широкие наступательные операции. Политическое руководство арабских стран ожидало международного вмешательства и решения вопроса дипломатическим путем.

10.10.1947 г. Бен-Гурион определил израильскому военному командованию цели войны. Достижение этих целей требовало решительных действий. Эти цели были сформулированы следующим образом: «Выполнение решения ООН о разделе и захват районов, отводимых для евреев в соответствии с этим решением; обеспечение безопасности еврейских поселений, находящихся вне пределов еврейского государства; на последующем этапе войны, с возрастанием мощи израильской армии, необходимо приступить к расширению полосы выполняемых задач и захватить районы, которые не отводились еврейскому государству по решению о разделе».

Доктор Цафи Линер делает следующий комментарий: «Это означает, что окончательные границы государства в конечном итоге будут определяться в соответствии со сложившейся на поле боя ситуацией и таким образом захват территорий трансформируется в нечто похожее на квинтэссенцию политической цели войны».

Израильское военное командование на первом этапе войны (до первого перемирия) поставило своим частям задачи оборонительного характера.

Из таблицы соотношения сил и средств видно, что в начале войны преимущество в танках и самолетах было на стороне арабских сил, в пехоте и артиллерии — на стороне Израиля. После первого перемирия преимущество в авиации перешло к израильтянам. После же поступления на вооружение в ходе второго этапа сотен автомобилей, мотоциклов и средств связи израильские силы стали более подвижными и гибкими.

Солдаты ПАЛЬМАХа входят в Старый город Иерусалима. Май 1948 г.

С объявлением 29.11.1947 г. решения о разделе до конца британского мандата и провозглашении государства Израиль (15.5.1948 г.) арабы оказывали сопротивление захватническим планам сионистов. Основную силу сопротивления составляли формирования добровольцев, объединенных в «части спасения» и «части священной войны».

Бригада «Негев» захватывает Беер Шеву (май 1948 г.)

15.5., после ухода британских войск из Палестины, война вступила в новый этап.

В ходе первого периода войны, 15 мая — 11 июня 1948 года, значительного успеха добились иорданские и египетские части, которые в ходе боев вышли на ближние подступы к Тель-Авиву, на расстоянии 20–30 км, а сирийские войска захватили плацдарм глубиной до 6 км на реке Иордан и поселение «Мишмар Харден».

Воинские части других государств существенных успехов не добились и остались на прежних рубежах.

Израильское военное руководство вынуждено было в ходе уже начавшейся войны проводить реорганизацию армии. Связанные с этим военные неудачи на фронтах заставили правительство 7 июня 1948 года принять предложение ООН о прекращении огня на один месяц, начиная с 11 августа.

Время перемирия было использовано сионистами для перестройки и организации регулярных вооруженных сил. Была создана регулярная израильская армия и скорректированы планы войны.

В период с 9 до 18 июля 1948 года израильские войска перешли в наступление против иорданских и египетских войск и добились значительных успехов на южной прибрежной равнине и отбросили арабские войска от Тель-Авива. Кроме того, израильтяне захватили г. Назарет и нанесли большие потери войскам, оборонявшим город.

18 июля по предложению посредника ООН на Ближнем Востоке графа Бернадотта воюющие стороны прекратили огонь.

В ходе перемирия, которое продолжалось до 15.10.1948 г., израильтяне значительно увеличили численность своих регулярных войск, доведя ее до 90 тыс. человек. На вооружение израильской армии в результате нескольких крупных поставок из США и других стран поступило большое количество вооружения, боевой техники, боеприпасов и других материальных средств.

Руководство арабских государств в этот период занималось взаимными обвинениями в допущенных упущениях по координации действий, не принимая при этом мер по их устранению. А вспыхнувшие между ними разногласия по вопросу о судьбе оставшихся палестинских территорий еще больше обострили противоречия.

Израильские офицеры обсуждают соглашение о прекращении огня. Июль (?) 1948 г.

25 сентября Египет выдвинул предложение о формировании палестинского правительства в Газе, в то же время король Иордании Абдалла объявил о своем намерении присоединить то, что осталось от территорий Палестины, к своему королевству.

В этих условиях Бернадотт 16.09.1948 г. предложил пересмотреть решение о разделе Палестины исходя из существующей военной обстановки: передать район Негев арабам, а район Галилеи евреям. Однако это не устраивало руководство Израиля. Израильские террористы убили Бернадотта и его помощника при их следовании в свою штаб-квартиру в Иерусалиме, а командование ВС Израиля спланировало операцию «Юав» для захвата северной части Негева. Практическая реализация операции началась в октябре 1948 года новым наступлением израильтян.

Израильские ВВС бомбили египетские аэродромы и концентрацию войск в Газе, Фаллудже и др.

В ночь на 15 октября израильская группировка в составе пяти бригад атаковала египетские позиции, но значительного успеха не добилась. Более успешно действовала израильская бригада «Яфтах», которая вышла в тыл обороняющихся египетских войск и перерезала их коммуникации. Танковая бригада Израиля смогла захватить Бир-Сабаа.

21.10.1948 г. операция была завершена рассечением войск на две части и захватом северного Негева.

В то время как египетские войска вели тяжелые оборонительные бои, Израиль и Иордания вели закулисные переговоры, которые завершились прекращением огня 1 декабря 1948 года. В этот же день король Абдалла объявил себя королем арабской части Палестины, а 13 декабря парламент Иордании одобрил объединение двух государств в Иорданское Хашимитское королевство.

Стабилизировав положение на юге в свою пользу, командование Израиля перебросило часть сил на север и в период с 28 по 31 октября разгромило полурегулярные части «сил спасения», овладев верхней Галилеей.

Новое израильское наступление против Египта (операция «Хориф») началось 22 декабря массированным налетом авиации на аэродромы и сосредоточения войск. Одновременно на всем фронте была проведена мощная артиллерийская подготовка. Проведя механизированные войска и танки по древней римской дороге из Беер Шевы на эль-Ауджа, израильтяне неожиданно вышли на пустыни и захватили несколько важных опорных пунктов, перерезали дорогу эль-Ауджа — Рафах с целью блокирования египетских войск в районе Газа.

Король Фарук был вынужден пойти на переговоры, и 24.02.1949 года было подписано соглашение о перемирии, по которому полоса Газы была оставлена Египту, а стратегическая зона эль-Ауджи демилитаризована.

К 10.03.1949 г. части израильских войск, продвигавшиеся в направлении Аль-Акаба, вышли к деревне Умар-Решраш на побережье залива и заложили город Эйлат.

23.03.1949 г. было подписано соглашение о перемирии с Ливаном в соответствии с границей по мандату, 3.04 — с Иорданией и 20.07. — с Сирией.

1967 г. Командир роты 55-й десантной бригады Йорам Замуш поднимает израильский флаг над Стеной Плача. Флаг был вынесен жителями Еврейского квартала после захвата Старого города арабским легионом в мае 1948 года

В результате войны значительная часть территории, отведенной в соответствии с резолюцией ООН арабскому государству, была фактически присоединена к Израилю. Свыше 900 тыс. арабских жителей Палестины вынуждены были покинуть свою родину.

После войны окончательно оформилась палестинская проблема, являющаяся одной из причин арабо-израильского конфликта.

Великобритания использовала результаты войны в своих интересах: усилила влияние на Иорданию и Ирак, приостановила переговоры с египетским правительством о выводе английских войск из Египта: под предлогом защиты Суэцкого канала и обеспечения свободы судоходства для своих кораблей в сторону Дальнего Востока она построила крупную военную базу в районе города Сувейс.

Война показала, что арабские армии добились реальных преимуществ. Однако в ходе войны высветились и слабые стороны вооруженных сил: плохое снаряжение и вооружение, устаревшая линейная тактика, недостаток средств связи, растянутость коммуникаций, несовершенная подготовка личного состава, отсутствие оперативно-стратегического взаимодействия на всех фронтах. Английские офицеры, возглавлявшие арабский легион, — наиболее боеспособную арабскую силу, — получили в ходе боев указания от английского министра иностранных дел Э. Бевина не вторгаться в районы, отведенные Израилю.

Оперативно-стратегические паузы перемирия в ходе войны способствовали укреплению Израиля в организационном и военно-техническом отношении.

 

2.2 ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ЦЕЛИ «ТРОЙСТВЕННОЙ» АГРЕССИИ 1956 ГОДА

После основания Израиля его сионистское руководство сделало главную ставку на использование военной силы как инструмента политического и психологического давления на арабские страны и как средства территориальной экспансии.

Основой же внешней политики стала ориентация на империалистические государства, ставка на их политическую поддержку и материальную (прежде всего военную) помощь в осуществлении сионистских захватнических замыслов. Правящие круги этих государств, рассматривая Израиль как «ударную силу» в борьбе с нарастающими на Ближнем Востоке антиимпериалистическими тенденциями, поддерживали его позицию в арабо-израильском конфликте. Это нашло проявление в тройственной декларации, с которой выступили в мае 1950 года США, Англия и Франция. При помощи этого документа империалистические державы пытались присвоить себе право «контролировать» отношения между арабскими странами и Израилем, вмешиваться во внутренние дела в регионе. В декларации содержались обязательства гарантировать израильские «границы» 1949 года и обеспечить «контроль» над вооружением ближневосточных стран.

С начала 50-х годов центральное место в израильской политике на Ближнем Востоке заняли подрывные действия против арабского национально-освободительного движения, которое особенно интенсивно стало развиваться после произошедшей в июле 1952 года в Египте антиимпериалистической революции. Возглавляемое Г.А. Насером новое египетское руководство сосредоточило усилия на ликвидации английских военных баз в стране, на проведении социально-экономических реформ и укреплении революционной власти. Реализация этих задач требовала благоприятной внешней обстановки. В связи с этим египетская сторона проявила готовность к практическим шагам, направленным на достижение мира на Ближнем Востоке. Однако ультраправое крыло израильского руководства во главе с Д. Бен-Гурионом, которое видело в сохранении арабо-израильской напряженности путь к реализации экспансионистских планов сионизма, предприняло провокационные акции. Неоднократно израильская армия совершала нападения на сектор Газа. Затем израильские власти предприняли серьезную провокацию, в июле 1954 года организовав серию взрывов в американских и английских учреждениях в Каире в расчете на то, что обострение отношений Египта с США и Англией вызовет ослабление позиций правительства Насера. Своими действиями Израилю удалось сорвать обозначившуюся в тот период возможность нормализации египетско-израильских отношений на основе признания Израилем возвращения законных прав палестинскому народу и определения им самим своей дальнейшей судьбы.

Газа послужила лишь прелюдией к агрессии против Египта. В октябре — ноябре 1955 года израильский генеральный штаб начал планировать широкие военные действия на «египетском фронте», цели которых заключались в дальнейшей территориальной экспансии и резком ослаблении режима Насера.

Маскируя истинные цели войны против Египта, израильское руководство стремилось создать видимость, что военная кампания является вынужденной мерой в борьбе против федаинов, которых якобы подстрекало и поддерживало египетское правительство. Однако планы израильского командования имели далеко идущие цели. Во-первых, создать военную угрозу Суэцкому каналу, овладев находящимися неподалеку от него объектами, во-вторых, захватить Тиранский пролив и, в-третьих, разбить египетские войска на Синае.

Национализация правительством Насера в июле 1956 года принадлежавшей английскому и французскому капиталу компании Суэцкого канала подтолкнула Англию, Францию и Израиль к прямой агрессии против Египта. Их сближало стремление ликвидировать египетский режим, который превращался в лидера антиимпериалистического движения в арабском мире. Англия и Франция рассчитывали силой восстановить свои утраченные «права» на огромные прибыли от эксплуатации Суэцкого канала.

США всячески поощряли Англию, Францию и Израиль в подготовке агрессии, ибо интересы США полностью совпадали с интересами Англии и Франции по отношению к Суэцкому каналу. США участвовали в работе комитета пользователей канала, а в Совете Безопасности заняли благоприятную по отношению к агрессорам позицию.

ЦРУ США принимало активное участие в нагнетании атмосферы напряженности накануне агрессии. Военно-транспортная служба ВВС США обеспечивала переброску английских войск в ходе подготовки и проведения агрессии. Сотни израильских офицеров проходили подготовку в США и других странах НАТО. В израильской авиации находилось до 200 американских советников и специалистов.

Однако США не хотели выступать открыто в войне. От прямой агрессии их удерживали приближающиеся президентские выборы, перед которыми администрация Эйзенхауэра пыталась широко демонстрировать свое стремление к миру.

В то же время США выступали с резкими нападками на решения Египта о национализации компании Суэцкого канала и усилили меры экономического давления на Египет. Как отмечал бывший посол США в Египте Джон Бадо, «отказ США от поддержки идеи вооруженной агрессии против Египта не был следствием принципиальных расхождений в целях. Это было скорее убеждением американских политиков, что в создавшихся условиях невозможно применение военных средств». Уровень боеготовности английских и французских войск, их дислокация на Средиземном море и на суше, необходимое время для подготовки оперативно-тактических планов, а также мероприятий по взаимодействию и координации действий требовали по меньшей мере двух месяцев. Поэтому совет министров Великобритании 02.08.1956 г. принял решение о продолжении политической деятельности наряду с усилением военных приготовлений.

23.09.1956 г. постоянные представители Великобритании и Франции в ООН потребовали рассмотрения вопроса национализации компании Суэцкого канала в Совете Безопасности, что было очередной политической уловкой. В то же время военное командование обеих стран активно разрабатывали планы агрессии против Египта.

Моше Даян в своих воспоминаниях описывает официальное предложение Франции по координации действий с Израилем в деле противоборства Египту, которое поступило 01.09.1956 г. Тогда Бен-Гурион заверил французское правительство… «что Израиль принципиально готов к этому».

07.09.1956 г. в Париже состоялось совещание начальника оперативного управления израильской армии с адмиралом Барджо. Вскоре туда выехал и Ш. Перес для обсуждения условий участия Израиля в готовящейся войне. Этими условиями были:

— Израиль является равноправным участником переговоров;

— в случае вступления в войну Иордании Англия координирует свои действия с Израилем;

— Израилю предоставляется право изменить свои границы на Синае и присоединить районы Шарм Шейх, Нахал, Абу Аджиля и Рафах.

Становится ясным, что действительные причины агрессии скрывались в агрессивной политике Израиля, отвергающего законные права палестинского народа, стремящегося к расширению своей территории за счет арабских земель на Синайском полуострове, а также ликвидации национально-освободительного движения в Египте. Причины агрессии кроются в империалистической политике, стремлении подчинить регион Ближнего Востока, и в первую очередь Египет, подвергнуть его своему влиянию в агрессивные военные блоки, уничтожить законное стремление арабских стран и народов к свободе и независимости.

Шимон Перес в своих воспоминаниях пишет: «Французское военное командование в Алжире было убеждено, что ликвидация алжирской революции невозможна без уничтожения революционного руководства в Египте».

Таким образом, Франция выдвинула лозунг «Алжир через Каир». Франция участвовала в тройственной агрессии в надежде свержения режима Г.А. Насера.

Идеи в своем личном послании от 05.08.1956 г. на имя президента США Эйзенхауэра высказал английскую точку зрения на цель агрессии: «…Свержение Г. Насера, установление в Египте более умеренного к Западу режима должно стать нашей целью… а если бы мы смогли заставить Насера отрыгнуть то, что он уже проглотил, тогда вряд ли Насер будет находиться на своем посту, т. к. он потеряет свои позиции внутри страны, и таким образом мы достигаем второй цели после захвата Суэцкого канала…»

В ходе переговоров, проходивших 02.10.1956 г. в местечке Сифар, вблизи Парижа, между французской и израильской делегациями, Бен-Гурион высказал точку зрения израильского руководства по стабилизации обстановки в регионе Ближнего Востока, которая включала в себя свержение режима Абдель Насера. Бен-Гурион указывал, что Иордания не в состоянии существовать как независимое государство, ее необходимо разделить. «Восточная часть отойдет к Ираку, а западный берег реки Иордан должен стать районом, имеющим статус автономии в границах израильского государства. Что касается Ливана, то он должен отказаться от мусульманских районов, с целью обеспечения стабильности христианских районов страны. Это те необходимые меры, которые приведут к созданию нового Ближнего Востока. Великобритания, в свою очередь, сохранит свое влияние на Ирак и господство над южными районами Аравийского полуострова. Франции остается Ливан, возможно также и Сирия, при соблюдении особых отношений с Израилем. Необходимо придать Суэцкому каналу международный статус, а Тиранские проливы отдать Израилю. Все это приведет к тому, что режим Абдель Насера будет более умеренным, что и является нашей главной задачей».

Министр иностранных дел Франции Кристиан Бено характеризовал это положение следующим образом: «Бен-Гурион стремится решить все проблемы единовременно, и в конечном итоге он не решит ничего…

…Мы сталкиваемся с техническими и политическими трудностями, которые требуют от нас принятия чрезвычайных мер против Египта в самом ближайшем будущем».

План агрессии был подготовлен французским и британским командованием, роли которых были распределены между тремя сторонами союзников следующим образом:

— израильская армия, начав боевые действия на египетской границе и в глубине Синайского полуострова, обеспечит повод к военному вмешательству Великобритании и Франции под предлогом защиты свободы судоходства в Суэцком канале;

— британские и французские ВВС наносят удар через 12 часов после наступления израильских войск. Выводят из строя египетскую авиацию, уничтожают первоочередные объекты в районе Суэцкого канала;

— военно-морские и военно-воздушные силы Великобритании и Франции осуществляют высадку десанта в районе канала, захватывают Порт-Саид — Суэц;

— оккупация Синая и Суэцкого канала продолжается до полного достижения цели войны.

В ходе совещания, состоявшегося 22–24.10.1956 г. между тремя делегациями в местечке Сифар во Франции, было скоординировано время проведения операции, районы боевых действий, а также состав сил. Был подписан совместный документ, так называемое «Соглашение Сифара», который приводится в мемуарах Моше Даяна.

1. Вечером 19.10.1956 г. израильские войска осуществляют широкомасштабное наступление на позиции египетских войск с целью выхода в район Суэцкого канала на второй день боевых действий.

2. 30.10.1956 г. правительства Великобритании и Франции выступают с обращением к правительствам Египта и Израиля, в котором требуют:

от правительства Египта:

— полного прекращения огня;

— вывод всех ВС из 10-мильной зоны Суэцкого канала;

— временного занятия основных позиций на Суэцком канале англо-французскими войсками, гарантировав свободу судоходства для всех судов мира до выработки окончательных решений.

От правительства Израиля:

— полного прекращения огня;

— вывода всех ВС из 10-мильной зоны к востоку от Суэцкого канала.

В свою очередь, израильское правительство было поставлено в известность, что правительства Великобритании и Франции потребуют от египетского правительства согласия на временную оккупацию основных позиций на Суэцком канале.

3. В случае если правительства Египта и Израиля отклонят это обращение либо по истечении 12 часов не дадут своего согласия на указанные требования, то англо-французские войска предпримут соответствующие меры с целью выполнения этих условий.

4. Израильское правительство не будет обязано принимать условия обращения в случае задержки решения египетской стороной.

5. В случае если египетское правительство не даст своевременного ответа на обращение, то англо-французские войска предпримут наступление на позиции египетских войск с утра 31.10.1956 г.

6. Израильское правительство пошлет свои войска для захвата восточного побережья залива Акаба, Тиранских островов и проливов с целью гарантировать свободу судоходства в заливе.

7. Израиль не осуществит нападения на Иорданию в ходе проведения операции против Египта, однако если Иордания выступит против Израиля в течение этого времени, то британское правительство не станет на сторону Иордании и не окажет ей поддержки в этом.

Документ подписали:

Премьер-министры Великобритании Иден

Франции Ж. Муле

Израиля Бен-Гурион.

Указанный документ вскрыл лживость английских и французских официальных лиц, которые лицемерно заявляли об отсутствии ранних договоренностей с Израилем. Документ гарантировал Израилю проведение в жизнь экспансионистских устремлений, несмотря на временный характер израильской оккупации зоны Суэцкого канала, как указывалось в документе. В документе ничего не говорилось о характере израильской оккупации восточного побережья залива Акаба, Тиранских островов и т. д.

Выдвижение 202-й десантной бригады из района сосредоточения у египетской границы. Напутствие комбрига Ариэля Шарона (машет рукой) и замкомбрига Ицхака Хофи

План наступления был подготовлен так, чтобы достигнуть максимального превосходства в силах и средствах в интересах государств-агрессоров. В приложениях 21–27 приведены данные о соотношении сил воюющих сторон.

В 16.20 29.10.1956 г. израильская авиация высадила воздушный десант силой до батальона к востоку от перевала Митла, на глубину до 150 км. Израильское командование рассматривало этот десант как предлог правительствам Англии и Франции для введения своих войск в зону Суэцкого канала. Одновременно 202-я пдбр перешла египетскую границу и двинулась в район высадки десанта.

В 22.30 30.10.1956 г. передовые отряды бригады соединились с десантом восточнее Митла.

С утра 30.10.1956 г. перешла в наступление ударная группировка Израиля в центральном секторе.

30 октября 1956 года. Окрестности Газы. Надпись на израильском танке «Шерман»: «Дремлющий тигр»

В течение трех дней 6-я пбр Египта успешно отражала атаки ударной группировки Израиля, нанося ей большие потери, чем вынудила израильское командование прекратить дальнейшее наступление.

Бен-Гурион дал указание с 31.10 прекратить военные действия и перейти к обороне.

31 октября, в 19.00, после отказа египетского правительства принять англо-французский ультиматум 300 английских и 240 французских самолетов нанесли удар по аэродромам, заводам, складам Египта.

В 20.00 31.10 президент Насер принял решение об отводе всех египетских войск с Синая на западный берег Суэцкого канала.

Египетские подразделения, оставшиеся в секторе Газа и в Шарм-аш-Шейхе, несли тяжелые потери в ходе оборонительных боев, в условиях окружения со стороны превосходящих сил противника.

03.11. Израиль принял условия прекращения огня, что поставило в затруднительное положение Великобританию и Францию, которые до начала агрессии прикрывали свою цель высокими словами о «защите Суэцкого канала».

Израильтянка-солдат беседует с арабской женщиной

Чтобы политически оправдать военное вмешательство этих государств, Израиль передумал и отступил от своего решения. Он объявил, что согласие прекратить огонь обусловлено выполнением «загадочных» условий.

С утра 05.11 после трехчасовой авиационной подготовки началась высадка англо-французского воздушного десанта в районах Порт-Саид, Порт-Фуад. Высадившиеся утром подразделения были усилены во второй половине дня. Общая численность войск составила более 2000 британских и французских солдат.

На плацдармы, захваченные воздушными десантами в ночь с 5 на 6 ноября, началась высадка англо-французского морского десанта, который окружил Порт-Саид и Порт-Фуад, а израильтяне оккупировали сектор Газа и весь Синайский полуостров.

Действия агрессоров вызвали взрыв возмущения по всему миру. 31 октября СССР сделал заявление, в котором призвал ООН принять немедленные меры. 2 ноября Чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию, требующую немедленного прекращения огня. Американский представитель в ООН хотя и пытался затормозить принятие этой резолюции, все-таки вынужден был проголосовать за нее, особенно с учетом позиции Советского Союза, решительно вставшего на сторону Египта. Кроме того, американцы делали ставку на то, что провал агрессии ослабит позиции Англии и Франции на Ближнем Востоке, а это создаст в регионе «политический вакуум», который смогут заполнить США.

5 ноября 1956 года правительство СССР обратилось к правительствам Англии, Франции и Израиля с нотой, в которой вновь осудило агрессию и потребовало от них прекратить военные действия. СССР предупредило о своей готовности предпринять решительные меры для восстановления мира на Ближнем Востоке в случае, если они не прекратят захватнических действий в отношении Египта. Советское правительство обратилось к президенту США Д. Эйзенхауэру с предложением объединить усилия для прекращения агрессии. Правительство США не приняло советского предложения.

Военная полиция возле армейской синагоги. Шарм-аш-Шейх

5 ноября 1956 года. Командующий ЮВО Асаф Симхони, начальник генерального штаба Моше Даян и комбриг-9 Авраам Иоффе на параде в Шарм-аш-Шейхе

7 ноября Генеральная Ассамблея ООН приняла новую резолюцию с требованием прекратить огонь и полностью вывести с территории Египта войска агрессоров. Военные действия были прекращены, но оккупанты пытались закрепиться на захваченных территориях.

8 этой связи 11 ноября 1956 года в «Правде» было опубликовано заявление ТАСС, в котором указывалось что «если Англия, Франция и Израиль вопреки решениям ООН не выведут все свои войска с территории Египта и под различными предлогами будут затягивать осуществление этих решений и накапливать силы, создавая угрозу возобновления военных действий против Египта, то соответствующие органы Советского Союза не будут препятствовать выезду советских граждан-добровольцев, пожелавших принять участие в борьбе египетского народа за его независимость».

Египетские пленные рассматривают израильский журнал на арабском языке

Это заявление поддержали все арабские страны.

К 22 декабря из Порт-Саида были эвакуированы англофранцузские войска, а к 8 марта израильские войска ушли с Синайского полуострова.

По решению ООН на Синайский полуостров были введены чрезвычайные силы ООН для контроля за прекращением огня между сторонами.

 

2.3. ВООРУЖЕННАЯ АГРЕССИЯ ИЗРАИЛЯ В 1967 ГОДУ ПРОТИВ АРАБСКИХ СТРАН

После тройственной агрессии ближневосточный конфликт вступил в новую фазу, характеризующуюся тем, что силы империализма, прежде всего США, еще более активно стали использовать агрессивность и экспансионизм израильской правящей верхушки в борьбе против арабского национально-освободительного движения. В январе 1957 года США выступили с «доктриной Эйзенхауэра», согласно которой присваивали себе право вооруженного вмешательства в события в любой части земного шара под фальшивым предлогом угрозы «международного коммунизма». Израиль открыто выразил готовность участвовать в осуществлении американских акций в регионе. Господствующая в Израиле сионистская идеология служила основой официальной доктрины территориальной экспансии, захвата земель соседних арабских государств и изгнания с них коренного населения.

В соответствии с этой доктриной и были разработаны планы новой войны, суть которой заключалась в оккупации Израилем Синайского полуострова, сектора Газа, значительных территорий Сирии, Ливана и Иордании.

Военно-экономические планы Израиля целиком и полностью отвечали интересам западных держав. Поощряемые ими руководители Израиля форсировали милитаризацию страны. Ассигнования на военные расходы в 1966/67 году достигли 30 % от бюджета. К 1967 году вооруженные силы Израиля получили от США, Англии, Франции и ФРГ большое количество современного вооружения, в том числе сотни танков, самолетов и несколько десятков вспомогательных кораблей (в том числе 4 подводные лодки), артиллерию крупного калибра, зенитные ракеты и современное радиоэлектронное оборудование.

Основу сухопутных войск Израиля составляли бронетанковые войска, в то же время большое внимание уделялось развитию авиации.

Карикатура из ливанской газеты «Аль-Джарида», 31 мая 1967 года: пушки восьми арабских государств — Судана, Алжира. ОАР, Саудовской Аравии, Иордании, Ирака, Сирии и Ливана

Генеральный штаб разработал план войны против арабских стран, который базировался на принципе «молниеносной войны». Сущность его заключалась во внезапном налете авиации на аэродромы арабских стран, уничтожении самолетов и завоевании господства в воздухе, решительными действиями танковых и механизированных соединений при активной поддержке авиации разгромить сухопутные войска арабских стран.

Учения в предвоенный «период ожидания»

Первый удар планировалось нанести против Египта. Планом предусматривалось силами пехотных соединений прорвать оборону египетских войск, вводом танковых группировок развить наступление к Суэцкому каналу, отрезать египетские войска на Синайском полуострове, рассечь и по частям уничтожить. Высадкой воздушного десанта в районе Шарм-аш-Шейха овладеть морским портом, обеспечить судоходство Израиля по заливу Акаба. В последующем разгромить иорданские войска западнее реки Иордан и овладеть Иерусалимом. В заключение развернуть наступление против Сирии для захвата Голанских высот и выдвигаться в сторону Дамаска.

В ходе разработки плана войны израильские разведслужбы широко использовали разведывательные данные ЦРУ США, ФРГ и оперативной разведки НАТО. Израильская авиация произвела детальную аэрофотосъемку военных объектов на территории Египта, Сирии и Иордании. Были собраны подробные сведения о вооруженных силах арабских государств (их численности, вооружении, дислокации), намечены цели для авиации. К началу войны израильские ВВС имели подробные карты с объектами, по которым необходимо было нанести удары.

Правящие круги США и Англии не только поддерживали милитаристские планы Израиля, но и готовились оказать ему военную помощь. С конца мая 1967 года корабли 6-го американского флота с морскими пехотинцами в готовности курсировали в восточной части Средиземного моря. В начале июня Англия направила на Ближний Восток два авианосца и соединения бомбардировщиков.

Правительства арабских государств расценили израильские действия как подготовку к новой территориальной экспансии и активировали поиски средств противодействия. По инициативе Насера в январе 1964 года в Каире состоялось первое общеарабское совещание глав государств, на котором обсуждалась проблема объединения усилий для отражения исходящей от Израиля угрозы. Совещание рассмотрело также вопросы поддержки, которую следовало оказать палестинскому национально-освободительному движению. В этот период возникли организации Фатх и некоторые другие палестинские группы. В конце мая 1964 года в Восточном Иерусалиме состоялся первый Палестинский Национальный Конгресс, на котором было объявлено о создании Организации освобождения Палестины (ООП). Конгресс принял Национальную хартию и утвердил Устав ООП. С января 1965 года Фатх начал проводить отдельные партизанские акции на израильской территории. Израиль воспользовался этими акциями как предлогом для новых нападений на арабские страны, рассчитывая заставить их принять жесткие меры против палестинского движения. В мае 1965 года израильская армия совершила налеты на ряд населенных пунктов на Западном берегу реки Иордан.

Весной 1967 года израильские войска предприняли ряд нападений на сирийские пограничные населенные пункты, а израильская авиация наносила удары по важным объектам на сирийском фронте. Эти провокационные действия были направлены на то, чтобы запугать арабские страны и заставить их отказаться от координации усилий в борьбе с империализмом и сионизмом, а также подорвать в Сирии прогрессивный правящий режим.

Стремясь предотвратить дальнейшее ухудшение обстановки, Советский Союз в апреле 1967 года предупредил Израиль о тяжелой ответственности за проводимую им авантюристическую политику и призвал его проявить сдержанность и благоразумие. Однако и после этого израильское правительство не пересмотрело свой курс.

Учитывая создавшееся положение, СССР в конце мая вновь попытался предотвратить критическое развитие событий. В своем заявлении «О положении на Ближнем Востоке» от 23 мая 1967 года Советское правительство предупредило Израиль, что если он развяжет агрессию, то ему придется встретиться не только с объединенной силой арабских стран, но и с решительным противодействием агрессии со стороны Советского Союза, всех миролюбивых государств.

В связи с тем, что правительство Израиля не прислушалось к предупреждениям СССР и продолжало подготовку к нападению на Сирию, Египет вынужден был 22 мая 1967 года запретить проход через Тиранский пролив и залив Акаба израильских судов, а также судов других стран, перевозивших стратегические грузы для Израиля. Одновременно Египет потребовал отзыва войск ООН и перебросил собственные силы на Синайский полуостров для организации отпора агрессору. Президент Насер лично уведомил ООН, правительства СССР и США, что Египет не начнет первым военные действия.

Израильское командование получило благоприятную возможность для развязывания войны. Игаль Алон так характеризовал сложившуюся ситуацию: «Арабские армии не были готовы полностью к ведению полномасштабной войны, большая часть египетской армии еще находилась в Йемене, а египетское командование стало жертвой нереальной оценки положения, как баланса сил, так и возможной реакции со стороны Израиля…»

После агрессии 1956 года Египет значительно укрепил свою обороноспособность. Его вооруженные силы с помощью СССР и других социалистических стран были перевооружены новой военной техникой, прекратив закупки оружия у империалистических монополий. (Состав вооруженных сил Египта — в приложении 28.) С целью координации военных действий арабских государств в борьбе с агрессором были подписаны договоры о совместной обороне с Сирией (1966 г.) и Иорданией (1967 г.). (Соотношение сил сторон и схемы в приложениях 29–35.)

Египетская авиация уничтожена на аэродромах

Во второй половине мая 1967 года перед лицом участившихся военных провокаций Израиля Египет начал усиливать свои войска на Синайском полуострове, доведя их численность к началу войны до 100 тыс. человек (6–7 дивизий) и до 1 тыс. танков. Египетские войска были подготовлены для решительных наступательных действий, в случае если бы Израиль предпринял агрессию против Сирии. С 29.05.1967 г. египетские войска начали выполнять оборонительный план «Победитель», так как президент принял решение, что Египет не начнет военных действий первым.

Израильский танк выдвигается на позиции

5 июня 1967 года, в 8.45 по каирскому времени, израильские ВВС нанесли внезапный удар по 16 египетским аэродромам. Для выхода на цели израильская авиация совершала глубокий обходный маневр, выходя к аэродромам египетских ВВС со стороны моря. Когда первая волна наносила удар по целям, вторая волна израильской авиации была уже в воздухе, а третья взлетала со своих баз. Перерыв между волнами составлял 10 минут. Воздушный налет обеспечивался подавлением радиолокационных станций, радиосетей наведения авиации, ПВО, сетей управления сухопутными войсками египетских вооруженных сил. Основным источником помех был американский корабль радиоэлектронного противодействия «Либерти», находившийся в Средиземном море вблизи берегов Синайского полуострова. Он же служил ориентиром для израильских самолетов.

В результате удара израильских ВВС 85 % египетских самолетов было уничтожено. В полдень того же дня израильская авиация нанесла удары по сирийским аэродромам и по иракскому аэродрому «Н-3», уничтожив на земле значительное количество самолетов.

Всего за время войны израильские истребители и истребители-бомбардировщики совершили 3279 самолето-вылетов, атаковав 28 арабских аэродромов, из них 97 % аэродромов было атаковано в первый день войны. Завоевав господство в воздухе в первые часы, израильские ВВС переключились на поддержку сухопутных войск.

Вид на пирамиды с израильского самолета 8 июня

Главный удар израильские войска наносили на приморском направлении. В первый день на большинстве направлений войска первого эшелона египетской армии успешно отражали наступление израильтян. К исходу дня на направлениях главных ударов израильтянам удалось прорвать оборону египетских войск, а танковыми группировками продвинуться на значительное расстоянии в глубь Синайского полуострова, перехватить коммуникации и нарушить управление египетскими войсками. Приморская группировка израильских войск, насчитывавшая в своем составе до 300 танков, блокировав 7-ю египетскую дивизию, оборонявшуюся в районе Рафах, к исходу 5 июня вышла на подступы Эль-Ариш — железнодорожному узлу и главной базе снабжения египетских войск. Египетское командование вынуждено было отдать приказ войскам первого эшелона в ночь на 6 июня отойти на оборонительный рубеж Джабаль, Лябни-Тамад. Утром 6 июня израильские войска заняли Эль-Ариш и на основных направлениях при поддержке авиации стремительно продвинулись ко второй полосе. В 12.00 6 июня маршал Абд Эль-Хаким Амара отдал приказ войскам, обороняющимся в районе Эль-Ариш, отойти на западный берег Суэцкого канала, имея при себе лишь легкое вооружение. Такой же приказ был отдан дивизиям на Синае. Штаб фронта и армии также начали отход.

Начальник штаба египетской армии генерал-полковник Мухаммад Фовзи по этому поводу писал: «Ввиду отсутствия письменного приказа об отступлении получилась путаница. Войска охватила паника. Неорганизованный отход деморализовал 100-тысячную армию. Отступая, солдаты ушли по своим домам. Пораженческие настроения господствовали во всей отступающей египетской армии… Ни в одной из отступающих групп солдат не было видно офицеров…».

На берегу Суэикого канала

Вечером 7 июня израильские войска вышли к Суэцкому каналу.

Совет Безопасности дважды принимал решение о прекращении огня. Однако Израиль, нагло попирая их, не только не приостановил военные действия против арабских стран, но и продолжал захват новых территорий.

Боевые действия против Иордании израильские войска начали в 13.00 5 июня после мощного авиационного удара. Наступление началось на двух направлениях: иерусалимском и джанин-наблусском. На иерусалимском направлении при поддержке авиации перешли в наступление три пехотных, воздушно-десантная и танковая бригады. К 24.00 Иерусалим был окружен. Авиационному удару подвергся штаб иорданской армии на Западном берегу реки Иордан. Бои за кварталы города продолжались и ночью. Утром 6 июня израильтяне овладели горной цепью Бейт-Аксар-Ан Наби, Самовейл, Эль-Лятрун, отбив атаки иорданских резервов, выдвигающихся из Ариха. К 7 июня на южном участке израильские войска полностью овладели Иерусалимом, Эль-Халилем и развивали наступление к переправам через реку Иордан.

На северном участке израильские войска перешли в наступление в 12.00 5 июня после мощной авиационной и артиллерийской подготовки. К утру 6 июня две израильские бригады окружили город Джанин. Попытка 40-й танковой бригады Иордании прорваться к городу успеха не имела. Бригада подверглась мощному авиационному удару и понесла большие потери.

Комбриг-55 Мота Гур (смотрит налево, без каски) и передовое командное звено бригады. Иерусалим, вид на Старый город

7 июня израильские части подошли к городу Наблус. Местное население приветствовало авангард израильских войск, приняв их за иракские войска. В 10.30, когда израильтяне вошли в город, местное население, поняв свою ошибку, начало оказывать сопротивление оккупантам. В тот же день на этом направлении израильские войска вышли к реке Иордан, захватив мост в Дамья.

Таким образом, к 7 июня Западный берег реки Иордан был полностью оккупирован израильскими войсками. В 20.00 7 июня Израиль и Иордания дали согласие на прекращение огня.

8 12.00 6 июня король Иордании Хусейн, проанализировав обстановку, направил Насеру следующую телеграмму: «Обстановка на Западном берегу на грани неминуемого краха… Концентрированное наступление ведется на всех направлениях… Авиационные удары днем и ночью. Иорданские, сирийские и иракские ВВС практически уничтожены».

На центральном направлении

После консультации с египетским генерал-лейтенантом Абд Эль Мунима Риядом, прибывшим для руководства иорданским фронтом, король попросил доложить египетскому руководству три имеющиеся варианта для выхода из сложившейся ситуации.

1. Политическое решение о прекращении огня усилиями США, СССР и Совета Безопасности.

2. Эвакуация войск ночью на восточный берег.

3. Задержка еще на один день приведет к тому, что иорданская армия будет полностью отрезана и уничтожена.

В 14.00 6 июня маршал Абд-Эль-Хаким Амер дал телеграммой ответ следующего содержания: «Его Величеству королю Хусейну! Будем делать все для прекращения боев. Согласны на отвод регулярной армии. Попытайтесь вооружить местное население для оказания народного сопротивления».

5 июня, в 13.00, правительство Сирии объявило о начале войны. ВВС нанесли удар 22 самолетами по 3 израильским аэродромам (самолетов противника на аэродромах не оказалось).

В 14.00 израильские ВВС нанесли ответный удар по четырем сирийским аэродромам, уничтожив 75 % самолетов. Во второй половине дня сирийское командование предприняло попытку форсировать реку Иордан. Выдвижение войск в исходные районы для форсирования осуществлялось под непрерывными ударами израильской авиации и огня артиллерии. Из-за больших потерь, нанесенных в ходе выдвижения, во второй половине дня 6 июня сирийские войска отказались от форсирования водной преграды и начали переходить к обороне, сосредоточив основные усилия на центральном участке фронта. В течение 7 и 8 июня израильские ВВС и артиллерия продолжали наносить удары по сирийским войскам, а в 12.30 9 июня пехотные и танковые бригады перешли в наступление. К исходу дня 9 июня на северном участке израильские войска, имея 4-кратное превосходство в пехоте и танках, при непрерывной поддержке авиации прорвали оборону сирийских войск и начали развивать наступление на Кунейтру. Сирийские части стойко держались против превосходящих сил противника, нанося ему большие потери в живой силе и технике. В 15.00 10 июня Кунейтра пала.

Сионисты идут на Дамаск

В сложившейся критической ситуации Советский Союз, ранее неоднократно предупреждавший израильское правительство о пагубных последствиях его авантюры, разорвал дипломатические отношения с Израилем и заявил о готовности применить соответствующие меры в отношении агрессора в случае продолжения им захватнических действий. Твердая советская позиция явилась одним из основных факторов, заставивших израильское правительство в 16.30 10 июня прекратить военные действия.

В результате мужественной борьбы арабского народа, поддержки его Советским Союзом, другими социалистическими странами и мировой прогрессивной общественностью империализм не смог решить своих главных задач — свергнуть прогрессивный строй в Сирии и Египте. Израиль «не достиг ни одной важной политической цели. Ему не удалось свергнуть режимы Каира и Дамаска», — вынуждена была констатировать американская буржуазная газета «Нью-Йорк Трибюн». Агрессор и его покровители не смогли осуществить и еще одну стратегическую цель, которую они перед собой ставили: разорвать дружественные связи арабских стран с СССР и другими социалистическими государствами.

В конечном счете в арабских странах произошло то, что не только не входило в планы Запада, а, наоборот, противоречило им: позиции СССР на Ближнем Востоке укрепились, в то время как престиж и влияние империалистических держав, прежде всего Соединенных Штатов, упали. Многие арабские государства порвали дипломатические отношения с США и Англией.

После агрессии Израиля в арабском мире значительно усилились освободительные, антиимпериалистические тенденции и процессы. Активизировалась борьба палестинского народа, укрепился международный авторитет Организации освобождения Палестины. В последующие годы палестинское движение «сопротивления» добилось определенных успехов в отстаивании законных национальных прав палестинских арабов, стало одним из передовых отрядов арабского национально-освободительного движения.

В результате агрессии Израиль захватил территории площадью около 70 тыс. кв. км (Синайский полуостров, сектор Газа, Западный берег реки Иордан, Голанские высоты) и в качестве первого шага к будущей аннексии захваченных земель установил на них систему израильской оккупации. По данным ООН, только в июне 1967 года беженцами стали 100 тыс. египтян и сирийцев, а также около 300 тыс. палестинцев.

Военный губернатор Газы генерал Абдул Мунейм Хусейни подписывает соглашение о капитуляции

По требованию СССР в июне 1967 года была созвана Чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, которая продемонстрировала осуждение израильской агрессии большинством государств. Однако Израиль, проявляя пренебрежение к мнению мирового сообщества, принял именно в дни работы сессии (27 июня) закон о распространении своего законодательства на Восточный Иерусалим.

Совет Безопасности ООН 22 ноября 1967 года принял резолюцию № 242, которая требовала вывода израильских войск со всех оккупированных территорий, прекращения состояния войны в регионе и др. В целях претворения резолюции в жизнь на Ближний Восток был направлен специальный представитель Генерального секретаря ООН шведский дипломат Г. Ярринг, который начал свою посредническую миссию с начала 1968 года.

 

2.4 ОККУПАЦИЯ ИЗРАИЛЕМ АРАБСКИХ ТЕРРИТОРИЙ И «ВОЙНА НА ИСТОЩЕНИЕ» 1968–1970 ГОДОВ

Египет и Иордания официально признали резолюцию № 242 и выразили готовность содействовать миссии Г. Ярринга. Противоположную позицию занял Израиль. Только в феврале 1968 года он уведомил Ярринга о признании резолюции № 242, но при этом выдвинул такие оговорки, которые, по существу, блокировали возможность претворения в жизнь ее основных положений. Правительство Израиля выдвинуло собственную трактовку положения резолюции о выводе войск с оккупированных территорий, полностью исключавшую возвращение к существовавшим до 5 июня 1967 года линиям. Заявляя о готовности к переговорам, оно требовало их проведения без предварительных условий и с каждой арабской стороной в отдельности. Израиль стремился сепаратно навязать арабам условия урегулирования, соответствующие экспансионистским замыслам в отношении Голанских высот, сектора Газа, Западного берега и Синая. При этом в качестве мотивировки использовались фальшивые тезисы об «исторических правах» Израиля на оккупированные земли и обеспечение «безопасности границ». Свое вступление в переговоры израильские власти связывали с категорическим отказом возвращаться к линиям на 4 июня 1967 года. Вместе с тем, стремясь снять с себя ответственность за углубление конфликта, они пытались представить отказ арабских стран принять заведомо неприемлемые требования как причину срыва урегулирования. Таким образом, уже к середине 1968 года миссия Ярринга зашла в тупик.

Блокируя политические решения конфликта, Израиль обеспечивал себе условия для широкой колонизации захваченных территорий, которая, по его расчетам, должна была вызвать в этих районах политические, экономические и демографические изменения, исключающие возможность возвращения земли арабским странам. Премьер-министр Г. Меир откровенно заявила по этому поводу, что для «Израиля еще не пришло время чертить карту» (т. е. окончательно определить свои границы).

Важным уроком, который вынесло для себя израильское руководство из итогов войны 1967 года, была возможность расширения границ 1949 года путем присоединения части арабских земель, оккупированных в 1967 году, под прикрытием лозунга «безопасных границ». Практическое воплощение этот урок нашел в проекте «Игела Алона», который обсуждало израильское правительство в июле 1967 года. Не прошло и месяца после прекращения огня, а этот проект был уже представлен американскому президенту Никсону и британскому премьеру Вильсону. Израильтяне начинают претворять его в жизнь путем колонизации Голан, Западного берега, сектора Газа, района Ариш и Шарм-эль-Шейх. Два основных блока, Маарах и Ликуд, начали конкурировать по вопросу строительства как можно большего количества поселений на оккупированных территориях и присоединения большего количества земель к Израилю, реализации политики свершившегося факта. Таким образом, израильское руководство не оставило арабам другого выхода, кроме продолжения войны.

На первом общеарабском совещании в верхах, состоявшемся после войны в Хартуме 29 августа 1967 года, арабские руководители сошлись на том, что необходимы меры, достаточные для ликвидации последствий агрессии, непримиримости к Израилю, его непризнанию и непроведению с ним переговоров. «Война на истощение» стала практическим выражением арабского несогласия с результатами войны 1967 года.

Палестинское «сопротивление» начало «войну на истощение» с момента прекращения огня налетами на передовые позиции противника, устройством засад на путях его выдвижения, подрывными действиями в тылу. Эти действия привели к большим потерям у противника и поднятию морального духа у арабских масс. Министр обороны Израиля так выразился о той роли, которую стало играть «сопротивление»: «Политический вес палестинского «сопротивления» не в военных операциях, которые оно проводит и не в личности руководителей освободительного движения, о которой говорит часть мирового общественного мнения, а в том, что палестинская проблема стала содержанием борьбы между нами и арабскими государствами».

Для того чтобы «обуздать» «сопротивление», и в первую очередь уничтожить его военную силу, израильтяне использовали три метода:

— метод затравливания и запугивания для того, чтобы заставить население оккупированных территорий отказаться от сотрудничества с бойцами «сопротивления»;

— метод блокады и истребления бойцов «сопротивления» и их баз;

— метод шантажа соседних арабских государств и их наказания в зависимости от степени уступок, на которые они идут по отношению к бойцам «сопротивления», и уровня сотрудничества с ним.

Когда израильтяне стали строить укрепленные позиции на линиях прекращения огня, египетское и сирийское руководство приняли решение воспрепятствовать действиям израильских войск снайперскими действиями на линии соприкосновения и посылкой спецгрупп для уничтожения этих позиций, дело дошло до перестрелки с использованием артиллерии, которая возникала периодически на протяжении 1967 и 1983 годов. Вначале 1969 года перестрелка усилилась. Израильтяне сосредоточили огонь артиллерии на городах Суэцкого канала, предприятиях по переработке нефти в Суэце. 8 марта 1969 года египетская артиллерия открыла огонь на всем протяжении Суэцкого канала с целью уничтожения линии израильских укреплений, которые были возведены на его восточном берегу. Израильтяне понесли большие потери. Этот день считается днем рождения «войны на истощение». На следующий месяц Египет объявил об отмене соглашения о прекращении огня и начале «войны на истощение» в качестве прелюдии к освободительной войне. Потери израильтян начали расти от 51 человека в мае до 89 — в июне, 112 — в июле. Израильский министр обороны Моше Даян заявил, что «Израиль не может продолжать сокращать свое ограниченное возмездие, имеющее оборонительный характер. Мы можем предположить, начиная с этого дня, что действия израильской армии будут носить характер, отличающийся от того, который они имели до настоящего времени». Начальник штаба израильской армии Хаим Бар-Лев говорил о потерях, которые понесла армия после окончания войны 1967 года вплоть до 20 июля 1969 года и которые достигли 340 человек убитыми и 1558 ранеными. Он дал указание на применение ВВС, заявив: «Мы заинтересованы в прекращении огня и знаем, что задействование наших ВВС лишь усилит напряженность. Но мы уверены, что в конце концов этот шаг приведет к спокойствию и умеренности на линии фронта».

Насеру дали прикурить

20 июля 1969 года израильтяне применили свои ВВС и разбомбили несколько объектов в египетском тылу. Весь 1969 год израильская авиация наносила удары по радиолокационным системам и ракетным позициям Египта на фронте канала и вдоль побережья. Египетская авиация наносила удары по позициям Израиля на фронте канала и некоторым целям в глубине Синая и в Суэцком заливе. В январе 1970 года усилилось применение авиации и артиллерии с двух сторон. Потери Египта за этот месяц достигли 1236 солдат и гражданских лиц, т. е. в три раза больше, чем в прошлом месяце. Потери Израиля оценивались в 185 убитыми. Египетское руководство сделало вывод, что эта война, если она будет продолжаться таким же образом, истощит Египет в такой же степени, как и Израиль, и что единственной гарантией победы в этой войне является нейтрализация израильских ВВС путем установления современной системы ПВО.

22 января 1970 года Насер поехал в Москву, изложил обстановку советскому руководству, попросив направить советскую систему ПВО для прикрытия египетского тыла, пока египетские солдаты будут ее осваивать. Согласие советского руководства на эту просьбу было примером советской верности своим друзьям-арабам и подтверждением их прочной позиции в поддержку справедливого дела арабов.

В феврале — марте в Египет была доставлена дивизия ракет «земля — воздух» с двумя авиационными бригадами и несколькими частями РЭБ. Когда Израиль столкнулся с советскими частями ПВО, он немедленно прекратил налеты на объекты, находящиеся в глубине Египта. С этого времени Израиль перенес свои основные усилия на удары с воздуха по району канала. Египетское командование продолжало расширять сеть ПВО для прикрытия фронта Суэцкого канала. Началась острая борьба: израильская сторона пытается уничтожить современную систему ПВО, а египетская — прикрыть фронт Суэцкого канала. Израильские налеты на рубеже канала продолжались почти постоянно днем и ночью. Моше Даян 10 мая 1970 года объявил, что «Израиль не позволит установить ракетную систему САМ-2 на Суэцком канале». В первую неделю июня египетская система ПВО на фронте канала сбила 10 израильских самолетов, в том числе 7 самолетов типа «Фантом». Эта неделя получила название недели «падения самолетов».

24 июня Вильям Роджерс выступил с инициативой о прекращении огня, чтобы спасти израильскую позицию. Согласие на инициативу было обусловлено прекращением всякой военной деятельности в день, когда войдет в силу решение о прекращении огня. Египет поддержал инициативу и сумел за несколько часов до того, как вошло в силу решение о прекращении огня, перевести десятки ракетных пусковых установок на огневые позиции на фронте канала.

В дальнейшем стало ясно, что согласие Египта на инициативу о прекращении огня обеспечило эффективность и скрытность использования новой ракетной системы типа САМ-6 по сооружению так называемой «ракетной стены» на фронте канала, которая сыграла важную роль в успехе операции по его форсированию в 1973 году.

На сирийском фронте начиная с июля 1969 года артиллерийские перестрелки усилились. Было проведено несколько сирийских налетов на израильские позиции и установлено несколько засад патрулям противника на переднем крае.

8 одну ночь было уничтожено около 60 израильских ДОС — в первой линии его обороны. Израильская авиация наращивала удары по сирийским позициям на переднем крае, огневым позициям артиллерии и местам постоянной дислокации в Кутна (артиллерийская школа). Бомбардировке подверглись также командные пункты бригад первого эшелона. В июне 1970 года в течение трех дней (24–26) продолжались бои: сирийские войска провели танковую атаку, захватив израильский опорный пункт, противник ответил атакой силой танковой бригады на несколько сирийских опорных пунктов на переднем крае. В то время как в августе 1970 года бои на египетском фронте прекратились, на сирийском фронте столкновения то затихали, то нарастали вновь, вплоть до начала 1973 года. Наиболее крупные столкновения произошли в 1972 году, когда были применены все сухопутные рода войск. Были осуществлены взаимные обмены ударами с воздуха по местам постоянной дислокации, огневым позициям артиллерии, радиолокационным пунктам и израильским поселениям на Голанах. Кроме того, прошло несколько воздушных боев между двумя сторонами.

На сирийском фронте эта война проходила в пять этапов:

— этап «стойкости и создания обороны» с июня 1967 года по июнь 1969 года. Его результаты: 37 случаев перестрелки, 36 нарушений воздушного пространства противником и бомбардировки, 6 случаев попадания патрулей в засады, два случая просачивания и налетов противника и три случая воздушных боев;

— этап «первых столкновений» с июля 1969 года по июль 1970 года. Количество инцидентов: 117 обстрелов противником сирийских войск, 9 воздушных боев, 11 случаев нарушения воздушного пространства, 15 артиллерийских и танковых перестрелок, 43 разведывательных операции (патрули, засады, налеты, осуществленные сирийскими войсками), 3 операции по проникновению вертолетов противника;

— «первый этап затишья» с июля 1970-го до конца 1971 года. Всего боевых инцидентов на этапе: 51 перестрелка с использованием стрелкового оружия, 43 случая нарушения воздушного пространства и один случай танковой дуэли;

— «второй этап столкновений» с начала 1972-го до января 1973 года. Боевые инциденты на этапе: 14 случаев бомбардировки объектов противника (военных позиций, мест постоянной дислокации и экономических объектов), 3 воздушных боя, 6 артиллерийских дуэлей и 3 налета сирийских войск;

Это этап подготовки сирийских войск к наступлению.

— «последний этап затишья» с января по сентябрь 1973 года.

Потери в живой силе на сирийской территории в этот период были следующими:

Потери в технике составили: 42 самолета, 18 танков, 63 орудия, 72 автомашины.

Сирия в этой войне понесла потерь в живой силе больше, чем в войне 1967 года.

Во время «войны на истощение» израильтяне понесли в три раза больше потерь, чем за войну 1967 года. В таблицах, составленных бригадными генералами израильской армии Заифом и Джазитом, отражено количество израильских потерь на каждом из фронтов в период с марта 1969-го по август 1970 года.

Таблица 1

Эффективность действий федаинов по нанесению потерь противнику показана на следующей таблице.

Таблица 2

Израильский военный журнал писал, что Израиль потерял в этой войне 27 боевых самолетов, 40 летчиков и штурманов, один эсминец, 7 катеров и кораблей, 119 гусеничных машин, 72 танка, 8 полевых орудий.

В период «этой» войны значительно сократилась еврейская эмиграция в Израиль и увеличились экономические расходы населения Израиля на 300 %. Возросла доля военных расходов в израильском бюджете, правительство Израиля для покрытия дефицита военного бюджета и платежей было вынуждено прибегнуть к займам.

Наиболее важные с военной точки зрения выводы, которые сделали израильтяне из «войны на истощение», были следующие:

— усилить укрепления постоянных позиций на линии прекращения огня для того, чтобы противостоять воздействию огня артиллерии и авиации;

— построить земляной вал высотой 20 метров на восточном берегу Суэцкого канала для того, чтобы скрыть передвижение частей;

— соорудить на Голанах противотанковый ров для того, чтобы воспрепятствовать продвижению бронетанковой техники САР в направлении израильских опорных пунктов;

— расположить дежурные бронетанковые части поротно за позициями линии прекращения огня для того, чтобы насколько можно уменьшить воздействие артиллерийского и авиационного огня, открытого внезапно. Вывести резервы и командные пункты за пределы дальности стрельбы арабской артиллерии.

Наиболее важными с военной точки зрения уроками, которые вынесли для себя арабы из этой войны, были следующие:

— необходимо начинать «войну на истощение» одновременно на всех фронтах. Именно тогда, когда война велась таким образом, возросли потери Израиля и обострилось положение с экономической, политической точки зрения и с точки зрения безопасности;

— увязывать начало «войны на истощение» с готовностью тыла страны, способность вооруженных сил защищать жизненно важные объекты в тылу страны и наносить удары по израильскому тылу. «Война на истощение» внутри Израиля должна совпадать по времени с «войной на истощение» на боевых рубежах;

— арабские войска в «войне на истощение» приобретают боевой опыт и практику. Ослабляется психологическое воздействие израильской пропаганды. Приобретенный опыт закаляет арабского солдата и поднимает его боевой дух;

— планы «войны на истощение» должны предусматривать накопление большого количества боеприпасов и планирование боевых действий, которые проводили бы войска для предотвращения возможности захвата противником территорий и закрепления в жизненно важных районах;

— повышается роль полевой разведки для определения координат целей и слежения за их перемещениями в ходе боя, а также для вскрытия мероприятий, предпринимаемых противником, и заблаговременного оповещения о них;

— должны быть использованы эффективные боевые средства с тем, чтобы «война на истощение» стоила противнику дороже, чем она стоит арабам.

 

Глава 3

ОКТЯБРЬСКАЯ ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА 1973 ГОДА

 

3.1. ПРИЧИНЫ РАЗВЯЗЫВАНИЯ ВОЙНЫ 1973 ГОДА

Октябрьская война 1973 года тесным образом связана с предыдущей войной. Военно-политическая обстановка противоборствующих сторон, сложившаяся после войны 1967 года, со всей очевидностью проявила явные признаки развязывания этой войны, важнейшими причинами которой стали:

1. Стремление Израиля к получению максимальной выгоды на оккупированных арабских землях в результате агрессии 1967 года.

Израиль выразил свою экспансионистскую политику особым пониманием резолюции № 242, которое исключало возможность возвращения на границы, установленные 4 июня 1967 года. Были изданы законы о включении Иерусалима, который рассматривался как неотъемлемая часть территории Израиля. На оккупированных землях израильтяне сразу же приступили к образованию поселений в надежде на то, что это приведет к демографическому изменению и будет препятствовать возвращению этих земель арабам. Как открыто заявила Голда Маеир: «Время еще не пришло рисовать карту Израиля».

После войны 1967 года Партия труда и Ликуд, соревнуясь, пропагандировали свою политику как в планах освоения новых земель, так и в своих предвыборных программах в Кнессет. Партия труда утвердила проект «Алун» — освоения и заселения новых территорий с 1967 года и приняла документ Галили, который получил наименование «Последовательное присоединение». Что касается Ликуда, то эта партия была более экстремистской и агрессивной, так как Бегин потребовал от израильского правительства на десятом съезде движения «Хейрут» в 1970 году аннексировать оккупированную территорию на основании так называемого «права израильского народа на землю исторического Израиля».

Военное и политическое давление на Израиль, которое выражалось в ведении войны на истощение Египтом, Сирией и палестинским «сопротивлением», в разрыве дипломатических отношений с Израилем со стороны стран социалистической системы, большинства стран движения неприсоединения и африканских государств, не вынудило израильтян отказаться от своей экспансионистской политики. Взамен этого израильское правительство стало подумывать о методах, с помощью которых можно было бы свергнуть правящий режим в Каире. 13 ноября 1969 года Годда Меир заявила, что она не видит никаких шансов на мир, пока у власти стоит Абдель Насер.

В период между войнами 1967–1973 годов Израиль сорвал несколько международных проектов, предусматривающих выполнение резолюции № 242. Среди них проект Советского Союза, который был представлен 21 декабря 1968 года, по разработке временной программы выполнения резолюции, а также проект Роджерса 1970 года. Советский проект, представленный Соединенным Штатам в ноябре 1971 года, предусматривал достижение всеобъемлющего решения в два этапа. На первом этапа предусматривалось открытие Суэцкого канала в обмен на вывод израильских войск с Синайского полуострова. Второй этап предполагал отход Израиля на границы, определенные 4 июня, взамен предоставления мирных гарантий. Таким образом, в результате проведения экспансионистского курса израильтяне закрыли двери перед каким бы то ни было политическим решением проблемы.

2. Отказ арабов капитулировать и их стремление к осуществлению цели «Ликвидации последствий агрессии».

Несмотря на поражение египетской, сирийской и иорданской армий в войне 1967 года, воля арабской нации оставалась на высоте и отвергала капитуляцию. Ярким примером выражения этой воли был президент Абдель Насер.

В середине июля в Каире собрались главы Египта, Сирии, Ирака, Алжира и Судана на совещание и выработали заявление, в котором содержалась договоренность этих стран о принятии эффективных мер по ликвидации агрессии и определение их внешнеполитических отношений исходя из их позиции по отношению к израильской агрессии. 29 августа 1967 года в Хартуме было созвано четвертое совещание в верхах, важнейшими решениями которого стали подтверждение единства арабских рядов и объединение политических усилий для ликвидации последствий агрессии в рамках основных принципов, которых придерживались арабские страны. Этими принципами явились: не допускать примирения с Израилем или его признания, не садиться за стол переговоров с ним, следовать курсом права палестинского народа на родину.

1 сентября 1969 года состоялась сокращенная конференция в верхах, в которой приняли участие Египет, Сирия, Иордания, Ирак и Судан. Руководители стран подчеркнули необходимость концентрации совместных усилий арабских государств с целью воплощения этих усилий в военной политике. Вслед за этой конференцией последовал созыв 08.11.1969 г. в Каире Совета обороны арабских государств, в котором приняли участие министры обороны и иностранных дел, а также начальники генеральных штабов армий арабских государств. Участники заседания предложили провести 21 декабря 1969 года 5-ю конференцию в верхах под лозунгом «Концентрация арабских сил — для ведения освободительной борьбы».

В назначенный срок в Рабате собралась конференция в верхах. В ходе ее работы выяснилось, что некоторые лидеры арабских стран были убеждены, что США и Израиль смогут пойти на политическое решение конфликта. Позиция этих стран была подкреплена прибытием в Иорданию за два дня до созыва конференции госсекретаря США Уильяма Роджерса и его речами о новой американской инициативе. Вследствие разногласий конференция завершилась без принятия каких-либо решений. С того времени и вплоть до развязывания войны 1973 года конференция в верхах больше не собиралась. Арабские страны ограничивались лишь двусторонними связями и совещаниями Совета обороны арабских стран и начальников Генеральных штабов армий арабских государств.

В июне 1971 года в Каире собрался совместный Совет обороны арабских стран, на котором впервые было принято решение о предоставлении военной помощи арабским странам, непосредственно противостоящим Израилю. На этом совещании был определен состав войск, которые должны были быть выделены Ираком, Саудовской Аравией, Ливией, Алжиром, Марокко. На заседании совета Лиги арабских стран, проходившем в Каире с 9 по 13 сентября, был назначен состав Комитета министров иностранных дел и министров обороны арабских стран, разработаны основы плана работы этой комиссии, определены средства, методы и обязательства арабских стран для противостояния израильской агрессии. 15 ноября 1972 года этот комитет собрался в Кувейте, вслед за этим последовало совещание начальников Генеральных штабов арабских армий 12 декабря 1972 года. На этих совещаниях были определены обязательства арабских стран по предоставлению следующей военной помощи:

Саудовская Аравия предоставляет две авиационные эскадрильи «Лейтнинг» иорданскому фронту и эскадрилью «Лейтнинг» египетскому фронту в 1972 году и еще одну эскадрилью в 1974 году.

Кувейт предоставляет эскадрилью «Лейтнинг» египетскому фронту в 1972 году и еще одну эскадрилью позднее.

Ливия — эскадрилью «Мираж» в 1972 году и еще одну эскадрилью — позднее.

Ирак — две эскадрильи «Хок Хантер» иорданскому фронту, три эскадрильи МиГ-21 и МиГ-17 сирийскому фронту, а также бронетанковую и пехотную дивизии иордано-алжирскому фронту.

Алжир — три эскадрильи египетскому фронту (две эскадрильи МиГ-21 и МиГ-17).

Марокко — эскадрилью Г-5 и бронетанковую бригаду египетскому фронту.

Эти рекомендации были утверждены на заседании совместного Совета Обороны арабских государств, которое проходило в Каире с 28 по 30 января 1973 года. Большинство из них были выполнены в начальный период войны следующим образом.

Египетскому фронту было предоставлено:

— эскадрилья МиГ-21 — алжирская;

— эскадрилья самолетов СУ — алжирская;

— эскадрилья МиГ-17 — алжирская;

— две эскадрильи «Мираж» — ливийские (в одной из них были ливийские летчики, в другой — египетские);

— эскадрильи «Мираж» — ливийские (в одной из них были ливийские летчики, в другой — египетские);

— эскадрилья «Хок Хантер» — иракская;

— бронетанковая бригада — алжирская;

— бронетанковая бригада — ливийская;

— пехотная бригада — Марокко;

— пехотная бригада — Судан;

— пехотная бригада — Кувейт;

— пехотная бригада — Тунис. Сирийскому фронту было предоставлено:

— три эскадрильи МиГ-21 — Ирак;

— эскадрилья МиГ-17 — Ирак;

— бронетанковая дивизия — Ирак;

— пехотная дивизия — Ирак;

— бронетанковая бригада (во время боев) и еще одна после прекращения огня — Иордания;

— механизированный полк — Марокко.

Несмотря на допущенные ошибки в повышении боеготовности войск, их подготовке и заблаговременном сосредоточении на направлении боевых действий, этот опыт арабского военного взаимодействия стал отправной точкой арабского плана с исправленными в нем недостатками.

3. Твердая позиция президента Хафеза аль-Асада на ведение освободительной войны.

После того как Израиль откровенно объявил о своих экспансионистских намерениях вслед за оккупацией арабских земель в войне 1967 года, цель освобождения стала для генерал-лейтенанта X. Асада, министра обороны, в то время не только национально-патриотическим долгом, но и не покидала его ни на минуту. Он пытался определить темпы, которыми партия, государство и армия идут по пути освобождения. В то же время, концентрируя свои усилия на процессе перестройки армии и ее обучении, подготовке, он стремился к действительной солидарности арабских стран на основе этой цели. 9 августа 1969 года было образовано сирийско-египетское объединенное военно-политическое руководство, в которое входили президенты, министры обороны и министры иностранных дел обоих государств. 16.10.1970 г. генерал-лейтенант X. Асад стал во главе Исправительного движения внутри Партии арабского социалистического возрождения (БААС) в Сирии. В заявлении временного руководства страны провозглашалось, что главной целью этого движения является строительство стойкого и непоколебимого общества, а также осуществление лозунга «Вооруженная борьба за изгнание сионистских захватчиков с территории родины». Через 10 дней, 26.11.1970 г., Сирия и Египет подписали военное соглашение, предусматривающее объединение военных усилий двух стран и ведение войны с целью ликвидации последствий агрессии. Было объявлено о примыкании Сирии к трехстороннему Совету, в который входили Египет, Ливия и Судан. Кроме того, Сирия выразила желание укрепить свои отношения со всеми арабскими странами, в том числе с Иорданией, Саудовской Аравией, Тунисом и Марокко. Президент Асад, выступая на различных совещаниях, не раз разъяснял роль Сирии и других арабских стран в ходе национальной борьбы. По случаю 27-й годовщины основания сирийской арабской армии, которая отмечалась 01.08.1973 г., он, в частности, говорил: «Основное бремя борьбы ляжет на наши плечи, плечи вооруженных сил Арабской Республики Египет, однако, учитывая то, что мы воюем и защищаем всю арабскую нацию, мы уверены, что наша нация не оставит нас и поддержит борьбу своей энергией, своими широкими возможностями! Наличие арабских войск на стороне наших вооруженных сил является ярким свидетельством жизненной силы этой нации, ее взаимопомощи и ее противостояния единым фронтом сионистско-империалистической агрессии. Характеризуя позицию Сирии по отношению к палестинскому «сопротивлению», президент Асад говорил, что наша позиция по отношению к палестинской революции является непрерывная ее поддержка всеми нашими силами, так как она является авангардом арабской революции и основной из освободительных сил в борьбе… сирийская арабская страна и впредь будет оставаться живительным источником Сопротивления».

В области внутренней политики страны президент Асад сосредоточивал внимание на концентрации усилий страны и общества на ведении освободительной борьбы. Доля вооруженных сил в бюджете страны достигла 71 %. По этому поводу на заседании народного Совета 22.02.1971 г. президент Асад указывал, что основной целью третьего пятилетнего плана (1971–1975 гг.) является укрепление материальной базы социально-экономического развития страны посредством полной мобилизации всего производительного потенциала в интересах освободительной борьбы. И в первую очередь, исходя из требований текущего момента, — продолжение строительства вооруженных сил, их оснащение для выполнения священного долга, выпавшего на их долю в освободительной борьбе.

Выступления президента Асада за освобождение оккупированных земель были лишь частью его деятельности, направленной на установление прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке. В день начала войны президент обратился с речью к личному составу вооруженных сил, в которой ясно выразил справедливый человеческий характер, который стоит за этой войной: «Мы никому не хотим смерти, мы отводим смерть от нашего народа, мы любим свободу и хотим ее для нашего и других народов, и сегодня мы защищаемся для того, чтобы наш народ наслаждался свободой. Мы призываем к миру и будем бороться за мир для нашего народа и для всех народов мира».

Политика президента Хафеза аль-Асада привела к укреплению позиции Сирии и ее роли в арабском и мировом сообществе и позволила за короткий промежуток времени создать современные вооруженные силы, которые были увеличены в четыре раза по сравнению с 1967 годом, а также обучены и подготовлены к ведению боевых действий.

4. Утрата надежды президента Садата на достижение с Израилем приемлемого политического решения под эгидой США.

Президент Египта Абдель Насер незадолго перед своей смертью 28 сентября 1970 года пришел к убеждению, что американская политика проводится в тайном сговоре с Израилем и что США являются партнером Израиля в проведении агрессии, и то, что взято силой, может быть возвращено только силой. Министр иностранных дел Египта Махмуд Рияд говорил, что к этому же результату пришли и египетские учреждения после долгой двухлетней практики. Однако Анвар Садат, который сменил Абдель Насера у власти, не только в это не верил, но и видел возможность достижения мирного решения с помощью Соединенных Штатов. Поэтому после прихода к власти он продлил период прекращения огня с Израилем без определенного срока окончания его действия и лично провел секретные переговоры с госдепартаментом США и советником по национальной безопасности Генри Киссинджером.

Садат надеялся, что он быстро сорвет плоды своей политики, и в начале 1971 года выступил с инициативой решения конфликта только между Египтом и Израилем. Эта инициатива предусматривала открытие Суэцкого канала для навигации и вывод израильских войск из Синая — поэтапно согласно договоренности, которая была достигнута с послом Яррингом. Несмотря на то, что Садат в своей инициативе отступился от всеобъемлющего решения борьбы, Израиль отказался полностью выводить войска с Синайского полуострова.

Садат выразил сожаление по поводу того, к чему привела его инициатива, и в своей книге «Исследование самого себя» заявил: «Если бы инициатива открытия канала встретила достаточную поддержку со стороны США, октябрьской войны бы не было и мир был бы установлен в феврале или марте 1971 года».

В результате личных контактов с американскими ответственными деятелями Садат понял, что роль США в решении конфликта станет эффективной лишь после ограничения курса, которым следовала внутренняя политика Египта после смерти Абделя Насера, а также после освобождения от советского военного присутствия в Египте. Садат принял решение следовать по этому пути. В мае 1971 года он провел полную смену политического руководства Египта, во время которой отстранил всех деятелей, близких к президенту Абдель Насеру. Эти изменения он назвал «Майской революцией». И вновь, во второй раз, Садат был разочарован, так как американская администрация прибегла к увеличению своей военно-политической помощи Израилю и приняла решение 2 февраля 1972 года поставить Израилю 24 самолета «Фантом» и 82 самолета «Скай Хок», кроме того, взяла на себя обязательства не выдвигать никаких новых политических инициатив по Ближнему Востоку без предварительного их обсуждения с израильским правительством.

8 июля 1972 года Садат прекратил работу советских советников и специалистов в Египте и потребовал вывести советскую систему ПВО, которая была установлена в середине 1970 года по просьбе Абдель Насера.

Начальник генерального штаба вооруженных сил Египта генерал-лейтенант Саад эд-Дин аль-Шадли, характеризуя это решение, сказал, что «оно сильно повлияет на наши боевые возможности, потому что русские вносят большой вклад в ответственность ПВО Египта, так как у них имеются две воздушные бригады, зенитно-ракетная дивизия с ракетами «земля — воздух» и большое количество частей РЭБ».

Многие политические наблюдатели и руководство арабских стран ожидали, что меры, проводимые Садатом, приведут к замораживанию советско-египетских отношений и разворачиванию американо-египетских отношений. Для Садата было полной неожиданностью, когда Соединенные Штаты отвернулись от него, видя, что он ничего не сделал.

Не прошло и нескольких месяцев, как Киссинджер уведомил Садата через советника по национальной безопасности Хафиза Исмаила, что одним из условий окончательного сепаратного решения конфликта между Египтом и Израилем является сохранение израильского присутствия на Синае на неопределенный срок под видом обеспечения мер безопасности для Израиля. Когда Садат отклонил это условие, Киссинджер проявил явное нежелание ускорить процесс достижения решения, и переговоры были отложены на более поздний срок, после проведения выборов в Израиле, назначенных на октябрь 1973 года.

Таким образом, Садат потерял надежду на достижение приемлемого политического решения с помощью США. Ему ничего не оставалось делать, кроме как следовать путем вооруженной борьбы для выхода из состояния военной неопределенности (состояние не войны и не мира). Было принято решение по ведению ограниченной войны в рамках боевых возможностей египетской армии. Существенную помощь принятию этого решения оказало стремление Сирии идти путем вооруженной борьбы, поддержка остальных арабских стран, а также верность советской политики своим обязательствам в поставках вооружения и военной техники арабским государствам для освобождения их оккупированных территорий в 1967 году и политическая поддержка справедливой борьбы этих стран.

С тех пор Садат начал осуждать политический курс американской администрации в отношении арабо-израильской борьбы. В своей речи 23 июля 1973 года он заявил, что Соединенные Штаты Америки стали играть роль шантажиста на мировой арене и что их политика представляет собой не что иное, как американское мошенничество. После того как американская администрация официально поддержала предложения Ярринга, она стала отвергать все ссылки на них. Более того, она объявила, что использует право вето, если об этом будет упоминаться в Резолюции Совета Безопасности.

5. Большая помощь Советского Союза вооруженным силам Сирии и Египта для их перестройки.

Сразу же после войны 1967 года Советский Союз поспешил безвозмездно компенсировать большую часть утраченного в войне вооружения. На вторую неделю после окончания войны в Каир прибыл президент Подгорный в сопровождении начальника Генерального штаба ВС СССР, а в Сирию прибыл министр обороны СССР. Советские руководители провели переговоры с руководителями Сирии и Египта по военным и политическим вопросам. Во время переговоров была достигнута договоренность по перестройке (реорганизации) вооруженных сил обеих стран с тем, чтобы их вооруженные силы стали способны освободить оккупированные земли. В то же время договоренность предусматривала продолжение борьбы за поиск политического решения конфликта, основной целью которой стала ликвидация последствий агрессии.

Советский Союз начал поставлять вооружение и боевую технику согласно плану формирования вооруженных сил в Египте и Сирии. В некоторые годы план поставки оружия опережал план обучения и подготовки личного состава. Так, в 1971 году количество самолетов МиГ-21 в Египте превышало число летчиков. Ускорение темпов развития боевой техники в 1972–1973 годах вынудило сирийское командование обратиться с просьбой перенести начало войны с апреля на октябрь для лучшего освоения боевой техники в боевых соединениях. Выражая количество поступающей техники и ее типы, Садат говорил: «Они затопили нас новым вооружением». Египет вступил в войну, имея четыре тысячи гусеничных боевых машин, среди которых были танки, самоходные артиллерийские установки, бронетранспортеры. Сирия к началу войны имела примерно такое же количество техники, а также десятки тысяч тонн боеприпасов к различным видам вооружения, что составляло для каждого вида вооружения не менее тринадцати боекомплектов.

Генерал-лейтенант Саад-эд-Дин Шадли так оценил эту помощь: «Советская сторона еще со времен Абдель Насера продавала нам оружие за полцены. Мы платим египетскими фунтами в кредит с двумя процентами. Более того, мы имеем возможность платить через определенный промежуток времени после получения оружия. Я уверен, что в мире нет другой такой страны, которая смогла бы предоставить Египту оружие на таких условиях оплаты, как это делает Советский Союз. Исходя из этого, можно с уверенностью сказать, что Советский Союз самый лучший друг на мировой арене. Советская технология отличается от западной в некоторых видах вооружения и техники, но это нисколько не уменьшает значение советской помощи, особенно если принимать во внимание то, что западное оружие, которое поступает в ограниченном количестве арабским странам, связано условием не применять его в наступательных операциях против Израиля.

В общем, можно сказать, что помощь, которую оказывает Советский Союз в строительстве сирийских и египетских вооруженных сил для ведения освободительной войны, нам бы не предоставила другая страна и мы бы не могли вести войну без этой помощи».

 

3.2. ОСОБЕННОСТИ ПОДГОТОВКИ И ПРИМЕНЕНИЯ ВОЙСК В ВОЙНЕ 1973 Г

а) На сирийском фронте.

Сирийское военное командование в целом правильно дало оценку слабым местам сирийской армии в войне 1967 года. Комиссия по реорганизации и перевооружению определила эти слабые места следующим образом:

— слабая мобильность и маневренность сирийских войск;

— отсутствие постоянного руководства дивизионного звена, которое способно было бы управлять своими частями во время войны;

— слабая сбалансированность по родам войск в рамках одного соединения;

— недостаточная подготовленность резервных частей и их командования к ведению современного общевойскового боя;

— малочисленность бронетанковых частей и соединений, составляющих главную ударную силу сухопутных войск;

— слабая подготовка личного состава и командиров всех степеней.

В ходе изучения вопроса реорганизации и перевооружения армии комиссия выдвинула следующие основные предложения:

— создать современные вооруженные силы, способные вести оборонительные и наступательные боевые действия с израильским врагом, а также способные освободить оккупированную часть Сирии и совместно с арабскими армиями способствовать освобождению всех оккупированных территорий;

— создать отдельные части и соединения всех родов войск, подчинить их верховному главнокомандованию с тем, чтобы они были способны влиять на ход боевых действий;

— опираться на кадровые войска и сократить по возможности резервные части;

— максимально использовать грамотную часть населения при комплектации войск младшим командным составом;

— пересмотреть штаты резервных частей и укомплектовать их в мирное время не менее чем на четверть;

— повысить огневую мощь соединений сухопутных войск, сбалансировать в этих соединениях соотношение между боевыми и тыловыми единицами.

Комиссия представила новые соображения по численности армии, принимая во внимание наличные людские ресурсы, вооружение и боевую технику, которую планируется импортировать из СССР. Верховное главнокомандование сирийской армии утвердило предложения комиссии и приступило к претворению их в жизнь. За 1968 год сирийские вооруженные силы возросли на 18 % по личному составу, на 50 % по полевой, на 15 % по зенитной артиллерии, на 20 % по танкам и бронетранспортерам.

В начале второй половины 1969 года министр обороны генерал Хафез Асад потребовал пересмотреть расчеты численности армии исходя из требования создания вооруженных сил, необходимых для освобождения сирийских территорий, даже если Сирия будет воевать одна.

Исследования, проведенные с его участием, завершились утверждением нового состава вооруженных сил, который превышал прежний на дивизию, были изысканы резервы верховного главнокомандования в артиллерии, усилены ВВС и ПВО. К середине 1973 года сирийские вооруженные силы были значительно увеличены. (В 3 раза по пехоте, в 4 раза по танкам, в 5 раз по артиллерии и ВВС, были созданы новые соединения спецвойск, ПВО, артиллерии и ракетных войск, ВМС и ВВС.)

Необходимо отметить, что советское оружие, поступавшее на вооружение сирийской армии для ведения Октябрьской войны, было современным. Особенно это относится к вооружению сухопутных войск, которое было более современным, чем аналогичные образцы израильских войск. Это прежде всего современные танки Т-62, боевые машины с ПТРУСами на борту, зенитные установки «Шилка», боевые машины пехоты с ПТРУСом и противооткатной пушкой, 240-мм миномет, 280-мм пушка, ракетные комплексы «Луна». В ВВС был освоен истребитель-бомбардировщик типа СУ-20, а также различные ракеты типа «земля — воздух».

Низкий уровень боевой подготовки был одним из важнейших факторов поражения в войне 1967 года. Поэтому сирийское военное командование приступило к разработке напряженных планов для совершенствования боевой подготовки с целью:

— увеличить количество вольноопределяющихся с дипломами в армии;

— подготовить значительно большее количество призывников с дипломами средней школы и университета для занятия должностей унтер-офицеров;

— направить больше обучаемых по техническим специальностям СССР для изучения нового оружия и техники;

— расширить возможности сирийских военно-учебных заведений для подготовки офицерских и унтер-офицерских кадров;

— развивать учебную базу, создав целый ряд современных технических классов и электрифицированных полигонов.

С 1969 года в планы боевой подготовки были включены вопросы наступления с прорывом подготовленной обороны противника и преодоления инженерных заграждений.

В 1971 году впервые были проведены бригадные учения войск с боевой стрельбой и участием авиации.

В результате проведенных мероприятий уровень подготовки вооруженных сил Сирии значительно повысился, однако, как показала война, он оставался еще несколько ниже уровня подготовки израильских соединений.

Вопрос инженерной подготовки театра военных действий включал целый ряд мер, направленных на создание более благоприятных условий для расположения войск, строительства сооружений, баз, учебных полей, атакже передвижения, маневра и управления на театре, снабжения войск, эвакуации неисправной техники. Большой вклад в это дело внесли инженерные войска, силы и средства соединений, а также организации гражданского сектора. Для подготовки оборонительных позиций были использованы тысячи тонн железа и цемента. Были проложены траншеи на тысячи километров, сооружены оборонительные позиции, рубежи развертывания и районы сосредоточения. Были подготовлены сотни огневых позиций для артиллерийских частей, построены десятки стационарных бетонных позиций ракет, десятки командных пунктов и пунктов управления, дороги и колонные пути общей длиной 1955 км, а также военные городки, склады, убежища, учебные сооружения: построены десятки новых аэродромов и усовершенствованы старые, сооружены ангары для самолетов, пункты обслуживания и снабжения, самолетные укрытия, десятки постов ПВО, оперативные комнаты, пункты управления и наведения, узлы связи.

Несмотря на громадные усилия, большинство мероприятий нуждалось в совершенствовании и развитии. Некоторые из них не были завершены. Так, например, подъездные пути в исходном районе для наступления не были оборудованы в достаточном количестве, обеспечивающем соединениям свободу развертывания и маневра. В исходном районе не было подготовлено достаточно укрытий для войск. Проходы в минных полях не были четко обозначены, что привело к тому, что некоторые части попали на эти поля. В начале боевых действий инженерные отряды не смогли подготовить достаточного количества проходов в инженерных заграждениях противника.

Совет министров Сирии издал постановление от 13.06.1973 г., в котором определил вопросы повышения боеготовности государственного аппарата. В этом документе была определена ответственность гражданских руководителей и порядок их работы в ходе войны. Президент и верховный главнокомандующий вооруженными силами создал комиссию по подготовке театра военных действий под руководством заместителя начальника Генерального штаба. Этой комиссии были подчинены подкомиссии в составе гражданских и военных лиц в каждой провинции. Аппаратом были выпущены инструкции с целью:

— мобилизовать возможности государственного аппарата в интересах войны;

— обеспечить непрерывное обслуживание граждан и производственный процесс в ходе войны;

— обеспечить прикрытие экономических объектов страны (заводов, плотин, нефтехранилищ, важных мостов, основных складов, портов, источников энергии, линий электропередач, электростанций);

— обеспечить нормальную работу важнейших предприятий в условиях войны (устройство траншей, убежищ, хранилищ ресурсов, особенно топлива и источников электроэнергии и т. д.).

12 сентября 1973 года главнокомандование армии и вооруженных сил известило соответствующие инстанции в совете министров о вероятности начала войны. Сразу после этого президиум совета министров составил план-календарь готовности государства к войне. Выполнение плана проходило нормально до начала войны и в ходе ее. Было открыто множество больниц и медицинских пунктов, эвакуированы воспламеняющиеся материалы с заводов и фабрик, распределены предметы первой необходимости, пополнены необходимые запасы.

б) На египетском фронте

После войны 1967 года египетское руководство решило создать армию, способную через три года начать освободительную войну. Были учтены боеспособные людские ресурсы, которые может поставить египетский народ, мощь израильского врага и его возможности, условия театра военных действий на суше, на море и в воздухе, план импорта техники из СССР и других социалистических стран. Приняты меры по увеличению вооруженных сил. В результате их численность к началу войны достигла 1 млн 200 тыс. солдат, из которых 42 % служили в полевых частях, а остальные использовались на обслуживании и прикрытии тыла.

Из структуры египетских вооруженных сил видно значительное увеличение количества частей ПВО и инженерных частей, но боевые возможности ВВС Египта остались меньше возможностей ВВС Израиля.

Планы боевой подготовки египетских войск после войны 1967 года опирались на реальность выполнения боевых задач и имели целью повышение боеспособности египетского солдата, воспитание у него уверенности в своих силах, в способности бороться с военной машиной Израиля и сокрушать ее. Планом предусматривалась подготовка из числа военнослужащих со средним и университетским образованием офицеров — командиров взводов и унтер-офицеров.

В боевой подготовке египетское командование большое внимание уделяло вопросам форсирования водных преград. Части готовились проделывать проходы в земляном валу и взбираться на него с помощью веревочных лестниц, проводились учения и тренировки с применением оружия и техники, состоящей на вооружении. Отрабатывались вопросы последовательности и очередности форсирования канала пехотными частями и частями обеспечения общей численностью в 32 тыс. человек на лодках в течение трех часов; 1000 танков и 13 500 боевых машин за шесть часов с помощью переплавочных средств. Были проведены учения по форсированию водных преград на протоках и каналах реки Нил, сходных с Суэцким каналом.

В 1968 году египетское руководство издало закон, который определял ответственность политического, военного и государственного аппарата за подготовку к войне. План подготовки включал:

— подготовку экономики к войне;

— подготовку театра военных действий;

— подготовку населения к войне;

— планирование мероприятий по гражданской обороне.

В ходе подготовки театра военных действий компетентные гражданские органы, организации государственного сектора совместно с инженерным управлением армии осуществляли строительство ряда крупных военных объектов. Было построено 30 новых аэродромов с укрытиями, складами, подземными хранилищами боеприпасов и топлива. За один месяц, с 25 января по 25 февраля 1970 года, было построено около 600 основных и резервных бетонных укрытий для пусковых установок ракет, поставленных из СССР. Эта огромная работа по своим масштабам и усилиям сравнима с теми, которые прилагали древние египтяне в строительстве пирамид, особенно если учесть, что это происходило в условиях ежедневной бомбардировки израильской авиации.

Инженерные мероприятия включали также создание земляного вала западнее канала или так называемой «ракетной стены», где были поставлены противотанковые установки «Малютка»; строительство водопроводов из Каира к городам канала и участкам фронта и другие инженерные сооружения в частях первого эшелона.

Таким образом, можно сказать, что впервые в истории арабо-израильского конфликта сирийское и египетское командование были настроены решительно, поскольку смогли за короткий срок (6 лет) с помощью СССР создать две современные армии, обученные владению современным оружием.

в) Подготовка израильской армии

После войны 1967 года израильское командование быстрыми темпами развивало вооруженные силы в количественном и качественном отношении, необходимые для удерживания захваченных арабских земель, территория которых в несколько раз превышала ту, которую занимал Израиль до войны.

Из важнейших мер, предпринятых Израилем в этой области, были следующие:

— соединения с 1969 года перешли от организации отдельной танковой бригады к организации бронетанковой дивизии постоянного состава (было создано 7 бронетанковых дивизий). Каждая дивизия включала 2 танковые бригады, механизированную бригаду, подразделения обеспечения и обслуживания;

— мотопехотные бригады были отнесены к танковым войскам;

— пехота и воздушно-десантные войска были объединены в один род войск.

Израиль получил из США сотни танков типа «Патон-48» и «Патон-60». Для облегчения обучения и снабжения были заменены все танковые пушки на орудия калибра 105 мм. Бензиновые танковые двигатели были заменены на дизельные, что привело к увеличению дальности действия танков. На танки «Шерман» была установлена 105-мм пушка. Были получены из США сотни 155-, 175– и 203-мм самоходных орудий, а также сотни бронетранспортеров АМ-113 для пехотных и механизированных частей. К началу войны сухопутные войска Израиля по числу соединений и численности вооружений увеличились более чем в два раза.

До начала войны Израиль имел 138 самолетов типа Г-4 и 160 самолетов «Скайхок». На самолетах «Мираж» израильтяне поставили двигатели от самолетов «Фантом». А после того как их разведка получила чертежи этих самолетов, они смогли производить свои боевые самолеты «Кфир», которые в июле 1971 года прошли испытания и принимали участие в войне (20 самолетов). До начала войны ВВС Израиля получили также около 200 транспортных вертолетов и транспортных самолетов различных типов.

Израильская промышленность освоила производство ракет класса «воздух — воздух», «Шафрир», наводящихся по инфракрасному излучению, оснастила свои самолеты противорадарными ракетами «шрайк» и оборудованием для радиоэлектронного подавления системы ПВО. Была расширена сеть ПВО за счет батарей «Хок» американского производства. Использовались также 20– и 40-мм артиллерия с радарными установками, была подготовлена сеть дальнего оповещения, созданы воздушные и наземные командные пункты.

В целом к началу войны ВВС Израиля увеличились вдвое и полностью обновились. Современные американские истребители и бомбардировщики стали их основной силой, как это показано в приложении 48.

Израильские ВВС получили 12 ракетных катеров французского производства типа «Саар» и установили на них ракеты типа «Джабраил», а в феврале 1973 года был спущен на воду первый ракетный катер типа «Ришаф» и несколько катеров типа «Дабур» собственного производства.

ВМС Израиля по сравнению с войной 1967 года увеличились в несколько раз, как это показано в приложении 47.

Всего к началу войны в составе ВС Израиля имелось 2300 танков, 500 боевых самолетов, 84 вертолета и 49 боевых кораблей. В сухопутных войсках было 49 бригад (16 бронетанковых, 28 механизированных и мотопехотных, 5 воздушно-десантных). 13 бригад были кадровыми, 5 из них находились на Синайском полуострове: 5 — в районе Голан и 3 — западнее реки Иордан. С учетом отмобилизования состав ВС насчитывал 415 тыс. человек.

План израильского командования предусматривал в случае внезапного нападения отразить все удары на подготовленных оборонительных рубежах, мощными контрударами разгромить арабские войска и восстановить положение. В дальнейшем с целью окружения арабских войск и захвата важных объектов наступать на Каир и Дамаск.

Израильские войска подготовили оборону на восточном берегу Суэцкого канала, используя его в качестве водной преграды (ширина канала — 180–200 метров). Канал трудно преодолеть без проведения специальных мероприятий, поскольку его берега обрывисты и покрыты камнем. Израильтяне дополнительно укрепили эту преграду, возведя земляной вал на восточном берегу канала высотой до 20 метров. На важных направлениях этого вала было построено тридцать пять оборонительных укреплений с интервалом 1 километр. На второстепенных же направлениях в районе Горьких озер интервал достигал пяти километров и более. В каждом укреплении размещалось до двух взводов пехоты. Укрепления был обнесены колючей проволокой и минными полями. На флангах были подготовлены окопы для танков, а в тылу оборудованы огневые позиции артиллерии и минометов. Между укреплениями и поверхностью воды канала израильтяне проложили нефтепроводы, для того чтобы зажечь нефть при попытке его форсирования.

Рубеж укреплений канала был назван линией «Бар-Лева» в честь бывшего начальника генерального штаба армии Израиля Хаима Бар-Лева, который утвердил этот способ обороны на рубеже канала. Предполагалось, что этот рубеж должна оборонять пехотная бригада с тремя бронетанковыми бригадами, пока не подойдут резервы, расположенные восточнее перевалов.

В районе Голан израильтяне создали оборону на рубеже высот, расположенных севернее и южнее города Кунейтра и выходящих на равнину Хуран и Сасаа. Оборонительные укрепления на этих высотах были сооружены на направлениях подхода к Голанскому плоскогорью. На всем протяжении голанского фронта (70 км) было сооружено 25 укрепленных позиций, т. е. одна позиция на 2–3 км фронта. Укрепленные позиции были обнесены колючей проволокой и минными полями, перед ними был оборудован противотанковый ров, не завершенный лишь на некоторых направлениях. На флангах позиций были открыты окопы для танков, за ними огневые позиции для самоходной артиллерии и минометов. Для обороны на Голанах израильское командование выделило части в составе до двух бригад пехоты и двух танковых бригад, полностью укомплектованных.

Основная группировка ВВС располагалась на пяти главных базах: Рамат Давид, Акер, Хатсур, Атсьюн, Хасьрим и двух аэродромах: Аллад и Тель-Авив. Кроме того, израильские войска использовали 14 аэродромов на Синае и один аэродром на Западном берегу. Кроме того, на Синае Израиль построил еще три аэродрома.

В оккупированных районах было оборудовано 19 посадочных полос, не считая 18 посадочных полос в Израиле.

Израиль значительно усовершенствовал свои аэродромы, увеличив длину посадочных полос и построив значительное количество укрытий, пунктов управления, парков обслуживания и складов.

Увеличились возможности пунктов управления ПВО — основных, расположенных на севере страны, в Мируне, и на юге, в районе Мицабия Рамон, а также пунктов управления, наблюдения и наведения, рассредоточенных на главных направлениях линии прекращения огня.

Израильское командование подготовило несколько командных пунктов РЭБ, а также десятки пусковых позиций ракет «Хок».

Таким образом, израильское командование в межвоенный период (1967–1973 гг.) проделало большую работу по совершенствованию своих вооруженных сил. Всеми способами оно пыталось сохранить за собой территории, оккупированные в 1967 году, и поэтапно их аннексировать.

Оборудование театра военных действий и особенно рубежей обороны («линия Барлева» и линия Голанских укреплений) являло собой образец современной военной науки. Расходы на создание этих рубежей достигали миллиардов долларов из средств американской помощи. Такие расходы израильской экономике без помощи извне были не по силам.

Планирование войны

Решение о войне было принято президентом Асадом и президентом Садатом 25 февраля 1973 года, во время их встречи в Александрии. Об этом решении был проинформирован Главнокомандующий федеральными силами генерал-полковник Ахмед Исмаил. С этого времени двакомандования, сирийское и египетское, начали осуществлять планирование совместной войны.

На сирийском фронте

25 февраля 1973 года президент Асад приказал начальнику штаба сирийской армии разработать замысел совместной с египетскими войсками наступательной операции по освобождению оккупированных территорий. ГШ доложил президенту этот замысел 10.02.1973 г., а президент обсуждал его с Садатом при их встрече в Александрии.

К 31 марта планирование было завершено. Замысел операции предусматривал:

Совместной воздушной операцией арабских ВВС, ударами ракетных войск и артиллерии, действиями воздушно-десантных войск нанести поражение авиации и средствам ПВО противника, нарушить управление и ослабить группировку ВВС.

С началом наступательной операции во взаимодействии с войсками западного фронта артиллерия и ВВС наносят мощный огневой удар с целью поражения противостоящего противника, его ближайших резервов и нарушения управления сухопутными войсками. После ударов артиллерии и авиации сухопутные войска переходят в решительное наступление, прорывают оборону противника на пяти участках общей шириной 16 км и развивают наступление с целью расчленения его группировки на нагорье и уничтожения по частям во взаимодействии с воздушным десантом и обходящими отрядами, выходят на рубеж: река Иордан — восточное побережье Тибериатского озера, передовыми отрядами захватывают плацдармы на Западном берегу реки Иордан в готовности отразить контрудары или развить наступление в глубину.

Главный удар силами двух дивизий (9, 5) нанести в направлении: Уфана-Эль-Клаа-Кафр-Шамир. Удар силами не менее пехотной бригады нанести в направлении южнее Эль-Кунейтра с целью овладения городом и оказания помощи основной группировке, наступающей с фронта.

90-я пехотная бригадная группа наносит отвлекающий удар через ливанскую территорию в направлении Мардж Уюн — Кафр — Джилади.

В интересах выполнения поставленной задачи дивизии первого эшелона после выполнения ближайшей задачи сильными передовыми отрядами выдвигаются к реке Иордан, высотам, выходящим к Тибериатскому озеру, перевалу Эль-Аль-Джабин, избегая столкновения с противником и обходя опорные пункты, с задачей соединиться с войсками воздушного десанта, захватить господствующие высоты и удерживать их до подхода главных сил дивизии.

Передовые отряды выполняют свою задачу до 24.00 того же дня. На участках прорыва создается плотность артиллерии не менее 80–90 стволов на один километр фронта. Артиллерийская подготовка — продолжительностью 55 минут. Для преодоления заграждений и противотанкового рва в каждом батальоне, наступающем в первом эшелоне, создается не менее трех штурмовых групп с необходимыми средствами.

Оперативное построение наступающих войск: в первом эшелоне 7, 9, 5-я дивизии и 90 пбр; два противотанковых резерва; воздушные десанты и обходящие отряды; резервы родов войск; армейская артгруппа; резерв ВГК — 569 часть (без тб. мр-3).

Наступление обеспечивается прочным удержанием сирийского побережья, надежной обороной города Дамаск, маневром силами в направлении Иордании и надежным прикрытием объектов тыла от ударов с воздуха, десанта и диверсионных действий противника. В целях сохранения секретности операции было дано название «Учение № 110».

Исходя из замысла, все штабы видов и родов войск разработали соответствующие планы боевого использования и обеспечения, которые были утверждены Главнокомандующим. Главное управление боевой подготовки издало инструкции, необходимые для подготовки войск к выполнению поставленных им задач. На войсковых учениях в марте — апреле с войсками отрабатывались вопросы штурма инженерных заграждений и прорыва обороны в высоком темпе, осваивалось новое вооружение и совершенствовались способы управления с использованием современных средств.

В период с 22.02 по 07.03.1973 г. оперативное управление разработало оперативную часть плана. План оперативной маскировки, план взаимодействия, план борьбы с воздушными десантами, план использования воздушных десантов. С 18 по 19 апреля 1973 года было проведено совещание под руководством президента республики — Верховного главнокомандующего, на котором было решено отложить наступление на осень в целях совершенствования подготовки, укомплектования техникой и личным составом, освоения новой техники и оружия, которое только что поступило из СССР. В период с 17 по 23 мая 1973 года в Каире прошли совместные совещания командующих ВВС, начальников оперативного управление ГШ и начальников оперативного отдела ВВС, на которых был обсужден вопрос о совместных действиях в воздухе во время операции. Было выработано предложение о совместных действиях ВВС, содержащее распределение целей между сторонами. Было согласовано также начало и сроки нанесения ударов. 22 мая 1973 года объединенное командование официальным письмом потребовало от сирийского командования изучить вопросы организации взаимодействия между двумя сторонами (определить время «Ч», приблизительное время на операцию, возможности действий противника на всех этапах сражения и ответ каждого фронта на эти возможные действия, помощь, которую оказывает одно государство другому, и время, необходимое каждому фронту для оказания помощи другому). В письме было указано, что результат этого исследования должен быть доложен в Каире 6 июля 1973 года.

С 3 по 5 июля 1973 года в Каире прошли совещания с участием начальника оперативного управления сирийской армии, начальника оперативного управления сирийских ВВС и египетских ВВС, а также ВВС объединенных сил и других офицеров объединенных сил и Египта, на которых было определено время наступательной операции (день операции, время «Ч», время нанесения удара с воздуха и время выполнения различных задач).

7 июня 1973 года в Каире командованием двух армий было организовано взаимодействие между северным и западным фронтами. Сирийские и египетские ВВС наносят свои первые совместные концентрированные удары с воздуха за 4 часа до наступления темноты. Одновременно сирийская артиллерия начинает огневую подготовку и начинается выдвижение войск для наступления. Сирийские войска начинают штурм противотанковых рвов за три часа до наступления темноты (время «Ч» для сирийских войск). ВВС Сирии участвуют в ударе, если будет решено наносить его за два часа до наступления темноты. С наступлением темноты сирийские войска должны будут в основном завершить выполнение ближайших задач дивизиями первого эшелона. Сирийское командование представило эти предложения командованию объединенных сил официальным письмом.

30 июня 1973 года Главнокомандующий объединенными силами определил сирийскому командованию время начала наступления на сирийском фронте (время «Ч») за два с половиной часа в Сирии до наступления темноты: концентрированный совместный удар с воздуха за час до времени «Ч», «4–1»; удар меньшими силами спустя 2,5 часа с момента нанесения первого удара, т. е. «Ч» + 1,5 часа.

1—2 августа 1973 года были разосланы боевые указания на наступление соединениям, видам вооруженных сил и округам. С 6 по 20 августа были утверждены решения командующих видами вооруженных сил и командиров дивизий.

В период с 11 по 26 августа 1973 года Высший совет египетских и сирийских вооруженных сил провел совещания в штабе ВМС в Александрии. На них сирийская сторона попыталась получить согласие Главнокомандующего на перенос срока начала наступления по крайней мере на три месяца, чтобы дать возможность сирийским и египетским войскам освоить недавно прибывшее новое оружие и увеличить количество датчиков. Была также попытка убедить египетскую сторону начать наступление с рассветом, ввиду плохой видимости в послеобеденные часы и слабой подготовки войск к ведению ночного боя в условиях горной местности в Голанах. Однако Главнокомандующий отклонил это требование по нескольким соображениям, связанным с условиями сражения на западном фронте и форсирования канала.

После длительных прений был выбран день 6 октября, так как это суббота и праздник «очищения», в который израильтяне воздерживаются от работы; время, подходящее для водных условий на канале (прилив и отлив); время месяца Рамадан, когда израильтяне не ожидают, что арабы начнут наступление; подходящие погодные условия для сирийский войск.

Были также согласованы способы стратегической и оперативной маскировки и другие решения. Исходя из примерного дня операции, был составлен график окончательных мероприятий по подготовке операции.

13 сентября 1973 года было организовано взаимодействие на уровне армии, где присутствовали все руководители Главнокомандования, командующие видами вооруженных сил и командиры соединений. 15 сентября 1973 года последовала директива Главнокомандующего объединенными вооруженными силами по вопросу способа управления Главнокомандующего восточным и западным фронтами и определению пути обмена информацией между командованиями фронтов. Была послана группа офицеров связи от Объединенного командования, которая должна находиться на основном, запасном и передовом КП сирийской армии. С 16 сентября по 6 октября было организовано взаимодействие на всех уровнях. А 17 сентября началась мобилизация резервных войск.

1 октября 1973 года сирийское командование получило оперативную директиву от Главнокомандующего объединенными войсками, где определялось время «Ч», день наступления и время готовности. В тот же день сирийское командование направило объединенному командованию радиограмму, содержащую пароль «Вагран», означавший полную боеготовность сирийских вооруженных сил. 3 октября 1973 года Главнокомандующий вооруженными силами САР издал дополнение к боевым указаниям командирам дивизий (1,3,5,7,9:47 тбр) и гарнизону Дамаска следующего содержания: время готовности к выполнению задачи 4.00 в субботу 06.10.1973 года; о времени «Ч» будет доведено отдельным приказом; задачи командирам рот поставить в 4.10, командирам взводов — во второй половине дня 5.10, командирам отделений — с утра 6.10.1973 г., составить законченный план разведки командиров рот с соблюдением мер строгой маскировки; всему личному составу, начиная с утра 4 октября, запрещается покидать позиции, транспорт за людьми продолжать посылать порожняком: 06.10, в 5.00, устно командирам соединений доложить в оперативное управление о готовности к выполнению задач; офицеры связи дивизий прибывают на основной командный пункт в 5.00 06.10.1973 г.

5 октября в Дамаск прибыл генерал Ахмад Исмаил и привез приказ о готовности к проведению операции 06.10.1973 г. Был обсужден вопрос о переносе времени начала наступления с 14.00 на 6.00, однако генерал воздержался от внесения каких-либо изменений под предлогом того, что уже поздно что-либо менять. Он не согласился также на время наступления в 12.00. 4 октября войска военных округов и гражданской обороны были переведены в состояние полной боевой готовности.

5 октября сирийское главнокомандование направило командованию объединенных войск письмо, содержащее пароль «Вагран-Бадр», означающий готовность к проведению операции, а также разослало указания видам вооруженных сил и соединениям о времени «Ч».

Время «Ч» на «Учение-110» определяется 15.00 в субботу 06.10.1973 г. Часы сверяются по дамасскому радио в 11.15 того же дня, в последующем — ежедневно в 7.15 утра и 18.15 вечера. Время «Ч» доводится до исполнителей в следующие часы: командирам бригад — в 8.00, командирам батальонов и полков — в 10.00, командирам рот — в 13.00, командирам взводов — в 14.00 того же дня.

На египетском фронте

В октябре 1972 года генерал Ахмад Исмаил, назначенный военным министром, предложил «ограниченный» наступательный план под кодовым названием «Высокие минареты», который имел целью форсирование канала, разрушение и овладение «линией Бар-Лева», а затем занятие оборонительных позиций на расстоянии 10–12 км восточнее канала.

Министр и начальник штаба оправдывали этот план тем, что он соответствует истинным возможностям египетских вооруженных сил ввиду того, что ВВС Египта значительно слабее ВВС Израиля, а система ПВО способна прикрыть войска, форсирующие канал, только на расстоянии 10–12 км от него. Этот план, по их мнению, обеспечивает Египту возможность вести длительную «войну на истощение» против израильских войск, которые будут пытаться уничтожить египетские войска, форсирующие канал.

План «Высокие минареты» предусматривал:

— 5 пехотных дивизий, усиленных ПТУРСами «Малютка» из других соединений, не участвующих в операции, форсируют канал на пяти участках, уничтожают «линию Бар-Лева» и отражают вероятные контратаки противника;

— в период между временем «Ч» + 18 и «Ч» + 24 часа каждая пехотная дивизия расширяет плацдарм до 16 км по фронту и 8 км в глубину;

— после времени «Ч» + 48 часов дивизионные плацдармы объединяются в армейский. После времени «Ч» + 72 часа вторая и третья армии должны объединить свои плацдармы в единый вдоль берега Суэцкого канала глубиной 10–15 км;

— после выхода на этот рубеж части переходят к обороне;

— широко используются воздушные и морские десанты для того, чтобы не допустить подхода резервов противника из глубины и парализовать работу пунктов управления.

В апреле 1973 года генерал Ахмад Исмаил потребовал от генерала Шазли завершить разработку плана форсирования, добавив туда новый этап, имеющий целью овладение перевалами, и сказал ему: «Этот план будет представлен сирийцам для того, чтобы убедить их вступить в войну, но выполняться будет только в соответствующих условиях». В прошлом Генеральный штаб уже готовил подобный план под кодовым названием «Гранит», и теперь он был возрожден заново. План форсирования получил название «Первый этап», дальнейший план — «Второй этап». Оба этапа в сентябре 1973 года после того, как был определен день наступления, получили название плана «Бедр».

Начальник Генерального штаба египетской армии генерал Шазли говорил: «Мы в мельчайших подробностях обсуждали план форсирования, затем быстро проходили второй этап. Я никогда не предполагал, что нам понадобится его выполнять. Такое же ощущение разделяли со мной командующие армиями, а военный министр по крайней мере демонстрировал это. Чтобы углубить разрыв между двумя этапами при переходе от объяснения первого этапа ко второму, мы говорили: после оперативной остановки мы развиваем наступление. Военный термин оперативная остановка означает остановиться, пока не изменятся условия, которые привели к возникновению этой остановки. Оперативная остановка может продлиться несколько недель, а может — несколько месяцев и более».

План-график по организации сражения поступил в том же виде, как и план-график на сирийском фронте.

Ход боевых действий

В четыре часа утра 06.10 из ЦРУ США израильской разведке поступило сообщение, что сегодня в 18.00 Египет и Сирия намереваются развязать войну. Сообщение сразу же было доведено до начальника военной разведки генерала Эйли Зиира, военного секретаря правительства генерала Израиля Лиура и военного секретаря министра обороны генерала Яшиа Гуарбиба. Они связались по телефону с начальником ГШ Давидом эль Яазером и министром обороны Моше Даяном, а также с премьер-министром Голдой Меир. В 5 часов утра командование ГШ было в сборе, и начальник ГШ объявил, что он отдал распоряжение командующему ВВС быть в готовности в 13.00 к нанесению удара, призвать резерв ВВС. В конце заседания начальник Генерального штаба попросил у главы правительства согласия на проведение всеобщей мобилизации. В 6.00 начальник ГШ доложил министру обороны свои соображения по нанесению превентивного удара. Однако Даян был категорически против и пошел к премьер-министру для обсуждения этого предложения. Голда Меир поддержала его по следующим соображениям: превентивный удар не воспрепятствует началу войны: территории, оккупированные в 1967 году, — это пояс безопасности, способный принять на себя первый сирийский и египетский удары; превентивный израильский удар усилит политическую изоляцию Израиля; время, оставшееся до 18.00, достаточно для изменения соотношения сил в пользу Израиля. Голда Меир согласилась с предложением начальника ГШ призвать 100 тыс. резервистов. В 8.30 в приемной премьер-министра посол США Кенит Кетиндж говорил, что он вместе с руководством посольства уже два дня знал о сосредоточении арабских армий и все эти два дня посольские работники в своих беседах с израильтянами выражали больше озабоченности, чем сами израильтяне. Кетиндж спросил премьер-министра, будут ли они первыми открывать огонь. На что Голда Меир ответила отрицательно и попросила его по дипломатическим каналам попытаться задержать наступление. Посол сразу же переправил этот ответ в Государственный департамент США, где Генри Киссинджер и Никсон решили связаться с Кремлем и Генеральным секретарем ООН Куртом Вальдхаймом, а также направили срочное послание президенту Египта. Киссинджер связался с министром иностранных дел Египта и заявил в угрожающей форме следующее: «Чего вы хотите, Заят, какая будет польза от ваших действий? Израиль в курсе всего происходящего. Они мобилизуют резервистов и начнут решительное превентивное наступление. Вам надо подумать». Заят сразу же передал это по телефону Садату, который поставил в известность Хафеза Асада, и они решили продолжить выполнение плана наступления.

В тылу. Гражданская оборона готовит мешки с песком

Таким образом, впервые за период арабо-израильских войн арабские руководители приняли решение, которое шло вразрез с желаниями США. Если бы они не сделали этого, то позволили бы Израилю использовать время для мобилизации резерва и нанесения мощного превентивного удара по двум фронтам, как это произошло в 1967 году. 6 октября, в 15.00, после часовой артиллерийской и авиационной подготовки, которым предшествовал удар ракет по израильскому аэродрому Рамат-Давид и объектам на Голанах, 3 пехотные дивизии сирийской армии перешли в наступление. К утру 7 октября, преодолевая сопротивление противника в укрепленном районе южнее Эль-Кунейтры, наступающим удалось вклиниться в оборону на глубину 4–8 км. Подошедшие две резервные израильские бригады смогли приостановить наступление сирийских войск. Для наращивания силы удара и развития успеха в центре в направлении Кафр — Нафах сирийское командование ввело в сражение танковую дивизию. Однако бригады дивизии вышли на указанный рубеж с опозданием и вступили в бой разрозненно. Подошедшая танковая бригада 210-й израильской танковой дивизии, оказав упорное сопротивление, не дала возможности сирийской танковой дивизии развить успех. Бригады, продвинувшись на 5–6 км, были остановлены.

Израильские солдаты в сирийском плену

В сложившейся обстановке сирийское командование решило 8 октября на левом фланге перейти к обороне и, сосредоточив основные усилия на правом фланге и в центре, овладеть районом Эль-Кунейтры, нанося главный удар с северо-востока в обход города.

Израильское командование, подтянув к центру 3 резервные бригады, решило с рассветом 8 октября перейти в контрнаступление, нанести поражение сирийской группировке и отбросить ее в исходное положение. Две бронетанковые и механизированная бригады нанесли удар в направлении Кафр — Нафах, Тель-Эль — Фарас. Южнее города Эль-Кунейтра разгорались ожесточенные бои. Израильские войска овладели инициативой и начали теснить сирийские части, понесшие значительные потери в боях 8 октября. Сирийское командование вынуждено было с некоторым опозданием отдать приказ о переходе к обороне.

«Стой! Затемни машину». Закрашивание автомобильных фар

В связи с тяжелым положение сирийских войск на северном фронте соседние арабские государства (Ирак, Иордания, Саудовская Аравия) решили направить в Сирию свои войска для оказания помощи.

Подтягивание сил для контрнаступления, Голаны, 8 октября

В ночь на 9 октября, усилив наступающую группировку еще тремя резервными бригадами, израильтяне продолжали усиливать давление в направлении Тель-Эль — Фарас и к 15.00 10 октября на всем фронте вышли на старую линию прекращения огня. В течение 10 октября израильское командование усиливало свою группировку на северном фронте, доведя ее до 12 бригад (из них 5 бронетанковых), готовясь к дальнейшему наступлению. Замыслом предусматривалось нанесение двух ударов: первый удар силами двух бронетанковых и одной механизированной бригады в северо-восточном направлении — на Дамаск; второй — силами трех бригад (бронетанковой, механизированной и пехотной) в восточном направлении с целью перерезать шоссейную дорогу Амман — Дамаск, проходящую через деревню «Санамейн». С утра 11 октября израильские войска перешли в наступление. Сломив сопротивление сирийских войск к середине дня 12 октября, израильтяне продвинулись на дамасском направлении на 10–12 км, а на кафршамском — до 20 км и вышли на рубеж Маззарт — Бейт — Жини, Зелес, Дорин, Мамрит, Масхара, Рафид. Дальнейшее их продвижение было остановлено совместными усилиями сирийских войск и передовых отрядов подошедшей иракской танковой бригады (12.10.1973 г.)

Командный пункт южного фронта, ночь с 8 на 9 октября. На грани катастрофы

Артиллерия, северный фронт

Перегруппировав войска и введя в бой новую бронетанковую бригаду в течение двух суток 13 и 14 октября, израильское командование пыталось развить наступление в сторону Тель-Шамс, Тель-эль-Мал, но успеха не имело. Более того, сложная обстановка на Суэцком канале вынудила израильское командование перейти к обороне на сирийском фронте против объединенных арабских сил, которые начали занимать свои позиции 14.10.1973 г. (иракская дивизия, иорданская бронетанковая бригада, полк из Саудовской Аравии). 16.10.1973 г. сирийское командование решило нанести контрудар. Но ввиду неподготовленности войск контрудар был отменен. Понеся большие потери, противоборствующие стороны в последующие дни решительных действий не предпринимали, и 24 октября в соответствии с решением Совета Безопасности ООН (резолюция № 338) огонь на сирийском фронте был прекращен.

На южном фронте в ночь с 5 на 6 октября египетские саперы скрытно переправились на восточный берег Суэцкого канала и перекрыли трубы, подающие воспламеняющуюся жидкость на поверхность канала. В 14.00 6 октября египетские ВВС нанесли удар по аэропортам Израиля, пунктам управления, пусковым установкам ракет «Хок» и огневым позициям артиллерии. Тактическими ракетами был нанесен удар по центру радиопомех и аэродрому. Через 5 минут началась огневая подготовка продолжительностью 1 час. Под прикрытием огня артиллерии началось форсирование канала пехотными батальонами на резиновых лодках, а Горьких озер — на амфибиях. К 17.30 6 октября канал форсировало 45 батальонов, захватив 5 плацдармов 6–8 км по фронту и 3–4 км в глубину каждый. К концу 6 октября саперы проделали 60 проходов в земляном валу, установили 8 тяжелых, 4 легких моста. Для введения противника в заблуждение относительно местонахождения действующих мостовых переправ и обеспечения их живучести были наведены ложные переправы. Утром 7 октября на восточном берегу вели боевые действия уже 5 дивизий с тяжелым вооружением и около 1 тыс. танков.

Северный фронт. Контрнаступление

Для воспрещения подхода резервов противника в ночь на 7 октября на перевалах в его тылу с помощью вертолетов были высажены три десанта силой до батальона каждый. Израильтяне сумели блокировать десанты и через несколько дней ликвидировать их. Для захвата нефтепровода в районе Расэс-Судр был высажен второй вертолетный десант, который с задачей справился успешно.

Хермон отбит у сирийцев солдатами Голани

7 октября дивизионные плацдармы были объединены в два армейских глубиной 10–12 км каждый. В течение 8–9 октября приходящие израильские резервные бригады постоянно контратаковали египетские войска, выигрывая время для подхода резервов из глубины и перехода в контрнаступление. Предпринятая 8 октября контратака против войск 2-й египетской армии закончилась неудачей: в полосе 18-й египетской пехотной дивизии была умело устроена засада, куда втянулась 401-я израильская бронетанковая бригада. Внезапный огонь РПГ вывел из строя 75 танков, 25 танков было захвачено в исправном состоянии вместе с командиром батальона полковником Асаф Яжури. В подобную засаду попала и другая израильская бригада. В результате дивизия генерала Адана в течение нескольких часов потеряла 150 танков.

Египетские солдаты на «линии Бар-Лева»