Фонд "Бюро экономического анализа"

Сборник статей по современному экономическому состоянию России

Информационно-аналитический бюллетень

№ 11

декабрь 1998 г.

Сценарии макроэкономической политики и развития российской экономики в среднесрочной перспективе.

В ходе реформирования российской экономики в 90-х годах был решен ряд важных макроэкономических проблем, типичных для начальной фазы трансформации административно управляемой экономики. Так, либерализация цен и внешней торговли дали мощный стимул для изменения отраслевой структуры экономики, в первую очередь - для изменения структуры относительных цен. Это резко изменило направления финансовых потоков в стране, формирование добавленной стоимости по секторам экономики. Изменение в относительных ценах, изменение структуры конечного спроса, а, соответственно, и структуры производства, позволили ликвидировать дефицит, стабилизировать, а затем и оживить потребительский рынок. Ликвидация дефицита наряду с относительной стабилизацией цен и валютного курса в 1997- первой половине 1998 года стали наиболее видимыми результатами реформ, что отразилось в статистических показателях.

Однако, многие проблемы еще ожидают своего решения. Это особенно ярко проявилось после августовского (1998 года) кризиса. Среди имеющихся в настоящее время макроэкономических проблем следует выделить следующие:

- необходимость обслуживания и погашения государственного долга (как внутреннего, так и внешнего);

- необходимость радикального реформирования налоговой и бюджетной политики;

- необходимость монетизации экономики при ограничении роста цен, восстановления платежной дисциплины, решения проблем не только текущих платежей, но и накопленной задолженности;

- стабилизация курса национальной валюты (или хотя бы предсказуемость его динамики, не искаженной спекулятивными операциями) в условиях меняющейся внешнеторговой конъюнктуры;

- решение проблем платежного баланса, обеспечения чистого притока иностранной валюты в страну, приостановления устойчивой тенденции вывоза капитала;

- создание макроэкономических условий (равно как и других, в том числе, правовых и институциональных), которые способствовали бы перелому негативных тенденций в инвестиционной сфере.

Решение этих, а также ряда других задач, в том числе и выходящих за рамки макроэкономической сферы, должно обеспечить переход к фазе роста российской экономики. События конца 1997 и 1998 годов оказали значительное влияние не только на текущее состояние и на ближайшее будущее, но также и на среднесрочные перспективы развития страны, в том числе крайне негативно сказались на перспективах экономического роста, который скорее всего возможен лишь в следующем тысячелетии. Вместе с тем, становится все более очевидным, что решение обозначенных выше проблем вряд ли возможно в условиях стагнации производства. Поэтому при рассмотрении сценариев макроэкономического развития и соответственно, вариантов макроэкономической политики, наряду с проблемами обслуживания долга и других проблем бюджета (как наиболее насущными задачами, которые должны быть решены Правительством в среднесрочной перспективе) существенное внимание должно уделяться вопросам содействия экономическому росту, в первую очередь - перспективам развития реального сектора (промышленного производства, в частности). Рост же производства, с другой стороны, вряд ли будет возможен без решения обозначенных выше проблем. Основными инструментами макроэкономической политики являются денежно-кредитная политика и бюджетная политика. К другим регуляторам, которые теоретически могут использоваться государством в качестве инструментов воздействия на экономические процессы относятся политика в области занятости и доходов, ценовая политика (включая регулирование естественных монополий), создание конкурентной среды или, наоборот, ограничение конкуренции, а также прямое воздействие на конечный спрос - субсидии, государственные закупки, государственные инвестиции и т.п.

Взаимные сочетания различных вариантов применения указанных (а также ряда других) инструментов макроэкономической политики в принципе образует достаточно широкий спектр различных ее сценариев. Однако, по сути, возможности маневра в настоящее время достаточно ограничены, как по объективным причинам, имея ввиду общие тенденции развития переходных экономик, так и по субъективным - исходя из уже принятых решений. К субъективным факторам следует отнести и возможность получения кредитов от международных финансовых организаций, перспективы реструктуризации внешнего долга.

Летом 1998 года Правительством была разработана среднесрочная программа бюджетной политики, ("Основные направления бюджетной политики на 1999 год и на период до 2001 года"), основной акцент в которой делался на существенное снижение дефицита бюджета начиная уже с 1999 года. Курс на снижение дефицита бюджета подтверждается и проектом бюджета на 1999 год, разработанным новым составом кабинета. Это естественным образом предопределяет возможные варианты государственной политики прямого воздействия на конечный спрос со стороны государства (существенно ограничивая эти возможности).

Общая направленность денежно-кредитной политики будет в значительной мере обусловливаться результатами реализации налогово-бюджетной политики, а также решениями, принимаемыми непосредственно денежными властями в части реструктуризации банковской системы. Недавний коллапс российских финансовых рынков, переход финансового кризиса в экономический был обусловлен как наличием фундаментальных проблем, так и кризисом доверия в условиях все более полной интеграции России в мировую экономику. Надежды на достижение экономического роста перед парламентскими и президентскими выборами практически исчезли. Анализ показывает, что, учитывая все имеющиеся ограничительные факторы, видимый рост производства (темпы роста которого превышают величину статистической погрешности) скорее всего возможен лишь в следующем тысячелетии. Тем не менее, несмотря на наличие объективных тенденций развития переходной российской экономики, возможны различные варианты экономического развития, зависящие от ряда принципиальных решений, которые должно принять Правительство.

1. Общая характеристика возможных макроэкономических сценариев.

Несмотря на обозначившиеся в конце 1997 года проблемы, к началу 1998 года российская экономика подошла с положительными темпами роста ВВП и относительно низкой инфляцией. В 1997 году объем произведенного ВВП, исчисленный в долларах по текущему курсу, составил порядка 450 миллиардов долларов, или свыше 3000 тыс. долларов на душу населения. В пересчете по паритету покупательной способности валют общий объем российского ВВП в 1996-1997 годах находился на уровне 1000 миллиардов долларов. По данным Всемирного банка реконструкции и развития по уровню среднедушевого дохода Россия в середине 90-х годов находилась в группе стран, классифицируемых Банком как Upper-middle-income economies. К числу этих стран относятся Бразилия, Южная Африка, Чешская республика, Чили (со среднедушевым доходом, близким к российскому - при оценке его по ППС), а также такие страны, как Южная Корея и Аргентина, со среднедушевым доходом, который примерно в два с половиной раза превышает уровень России.

После девальвации рубля в августе 1998 года оказалось, что по итогам 1998 года долларовый объем российского ВВП, исчисленный по текущему курсу, снизился до 285 миллиардов долларов, или до 1937 долларов на душу населения. Ожидаемое дальнейшее снижение среднегодового курса национальной валюты и сокращение производства ВВП в 1999 году приведут к дальнейшему сжатию долларового объема российского ВВП, оцененного по текущему курсу, до 155-160 миллиардов долларов, что в среднедушевом исчислении будет эквивалентно примерно 1060 долларам на человека в год. Это почти втрое меньше по сравнению с 1997 годом.

Использование текущего курса для оценки долларовых объемов российского ВВП вместо паритета покупательной способности представляется более уместным в том смысле, что дальнейшие сопоставления будут увязаны с объемами внешнего долга страны, который должен обслуживаться и погашаться именно по текущему курсу. Внешнеторговая статистика и другие показатели платежного баланса также приводятся в текущих долларовых ценах.

Одной из ключевых проблем российской экономики является долговое бремя, в первую очередь внешний долг. Теоретически возможны различные варианты реструктуризации внутреннего долга (включая выпуск неторгуемых долгосрочных инструментов, предназначенных для продажи Центральному банку). Реструктуризация же внешнего долга может быть сопряжена со значительными трудностями. Начиная с 1999 года России по графику надлежит погашать ежегодно от 14 до 19 миллиардов внешнего долга. Эти объемы включают долги международным финансовым организациям, Парижскому и Лондонскому клубам, выплаты по евробондам, однако, не включают погашение рублевых инструментов ГКО, купленных иностранными инвесторами.

Учитывая объемы внешнего долга (если в 1997 году он составлял порядка 27 процентов ВВП, в 1998 - свыше 49 процентов, то в 1999 превысит 82 процента ВВП), управление долгом (причем в большей степени внешним, чем внутренним) становится ключевой задачей макроэкономической политики в среднесрочной перспективе. Очевидно, что сценарии обслуживания долга должны увязываться не только с возможностями бюджета, но и с динамикой платежного баланса, возможностью его регулирования.

Ежегодные объемы погашения и обслуживания внешнего долга сопоставимы со всем федеральным бюджетом. Очевидно, что рассчитывать на то, что Россия сможет самостоятельно обслуживать и погашать свой внешний долг в полном объеме, вряд ли реалистично. Одновременно, получение значительных внешних кредитов также находится под большим вопросом. Таким образом, к началу 1999 года страна подошла с тем, что объявление дефолта по внешнему долгу становится вполне реальной перспективой и этот вариант развития событий, несмотря на политические заявления, можно рассматривать как один из возможных сценариев макроэкономической политики.

В этих условиях становится очевидным, что результаты применения доступных Правительству инструментов макроэкономической политики будут накладывать определенные ограничения на возможности реализации тех или иных вариантов денежно-кредитной политики, проводимой денежными властями. Количество возможных вариантов развития, обусловленных тем или иным сочетанием инструментов макроэкономической политики, достаточно велико, однако их сравнительный анализ позволяет отбросить заведомо нереалистичные и определить два-три сценария, которые отвечали бы как реалиям развития мировой экономики, так и российским возможностям.

Общим для всех вариантов развития российской экономики является то, что в среднесрочной перспективе вряд ли можно рассчитывать на достижение высоких темпов экономического роста. Будущее развитие экономики такой страны как Россия, учитывая ее географическое положение, а также унаследованную структуру производства будет скорее всего определяться динамикой развития реального сектора, в значительной мере - промышленности, в то время как бурное развитие сектора услуг в ближайшие годы будет вряд ли возможно. Анализ показывает, что динамика валового внутреннего продукта будет достаточно близка к динамике промышленного производства.

Вместе с тем, рассчитывать на быстрые темпы роста промышленного производства в 1999-2003 годах будет вряд ли реалистичным. В таблице 1 приведена структура промышленного производства в 1991-1998 годах, отражающая те структурные изменения, которые произошли в ходе реформ под воздействием изменения спроса.

В первом приближении, для удобства анализа в составе российской промышленности можно выделить три агрегированных группы отраслей, а именно энергетический сектор, сектор, ориентированный на производство потребительских товаров (куда в первую очередь относятся легкая и пищевая промышленность) и прочие отрасли (преимущественно отрасли перерабатывающей промышленности).

Прогнозы развития мировой экономики на ближайшую перспективу, а также возможности стран-экспортеров энергоресурсов, свидетельствуют о том, что спрос на российские энергоносители существенно не возрастет. На мировом рынке энергоресурсов существует мощная конкуренция, так что возможности быстрого роста российского экспорта энергоносителей весьма ограничены. Внутренний спрос на энергоресурсы тоже вряд ли будет увеличиваться опережающими темпами. Таким образом, прогнозная динамика производства энергоносителей в среднесрочной перспективе ожидается весьма умеренной. Следует учитывать, что удельный вес энергетического сектора в общем объеме промышленного производства составляет около одной трети и динамика промышленного производства будет в существенной степени обусловливаться динамикой объемов производства электроэнергии, добычи нефти, газа, производства нефтепродуктов.

Таблица 1

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Электроэнергетика

4,0

6,4

9,2

13,5

13,1

16,0

16,3

15,9

Топливная

7,3

18,5

17,2

16,0

17,4

18,6

18,1

15,9

Черная металлургия

4,9

8,2

9,0

9,4

9,9

9,2

8,4

8,0

Цветная металлургия

6,3

8,6

8,1

7,2

7,2

6,0

5,8

6,6

Химия и нефтехимия

6,5

8,0

7,2

7,5

8,1

7,2

6,9

6,4

Машиностроение

24,9

20,1

19,9

19,1

18,4

19,0

18,7

19,7

Лесная, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная

5,8

4,8

3,9

4,2

5,0

3,8

3,7

3,8

Строительные материалы

3,7

3,3

3,3

3,8

3,6

3,6

4,4

3,8

Легкая

16,2

7,1

5,2

3,1

2,5

2,0

1,9

1,8

Пищевая

14,4

10,3

12,4

11,9

11,1

10,7

11,8

13,3

Прочие

5,9

4,9

4,6

4,4

3,7

4,1

3,9

4,8

В условиях, которые сложились после девальвации рубля у российских производителей, ориентированных на конечный спрос (на потребительский рынок в частности), появилась возможность более успешной конкуренции с зарубежными производителями, чем это было до августа 1998 года. Однако, как следует из приведенных выше данных о структуре промышленного производства, удельный вес, например, легкой промышленности в общем объеме промышленного производства крайне невелик. Это означает, что даже высокие темпы роста производства в этой отрасли практически не окажут никакого влияния на общую динамику промышленного производства.

Возможности оживления производства в пищевой промышленности будут напрямую связаны с динамикой производства в сельском хозяйстве. Известно, что ряд отраслей пищевой промышленности оказался существенно зависим от импортных поставок сырья, что делает российские продукты менее конкурентоспособными, чем если бы это было в случае использования отечественного сельхозсырья и отечественных упаковочных материалов. Таким образом, интенсивность процессов импортозамещения в пищевой промышленности будет ограничена возможностями аграрного сектора, который в условиях практически полного отсутствия реформ оказался одной из наиболее отсталых отраслей российской экономики.

Наконец, развитие третьего из рассматриваемых секторов промышленности (в основном это капиталоемкие отрасли перерабатывающей промышленности) будет сдерживаться процессами обновления основного капитала, инвестиционной активностью. Более того, потенциальная отдача от этих инвестиций может ожидаться за пределами рассматриваемого среднесрочного горизонта. Учитывая прогрессирующее старение основных фондов, низкую долю "новых" фондов, ориентированных на производство конкурентоспособной продукции, динамика производства в этих отраслях объективно будет весьма умеренной, в соответствии с незначительной возможностью повышения коэффициента использования мощностей и спросовыми ограничениями.

Другим объективным фактором, который будет тормозить развитие российской экономики в среднесрочной перспективе является низкий внутренний спрос. Возможности повышения спроса со стороны государства ограничены поскольку в среднесрочной перспективе значительная часть ресурсов должна направляться на обслуживание государственного долга (это же обстоятельство будет подавляюще воздействовать и на инвестиционную активность в стране). В то же время ограниченность спроса со стороны частного сектора обусловлена двумя факторами - низким общим уровнем доходов населения а также весьма неравномерной структурой распределения этих доходов, сложившейся за годы реформ. В таблице 2 приведены данные о распределении доходов российского населения по 20-процентным доходным группам, а также индекс концентрации доходов. По своей структуре распределение доходов российского населения оказалось близким к латиноамериканским странам. Известно, что высокая степень расслоения населения делает массовый спрос еще более низким.

Таблица 2

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Денежные доходы всего

100

100

100

100

100

100

100

100

В т. ч. по 20-процентным группам населения:

Первая (с наименьшими доходами)

11,9

6,0

5,8

5,3

5,5

6,2

6,2

6,2

Вторая

15,8

11,6

11,1

10,2

10,2

10,7

10,6

10,6

Третья

18,8

17,6

16,7

15,2

15,0

15,2

15,1

14,9

Четвертая

22,8

26,5

24,8

23,0

22,4

21,5

21,4

21,0

пятая (с наибольшими)

30,7

38,3

41,6

46,3

46,9

46,4

46,7

47,3

Коэффициент концентрации доходов (индекс Джини)

0,260

0,289

0,398

0,409

0,381

0,375

0,375

0,379

В условиях общего низкого уровня доходов населения страны отсутствие массового спроса будет тормозить развитие внутреннего рынка и, соответственно - производства. Возможные комбинации факторов, определяющих сценарии макроэкономической политики и, соответственно, развития экономики страны в среднесрочной перспективе должны учитывать политику доходов и налогообложения населения по различным группам материальной обеспеченности.

Условно первый сценарий макроэкономической политики можно определить как "инерционный" сценарий, характеризующийся в общих чертах тем, что государство оказывается неспособным провести реальную реформу бюджетной сферы и налоговой системы. В этих условиях финансирование дефицита будет преимущественно осуществляться за счет внутренних источников. В лучшем случае, можно рассчитывать на незначительные объемы внешнего финансирования (условно - не более 3-4 миллиардов долларов в год). Россия в данном варианте оказывается явно неспособной выполнять свои обязательства перед внешними кредиторами в полном объеме, но старается по мере возможностей выплачивать часть внешнего долга, договариваясь с кредиторами, реструктурируя остающиеся его объемы выплат, которые погашать и обслуживать не удается. Сохранение относительно невысокой доли доходов государства (бюджета) в ВВП, и соответственно, невозможность финансирования общественного сектора экономики будет служить одним из факторов, способствующих сохранению сложившейся структуры распределения доходов населения страны и невысокий внутренний спрос.

Второй сценарий подразумевает официальный отказ от обслуживания долга (по крайней мере на ближайшие три-четыре года) и попытку начать расплачиваться с кредиторами по мере улучшения общеэкономической ситуации в стране. Несмотря на политические заявления о том, что Россия будет продолжать выплаты по внешнему долгу рассмотрение этого сценария целесообразно в том смысле, что проблемы с обслуживанием долга (даже, если предположить, что Правительству в 1999 году удастся достичь соглашения с международными финансовыми организациями о предоставлении новых займов) могут вновь возникнуть в 2000 и последующих годах. В этих условиях (суверенного дефолта) финансирование дефицита бюджета также сводится к поиску внутренних источников, большую, чем в первом сценарии, изоляцию страны на международной арене, снижение внешнеторгового оборота.

Налогово-бюджетная политика по сравнению с первым сценарием остается практически неизменной - временное ослабление долгового бремени не стимулирует активности государства по рационализации государственных расходов и повышению собираемости налогов, снижению и изменению структуры государственных расходов. Это, в частности, будет означать, что в стране сохранится сложившаяся неравномерная структура распределения доходов.

Наконец, третий сценарий (сценарий "активной" политики) подразумевает существенное продвижение в части структурных реформ, попытку преодоления бюджетного кризиса за счет более жесткой бюджетной политики, принятие мер по сокращению объемов оттока капитала из страны (причем, не только административных), повышению налоговой дисциплины, повышению ответственности за неуплату налогов. Эти меры осуществляются с 2000 года (в лучшем случае со второй половины 1999 года), считая, что итоги 1999 года уже в значительной степени предопределены объявленными решениями, в том числе - в области налоговой политики. В данном сценарии также предполагается, что с 2000 года Россия переходит к политике постепенного сокращения внешнего долга. Непременным условием этого является разработка и принятие реалистичного бюджета с первичным профицитом в несколько процентов ВВП. Это должно позволить договариваться с международными финансовыми организациями, в результате чего появляется возможность реструктуризации внешнего долга, а также получения новых кредитов, что может улучшить макроэкономические показатели, снизить инфляцию, повысить долю сбережений в ВВП.

Во всех трех из рассмотренных сценариев предполагается, что правительство и денежные власти не ориентированы на "вынужденное" проведение популистской проинфляционной политики, хотя такой вариант экономического развития исключать не следует (особенно - на 1999 год). При этом, однако, можно предположить, что рассматривать такой сценарий в среднесрочной перспективе представляется нецелесообразным. Скорее всего, после периода высокой инфляции, если таковая действительно будет иметь место в случае дальнейшего прогрессирующего ухудшения финансового баланса государства а также и платежного баланса, Правительство весьма скоро будет вынуждено перейти к "активному" варианту, но при другом масштабе цен и объемов производства. Другая альтернатива выхода из гипотетически допустимого режима высокой инфляции может включать качественные изменения в политико-экономическом устройстве России, количественная оценка которых крайне затруднительна.

2. Сравнительный анализ сценариев развития российской экономики в 1999-2003 годах и вариантов среднесрочной макроэкономической политики.

Ожидаемые экономические условия 1999 года

Намеченные правительством меры по преодолению кризиса, а также проект бюджета на 1999 год, по оценке, приведут к тому, что общий объем доходов федерального бюджета составит в 1999 году не более 9-9,5 процентов ВВП, что примерно на один процент меньше, чем в 1998 году. Сокращение доходов бюджета в 1999 году будет обусловлено не столько снижением ставки по НДС, сколько станет следствием ряда других решений (взаимозачеты, возможность использования части замороженных ГКО для уплаты налогов, отсрочки предприятиям аграрного сектора и т.п.).

В 1999 году вряд ли можно надеяться на повышение собираемости налогов текущий и прогнозируемый уровень монетизации экономики будет служить объективным ограничителем. Действительно, до настоящего времени основным налогоплательщиком в России является сектор предприятий - т.е. основные налоговые поступления в бюджет напрямую зависимы от объемов располагаемых предприятиями денежных средств. Доля же подоходного налога - основного налога, которым облагаются физические лица - составляет порядка 2.5 процентов ВВП. Причем этот налог преимущественно поступает в местные бюджеты.

На рис. 1 показана зависимость налоговых поступлений в федеральный и консолидированный бюджеты от объема остатков средств на счетах предприятий. Как видно из графиков, отношение ежемесячных налоговых поступлений в консолидированный бюджет страны к остаткам средств на счетах предприятий устойчиво составляет порядка 50 процентов, а в федеральный - порядка 20 процентов (за исключением сезонных всплесков). При этом предприятия являются также основными плательщиками во внебюджетные фонды. С этих же счетов предприятий снимается заработная плата работникам. Таким образом, если даже предположить, что повышение уровня собираемости налогов окажется возможным при неизменном уровне монетизации экономики, то это скорее всего будет достигнуто за счет роста задолженности по заработной плате и задолженности перед внебюджетными фондами, что не является решением проблемы.

Рис.1. Отношение доходов бюджета в остаткам средств на счетах предприятий

Другая принципиальная возможность повышения собираемости налогов с сектора предприятий связана либо с общим повышением уровня монетизации экономики, ростом денежной массы в реальном выражении, либо с изменением структуры денежной массы в сторону увеличения удельного веса денежных средств предприятий. И то, и другое представляется крайне проблематичным в 1999 году. Прогнозируемый спад производства на уровне 5-7 процентов будет означать, что реальный спрос на деньги скорее всего сократится, так что увеличение номинального денежного предложения приведет к росту цен. При этом темпы инфляции будут опережать темпы роста денежной массы. Избыточные денежные ресурсы при отсутствии значимых по объему фондового рынка и рынка государственных ценных бумаг будут оказывать давление на валютный курс и на товарные рынки (в том числе и на рынки потребительских товаров).

В этом смысле ситуация 1999 года скорее будет повторять ситуацию 1992-1994 годов, когда в условиях спада производства денежная масса сокращалась в реальном выражении, нежели ситуацию 1995-1997 годов, когда с развитием рынка государственных ценных бумаг, притягивавшего все большее количество денежных ресурсов, и способствовавшего замедлению инфляции начались процессы ремонетизации экономики.

Очевидно, что при таких условиях (отсутствие внешнего финансирования, низкий уровень доходов бюджета) государству объективно не удастся увеличить непроцентные расходы. Более того, придется пойти на рационализацию этих расходов, а при определенных обстоятельствах - и на их сокращение.

Другим объективным фактором, который должен оказывать существенное влияние на развитие российской экономики в 1999 году станет сохранение низких цен на энергоносители на мировых рынках и вероятное дальнейшее их снижение. Это обстоятельство также будет оказывать негативное влияние как на уровень доходов федерального бюджета, так и на состояние платежного баланса страны.

Данные соображения являются общими для всех из рассматриваемых сценариев макроэкономической политики. Дальнейшая их детализация и разграничение сводится к следующему.

Сценарий 1 - "Инерционный"

Предполагается, что в 1999-2003 годах экономика развивается в соответствии с "инерцией", набранной в ходе предыдущего развития. Развитие реального сектора по прежнему характеризуется доминированием энергосырьевого и нескольких других экспорто-ориентированных секторов экономики (металлургия, химическая промышленность). Макроэкономическая политика в этом случае характеризуется тем, что государство не пытается (или оказывается неспособным) существенным образом исправить положение дел как в области сбора налогов, так и исполнения расходной части бюджета. Попытки реформирования бюджетной политики осуществляются в рамках существующей концепции, путем активизации административных усилий по повышению собираемости налогов с сектора предприятий. Решение более трудоемкой задачи по перенесению существенной части налогового бремени на конечного потребителя, на физические лица, (в частности по повышению собираемости подоходного налога) периодически откладывается.

Расчеты и анализ показывают, что в данном сценарии уровень доходов федерального бюджета в среднесрочной перспективе будет оставаться на уровне 9-10 процентов ВВП.

В данном сценарии также предполагается, что государство изъявляет готовность выплачивать внешний долг, однако возможности государства весьма ограничены. Причем, эти ограничения возникают не только со стороны бюджета, но и со стороны платежного баланса. Расчеты показывают, что при таком варианте возможности государства в части погашения и обслуживания внешнего долга в 1999-2003 годах будут в лучшем случае ограничены объемами в 3-4 миллиарда долларов ежегодных выплат. Учитывая, что в 1999-2003 годах ежегодные объемы выплат по внешнему долгу составляют от 14 до 19 миллиардов долларов (см. таблицу 3) у России будет накапливаться просроченная задолженность, поскольку получение новых кредитов, сопоставимых с объемами просроченной задолженности вряд ли будет возможным.

Объемы же выплат по внешнему долгу, которые Россия сможет производить при развитии событий по данному сценарию, будут примерно равны процентам по российскому долгу. Объективно вытекающие бюджетные ограничения, а также ограничения со стороны платежного баланса означают, что погашение основного тела долга будет заморожено. Будут также заморожены и все платежи по долгу бывшего Советского Союза.

Как видно из данной таблицы, в среднесрочной перспективе обслуживание и погашение внешнего долга относительно равномерно распределено по годам. Соответственно, это обусловливает равномерную долговую нагрузку на бюджет, отсутствие периодов существенного "обострения" проблем, связанных с обслуживанием долга.

Следует, однако, учитывать, что разделение на собственно российский долг (т.е. кредиты, взятые именно российским правительством) и долг, унаследованный от бывшего СССР, имеет существенное политическое значение. Так, более вероятно, что зарубежные кредиторы могут допустить просрочку платежей по долгам бывшего СССР, согласиться на его реструктуризацию, в то время как откладывать платежи по обслуживанию и погашению российской части внешнего долга крайне нежелательно. Более того, часть долга бывшего СССР, платежи по которой наступили в 90-х годах, уже были переоформлены в российские ценные бумаги (например, облигации Минфина, бумаги IAN, PRIN). Это, однако, было сделано, когда кредит доверия к российскому правительству находился на гораздо более высоком уровне. В настоящее время выпуск новых ценных бумаг Министерства финансов, замещающих долг СССР, будет весьма затруднителен, хотя в принципе и возможен.

Таблица 3

Обслуживание внешнего долга России федеральным правительством

(без задолженности Центрального Банка)

1999

2000

2001

2002

2003

погашение

%

погашение

%

погашение

%

погашение

%

погашение

%

1.

Долг России

4,9

4,2

5,6

3,8

4,6

3,6

3,5

3,2

5,8

2,9

1.1.

Кредиты

3,9

1,8

3,9

1,4

1,5

1,2

1,7

1,2

2,6

0,9

В т. ч. МВФ

3,7

1,1

3,7

0,7

1,1

0,6

1,2

0,5

2,0

0,3

1.2.

Двустронние соглашения

1,1

0,6

1,6

0,6

2,1

0,5

1,9

0,3

1,5

0,2

1.3.

Облигации

0,0

1,9

0,0

1,9

1,0

1,9

0,0

1,8

1,7

1,8

Обслуживание долга России

0,0

9,1

9,4

8,1

6,8

8,6

2.

Долг СССР

1,6

4,4

1,5

4,4

1,2

4,7

1,7

5,0

2,1

4,9

Обслуживание долга СССР

0,0

6,0

5,9

5,8

6,7

7,0

3.

Облигации Минфина

1,3

0,3

0,0

0,3

0,0

0,3

0,0

0,3

3,5

Обслуживание долга в облигациях Минфина

0,0

1,7

0,3

0,3

0,3

3,5

Весь долг

7,8

8,9

7,1

8,5

5,7

8,5

5,3

8,6

11,3

7,8

Всего обслуживание долга

0,0

16,7

15,5

14,3

13,8

19,1

Как показывают расчеты, даже и при рассматриваемом варианте развития событий (сценарий погашения внешнего долга в умеренных масштабах) с целью недопущения высокой инфляции правительству придется пойти на некоторое сокращение непроцентных расходов, так чтобы бюджет в 1999-2000 годах де-факто сводился с первичным профицитом примерно в 1 процент ВВП. Непроцентные расходы федерального бюджета будут колебаться вокруг 8.5 процентов ВВП.

Развитие по данному сценарию приведет к тому, что объемы золотовалютных резервов страны в 1999-2000 годах будут несколько ниже, чем в 1998 году. Хотя платежный баланс в среднесрочной перспективе может сводиться с положительным сальдо по текущим операциям (в 11-12 миллиардов долларов) этих объемов будет явно недостаточно для пополнения резервов. Их прирост может начаться не ранее 2001 года.

Хотя в данном варианте инфляция теоретически может быть ограничена 30 процентами в 2000-2003 годах, относительно невысокие темпы роста цен не будет способствовать росту производства (в 1999 году инфляция может составить порядка 75-80 процентов). Уровень монетизации экономики еще более понизится в 1999 году и будет оставаться практически неизменным в последующие годы. Темпы роста денежной массы составят в 1999-2003 годах от 24 до 34 процентов в год.

В данном сценарии рост производства и будет возможен после 2000 года, но его темпы будут находиться в пределах статистической погрешности измерений. Более того подобный сценарий вряд ли можно рассматривать как сценарий устойчивого роста, поскольку состояние российской экономики будет по-прежнему определяться конъюнктурой мировых рынков энергоресурсов. Государственное потребление останется на неизменном уровне, потребление населения в силу сохранения низкого уровня доходов и "замороженной" структуры распределения доходов будет сдерживать внутренний спрос. В итоге внутренний рынок будет находиться в состоянии стагнации, развитие деловой активности будет тормозиться как общим состоянием рынка, так и отсутствием необходимых институциональных преобразований.

Инвестиционная активность в данном варианте также будет оставаться на низком уровне. С учетом прогрессирующего старения основного капитала потенциальный рост производства будет возможен в существенной степени за счет повышения загрузки действующих мощностей. Динамика реального сектора будет характеризоваться спадом в 1999 году, относительной стабилизацией объемов производства в 2000-2001 годах и крайне невысокими темпами роста в последующие годы (около одного процента), за которыми может последовать новая волна спада. Кратковременный период роста будет преимущественно обусловлен динамикой экспорто-ориентированного сектора экономики. Россия, оставаясь в сильнейшей зависимости от конъюнктуры мировых цен на энергоносители, будет постоянно подвергаться повышенному риску очередной девальвации национальной валюты.

Тем не менее, Правительству возможно удастся избежать новых финансовых потрясений. Несмотря на ожидаемые трудности с исполнением бюджета, он будет сводиться с небольшим первичным профицитом. Общий объем дефицита бюджета в силу небольших фактических объемов погашения государственного долга может быть ограничен 3 процентами ВВП. Кроме того, после девальвации рубля и обвального сокращения импорта восстановление его объемов будет идти крайне медленными темпами. Это позволит избежать проблем и с платежным балансом (финансово-экономический кризис 1998 года стал реальностью во многом благодаря тому, что на хроническую внутреннюю несбалансированность экономики страны, дефицит бюджета, наложилась и несбалансированность внешняя ухудшение платежного баланса страны).

Потенциально рост объемов инвестиций в данном сценарии будет возможен не ранее 2002 года. Однако, темпы увеличения объемов инвестируемых в экономику средств будут невысоки и обеспечиваться в основном за счет внутренних источников. Существенным ограничителем для повышения инвестиционной активности будет не столько отсутствие соответствующих макроэкономических условий сколько неразвитость правовой системы, слабая банковская система,. Слабость банковской системы, а также сектора предприятий, ставшая коренной причиной бюджетного кризиса 1998 года, по-прежнему будет ограничивать экономическое развитие страны.

Начиная с 2001 года можно будет рассчитывать на некоторое увеличение уровня монетизации экономики, что позволит несколько повысить собираемость налогов. Однако, это увеличение не будет иметь значительных размеров.

Объем внешнего долга, достигнув 87-88 процентов от ВВП в 1999 году в лучшем случае будет оставаться примерно на этом же уровне, в худшем же варианте - может повыситься еще на 7-10 пунктов. В этих условиях России будет практически невозможно вернуться на мировые финансовые рынки, поскольку кредитный рейтинг страны будет оставаться на крайне низким. Возрождение внутреннего рынка каких-либо торгуемых финансовых инструментов, выпускаемых правительством или денежными властями, будет также затруднено в силу "неизменности" политики и, соответственно, - отсутствия доверия к государству как заемщику.

С целью недопущения высоких темпов инфляции государству придется ограничить объемы погашения выпущенных ранее рублевых долговых обязательств объемами в 1.5 миллиарда долларов в год. Тем не менее даже при таком варианте будет продолжаться рост внутреннего долга, покрываемого неликвидными бумагами, размещаемыми, например в Центральном банке.

В данном варианте предполагается неизменной и курсовая политика. Курс рубля остается плавающим, Центральный банк использует валютные резервы для сглаживания резких колебаний курса. Более того, какие-либо условия для изменения валютной политики в данном сценарии будут объективно отсутствовать, поскольку объемы международных резервов будет находиться на уровне, близком к критическому. Сохраняется существующий в настоящее время режим обязательной продажи валютной выручки экспортерами.

Примерные значения параметров, характеризующих развитие российской экономики при "инерционном" сценарии макроэкономической политики представлены в таблицах 4-6.

Таблица 4. Сценарий 1 ("инерционный")

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Доходы федерального бюджета, проценты ВВП

10,2

9,3

9,4

9,7

9,9

10,1

Расходы федерального бюджета, не связанные с обслуживанием долга, проценты ВВП

8,5

8,6

8,5

8,5

8,4

8,6

Доходы федерального бюджета, постоянные цены 1998 г.

282,0

241,3

241,8

250,9

258,1

266,2

Расходы федерального бюджета, не связанные с обслуживанием долга, постоянные цены 1998 г.

235,0

223,3

218,8

218,8

223,2

227,6

Первичный профицит федерального бюджета, проценты ВВП

1,7

0,7

0,9

1,2

1,5

1,5

Валютные резервы, млрд. долларов

12,0

10,8

10,5

12,1

15,1

17,9

Чистые выплаты по внешнему долгу, млрд. долларов

...

4,2

3,8

3,5

3,2

2,9

Внешний долг, млрд. долларов

116,7

121,4

126,1

131,1

136,4

141,7

Внутренний долг, млрд. рублей

394,0

531,6

673,7

799,8

890,5

956,3

Внешний долг, проценты ВВП

41,0

76,9

81,8

85,0

84,2

82,2

Внутренний долг, проценты ВВП

14,2

10,6

10,5

9,8

8,6

7,5

Общий долг, проценты ВВП

55,2

87,5

92,2

94,8

92,8

89,7

Прирост М2, проценты

...

34,4

26,4

31,4

31,7

23,3

Таблица 5.. Сценарий 1 ("инерционный")

Платежный баланс

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Счет текущих операций

-0,2

11,0

12,0

12,1

12,6

12,3

Товары и услуги

9,7

15,6

16,2

16,3

16,9

16,2

Экспорт

84,1

81,1

82,1

84,1

86,2

87,7

Импорт

-74,4

-65,5

-65,9

-67,8

-69,3

-71,6

Доходы от инвестиций и оплата труда

-9,5

-4,4

-4,0

-4,0

-4,1

-3,6

К получению

5,0

4,7

4,7

4,7

4,7

4,7

К выплате

-14,5

-9,1

-8,7

-8,7

-8,8

-8,3

Текущие трансферты

-0,4

-0,2

-0,2

-0,2

-0,2

-0,3

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

5,8

-7,2

-7,3

-5,4

-4,6

-4,5

Счет операций с капиталом

-0,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Финансовый счет

6,0

-7,2

-7,3

-5,4

-4,6

-4,5

Прямые инвестиции

0,6

1,0

1,0

2,2

2,5

2,6

Портфельные инвестиции

1,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Прочие инвестиции

4,2

-8,2

-8,3

-7,6

-7,1

-7,1

Активы

-9,5

-12,5

-12,7

-12,9

-13,1

-13,3

Обязательства

13,7

4,3

4,4

5,3

6,0

6,2

Резервные активы

4,0

1,2

0,3

-1,6

-3,0

-2,8

Чистые ошибки и пропуски

-9,5

-5,0

-5,0

-5,0

-5,0

-5,0

Таблица 6. Сценарий 1 ("инерционный")

Некоторые макроэкономические показатели

1999

2000

2001

2002

2003

Номинальный объем, млрд. деномин. Рублей

ВВП

4994,6

6409,4

8108,9

10331,0

12766,9 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

3025,4

4077,5

5168,5

6629,6

8257,9 - государственных учреждений

450,6

521,3

573,4

635,1

704,9

Валовое накопление основных фондов

856,7

1033,1

1315,7

1719,0

2181,0

Экспорт товаров и услуг

1286,5

1627,9

2101,2

2692,0

3286,7

Импорт товаров и услуг

1109,4

1395,2

1808,6

2310,8

2865,0

Реальное изменение к предыдущему году, %

ВВП

-6,3

-0,3

0,0

0,8

1,1 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

-6,1

-0,9

0,6

1,0

2,1 - государственных учреждений

-9,3

-3,6

0,0

0,7

0,9

Валовое накопление основных фондов

-10,4

-4,3

-0,5

0,5

1,5

Экспорт товаров и услуг

-3,6

1,2

2,4

2,5

1,7

Импорт товаров и услуг

-12,0

0,6

2,9

2,2

3,3

Индексы инфляции, %

Индекс потребительских цен (декабрь к декабрю)

178

127

131

125

122

Дефлятор ВВП

193

129

127

126

122

Показатели платежного баланса, млрд.долл.

Экспорт товаров

71,1

72,1

73,8

75,8

77,0

Импорт товаров

53,7

53,9

55,0

55,7

57,4

Сальдо торгового баланса

17,4

18,1

18,8

20,1

19,5

Среднегодовой курс, руб./долл.

31,77

41,74

52,92

64,07

74,25

Сценарий 2 - Временный отказ от обслуживания внешнего долга

Несмотря на то, что в предыдущем "инерционном" сценарии предполагается, что Россия пытается по мере возможности выполнять свои обязательства перед внешними кредиторами, по сути она ведет себя как банкрот, поскольку реальные возможности выполнения долговых обязательств оказываются существенно ниже обязательств. Таким образом, естественно рассмотреть сценарий, при котором страна на время официально отказывается от обязательств по внешним долгам, пытаясь в течение нескольких лет создать условия для подъема экономики, с тем, чтобы через три-четыре года возобновить платежи по внешним долгам.

Действительно, теоретически, в этом случае, можно было бы рассчитывать на то, что ослабление долговой нагрузки на бюджет позволило бы уменьшить потребность в новых заемных ресурсах, снизить инфляцию, процентные ставки, повысить инвестиционную активность и перейти к устойчивому экономическому росту. Однако, также логично допустить, что это просто отложит необходимость радикальных реформ в бюджетной сфере и во многом данный сценарий будет похож на предыдущий.

Макроэкономическая политика будет по-прежнему характеризоваться тем, что государство будет стремиться улучшить ситуацию в бюджетной сфере в рамках существующей парадигмы. Анализ, однако, показывает, что при данном варианте макроэкономической политики возможно снижение объемов внешнеторгового оборота, причем более значительное по сравнению с инерционным вариантом. При этом будет наблюдаться сокращение как экспорта, так и импорта (при "оптимистическом" исходе, т.е. "мягкой" реакции мирового сообщества на объявление Россией суверенного дефолта). Хотя платежный баланс будет, как и в первом сценарии, сводиться с положительным значением сальдо по текущим операциям, однако, оно будет несколько ниже, чем в предыдущем варианте порядка 7-9 миллиардов долларов.

Отсутствие выплат по внешнему долгу позволит не только поддерживать уровень международных резервов на постоянном уровне, но и даже несколько их увеличить. Причем это может происходить даже в условиях сокращения объемов притока иностранной валюты. Естественно, что в данном сценарии рассчитывать на значимый для экономики страны приток прямых или портфельных иностранных инвестиций не приходится.

Расчеты, показывают, что при данном варианте темпы роста денежной массы и инфляции оказываются несколько ниже, чем в первом сценарии, однако, это различие не представляется существенным. Ежегодный прирост объемов денежной массы в 1999-2003 года оценивается в пределах 20-30 процентов. Это в определенной мере обусловлено более низким спросом на деньги вследствие более глубокого спада производства в 1999-2000 годах, что связано с более низким внешним спросом, потенциальными ограничениями, которые могут возникать по отношению к Российским экспортерам.

Объем внешнего долга федерального правительства может приблизиться к отметке в 100 процентов ВВП уже в 2000 году и будет колебаться около этой отметки в течение всего рассматриваемого периода. Общий объем государственного долга (включая долги местных органов власти, а также внутренний долг) будет устойчиво превышать объем годового ВВП страны.

Замораживание расходов по обслуживанию внешнего долга позволит государству расходовать больше средств на внутренние нужды - потенциальное отсутствие давления на правительство со стороны международных финансовых организаций в данном сценарии скорее всего будет определять повышенный по сравнению с предыдущим вариантом уровень государственных непроцентных расходов. С одной стороны это позволит незначительно повысить внутренний спрос, в первую очередь вследствие некоторого роста доходов работников бюджетной сферы, однако, общий уровень доходов населения в реальном выражении практически не увеличится. Сохранится и существующая структура распределения доходов населения. Массовый спрос на потребительские товары и услуги в итоге возрастать не будет.

В таблицах 7-9 приведены расчетные значения макроэкономических показателей, характеризующих развитие экономики по сценарию временного отказа от обслуживания внешнего долга.

Таблица 7. Сценарий 2 ("дефолт")

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Доходы федерального бюджета, проценты ВВП

10,2

9,1

9,0

9,3

9,9

10,2

Расходы федерального бюджета, не связанные с обслуживанием долга, проценты ВВП

8,5

8,9

9,1

9,1

9,2

9,3

Доходы федерального бюджета, постоянные цены 1998 г.

282,0

231,5

226,5

236,1

254,1

266,3

Расходы федерального бюджета, не связанные с обслуживанием долга, постоянные цены 1998 г.

235,0

225,6

230,1

230,1

236,6

243,7

Первичный профицит федерального бюджета, проценты ВВП

1,7

0,2

-0,1

0,2

0,7

0,9

Валютные резервы, млрд. долларов

12,0

13,3

13,9

16,1

15,6

14,2

Чистые выплаты по внешнему долгу, млрд. долларов

...

0,0

0,0

0,0

3,2

2,9

Внешний долг, млрд. долларов

116,7

125,6

134,1

142,6

148,0

153,2

Внутренний долг, млрд. рублей

394,0

433,4

521,4

595,1

818,1

1031,6

Внешний долг, проценты ВВП

40,8

81,8

88,3

93,1

95,2

97,3

Внутренний долг, проценты ВВП

14,2

9,6

9,5

8,6

9,3

9,5

Общий долг, проценты ВВП

55,0

91,4

97,8

101,7

104,5

106,8

Прирост М2, проценты

...

19,5

23,1

29,5

29,3

21,7

Таблица 8. Сценарий 2 ("дефолт")

Платежный баланс

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Счет текущих операций

-0,2

8,8

8,5

8,5

8,4

7,4

Товары и услуги

9,7

13,4

12,7

12,7

12,7

11,3

Экспорт

84,1

78,6

77,9

79,8

81,8

83,8

Импорт

-74,4

-65,2

-65,2

-67,1

-69,1

-72,5

Доходы от инвестиций и оплата труда

-9,5

-4,4

-4,0

-4,0

-4,1

-3,6

К получению

5,0

4,7

4,7

4,7

4,7

4,7

К выплате

-14,5

-9,1

-8,7

-8,7

-8,8

-8,3

Текущие трансферты

-0,4

-0,2

-0,2

-0,2

-0,2

-0,3

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

5,8

-2,5

-2,9

-1,3

-3,9

-3,8

Счет операций с капиталом

-0,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Финансовый счет

6,0

-2,5

-2,9

-1,3

-3,9

-3,8

Прямые инвестиции

0,6

1,0

1,0

2,2

2,5

2,6

Портфельные инвестиции

1,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Прочие инвестиции

4,2

-3,5

-3,9

-3,5

-6,4

-6,4

Активы

-9,5

-12,5

-12,7

-12,9

-13,1

-13,3

Обязательства

13,7

9,0

8,8

9,4

6,7

6,9

Резервные активы

4,0

-1,3

-0,6

-2,2

0,5

1,4

Чистые ошибки и пропуски

-9,5

-5,0

-5,0

-5,0

-5,0

-5,0

Таблица 9. Сценарий 2 ("дефолт")

Некоторые макроэкономические показатели

1999

2000

2001

2002

2003

Номинальный объем, млрд. деномин. рублей

ВВП

4504,7

5474,0

6851,3

8712,8

10771,4 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

2721,5

3364,5

4293,9

5529,4

6907,7 - государственных учреждений

435,6

474,9

505,1

574,2

643,6

Валовое накопление основных фондов

708,1

848,0

1028,4

1308,8

1595,6

Экспорт товаров и услуг

1176,5

1434,2

1821,8

2315,6

2846,7

Импорт товаров и услуг

1042,0

1281,7

1635,6

2088,6

2629,6

Реальное изменение к предыдущему году, %

ВВП

-8,1

-1,1

0,9

1,5

1,3 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

-7,4

-1,1

2,1

2,2

2,4 - государственных учреждений

-9,3

-5,2

1,3

1,5

1,9

Валовое накопление основных фондов

-13,1

-4,2

-1,4

1,0

1,6

Экспорт товаров и услуг

-6,5

-0,9

2,4

2,5

2,4

Импорт товаров и услуг

-12,4

0,0

2,9

3,0

4,9

Индексы инфляции, %

Индекс потребительских цен (декабрь к декабрю)

153

124

127

125

121

Дефлятор ВВП

178

123

124

125

122

Показатели платежного баланса, млрд.долл.

Экспорт товаров

68,6

67,9

69,5

71,4

73,1

Импорт товаров

53,2

53,2

54,3

55,5

58,3

Сальдо торгового баланса

15,5

14,7

15,3

16,0

14,8

Среднегодовой курс, руб./долл.

29,5

36,26

44,99

56,38

68,78

Как видно из сопоставления таблиц, соответствующих рассмотренным выше двум сценариям, их отличие не слишком существенно. Действительно, как показывают расчеты большинство макроэкономических показателей, характеризующих развитие страны, в среднесрочной перспективе, в случае, если политика Правительства будет включать дефолт по внешнему долгу, оказывается весьма близкой к первому "инерционному сценарию". Это касается как финансовых показателей, так и показателей реального сектора. По сути это один сценарий, определяющий состояние экономики, которое следует трактовать как депрессивное, даже несмотря на потенциально возможный рост производства в конце рассматриваемого периода.

Сценарий 3 - Сценарий "активной" макроэкономической политики

В данном сценарии по-прежнему предполагается, что поворот к активной политике может начаться лишь с 2000, поскольку направление реформирования экономики и результаты 1999 года во многом уже предопределены недавними решениями правительства, разработанным проектом бюджета а также инерцией 1998 года - характеристики 1999 года и макроэкономическая политика на 1999 года мало чем отличается от предыдущих сценариев. Хотя в проекте бюджета на 1999 год предполагается, что непроцентные расходы составят свыше 11 процентов ВВП, они вряд ли превысят 9 процентов. Более того, скорее их уровень будет даже несколько ниже уровня 1998 года.

В данном сценарии предполагается, что с 2000 года государство решительно увеличивает объемы платежей по внешнему долгу. Причем, этот шаг является следствием проводимой политики, а не целевой установкой. В данном сценарии предполагается, что Правительством принимаются меры по повышению собираемости налогов. Учитывая, что возможности корпоративного сектора по увеличению налоговых отчислений ограничены, акцент в налоговой политике смещается на повышение собираемости налогов с физических лиц. В первую очередь это касается подоходного налога.

Представляется, что усилия налоговых служб должны быть направлены на выявление неплательщиков среди наиболее богатой части населения. Как показывают расчеты (см. Информационно-аналитический бюллетень БЭА № 6 "Об уклонении от уплаты подоходного налога в 1995-1997 годах") представители двух верхних децилей недоплатили в 1997 году подоходного налога в объеме примерно равным 3.2 процента ВВП, что сопоставимо с дефицитом федерального бюджета (по определению Минфина).

Таким образом, в данном сценарии предполагается что с 2000 года усиливается налоговое администрирование в части сбора подоходного налога (по сути это означает, что подготовка к данному шагу должна вестись в течение всего 1999 года).

Одновременно, предполагается, что усиливается валютная политика, контроль за своевременностью возврата экспортной выручки, и нелегальным вывозом капитала. По оценке, это позволит, с одной стороны, повысить собираемость налогов (однако, рост не будет значительным - порядка 1-1.5 процентов ВВП). Следует отметить, что сокращение утечки капитала из страны имеет принципиальное значение, т.к. вывоз капитала не только характеризуется масштабами, значимыми для экономики в целом, но и тесно связан с ростом задолженности предприятий перед бюджетом, что видно из приводимых ниже графиков. Суммарный вывезенный с 1994 года из России капитал совпадает с объемом накопленной задолженности перед бюджетом и внебюджетными фондами (пересчитанной по курсу на соответствующий период). С другой стороны снижение объема утекающего из страны капитала позволит улучшить платежный баланс, увеличить приток валюты.

По оценке реальный сбор налоговых и неналоговых доходов в федеральном бюджете можно увеличить до 12 процентов ВВП в 2001 году и до 13.5 процентов в 2003. Одновременно, уровень непроцентных расходов федерального бюджета должен оставаться на уровне 1998-1999 годов или даже снижаться. Это позволит добиться первичного профицита федерального бюджета в размере 4.5-6 процентов ВВП в 2002-2003 годах.

Ежеквартальный вывоз капитала и прирост задолженности перед бюджетом, млрд.долл.

Вывоз капитала и прирост задолженности нарастающим итогом, млрд.долл.

Одновременно, потребуется добиться сокращения импорта (на 15-16 процентов) по сравнению с 1998 годом, что во многом будет достигнуто автоматически в результате девальвации рубля. Однако, не исключено, что в отдельные годы потребуется введение повышенных импортных пошлин, что не вполне соответствует политике вступления в ВТО. Тем не менее, если государство все-таки решает остановить рост внешнего долга, более того добиться его сокращения, то поддержание устойчивого положительного сальдо счета по текущим операциям становится непременным условием накопления валютных резервов. По расчетам, начиная с 2000 года сальдо счета текущих операций должно составлять 15-20 миллиардов долларов.

Расчеты показывают, что начиная с 2000 года Россия будет в состоянии выплачивать внешним кредиторам от 11 до 13 миллиардов долларов ежегодно. По величине это сопоставимо с объемом погашения и обслуживания российской части внешнего долга, а также процентных платежей по долгу бывшего СССР. В данном сценарии появляется реальная возможность добиться реструктуризации основного тела долга бывшего СССР. Расчеты также показывают, что в данном сценарии объемы валютных резервов страны, несмотря на платежу по долгу будут устойчиво расти. В этих условиях появится реальная возможность новых заимствований на мировых финансовых рынках и у международных финансовых организаций, однако, как следует из анализа прогнозных данных, они уже будут не нужны (возможно, потребуется незначительные объемы новых заимствований порядка 2-3 миллиардов долларов в переходный период 1999-2000 годов. В данном сценарии внешний долг начинает устойчиво сокращаться (с 87 процентов ВВП в 1999 года до 58 процентов ВВП в 2003 году).

При данном варианте развития событий темпы инфляции оказываются существенно выше, чем в предыдущих сценариях, что обусловлено ростом валютных резервов страны и покупкой валюты денежными властями для платежей по внешним долгам. Темпы инфляции могут быть снижены при условии выпуска денежными властями или правительством каких-либо новых торгуемых финансовых инструментов, стерилизующих эффект притока иностранной валюты в страну. В данном сценарии это становится вполне реальным, равно как и несколько больший по сравнению с предыдущими вариантами приток прямых иностранных инвестиций (которые, однако, оказываются не слишком значительными по объему).

Расчеты также показывают, что сокращение импорта может дать толчок развитию импортозамещающих производств. В данном сценарии темпы роста реальной экономики выше, чем в предыдущих вариантах.. Это во многом обусловлено более высокими темпами роста реального потребления. Политика доходов, направленная на улучшение финансирование работников государственного сектора, повышение собираемости налогов с наиболее обеспеченных слоев населения, а также повышение деловой активности в частном секторе должны привести к постепенному снижению степени дифференциации населения по уровню доходов (таблица 10). Это приведет к формированию устойчивого массового спроса на товары конечного потребления, началу формирования прообраза среднего класса в России.

Pасчетные значения макроэкономических показателей, характеризующих развитие экономики по данному сценарию, приведены в таблицах 10-12.

Таблица 10

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Денежные доходы всего

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

в т. ч. по 20-процентным группам населения:

первая (с наименьшими доходами)

11,9

6,0

5,8

5,3

5,5

6,2

6,2

6,2

6,1

6,3

6,4

6,4

6,5

Вторая

15,8

11,6

11,1

10,2

10,2

10,7

10,6

10,6

10,5

10,7

11,0

11,1

11,3

Третья

18,8

17,6

16,7

15,2

15,0

15,2

15,1

14,9

14,7

15,0

15,7

16,1

17,1

Четвертая

22,8

26,5

24,8

23,0

22,4

21,5

21,4

21,0

21,6

21,3

21,9

22,7

24,7

пятая (с наибольшими)

30,7

38,3

41,6

46,3

46,9

46,4

46,7

47,3

48,1

46,7

45,0

43,7

40,4

Коэффициент кон- центрации доходов

0,260

0,289

0,398

0,409

0,381

0,375

0,375

0,379

...

...

...

...

...

Таблица 11. Сценарий 3 ("активный")

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Доходы федерального бюджета, проценты ВВП

10,2

9,4

10,3

12,0

12,9

13,5

Расходы федерального бюджета, не связанные с обслуживанием долга, проценты ВВП

8,5

8,1

7,6

7,4

7,6

7,9

Доходы федерального бюджета, постоянные цены 1998 г.

282,0

244,9

272,4

324,0

356,6

382,9

Расходы федерального бюджета, не связанные с обслуживанием долга, постоянные цены 1998 г.

235,0

211,5

200,9

200,9

209,0

223,6

Первичный профицит федерального бюджета, проценты ВВП

1,7

1,3

2,7

4,6

5,3

5,6

Валютные резервы, млрд. долларов

12,0

14,8

15,3

17,2

22,1

25,9

Чистые выплаты по внешнему долгу, млрд. долларов

...

4,2

11,1

13,1

12,1

13,9

Внешний долг, млрд. долларов

116,7

121,4

118,9

114,3

110,8

105,0

Внутренний долг, млрд. рублей

394,0

487,3

818,4

1149,5

1270,9

1379,1

Внешний долг, проценты ВВП

41,0

74,6

67,6

60,5

49,2

40,9

Внутренний долг, проценты ВВП

14,2

9,8

11,2

11,3

9,9

9,3

Общий долг, проценты ВВП

55,2

84,4

78,9

71,8

59,1

50,2

Прирост М2, проценты

...

44,4

61,4

46,2

29,6

18,6

Таблица 12. Сценарий 3 ("активный")

Платежный баланс

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Счет текущих операций

-0,2

12,0

14,7

16,9

18,2

18,0

Товары и услуги

9,7

16,6

18,9

21,1

22,5

21,9

Экспорт

84,1

81,6

82,8

84,8

87,0

88,5

Импорт

-74,4

-65,0

-63,9

-63,7

-64,5

-66,7

Доходы от инвестиций и оплата труда

-9,5

-4,4

-4,0

-4,0

-4,1

-3,6

К получению

5,0

4,7

4,7

4,7

4,7

4,7

К выплате

-14,5

-9,1

-8,7

-8,7

-8,8

-8,3

Текущие трансферты

-0,4

-0,2

-0,2

-0,2

-0,2

-0,3

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

5,8

-5,3

-11,2

-12,1

-10,2

-11,2

Счет операций с капиталом

-0,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Финансовый счет

6,0

-5,3

-11,2

-12,1

-10,2

-11,2

Прямые инвестиции

0,6

1,0

1,5

2,2

2,9

4,0

Портфельные инвестиции

1,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Прочие инвестиции

4,2

-6,3

-12,7

-14,3

-13,1

-15,2

Активы

-9,5

-10,5

-9,7

-9,9

-10,1

-10,3

Обязательства

13,7

4,2

-3,0

-4,4

-3,0

-4,9

Резервные активы

4,0

-2,8

-0,6

-1,8

-4,9

-3,8

Чистые ошибки и пропуски

-9,5

-4,0

-3,0

-3,0

-3,0

-3,0

Таблица 13. Сценарий 3 ("активный")

Некоторые макроэкономические показатели

1999

2000

2001

2002

2003

Номинальный объем, млрд. деномин. Рублей

ВВП

4944,6

7286,7

10203,2

12836,3

14838,6 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

2997,8

4655,4

6728,3

8706,5

10123,7 - государственных учреждений

452,1

521,9

615,2

690,2

775,6

Валовое накопление основных фондов

828,6

1198,6

1765,1

2342,8

2791,0

Экспорт товаров и услуг

1301,1

1914,3

2627,1

3180,4

3591,1

Импорт товаров и услуг

1106,5

1577,3

2107,0

2517,5

2889,8

Реальное изменение к предыдущему году, %

ВВП

-5,9

1,5

2,1

2,4

2,6 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

-6,5

1,5

2,5

2,7

2,9 - государственных учреждений

-9,0

-3,8

2,5

2,0

6,0

Валовое накопление основных фондов

-7,9

-4,2

-0,5

2,1

2,7

Экспорт товаров и услуг

-3,0

1,5

2,4

2,6

1,7

Импорт товаров и услуг

-12,6

-1,7

-0,3

1,3

3,4

Индексы инфляции, %

Индекс потребительских цен (декабрь к декабрю)

165

150

129

120

111

Дефлятор ВВП

190

145

137

123

113

Показатели платежного баланса, млрд.долл.

Экспорт товаров

71,6

72,8

74,5

76,6

77,8

Импорт товаров

53,0

51,9

50,9

50,9

52,5

Сальдо торгового баланса

18,5

20,9

23,5

25,7

25,3

Среднегодовой курс, руб./долл.

30,40

41,44

53,97

57,09

58,11

3. Заключение

Анализ вариантов развития российской экономики и вариантов макроэкономической политики показывает, что в средне- а также и в долгосрочной перспективе экономическое развитие России должно определяться не только дальнейшим развитием сектора услуг, но в гораздо большей степени динамикой производства товаров. Без оживления промышленного производства в среднесрочной перспективе вряд ли возможно решение стоящих перед страной социальных (равно как и других) проблем.

После семи лет реформ структура российской промышленности претерпела существенную трансформацию. В результате изменения структуры внутренних цен и физических объемов производства удельный вес энергетического сектора составляет порядка одной трети от общего объема промышленного производства. Значительно уменьшилась доля машиностроения и легкой промышленности. Отраслевая структура промышленного производства в 1997 году, измеренная в фактических ценах, оказалась весьма близкой к той структуре, которая существовала до начала реформ, но исчисленной в ценах мирового рынка. Статистические данные также свидетельствуют о том, что структура относительных цен в России весьма приблизилась к структуре цен мирового рынка.

Анализ показывает, что если на начальном этапе реформ изменения в отраслевой структуре промышленного производства были обусловлены в большей степени изменением структуры внутренних цен, а не различиями в динамике объемов производства в различных отраслях, то начиная с 1995 года все больший вклад в трансформацию структуры российской промышленности вносит изменение физических объемов производства. Структура внутренних цен в последние годы не претерпевает существенных изменений и остается относительно стабильной, в сравнении с теми резкими трансформациями, которые были характерны для 1992 года, и отчасти, для 1993 года.

Это означает, что существенное перераспределение финансовых ресурсов между отраслями лишь за счет изменения цен, становится практически невозможным. Прибыльность или убыточность отраслей и предприятий будет в дальнейшем определяться реальным объемом производства, а не динамикой относительных цен. Это также означает что динамика объемов производства стала полностью определяться платежеспособным спросом. В этих условиях поиск компромисса между поддержанием положительной динамики внутреннего спроса и сдерживанием инфляции остается одной из актуальных задач макроэкономической политики. Однако, существенным ограничителем при этом будет долговое бремя.

Существенно также то, что объективные условия не позволяют ожидать перехода к высоким темпам роста в ближайшей перспективе. Динамика общего объема промышленного производства все более обусловливается динамикой производства в энергетическом секторе - в силу увеличения его удельного веса в объеме промышленной продукции. Отсюда следует, что существующие объективные спросовые ограничения на энергоресурсы (потенциал роста внутреннего потребления энергоресурсов в среднесрочной перспективе представляется весьма ограниченным, а расширение экспорта будет зависеть от возможности увеличения пропускной способности российских трубопроводов и конъюнктуры мирового рынка) вряд ли позволят ожидать высоких количественных показателей для темпов роста промышленного производства в целом. Для подъема тяжелой обрабатывающей промышленности требуются значительные объемы инвестиций. Оживление же на потребительском рынке, теоретически возможный рост производства в легкой и пищевой отраслях промышленности будет вносить относительно небольшой вклад в общую динамику объемов производства.

Одной из серьезнейших проблем реального сектора является прогрессирующее старение основных фондов. Морально и физически устаревшее оборудование и технологии в обрабатывающих отраслях требуют замены (одним из следствий процесса ускоренного старения основного капитала является рост аварийности на производстве). Вследствие этого возможность выпуска российскими производителями конкурентноспособной на внутреннем рынке продукции, несмотря на девальвацию рубля будет ограничена.

Недостаток финансовых ресурсов для развития производства в значительной мере определяется фактической недоступностью кредитных ресурсов. В этих условиях особое значение будет иметь дальнейшее совершенствование налоговой системы, в первую очередь - ее стабильность. Необходимо также укрепление других правовых основ функционирования экономики, упрощение процедур регистрации новых предприятий, создание конкурентной среды и др.

Без решения проблемы снижения дефицита государственного бюджета, на финансирование которого направляются практически все свободные финансовые ресурсы страны, создание благоприятных макроэкономических условий для широкого круга потенциальных инвесторов весьма затруднительно. В настоящее время основные источники инвестиций - собственные средства предприятий (в первую очередь, имеющих устойчивый доход, в частности, от экспорта). Удельный вес заемных средств крайне незначителен и вряд ли можно ожидать его быстрого роста в ближайшие три-четыре года.

Учитывая то, что доходы от экспорта концентрируются в основном в энергетическом секторе и ряде упомянутых выше таких отраслей как металлургия и химическая промышленность, потенциальные источники инвестиций образуются именно там. Пока их хватает в основном для некоторого обновления промышленно-производственных фондов именно на предприятиях этих отраслей, сконцентрированных в нескольких регионах страны. Долгосрочные же перспективы развития российской экономики, заключаются не только в развитии двух-трех экспортоориентированных отраслей промышленности, которые способны предоставить небольшое в масштабах страны количество рабочих мест. Географические особенности и масштабы государства объективно ориентируют развитие экономики на культивирование хотя бы некоторых отраслей, ориентированных на удовлетворение массового внутреннего потребительского спроса. В первую очередь это касается товаров первой необходимости, продукции пищевой и некоторых подотраслей легкой промышленности. Это не означает, что доступ импортных товаров на внутренний рынок должен быть ограничен, речь идет о здоровой конкуренции между отечественными и зарубежными производителями.

Объективно развитие российского реального сектора проходит и будет в ближайшей перспективе проходить в двух направлениях. С одной стороны, следует ожидать дальнейшего развития и укрепления крупных компаний (в первую очередь в энергетическом секторе), дальнейшей их концентрации, слияния с банковским капиталом, с другой же стороны - будущее российской экономики будет в немалой степени определяться развитием малого и среднего бизнеса. Его удельный вес в общем объеме промышленного производства по данным Госкомстата неуклонно возрастал за годы реформ. Поддержание этой тенденции, создание благоприятной макроэкономической и правовой среды для мелких товаропроизводителей будет способствовать повышению социальной стабильности в регионах и улучшению общей макроэкономической динамики.

Решение проблем российской экономики вряд ли возможно только методами макроэкономической политики. Проводимая политика дорогих денег, снижения государственных расходов не всегда оказывается эффективной, если не проводятся структурные реформы, т.к. сохраняется высокие риски для инвестирования в российскую экономику. Вряд ли можно рассчитывать на бурный приток иностранных инвестиций до тех пор, пока не будет существенно сокращен вывоз из страны российского капитала. По оценке, начиная с 1994 года ежегодный объем вывоза капитала увеличивался, достигнув в 1996-1997 годах 5 процентов ВВП, что сопоставимо с дефицитом бюджета. Потенциально эти средства могли бы стать источником инвестиций, увеличив их примерно в полтора раза в расчете на год. Основные причины оттока капитала из страны лежат вне сферы макроэкономики.

До 2001 года вряд ли следует ожидать существенного улучшения экономического положения. В среднесрочной перспективе российская экономика будет испытывать давление долговой нагрузки. Инвестиционного подъема, и соответственно существенного ускорения роста производства до 2001 года ожидать не приходится при любом из сценариев макроэкономической политики. Теоретически за пределами нынешнего тысячелетия возможно существенное ускорение экономического развития, рост вложений в экономику России, если будут снижены системные риски, определены стабильные и понятные правила игры. Учитывая изложенное, наиболее рациональный и вероятный сценарий эволюции российской экономики видится как преимущественное развитие внутреннего рынка, в том числе, и потребительского, который будет заполняться не только импортом, но и отечественными продуктами. Оживление на потребительском рынке стимулирует инвестиции, показывает те сектора, в которых отдача от инвестиций может быть получена в разумные сроки. Это не означает, что экспортно-ориентированные сектора будут стагнировать. Одним из следствий сбалансированного роста будет то, что концентрация российского капитала (энергетический сектор) теоретически может способствовать повышению инвестиционной активности. Не следует исключать, что в отдельные годы темпы роста производственных инвестиций могут опережать темпы роста потребления (после 2001 года). Одной из особенностей развития российской экономики может явиться то, что при потенциально возможных относительно невысоких темпах роста экономики в ближайшие годы (в лучшем случае порядка выше 2 процентов после 2000 года) качественные изменения в уровне жизни населения могут оказаться весьма заметными, если страна пойдет по пути сбалансированного развития ряда отраслей, ориентированных не только на внешний, но и на внутренний рынок. Рассмотренные выше первые два сценария в среднесрочной перспективе скорее всего окажутся нереализуемыми. По оценкам, развитие по "инерционному" пути может продолжаться не более года-двух. Дальнейшее ухудшение экономического положения заставит власть либо перейти к тому или иному варианту "активной" политики в рамках построения рыночной экономики, либо, в противном случае можно ожидать качественных политико-экономических изменений.

1

4

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

E-mail: [email protected]

Интернет: www.beafnd.org

Информационно-аналитический бюллетень

№ 16

август 1999 г.

Население России год спустя после кризиса августа 1998 г.:

доходы, потребление, сбережения

Динамика доходов и потребительских расходов является ключевым социально-экономическим параметром, непосредственно связанным с изменениями в макроэкономической сфере. Масштабный финансово-экономический кризис лета 1998 г. не мог не привести к существенному падению доходов и потребления населения. О ситуации, сложившейся в сфере потребления к лету 1999 года, можно сказать следующее:

* Реальные личные доходы населения сократились за год почти на четверть.

* По официальным данным, потребительские расходы населения сократилось на 20%. При более точном учете изменений в структуре реального потребления это сокращение составляет меньшую величину - около 10%.

* В структуре потребления произошло значительное смещение в сторону более дешевых отечественных товаров. Соотношение покупок продовольствия, непродовольственных товаров и услуг в структуре потребления в реальном выражении изменилось в 1999 г. незначительно - в целом сохраняется структура, сложившаяся еще в 1995 г.

* Менее резкое падение потребительских расходов по сравнению с падением доходов произошло за счет снижения доли текущих сбережений в личных доходах: в послекризисный период доля сбережений в доходах населения близка к нулевой отметке.

* Обесценение рублевой части накопленных сбережений населения, в значительной степени, компенсировалось ростом покупательной способности наличных валютных сбережений. В результате фактически произошло перераспределение финансовых накоплений в пользу держателей наличной валюты.

* Состоятельные слои населения сокращают текущие сбережения в основном путем сокращения запасов наличной валюты. Для поддержания потребления остальной части населения имело принципиальное значение определенное погашение задолженности (бюджета и предприятий) по денежным выплатам.

* Ресурсы этих компенсаторных факторов постепенно истощаются и дальнейшее поддержание реального уровня личного потребления в стране невозможно без роста реальных доходов населения.

Личные доходы населения

По данным Госкомстата РФ, за 12 месяцев с июня 1998 года по июнь 1999 г. номинальные доходы населения увеличились на 70 %. За этот же период потребительские цены возросли на 120%. Таким образом, покупательная способность личных доходов сократилась на 23%. С августа 1998 года можно условно выделить два периода: уровень реальных доходов населения испытал резкое снижение в первые послекризисные месяцы, наиболее ярко проявившееся осенью 1998г, и затем с начала 1999г. по настоящее время наблюдаются признаки его стабилизации (рис 1).

Сокращение реальных доходов, измеренное на основе стандартного индекса потребительских цен (ИПЦ), слабо учитывает изменения в структуре потребления населения. Глубина падения доходов, скорее всего, преувеличена, поскольку другие индикаторы свидетельствуют о том, что структура потребления претерпела ряд изменений, главное из которых - смещение потребления в сторону относительно дешевых (по-видимому, отечественных) товаров. В частности, это следует из сравнения динамики ИПЦ и дефлятора потребительских расходов ("Дефлятор"), рассчитанного на основании данных о номинальном и реальном объеме товарооборота: последний более точно отражает сдвиги в структуре потребления населения (в структуре весов). Таблица 1 Приложения (колонки 1 и 2) показывает, что динамика Дефлятора после кризиса 1998 г. носит более умеренный характер, нежели ИПЦ, и разность этих двух показателей к июню 1999 года превысила 25 процентных пунктов. Накануне кризиса, наоборот, дефлятор товарооборота рос быстрее, чем общий индекс ИПЦ, что означало смещение структуры потребления в пользу относительно дорогих товаров.

Рисунок 1. Динамика реальных личных доходов (Июнь 1998=100)

Источник: Госкомстат и расчеты БЭА

Личное потребление: динамика и структурные сдвиги

В результате обесценения доходов сократился и объем реального потребления населения (рис. 2). Это сокращение оказалось меньше падения доходов - около 20%. Оценка реального потребления по дефлятору товарооборота, который, как уже было сказано, лучше выполняет измерительные функции в отражении структуры потребления, показывает сокращение на 8-10 процентных пунктов меньше, чем по ИПЦ, практически в течение всего послекризисного периода. Кроме того, основное падение потребления случилось не в первые месяцы после кризиса, а в начале 1999 года.

Рисунок 2. Динамика реального личного потребления (Июнь 1998=100)

Источник: Госкомстат и расчеты БЭА

Наиболее заметным сдвигом в структуре потребительских расходов, повлиявшим на динамику потребления, было смещение в сторону более дешевых товаров и услуг. Девальвация рубля в первую очередь привела к подорожанию импортных товаров. Доля импорта в розничном товарообороте начала сокращаться еще в 1997г., однако в наибольшей степени это проявилось после кризиса: к 4 кварталу 1998г. она снизилась до 37% (по сравнению, например, с 54% в 1995г.). Если судить по данным таможенной статистики, сокращение импорта потребительских товаров продолжилось и в 1999г. За первые 5 месяца было ввезено по сравнению с тем же периодом 1998г.:

* сигарет - на 74% меньше,

* медикаментов - на 66%.

* обуви - на 62%,

* мебели - на 57%,

* трикотажа - на 53%,

* тканей - на 31% ,

* алкогольных и безалкогольных напитков - на 81% меньше,

* мяса птицы - на 77%,

* консервов - на 72%,

* масла животного - на 62%,

* шоколадных изделий - на 57%,

* цитрусовых - на 52%,

* рыбы - на 41%,

* подсолнечного масла - на 6%,

* зерна - на 3%,

Увеличился импорт лишь ограниченного круга товаров: сахара - на 18%, мяса - на 6%, чая - на 10%.

В товарной структуре потребительских расходов в послекризисный период произошли два заметных сдвига.

Первое - это падение доли услуг в стоимостной структуре потребления (Приложение, рис 1). В конце 1998 - начале 1999гг. наблюдается слабая, но довольно устойчивая тенденция к росту физического объема потребленных услуг (рис. 3). Противоречие объясняется тем, что долгое время (вплоть до мая 1999г.) рост цен на услуги отставал от общей динамики цен и этот рост из-за малого удельного веса услуг в общем объеме потребления незаметен в стоимостной структуре. Анализ реальной структуры потребительских расходов (Приложение, рис. 2) подтверждает этот факт.

Рисунок 3. Динамика реальных продаж товаров и услуг (Июнь 1998= 100)

Источник: Госкомстат

Второе изменение - временное увеличение на 3-4 процентных пункта доли продуктов питания в сентябре-декабре 1998 г. - связано, скорее, не с ростом реального потребления продовольственных товаров, а с резким падением спроса на непродовольственные товары, что, в свою очередь, обусловлено всплеском относительных цен, особенно на непродовольственные товары импортного производства, цены на которые практически повторяли колебания валютного курса (рис. 4).

Рисунок 4. Динамика потребительских цен (Декабрь 1997=100)

Источник: Госкомстат

В целом же анализ реальной структуры потребления (Приложение рис. 2) не обнаруживает каких-либо существенных сдвигов и можно говорить о том, что кризис не нарушил структуру потребления, которая сложилась с конца 1995 г. в условиях прежнего относительного равновесия рыночных цен.

Насколько равномерным оказалось бремя кризиса для различных доходных групп?

Проследить структуру расходов и потребления по имеющимся данным можно лишь в течение 1998 г., причем, в их стоимостной оценке, которая часто искажает реальные процессы.

Судя по номинальной структуре потребления различных децильных групп влияние кризиса на структуру потребления оказалось вполне ожидаемым. Структура расходов всех анализируемых доходных групп характеризуется общим трендом изменений - сокращение расходов на дорогостоящие непродовольственные, особенно импортные товары на фоне роста доли расходов на продукты питания и сокращения доли оплаты услуг. В этом отношении бремя кризиса оказалось довольно равномерным - драматических изменений в структуре расходов не наблюдается ни в одной из анализируемых групп.

Этот факт принципиально важен в отношении беднейшего населения, поскольку с теоретических позиций в случае резкого сокращения реальных доходов именно бедное население резко меняет структуру потребления. Этого, как следует из данных Госкомстата, не произошло. Отсутствие послекризисных сдвигов свидетельствует не об относительном благополучии низкодоходных групп населения и не о компенсаторном эффекте неформальных доходов, хотя существование последних нельзя отрицать. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что структура реального потребления бедных групп населения, сложившаяся в последние 2-3 года в условиях хронической задолженности по денежным выплатам со стороны работодателей, гораздо в меньшей степени зависит от денежных доходов и ориентирована на натуральные формы потребления. Тем самым, резкое снижение доходов и не повлекло за собой заметных сдвигов в структуре потребительских расходов1.

Рисунок 5. Структура потребительских расходов по доходным группам

нижний дециль 2-9 децили верхний дециль

Источник: Госкомстат

Изменение потребительского поведения наблюдается среди состоятельных россиян. Сокращение доли расходов на непродовольственные товаров у высокодоходных групп наблюдается не в "кризисный" 3-ий квартал 1998 года, что логично было бы предположить, а уже во 2-м квартале. Частично это может быть объяснено некоторым снижением цен на товары непродовольственного назначения в первой половине 1998 г. После летнего кризиса произошел существенный рост цен на импортные товары, что привело к сокращению физических объемов их потребления высокодоходными группами населения. Поскольку эти группы обеспечивают основной объем покупок импортных товаров, именно это сокращение повлияло на снижение доли потребления непродовольственных товаров в общей структуре расходов.

Таким образом, изменения в стоимостной структуре потребительских расходов отражают в основном динамику относительных цен, и практически для всех доходных групп привели к относительному росту расходов на продукты питания при сокращении расходов на относительно подешевевшие услуги.

Ситуация со сбережениями населения

О влиянии кризиса на поведение состоятельных слоев населения можно судить по динамике и структуре сбережений. Согласно обследованиям ВЦИОМа, накануне кризиса состоятельные семьи (верхние 20% населения) в два раза чаще, чем бедные, сообщали о наличии у них сбережений. В начале 1998 г. условия для формирования сбережений, с точки зрения потребителей, были наиболее благоприятными за весь период реформ, что отразило не только сравнительно высокие процентные ставки по вкладам при низкой инфляции, но и удачно проведенную деноминацию в начале 1998 года. Высокий уровень потребления при снижающихся доходах подрывал базу для формирования сбережений еще до кризиса. Заметный прирост сбережений в форме вкладов в Сбербанке и в коммерческих банках происходил при одновременном сокращении запасов наличной валюты на руках у населения. Общая сумма накопленных личных сбережений на начало кризиса оценивалась в 500 млрд. руб. из которых почти 300 млрд. руб. - в форме наличных рублей и рублевых вкладов. (см. Приложение, таблица 2)

В результате усиления инфляционных процессов покупательная способность рублевых сбережений снизилась к июню 1999г. как минимум в два раза (официальная оценка инфляции за август 1998г. - июнь 1999г. составила 113%). Если учесть резкое падение ликвидности рублевых депозитов (рост трудностей, связанных со снятием наличных со счетов), то их покупательная способность сбережений, особенно в первые послекризисные месяцы, упала еще резче. С 6 млрд. долл. валютных вкладов, большая часть которых перед кризисом находилась в коммерческих банках, дело обстоит сложнее. Их рублевая оценка (при использовании официального обменного курса на конец месяца) возросла почти в четыре раза. При росте цен в два раза это означает рост покупательной способности валютных сбережений как минимум в два раза. Однако именно эти сбережения стали наименее ликвидны, во многих случаях они либо были заморожены на неопределенный срок, либо переведены в рублевые вклады в Сбербанк по чрезвычайно невыгодному курсу. Единственной выгодной формой личных сбережений оказалась наличная валюта. Рост ее рублевой оценки 20-25 млрд долл. на руках у населения2, из-за увеличения обменного курса, практически компенсировал обесценение рублевых сбережений (см. рис 6, Приложение таблица 2). В результате фактически произошло перераспределение финансовых накоплений в пользу держателей наличной валюты.

Рисунок 6. Накопленные сбережения населения в постоянных ценах декабря 1997 года*.

* - Рублевая оценка валютных сбережений получена с использованием официального обменного курса на конец соответствующего месяца.

Источник: Госкомстат и расчеты БЭА

О достаточно высоком уровне доверия потребителей к финансовой системе в начале 1998 года свидетельствует тот факт, что организованные сбережения в форме банковских вкладов и ценных бумаг почти сравнялись по объему с неорганизованными сбережениями в форме наличных рублей и валюты, примерно по 250 млрд руб. Кризис разрушил хрупкое доверие к финансовой системе той части населения, которая имела сбережения. Согласно данным обследования потребителей, к ноябрю 1998г. 47% респондентов, имевших вклады в банках до начала кризиса, пытались изъять их, причем 25% вкладчиков это удалось сделать без проблем, 10% - только частично и 12% - вообще не получило своих вкладов. Согласно данным Центрального банка, за 4 месяца после начала кризиса накопленная сумма вкладов населения уменьшилась на 13%, при этом в коммерческих банках она уменьшилась на 40%, а в Сбербанке, к октябрю, упала на 12%, К маю 1999г. она составляла уже 124% от предкризисного уровня. Небольшой рост вкладов в коммерческие банки весной 1999г. не привел к заметному улучшению позиций этих банков. На конец мая эти вклады составляли всего 65% от предкризисного уровня.

Воздействие августовского кризиса на сбережения различных социальных групп было неравномерным (рис. 7). Согласно декабрьскому опросу ВЦИОМа, в беднейшей квинтильной группе (20% беднейших семей) сбережения пострадали только у 18%, при этом у 78% бедняков сбережений перед кризисом просто не было. В верхнем квинтиле (20% наиболее богатых семей) почти 40% респондентов3 сообщили, что у них были личные сбережения накануне кризиса и у 30% (т.е. у 3 из 4 имевших сбережения) они пострадали. Интересно отметить, что в четвертом квинтиле доля имевших сбережения накануне кризиса была такая же (40%), а пострадали сбережения только у 25% представителей данной доходной группы. По-видимому, данная группа в большей степени полагалась на наличную валюту, чем верхняя доходная группа, сбережения которой в большей степени (по данным опросов - в 3 раза) были в коммерческих банках.

Рисунок 7. Пострадали ли Ваши сбережения в результате кризиса 17 августа 1998 года?

Источник: ВЦИОМ

Несмотря на то, что в условиях кризиса наличная валюта была самой выгодной формой личных сбережений и почти половина всех опрошенных в сентябре 1998 г. была согласна с этим утверждением, лишь 3,4% воспользовались покупкой долларов для борьбы с последствиями кризиса. В ноябре только 2,2% респондентов использовали покупку валюты как способ сохранения сбережений. Незначительная распространенность столь очевидного способа сбережений объясняется, прежде всего, отсутствием денег у значительной части населения, что обусловило сокращение спроса на валюту. За август - октябрь 1998 г. уполномоченные банки ввезли меньше валюты, чем только за июль и в 4 раза меньше, чем за аналогичный период 1997 г. За 6 месяцев 1999 года было ввезено на 70% меньше валюты, чем за аналогичный период 1998 года, а по сравнению с 1997 годом это сокращение составило более 80%. В сентябре и октябре 1998 г., впервые за все время регистрации, обменные пункты купили у населения больше валюты, чем продали. В результате, несмотря на резкий рост рублевой оценки валютных сбережений, реальное количество долларов на руках у населения сокращалось, и это сокращение в значительной степени объясняет тот факт, что потребление, и в первую очередь состоятельных слоев населения, во время кризиса сократилось меньше, чем личные доходы.

Наиболее ярким результатом происходящих в области личных сбережений процессов стало понижение доли текущих сбережений в личных доходах (данные ГКС) почти на 5 процентных пунктов по сравнению с докризисным периодом и на 10 процентных пунктов по сравнению с 1997г. (рис. 8). При этом альтернативная оценка (БЭА) доли сбережений, построенная с учетом чистого прироста валюты на руках, колеблется в послекризисный период вокруг нулевой отметки.

Рисунок 8. Доля личных сбережений в доходе (сезонно сглаженная)

Источник: Госкомстат и БЭА

Перспективы развития личного потребления

Единственным индикатором, имеющим положительную (в социальном аспекте) динамику, является сокращение объема задолженности по денежным выплатам населению в начале 1999 г. (рис. 9), что позволило наименее состоятельным домохозяйствам поддерживать потребление при падении реальных доходов. Для значительной части населения погашение задолженности имело положительный психологический эффект, что и послужило причиной стабилизации потребительских настроений и, по-видимому, общего социального фона.

Рисунок 9. Динамика реальной задолженности по зарплате; Декабрь 1997 = 100

Источник: Госкомстат и БЭА

Основными источниками, поддерживавшими уровень личного потребления после финансового кризиса в августе прошлого года, были личные сбережения и погашение задолженности по выплатам. Однако, к лету 1999 года оба эти источника стали, по-видимому, истощаться. Для состоятельных групп населения дальнейшее сокращение валютных накоплений может быть сопряжено с риском потери относительного благополучия. Замедление инфляционных процессов подрывает возможности предприятий и бюджетных организаций продолжать погашение задолженности по выплатам и заработной плате. В дальнейшем динамика потребления будет в большей степени привязана к реальным доходам населения.

Приложение

Таблица 1. Динамика потребительских цен, доходов и расходов населения

в денежном выражении (номинальных); июнь 1998=100

Индекс потребительских цен

Дефлятор потребительских расходов

Личные доходы

Потребительские расходы

Розничные продажи товаров и услуг

12-97

96,1

93,7

148,7

120,4

118,2

01-98

97,5

96,5

92,7

99,5

98,2

02-98

98,4

95,4

97,7

94,1

93,0

03-98

99,0

97,0

100,1

99,2

97,6

04-98

99,5

97,6

105,8

99,3

98,5

05-98

99,9

98,3

97,1

98,7

98,7

06-98

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

07-98

100,2

100,6

102,9

103,7

102,8

08-98

103,9

104,6

102,1

113,8

112,9

09-98

143,8

132,8

114,4

139,1

139,1

10-98

150,3

138,3

129,0

136,3

136,2

11-98

158,9

143,9

131,2

142,6

143,3

12-98

177,2

157,4

180,9

168,8

169,1

01-99

192,1

173,6

127,2

150,5

148,2

02-99

200,0

176,2

142,4

152,3

150,5

03-99

205,6

182,2

151,8

167,2

164,9

04-99

211,8

187,7

168,2

168,4

166,7

05-99

216,5

188,8

161,0

170,3

168,8

06-99

220,6

193,7

169,8

176,1

175,5

Источник: Госкомстат и расчеты БЭА

Рисунок 1. Стоимостная структура потребительских расходов

Источник: Госкомстат

Рисунок 2. Структура потребительских расходов в ценах декабря 1995 г.

Источник: Госкомстат

Таблица 2. Структура накопленных сбережений населения

Наличные рубли

Рублевые вклады в Сбербанк

Рублевые вклады в коммерческие банки

Ценные бумаги

Рублевая оценка валютных вкладов

Рублевая оценка наличной валюты

Всего накопленные сбережения

В миллионах рублей, в текущих ценах

12-97

103 300

115 200

33 000

32 695

31 418

136 857

452 469

06-98

101 900

126 900

39 200

39 604

37 709

135 712

481 025

12-98

131 000

126 800

22 700

50 287

60 282

478 236

869 305

06-99

145 200

160 500

24 100

59 285

78 651

487 774

955 510

В миллионах рублей, в ценах декабря 1997 года, (ИПЦ)

12-97

103 300

115 200

33 000

32 695

31 418

136 857

452 469

06-98

97 924

121 949

37 671

38 059

36 238

130 417

462 258

12-98

71 041

68 764

12 310

27 271

32 691

259 347

471 424

06-99

63 246

69 911

10 498

25 823

34 259

212 466

416 203

В миллионах рублей, в ценах декабря 1997 года, (Дефлятор потребительских расходов)

12-97

103 300

115 200

33 000

32 695

31 418

136 857

452 469

06-98

95 500

118 930

36 738

37 117

35 341

127 189

450 815

12-98

78 023

75 521

13 520

29 951

35 904

284 835

517 753

06-99

70 239

77 640

11 658

28 678

38 046

235 955

462 217

В миллиардах долларов, США, по официальному курсу на конец месяца

12-97

17,34

19,34

5,54

5,49

5,27

22,97

75,94

06-98

16,44

20,47

6,32

6,39

6,08

21,90

77,61

12-98

6,34

6,14

1,10

2,44

2,92

23,16

42,10

06-99

6,00

6,63

1,00

2,45

3,25

20,15

39,47

В процентах, по отношению к месячному доходу

12-97

55,30

61,67

17,67

17,50

16,82

73,26

242,22

06-98

81,13

101,04

31,21

31,53

30,02

108,05

382,98

12-98

57,66

55,81

9,99

22,13

26,53

210,49

382,62

06-99

68,07

75,25

11,30

27,79

36,87

228,68

447,97

Источник: Госкомстат, ЦБ России, расчеты БЭА.

1 Опросные данные обычно не покрывают группу богатейших лиц и ряд беднейших групп.

2 Подробнее об оценке валютных накоплений см.: Обзор экономической политики в России за 1998 год. Бюро экономического анализа. М.: РОССПЭН, 1999. С. 245-251.

3 Специфика опросов оставляет открытым вопрос, почему столь низкая доля состоятельных семей признает наличие у себя сбережений.

Бюро экономического анализа

13

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

E-mail: [email protected]

Информационно-аналитический бюллетень

№ 5

апрель 1998 г.

О статистике внешней торговли и оценке тенденций в динамике платежного баланса Российской Федерации

По мере развития рыночных реформ интеграция российской экономики в систему мирового хозяйства становится все более глубокой и многогранной. В последнее время стало очевидным, что в отличие от прошлых лет оказывать значимое влияние на динамику макроэкономических показателей страны стали не только изменения конъюнктуры на мировых товарных рынках, но и ряд других факторов. Так, недавние потрясения на финансовых рынках мира, впервые столь явно затронувшие российскую экономику в конце 1997 года, заставили более внимательно взглянуть на кратко- и среднесрочные перспективы экономического развития страны. Другим фактором, действие которого совпало во времени с финансовым кризисом, стало резкое ухудшение конъюнктуры на рынке нефти, цены на которую за последние месяцы упали до рекордно низкого за последние десять лет уровня1. В начале 1998 года, по сравнению с январем прошлого года, они были ниже примерно на треть. Несмотря на некоторый рост цен на сырую нефть в марте (до 102 долларов за тонну), они все еще остаются на сравнительно низком уровне. Учитывая, что нефть является одним из основных источников валютных поступлений (в 1997 году было экспортировано 126.8 млн. тонн нефти, на сумму 14.8 миллиардов долларов), столь существенное падение цен не может не сказаться на внутреннем экономическом положении страны и не повлиять на динамику показателей исполнения бюджета, объемов производства, валютного курса, платежного баланса.

Особую тревогу аналитиков вызывает то, что в результате взаимного наложения указанных выше факторов, а также быстрого роста импорта, сальдо счета по текущим операциям в России имеет тенденцию к сокращению. Более того, учитывая неблагоприятную для России внешнеторговую конъюнктуру, появились опасения в том, что в 1998 году сальдо счета текущих операций может стать отрицательным, что, в свою очередь, может создать серьезное давление на рубль. Подтверждением тому являются данные Госкомстата о внешней торговле за январь-февраль, свидетельствующие о резком сокращении сальдо торгового баланса, которое за два месяца составило всего 0.9 миллиарда долларов против 4.7 миллиардов долларов в январе-феврале прошлого года. При этом, в сравнении с предыдущим годом, в январе рост импорта составил 34 (!) процента, а за январь-февраль свыше 19 процентов. Сократились экспортные поставки газа, несмотря на рост физических объемов экспорта нефти в денежном выражении экспорт ее сократился. По данным Госкомстата остаются высокими темпы роста импорта практическим по всем товарным группам. При условии сохранения указанных тенденций до конца года, можно ожидать что внешнеторговое сальдо резко сократится, составив в итоге 6-7 миллиардов долларов (против почти 20 миллиардов в 1997 году). Это означает, что сальдо счета по текущим операциям в 1998 году действительно может оказаться отрицательным и составить порядка -7 - -8 миллиардов долларов.

Следует особо подчеркнуть, что ряд показателей платежного баланса является результатом оценок и дополнительных расчетов. Анализ статистической базы платежного баланса России за последние годы свидетельствует о том, что некоторые его показатели, полученные путем экспертных досчетов, требуют дополнительного осмысления. Прежде всего это относится к статистике импорта товаров.

Внешнеторговая статистика и платежный баланс

Основой данных об объемах внешней торговли служит таможенная статистика. Вместе с тем общеизвестно, что данные таможенной статистики не учитывают значительную часть импорта. Это происходит, в частности, из-за сложностей оценки объемов т.н. неорганизованной торговли (импорта, официально не охватываемого таможенной статистикой). Оценка объемов этого импорта может быть получена косвенным путем на основе статистики о реализации импортированных товаров - общем объеме розничного товарооборота на вещевых, продовольственных и смешанных рынках.2 Расчеты показывают, что в 1995-1996 годах эта величина составляла около 20-22% от официально регистрируемого ("организованного") импорта.

К другой группе проблем относится занижение таможенной стоимости при регистрации импорта и различные способы уклонения от регистрации. Оценку стоимости товаров, ввозимых таким путем, можно получить на основе данных зеркальной статистики, т.е. на основе сопоставления данных российского импорта с данными экспорта стран-партнеров. В 1995-1996 годах эта величина составляла 15-20% от официальных российских данных. Сопоставительный анализ таможенной статистики с данными МВФ по внешнеторговым партнерам России показывает (т.н. "зеркальная статистика"), что данные Государственного таможенного комитета о российском экспорте практически точно совпадают с общим объемом импорта из России, регистрируемым ее партнерами. Напротив, данные о российском импорте существенно ниже показателей экспорта в Россию, регистрируемого ее партнерами. Исследование данных зеркальной статистики позволяет оценить необходимый уровень досчетов к первичным данным по импорту, регистрируемым ГТК России. Система квартальных коэффициентов для осуществления таких досчетов разработана Бюро экономического анализа на основе данных за 1995-1996 гг., официально публикуемых ГТК России и МВФ (издания Direction of Trade Statistics). Она позволяет оценить фактические объемы импорта товаров в условиях недооценки первичных данных, регистрируемых таможенными органами: суммарная поправка к таможенным данным по импорту может составлять не более 35-40%.

В настоящее время информация о внешней торговле (с учетом досчетов) публикуется Государственным комитетом по статистике и Центральным банком (в платежных балансах). И те и другие данные основываются на первичной информации таможенной службы. При этом, если в 1994-1995 годах данные об экспорте и импорте, публикуемые Центральным банком и Госкомстатом, практически не отличались друг от друга, то в 1996 году расхождение носило весьма существенный характер (таблица 1).

В квартальных платежных балансах 1996 года, публикуемых Банком России, досчеты на нерегистрируемый импорт были гораздо более существенными, чем во внешнеторговой статистике Госкомстата - в целом за 1996 год поправка Центрального банка к данным таможенной статистики составила около 55%. Следует отметить, что в опубликованных осенью 1997 года платежных балансах за первый и второй кварталы 1997 года данные Центробанка и Госкомстата опять практически совпадали, однако в середине февраля 1998 года Центральный банк пересмотрел статистику платежного баланса за первое полугодие 1997 года, в частности, вновь увеличив поправку на нерегистрируемый импорт.

Таблица 1

Внешняя торговля Российской Федерации в 1995-1997 гг (млрд.долл.)

ЭКСПОРТ

ИМПОРТ

данные ГТК

Оценка Госкомстата

Оценка ЦБРФ

данные ГТК

Оценка Госкомстата

оценка ЦБРФ

1 квартал

18,1

18,6

18,9

10,1

13,0

12,9

2 квартал

19,1

20,6

20,1

11,2

14,2

13,9

3 квартал

19,3

19,4

20,2

11,7

15,3

15,2

4 квартал

21,9

22,5

22,4

13,7

18,5

18,1

1995 год

78,4

81,1

81,6

46,7

61,0

60,1

1 квартал

19,4

20,4

20,9

11,7

14,9

16,2

2 квартал

20,7

21,6

21,9

12,3

16,3

17,0

3 квартал

20,5

21,7

21,9

11,7

15,5

16,9

4 квартал

24,3

25,4

25,7

10,9

15,6

17,3

1996 год

84,9

89,1

90,4

46,6

62,3

67,4

1 квартал

20,3

20,9

21,1

10,6

14,2

15,3

2 квартал

19,3

20,0

20,2

12,1

16,0

16,7

3 квартал

20,5

21,1

21,5

13,8

17,7

18,4

4 квартал

24,7

25,4

н/д

16,0

19,7

н/д

1997 год

84,8

87,4

н/д

52,5

67,6

н/д

_______________________________________________________________________

Источник: ГТК, Госкомстат, Центральный банк

Как видно из таблицы 1, импорт товаров по данным Центробанка в 1996 году был выше импорта, публикуемого Госкомстатом, почти на 5 млрд. долларов. За 9 месяцев 1997 года расхождение составило 2.5 миллиарда. Естественно предположить, что в 4 квартале поправка ЦБ на нерегистрируемый импорт также будет выше поправки Госкомстата. Более того, весьма вероятно, что расхождение в оценках общего объема импорта Госкомстатом и ЦБ в четвертом квартале составит, как и в предыдущие периоды, примерно 0.8 миллиарда долларов. Тогда суммарное расхождение за год опять окажется весьма значительным - порядка 3.3 миллиарда долларов.

Следует подчеркнуть, что подобная двойственность в официальной государственной статистке импорта (по сути даже тройственность, если принимать во внимание исходные данные Государственного таможенного комитета) представляется крайне нежелательной, ибо весьма затрудняет анализ макроэкономических тенденций в стране и обусловливает противоречивость в оценках ситуации различными группами аналитиков3. Такая ситуация стимулирует творческую инициативу многих аналитиков, как отечественных, так и зарубежных, которые, используя все доступные данные, пытаются преодолеть внутренние сомнения, порожденные Таможенным комитетом, Центробанком и Госкомстатом, и создать собственную, но целостную картину российской внешней торговли (совсем небесспорно, что эти упражнения приводят к лучшим по качеству результатам).

Проблема отражения в официальных публикациях данных о внешней торговле получила дальнейшее развитие в результате того, что во втором полугодии 1997 года начались серьезные изменения в российской таможенной статистике. Есть основания полагать, что после резкой критики летом 1997 года и в результате существенного усиления контроля за работой таможенных органов со стороны ФСБ, Прокуратуры и МВД России, а также в результате усиления внутренней работы по устранению нарушений данные первичного таможенного учета во втором полугодии 1997 года стали заметно улучшаться: начало сокращаться число таких нарушений, как занижение таможенной стоимости импорта, уклонение от декларирования импорта и др. Это означает что объективно доля видимого импорта в общем объеме фактического импорта должна увеличиваться. Соответственно, при этом для получения оценки полного объема импорта необходимо снижать коэффициенты досчета. В противном случае, как видно из приводимой ниже таблицы 2, темпы роста импорта выглядят нереальными. Например, по таможенным данным в 4 квартале 1997 года зарегистрировано на 47% больше импорта, чем в 4 квартале 1996 года, что представляется труднообъяснимым с учетом общей экономической ситуации.

Таблица 2

Оценка общих объемов российского импорта.

_______________________________________________________________________

Источник: ГТК, Госкомстат, расчеты Бюро экономического анализа

Действительно, если проанализировать динамику производства, экспорта-импорта, потребления и прироста запасов в разрезе конкретных товарных групп, то уверенность в повышении качества таможенной статистики укрепляется. Так, например, по предварительным данным в январе 1998 года официально регистрируемый, "видимый" импорт сахара (включая сырец) вырос в 4.3 раза по сравнению с январем прошлого года, достигнув за один месяц 369 миллионов тонн. При этом внутреннее производство сахара в январе 1998 года выросло вдвое, а в январе-феврале почти в четыре раза. Даже учитывая известную склонность российского населения к сладкому, трудно представить что потребление сахара в 1998 году может расти в соответствии с вышеуказанными темпами. Скорее всего речь действительно идет о более полной регистрации товаропотоков через таможенную границу страны. Похожая ситуация наблюдается и с большинством других продуктов питания, она была характерна и для конца 1997 года. В целом следует отметить, что в разрезе потребительских товаров бурный рост импорта, отраженный в официальной статистке и происходящий на фоне роста отечественного производства, не вполне соответствует умеренному росту потребления (при этом по данным Госкомстата товарные запасы в розничной торговле остаются относительно стабильными).

К сожалению, данные по зеркальной статистике за второе полугодие 1997 года будут опубликованы МВФ не ранее июня 1998 года, после чего можно будет скорректировать систему коэффициентов с учетом изменения российской статистики. В связи с этим БЭА осуществлена косвенная корректировка этих коэффициентов на основе сопоставления динамики стоимостных и натуральных показателей российского импорта в рамках системы макроэкономических балансов (в графическом виде результаты досчетов представлены в Приложении). Полученные результаты показывают, что оценки общих (включая досчеты) объемов импорта во втором полугодии 1997 года оказываются ниже, чем рассматриваемые в настоящее время в официальных данных, что позволяет утверждать, что положительное сальдо внешнеторгового баланса России сокращается существенно медленнее, чем это оценивается в официальных публикациях. Это несколько увеличивает оценку сальдо счета текущих операций в платежном балансе и, соответственно, балансирующую статью "чистые ошибки и пропуски".

Просроченная задолженность и вывоз капитала

Упомянутые выше расхождения в статистике внешней торговли сказываются и на таком показателе платежного баланса, как "чистые ошибки и пропуски". Обращает на себя внимание тот факт, что сальдирующая статья "чистые ошибки и пропуски" в платежных балансах России за все годы имеет отрицательный знак (таблица 3): по официально публикуемым данным ее величина составила в 1995-1996 годах порядка 6-7 миллиардов долларов.

Статья "чистые ошибки и пропуски" рассчитывается в платежных балансах всех стран в соответствии с методологией МВФ. Она отражает разнородность потоков формирования исходной информации, и в течение ряда лет ее величина может колебаться около нуля. Устойчиво отрицательное ее значение, получаемое из года в год, может рассматриваться как свидетельство существования постоянного вывоза средств из страны, не учитываемого в других статьях платежного баланса. "Чистые ошибки и пропуски" в годовых платежных балансах, публикуемых Банком России, могут рассматриваться как нижняя граница оценки объемов скрытого вывоза капитала.

Таблица 3

Платежный баланс Российской Федерации за 1994-1996 годы (млрд.долл).

1994 г.

1995 г.

1996 г.

Счет текущих операций

9,3

8,0

11,6 Товары и услуги

11,2

11,3

16,7 Товары

17,8

20,8

23,1 Экспорт (ФОБ)

67,8

82,7

90,5 Импорт (ФОБ)

-50,0

-61,9

-67,4 Услуги

-6,7

-9,5

-6,3 Экспорт

8,4

10,5

12,9 Импорт

-15,1

-20,1

-19,3 Оплата труда и доходы от

Инвестиций

-1,8

-3,3

-5,3 Текущие трансферты

-0,1

0,1

0,2

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

-7,7

-2,3

-4,6 Счет операций с капиталом

(капитальные трансферты)

2,1

-0,3

-0,5 Финансовый счет

-9,8

-1,9

-4,2 Прямые инвестиции

0,5

1,7

2,1 Портфельные инвестиции

0,1

-1,4

7,7 Прочие инвестиции

-10,5

7,1

-15,3 Резервные активы (включая поправку)

0,1

-9,3

1,4

Чистые ошибки и пропуски

-1,5

-5,8

-7,0

_______________________________________________________

Источник: Центральный банк Российской Федерации

Если в официально опубликованных Центральным банком платежных балансах представленные там оценки экспорта и импорта условно заменить на оценки Госкомстата, то "чистые ошибки и пропуски" в 1996 году возрастают практически вдвое (таблица 4), что тоже не лишено основания - в год президентских выборов отток капитала мог существенно возрасти по сравнению с предыдущим годом.

Таблица 4

Реконструированный условный платежный баланс Российской Федерации с использованием внешнеторговой статистики Госкомстата за 1994-1994 годы (млрд.долл).

1994 г.

1995 г.

1996 г.

Счет текущих операций

10,3

9,8

17,8 Товары и услуги

12,2

13,1

22,9 Товары

18,9

22,6

29,2 Экспорт (ФОБ)

67,8

82,7

90,5 Импорт (ФОБ) оценка

-49,0

-60,1

-61,2 Услуги

-6,7

-9,5

-6,3 Экспорт

8,4

10,5

12,9 Импорт

-15,1

-20,1

-19,3 Оплата труда и доходы от

Инвестиций

-1,8

-3,3

-5,3 Текущие трансферты

-0,1

0,1

0,2

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

-7,7

-2,3

-4,6 Счет операций с капиталом

(капитальные трансферты)

2,1

-0,3

-0,5 Финансовый счет

-9,8

-1,9

-4,2 Прямые инвестиции

0,5

1,7

2,1 Портфельные инвестиции

0,1

-1,4

7,7 Прочие инвестиции

-10,5

7,1

-15,3 Резервные активы (включая поправку)

0,1

-9,3

1,4

Чистые ошибки и пропуски

-2,6

-7,6

-13,2

Анализ показывает, что динамика "чистых ошибок и пропусков", которая, как сказано выше, должна коррелировать с динамикой вывоза капитала из страны, имеет обратную связь с динамикой просроченной задолженности (просроченной кредиторской, или просроченной задолженности поставщикам (рис.1)). Эта связь носит статистически значимый и устойчивый характер. В итоге можно предположить, что в условиях растущих неплатежей экономическая активность в стране в существенной степени поддерживается за счет офшорных операций. Предприятия, стремящиеся снизить фактическое налоговое бремя, избежать штрафных санкций (объем просроченной задолженности по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также начисленных штрафных санкций за неуплаченные ранее налоги существенно превышает денежную массу) могли предпочитать осуществлять взаимные расчеты через зарубежные банки, т.к. при появлении денег на счете в России они безакцептно изымались в пользу бюджета. Действительно, 6-7 миллиардов долларов, ежегодно вывозимых из страны, являются вполне достаточными для пополнения оборотных средств. Естественно, эта гипотеза, основанная на макроэкономических данных, требует детальной проверки на микро уровне.

Рисунок1.

Основные тенденции в изменении платежного баланса

Как следует из опубликованных данных, в 1997 году происходило постепенное сокращение сальдо по текущим операциям. Если в первом квартале его величина составила более 4 млрд. долларов, то во втором - лишь 16 миллионов, а в третьем - сальдо по текущим операциям стало отрицательным (минус 1045 миллионов долларов США). Таким образом, суммарная величина сальдо по текущим операциям за девять месяцев 1997 года составила немногим более 3 млрд. долларов. Если же воспользоваться внешнеторговой статистикой Госкомстата, то сальдо по текущим операциям должно составить за девять месяцев 1997 года порядка 5.5 млрд. долларов, увеличивая, соответственно, "чистые ошибки и пропуски". Как следует из данных, публикуемых Банком России, "чистые ошибки и пропуски" за девять месяцев 1997 года оставались по-прежнему весьма большими - минус 7.3 миллиарда долларов. Порядок этой величины по оценке сохранится и по итогам года. Это означает, что в 1997 году отток капитала останется весьма внушительным (таблица 5).

Следует особо отметить, что в 1997 году обозначилась качественно новая тенденция. В предыдущие годы "чистые ошибки и пропуски" были меньше, чем сальдо по текущим операциям. По сути это означало, что отток капитала происходил за счет невозврата экспортной выручки, в 1997 же году отток капитала в значительной мере финансировался из привлеченных средств. Существенно также то, что по итогам 1997 года сальдо счета по операциям с капиталом и финансовыми инструментами впервые стало положительным, что явилось следствием политики привлечения иностранного капитала на внутренние рынки4.

Оценка платежного баланса за 1997 год показывает, что сальдо по текущим операциям остается положительным. Его величина составит порядка 4 миллиардов долларов, если использовать данные Центрального банка за 9 месяцев 1997 года и предположить, что Центробанк не изменит характер досчетов показателей внешней торговли для четвертого квартала (вторая колонка таблицы 4), и порядка 6.5-7 миллиардов долларов, если использовать данные Госкомстата. При использовании же оценок экспорта и импорта Бюро экономического анализа (таблица 2) сальдо счета по текущим операциям несколько возрастает. Естественно, что при этом на соответствующую величину следует увеличивать и оценку объемов вывезенного из страны капитала. Учитывая высказанные соображения относительно достоверности внешнеторговой статистики, прогноз платежного баланса на 1998 год обладает высокой степенью неопределенности. Один из его условных вариантов представлен в таблице 5. Этот вариант базируется на оценках внешнеторговой статистики Центрального банка за 9 месяцев 1997 года, потенциально ожидаемых данных о годовом платежном балансе и высказанных выше соображениях о необходимости снижения коэффициентов досчета импорта, хотя бы, например, с 1998 года.

Несмотря на то, что степень неопределенности для расчета прогнозных показателей платежного баланса на 1998 год исключительно высока (как в силу резких колебаний внешнеторговой конъюнктуры, так и в силу ненадежности статистической базы), в 1998 году вряд ли следует ожидать революционных изменений в структуре платежного баланса (таблица 5). Сальдо счета по текущим операциям может остаться положительным, в то время как чистый приток капитала несколько сократится. В свою очередь это объективно обусловит сокращение "чистых пропусков и ошибок" (использование же оценок показателей внешней торговли 1997 года, рассчитанных по методологии Бюро экономического анализа, приводит к большей, чем в таблице 5, величине положительного сальдо по текущим операциям, и, соответственно, увеличению "чистых пропусков и ошибок"). В результате можно ожидать, что в 1998 году при условии продолжения усилий по сокращению бюджетного дефицита и жесткой денежно-кредитной политики объективно будут отсутствовать факторы, которые могли бы стимулировать девальвацию рубля в реальном выражении.

Таблица 5

Оценка платежного баланса Российской Федерации

на 1997-1998 годы (млрд.долл.)

1997 г.

1998 г.

9 мес., данные ЦБ

Год, оценка на основе данных

ЦБ за 9 месяцев

Прогноз,на основе данных ЦБ за 9 месяцев 1997 г

Счет текущих операций

3,0

4,0

1,2 Товары и услуги

8,9

12,4

9,7 Товары

12,5

18,2

16,1 Экспорт

62,9

88,3

84,7 Импорт

-50,3

-70,0

-68,6 Услуги

-3,6

-5,8

-6,3 Экспорт

10,2

12,8

12,6 Импорт

-13,8

-18,6

19,0 Доходы от инвестиций и Оплата труда

-5,7

-8,3

-8,5 Текущие трансферты

-0,1

-0,05

-0,1

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

4,2

2,5

2,0 Счет операций с капиталом (капитальные трансферты)

-0,2

-0,3

-0,8 Финансовый счет

4,5

3,0

2,8 Прямые инвестиции

3,2

3,5

3,5 Портфельные инвестиции

15,5

14,2

13,0 Прочие инвестиции

-6,6

-7,1

-19,3 Резервные активы (включая поправку)

-7,7

-7,7

-4,0

Чистые ошибки и пропуски

-7,3

-6,6

-3,2

ПРИЛОЖЕНИЕ

1 Климатическое явление Эль Ниньо, вызвавшее необычайно теплую зиму в северном полушарии (Европа и Северная Америка являются основными потребителями энергии), снижение потребления энергоресурсов в Юго-Восточной Азии в результате финансового кризиса, вызвали резкое сокращение спроса на сырую нефть, запасы которой у потребителей достигли рекордных объемов.

2 Госкомстат располагает достаточно подробной статистикой о розничном товарообороте, которая учитывает распределение импорта на продовольственные и непродовольственные товары, удельные веса импорта в продажах этих типов товаров, степень участия физических лиц в поставках этих товаров, коэффициенты прибыльности для импорта из стран СНГ и стран вне СНГ, а также ряд других параметров.

3 С 1998 года к упомянутым выше ведомствам присоединилось Министерство экономики, поддержав инициативу по досчету объемов неорганизованной торговли и выйдя с собственными оценками.

4 В предыдущие годы сальдо счета по операциям с капиталом и финансовыми инструментами принимало положительные значения лишь в отдельные кварталы - в третьем квартале 1995 года и во втором квартале 1996 года.

14

16

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

E-mail: [email protected]

Информационно-аналитический бюллетень

№ 7

Май 1998 г.

Личные сбережения населения

Низкая норма текущих сбережений населения (8-10% в 1995-97 гг.) ограничивает возможность снижения процентных ставок и финансирования подъема. В сложившейся рыночной экономике сбережения населения являются основным источником денежных капиталов, перераспределяемых частной финансовой системой в форме кредитных ресурсов государству и сектору предприятий. Сбережения в пенсионных и страховых фондах, взаимных фондах и, естественно, в банках обеспечивают те средства, из которых черпают заемщики. В период высоких темпов экономического роста большинство стран характеризовалось высокой национальной нормой сбережений, в частности высокой нормой сбережений населения - порядка 20% или более от располагаемого дохода. Перспективы снижения процентных ставок в России в краткосрочном аспекте и финансирования подъема в будущем во многом будут определяться уровнем нормы сбережений населения.

Официальная статистика (Госкомстат) традиционно дает уровень нормы сбережений населения почти в 25% (тонкая линия на графике 1). Если скорректировать данные Госкомстата с учетом вывоза и продаж валюты, то доля личных сбережений в доходе составит около 8-10 % личного дохода (жирная линия на графике 1). Пересмотр подхода к покупкам и продажам валюты имеет весьма далеко идущие последствия. Необходимо снижать оценку как личного дохода, так и сбережений на размер продаж валюты (см. Приложение - п.1).

За последние пять лет наблюдается все более значительный разрыв между успокаивающе высокой официальной нормой сбережений и фактической. Доллар был в значительной степени вытеснен из розничного товарооборота, но остался предпочтительным средством платежа и сбережения, которое обеспечивает сохранность и ликвидность семейных ресурсов при крупных покупках, дорогостоящих поездках и т.п. Небольшой рост доходов и потребления в 1997 г. не нарушил тенденцию последних лет к сокращению скорректированной нормы сбережений. В целом (оставляя в стороне социальные различия) российское население к началу оживления в экономике пытается увеличить потребление. Стабилизация цен и высокий процент по долгосрочным вкладам не создал должного стимула для связывания сбережений. Причиной этого является бедность большей части населения, недоверие среднедоходных групп к большинству финансовых институтов. Состоятельные группы решают проблему оптимизации рисков и доходности другими методами. Одновременно нехватка (слабость) таких важных сегментов частной финансовой системы, как накопительные пенсионные фонды, страховые фонды и др. оставляют за долларом важную функциональную роль.

График 1: Доля сбережений в личном доходе (%): официальная норма на официальный доход, соответственно скорректированный объем сбережений на скорректированный доход - см. Приложение.

По данным Госкомстата, в 1997 году население сберегло 2% дохода в форме прироста вкладов в банках и ценных бумагах, 2% дохода в форме наличных рублей и 22% в форме наличных долларов и другой иностранной валюты. Последняя величина представляется наиболее спорной. Объем сбережений в валюте оценивается Госкомстатом на основании данных о валовой продаже валюты в обменных пунктах. Если принять эти данные, то окажется, что за годы реформ на руках у населения скопилось 170 млрд. долларов или 40% всех наличных долларов вне банковской системы США, что выглядит невероятным. При официальной норме сбережений за 6 лет реформ у населения должна была накопиться (с учетом обесценения и доли доходов населения в национальном доходе) сумма равная примерно половине годового ВВП.

Разберемся, насколько реальны такого рода оценки на примере 1997 г. Почти 40% купленной за год валюты было обратно поменяно на рубли, почти столько же вывезено за рубеж "челноками", около 10% вывезено туристами. Таким образом, реальный прирост сбережения в наличной валюте составил всего 3% личных доходов (см. график 2), и общая накопленная за 6 лет сумма наличной валюты на руках населения оценивается в 20-25 млрд. долларов.

График 2: Структура использования личных доходов в 1997 г.

На графике 3 представлено отношение всех накопленных сбережений населения к среднему месячному доходу. Как видно, в настоящее время накопленные сбережения у населения не превышают трех месячных доходов (раскладывая сбережения богатых на все население). Для сравнения, в США сбережений населения "хватило" бы больше чем на 2 года. Фактически это означает, что нельзя рассматривать неорганизованные сбережения как "свободный ресурс" они часть системы буферных сбережений (кроме как у наиболее богатых групп), необходимых для нормального функционирования семейных хозяйств. Наличные валютные сбережения на порядок меньше тех, на которые можно было бы рассчитывать при 25% норме сбережений, хотя и составляют значительную часть накоплений населения. А те наличные рубли, которые находятся на руках населения, вряд ли удастся привлечь в банковскую сферу только повышая ставку процента, поскольку они необходимы для простого обеспечения товарооборота.

График 3: Отношение накопленных сбережений населения к среднемесячным личным доходам (в месяцах).

Результаты нашего анализа подтверждают в высшей степени рациональное поведение российского населения и участников финансовых рынков. Объектом экономической политики, направленной на повышение сбережений, является фактически не дезориентированный одиночка, а весьма образованное по сравнению с большинством даже развитых стран мира население, которое грамотно решает проблему оптимизации использования своих денежных ресурсов в неблагоприятных условиях слабости финансовой системы, тяжелого опыта начала 90-х гг. Корректировки официальных данных подтверждают необоснованность надежд на финансирование новых капиталовложений за счет неорганизованных сбережений населения. Потребуется длительная работа по формированию всех сегментов частной финансовой системы, обеспечения ее надежности для того, чтобы поднять текущую норму накопления и втянуть сбережения населения в процесс финансирования подъема.

Приложение.

Официальная статистика - необходимые корректировки:

1. Личный доход.

Корректировка сбережений, в первую очередь связанная с недостатками в оценке сбережений в наличной валюте, вызывает необходимость в корректировке официальных оценок общей величины личных доходов. В связи с тем, что развитие теневой экономики в последние годы затрудняет получение надежных статистических данных о доходах, Госкомстат использует для их оценки балансовый метод, т.е. приравнивает их сумме расходов населения. Расходы включают в себя расходы на оплату товаров и услуг, уплату налогов и текущие сбережения. Если строго придерживаться такой методологии, то из общей покупки населением валюты необходимо учитывать в расходах только чистый прирост наличной валюты на руках у населения и расходы российских туристов за рубежом. Продажа валюты населением должна быть исключена из сбережений (и из дохода), поскольку она представляет собой сокращение валовых сбережений. Валюта, вывезенная челноками, также должна быть исключена из оценки сбережений. Эту сумму можно было бы включить в сумму потребительских расходов и, следовательно, в сумму доходов, если бы Госкомстат не включал оценку неорганизованного импорта в сумму розничного товарооборота. Таким образом, данные о личных доходах населения необходимо снизить примерно на 16-18%.

Таблица 1. Структура использования личных доходов (% к официальной оценке доходов)

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Всего использование

1=2+3+4+5+6

100

100

100

100

100

100

Расходы на приобретение товаров и услуг

2

72,9

68,9

64,5

70,5

68,8

68,9

Налоги и другие платежи

3

8,2

7,6

6,8

6,7

6

5,5

Прирост вкладов и ценных бумаг

4

4,8

6,2

6,5

5

4,9

2,3

Покупка валюты

5

0,6

8

17,7

14,3

18,9

21,6

Прирост наличности на руках

6

13,6

9,3

4,5

3,5

1,4

1,7

Официальные личные доходы

7=1

100

100

100

100

100

100

Официальные сбережения

8=4+5+6

19

23,5

28,7

22,8

25,2

25,6

Неорганизованный импорт

9

0,2

4,1

5,5

4,1

4,5

7,5

Продажа валюты

10

0,1

0,6

3

6

9

9,0

Скорректированный доход

11=7-9-10

99,7

95,3

91,5

89,9

86,5

83,5

Расходы туристов за рубежом

12

0,95

1,5

6,6

4,25

2,8

1,9

Скорректированные сбережения

13=8-9-10-12

17,8

17,3

13,6

8,5

8,9

7,1

Справочно:

Скорректированная норма сбережений

14=13/11

17,8

18,2

14,8

9,4

10,3

8,5

Личные сбережения в % к ВВП

15

7,1

8,8

8,0

4,9

4,6

5,1

2. Наличные рубли.

В 1997 году прирост наличных рублей на руках населения составил всего 2% личных доходов, однако в начале 90-х годов их доля в текущих доходах достигала 10-15%. В отличие от ряда других стран, где этот показатель исчисляется как разность доходов и расходов, Госкомстат оценивает его основе данных о денежной эмиссии с учетом оценок прироста остатков наличных денег в кассах предприятий и организаций. Теоретически одним из факторов, определяющих количество денег на руках у населения в рыночных условиях, является трансакционный мотив предпочтения ликвидности, связанный с необходимостью обеспечивать текущие потребительские расходы (в российской практике этому понятию соответствует термин оборотная касса). Согласно теоретическим представлениям на руках у населения должно находится примерно половина суммы регулярного дохода с тем, чтобы обеспечить нормальный процесс потребления. Для поддержки этого уровня в условиях инфляции приходится направлять значительную часть дохода на поддержание такого уровня наличности. На графике 4 сравнивается действительно наблюдавшаяся норма сбережений в виде наличных денег с той нормой, которая была бы необходима для поддержания запаса наличных рублей на уровне соответствующем половине месячного дохода. Как видно, в основном среднесрочная динамика показателей совпадает. Избыточное, с точки зрения трансакционного мотива спроса на ликвидные активы, накопление наличности наблюдалось в 1991 г. (в условиях дефицита товаров) в 1992 г. (в условиях очень высокой инфляции) и в начале 1997 года (в период роста неплатежей заработной платы), т.е. в периоды неопределенности, когда возрастает значение такого мотива предпочтения ликвидности как снижение рисков потери.

График 4: Спрос населения на наличные рубли: реальный и теоретический (% от личного дохода, 3-х месячные скользящие средние)

3. Наличная валюта.

При корректировке данных о приросте наличной валюты на руках населения использовались оценки вывоза валюты и продажи валюты населением, опубликованные в изданиях Центрального Банка России. Эти данные стали публиковаться только в 1996 году и часть из них только квартальном виде. Однако, приняв некоторые предпосылки можно оценить месячную динамику сбережений в наличной валюте (см. График 5)1. Неудивительно, что население "бежит" от рубля к доллару каждый раз, когда ощущает угрозу своим рублевым сбережениям, опасается их потери, падения долларовой оценки (девальвации) или политических беспорядков: середина 1993, конец 1994 и 1997 годов.

График 5: Валовые покупки наличной валюты и чистые сбережения наличной валюты населением (% от личного дохода)

4. Финансовые инструменты.

В 1997 году 2% личных доходов населения было направлено на прирост банковских вкладов и приобретение ценных бумаг. Величина прироста банковских вкладов определяется на основании достаточно надежной информации Центрального Банка России. Согласно отчетам основного держателя вкладов населения - Сбербанка - до 1997 года население стабильно откладывало на текущих и срочных счетах 2-3% личных доходов. В прошлом году эта доля уменьшилась до 1% в основном за счет массового изъятия средств осенью 1997 года, когда наблюдался ажиотажный рост потребительского спроса накануне деноминации рубля. Последние два года практически не было притока новых средств населения в другие коммерческие банки. Они живут в основном за счет средств привлеченных в 1994-1995 годах, в том числе от индивидуальных вкладчиков. Статистика приобретения населением ценных бумаг населением представляется менее надежной. Однако Госкомстат оценивает эти сбережения на протяжении последних двух лет на уровне 1% личных доходов.

Разумеется, эти данные не включают счета физических лиц за рубежом, в том числе в инвестиционные фонды (опосредствованно даже в российские бумаги). Состоятельная часть населения оптимизирует свой портфель между недвижимостью, финансовыми инструментами и ликвидными активами в глобальных масштабах, далеко за пределами национального контроля и выходит из числа объектов, на которые направлено воздействие экономической политики.

5. Дополнительные факторы, связанные с исчислением дохода и сбережений.

Все перечисленные выше преобразования производились в рамках концепции личного дохода, принятой Госкомстатом. Однако необходимо оценить еще влияние на норму сбережений нескольких дополнительных факторов вне этих рамок. Один из таких факторов - это задержки выплаты заработной платы. Они представляют собой некую форму принудительных сбережений, своеобразный кредит предприятиям и государству. При оценке личного дохода по балансовому методу, прирост задолженности по зарплате должен прибавляться к сбережениям и, следовательно, к доходу, а погашение задолженности - отниматься.

Еще одним видом дохода и сбережений можно считать вмененные доходы от изменения курса валюты. В связи с тем, что обменный курс большинства твердых валют растет, рублевая ценность сбережений в наличной валюте увеличивается. Поскольку купленную год назад валюту сегодня можно продать по большей цене, эту разницу следует считать доходом аналогичным процентному доходу и прибавлять его к сбережениям. При общей незначительности этих двух видов сбережений можно выделить несколько периодов, когда пренебрежение ими могло исказит общую картину. Задержки с зарплатой были заметны в 1994 и в 1996 годах, а доходы от изменения обменного курса - в начале 1995 г.

В последнее время в публикациях Центрального Банка появилось еще два новых показателя связанных со сбережениями населения. Это объем кредитов населению и рублевая оценка валютных вкладов физических лиц. Вклад прироста кредитов в общую сумму личного дохода за 1997 год не превышал 0,4% и вряд ли влиял на общую динамику сбережений. Объем валютных вкладов населения, по данным на начало 1998 года, сравним с рублевыми вкладами в коммерческие банки. По нашим оценкам, прирост этих вкладов за прошлый год был меньше 1% суммы личных доходов, но их игнорирование в дальнейшем может привести к значительным искажениям при оценке динамики доходов и сбережений населения.

1 Сумма накопленной наличной валюты исчисленной по приростам составляет примерно 25 млрд. долларов. Оценка ЦБР в 40 млрд. долларов включает наличную валюту в предпринимательском обороте. Оценка, полученная на базе банковского опроса населения, равная 60-70 млрд. долларов, представляется завышенной, поскольку предполагает, что сверхбогатые (2% населения) держат 50-60 млрд. долларов наличными, не вовлекая их в теневой оборот.

7

4

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

E-mail: [email protected]

Информационно-аналитический бюллетень

№ 9

сентябрь 1998 г.

Об оценке развития экономической ситуации в России

в 1998-1999 гг.

Решения о "реструктуризации" государственного долга, 90-дневном моратории, девальвация рубля, отставка правительства привели к принципиально новой ситуации в стране, резкому обострению экономического кризиса, дестабилизации политической обстановки. Полная утрата доверия к государству как со стороны иностранных, так и отечественных инвесторов, девальвация национальной валюты, рост социальной напряженности - реальность, с которой придется считаться новому правительству. Степень дестабилизации финансовых рынков и негативных тенденций в реальном секторе можно охарактеризовать как начало тяжелого кризиса (см. Графики). Стабилизировать ситуацию в кратчайшее время - задача исключительной трудности.

Неопределенность ситуации в настоящее время существенно затрудняет количественную оценку итогов развития экономики в 1998 году и перспектив на 1999 год. Расчеты показывают, что девальвация номинального курса рубля до уровня ниже 14-16 рублей за доллар губительно скажется на экономике. Уровень цен в 14-16 рублей за доллар можно считать предельно допустимым для нынешнего состояния российской экономики. Однако уже в этих условиях можно ожидать примерно 100 процентной инфляции по итогам 1998 года (при условии недопущения необеспеченной рублевой эмиссии). По существу это означает, что по итогам 1998 года произойдет 25-30% девальвация (реального) курса рубля. В Приложении (таблица 1) представлены основные макроэкономические показатели, характеризующие развитие экономики страны при сценарии, определенном экономической ситуацией на 11 сентября. Расчеты показывают, что как в 1998, так и в 1999 годах страна столкнется с новой волной спада производства в реальном секторе. Снижение реального объема ВВП в 1998 году может превысить 6%, а в 1999 - 5%. Снижение конечного потребления домашних хозяйств составит как в 1998 - 1999 годах порядка 6% за каждый год.

При курсе ниже 14-16 рублей за доллар существенно возрастает опасность неконтролируемого роста цен, стремительного падения потребления и производства, дальнейшего обесценивания национальной валюты. Резкое сокращение импорта, резкий рост потребительских цен будет объективно требовать увеличения номинальных доходов населения, а следовательно и денежной массы (любое правительство вряд ли сможет противостоять этому давлению). В случае же значительного выпуска денег в обращение, погашения государственной задолженности (в т.ч. по зарплате) за счет необеспеченной резервами эмиссии, рост цен может оказаться неконтролируемым. Он будет подстегиваться стремительным падением курса рубля, который в условиях сложившейся крайне неравномерной структуры распределения доходов будет подвергаться все более сильному давлению со стороны увеличивающейся рублевой массы. Это, в свою очередь, будет подстегивать рост цен, снижение уровня жизни - появятся все условия для начала раскручивания спирали "зарплата-цены".

В настоящее время обсуждаются различные варианты выхода из кризиса: от введения мер прямого администрирования до режима жесточайшей экономии, сокращения государственных расходов, привязки курса рубля к корзине твердых валют, жесткой монетарной политики. Существует также точка зрения, что до перехода к жестким мерам в области государственных финансов и денежной политики необходимо насытить экономику деньгами, расплатившись с накопленным долгом за счет рублевой эмиссии.

Лучшее, на что можно рассчитывать в краткосрочном плане - приостановить дальнейшее ухудшение ситуации. Для этого надо в первую очередь определить равновесный курс национальной валюты, который более или менее соответствовал бы текущей экономической ситуации. Значение курсовой политики трудно переоценить - валютный курс и его динамика является одним из важнейших ориентиров для формирования ценовых ожиданий. Для решения этой задачи требуется продолжать регулярные торги на валютной бирже в течение как минимум двух-трех недель. При этом Центральный банк должен по возможности воздержаться от интервенций, полностью отпустив рубль в свободное плавание. В этот период особенно следует избегать рублевой эмиссии - кредитование банков в августе для повышения ликвидности банковской системы уже сыграло свою негативную роль в деле обесценивания рубля и истощения валютных резервов страны. Более того, официальным лицам следует категорически избегать каких-либо заявлений о возможности выплаты долгов за счет эмиссии. Одни лишь заявления подобного рода могут иметь катастрофические последствия. В этот период должны также сохраняться неизменными основные регулирующие параметры денежного обращения (нормы резервирования, в частности).

В настоящее время как денежные власти, так и рынки (товарные и финансовые) полностью дезориентированы, что обусловливает паралич хозяйственной и финансовой деятельности - новый курс рубля послужил бы важнейшим сигналом для потребителей, производителей, финансовых агентов.

Курсовая политика будет оставаться одним из ключевых инструментов макроэкономической политики. После определения примерных рациональных границ колебаний рыночного курса национальной валюты, при которых начнут совершаться сделки на валютном и товарных рынках, появятся и признаки нормализации платежной системы. Вряд ли будет эффективным одно лишь административное давление на банки со стороны денежных властей не задерживать платежи до восстановления деловой активности на финансовом рынке (валютном его сегменте, как минимум). Для этого же необходима хотя бы относительная стабилизация динамики курса национальной валюты.

В долгосрочном плане перспективным является допуск иностранных банков для обслуживания российских частных вкладчиков, в том числе и населения, поскольку вряд ли российское государство сможет в обозримом будущем предложить привлекательные для инвесторов новые финансовые инструменты. Допуск иностранных банков к участию в реструктуризации банковской системы может помочь не только связыванию самой ликвидной части денежной массы, но и укреплению банковской системы в целом, укреплению платежной системы. С другой стороны эта мера, повысив уровень доверия к банкам, работающим на территории России, сможет ограничить вывоз капитала из страны, т.к. вряд ли иностранные банки, если таковые согласятся работать на территории России, будут нарушать действующие нормы регулирования банковской деятельности и способствовать вывозу капитала.

Важнейшей задачей является удержание курса в указанных выше пределах, для чего есть достаточно возможностей. Среди весьма своевременных мер следует особо отметить решение правительства об обязательной продаже 50% экспортной выручки на валютной бирже, что может послужить катализатором для начала регулярных торгов. Другим непременным условием является недопущение рублевой эмиссии. Учитывая, что месячные объемы российского экспорта превышают 6 миллиардов долларов, поступление на биржу хотя бы 2.5-3 миллиардов долларов от экспортеров должно существенным образом повлиять на баланс спроса и предложения валюты.

Теоретически имеется возможность удержания курса рубля на уровне 10-12 рублей за доллар. Для этого, однако, требуется в кратчайшие сроки стабилизировать политическую ситуацию, и уже в ближайшие дни перейти к жесткой экономической политике. Не исключено, что в этих условиях на товарных рынках может обозначиться некоторое снижение цен (от текущего уровня), так что по итогам года инфляция может быть ограничена примерно 75 процентами. Это будет означать, что по итогам года рубль в реальном выражении девальвируется примерно на 15 процентов. Однако этот сценарий по всей видимости следует отнести к разряду маловероятных.

Прогнозируемое в конце года сокращение импорта значительно подкорректирует платежный баланс страны, так что сальдо по текущим операциям, хотя и останется отрицательным, однако не опустится ниже -2 миллиардов долларов. Следует ожидать, что при нормализации политической ситуации, повышении определенности в экономической политике ажиотажный спрос на валюту упадет. Снизится спрос на доллары как со стороны импортеров, так и населения.

В настоящее время широко обсуждается идея жесткой привязки курса рубля к твердым валютам, увязки эмиссии с валютными резервами. Очевидно, это должно сопровождаться политикой жесточайшей экономии государственных расходов. Различные варианты этой политики успешно применялись в Аргентине, Прибалтийских государствах. Однако существуют некоторые сомнения в возможности его успеха в России.

Необходимо значительное увеличение валютных резервов государства (в настоящее время, как минимум на 13-15 миллиардов долларов), получение которых крайне проблематично. По оценке, для проведения того или иного варианта указанной выше экономической политики потребуется как минимум 25 миллиардов долларов валютных резервов (в этом случае курс может быть удержан на уровне 14-16 рублей за доллар). В противном случае потребуется пойти на дальнейшую устойчивую девальвацию национальной валюты, что может привести к качественным политико-экономическим изменениям в стране. Теоретически источником увеличения валютных резервов может стать покупка валюты денежными властями на рынке. Для этого необходимо на начальном этапе категорически не допускать рублевой эмиссии, вынуждая держателей валюты перейти к ее продаже, поскольку сложившийся уровень цен будет требовать большего количества рублей в обороте. В этих условиях расширение денежной массы будет компенсироваться увеличением валютных резервов денежных властей.

Существенным представляется и то обстоятельство, что долларовая денежная масса в России, находящаяся на руках у населения и на счетах в банках, при нынешнем курсе национальной валюты превышает рублевую. Исключительно высокая степень долларизации экономики и неподконтрольность денежным властям оборота наличных долларов могут существенно осложнить ситуацию. До начала реализации этой политики потребуется так или иначе определиться в отношении замороженного в настоящее время государственного долга.

Следует учитывать, что по всей видимости, в ближайшие месяцы государство не сможет приступить к решению проблемы выплаты государственного долга, аккумулированного в виде государственных ценных бумаг. Потенциальная возможность монетизации государственного долга, изменение структуры денежной массы в результате повышения удельного веса наиболее ликвидной ее части (наличных денег) за счет оттока вкладов населения объективно будет оказывать инфляционное давление на экономику. Эту проблему рано или поздно придется решать. Для некоторой нейтрализации негативных последствий возможного расширения денежной массы необходимо найти способы ее связывания (возврат ее в банковскую систему на депозиты, перевод в новые финансовые инструменты и т.п.).

Наконец, обязательным условием решения острых проблем финансового кризиса является необходимость сильной власти в стране, консолидация политических сил, готовность к крайне жестким и непопулярным мерам.

Приложение

Таблица 1. Некоторые макроэкономические показатели

1997

1998

1999

Номинальный объем, млрд. деноминированных рублей

ВВП

2602,3

3093,4

4384,0 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

1332,7

1562,6

2423,6 - государственных учреждений

542,1

504,1

515,7

Валовое накопление

502,0

516,2

768,1

Экспорт

588,5

839,3

1192,6

Импорт

521,9

736,1

992,7

Изменение к предыдущему году, %

ВВП (в реальном выражении)

0,8

-6,3

-4,6 в том числе:

Расходы на конечное потребление

- домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

2,3

-6,2

-6,0 - государственных учреждений

0,5

-7,0

-7,0

Валовое накопление

-2,2

-9,0

-7,0

Экспорт

0,4

-8,0

-2,0

Импорт

3,0

-9,0

-7,0

Индексы инфляции, %

Индекс потребительских цен (декабрь к декабрю)

111

190

116

Дефлятор ВВП

117

127

149

Показатели платежного баланса, млрд. долл.

Экспорт товаров

88,7

77,3

77,8

Импорт товаров

71,4

65,2

63,0

Сальдо торгового баланса

17,3

12,1

14,8

Сальдо по текущим операциям

3,3

-1,8

3,8

Среднегодовой курс, руб./долл.

5,784

9,5

15

Динамика производства

Сезонно сглаженные данные, 1995=100

Инфляция

Международные резервы и внутренние заимствования

Процентные ставки и курс акций

Сравнение рублевой денежной массы и оценок валютной денежной массы в России

Ломбардные кредиты

1

4

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-67-50 факс (095) 937-67-53

e-mail: [email protected]

Информационно-аналитический бюллетень

№ 12

январь 1999 г.

О некоторых факторах макроэкономической стабилизации в современных условиях

Августовский кризис 1998 года завершил очередной этап трансформации российской экономики, начало которого условно можно отнести к середине 1996 года, переизбранию президента Ельцина на второй срок. Этот период, в частности, характеризoвался относительно низкой инфляцией, которая в месячном выражении составляла в среднем менее 1 процента, а всего с июля 1996 года по июль 1998 года потребительские цены выросли примерно на 21 процент. Примерно такими же темпами изменялся и номинальный курс рубля, что означало его стабилизацию в реальном выражении. Политика ограничения колебаний курса рубля в пределах заданного коридора, начатая с середины 1995 года, использование валютного курса в качестве номинального якоря действительно способствовали замедлению роста цен. На этом фоне наблюдался устойчивый рост реальной денежной массы (за период с середины 1996 года по середину 1998 года реальная денежная масса увеличилась примерно на 17 процентов, в то время как ее номинальное увеличение составило порядка 42 процентов). Эти процессы происходили на фоне стабилизации производства валового внутреннего продукта и в первую очередь - промышленного производства, причем в 1997 году даже наметился его рост (на 1.8 процента).

Стабилизационные эффекты были достигнуты во многом за счет притока иностранного капитала, в первую очередь за счет государственных заимствований. Так, по данным платежного баланса обязательства сектора государственного управления в 1996 году возросли на 14.8 миллиардов долларов, а в 1997 - на 21.9 миллиардов. В то время как активы госсектора увеличились лишь на 0.4 миллиарда долларов в 1996 году и на 0.8 миллиардов долларов в 1997 году. В свою очередь эти заимствования были возможны до тех пор, пока Россия выглядела платежеспособной, пока сальдо счета по текущим операциям оставалось положительным, а значит мог быть обеспечен чистый приток валюты в страну.

Имевшаяся возможность заимствования на финансовых рынках (как внутренних, так и внешних) и у международных финансовых организаций позволяла поддерживать видимость макроэкономической стабильности в условиях сильнейшей несбалансированности государственных финансов.

До определенного времени устойчивое положительное сальдо торгового баланса позволяло поддерживать положительным сальдо счета по текущим операциям и обеспечивать приток валютных поступлений, достаточный для поддержания курса рубля в пределах объявленного валютного коридора, что также способствовало притоку иностранного капитала в страну. В этих условиях, за два года, с середины 1996 по середину 1998, объем государственных ценных бумаг, обращавшихся на внутреннем рынке, в номинальном выражении увеличился почти в три раза, а в реальном практически вдвое, так что в начале 1998 года объем ГКО-ОФЗ, находившихся в обращении превысил 400 миллиардов рублей, достигнув в середине года своего пикового значения в 436 миллиардов рублей, что почти на 18 процентов превышало объем рублевой денежной массы, находившейся в обращении.

Принято считать, что на экономическую ситуацию в России в конце 1997 года и в течение 1998 года оказал влияние ряд внешних факторов (в частности падение мировых цен на нефть, и на ряд других ключевых товаров российского экспорта, финансовый кризис в Юго-Восточной Азии). Однако, вряд ли можно считать, что эти факторы оказали решающее значение на развитие событий в стране. Скорее внешние потрясения лишь обнажили фундаментальные проблемы российской экономики, приблизив экономический и финансовый кризис.

К числу же фундаментальных причин, приведших к кризису и обусловивших переход к новой, послекризисной, фазе состояния экономики страны, в первую очередь следует отнести проблемы бюджета и государственного долга, хроническую крупномасштабную несбалансированность государственных расходов и доходов. Наложение же на внутренние дисбалансы несбалансированности внешней (платежный баланс) исключило возможность поддержания видимой стабильности государственных финансов, цен, валютного курса.

На рисунке 1 видна обратная корреляция между дефицитом федерального бюджета и сальдо счета по текущим операциям - государство имело возможность допускать тем больший дефицит бюджета, чем более устойчивым оказывался платежный баланс. Несмотря на то, что дефицит бюджета постепенно снижался, этого оказалось недостаточно когда с 1998 года на внутреннюю несбалансированность наложилась несбалансированность внешнего баланса, т.е. когда сальдо счета по текущим операциям стало устойчиво отрицательным.

Рис. 1. Сальдо счета по текущим операциям и дефицит федерального бюджета в 1996-1998 годах (миллиардов долларов)

Одним из уроков, который может извлечь российское правительство, является то, что для достижения макроэкономической стабильности в стране необходимо поддерживать в сбалансированном состоянии как минимум один из двух балансов - внутренний (государственный бюджет) или внешний (платежный баланс). Макроэкономическая стабилизация будет носить устойчивый характер в том случае если сбалансированность будет обоюдная.

Существенное влияние на состояние российской экономики, в том числе - на состояние государственных финансов оказывает постоянный отток капитала из страны, - как легальный, так и нелегальный. По данным платежного баланса на протяжении ряда лет остается весьма значительным невозврат экспортной выручки, объем импортных авансов и торговых кредитов, предоставляемых российским частным сектором нерезидентам. Устойчиво велики и так называемые "чистые пропуски и ошибки", которые по сути в значительной мере характеризуют объем нелегального вывоза капитала. Нижняя кривая на рисунке 2 представляет собой квартальные объемы оттока капитала из страны.

Как видно из данного рисунка, до 1996 года вывоз капитала по объему практически совпадал с величиной сальдо счета по текущим операциям, т.е. отток капитала по сути финансировался за счет чистого экспорта из России. Начиная же с 1996 года объемы вывозимого капитала устойчиво превышают объем чистых валютных поступлений, обеспечиваемых внешнеторговыми операциями. С этого периода, все большая часть вывозимого капитала представляет собой заемные средства, кредиты, которые предоставлялись органам государственной власти. Особенно ярко это проявилось в 1997-1998 годах после резкого уменьшения сальдо счета по текущим операциям. Таким образом, можно предположить что средства, привлекавшиеся из-за рубежа для финансирования дефицита федерального бюджета, через некоторое время уходили обратно.

Рис. 2. Сальдо счета по текущим операциям (верхняя кривая) и вывоз капитала в 1994-1998 годах (миллиардов долларов, по данным платежного баланса)

Следующий урок, который Россия может извлечь из финансового кризиса 1998 года, снова заключается в том, что для достижения макроэкономической сбалансированности необходимо резко снизить дефицит федерального бюджета, снизить объем заимствований, поскольку одни лишь административные усилия по предотвращению утечки капитала из страны вряд ли будут иметь успех.

Рисунок 3 показывает наличие достаточно устойчивой связи между дефицитом бюджета и объемом вывозимого из страны капитала. Дефицит бюджета был тем больше, чем больше капитала вывозилось из страны. И наоборот - чем больше был дефицит бюджета, тем больше капитала утекало из российской экономики.

Вывоз капитала из страны означает соответствующее уменьшение внутренних сбережений, ограничивает возможности повышения инвестиционной активности, уменьшает перспективы экономического роста. Решение же насущных проблем, стоящих перед страной невозможно в условиях падающих объемов производства.

Рис.3. Вывоз капитала (верхняя кривая) и дефицит федерального бюджета в 1996-1998 годах (миллиардов долларов)

Таким образом, создание условий способствующих тому, чтобы капитал оставался в России - единственный возможный способ достижения макроэкономической стабилизации и перехода к росту экономики. Помимо очевидной задачи резкого снижения бюджетного дефицита, необходимо создание стабильных и понятных "правил игры", ускорение структурных реформ, создание соответствующих рыночных институтов.

В настоящее время после значительного сокращения объемов импорта, вызванного девальвацией рубля, появились признаки того, что в 1999 году сальдо счета по текущим операциям вновь примет устойчиво положительные значения. В этой ситуации особенно важно избежать соблазна вернуться к практике покрытия внутреннего дефицита за счет внешнего профицита. Как следует из сказанного выше, если макроэкономическая стабилизация таким путем и будет достигнута, она не будет носить устойчивого характера.

5

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-67-50 факс (095) 937-67-53

e-mail: [email protected]

Информационно-аналитический бюллетень

№ 13

февраль 1999 г.

Динамика промышленного производства: текущие тенденции и перспективы

Статистические данные свидетельствуют о том, что в течение четвертого квартала 1998 года обозначилась тенденция роста промышленного производства. В декабре 1998 года объем выпуска промышленной продукции был выше сентябрьского уровня почти на 18 процентов. Спад объемов производства в январе 1999 года явно находится в пределах границ обычных сезонных колебаний. С учетом же исключения влияния сезонности, по данным Госкомстата, объем промышленного производства в январе 1999 года сохранился примерно на уровне декабря 1998 года.

При интерпретации данных о промышленном производстве не следует забывать, что в сентябре прошлого года производство промышленной продукции уменьшилось до самого низкого уровня за весь период реформ. Причем, наиболее интенсивно производство сокращалось с мая по сентябрь 1998 года (рис.1). В целом же уровень общего объема производства промышленной продукции в январе 1999 года пока еще остается ниже уровня января прошлого года почти на 5 процентов.

Рисунок 1.

Тем не менее, интенсивный рост промышленного производства в четвертом квартале прошлого года дает основания для суждений о том, что в результате девальвации рубля и ряда мер по поддержке отечественного производителя, предпринятых правительством осенью, экономика страны в 1999 году может выйти на новый уровень развития, характеризующийся активизацией процессов импортозамещения а также расширением экспорта, чему способствовала девальвация рубля. В связи с этим насущный интерес представляет ответ на вопрос о том, насколько устойчива нынешняя тенденция роста промышленного производства, какие факторы этому способствовали, будут ли они стимулировать промышленную динамику и в ближайшей перспективе.

Среди отраслей промышленности условно можно выделить несколько групп, классифицированных по темпам динамики. Одну группу составляют отрасли, темпы изменения объемов производства в которых были явно ниже средних по промышленности. В нее входят легкая промышленность, пищевая промышленность, цветная металлургия. Другая группа может быть составлена из отраслей с темпами роста значительно выше средних по промышленности. В первую очередь сюда следует отнести электроэнергетику, а также ряд менее значительных по объему отраслей (мукомольно-крупяная, микробиологическая), которые обычно включаются в состав "прочих". На рисунке 2 показана динамика производства отраслей первой из указанных групп а также электроэнергетики. Наконец, третью группу представляют остальные отрасли, динамика производства в которых близка к средним по промышленности (рис.3).

Рисунок 2.

Рисунок 3.

Следует отметить, что рост производства в электроэнергетике обусловлен исключительно сезонными факторами. Динамика производства в топливной промышленности также примерно соответствует сезонным графикам. Исключение составляет лишь угольная отрасль, где темпы роста несколько выше.

В четвертом квартале прошлого года значительно оживилось производство в отраслях перерабатывающей промышленности - в машиностроении, химии, черной металлургии. Однако анализ показывает, что влияние процессов импортозамещения на динамику перерабатывающих отраслей вряд ли можно считать значительным, хотя девальвация рубля могла бы послужить мощным фактором для увеличения объемов производства продукции, ориентированной на внутренний рынок. Исключение составила в основном пищевкусовая промышленность, производство в которой за 1998 год увеличилось на 3.7 процента, в основном за счет увеличения производства относительно дешевых углеводо-содержащих продуктов питания и растительных жиров - сахара, макаронных изделий, растительного масла, маргарина. Напротив, производство более дорогих белково-содержащих продуктов питания отраслями мясной и молочной промышленности продолжало сокращаться. Это было обусловлено снижением платежеспособного потребительского спроса в четверном квартале 1998 года. Сокращение потребительского спроса также способствовало дальнейшему снижению производства в легкой промышленности, углубление инвестиционного кризиса снижению производства строительных материалов.

Ряд экспортно-ориентированных отраслей промышленности увеличил объемы производства, чему способствовало сокращение рублевых издержек на производство, при том, что доходы от продажи были получены в твердой валюте. Это относится к отдельным подотраслям химической промышленности, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

Примечательно, что в конце 1998 года значительно оживилось производство в машиностроении. Однако следует учитывать, что в основном это было достигнуто за счет производства "тяжелой техники" - грузовых автомобилей, автомобилей со специализированными кузовами, автоцистерн, автопоездов. В декабре 1998 года резко выросло производство сельскохозяйственной техники. Пока этого нельзя сказать о производстве легковых автомобилей.

Анализ показывает, что рост производства в машиностроении был достигнут в результате государственного вмешательства, в том числе в результате выделения целевых кредитов. Производство же продукции машиностроения, ориентированной на конечное потребление населением, существенно не возросло, по большинству товаров длительного пользования даже сократилось.

Анализируя потенциально возможную динамику промышленного производства на 1999 год следует исходить из умеренного оптимизма.

Внешнеторговая конъюнктура остается сложной - вряд ли можно ожидать существенного роста цен на продукцию российского экспорта на мировых рынках.

В условиях жесткого бюджета на 1999 спрос со стороны государства будет оставаться низким. Вряд ли платежеспособный спрос на автобусы, спецмашины, трактора и зерноуборочные комбайны будет устойчивым.

В то же время общий уровень массового спроса со стороны населения остается низким, что будет ограничивать потребность в товарах длительного пользования.

То же самое относится и к продукции инвестиционного назначения.

Косвенным подтверждением сохранения проблемной ситуации в промышленности служит и статистика обеспеченности производства заказами. По данным Госкомстата России на 1 января 1999 года обеспеченность производства заказами в промышленности составила беспрецедентно низкую величину - 1.4 месяца (против 2.7 месяцев по состоянию на 1 января предыдущего года).

Таким образом, не следует исключать, что оживление промышленного производства в конце 1998 - начале 1999 года может носить кратковременный характер и через два-три месяца может последовать волна спада.

1

4

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-67-50 факс (095) 937-67-53

e-mail: [email protected]

Информационно-аналитический бюллетень

№ 14

март 1999 г.

Оценка экономической ситуации в мире в 1999 г.

Внешние условия функционирования российской экономики в 1999 г. будут не слишком благоприятными. Спрос в развитых и особенно развивающихся странах будет довольно низким, что обуславливает низкие цены на товары российского сырьевого экспорта. Возможности привлечения Россией относительно дешевого капитала ограниченны в связи с высоким уровнем экономических рисков и остротой проблемы федеральной и частной задолженности.

* * *

В 1998 г. в мировой экономической конъюнктуре обозначилась тенденция к понижению. В государствах, где сконцентрировано 60% мирового внутреннего спроса, экономический рост существенно замедлился, а в странах, на которые приходится 25% мирового внутреннего спроса (Восточная Азия, Ближний Восток, Япония, Россия), произошел резкий спад. Валютно-финансовый кризис, начавшийся в середине 1997 г. в государствах Юго- и Северо-Восточной Азии, в течение прошедшего года распространился на большинство развивающихся стран, а также государств с переходной экономикой, в первую очередь на две из пяти крупнейших стран с развивающимися экономиками - Россию и Бразилию. Прогнозируется некоторое замедление в 1999 г. темпов роста в развитых странах после в целом благоприятного 1998 г.

График 1. Темп прироста объема реального ВВП (%)

Источник: Economic Report of the US President, 1999

Несмотря на сохраняющуюся нестабильность экономического положения в разных странах, по оценке большинства экспертов, наиболее острая фаза мирового финансового кризиса уже позади. Об этом свидетельствует, в частности, стабилизация ситуации в государствах Юго-Восточной Азии и отсутствие признаков заметного ухудшения экономического положения в странах Латинской Америки. Дальнейшей стабилизации ситуации в мире будут способствовать, как ожидается ряд решений, принятых большинством развитых государств в 1998 г. (снижение учетных ставок в США и странах ЕС, принятие пакета финансового оздоровления в Японии порядка 500 млрд. долл. и пр.).

Однако еще рано говорить об исчезновении угрозы мировой рецессии. Основные факторы, направленные на замедление темпов экономического роста, в частности, кризис на развивающихся рынках, прежде всего в Латинской Америке, ряде стран Азии, России, продолжают действовать. Многое будет зависеть от того, удастся ли Бразилии устоять перед финансовыми трудностями. Опасность для мировой экономики по-прежнему представляют негативные изменения обстановки на товарно-сырьевых рынках, а также снижение доверия инвесторов к развивающемуся миру в целом.

Таблица 1. Динамика оценок перспектив мирового развития

(по данным Всемирного банка)

1998

1999

Май

1998г.

Август

1998г.

Январь 1999г.

Май

1998г.

Август

1998г.

Январь 1999г.

Мировой ВВП ,%

3,1а

2,0

1,8

3,7а

2,4

1,9

ВВП стран ОЭСР,%

2,1

2,0

1,9

2,1

2,0

1,6

Примечание: а Данные МВФ по объему мирового производства

Источники: The World Bank, Global Economic Prospects and the Developing Countries Short-Term Update 1998, January 1998; IMF World Economic Outlook, May 1998; The World Bank Global Economic Prospects 1998/1999, January 1999.

Корректировка оценок перспектив мирового роста в сторону замедления, происходившая в течение 1998 г., продолжается, хотя и не в значительных масштабах. В частности, эксперты Всемирного банка в январе 1999 г. оценивают рост реального объема мирового ВВП (в постоянных ценах 1987 г.) в 1998 г. в 1,8%, а в 1999 г. - в 1,9%. Предполагается также, что после длительного периода роста вывоза капитала в развивающиеся страны в 90-х годах величина чистого притока капитала в 1998 г. уменьшилась, по предварительным оценкам, до 186 млрд. долл., а в 1999 г. может упасть до 119 млрд. долл., по сравнению с пиком в 247 млрд. долл. в 1997 г.

График 2.

МИРОВЫЕ ТОВАРНО-СЫРЬЕВЫЕ РЫНКИ

Тенденция к снижению цен на мировых товарно-сырьевых рынках, начавшая проявляться в конце 1997 г., в 1998 г. получила дальнейшее развитие. Значительное снижение мировых цен затронуло практически все основные группы сырьевых товаров и составило от 31% на энергоносители (по отношению к середине 1997 г.) до в среднем 17% на прочие биржевые товары. В последней группе лидерами понижения стали цветные металлы. По предварительным оценкам, средняя цена никеля в 1998 г. снизилась по сравнению с 1997 г. на 28%, меди - на 24%, цинка - на 11%.

Среди факторов, вызывающих депрессию на товарно-сырьевых рынках, называются затяжной спад на рынках азиатско-тихоокеанского региона, ведущий к существенному снижению уровня спроса на большинство сырьевых товаров; значительное превышение предложения над спросом по большинству сырьевых групп, в особенности по нефтепродуктам и зерновым; развитие кризиса в России и Латинской Америке, в результате которого вероятно увеличение сырьевого экспорта по низким ценам и, соответственно, дальнейшее расхождение предложения и спроса. В этой ситуации наиболее вероятным вариантом развития событий в 1999 г. остается сохранение цен как на топливо, так и сырьевые товары на достаточно низком уровне. Возможная некоторая их коррекция в сторону повышения будет весьма незначительной.

Таблица 2. Цены на мировых товарно-сырьевых рынках (изменения в % за год)

1996

1997

1998

1999

1998-2007

Энергоносители

18,9

-6,7

-28,5

9,5

0,3

Иные

-5,8

2,2

-15,7

-2,2

-0,2

С/х

-4,4

2,6

-16,5

-3,7

-0,4

Металлы и минералы

-12,3

1,2

-15,4

2,6

0,5

Источник: The World Bank Global Economic Prospects 1998/1999, January 1999.

ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ

Тяжелое состояние финансовых рынков в Японии и ЮВА, падение курса акций в развитых странах, крах финансовых систем в ряде с развивающимися рынками, исчерпание резервов МВФ говорит о том, что мир оказался не готов к кризису такого масштаба. Существующая система регулирования выдерживала кризисы в отдельных странах и регионах, но не без одновременного вовлечения ведущих развитых стран и многих регионов.

Резкое снижение доверия международных инвесторов к развивающимся рынкам должно привести к изменению политики финансирования в развивающихся странах. Средняя доходность по облигациям правительств развивающихся стран превышает доходность US T-Bills на 1217 базисных пунктов (индекс EMBI1 от 26 февраля 1999 года). Уровень доходности облигаций латиноамериканских стран (Brady bonds) сравним с уровнем марта 1995 г. после кризиса в Мексике.

В ближайшие 1-2 года инвесторы будут отдавать предпочтение краткосрочным облигациям с валютным обеспечением. Примером может стать опыт Мексики 1995 г., которая вернулась на рынок, выпустив еврооблигации с переменным купоном, обеспеченные ее нефтяным экспортом. Для компаний в странах с развивающимися рынками самым перспективным способом привлечения средств могут стать иностранные синдицированные банковские кредиты.

График 3

США

Динамика ВВП в США к концу года несколько замедлилась, что сопровождалось, в частности, увеличением дефицита текущего платежного баланса, вызванного, в свою очередь, девальвацией азиатских валют. По предварительным оценкам, рост ВВП составил в 1998 г. 3,6%. В 1999 г. предполагается снижение темпов роста до 1,5 - 1,8%. Продолжающийся приток капитала на американский рынок из развивающихся стран ведет к росту активности на фондовом рынке. В частности, индекс Доу-Джонса в январе 1999 г. достиг абсолютного максимума в 9643. Доходность T-bills продолжает снижаться и на 18 февраля (по трехмесячным бумагам) составила 4,52%, предполагается дальнейшее снижение ставок процента, отражающее ослабление конъюнктуры. Ухудшение экономической ситуации в Азии и Латинской Америке, на иных развивающихся рынках также будет способствовать дальнейшему замедлению темпов роста экономики страны.

Дефицит торгового баланса США в 1998 г. оценивается в рекордную величину $185 млрд.

График 4. Индекс Доу-Джонса (02.1998 - 02.1999)

Источник: РосБизнесКонсалтинг

Таблица 3. Прогноз учетной ставки ФРС и доходности правительственных ценных бумаг

18 фев. 99

18 мар. 99

20 мая 99

19 авг. 99

18 ноя. 99

17 фев. 00

Учетная ставка

4,75

4,75

4,75

4,75

4,25

3,50

3-мес. LIBOR

5,00

5,00

5,00

4,85

4,40

3,70

3-мес. T-bill

4,52

4,50

4,35

4,10

3,55

3,10

Источник: JP Morgan US Fixed Income Markets, 18 February, 1999

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ

1998 г. стал годом сравнительно быстрого экономического развития государств Европейского Союза. Негативное влияние азиатского кризиса на экспорт из этих стран было в значительной степени смягчено улучшением условий торговли, снижением долгосрочных процентных ставок и ростом на иных, не азиатских, рынках. Рост ВВП в ЕС в 1998 г. составил 2,8%, а в 1999 прогнозируется на уровне 2,2%. Сохранению высоких темпов роста способствовали, в частности, высокий уровень делового и потребительского доверия, существенное снижение процентных ставок и проведение бюджетно-денежной политики, направленной на максимальное достижение критериев Маастрихтского соглашения.

Прогнозируемое снижение темпов роста 1999 г. связывается прежде всего с тенденцией к замедлению темпов роста промышленного производства, в основном в результате падения экспорта, в том числе в Россию. Угрозой для Европы является также состояние европейских банков, которые гораздо больше связаны с Азией и Россией, чем их американские партнеры. Ожидается, что Европейский центральный банк еще по крайней мере один раз снизит в текущем году учетные ставки.

Таблица 4. Прогноз показателей экономического развития в странах Западной Европы

Рост ВВП (%)

Инфляция* (%)

Краткосрочные процентные ставки (% годовых)

1998

1999

1998

1999

1998

1999

Германия

2,8

1,6

1,0

0,6

3,54

2,89

Великобритания

2,5

0,4

3,4

1,5

7,34

5,17

Франция

3,1

2,2

0,7

0,8

3,56

2,89

Италия

1,5

1,9

1,7

1,6

4,90

2,89

ЕС

2,8

1,9

1,7

1,0

3,9**

3,0**

* Потребительские цены

** Данные OECD Economic Outlook № 64, December 1998.

Источник: Oxford Economic Forecasting, World Economic Prospects, Monthly Review, February 1999; OECD Economic Outlook № 64, December 1998.

ЯПОНИЯ

Значительно ухудшилась экономическая ситуация в Японии. Падение реального ВВП в 1998 г. на 2,8%, по оценкам большинства аналитиков, было вызвано финансовыми проблемами в банковском секторе страны, кризисом в экономиках азиатско-тихоокеанского региона и в целом уменьшением доверия со стороны инвесторов. Принятые в апреле, августе и в ноябре правительством Японии меры по корректировке бюджетно-денежной политики и реструктуризации финансового сектора, как ожидается, будут способствовать повышению деловой активности в стране. В поддержку программы финансового оздоровления выделено 60 трлн. иен (около 12% ВВП) и дополнительно 17 трлн. для осуществления чрезвычайных экономических мер. Однако даже в случае их успешной реализации в 1999 г. прогнозируется спад на уровне около 0,5%.

График 5. Колебания индекса NIKKEI (02.98 - 02.99)

Источник: РосБизнесКонсалтинг

АЗИЯ

По существующим оценкам, падение ВВП в 1998 г. составило 15,3% в Индонезии, 6,5-7% в Южной Корее и Таиланде. Индия и Китай имеют более благоприятные экономические условия, но Китай, включая Гонконг, испытывает серьезное давление на национальную валюту. Несмотря на значительный объем официальных валютных резервов Китая ($140 млрд.), правительство страны в конце 1998 г. выпустило дополнительный государственный заем в размере 100 млрд. юаней (12 млрд. долл.). В 1998 г. валовые убытки государственного сектора экономики составили почти 100 млрд. юаней (более 12 млрд. долл. США), что выше аналогичного показателя 1997 г. на 27%. Замедление темпов роста внутреннего спроса, увеличивающиеся товарные запасы, нерешенные проблемы финансового сектора будут способствовать дальнейшему замедлению темпов экономического роста до 6,6% в 1999 г.. Снижению темпов роста будет также способствовать последствия беспрецедентных наводнений на Янцзы и в других районах, вызвавших снижение ВВП в 1998 г., по некоторым оценкам, на 0,5 п.п. В 1998 г. в результате постоянно увеличивающегося положительного сальдо торгового баланса в Южной Корее и Таиланде произошла стабилизации валютных курсов и процентных ставок2. В 1999 г. прогнозируется дальнейшее укрепление национальных валют и снижение процентных ставок. Аналогичные процессы происходят в Малайзии и на Филиппинах.

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА

Финансовый кризис захватил страны Латинской Америки. В начале сентября 1998 г. свою валюту девальвировала Колумбия. 15 сентября проведена девальвация в Эквадоре. В январе 1999 г. в условиях усиления оттока капитала был девальвирован бразильский реал и осуществлен переход к политике плавающего валютного курса.

Крах политики фиксированного валютного курса в Бразилии произошел вопреки согласованному пакету помощи Бразилии со стороны МВФ и G-7 в размере 41,5 млрд. долл. Руководству страны не удалось обеспечить рост доверия со стороны инвесторов. Отток капитала, начавшийся с августа 1998 г. и в отдельные дни достигавший уровня 1 млрд. долл., снизился лишь незначительно. Макроэкономические показатели Бразилии, на которые в последнее время инвесторы обращают все больше внимания, - одни из самых худших среди стран с развивающимися рынками3. В результате девальвации курс реала к концу февраля снизился до уровня 1,94 за доллар США. Одновременно не произошло существенного снижения процентных ставок - в настоящее время краткосрочные ставки составляют 32,50%. В этой ситуации рост ВВП Бразилии в 1998 г. оценивается в размере 0,15%, а на 1999 г. прогнозируется спад в пределах 4%. В худшем варианте развития событий спад в Латинской Америке в целом в 1999 г. может составить 2% ВВП.

Таблица 5. Прогнозы мирового экономического развития (% год)

Различия с оценками октября 1998 г.

1997

1998

1999

1998

1999

Мировой ВВП

4,2

2,2

2,2

0,2

-0,3

Развитые страны

3,2

2,0

1,6

-0,3

США

3,9

3,6

1,8

0,1

-0,2

Япония

1,4

-2,8

-0,5

-0,3

-1,0

Германия

2,2

2,7

2,0

0,1

-0,5

Великобритания

3,5

2,6

0,9

0,3

-0,3

ЕС

2,5

2,8

2,4

-0,2

-0,4

Развивающиеся страны

5,7

2,8

3,5

0,5

-0,1

Азия

6,6

2,6

4,3

0,8

0,4

Китай

8,8

7,2

6,6

1,7

1,1

Индия

5,7

4,7

4,8

-0,1

-0,1

АСЕАН-4

3,7

-10,6

-1,4

-0,2

-1,3

Латинская Америка

5,1

2,5

1,5

-0,3

-2,3

Бразилия

3,2

0,5

-1,0

-1,0

-3,0

Страны с переходной экономикой

1,9

-0,8

-1,9

-0,6

-1,7

Центральная и Восточная Европа

2,8

2,5

2,2

-0,9

-1,4

Россия

0,7

-5,7

-8,3

0,3

-2,3

Мировой объем торговли (товары и услуги)

9,9

3,3

4,4

-0,4

-0,2

Импорт

Развитые страны

9,2

4,6

4,6

0,1

-0,1

Развивающиеся страны

10,4

-0,7

5,7

-1,7

1,1

Страны с переходной экономикой

8,2

1,0

1,3

-2,5

-2,2

Экспорт

Развитые страны

10,4

3,3

3,7

-0,3

-0,5

Развивающиеся страны

11,3

2,9

5,4

-1,0

-0,1

Страны с переходной экономикой

6,9

3,5

5,1

-1,8

-0,8

Индекс потребительских цен

Развитые страны

2,1

1,6

1,6

-0,1

-0,1

Развивающиеся страны

9,2

10,2

8,4

-0,1

0,1

Страны с переходной экономикой

27,9

21,0

30,2

-8,5

-4,4

6-мес. LIBOR (%)

На долл. депозиты

5,9

5,5

5,1

-0,2

-0,8

Источник: IMF World Economic Outlook Interim Assessment December 1998

Таблица 6. Некоторые экономические показатели развивающихся государств и России

Дефицит платежного баланса, млрд. долл.

Нац. валюта / $

Реальные краткосрочные процентные ставки

1998

1999

1998

1999

1998

1999

Индия

-7,8

-7,9

41,3

42.4

...

...

Бразилия

-30,3

-20,0

1,16

...

...

...

Мексика

-15,8

-16,1

9,18

10,97

9,84

8,62

Китай

23,9

22,1

8,28

8,30

4,86*

3,86*

Россия

-8,0

8,8

9,7

20,3

...

...

*одногодичные ставки

Источник: Oxford Economic Forecasting Winter 99 1999

График 6. Изменения курсов валют некоторых стран к доллару США

1 EMBI - JP Morgan Emerging Markets Bond Index.

2 В Южной Корее ставка по трехлетним облигациям упали до 9,6% по сравнению с 25% в декабре 1997г. Курс воны в декабре 1998 г. составил 1203 воны за доллар - наиболее высокий за год. В Таиланде прайм-рэйт упала до 14,62% в конце года, что сравнимо с докризисным уровнем. Курс тайского бата составил 36 в декабре по сравнению с 43 в июне.

3 Дефицит бюджета в Бразилии превышает 7,5%ВВП. Худшие показатели имеют только Индонезия (9,6%) и Словакия (9,7%).

1

5

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-67-50 факс (095) 937-67-53

e-mail: [email protected]

Интернет: www.beafnd.org

Информационно-аналитический бюллетень

№ 15

июнь 1999 г.

Российская экономика на пороге нового тысячелетия: текущие проблемы и перспективы развития

Введение

Развитие российской экономики в девяностые годы характеризовалось беспрецедентным по продолжительности и глубине экономическим спадом, масштабы которого могут быть сопоставлены разве лишь с масштабами кризисов в отдельных государствах СНГ и странах, страдавших от многолетних межплеменных военных конфликтов. Объемы производства ВВП и промышленной продукции в 1998 году составили в России соответственно 58 и 46 процентов от уровня 1990 года. Хотя темпы спада во второй половине 1990-х годов замедлились, а в 1997 году даже появились некоторые признаки оживления экономики, этот факт не меняет общей негативной количественной оценки итогов развития последнего десятилетия. Даже потенциально возможная стабилизация производства в 1999 году в совокупности с бурным ростом промышленного производства, который отмечался в конце 1998-начале 1999 года, не позволяет с уверенностью утверждать, что период кризисного развития в России остался позади.

Общим для всего периода реформ 1990-х годов, включая последние месяцы, является отсутствие каких-либо долгосрочных качественных ориентиров социального развития, незавершенность практически всех составных частей реформ, постоянные кадровые перестановки в правительстве, отсутствие стабильной законодательной базы и, как следствие, - общая нестабильность в стране. Так, в отличие от Польши или Чехии, других стран Восточной Европы, с самого начала взявших курс на интеграцию в экономическое сообщество европейских стран и начавших построение законодательной базы в соответствии со стандартами, типичными для развитых стран Европы, или избравшего другой вариант развития Китая, в России так и не была обозначена какая-либо внятная концепция долгосрочного развития общества.

Подобная неопределенность создает потенциал нестабильности, способствуют развитию коррупции, ухудшает криминогенную обстановку, что, как следствие, оказывает крайне негативное влияние на развитие легального бизнеса, не способствует не только его расширению, но и становлению. В этих условиях на фоне недоверия к государству как к партнеру естественным результатом созидательной экономической активности является вывоз капитала из страны, нежелание инвестировать в российскую экономику, продолжающийся спад производства. Незавершенность структурных реформ, недостаточный уровень развития рыночных институтов будут оказывать негативное воздействие на развитие экономики не только в ближайшее время, но и в более отдаленной перспективе. Так, например, несмотря на то, что в 1990-х годах в России была создана новая по сравнению с советским периодом банковская система, она так и не проявила себя в полной мере как финансовый посредник между сбережениями и инвестициями, что было обусловлено не только наличием хронических макроэкономических проблем, но и наличием проблем институциональных. Существенные пробелы имеются в сфере законодательства, особенно в практике его применения. Не получили должного распространения банкротства убыточных предприятий, остаются во многом неурегулированными отношения между хозяйствующими субъектами. Таблица 1 дает общее представление о динамике некоторых макроэкономических показателей за период с 1991 по 1998 годы.

Таблица 1. Динамика основных макроэкономических показателей

в 1991-1998 гг (в процентах к 1990)

_________________________________________________________________________ ___ 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998

_________________________________________________________________________ ___

ВВП -5.0 -18.8 -25.8 -35.3 -37.8 -40.0 -39.4 -42.2

Объем промышленного производства -8.0 -24.6 -35.1 -48.7 -50.4 -52.4 -51.4 -53.9

Численность занятых -2.0 -4.4 -6.0 -9.2 -12.0 -12.5 -14.3 -14.8

Инвестиции в основной

капитал -15.0 -49.0 -55.1 -65.9 -69.3 -74.8 -76.1 -77.7

Розничный товарооборот -3.0 -5.9 -3.9 -3.9 -10.7 -13.2 -8.8 -12.8

Внешний долг (в % к ВВП) ... 126.3 61.2 43.3 35.7 29.9 30.0 54.7 Справочно:

Индекс потребительских

цен(в разах,1990=1) 2.6 67.9 637.9 2009 4642 5663 6286 11591

Внешний долг (млрд.долларов) ... 107.7 112.7 119.9 120.4 125.0 130.8 150.8

Обменный курс (руб. за доллар) ... 223 932 2203 4562 5126 5484 9.73

_________________________________________________________________________ ___

Советская, а соответственно и российская экономика до 1992 года, характеризовались избыточной занятостью, низкой эффективностью производства. Как видно из таблицы 1, за годы реформ ситуация не только не улучшилась, но, напротив, - ухудшилась. При снижении объемов производства ВВП более чем на 40 процентов, численность занятых в экономике снизилась менее чем на 15 процентов. Примерно в той же пропорции, как занятость, снизился и объем оборота розничной торговли, характеризующий уровень потребления населения, что, однако, учитывая произошедшее за годы реформ расслоение населения по уровню доходов, отнюдь не означает, что потребление каждого занятого в экономике сохранилось на прежнем уровне.

Разрыв в динамике производства и потребления, которое сократилось в существенно меньшей степени чем производство, компенсировался тем, что инвестиции в российскую экономику сократились почти на 80 процентов (рис.1). Это сопровождалось прогрессирующим старением основных фондов, закладывало фундамент для дальнейшего снижения эффективности производства. Таким образом, переход к стадии экономического роста, а также период подъема в будущем должен будет сопровождаться прежде всего ростом частных инвестиций в основной капитал, причем в те сектора экономики, которые обеспечат наибольший рост эффективности. Существенную проблему для экономики будет по-прежнему представлять хроническая избыточная занятость, которая в будущем уже не сможет поддерживаться на прежнем уровне.

Рис.1. Динамика розничного товарооборота и инвестиций в основной капитал

Как видно из таблицы 1 и рисунка 1, наиболее существенный спад в потреблении произошел в 1995 году, после чего объем потребления в дальнейшем практически стабилизировался на уровне 90 процентов от уровня 1990 года. Спад потребления в 1995 году произошел на фоне перехода к более жесткой бюджетной политике, отказа от прямого эмиссионного финансирования бюджета. Стабилизации же уровня потребления в 1996-1998 годах в существенной степени способствовали внешние заимствования, которые постепенно заместили заимствования на внутреннем денежном рынке. Как следствие - внешний долг в 1996-1998 годах вырос более чем на 25 процентов. Одновременно с этим увеличился и отток капитала (БЭА, Информационно-аналитический бюллетень №12 за январь 1999 года). Таким образом, внешние заимствования не смогли оживить экономическую активность, стимулировать рост производства и потребления, а лишь позволили предотвратить их дальнейшее сокращение.

Вследствие в первую очередь девальвации рубля в конце 1998 года, снижения его покупательной способности, вынужденного перехода в 1999 году к еще более жесткой бюджетной политике и невозможности дальнейших массированных внешних заимствований, в текущем году следует ожидать дальнейшего сокращения потребления (примерно на 11-12 процентов). Наряду с этим незавершенность структурных преобразований, неразвитость рыночных институтов будет существенным образом ограничивать перспективы улучшения экономической конъюнктуры и повышения деловой активности.

Оценка 1999 года

Оценка 1999 года имеет особое значение в свете недавнего уточнения Госкомстатом статистических данных за 1997-1998 годы а также уточнения статистики инвестиций за первый квартал 1999 года. Кроме того, в конце 1998 года после глубокого спада в середине года в промышленном производстве обозначились тенденции к росту, что в существенной степени повлияло и на динамику ВВП. В начале 1999 года тенденция роста промышленного производства сохранилась, так что по итогам первого квартала 1999 года объем продукции промышленности был ниже уровня первого квартала 1998 года всего на 2 процента, в то время как отставание в четвертом квартале 1998 года по сравнению с четвертым кварталом 1997 года превышало 8 процентов. В апреле же 1999 года объем промышленного производства был уже выше прошлогоднего уровня на 1.5 процента. Таким образом, если сезонно сглаженный среднемесячный объем промышленного производства сохранится на достигнутом уровне, то по итогам первого полугодия промышленное производство может несколько превысить уровень прошлого года, а по итогам 1999 года в целом быть выше прошлогоднего уровня на несколько процентов.

Одним из существенных моментов является то, что рост производства в текущем году сопровождается значительным спадом реальной заработной платы и реальных доходов в целом - примерно на 40 и 30 процентов соответственно за январь-апрель 1999 года по сравнению с январем-апрелем 1998 г. Соответственно сокращается и объем потребления (оборот розничной торговли за этот же период сократился на 15 процентов). Разрыв между динамикой доходов и потребления балансируется более глубоким спадом уровня сбережений. Так, по данным Госкомстата накопление сбережений во вкладах в течение первых четырех месяцев 1999 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года сократилось почти на четверть, более чем вдвое снизился удельный вес расходов на покупку валюты.

Разрыв же между производством и потреблением компенсировать помогло уточнение Госкомстатом динамики инвестиций в основной капитал за первый квартал 1999 года (другой статьей, компенсирующей разрыв между производством и потреблением, является изменение запасов и резервов, которые, как следует из опубликованных данных об объеме и структуре ВВП за 1998 год, в прошлом году сократились). Так что по уточненным данным по итогам первого квартала инвестиции сократились по сравнению с первым кварталом прошлого года на 2.7 процента, а не на 10.7 процента как это было опубликовано ранее. По новым данным в апреле объем инвестиций в основной капитал был ниже уровня апреля прошлого года всего на 1.1 процента, что закладывает весьма оптимистичные предпосылки для итогов 1999 года в целом. Росту инвестиционной активности способствовали низкие темпы роста цен на строительно-монтажные работы, которые за весь 1998 год выросли менее чем на 19 процентов, а с начала 1999 года их рост в среднем не превышает одного процента в месяц. Существенно то, что относительное "оживление" инвестиционной активности в начале 1999 года происходит на фоне снижения нормы сбережений, что лишний раз подтверждает тезис о том, что российская банковская система так и не стала настоящим посредником между сбережениями и инвестициями.

Оживление в промышленности происходило на фоне насыщения экономики денежными ресурсами. С начала года, однако, темпы роста денежной массы существенно замедлились. По данным статистики общий объем кредитов, выданных банками юридическим и физическим лицам в рублях и иностранной валюте, в номинальном выражении был в начале 1999 года выше прошлогоднего уровня примерно в два раза. Учитывая, что уровень потребительских цен в первые месяцы 1999 годы по сравнению с уровнем соответствующих месяцев прошлого года был выше также примерно в два раза, а цены производителей, цены на строительно-монтажные работы выросли в гораздо меньшей пропорции, можно было бы утверждать, что объем кредитования экономики после августовского 1998 года кризиса в реальном выражении не только не уменьшился, а скорее всего увеличился. При этом ставка по кредитам на протяжении всего времени с октября по апрель 1999 года вне зависимости от уровня инфляции не превышала 45-49 процентов годовых, что существенно ниже ставки рефинансирования. Это означает, что как в конце 1998 года, так и по крайней мере в январе-феврале 1999 года (т.е. когда произошел основной рост кредитных вложений в экономику), кредиты выдавались под отрицательный реальный процент. Не исключено, что в подавляющем большинстве случаев это было обусловлено регулирующим воздействием со стороны государства.

С другой стороны, в первые месяцы после кризиса насыщение экономики деньгами происходило в результате финансирования дефицита бюджета. Таким образом, в результате повышения уровня ликвидности в экономике банковская система по сути получила бесплатные кредитные ресурсы, что в условиях отсутствия возможности более выгодного вложения в финансовые инструменты также способствовало более низкому по сравнению со ставкой рефинансирования проценту за предоставляемые кредитные ресурсы.

Кроме того, данные банковской статистики свидетельствуют о том, что объем рублевых кредитов, выданных предприятиям, банкам и физическим лицам в начале 1999 года, был в номинальном выражении практически сопоставим с прошлогодним уровнем (153 миллиарда рублей против 151 миллиарда рублей на первое апреля 1999 и 1998 гг соответственно). В то же время, учитывая масштабы девальвации, объем кредитов в иностранной валюте несколько сократился. Общий объем кредитов в иностранной валюте, но в рублевом эквиваленте, примерно в три раза превышал прошлогодний уровень (320 миллиардов рублей против 107 миллиардов по состоянию на 1 апреля 1999 и 1998 гг соответственно). Следует отметить, что более половины от объема валютных кредитов составляют кредиты сроком от одного года до трех лет и кредиты со сроком возврата свыше трех лет.

Поскольку данные об использовании и движении кредитных ресурсов отсутствуют, точная оценка их объемов в реальном выражении крайне затруднительна. Так или иначе, объем валютных кредитов, выданных нефинансовому сектору экономики в начале 1999 года был практически равен объему четырехмесячного импорта, в то время как год назад этот объем был эквивалентен импорту в течение примерно двух с половиной месяцев. Таким образом, можно предположить, что далеко не все кредиты в иностранной валюте в 1999 году использовались для кредитования импортных операций (указание Центрального банка, о дополнительном депонировании юридическими лицами средств при осуществлении экспортно-импортных операций, которым можно было бы объяснить увеличение объемов кредитования нефинансового сектора экономики, было выпущено лишь в конце марта 1999 года, а указанное выше увеличение отношения между объемом импорта и объемом кредитов, выданных в валюте произошло гораздо раньше). Таким образом, динамика валютных кредитных вложений может косвенным образом свидетельствовать о том, что вывоз капитала из страны в начале 1999 года явно не уменьшился, что соответствующим образом характеризует экономическую конъюнктуру в стране.

Статистические данные о динамике производства промышленной продукции свидетельствуют о том, что в период с октября 1998 года по апрель 1999 года (в период, когда экономическая политика формировалась правительством Е.Примакова - Ю.Маслюкова) рост производства во многих отраслях действительно имел место. Девальвация рубля способствовала росту производства в экспортно-ориентированных отраслях (химии, металлургии, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной отраслях промышленности). Одновременно насыщение экономики дешевыми кредитными ресурсами способствовало росту производства грузовых автомобилей, железнодорожных вагонов, сельскохозяйственной техники. При этом существенного роста производства потребительских товаров, например таких, как легковые автомобили, других товаров длительного пользования в силу резкого сжатия массового спроса не произошло (предположение о потенциальной неустойчивости подобного варианта экономического развития было сделано БЭА в Информационно-аналитическом бюллетене №13 за февраль 1999г).

Таким образом за период с октября 1998 года по апрель 1999 года российская экономика стала устойчиво приобретать черты, которые были характерны для советской экономики: рост производства товаров промежуточного назначения, насыщение отдельных секторов экономики дешевыми кредитными ресурсами, как следствие этого некоторое оживление инвестиционной активности и дальнейшее сокращение производства потребительских товаров (хотя девальвация создала идеальные условия для наращивания их производства) при прогрессирующем снижении уровня потребления населением товаров и услуг.

Исчерпание потенциала повышения спроса на товары промежуточного назначения может обусловить во второй половине 1999 года преломление тенденции роста промышленного производства. В качестве одного из признаков этого могут рассматриваться данные Госкомстата о динамике обеспеченности производства заказами: с февраля 1999 года наблюдается устойчивая тенденция сокращения обеспеченности производства заказами в промышленности: с 4.2 месяцев в феврале до 3.3 месяцев в мае (что ниже чем в соответствующий период 1998 г.).

Итак, как следует из сказанного выше, динамика основных элементов ВВП по итогам 1999 года может в корне отличаться от динамики в предыдущие годы: впервые за весь период 1990-х годов спад потребления будет гораздо глубже, чем спад в инвестициях (объем которых даже может превысить прошлогодний уровень). Основной вопрос заключается в том, насколько изменятся сложившиеся за годы реформ макроэкономические пропорции, насколько устойчивы тенденции последних месяцев, насколько устойчив регистрируемый органами статистики рост производства, действительно ли следует ожидать преломления текущих тенденций, или набранные темпы ускорения в динамике промышленного производства уже позволят перейти к стадии устойчивого роста экономики.

Адекватная оценка номинального и реального объема ВВП имеет решающее значение при составлении бюджета на 2000 год и последующем бюджетном планировании. При этом одну из существенных проблем оценки ожидаемых итогов 1999 года представляет большой разрыв между ценами на потребительском рынке и ценами на рынке товаров промежуточного потребления и производственных услуг. Наряду с отмеченным выше разрывом между динамикой потребительских цен и цен по капитальным вложениям в 1998 году образовался существенный разрыв между потребительскими ценами и ценами производителей промышленной продукции, ценами на транспортные услуги. Поскольку указанный разрыв образовался во второй половине 1998 года, этот фактор будет оказывать существенное влияние и на динамику среднегодовых цен 1999 года, что может приводить к существенным нестыковкам при расчете ВВП по методу конечного использования и производственным методом.

Основываясь на отчетных данных о динамике потребления, индикатором которого может служить оборот розничной торговли и потребление платных услуг, с достаточной степенью уверенности можно утверждать то, что по итогам 1999 года оборот розничной торговли сократится не менее чем на 10 процентов (более вероятно его снижение на 11-13 процентов). Это соответственно определит и динамику общего объема конечного потребления домашних хозяйств, которое сократится по итогам года примерно в той же пропорции. Прогнозируемый до конца года 40-44 процентный рост потребительских цен на товары и услуги (из расчета декабрь 1999 года к декабрю 1998 года) обусловит среднегодовое изменение индекса потребительских цен, которое составит примерно 86-87 процентов. Учитывая то, что определенная часть потребления населением товаров и услуг покрывается за счет потребления продукции, произведенных в личных подсобных хозяйствах, дефлятор для конечного потребления населением товаров и услуг будет несколько ниже, но не более чем на 10-12 пунктов. Тем самым номинальный объем конечного потребления товаров и услуг населением в 1999 году составит как минимум 2315-2320 миллиардов рублей (в сравнении с 1507 миллиардов рублей в 1998 году).

Прогнозные расчеты по остальным элементам конечного использования ВВП позволяют прогнозировать его номинальный объем на 1999 год в 4280-4330 миллиардов рублей, что существенно выше, принятого в бюджете на 1998 год. Одновременно с этим прогноз реального изменения ВВП по методу конечного использования не позволяет сделать вывода о возможности роста ВВП в 1999 году. Его стабилизация возможна при условии, что прирост запасов составит порядка 2.5 процентов ВВП, что весьма проблематично при условии, если во второй половине года будет проводиться более жесткая денежная политика. Более вероятен примерно 3-х процентный спад производства ВВП.

С другой стороны, при сохранении сложившейся динамики промышленного производства и инвестиционной активности, до конца года можно было бы ожидать стабилизации объемов производства ВВП на уровне прошлого года или, в худшем случае его снижения примерно на 0.5 процента. Другая проблема при этом возникнет вследствие того, что прогнозируемая динамика цен в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, а, соответственно, и номинальный объем ВВП за 1999 год оказываются существенно ниже, чем при прогнозировании спросовых компонент ВВП, поскольку дефлятор в этом случае оказывается примерно на 10-15 процентных пунктов ниже, чем в случае прогноза со стороны спроса. Следует подчеркнуть, что это происходит при том, что реальный объем ВВП со стороны предложения оказывается выше, чем со стороны спроса. Сам же номинальный объем ВВП при этом действительно оказывается на уровне 4000 миллиардов рублей, т.е. как и было заложено в бюджете.

Если предположить, что в ближайшем будущем Госкомстат не будет уточнять недавно опубликованные данные об объеме и структуре ВВП за 1998 год, то по всей видимости номинальный объем ВВП за 1999 год окажется на уровне примерно в 4300 миллиардов рублей, а не 4000 миллиардов. Действительно, статистика цен конечного потребления представляется более надежной по сравнению со статистикой цен в производстве, которые все еще искажены неплатежами, бартером, стремлением занизить налогооблагаемую базу и т.п. В этом случае удельный вес конечного потребления населением товаров и услуг в общем объеме ВВП в номинальном выражении несколько снизится по сравнению с предыдущим годом (до 53 процентов против 56 процентов в 1998 году). Несколько уменьшится и удельный вес инвестиций в основной капитал (также примерно на три пункта), что будет компенсировано за счет увеличения удельного веса прироста запасов и резервов, а также чистого экспорта (среднегодовой курс доллара в 1999 году будет примерно в 2.5 раза выше, чем в 1998, что обусловлено ускоренной девальвацией рубля в конце прошлого года).

Напротив, если принять, что номинальный объем ВВП в 1999 году не превысит 4000 миллиардов рублей, то в этом случае следует ожидать роста удельного веса конечного потребления, и гораздо меньшего по сравнению с предыдущим случаем сокращения удельного веса инвестиций в основной капитал. Учитывая, что динамика чистого экспорта прогнозируется более надежно, чем динамика прироста запасов, то в данном варианте оказывается, что прироста запасов не будет, что противоречит сказанному выше - в случае если прироста запасов в 1999 году не прогнозируется, то следует ожидать большего снижения реального объема ВВП, а следовательно и номинальный объем ВВП в рассматриваемом случае будет составлять не 4000 миллиарда рублей, а порядка 3900, что приводит к еще большему несоответствию между динамикой реальных объемов, динамикой цен конечного потребления и цен производителей.

Существенным фактором, который будет определять характер экономических процессов в 1999 году, будет значительное улучшение платежного баланса. Можно ожидать, что по итогам года сальдо счета по текущим операциям составит порядка 20 миллиардов долларов против 2.4 миллиарда в 1998 году. В первую очередь это будет обусловлено ростом положительного сальдо внешней торговли. Сокращение импорта и повышение цен на товары российского экспорта на мировых рынках позволяют прогнозировать положительное сальдо торгового баланса в объеме примерно 30 миллиардов долларов. По сути это сопоставимо с 1994-1995 годами, равно как и объемы экспорта и импорта. Это вполне соответствует масштабам девальвации рубля, понижению его реального курса до уровня, на котором он находился в конце 1994-начале 1995 года. Сальдо счета по операциям с капиталом и финансовыми инструментами сложится отрицательным (порядка 12 миллиардов долларов) вследствие, с одной стороны, отсутствия значительных объемов привлекаемых кредитов, и с другой стороны, вследствие выплат по внешним долгам и сохраняющегося оттока капитала из страны. В этих условиях объем валютных резервов практически не изменится - по сути при сохранении сложившихся в предыдущие годы масштабов оттока капитала весь прирост валютных резервов будет направляться на обслуживание внешнего долга. Потенциально возможные объемы выплат по внешнему долгу в 1999 году можно оценить не более чем в 7.5 миллиардов долларов.

Дефицит федерального бюджета в 1999 году составит порядка 4 процентов ВВП при первичном профиците порядка 1 процента и уровне наличных доходов в 11 процентов. При этом долларовый объем ВВП (исчисленный по среднегодовому текущему курсу) составит порядка 170 миллиардов долларов против 276 миллиардов долларов в 1998 году. Это приведет к тому, что отношение внешнего долга к ВВП составит порядка 90 процентов. На душу населения произведенного ВВП придется 1150 долларов (против 1877 в 1998 году), что сопоставимо с уровнем 1993 года. По итогам года можно ожидать примерно 28-34 процентного роста денежной массы, что приведет к 40-44 процентной инфляции. Существенных изменений на рынке труда не произойдет, уровень безработицы несколько увеличится по сравнению с 1998 годом.

Оценка основных макроэкономических показателей для 2000 года

Характер развития экономики в 2000 году будет мало чем отличаться от 1999 года, что обусловливается традиционной для выборных лет нестабильностью, неустойчивостью ожиданий экономических агентов. Вместе с тем намерение правительства проводить жесткую бюджетную политику позволит ограничить темпы роста цен в 2000 году 20-25 процентами. Определяющее влияние на динамику основных макроэкономических индикаторов будет оказывать стабилизация внутреннего спроса в 1999, который существенно снизился после августовского кризиса 1998 года, продолжение оттока капитала из страны, неопределенность в отношении реструктуризации внешнего долга и необходимость его обслуживания. Существенных сдвигов в части радикальной реструктуризации внешнего долга страны (в том числе и списания части долга бывшего СССР) вряд ли можно ожидать ранее президентских выборов 2000 года. До этого времени Россия будет скорее всего "по минимуму" выполнять свои обязательства перед внешними кредиторами, выплачивая не более половины от своих обязательств, по сути находиться в состоянии технического дефолта. При этом объем золотовалютных резервов как в 1999, так и в первой половине 2000 года, будет оставаться на уровне конца 1998 года, возможен его незначительный рост (на 1-2 миллиарда долларов). Действительно, в случае гипотетически возможного более существенного прироста резервов, давление на Россию со стороны кредиторов будет возрастать, сопровождаясь осложнениями переговорного процесса и соответствующими попытками принудить правительство увеличить объемы обслуживания и погашения внешнего долга. Снижение уровня резервов будет повышать возможность успешной спекулятивной атаки на рубль (потенциал для которой к середине 1999 года возрос в связи с быстрым ростом остатков средств банков на корреспондентских счетах в ЦБ). Поддержание же объема резервов на текущем уровне будет обусловливать сохранение текущего равновесного состояния, т.е. сохранение баланса между оттоком капитала, выплатами по внешнему долгу и притоком валюты в страну.

Спад в потреблении домашних хозяйств прекратится. В 2000 году следует ожидать его увеличения по сравнению с 1999 годом не менее чем на 2 процента. Во многом это будет обусловлено стабилизацией среднемесячного уровня потребления в 1999 году, а не качественными изменениями на потребительским рынке в 2000 году. Вместе с тем в 2000 году вряд ли можно ожидать оживления инвестиционной активности. В итоге объем валового внутреннего продукта в 2000 году останется примерно на уровне 1999 года - потенциально возможные его изменения как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения, будут находиться в пределах статистической погрешности.

После роста промышленного производства в 1999 году в 2000 году будет возможно его некоторое сокращение (на 0.5-1.5 процента). Причем, чем выше будут темпы прироста в 1999 году, тем большим будет сокращение производства в 2000 году, поскольку существенным фактором, балансирующим расхождение между спросом и предложением в 1999 году, будет прирост запасов - как со статистической точки зрения, так и с содержательной. В 2000 году в условиях более жестких бюджетных ограничений, когда часть ресурсов будет тратиться на проведение избирательной кампании, следует ожидать, что цена денег (в том числе и для производителей) возрастет, следовательно потенциал увеличения объемов производства будет ограничен платежеспособным спросом и невозможностью существенного накопления запасов и резервов. Стабилизация реального курса рубля будет способствовать некоторому обострению конкуренции на внутреннем рынке со стороны зарубежных производителей - среднемесячные объемы импорта в 2000 году несколько возрастут по сравнению с началом 1999 года. Тем не менее можно ожидать, что в 2000 году сальдо счета текущих операций может несколько возрасти по сравнению с 1999 годом, учитывая ожидаемое улучшение ценовой конъюнктуры на мировом рынке энергоресурсов.

Одной из задач, которые предстоит начать решать правительству, причем скорее всего это перспектива 2000 года, а не 1999, является восстановление активности на финансовых рынках, выпуск в обращение привлекательных рублевых и валютных инструментов, которые бы смогли связывать свободные денежные ресурсы, ограничивая тем самым потенциал давления на валютном рынке. Вместе с тем, объем выпуска этих инструментов не должен быть чрезмерным (по оценкам его величина может составить в 2000 году порядка 1.5 миллиардов долларов), и этот объем может определяться приростом валютных резервов страны. Подобное обеспечение будет способствовать повышению их привлекательности для инвесторов. С другой стороны, ограниченность объема выпуска в обращение таких финансовых инструментов (ценных бумаг Центрального банка или Министерства финансов) вкупе с ожидаемым снижением темпов инфляции будет определять относительно невысокую их доходность, не препятствуя в послевыборный период притоку инвестиций в нефинансовый сектор экономики. С другой стороны, рынок ценных бумаг (включая рынок корпоративных ценных бумаг и государственных обязательств) будет одним из существенных регуляторов финансовых потоков в экономике страны. В Таблице 1 Приложения приведены прогнозные оценки основных макроэкономических индикаторов для двух вариантов. Первый из них соответствует траектории более глубокого спада в 1999 году и стабилизации в 2000 году. Второй предусматривает относительную стабилизацию в 1999 году, но снижение производства в 2000 году.

Перспективы экономической политики в 2001-2010 годах

Неизбежный отток денежных средств из страны, связанный с необходимостью обслуживания внешнего долга, а также бегством капитала, будет оставаться важнейшим ограничивающим фактором для развития российской экономики. В таблице 2 приведены данные об объеме погашения внешнего долга страны в 1999-2005 годах.

Таблица 2. График погашения и обслуживания внешнего долга Российской федерации в 1999-2005 годах

(миллиардов долларов)

_________________________________________________________________________ ___________________ 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005

_________________________________________________________________________ ___________________

ПОГАШЕНИЕ ОСНОВНОГО ДОЛГА 8.01 6.89 6.55 6.89 13.19 8.01 9.65 в том числе: российского 4.81 5.22 5.30 5.11 7.61 5.65 6.69 правительствам стран кредиторов 1.14 1.42 1.97 1.70 1.23 0.63 0.46 коммерческим кредиторам 0.14 0.03 1.01 0.00 1.70 1.20 3.72 международным финансовым организациям 3.53 3.77 2.32 3.41 4.68 3.82 2.51 бывшего СССР 3.20 1.67 1.25 1.78 5.58 2.36 2.96

ВЫПЛАТА ПРОЦЕНТОВ ДОЛГУ 9.04 8.31 8.03 7.72 7.30 6.71 6.25 в том числе: российскому 3.32 3.17 2.94 2.64 2.31 1.97 1.67 правительствам стран кредиторов 0.47 0.39 0.31 0.21 0.13 0.07 0.04 коммерческим кредиторам 1.66 1.66 1.66 1.57 1.49 1.38 1.27 международным финансовым организациям 1.19 1.12 0.97 0.86 0.69 0.52 0.36 бывшего СССР 5.72 5.14 5.09 5.08 4.99 4.74 4.57

_________________________________________________________________________ ___________________

Как видно из этой таблицы, ежегодные объемы платежей по внешнему долгу составляют от 15 до 20 миллиардов долларов, что будет соответствовать примерно одной десятой части ВВП. Масштабы бегства капитала1 из страны несколько выше (в 1998 году легальный и нелегальный вывоз капитала из России превысил по оценке 23 миллиарда долларов и скорее всего, что в 1999-2000 году его масштабы не уменьшатся). Потенциально эти ресурсы (или хотя бы их часть) могли бы быть использованы внутри страны для инвестиций, которые в дальнейшем обеспечили бы рост экономики. Решение же стоящих перед страной социальных проблем, погашение внешней задолженности вряд ли возможно в условиях стагнации производства.

Ключевой задачей правительства в среднесрочной перспективе является обеспечение устойчивого экономического роста в стране, поддержание его на достаточно высоком уровне. В связи с этим одним из приоритетов экономической политики правительства должно быть достижение договоренностей с кредиторами, которые бы позволили реструктурировать внешний долг, перенеся часть платежей за пределы как минимум 10-летнего периода (в первую очередь это может касаться долга бывшего СССР). Другим приоритетом государственной политики (на что должны быть направлены усилия как исполнительной, так и законодательной власти) должно быть радикальное улучшение инвестиционного климата, создание условий, при которых капитал более бы не утекал из страны, и инвесторы предпочитали бы инвестировать в российскую экономику. Скорее всего это возможно не ранее конца 2000 - начала 2001 года. Тем не менее некоторые шаги могли бы быть предприняты уже в ближайшее время. В первую очередь это касается оздоровления банковской системы, разработки долгосрочной стратегии налогово-бюджетной политики, ряда других мероприятий.

Одним из возможных сценариев экономического развития не только на ближайшие годы, но и в более отдаленной перспективе будет сохранение в том или ином масштабе политической конфронтации между различными силами, неопределенность в отношении будущего политико-экономического устройства страны, нестабильность законодательства (в таблицах Приложения этот сценарий характеризуется как "инерционный"). Существенного улучшения инвестиционного климата в таких условиях ожидать не приходится. Следствием этого может стать углубление регионализации экономики, в государственном устройстве все более отчетливо будут проявляться черты конфедерации. В этих условиях можно ожидать дальнейшего увеличения разрыва между уровнями развития отдельных регионов, социальных групп. Экономика по-прежнему будет иметь экспортно-сырьевую направленность с невысоким уровнем внутреннего потребления, достаточно большим сальдо торгового баланса (от 15 до 25 миллиардов долларов) и нежеланием инвесторов вкладывать деньги в российскую экономику, что по-прежнему будет сопровождаться вывозом капитала из страны. Хотя потенциально в таких условиях будет возможен и экономический рост, и рост инвестиций, и рост потребления, однако их темпы не будут превышать полутора-двух с половиной процентов в год. Это будет означать, что нынешний разрыв между уровнем развития России и стран остального мира в лучшем случае не увеличится, никакого сближения, интеграции России в сообщество развитых капиталистических государств (не только экономической, но и политической и культурной) ожидать не приходится. Россия окажется не в состоянии выполнять свои обязательства перед кредиторами, влияние страны на мировой политической арене будет ослабевать.

Очевидно, что решение стоящих перед страной задач возможно только в условиях экономического роста, который на протяжении как минимум полутора-двух десятков лет должен носить устойчивый характер. Темпы роста российской экономики в этот период должны существенно превышать среднемировые темпы роста. Учитывая колоссальные в сравнении с ВВП масштабы оттока капитала, прибыль, получаемую от внешнеторговой деятельности, масштабы внутреннего рынка, ресурсный потенциал, у России есть все возможности для обеспечения ускоренного роста экономики. Существенную проблему представляет высокий уровень криминализации и коррупции, а также монополизм в российской экономике. Государство также должно способствовать созданию условий для добросовестной конкуренции.

Следовательно важнейшей, и по сути единственной, задачей государства, всех его структур является создание условий, которые бы способствовали сначала переходу к стадии роста российской экономики, а затем его поддержанию. Необходимо существенное улучшение инвестиционного климата, завершение построения законодательной базы либеральной рыночной экономики, включая приемлемую для бизнеса налоговую систему, которая бы не стимулировала его уход в тень, а напротив привлекала бы все большее число инвесторов. Требуется также построение соответствующих рыночных институтов, реструктуризация банковской системы, создание системы страхования, воссоздание финансовых рынков, в первую очередь рынка корпоративных ценных бумаг.

Учитывая почти десятилетний спад инвестиционной активности в 90-х годах и, соответственно, ускорение процессов старения основного капитала, инвестиции в реальный сектор экономики имеют первостепенное значение. Принимая во внимание сложившуюся за годы структуру распределения собственности, весьма неравномерное распределение российского населения по уровню доходов (так что 20 процентов наиболее богатого населения устойчиво получают примерно половину всех доходов), а также общий низкий уровень доходов и потребления, в стране образовались условия, при которых инвесторами может стать небольшая прослойка граждан. В этих условиях приоритеты экономического развития страны будет определяться преимущественно крупными (по российским меркам) инвесторами. Таким образом государство должно либо признать статус-кво в части сложившегося распределения собственности, законность накопленного в 90-е годы капитала и надежно гарантировать защиту частной собственности, либо столкнуться с дальнейшим недоверием инвесторов. В первом случае шансы на повышение инвестиционной активности гораздо выше. Вряд ли можно будет рассчитывать на приток иностранного капитала до оживления отечественных инвестиций.

Анализ показывает, что при условии политической стабильности, выполнении указанных выше условий, касающихся построения более надежных правовых основ рыночной экономики, после выборов 2000 года можно ожидать устойчивого роста инвестиций. При этом темпы их роста на протяжении достаточно длительного времени могут существенно превышать темы роста потребления. Спрос на инвестиции в стране может оставаться достаточно высоким вследствие длительного периода недоинвестирования и по сути отсутствия структурных сдвигов в экономике. В пользу потенциально высокого спроса на инвестиции свидетельствует и унаследованная капиталоемкая структура российской экономики. С другой стороны, предложение инвестиционных ресурсов может резко возрасти в условиях повышения определенности относительно политического будущего страны. Ресурсы для этого, как сказано выше, имеются. Это, в первую очередь, естественное прекращение оттока капитала, потенциально возможный его приток назад (как под видом "иностранного", так и под маркой добровольно репатриируемого отечественного).

В 1999 году общий объем накопления основного капитала может составить порядка 23 миллиардов долларов (против более чем 50 миллиардов долларов в 1998 году, что является следствием девальвации рубля и динамики его среднегодового курса). Эта величина сопоставима с ежегодным объемом оттока капитала из российской экономики. Даже незначительное улучшение инвестиционного климата, сокращение объемов невозврата экспортной выручки и других потоков денежных средств, которые могут трактоваться как отток финансовых ресурсов из российской экономики, может значительно увеличить объем инвестируемых в российскую экономику средств. Начиная с 2002 года ежегодный рост инвестиций в основной капитал может составлять не менее 10-20 процентов. Во второй половине 2000 года и в 2001 году существенная часть финансовых ресурсов инвесторов будет использована для завершения передела собственности, покупки акций, что ограничит потенциал роста инвестиций в основной капитал. Далее же период повышенной инвестиционной активности будет продолжаться 5-7 лет. Период высоких темпов роста инвестиций и высоких темпов роста ВВП был характерен для многих стран, начиная от Японии в 60-х годах, до Польши последних лет.

При этом будет сохраняться и рост потребления, но он будет существенно ниже. Таким образом, темпы роста ВВП в этот период будут хотя и высокими (от 5 до 8 процентов в год), но явно ниже темпов роста инвестиций. Тем самым обеспечивается сбалансированное развитие и устойчивый рост экономики. Как отмечено выше, период повышенной инвестиционной активности может продолжаться 5-7 лет, в целом же период, когда темпы роста инвестиций будут опережать динамику ВВП, может продлиться порядка 10 лет. Такой длительный период "экстенсивного" роста должен завершиться изменением соотношения между темпами роста инвестиций и потребления.

К концу следующего десятилетия экономика страны должна приобрести динамику, которая бы характеризовалась тем, что темпы роста ВВП начали бы опережать динамику инвестиций. Не исключено, что определенный вклад в рост инвестиций будет внесен и государством, которое могло бы осуществлять инфраструктурные проекты на основе, в частности, заемных средств. Характерно, что в последующее десятилетие существенная часть инвестиций должна направляться в высокотехнологические отрасли (телекоммуникации, отдельные отрасли промышленности), которые бы в дальнейшем обеспечивали высокие темпы роста экономики. При этом, однако, инвестиции в отрасли высоких технологий не будут способствовать созданию большого числа рабочих мест. В этих условиях важно максимально облегчить условия существования малого и среднего бизнеса, который бы абсорбировал высвобождающуюся рабочую силу и способствовал замедлению темпов роста безработицы.

Для обеспечения благоприятного инвестиционного климата помимо создания соответствующей правовой среды от государства потребуется проведение адекватной макроэкономической политики. Учитывая долговой навес, на протяжении всего периода страна будет вынуждена сводить бюджет с первичным профицитом в несколько процентов ВВП. В этих условиях до конца первого десятилетия следующего века ежегодные объемы выплат по внешнему долгу не превысит 8-9 миллиардов долларов в год. Это несколько выше, чем объем процентных платежей (как по российскому долгу, так и по долгу бывшего СССР), так что в следующем десятилетии Россия сможет более активно приступить к погашению основного долга. При данном сценарии, если не будет списана какая-либо часть долга бывшего СССР, учитывая потенциально возможное рефинансирование части долга, общий его объем будет оставаться примерно на существующем в настоящее время уровне, учитывая потенциально возможные новые внешние заимствования. Принимая же во внимание прогнозируемые темпы роста ВВП, к 2010 году отношение внешнего долга к ВВП составит менее 40 процентов против порядка 90 процентов 1999-2000 гг. Потенциально же возможные объемы обслуживания долга должны стать отправной точкой для переговоров о долгосрочной реструктуризации внешнего долга страны.

При выполнении указанных выше условий данного сценария (в таблицах приложения он обозначен как "активный"), начиная с 2003 года инфляция не будет превышать 10 процентов год. При этом, учитывая ожидаемое увеличение притока валюты в страну, особое значение будет иметь политика его стерилизации, выпуск ценных бумаг, которые бы способствовали ограничению эмиссии и восстановлению активности на финансовых рынках.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица 1. Варианты статистической оценки некоторых макроэкономических показателей в 1999-2000 гг.

1999 г.

2000 г.

1 вар.

2 вар.

1 вар.

2 вар.

Валовой внутренний продукт, млрд.руб.

4308

4327

5718

5748

Валовой внутренний продукт, прирост к пред. году, %

-3,3

-0,1

0,2

-2,2 в том числе:

Расходы на конечное потребление

-9,1

-9,4

0,3

0,2 домашних хозяйств

-11,0

-11,5

2,8

2,4 государственных организаций

-5,0

-5,0

-5,0

-4,6 некоммерческих организаций, обслуживающих д/х

-7,0

-7,0

-1,0

0,0 Валовое накопление

29,3

49,8

-3,9

-11,5 основных фондов

-2,0

-2,0

-3,0

-5,0 прирост запасов материальных оборотных средств*)

-200,0

-330,0

-10,0

-32,0 Чистый экспорт товаров и услуг

86,5

83,3

14,7

12,5

Прирост потребительских цен (декабрь к декабрю), %

43,7

41,0

26,7

31,5

Денежная масса М2, млрд.руб.

622,2

609,1

884,3

819,9

Федеральный бюджет, % к ВВП

Доходы

11,0

11,1

12,0

12,0 Расходы, не связанные с обслуживанием долга

9,8

9,5

9,3

9,3 Первичный профицит

1,2

1,6

2,7

2,7 Дефицит

3,9

3,6

3,5

3,6

Внешний государственный долг, % к ВВП

90,6

90,9

89,9

90,8

Среднегодовой валютный курс, руб./долл.

25,1

25,4

33,9

34,4

Платежный баланс, млрд.долл.

Счет текущих операций

21,0

20,6

25,8

24,7 экспорт товаров

71,4

71,0

74,6

74,4 импорт товаров

-40,9

-40,9

-42,4

-42,6 Счет операций с капиталом и фин. инструментами

-12,8

-12,8

-16,1

-16,6 Финансовый счет

-12,3

-12,3

-15,4

-15,9 прямые инвестиции

1,1

1,1

1,0

1,0 портфельные инвестиции

-0,3

-0,3

0,0

0,0 прочие инвестиции

-13,1

-13,1

-16,4

-16,9 Изменение валютных резервов

0,2

0,7

-1,8

-0,2 Чистые ошибки и пропуски

-8,4

-8,4

-7,9

-7,9

*) Знак "-" в 1999 году означает прирост запасов, так как в 1998 году наблюдалось их сокращение.

Таблица 2. Варианты прогноза основных макроэкономических показателей на 2001-2003 гг.

Инерционный вариант

Активный вариант

2001

2002

2003

2001

2002

2003

Валовой внутренний продукт, млрд.руб.

6860

8204

10199

6795

7514

8089

Валовой внутренний продукт, прирост к пред. году, %

0,3

2,5

2,9

3,1

2,1

5,7 в том числе:

Расходы на конечное потребление

3,0

3,0

3,0

2,5

3,0

4,4 домашних хозяйств

3,4

3,2

3,5

3,1

3,4

5,0 государственных организаций

2,0

2,6

2,0

1,0

2,0

3,0 некоммерческих организаций, обслуживающих д/х

3,0

2,0

2,0

3,0

3,0

3,0 Валовое накопление

1,6

0,9

5,0

7,3

4,2

18,4 основных фондов

1,8

3,5

4,5

5,0

10,0

21,0 прирост запасов материальных оборотных средств

0,0

-20,0

10,0

20,0

-24,0

0,0 Чистый экспорт товаров и услуг

-32,3

2,4

-9,7

-5,2

-15,9

-37,8

Прирост потребительских цен (декабрь к декабрю), %

31,4

24,8

22,4

11,1

9,3

6,5

Денежная масса М2, млрд.руб.

1151,2

1528,6

2099,5

2051,4

2686,9

3056,6

Федеральный бюджет, % к ВВП

Доходы

12,7

12,9

13,1

12,5

13,0

13,5 Расходы, не связанные с обслуживанием долга

9,5

9,3

9,4

9,1

8,9

8,8 Первичный профицит

3,3

3,6

3,7

3,4

4,1

4,7 Дефицит

1,9

0,4

0,7

1,3

-0,5

-0,8

Внешний государственный долг, % к ВВП

85,3

79,2

71,3

78,2

69,7

59,2

Среднегодовой валютный курс, руб./долл.

38,5

42,2

47,4

34,9

34,0

31,2

Платежный баланс, млрд.долл.

Счет текущих операций

16,0

16,5

15,0

23,7

19,2

10,7 экспорт товаров

77,3

78,9

82,3

77,8

79,9

84,0 импорт товаров

-55,5

-55,9

-59,8

-48,3

-54,2

-65,8 Счет операций с капиталом и фин. инструментами

-5,1

-2,3

0,6

-2,2

2,49

4,11 Финансовый счет

-5,0

-2,4

0,6

-2,1

2,4

4,11 прямые инвестиции

2,5

3,3

4,1

2,5

3,1

3,8 портфельные инвестиции

3,0

3,9

4,0

2,0

3,9

4,0 прочие инвестиции

-10,5

-9,6

-7,5

-6,6

-4,6

-3,69 Изменение валютных резервов

-3,6

-8,2

-10,6

-18,5

-18,7

-11,9 Чистые ошибки и пропуски

-7,3

-6,0

-5,0

-3,0

-3,0

-3,0

Таблица 3. Прогноз ВВП и торгового баланса на 2004-2010 гг. в условиях инерционного развития

Инерционный вариант

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Валовой внутренний продукт,

Прирост к предыдущему году, %

2,4

2,0

2,2

2,7

2,3

3,1

3,0 в том числе:

Расходы на конечное потребление

3,0

3,0

3,0

3,0

3,0

3,0

3,0 - домашних хозяйств

3,4

3,2

3,5

3,4

3,2

3,5

3,5 - государственных организаций

2,0

2,6

2,0

2,0

2,6

2,0

2,0 - некоммерческих организаций,

обслуживающих домашние хозяйства

3,0

2,0

2,0

3,0

2,0

2,0

2,0 Валовое накопление

1,6

1,3

0,7

1,7

1,7

4,8

4,9 - основных фондов

1,8

3,5

0,0

1,8

3,5

4,5

4,5 - прирост запасов

материальных оборотных средств

0,0

-20,0

10,0

0,0

-20,0

10,0

10,0 Чистый экспорт товаров и услуг

-5,4

-14,2

-9,4

-0,1

-13,5

-10,5

-19,1

Экспорт товаров, млрд.долл.

86,6

89,8

93,2

97,3

104,4

107,8

112,6

Импорт товаров, млрд.долл.

65,2

70,9

75,7

79,9

88,8

93,5

100,4

Таблица 4. Прогноз ВВП и торгового баланса на 2004-2010 гг. в условиях активной экономической политики

Активный вариант

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Валовой внутренний продукт,

прирост к предыдущему году, %

5,1

6,9

8,0

6,8

6,6

6,5

4,7 в том числе:

Расходы на конечное потребление

5,2

3,8

4,8

3,3

4,9

4,4

4,1 - домашних хозяйств

5,3

4,4

5,0

3,8

6,0

5,4

5,0 - государственных организаций

5,0

2,6

4,0

2,0

2,6

2,0

2,0 - некоммерческих организаций,

обслуживающих домашние хозяйства

6,0

2,0

6,0

3,0

2,0

2,0

2,0 Валовое накопление

8,8

15,9

17,8

14,7

7,5

7,0

4,1 - основных фондов

18,0

17,0

18,0

15,0

8,0

7,0

4,0 - прирост запасов

материальных оборотных средств

-70,0

-20,0

10,0

0,0

-20,0

10,0

10,0 Чистый экспорт товаров и услуг

-34,1

-17,0

-49,4

-45,0

207,4

115,8

30,9

Экспорт товаров, млрд.долл.

86,2

90,5

93,2

97,3

104,4

107,8

112,6

Импорт товаров, млрд.долл.

72,9

78,9

85,6

91,6

94,0

89,4

89,6

1 Оценка объема бегства капитала производится по данным платежного баланса и включает в себя изменение задолженности по своевременно непоступившей валютной и рублевой экспортной выручке непогашенным импортным авансам, объем торговых кредитов и авансов предоставленных, чистые пропуски и ошибки.

1

1

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

E-mail: [email protected]

Интернет: www.beafnd.org

Информационно-аналитический бюллетень

№ 17

сентябрь 1999 г.

Проблемы экономической политики в области

прямых иностранных инвестиций

После финансового кризиса августа 1998 г. вновь приобрели актуальность проблемы привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию. Это обусловлено продолжающимся сокращением российских внутренних вложений и неудовлетворительными результатами привлечения иностранных инвестиций. Страна стоит перед необходимостью заново разрабатывать стратегию привлечения иностранных инвесторов после "десятилетия разочарования". Основные задачи в этой области включают:

* Укрепление специального инвестиционного режима, который служит важным фактором конкуренции за привлечение капитала с мировых рынков.

* Улучшение инвестиционного климата путем нормализации макроэкономической ситуации в стране, реформ на микроуровне, совершенствования политики в отношении иностранных инвестиций.

* Всемерное использование Россией новейшего опыта стран, добившихся ощутимых успехов в привлечении иностранного капитала.

* Принятие срочных мер в области законодательства и создания условий для его реализации на практике, повышения эффективности институтов, связанных с привлечением прямых иностранных инвестиций, создания системы экономических стимулов для всех инвесторов.

* Учет региональных особенностей и различий в инвестиционном климате при выработке российской стратегии в отношении прямых иностранных инвестиций.

Импорт прямых иностранных инвестиций

Объем прямых иностранных инвестиций, привлеченных Россией за годы реформ, немногим превышает 10 млрд. долл. (см. График 1), что по меркам российской экономики является очень небольшой суммой.

График 1. Накопленная сумма прямых иностранных инвестиций в России

(на конец года, млн. долл.)

Размер инвестиций явно недостаточен как по отношению к потребностям экономики и ее потенциалу, так и в сравнении с другими странами с переходной экономикой. Импорт ПИИ в Россию в 90-е годы был значительно меньше экспорта капитала из страны, представлявшего собой в основном бегство капитала. В первом квартале 1999 года наметилась еще одна неблагоприятная тенденция: отток иностранных инвестиций превысил его приток. Это вызвано, скорее всего, не столько с выводом ПИИ из страны1, сколько с оттоком портфельных инвестиций, выплатой процентов по кредитам и займам, которые проходят в российской статистике по статье "прочие формы инвестиций".

Существенная часть притока иностранных инвестиций обеспечивалась за счет возврата в страну под иностранными флагами эмигрировавшего ранее российского капитала. Об этом свидетельствуют, в частности, сравнительно большие объемы прямых иностранных инвестиций, поступившие в Россию в начале 1999 г. из Кипра или Гибралтара. Естественно, частичный возврат российского капитала является положительным явлением, но масштабы его невелики. Кроме того, этот капитал в силу своей природы и знания российской специфики инвестируется легче по сравнению с вложениями нероссийского происхождения. Однако, как правило, вернувшиеся российские инвестиции более краткосрочны и ликвидны, в меньшей степени сопровождаются переливом технологии или менеджмента. В целом такой капитал несет с собой меньше "плюсов", нежели стандартные прямые инвестиции.

Серьезную проблему составляют не только малые объемы иностранных инвестиций, но их структура. Глубокие диспропорции существуют в их распределении по отраслям. Главными сферами, куда направляются прямые инвестиции (см. Диаграмму 1), являются пищевая промышленность, торговля и общественное питание, топливная промышленность, общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка (типа продажи ценных бумаг, оказания посреднических услуг, рекламы, представительства, аудита, маркетинга).

На эти сферы и отрасли приходится почти 60% всех ПИИ в России. Указанные области приложения капитала, безусловно, важны с точки зрения повышения жизненного уровня населения, развития рынка, но они не определяют технический прогресс и не служат первостепенным катализатором роста. Для целей долгосрочного развития важна качественная сторона ПИИ. В частности, большое значение имеет тот факт, как они влияют на технологический прогресс, занятость, экспорт. В России до настоящего времени исследования такого рода не проводились.

Велики и региональные перекосы: иностранный капитал сконцентрирован в Центральном районе (где доминирует Москва), ряде сырьевых регионов, крупных машиностроительных центрах, приграничных районах. Здесь, однако, наметились и некоторые положительные моменты: в целом доля Москвы на протяжении 90-х годов сокращается, и такие инвестиции распределяются по стране более равномерно, хотя дальнейшее выравнивание ситуации в распределении ПИИ по регионам по-прежнему необходимо.

Последствия финансового кризиса

Финансовый кризис 1998 г. в резко сократил для России возможности заимствований на внешних рынках. Рынок ценных бумаг, начавший бурно развиваться перед кризисом, фактически рухнул. В настоящее время он крайне мал по объему и нестабилен, несмотря на попытки его возрождения.

Динамика прямых иностранных инвестиций также была серьезно задета кризисом. В 1998 году рост ПИИ сменился их падением, которое продолжалось и на протяжении всего первого квартала 1999 года (см. График 2).

В результате доля ПИИ в общем объеме импорта иностранных инвестиций, в 1-ом квартале 1999 г. заметно возросла по сравнению с первым кварталом 1998 г. (с 21,9 до 36,2%). Поскольку перспективы привлечения других форм иностранных инвестиций в краткосрочной перспективе ограничены, ПИИ представляются в ближайшие годы наиболее доступной формой привлечения капитала из-за рубежа.

Следует отметить, что в полном соответствии с теоретическими представлениями о поведении инвесторов2, ПИИ оказались в момент кризиса более стабильными по сравнению с другими формами инвестиций. Они сократились меньше, чем портфельные инвестиции или кредиты (на 3,1% в 1-ом квартале 1999 г.). Следует, однако, иметь в виду, что сокращение притока ПИИ, не может быть объяснено только финансовым кризисом. Заметную лепту в него внесли также плохой инвестиционный климат в стране, недостатки законодательства, неадекватность корпоративного управления предприятиями участию иностранных собственников. Сокращение прямых инвестиций произошло, скорее, за счет частичного сворачивания старых проектов, в то время как реализация новых проектов задерживается. Было бы опасно упустить 1999 год для разработки новых проектов, которые могут начаться в 2001-2002 гг.

В целом, по оценкам Центра экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации, в результате кризиса больше пострадали частные российские инвесторы, в первую очередь малый бизнес, и более устойчивыми оказались предприятия с иностранными инвестициями. Свидетельством этого является увеличение доли иностранной и совместной (российско-иностранной) собственности в общем объеме инвестиций.

Эксперты ЮНКТАД оценивает перспективы притока прямых иностранных инвестиций в азиатские страны, пострадавшие от последнего международного финансового кризиса, как достаточно благоприятные. В основном это связывается с тем, что экономика большинства из них успешно выходит из кризиса. Вместе с тем в расчет принимаются и следующие факторы:

1) регулирование иностранных инвестиций, бывшее либеральным и до кризиса, станет еще более открытым и благоприятным для иностранных инвесторов;

2) меры по привлечению иностранного капитала будут усилены;

3) кризис создает новые возможности для прямых иностранных инвестиций, ориентированных на повышение эффективности и приобретение активов за счет снижения издержек производства и стоимости активов в результате обесценения местных валют.

Россия, как и другие страны, пострадавшие от кризиса, остро нуждается в ПИИ. В отличие от азиатских стран, она значительно тяжелее преодолевает последствия кризиса. Вместе с тем ничто не мешает ей воспользоваться инструментами привлечения иностранных инвестиций, достаточно успешно применяемыми развивающимися странами в послекризисный период.

Российский инвестиционный климат и проблемы инвесторов

Сильной стороной российского инвестиционного климата на начальном этапе привлечения иностранных инвестиций традиционно считались три фактора: 1) потенциально емкий и ненасыщенный рынок; 2) богатые природные ресурсы; 3) дешевая и относительно квалифицированная рабочая сила. Однако, в современных условиях возникает необходимость заново оценить преимущества России в плане привлечения ПИИ. Несомненно, что возможности российского рынка или выход через Россию на рынки третьих стран далеко не исчерпаны, также как и запасы природных ресурсов. Но нельзя не учитывать, что при выборе места приложения инвестиций на мировых рынках инвесторы руководствуются комплексными соображениями. Для многих ТНК, особенно наиболее развитых, на первый план выходит не столько дешевизна рабочей силы, сколько ее квалификация, отношение к труду и прочие качественные параметры.

Дешевизна же и квалификация российской рабочей силы являются в значительной степени мифом. Российская рабочая сила относительно дешева по отношению к странам с рыночной экономикой, но никак не в сравнении со многими развивающимися странами. Как и в других развивающихся странах, ее стоимость растет.

Вместе с тем с качественными параметрами российской рабочей силы дело обстоит не вполне благополучно. Рейтинги швейцарского института Beri по качеству рабочей силы3 не подтверждают распространенного представления о наличии конкурентных преимуществ России в этой области. Россия, согласно данным этого рейтинга, находится лишь в третьей из четырех выделенных групп из 49 государств. Третья группа объединяет страны, где в принципе можно размещать капитал, но условия для этого не очень благоприятные. Такая оценка качества российской рабочей силы является результатом плохих оценок отдельных показателей. Если состояние трудового законодательства, тарифных соглашений, квалификация работников оцениваются на относительно среднем уровне, то трудовая дисциплина и отношение к труду, соотношение между уровнями заработной платы и производительностью труда - очень низко.

Международные инвесторы в последние годы стали в большей мере принимать во внимание так называемые созданные активы. К осязаемым активам относятся финансовые или физические активы, например, инфраструктура связи или сбытовая сеть. Общая черта неосязаемых активов - различного рода знания в виде профессиональных навыков, отношения к созданию богатства, культуры бизнеса, технологических, инновационных, менеджерских способностей. Россия никак не относится к числу стран, богатых такими, чисто рыночными активами.

Можно полагать, что богатые природные ресурсы и емкий рынок будут способствовать привлечению инвесторов. Но такой механизм может и не сработать в полной мере, если будут отсутствовать другие составляющие благоприятного инвестиционного климата, включая развитую правовую среду, отсутствие коррупции. Поэтому для повышения привлекательности страны в глазах иностранных инвесторов нужно проводить активную и последовательную политику привлечения иностранных инвесторов. События 90-х годов наглядно показали, что попытки России полагаться на исключительную роль природного фактора обречены на неудачу.

Политика в отношении прямых иностранных инвестиций

В конце ХХ столетия сохраняются значительные различия в политике привлечения ПИИ между развитыми и развивающимися государствами. Страны с рыночной экономикой в основном привлекали иностранный капитал не посредством специальных мер, а благодаря формированию общего благоприятного инвестиционного климата, предоставлению иностранным инвесторам национального режима, регулированию их деятельности в рамках общего законодательства. Развивающиеся страны, напротив, полагались на многочисленные льготы, имели специальное законодательство, регулирующее приток и деятельность ПИИ, отличное от правового режима для местных инвесторов. Однако, последние годы произошло определенное размывание четких граней между этими подходами.

Изменения в политике стран в целом направлены на повышение открытости экономики по отношению к иностранным инвестициям, на создание наиболее благоприятных условий для иностранного капитала. В период 1991-1997 гг. 94% всех законодательных новаций в мире, касающихся иностранного капитала, были нацелены на улучшение инвестиционного климата.

Таблица 1. Изменения в законодательстве стран в отношении

иностранных инвестиций

Годы

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Число стран, внесших изменения в инвестиционный режим

35

43

57

49

64

65

76

Число изменений инвестиционного режима

82

79

102

110

112

114

151

* из которых:

более благоприятные для прямых иностранных инвестиций*

80

79

101

108

106

98

135

* менее благоприятные для прямых иностранных инвестиций**

2

1

2

6

16

16

* включая либерализацию или изменения, направленные на усиление рынка, увеличение стимулов

** включая изменения по усилению контроля и снижения стимулов

Источник: World Investment Report. Trends and Determinants. UN, Geneva, 1998, p.57

Страны, в наибольшей степени осуществившие либерализацию своей экономики и ее внешнеэкономической сферы, сумели привлечь и большие объемы инвестиций. Вместе с тем международный финансовый кризис показал, что либерализация способствовала усилению уязвимости стран к неблагоприятным воздействиям мировой конъюнктуры.

Российская политика в отношении прямых иностранных инвестиций нуждается в коренных изменениях. Это диктуется, во-первых, неудовлетворительными результатами привлечения ПИИ, необходимостью привлекать иностранный капитал в больших масштабах, ограниченными возможностями поддерживать внутреннее накопление за счет других форм зарубежного финансирования.

Во-вторых, российская политика в области ПИИ осталась в стороне от происходящих в мире изменений, несмотря на постоянные декларации о введении "национального режима". Единственное, в чем преуспела страна, это в создании специального режима и специального законодательства, подобного тем, что действуют в ряде развивающихся стран. Однако, административно-правовой режим в отношении ПИИ остается достаточно закрытым, существует множество препятствий для притока и функционирования капитала. Политика в области ПИИ часто не согласована с политикой страны в других экономических областях. Мало отвечает она и требованиям международных организаций.

Россия до сих пор так и не определилась, какова должна быть политика привлечения иностранных инвестиций, в этой сфере борются разные подходы.

Первый подход состоит в том, что специальной политики в отношении ПИИ не требуется: создание стабильных макроэкономических условий является достаточным основанием их притока. Эта точка зрения особенно распространена в странах с рыночной экономикой. В соответствии с ней в период 50-70-х годов строили свою политику правительства многих стран. Особый режим и законодательство в отношении иностранных инвестиций были сравнительно редки и характерны были в основном для развивающихся стран. В 80-х годах число стран, использующих особый режим в отношении иностранных инвестиций, стало заметно возрастать, а в 90-х годах вообще произошел резкий скачок: к 1997 г. такой режим имели уже 143 страны и территории4.

Согласно второму подходу, иностранные инвесторы не должны пользоваться лучшими условиями, чем российские производители. Фактически речь идет о том, что им должен быть предоставлен национальный режим. Такой подход теоретически абсолютно правилен и экономически "справедлив", и Россия должна делать все необходимое для его практической реализации. Однако, в России инвестиционный климат пока не является привлекательным для иностранных инвесторов, привыкших функционировать в более благоприятных условиях в других странах. Забота об иностранном инвесторе предполагает и частичную компенсацию в связи с общими неблагоприятными условиями накопления в стране. Кроме того, иностранные инвестиции привносят новую технику и технологию, организацию производства, менеджмента, маркетинга, наконец, демонстрируют добропорядочность бизнеса, чего так остро не хватает современной российской экономике. Эти факторы могли бы существенно ускорить экономический подъем в России.

Третий подход с удивительной последовательностью демонстрируют все российские правительства пореформенного периода. Они декларируют поддержку иностранных инвесторов, принцип национального режима, что крайне важно для создания положительного имиджа страны как объекта приложения капитала. Реально же происходит лишь патронирование и предоставление льгот крупным и/или известным в мире компаниям. Остальные инвесторы остаются вне поля зрения правительства и без достаточной правовой защиты и помощи. Тем самым упущена возможность масштабного привлечения среднего и малого, но мобильного и часто технически передового предпринимательского капитала.

Этот подход в полной мере реализуется в российском законодательстве в отношении прямых иностранных инвестиций. Для него типичны отсутствие комплексного подхода, решение отдельных вопросов вне связи друг с другом, противоречия, внесение изменений задним числом, опора в основном на административные, а не на экономические факторы. Недостатки и просчеты такой политики иностранные инвесторы ощущают на практике, что проявляется в их многочисленных жалобах на несовершенство российского законодательства и механизма его практической реализации.

Россия, как федеративное государство, имеет особенности, которые должны учитываться в политике привлечения ПИИ. Отношения федерального центра с региональными и местными властями в инвестиционной сфере находятся в процессе формирования. Происходит определенная передача полномочий и ответственности на уровень регионов, активно развивается региональное инвестиционное законодательство, в том числе касающееся ПИИ. Более того, фактическая зависимость от местных администраций таможенных и налоговых служб, судов и ряда других органов государственной власти, формально не подчиняющихся региональным и местным властям, усиливает позиции регионов.

Пути улучшения инвестиционного климата

Основополагающим условием расширения иностранных инвестиций в России являются меры по преодолению затяжного экономического кризиса. Наиболее существенную роль должна сыграть налоговая реформа, реструктуризация банковской системы, административно-правовое обеспечение защиты прав собственности.

Российский опыт в предкризисный период показал, что низких процентных ставок явно недостаточно для направления инвестиций в реальный сектор. Значительно более прибыльная в тот период система государственных долговых обязательств оттягивала на себя практически все свободные средства. При восстановлении рынка государственных бумаг задача состоит в обеспечении уровня доходности на этом рынке не выше доходности от инвестиций в реальный сектор.

Вставка 1. Основные меры по привлечению иностранных инвесторов в Бразилию

1) успех плана по стабилизации экономики ("Плано Реал"), снизившего уровень инфляции и повысившего уровень жизни;

2) восстановление нормальных отношений с международным финансовым сообществом;

3) модернизация юридических правил путем принятия ряда поправок и законов, снимающих ограничения для иностранного капитала (главным образом в добывающей промышленности и страховании), новых правил в отношении концессий в области коммунальных услуг, дерегуляция деятельности портов, реструктуризация энергетического и телекоммуникационного секторов, увеличение гибкости в осуществлении государственной монополии в нефтяной промышленности, принятие нового патентного закона;

4) успешное развитие широко осуществляемой программы приватизации путем денационализации или предоставления концессий в области железных и шоссейных дорог, портов, электричества, телекоммуникаций, добычи, переработки и транспортировки газа, банковской деятельности;

5) открытие экономики путем снижения таможенных пошлин и импортных квот;

6) укрепление демократии.

Источник: Guide on How to Invest on the Brazilian Stock Market, Bovespa, p. 24.

Восстанавливается подорванный кризисом российский рынок корпоративных бумаг. Российская экономика нуждается не только в создании новых производств, но и в развитии действующих предприятий. С этой целью необходимы меры по существенному улучшению корпоративного управления, финансового оздоровления и технического переоснащения предприятий, переходу на понятные иностранным инвесторам международные стандарты бухгалтерского учета и отчетности, защите и повседневному уважению прав инвесторов.

Национальный режим должен стать краеугольным камнем в политике привлечения иностранного капитала Россией. Этот принцип формально закреплен в российском законодательстве. Проблема, однако, в том, что от принципа до его практического применения - большая дистанция. В России эта дистанция, по меркам стран с рыночной экономикой, велика, на что неоднократно указывали инвесторы и международные организации.

Общий курс инвестиционной политики должен состоять в сокращении числа изъятий5 из национального режима в России, что способствовало бы улучшению инвестиционного климата. Вместе с тем, это не означает необходимости полного отказа от таких изъятий. Мировой опыт показывает, что практически все страны (включая развитые), допускают изъятия из национального режима. Подобная практика может быть использована и Россией, в частности для защиты своих производителей. Главное для страны с точки зрения инвестиционного имиджа придерживаться цивилизованных методов отступления от национального режима. Изъятия должны закрепляться законодательно, а не инструктивными мерами властей всех уровней, применяться без исключений ко всем группам инвесторов, подпадающим под такие изъятия, закрепляться в рамках международных договоров или документов, определяющих членство или отношения России с теми или иными международными организациями.

В первую очередь необходимо устранить барьеры на пути иностранного капитала, облегчить условия допуска и работы иностранных инвесторов в стране. Это предполагает, в частности, следующие шаги:

* устранение препятствий, обусловленных применением инвестиционных мер, связанных с торговлей (TRIMS). Речь идет о требованиях к размеру национальной составляющей при производстве продукции предприятиями с иностранным участием, ограничениях на использование иностранной валюты, требованиях к экспорт;

* сокращение масштабов и упрощение процесса лицензирования деятельности, системы въезда высшего управленческого персонала;

* разрешение использовать международный арбитраж для решения инвестиционных споров, предусмотренное в двусторонних инвестиционных договорах России со многими государствами, но отсутствующее во внутреннем законодательстве;

* сокращение числа отраслей и производств, где в настоящее время запрещены иностранные инвестиции или их применение ограничено. Требуется также подумать о целесообразности принятия закона "О перечне отраслей, производств, видов деятельности и территорий, в которых запрещается или ограничивается деятельность иностранных инвесторов". Рассчитывать на то, что с принятием этого закона не будут появляться новые запреты, в условиях стихийного законотворчества в России необоснованно, поскольку у региональных властей останется достаточно лазеек для обхода этого закона.

Для создания и поддержания разветвленной системы финансовых льгот сегодня стране трудно выделить средства. Кроме того, эффективность таких стимулов далеко не всегда оправдывает себя. К примеру, из множества созданных к настоящему времени свободных экономических зон реально функционируют единицы, другие же являются, скорее, удобным прикрытием для вывоза капитала из страны. Несмотря на это, количество проектов создания новых свободных экономических зон растет.

В условиях, когда продолжают сокращаться как внутренние, так и иностранные инвестиции, страна не может позволить себе взять курс на полное устранение системы стимулов для инвесторов. Это - задача на перспективу. Сегодня же целесообразно сохранить эту систему, изменив принципы предоставления стимулов, а в ряде случаев - и сами стимулы. Эти стимулы, однако, должны применяться на условиях национального режима, ни в коем случае не носить индивидуального характера. Предоставляя такие стимулы, Россия должна в полной мере учитывать правила международных экономических организаций, занимающихся вопросами иностранных инвестиций, особенно ВТО и ОЭСР.

При разработке системы стимулирования предстоит пересмотреть вопрос о том, что будут поощрять такие стимулы. В начале 90-х годов поощрялось развитие отдельных регионов и отраслей. В настоящее время стимулы направлены на увеличение объема инвестиций. В будущем России, видимо, целесообразно стимулировать приток новых технологий, рост производства и экспорта современной продукции.

В целом же упор должен делаться на создание стабильных условий для деятельности иностранного капитала. Последнее предполагает закрепление или предоставление ряда новых гарантий в законодательстве, гарантирование инвестиций как через Агентство по страхованию и гарантированию инвестиций, так и через федеральный и региональные бюджеты. Вопрос создания указанного Агентства по своей важности выходит на первый план в деле сокращения политических и экономических рисков при инвестициях в Россию. Это та область, где страны с рыночной экономикой и международные организации могут оказать серьезную помощь как при организации Агентства, так и в финансировании его деятельности.

Задачи в области законодательства

В конце 1998-начале 1999 года вступили в силу законы "О соглашениях о разделе продукции (СРП)", "Об инвестиционной деятельности", "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации", в первом чтении был принят закон о свободных экономических зонах, внесен Правительством в Думу законопроект о поправках в закон о недрах. Это создало некую иллюзию благополучия в развитии процесса привлечения иностранных инвестиций. Между тем несовершенство принятых законов, нечеткость и непоследовательность правоприменительной практики лишь усиливают потребность в ускоренном формировании правовой базы, необходимой для привлечения иностранных инвестиций.

Закон об инвестиционной деятельности практически не вносит ничего нового в российское законодательство и вряд ли окажет заметное воздействие на приток иностранного капитала в Россию.

Закон об иностранных инвестициях по ряду положений является шагом назад по сравнению с предыдущим законом 1991 года. Он концептуально рыхлый, содержит много противоречий и неточностей, отсылочных положений. Согласно Закону льготы предоставляются только приоритетным проектам (крупные инвестиционные проекты со значительным иностранным участием) независимо от сферы приложения инвестиций. Однако в данном случае льготы можно было бы использовать не только для стимулирования объема инвестиций, но и притока капиталовложений, обеспечивающих технический прогресс в российской экономике.

В Законе льготы предусмотрены только в отношении таможенных пошлин. Между тем практика многих стран доказала эффективность такого инструмента, как налоговые каникулы, и других налоговых льгот.

Закон фактически ликвидирует полноценную стабилизационную оговорку (нераспространение на иностранных инвесторов неблагоприятных изменений в законодательстве - "дедушкина оговорка"). В нынешнем виде стабилизационная оговорка сводится только к неизменности налогового режима и оставляет возможность введения, например, квотирования. Для бизнеса, ориентированного на экспорт или импорт, это может быть критическим фактором стабильности инвестиционного проекта.

В процессе совершенствования инвестиционного законодательства необходимо иметь в виду:

* стабилизационную оговорку неправомерно рассматривать в качестве льготы, как это делается в п.5 ст.9 Закона. Это - не льгота, а гарантия, и природа их разная. При наличии льготы инвестор получает что-либо от государства дополнительно к условиям, существующим для других инвесторов, в случае гарантии - инвестор не получает ничего сверх положенных всем инвесторам нормальных условий деятельности.

* закон применяет оговорку только в отношении крупных ("приоритетных") проектов и предприятий, в которых иностранное участие составляет свыше 25%. Однако, право на нее должны иметь все инвесторы, независимо от размера и доли участия предприятий, причем не только иностранные, но и российские.

* срок действия оговорки ограничен 7 годами, с правом ее продления в порядке исключения для приоритетных предприятий. Срок должен равняться периоду окупаемости проектов, что предполагает индивидуальный подход к каждому проекту. От исключений в плане продления нужно отказаться в принципе, либо установить критерии, по которым такое исключение возможно для всех инвесторов.

* необходимо установить критерии оценки неблагоприятных изменений для инвесторов.

До сих пор в России отсутствуют две существенные государственные гарантии для иностранных инвестиций:

* от неявных, скрытых, косвенных действий органов государства, препятствующих деятельности иностранных инвесторов;

* от военных действий, гражданских беспорядков, введения чрезвычайного положения и т.п. обстоятельств, чреватых ущербом имуществу инвестора.

На случай причинения ущерба должно быть предусмотрено полное возмещение, включая упущенную выгоду. По крайней мере, речь могла бы идти о "незамедлительной" или "своевременной" компенсации, либо о компенсации "без необоснованной задержки". Могла бы быть рассмотрена непопулярная возможность частичного отказа российского государства от своих суверенных иммунитетов в судебно-процессуальной области, т.е. от принципа неподсудности государства иностранным судам по искам, предъявленным ему частными лицами.

Реальным достижением в области инвестиционного законодательства (хотя и с определенными оговорками) можно считать только Закон о СРП. Законодательство по СРП открывает большие перспективы. Действуют три крупных многомиллиардных проекта (два сахалинских и Харьягинское в Ненецком округе могут привлечь свыше 30 млрд. долл.), приняты необходимые и получившие одобрение инвесторов законы и несколько нормативно-правовых актов, ведутся переговоры с потенциальными инвесторами по ряду новых крупных проектов в нескольких регионах.

Нужно иметь в виду, что речь идет не только о нефтегазовых проектах. Законодательство о СРП обеспечивает правовой "зонтик" и для подрядчиков нефтегазовых компаний. Более того, в регионах, вовлеченных в эти проекты, появляется платежеспособный спрос, что создает предпосылки для инвестиций в самые разные отрасли и проекты.

Нужно активно использовать открывшийся шанс на инвестиции. В первую очередь, следует увеличить число месторождений, которые можно переводить на режим СРП (сегодня действует ограничение 30% запасов и принятый Думой перечень нефтяных месторождений почти исчерпал эту квоту).

Закон не должен включать квоты (в частности, обязательность 70% использования отечественного оборудования и 80% отечественного персонала), которые прямо противоречат требованиям ВТО. Нужно устранить из закона необходимость законодательного утверждения перечня месторождений, которые разрабатываются на условиях СРП, и утверждение отдельными законами СРП для месторождений, расположенных на шельфе. И то, и другое - дело Правительства, а не парламента.

Наконец, необходимо интенсифицировать подготовку СРП для мелких и средних месторождений, способствуя созданию дополнительных источников доходов в регионах и снимая проблему регионального дефицита топлива и тепла. В вопросе нефтяных месторождений с запасами до 25 млн. т. все необходимые законодательные акты Парламентом приняты. Теперь задача Правительства обеспечить организационно-финансовую сторону дела.

Один из наиболее острых вопросов, стоящих перед экономикой необходимость существенного повышения эффективности управления государственной собственностью. Здесь скрыт огромный инвестиционный потенциал, который может быть реализован путем принятия Концессионного закона, или точнее, Закона "Об инвестиционных договорах государства". Подобный правовой акт мог бы помочь широкому и повсеместному привлечению иностранного капитала, обеспечив заключение контрактов типа арендных договоров между государством и частными инвесторами.

Подготовка и принятие законодательства об инвестиционных договорах государства имеет принципиальное значение для эффективного управления государственной собственностью в разных отраслях экономики и сферах деятельности под контролем государства без передачи ее в частную собственность. В конечном счете, такое законодательство может обеспечить выработку новых подходов к приватизации, использованию природных ресурсов (что особенно важно для ТЭК и АПК), проведение реформы коммунально-бытового хозяйства. Законодательство может создать правовую основу для процедуры банкротств и последующего заключения контрактов с временными управляющими, проводящими санацию предприятий. Адекватные условия для деятельности иностранного капитала не были созданы ни в ходе ваучерной приватизации, ни в последующие периоды. Основная проблема сейчас - определить политику России по отношению к иностранному предпринимательскому капиталу с учетом достигнутых результатов в этой области, задач, стоящих перед российской экономикой, специфики современного этапа.

Выводы и возможные меры

* После финансового краха августа 1998 г. прямые иностранные инвестиции единственный источник свободных средств в условиях затрудненного доступа на мировые финансовые рынки и при нулевых сбережениях населения в России. Перед Правительством стоит задача предпринять экстраординарные меры по созданию благоприятного инвестиционного климата. Возможный благодаря этому приход в Россию стратегических инвесторов может рассматриваться в качестве определенной гарантии от новых экономических и политических потрясений.

* По нашим оценкам, существенный приток иностранных инвестиций в Россию может начаться не раньше, чем через 2-3 года при выполнении следующих условий:

- благоприятные итоги выборов в глазах мирового сообщества;

- преодоление основных последствий финансового кризиса;

- устойчивый экономический рост, даже при низких темпах;

- позитивные изменения в политике привлечения иностранных инвестиций.

* Законодательный прорыв в области СРП и трудности в практической реализации этого закона лишь подчеркивают несовершенство институционально-правовой базы для иностранных инвестиций. Необходимо заполнить "белые пятна" инвестиционного законодательства, приняв законы о концессиях и свободных экономических зонах, внести изменения в действующие инвестиционные законы.

* Инвесторам необходимы не временные льготы (которые, как показывает российский опыт, легко ликвидируются), а долгосрочные гарантии возврата вложенного капитала. При их отсутствии рост предпринимательского риска ведет к сокращению инвестиционного предложения и оттоку капитала из страны.

* Необходимо быстрое формирование не только ясной правовой, но и административной среды, обеспечивающей деятельность в России компаний с долгосрочными интересами.

1 Вместе с тем, нельзя исключать случаи изъятия капитала из предприятий с иностранным участием или выплаты таких предприятий по кредитам, взятым у материнских компаний или компаний, к которым принадлежат иностранные участники СП.

2 Анализ 12 развивающихся стран и стран с переходной экономикой, являющихся основными реципиентами иностранного капитала, показал, что в 1992-1997 гг. ПИИ были более стабильны по сравнению с портфельными инвестициями. Исключение составили три страны - Бразилия, Чили и Южная Корея. Здесь более высокая текучесть ПИИ объяснялась либо ограничениями на передвижение портфельного капитала, либо, напротив, возможностями широкого участия в приватизации. World Investment Report, UN, Geneva, 1998, pp.14-16.

3 Интегральный показатель качества рабочей силы рассчитывается как средневзвешенная величина 4-х составляющих: трудовое законодательство и тарифные соглашения, соотношение между уровнями заработной платы и производительности труда, трудовая дисциплина и отношение к труду, уровень квалификации работников.

4 World Investment Report, UN, Geneva, 1998, p.53.

5 Под изъятиями понимаются как ограничения (негативные изъятия), так и льготы (позитивные изъятия).

Бюро экономического анализа

1

5

Бюро экономического анализа

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

E-mail: [email protected]

Интернет: www.beafnd.org

Информационно-аналитический бюллетень

№ 18

сентябрь 1999 г.

О возможных мерах Правительства и Банка России

по преодолению банковского кризиса

Процесс создания надежных банковских институтов, особенно после финансового кризиса, по времени намного превосходит даже формирование полноценного корпоративного управления предприятиями реального сектора. Можно выделить следующие проблемы российской банковской системы, требующие безотлагательного решения:

* Укрепление институционально-правового режима в отношении банковской системы, позволяющего повысить ее открытость, эффективность, транспарентность и конкурентоспособность;

* Выработка адекватных мер по преодолению кризиса ликвидности в банковской системе с целью активизации участия банков в экономической деятельности и кредитовании предприятий;

* Повышение требований к банковскому надзору с целью укрепления надежности банков, формирования их имиджа как стабильных финансовых посредников;

* Разработка специальной Программы рекапитализации банковской системы, содержащей основные принципы государственной поддержки коммерческих банков в ближайшие годы;

* Выделение бюджетных средств на реструктуризацию банковской системы, включая финансирование деятельности Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). В значительной степени от этого зависит мнение мирового сообщества о серьезности намерений Правительства в отношении оздоровления банковской системы.

Банкротства банков, особенно массовые, банковские кризисы создают для государства существенные проблемы не только экономические, но и социальные в силу того, что негативные процессы в банковской системе приводят к потерям частных сбережений, предприятий и особенно населения. В этой связи государство критически заинтересовано в обеспечении работоспособности банковской системы, в том числе путем предоставления финансовых ресурсов. Затягивание с проведением необходимых действий по преодолению последствий банковских кризисов увеличивает интегральную величину потерь общества от этих кризисов, особенно препятствуя переходу к экономическому росту. Финансирование реструктуризации банковского сектора могло бы обеспечить возврат по крайней мере части из "зависших" на сегодняшний день примерно 35 млрд. рублей бюджетных денег. Выход российской экономики на траекторию роста в ближайшие годы во многом будет зависеть от успеха в восстановлении и развитии банковской системы России. В Заявлении Правительства Российской Федерации и Центрального банка об экономической политике на 1999 год осуществление реструктуризации банковской системы рассматривается в качестве первоочередной задачи.

Восстановление ликвидности банковского сектора

Наиболее ярким и болезненным проявлением банковских кризисов является кризис ликвидности (особенно на первых этапах), который выражается в неспособности банковской системы бесперебойно осуществлять одну из своих важнейших функций - расчеты между экономическими агентами. С точки зрения интересов всей экономики сбои в работе расчетной системы должны быть преодолены как можно быстрее, поскольку задержка с их устранением приводит к нарушению всех экономических связей в обществе, к дестабилизации экономики. Поэтому обычно усилия государства, в первую очередь, сосредоточиваются на этом направлении. С организационной точки зрения преодоление кризиса ликвидности является сравнительно легкой задачей. Для ее быстрого решения существует один инструмент - предоставление центральным банком дополнительной ликвидности банковской системе.

После 17 августа 1998 г. Банк России предпринял несколько действий, которые позволили предоставить необходимую ликвидность банковской системе и преодолеть к концу октября 1998 г. острый кризис ликвидности банковской системы страны. Однако ЦБ РФ не в полной мере удалось избежать негативных последствий проведенной операции с точки зрения роста цен и падения курса рубля. Начиная с конца сентября 1998 г., Банк России начал активно кредитовать Правительство, отдельные банки, что привело к возникновению побочной проблемы "рублёвого навеса" - ликвидных ресурсов, не находящих себе инвестиционного применения. Эту проблему придется решать в ближайшем будущем.

Реструктуризация банковской системы

Под реструктуризацией банковской системы понимается комплекс организационных процедур, который приводит к оздоровлению банковского сообщества, ликвидации неплатежеспособных банков. Как правило, в рамках этой работы надзорные органы проводят тщательную "ревизию" банковских балансов, проверку качества кредитного портфеля банков и уточнение степени рискованности активов банков, определение масштабов потерь конкретных банков и банковской системы в целом, анализ внутренних причин, которые могли обусловить ухудшение финансового положения банков. Важнейшей задачей надзорных органов является скорейшее прекращение деятельности банков, восстановление которых не представляется возможным. Задержка с ликвидационными процедурами может привести к переводу кризиса в вялотекущую фазу, когда неплатежеспособные банки продолжают функционировать, вводя в заблуждение население и предприятия относительно своей жизнеспособности. Такая ситуация часто ведет к растаскиванию относительно хороших активов банка, образованию у него новых убытков, нанесению еще большего ущерба его клиентам, а, следовательно, всей экономической системе. Учитывая это, страны Восточной Азии (Южная Корея, Таиланд) благодаря достаточно жестким мерам в целом сумели решить проблемы реструктуризации своих банковских систем в течение двух лет после кризиса 1997 г.

Обычно банковский кризис является толчком к повышению качества работы надзорных органов: пересмотру принципов организации их работы, нормативных и методологических документов, созданию новых органов, наделяемых функциями банковского надзора или укрупнению существующих. Это касается даже стран с огромным опытом работы надзорных органов. Практика показывает обязательность проведения органами банковского надзора тщательного и детального анализа причин возникновения кризиса, выяснения "удельные веса" общеэкономических факторов кризиса, внутренних проблем банковской системы, недостатков в системе банковского надзора, включая просчеты законодательного регулирования. Случаи, когда после возникновения банковского кризиса, государство не ставит задачу укрепления банковского надзора, крайне редки. Задача укрепления банковского надзора должна быть как можно скорее поставлена в повестку дня деятельности Банка России, Правительства РФ, Государственной думы.

Одновременно с проведением ликвидационных процедур государство определяет круг банков, в банкротстве которых оно не заинтересовано (как правило, по социально-политическим причинам). По отношению к отобранным банкам применяются специальные процедуры реорганизации. Последнее связано с существенным ограничением прав действующих акционеров вплоть до их полного отстранения от управления банком, и, как правило, принимает форму присоединения проблемных банков к устойчивым (быстро создать новые банки трудно). Государство, в первую очередь Банк России, должны уделять более пристальное внимание проблеме реструктуризации банковской системы в целях предотвращения реальной угрозы затягивания кризиса и перехода его в застойные формы.

Длительный период, потребовавшийся для судебных решений о правомерности отзыва лицензий у таких крупных банков, как Токобанк, "Империал", Инкомбанк, указывает на необходимость скорейшего совершенствования ликвидационных процедур. В результате затягивания этих процедур увеличивается количество "мертвых" банков, лицензия у которых отозвана, но сами банки не ликвидированы. На 1.03.99 таких банков насчитывалось 1016 против 852 на начало года. При этом темпы ликвидационных процедур с начала 1998 г. остаются приблизительно на одном и том же уровне. По всей видимости, либо ликвидационные технологии не успевают переварить такое количество гибнущих банков, либо у этих банков нет кредиторов, заинтересованных в ликвидации мертвых банков. По оценкам Банка России, на начало февраля 1999 г. было "нецелесообразно оказывать поддержку" 397 банкам, т.е. каждому четвёртому из числа действующих. Из них 149 уже имеют явные признаки банкротства.

При существующих темпах отзыва лицензии и ликвидации банков, отражающих реальные возможности сложившегося бюрократического механизма, для ликвидации такого количества кредитных организаций потребуется 3-4 года. С точки зрения перехода к росту в 2000-2001 гг. страна должна обеспечить формирование достаточных мощностей в банковской системе, способных проводить платежи, оперировать сложными финансовыми инструментами, защитить от злонамеренных банкротств и, главное в конечном итоге, собирать сбережения и превращать их в инвестиции.

Возможные механизмы рекапитализации банковской системы

Мировой опыт показывает, что значительная потеря капитала банковской системой является неизбежным следствием кризиса. Совокупный капитал банковской системы может быть даже отрицательным (как, например, в Венгрии в 1993 г. и в Болгарии в 1996 г.). Меры по преодолению банковского кризиса всегда включали в себя восстановление капитала, как правило, за счет государства. В некоторых случаях рекапитализация производилась несколько раз (в той же Венгрии в период с 1991 г. по 1994 г. - 4 раза. Существенно, что в результате предпринятых мер соотношение капитала и активов, взвешенных с учетом риска, достигло в Венгрии 18% при рекомендуемых Базельским комитетом по банковскому надзору 8%). Общество, естественно, неохотно несет потери для поддержания банков, которые рассматриваются как "жирные коты" на фоне социальных проблем, особенно в странах с переходной экономикой. В то же время выбор в общем невелик - нормальное функционирование рыночной экономики невозможно без полноценной банковской системы.

Сокращение банковского капитала порождает ряд негативных последствий как для самой банковской системы, так и для экономики в целом. Собственный капитал банка призван демпфировать неизбежно существующую разницу между активами и пассивами банка по срочности. В условиях преобладания в России краткосрочных пассивов без наличия достаточно большого уровня собственного капитала невозможны существенные вложения в любые средне- и долгосрочные активы. По размеру собственного капитала можно судить о масштабах деятельности банка. Достаточность капитала является важной характеристикой надежности любого банка как для вкладчиков, так и для кредиторов. Не случайно большинство банковских нормативов касаются показателей относительных размеров капитала. В условиях сокращения ресурсной базы во время спада и возникновения значительных убытков низкая капитализация дает банку очень немного шансов на выживание.

Одной из важнейших задач в преодолении последствий банковского кризиса является восстановление капитала банковской системы в целом, и отдельных банков, в частности. Существует два источника пополнения капиталов банков: средства собственников, новых или старых, и средства государства. Государство обычно принимает существенное финансовое участие в восстановлении капитала банковской системы. Особенно это характерно для стран с развивающимися рынками. Дело в том, что в нормальной ситуации источником роста капиталов банков является получаемая ими прибыль. После кризисов масштабы деятельности банков резко снижаются, их портфели переполняются проблемными активами, не приносящими доходов. Устойчивое снижение капитала требует от банков уменьшения масштабов деятельности в силу необходимости соблюдения надзорных требований, а это уже чревато резким сжатием не только самого банковского сектора, но и объема финансирования им предприятий реального сектора.

Альтернативной угрозой выступает стремление банков в кратчайшие сроки восстановить свой капитал, что приводит к резкому росту процентной маржи (разрыва в процентных ставках по кредитам и депозитам). Опасность такого хода событий состоит в том, что, с одной стороны, за счёт высоких ставок по кредитам банки переносят бремя восстановления своих капиталов на наиболее здоровые корпорации, которые они кредитуют. С другой стороны, в силу низких процентных ставок по депозитам, сочетающихся с подрывом доверия к банкам вообще, население не стремится к росту организованных сбережений. Рекапитализация банков может проводится в различных формах, направленных на стимулирование определенных видов деятельности. В таблице 1 (см. Приложение) приведены основные методы государственной поддержки коммерческих банков, использовавшиеся разными странами.

Как правило, основным методом восстановления капитала банковской системы за счёт государства является выкуп плохих активов банков за счет бюджета (или центрального банка). Однако такой подход не полностью применим в российских условиях.

Российская банковская система потерпела основные убытки от избыточно взятого на себя валютного риска и от операций с инструментами срочного рынка, а не от предоставления реальному сектору кредитов, которые стали проблемными. В сложившейся ситуации государство столкнется с невозможностью выкупа у значительной части банков плохих активов и увеличения тем самым капитальной базы банков. Государство через специальный орган проводит работу по взысканию или продаже выкупленных активов, пытаясь частично компенсировать свои затраты. В наших условиях государство не в состоянии принять на себя фактически частные долги российских банков, часто нерезидентам, при том огромном внешнем долге, который накоплен к настоящему моменту.

В соответствии с мировой практикой, для поддержания работоспособности банковской системы достаточны средства в размере 5-6% ВВП, что соответствует величине капитала российских банков на начало 1998 г. Потери российской банковской системы оцениваются в размере 2,5% ВВП. Восстановление ее капитала за счет собственных усилий (из ожидаемой прибыли) потребует 5-8 лет.

Необходимо существенно интенсифицировать усилия государственных структур в деле преодоления последствий банковского кризиса. Особенно неотложной представляется работа по выработке Программы рекапитализации российской банковской системы, которая бы содержала в себе критерии отбора банков для поддержки и принципы принятия таких решений, указывала источники средств финансирования, предлагала решение налоговых вопросов, связанных с реструктуризацией и списанием долгов, восстановлением капиталов банков. Программа должна исходить из того, что банковскую систему не восстановишь разовым вливанием средств, что само по себе опасно. Нужен комплекс мер с обязательным усилением банковского надзора, четкими траспарентными правилами доступа к средствам со стороны частных банков. Безупречность менеджмента и персонала (в частности, в период кризиса) была бы естественным требованием со стороны общественности и государства.

Программа должна быть рассчитана на несколько лет (примерно до 2004 года) как минимум. Ее первый этап должен охватывать 1999 - 2000 гг. и включать меры по восстановлению ликвидности банковской системы, укреплению надзора, быстрой ликвидации больных и капитализации здоровых банков. Такая банковская система могла полноценно участвовать вместе с иностранными банками в обеспечении экономического роста, который ожидается в мире и в России в следующем году. По мере улучшения ситуации можно ожидать, что собственные доходы банков позволят им наращивать капитал. Но это не снимет ответственности с государства и ЦБ за укрепление банковской системы, предотвращение рецидивов "ранней переходной лихорадки", нездоровых банковских спекуляций. Возможно, что определенные меры по укреплению капитальной базы потребуются и в дальнейшем с тем, чтобы банки (наряду с более слабыми пока небанковскими финансовым институтами) были в состоянии участвовать в масштабных инвестиционных проектах и служит проводником долгосрочного, а не чисто спекулятивного иностранного капитала.

Условия рекапитализации российских банков

В нынешних российских условиях государство не сможет в значительных масштабах выкупать активы у банков, в частности, из-за бюджетных ограничений. Одним из главных способов капитализации, видимо, станет предоставление банкам кредитов под залог контрольных пакетов акций или приобретение государством (АРКО, РФФИ, Банком России) таких пакетов акций. Такой путь таит в себе угрозу постепенной национализации определенной части российской банковской системы. Очевидно, что такое развитие событий не укрепит в долгосрочном плане банковскую систему страны. Государство же должно избежать угрозы последующего финансирования как старых, так и новых убытков банков. Реприватизация старых банков, реструктурирование их активов, ускоренное укрепление "второго эшелона" банков могло бы реально расширить набор инструментов, используемых для оздоровления банковского сектора.

Государству вряд ли удастся привлечь значительные средства от собственников банков или новых инвесторов для рекапитализации банковской системы. В российской экономике явно не хватает внутренних накоплений и, следовательно, ограничена ресурсная база для инвестиций. Важную роль играет также тот факт, что в России высокая концентрация прав собственности приводит к ситуации, когда "51 процент равен ста, а 49 - нулю". Исходя из этого, собственники, не обладающие правами реального контроля за деятельностью банка, вряд ли согласятся участвовать в наращивании его собственного капитала. Нельзя также сбрасывать со счетов низкую инвестиционную привлекательность российской экономики, что служит тормозом и для национальных, и для иностранных инвестиций. В этих условиях Банк России должен попытаться более активно использовать предоставленные ему законодательством инструменты принуждения. В частности, ЦБ должен потребовать от акционерных собраний банков списания убытков, образовавшихся по итогам 1998 г. за счет уставного капитала, и ввести ограничения на выплату дивидендов в банках, утративших существенную часть своего капитала на несколько лет вперед.

Государство не определилось пока в вопросе об источниках средств для осуществления программы рекапитализации банковской системы. В бюджете на 1999 г. эта проблема обходится молчанием, за исключением финансирования Банком России создания АРКО. Переговоры с международными финансовыми организациями (Мировой банк, ЕБРР) находятся в начальной стадии. С учетом ограниченности средств, которые эти организации могут выделить России вообще, предоставление, например, 400 млн. долл. в счет суверенного долга (то есть порядка 10 млрд. рублей) никак не решит масштабной проблемы рекапитализации. Получение средств в счет суверенного долга с передачей в конечном итоге частным банкам на восстановление собственного капитала непростая юридическая процедура (и политическая проблема) и, видимо, потребует одобрения Думой в год выборов.

В результате едва ли не единственным источником может выступать Банк России. Такой подход может столкнуться с ограничениями, связанными с обязательствами Правительства перед международными организациями по регулированию денежной и банковской системы, уровню бюджетного дефицита.

Пока весьма вероятным выглядит сценарий, в рамках которого поддержка избранных банков "на плаву" будет осуществляться государством либо за счет направления через эти банки потоков бюджетных средств (предоставление прямо или по тендеру какого-либо бизнеса), либо за счет предоставления им кредитов Банком России. Очевидно, что ни то, ни другое не решает задачу рекапитализации.

В условиях России наиболее целесообразным представляется поддержка, предполагающая передачу банкам государственных ценных бумаг в обмен на плохие долги или долю в уставном капитале, что дополнительно будет способствовать восстановлению финансовых рынков. Выпуск последних в идеале не будет означать увеличения нагрузки на бюджет, поскольку в обмен государство получит долю в капитале банков и соответственно дивиденды по результатам работы. Цена этой операции для бюджета появится только в случае последующего банкротства банка. С целью развития и расширения операций кредитования реального сектора экономики возможно предоставление государственных гарантий. Вопрос в том, чтобы найти оптимальный уровень и форму участия государства в работе банка. С одной стороны, необходимо обеспечить контроль над расходованием целевых средств, с другой стороны, дать банку возможность эффективно работать, а не быть "на коротком поводке" у государственных структур.

Учитывая специфику положения страны, необходимо рассматривать не только потребности, но и возможности поддержки со стороны государства. Признание приоритетности проблемы было первым важным шагом. При этом совершенно ясно, что на сегодняшний день бюджет не в состоянии обеспечить в полной мере финансирование процесса реструктуризации. Тем не менее, финансовое участие государства в этом процессе на основе компромисса потребностей и возможностей представляется абсолютно необходимым. Речь идет о масштабном компромиссе (между различными целями экономической политики) с целью решения ключевой проблемы восстановления экономического роста и обеспечения кредитования инвестиционного процесса.

В этом отношении правительству и ЦБ необходимо создать атмосферу доверия в стране и в мире к своим намерениям по восстановлению банковской системы. Это можно осуществить как через активную роль Банка России, так в особенности через укрепление Агентства по реструктуризации кредитных организаций.

Традиционно, по крайней мере со времен Великой депрессии, государство вынуждено создавать специальную организацию, на которую возлагается проведение санации банковской системы. Выделение средств со стороны государства Агентству должно повысить доверие к политике Правительства, усилить авторитет и эффективность работы самого АРКО, способствовать привлечению финансовых ресурсов из альтернативных источников. Правительство фактически заявило о своих намерениях реструктурировать банковскую систему в рамках общепринятых подходов, создав АРКО и дав ему начальный капитал, размер которого конечно существенно уступает реальным потребностям банковской системы. В условиях жестких требований международных организаций по бюджетному дефициту Правительству трудно обеспечить массированные вливания в АРКО. Однако в данном случае важна устойчивость, ясность перспектив и уверенность, что АРКО располагает техническими возможностями и финансовыми ресурсами для решения наиболее острых и срочных проблем банковского сектора.

Фактически любая Программа реструктуризации банковской системы должна предусматривать укрепление и развитие функций ЦБ и АРКО. Возможный после президентских выборов экономический подъем не должен застать государство врасплох с банковской системой, неадекватной потребностям развития экономики. Это предполагает регулярное, устойчивое (даже при ограниченных масштабах) выделение бюджетных средств в различных формах на нужды реструктуризации и рекапитализации банковской системы. В этих целях могут использоваться и кредиты ЦБ, и гарантии государства и определенный объем бюджетных средств.

Мировая практика показывает, что капитализация должна сопровождаться весьма жесткими требованиями к банкам с тем, чтобы исключить проведение ими рискованных операций, неоправданное удовлетворение интересов акционеров и менеджеров. Вместе с тем, опыт многих стран свидетельствует о том, что отказ от капитализации банков или недостаточная капитализация неизбежно вызовут необходимость вновь вернуться к этой проблеме через короткое время. Не располагая достаточным капиталом, банковская система будет не в состоянии в условиях экономического подъема развернуть масштабные операции, и прежде всего кредитование предприятий реального сектора.

Если не произойдет рекапитализации российской банковской системы, возможности развития финансового сектора и экономики России в целом будут крайне ограничены. При недостаточном уровне капитализации банковская система уже в ближайшие годы может столкнуться с новым, еще более тяжелым, чем нынешний, кризисом. Возможность этого наглядно подтверждает опыт целого ряда стран Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Чили).

Рекапитализация банков является непременным условием их участия в системе защиты вкладов населения, включая взносы в специальный фонд. Вопрос о создании такой системы крайне актуален для России, учитывая необходимость восстановления доверия к банковскому сектору и активизации его роли в привлечении сбережений населения.

Потенциальные источники и размеры финансирования

Финансирование деятельности АРКО по необходимости должно носить смешанный характер с обязательным включением денежных средств, векселей и облигаций под государственные гарантии и других инструментов. Потенциально финансирование может осуществляться из следующих источников:

1) средства государственного бюджета;

2) целевые выпуски облигаций Минфина;

3) кредиты ЦБ;

4) собственные долговые заимствования АРКО;

5) кредиты международных финансовых организаций;

6) новый налог на все или отдельные виды финансовых операций;

7) взносы действующих коммерческих банков в создаваемую систему страхования депозитов или новый Фонд реструктуризации;

8) кредиты в рамках согласованной инвестиционной программы от институтов, приобретающих реструктурированные АРКО банки.

Статус АРКО предполагает, что выпускаемые им долговые обязательства должны обеспечиваться собственными средствами Агентства и/или государственными гарантиями. Соответственно, объемы эмиссии долговых обязательств АРКО должны быть согласованы с возможностями бюджета года их погашения.

В перечень долговых обязательств АРКО могут входить облигации и векселя. Необходимо учитывать, что обычно эмиссия облигаций носит более длительный характер по сравнению с выпуском векселей, требует предварительной регистрации проспекта эмиссии. В случае АРКО как государственной корпорации может потребоваться принятие отдельного закона, регламентирующего выпуск ее облигаций. Обычно облигации выпускаются с целью привлечения долгосрочных ресурсов. В свою очередь, векселя более удобны для непосредственной работы с проблемными банками, поскольку могут выписываться на любую конкретную сумму и срок. Выпуск векселей имеет следующие особенности:

* все векселя имеют бумажную форму и, соответственно, операции с векселями отличаются более высокой степенью угрозы мошенничества;

* в России для практики обращения коммерческих векселей характерно их активное применение в "обходных" финансовых схемах и отсутствие единой инфраструктуры;

* вопрос выпуска векселей государственными учреждениями в законодательстве практически не отражен.

Эмитируемые векселя могут быть использованы АРКО для предоставления проблемным банкам вексельных кредитов и выкупа неликвидных банковских активов. Оба варианта подразумевают, что векселя АРКО могут в дальнейшем быть использованы проблемными банками на вторичном рынке для получения реальных финансовых ресурсов. Основные проблемы, возникающие при проведении Агентством подобных операций, касаются (а) низкой начальной ликвидности вторичного рынка векселей; (б) возможного конфликта интересов между целями АРКО, с одной стороны, и собственниками/акционерами, кредиторами и менеджерами проблемного банка, с другой.

В качестве средства повышения ликвидности векселей АРКО может быть использована организация Банком России их переучета, проведение с ними сделок "репо" и прием в качестве обеспечения для выдаваемых кредитов. Для облегчения контроля и предотвращения возможных злоупотреблений сфера обращения векселей должна быть максимально ограничена. Условия получения проблемными банками кредитов АРКО могут включать в себя:

1) формальные требования к размеру банка и величине нормативов;

2) предварительное обслуживание кредитов, ранее предоставленных ЦБ;

3) достижение договоренности с кредиторами о реструктуризации задолженности;

4) увеличение собственного капитала за счет средств собственников/акционеров;

5) предоставление банком, его собственниками/акционерами и/или кредиторами обеспечения, в том числе в виде пакета акций банка или его управляющей компании;

6) солидарную ответственность собственников/акционеров за возврат кредита;

7) целевой характер использования полученных средств.

При выкупе за счет векселей неликвидных активов у банков в тех случаях, когда это возможно, векселя могут быть переданы самому банку в доверительное управление. При этом предоставляемые банку векселя АРКО могут выписываться на различные сроки, определяя тем самым график реализации неликвидных активов. Разделение ответственности между государством в лице АРКО и собственниками/акционерами банков, которым оказывается финансовая поддержка, позволит снизить объем использования государственных ресурсов и ограничить неизбежно возникающие моральные издержки государственной помощи частному сектору.

В разгар банковского кризиса осенью 1998 г. расходы на реструктуризацию банковской системы оценивались в 100-110 млрд. рублей. Исходя из благоприятного сценария, в соответствии с которым в предстоящий период двойных выборов в российской экономике не произойдет заметного спада, а после президентских выборов летом 2000 г. может начаться экономический рост, на восстановление банковской системы потребуется 60-70 млрд. рублей в виде прямого финансирования деятельности Агентства. Кроме того, необходимы гарантии Правительства по векселям или облигациям, выпускаемым АРКО в целях капитализации отобранных банков.

Признание Правительством необходимости финансирования деятельности АРКО нашло свое отражение в проекте Федерального закона "О федеральном бюджете на 2000 год" (Статья 90), представленном в Государственную Думу. Согласно законопроекту, АРКО получит средства от погашения налоговой задолженности банков, проходящих процедуру реструктуризации, право на которую ему должно переуступить Министерство финансов. Формально сумма задолженности коммерческих банков бюджету по налоговым платежам действительно велика и в значительной степени могла бы покрыть потребности АРКО. Однако вряд ли предлагаемый способ будет эффективным, и основных причин здесь две. Первая, для того, чтобы банк начал погашать задолженность, он должен получить сначала средства для своего восстановления и начать зарабатывать прибыль. Вопрос о потенциальных источниках первоначальных вливаний в отобранные проблемные банки так и остается открытым. Второй аспект - АРКО вынуждено будет ориентироваться, прежде всего, на банки с "зависшими" долгами бюджету. Однако отнюдь не все они должны быть реструктурированы, учитывая их сложное финансовое положение. Такой подход навязывает АРКО несвойственную ему роль налоговой полиции, "выбивающей" долги из банков без реальной возможности оказать им содействие.

Учитывая это, финансирование АРКО, хотя бы частично, целесообразно было бы осуществлять через федеральный бюджет путем включения необходимых расходов в одну из предусмотренных бюджетной классификацией статей. К числу таких статей относится, в частности, "Развитие рыночной инфраструктуры", которая вполне соответствует сути предполагаемых расходов.

В 2000 г. расходы могли бы распределяться следующим образом:

* 10-12 млрд. рублей в виде нерыночного займа ЦБ РФ,

* 10-15 млрд. рублей как квота АРКО в общей сумме гарантий Правительства РФ на 2000 г.

Можно полагать, что в два последующих года потребуется примерно тот же объем финансирования и только в 2003 г. его можно будут сократить. Регулярность финансирования послужит убедительным доказательством серьезности намерений властей по оздоровлению банковской сектора. Одним из ключевых факторов расходов станет реструктуризация нескольких десятков региональных банков. Ожидается, что такие операции будут стоить не менее четверти миллиарда рублей каждая. Особая задача в силу ее социальной значимости, с которой сталкивается государство - решение вопроса о судьбе крупнейшего проблемного банка СБС-Агро. Необходимые средства на реструктуризацию его огромных обязательств понадобятся уже в 1999-2000 гг.

Банковская система играет ключевую роль в становлении и развитии рыночно ориентированной экономики. Опыт преодоления последствий финансового кризиса большинством стран с развивающимися рынками показал, что они концентрировали свои усилия прежде всего на восстановлении банковского сектора. Россия должна учитывать этот опыт последних лет, если не хочет столкнуться в обозримый период времени с еще более острым кризисом, который может окончательно обрушить банковскую систему страны.

Приложение

Таблица 1. Основные методы государственной поддержки банковского сектора

Метод поддержки

Страна

Бюджетная классификация

I. Рекапитализация

А. Покупка акций

За наличные средства

1. Египет (1991)

2. Финляндия (1991)

3. Мавритания (1993)

4. Филиппины (1986)

5. Танзания (1995)

1. Расходы, "Капитальные расходы"

2. Покупка доли в УК проблемных банков осуществлялась ЦБ

3. Расходы, "Реструктуризация и чистые кредиты"

4. Расходы, "Приобретение доли в акционерном капитале и чистые кредиты"

5. Расходы, "Расходы на развитие и чистые кредиты"

Долгосрочные кредиты

1. Аргентина (1994)

2. Азербайджан (1995)

3. Финляндия (1991)

1. Не записано в бюджете

2. Расходы, "Чистые кредиты"

3. Расходы, "Финансовые вложения"

Б. Посредством передачи ценных бумаг

В обмен на плохие долги

1. Гана (1990)

2. Венгрия (1992)

3. Шри-Ланка (1993)

4. Кувейт (1992)

5. Танзания (1995)

Основной долг исключен из расходов бюджета, проценты включены

Неоплаченные облигации

1. Чили (1984)

2. Гана (1990)

3. Венгрия (1992)

4. Латвия (1994)

5. Польша (1993)

1. Ни основной долг, ни проценты не записаны в расходы бюджета

2. Проценты по облигациям включены в расходы бюджета

3. См. 2.

4. См. 2.

5. См. 2.

В. Государство принимает на себя обязательства банка

1. Латвия (1995)

2. Мавритания (1986)

3. Филиппины (1986)

1. Компенсационные выплаты частным вкладчикам классифицированы как расходы

2. Все расходы (а)наличных средств, (б)в форме выпуска и передачи ценных бумаг включены в расходы бюджета "Реструктуризация и чистые кредиты"

3. Проценты по ценным бумагам включены в расходы бюджета

II. Кратко- и среднесрочные кредиты

Стандартные кредиты

1. Аргентина (1994)

2. Мавритания (1986)

3. Филиппины (1986)

1. Квази-бюджетное кредитование Центральным банком, включено в расходы бюджета

2. Государство взяло на себя задолженность банков перед ЦБ; отражено в расходах бюджета

3. Расходы Центрального банка включены в счета бюджета

Бюро экономического анализа

1

10

Бюро экономического анализа

БЭА

Фонд "Бюро экономического анализа"

103009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, 4,

тел. (095) 937-6750 факс (095) 937-6753

e-mail: [email protected]

Перспективные направления

политики преодоления безработицы

Москва

1998 год

1. Рынок труда и политика на рынке труда: некоторые определения

Многие российские исследователи придерживаются так называемой расширительной трактовки понятия "рынок труда". К рынку труда сторонники широкого подхода относят отношения по поводу найма ищущих работу граждан, воспроизводство трудового потенциала (образование и профессиональное обучение), а также сферу использования труда (относя сюда, например, управление персоналом на производстве). На этом основании делается вывод, что предложение рабочей силы совпадает с понятием экономически активного населения, а спрос равен суммарной численности граждан, занятых в экономике (заполненных рабочих мест) и вакантных рабочих мест. Соответственно под "политикой занятости" фактически понимается политика, оказывающая влияние на всю совокупность работающих и рабочих мест, а также на факторы, воздействующие на их формирование и использование. Расширительная трактовка политики, по нашему мнению, лишает ее собственного предмета, растворяет в других направлениях воздействия государства на экономические и социальные процессы, а в ряде случае приводит просто к бездействию.

Термин "политика" мы будем понимать как совокупность конкретных мер и действий, направленных на достижение заблаговременно определенного результата.

Исходя из данного определения, можно определить следующие атрибуты политики.

Во-первых, политика должна быть конкретна. Ее цели, определяющие, что именно необходимо добиться с точки зрения эффекта и конечных результатов, должны быть поставлены ясно, желательно, чтобы они количественно оценивались.

Во-вторых, политика должна быть реализуема, то есть проводимые в ее рамках действия, разработанные в соответствии с поставленными целями, должны быть поддержаны соответствующими ресурсами и привязанными к институтам, ее реализующим. Сами институты должны обладать способностью исполнить политику.

В-третьих, политика должна иметь конкретный объект воздействия (проблему, группу населения и т.д.), при этом требуется ясность в том, что именно действие в рамках данной политики способны решить или смягчить проблему.

В-четвертых, политика должна быть эффективна, то есть иметь конкретные максимальные результаты, достигаемые вовлечением минимального количества ресурсов.

Под рынком труда мы будем понимать, в соответствии с общепринятым определением, место, где встречаются работник, ищущий работу, и работодатель, ищущий работника, с целью заключения договора о найме. Основная задача работника на рынке труда - найти походящую работу, то есть соответствующую собственной оценке профессиональных и иных деловых качеств, желаемому уровню оплаты и условиям труда (включая рабочее время), престижности и т.д. Основная задача работодателя на рынке труда - найти подходящего работника, то есть максимально соответствующего функциональному содержанию рабочего места за приемлемую заработную плату и другие условия труда. В случае достижения договоренности работник и работодатель, заключив сделку в виде трудового договора, покидают рынок труда. Рынок труда обеспечивает работникам работу, а работодателям - работников, и согласовывает решения в области занятости.

Ключевая задача рынка труда состоит в том, чтобы минимизировать затраты времени, необходимые на поиск соответствующего контрагента на рынке труда и заключение трудового договора.

Идеальным можно считать рынок труда, на котором:

1. предложение рабочей силы (численность работников, находящихся на рынке труда) равно спросу на нее (числу рабочих мест, находящихся на рынке труда);

2. время от появления на рынке труда работника (вакансии) до заключения трудового договора (период поиска) бесконечно мало. Другими словами, заключение трудового договора происходит в момент появления на рынке работника и рабочего места (этот момент совпадает с выходом);

3. все работники и вакансии покидают рынок труда результативно, то есть только по причине заключения договора о найме.

Однако реально даже наиболее организованные рынки труда далеки от идеального состояния. Во-первых, предложение рабочей силы обычно не совпадает с предложением рабочих мест. Помимо количественных несовпадений, существенны структурные несоответствия (профессионально-квалификационные, географические, отраслевые и т.д.). Во-вторых, входящие на рынок труда потоки рабочей силы не равны входящим потокам рабочих мест. В-третьих, от момента появления на рынке труда работника (рабочего места) до заключения договора о найме проходит определенное время (для некоторых работников и рабочих мест весьма значительное). Период нахождения на рынке труда работников и рабочих мест, как правило, не совпадает в целом и в разрезе отдельных их групп. В-четвертых, выход рабочей силы не совпадает с объемом выхода рабочих мест, а сам выход не всегда оказывается результативным (связанным с трудоустройством). Работник может покинуть рынок труда и рабочую силу, потеряв надежду на поиск работы. Вакантное рабочее место также может быть выведено с рынка труда по причине, например, его ликвидации.

По перечисленным и многим другим причинам рынок труда остается несовершенен. Однако всегда имеются возможности повышения его эффективности. Принимая во внимание, что рынок труда является открытой системой, на результативность его функционирования оказывают влияние многие факторы, которые можно свести в две группы: внешние и внутренние.

Первичная задача рынка труда состоит в том, чтобы минимизировать период времени, необходимый для заключения договора о найме. На продолжительность этого периода будут сказываться следующие основные внутренние факторы:

1. полнота информации о наличии требуемого работника и рабочего места;

2. интенсивность поиска работы;

3. гибкость работника в отношении рабочего места и условий найма;

4. гибкость работодателя в отношении требуемого работника и условий найма;

5. конкурентоспособность работника.

Политику, направленную на улучшение организации и функционирования рынка труда через воздействие на его внутренние факторы с целью сокращения периода поиска рабочего места и заполнения вакансий, мы будем понимать как политику на рынке труда.

Даже хорошо организованный и гибкий рынок труда испытывает влияние факторов, которые находятся за его пределами, создают на нем "узкие места" и затрудняют эффективное функционирование.

Разнообразие и степень влияния внешних факторов на рынок труда чрезвычайно велико. Отметим в качестве примера такие внешние факторы, определяющие вход рабочей силы, как демографическое движение населения, его состав, экономическая активность, интенсивность трудовых перемещений. С другой стороны, ключевое значение для рынка труда имеют экономические (например, динамика ВВП, стадии экономического цикла, инвестиционная активность и т.д.), трудовые (заработная плата, рабочее время, практика найма и увольнения, социальное партнерство) факторы. Существенную роль играет качество рабочей силы, соответствие структуры рабочей силы структуре рабочих мест (по профессиям и отраслям, квалификационным признакам, в географическом разрезе) и т.д.

Из всего многообразия внешних факторов влияния на рынок труда в дальнейшем мы ограничимся иллюстрацией лишь важнейших из них.

2. Экономическая динамика, занятость и безработица

Решающее влияние на состояние рынка труда, занятость и безработицу оказывает экономическая ситуация: чем больше генерируется рабочих мест и чем больше они соответствуют предложению рабочей силы, тем лучшие перспективы открываются для занятости. Можно говорить о том, что создание большего числа рабочих мест - главная альтернатива безработице. Однако всегда имеются пределы расширения рабочих мест и занятости за счет макроэкономических мер.

Завершающееся десятилетие экономических реформ, не вызвавших ожидавшегося взлета открытой безработицы, породило мнение о неком "российском" пути, который если и создал множество социально-экономических проблем переходного периода, то, по крайней мере, позволил удержать рынок труда в относительном равновесии. На этом основании нередко делается вывод о том, что если в период экономического спада удалось достичь компромисса между инфляцией и безработицей, то на стадии ожидающегося экономического оживления рынок труда тем более останется одной из наименее проблематичных сфер: экономический рост позволит нейтрализовать проблему регулярности выплаты заработной платы, а относительно небольшие объемы открытой безработицы будут автоматически устранены.

Такое видение развития событий выглядит сомнительным. Для того чтобы понять, что произошло в период спада и что можно ожидать после начала экономического оживления, попытаемся построить несколько сценариев, основанных на достаточно простых экономических зависимостях. Описанные ниже сценарии ни в коей мере не следует считать прогнозными оценками. Приводимые расчеты являются, скорее, оценкой-предупреждением.

2.1 Спад в производстве и занятость

Спад производства, как правило, сопровождается формированием относительного избытка рабочей силы, поскольку для производства меньшего количества продукции (услуг) требуется и меньшая численность работников, а, следовательно, и рабочих мест.

Если при сокращении ВВП производительность труда не снижается, тогда численность занятых уменьшается до величины, соответствующей "экономически заданному спросу". Разница между численностью экономически активного населения и "экономически заданным" спросом составляет "избыточную" рабочую силу. При этом объем "избыточной" рабочей силы, как правило, соответствует объему открытой безработицы1. Если при той же динамике ВВП производительность труда также снижается, то разница между численностью реально занятых и "экономически заданным спросом" составляет величину "экономически не оправданной занятости", накапливаемой непосредственно на производстве.

Рисунок 1. Динамика ВВП, уровня занятости и производительности труда в Швеции в 1990-95гг.

Проиллюстрируем сказанное на примере экономического спада в Швеции в начале 90-х годов (см. Рисунок 1). На снижение объемов ВВП в 1991-93гг. работодатели среагировали сокращениями персонала. Численность занятых, сократившись на 10%, достигла уровня "экономически заданного спроса", а уровень безработицы поднялся с 2% в 1990г. до 7,8% в 1994г. Производительность труда за этот же период спада не только не снизилась, но, наоборот, возросла на 4%. Восстановление эффективности производства привело к позитивным переменам в динамике ВВП уже в 1994г. Темпы роста производительности труда сократились, а численность работающих стала увеличиваться за счет снижения безработицы.

В России за 1992-96гг. объем ВВП снизился на 37%, а производительность труда - на 30%. Численность работающих, сократившись на 13%, "пострадала" в наименьшей степени (см. Рисунок 2).

С определенными оговорками отклонение "экономически заданного сценария" от реального характеризует предельные объемы "избыточной" рабочей силы, накопленные в период падения объемов производства. К 1997г. 47 млн. человек имели занятость, обычную для периода, предшествовавшего спаду, которая соответствовала "экономически заданному спросу"2. Работники имели единственную работу в налогооблагаемом секторе экономики с обычной продолжительностью рабочего дня (недели). Производительность их труда была не ниже уровня года, предшествовавшего снижению объемов производства, и они получали обычную заработную плату, соответствующую результатам выполненной работы. Одновременно статус примерно 25 млн. человек можно определить как "избыточную" рабочую силу. В 1997г. 8,2 млн. из них были безработными. Остальные 17 млн. человек имели занятость, но отличную от "обычной" по экономическим причинам3. Часть из них попадает под общепринятое определение вынужденной частичной занятости4. Их численность обычно оценивается в 6-8 млн. человек или 10-12 % от всех занятых.

Рисунок 2. Динамика ВВП, занятости и производительности в период спада

То, что отличает российский рынок труда - наличие примерно 12 млн. "лишних" работников, которые в период обычного циклического кризиса в обычной рыночной экономике, скорее всего, потеряли бы рабочие места. Можно предположить, что именно эта часть рабочей силы имеет занятость иную, чем обычная, по причине системной ломки экономических отношений, повлекших беспрецедентные изменения в структуре спроса.

2.2 Занятость, безработица и производительность в период экономического оживления

Увеличение производства, как правило, не сопровождается одновременным и адекватным расширением найма новых работников. Работодатели стремятся сначала увеличить фонд рабочего времени имеющихся работников (в частности, устранить на производстве "недозанятость"), а затем уже нанимают новых. Поэтому рост занятости обычно следует за ростом совокупного спроса с определенным временным лагом. Более того, уровень безработицы может повышаться до тех пор, пока "режим" экономического оживления не установится окончательно. При этом, чем выше отклонение численности работающих от величины эффективного спроса, тем более ограниченными будут возможности расширения занятости за счет найма новой рабочей силы.

Попытаемся проанализировать вероятные сценарии динамики занятости и безработицы в зависимости от изменений ВВП и производительности после начала экономического оживления5.

2.2.1 Восстановление уровня производительности и численности занятых до уровня 1991г.

Одну из задач на период экономического оживления можно было бы сформулировать так: какие необходимы темпы роста ВВП для восстановления соответствующего уровня производительности и численности занятого населения?

С точки зрения противодействия безработице, данный сценарий весьма привлекателен. Производительность труда увеличивается до 2005г. почти в 1,5 раза. Работодатели вслед за расширением спроса на рабочую силу оптимизируют фонд рабочего времени. Феномен "скрытой безработицы" практически исчезает. Дальнейшее расширение спроса на рабочую силу ведет к росту дополнительного найма. Численность занятых достигает величины эффективного спроса. Уровень безработицы сокращается с 11% (к экономически активному населению) в 1997г. до 5% в 2005г. Однако такие перемены возможны лишь при условии среднегодового роста ВВП в течение семи лет в объеме 5-8%. Очевидно, что подобные допущения слишком оптимистичны. Скорее всего, динамика ВВП будет более плавной, с ежегодными темпами его роста, постепенно возрастающими в пределах от 1% в начале периода оживления до 5% по истечении семилетнего периода. В силу данных ограничений одновременное восстановление численности занятого населения и уровня производительности к 2005г. выглядит не реалистичным.

2.2.2 Восстановление уровня производительности 1991г. при умеренном росте ВВП

Восстановление производительности труда на российских предприятий до уровня, предшествующего спаду, создает, по мере увеличения объемов производства, потенциальные возможности для расширения совокупного спроса на рабочую силу. Однако, учитывая накопленный объем "недозанятости", работодатели будут стремиться в первую очередь рационализировать фонд рабочего времени работающих. В том случае, если рост производительности будет наталкиваться на ограниченные возможности перевода "недозанятых" в режим обычной занятости, работодатели могут прибегать к увольнениям6. По мере расширения производства и исчерпания внутренних возможностей увеличения фонда рабочего времени будет расширяться и дополнительный найм рабочей силы.

При сделанных допущениях общий спрос на рабочую силу сократится. Открытая безработица расширится за счет частичного высвобождения работников и свертывания найма новых на фазе подъема и может достичь 17 млн. человек (22% экономически активного населения). Феномен "скрытой безработицы" будет нейтрализован. Однако перспективы для роста занятости открываются уже за пределами семилетнего периода.

Фактически данный сценарий - один из вариантов так называемого "оживления без новых рабочих мест", при котором экономический рост обеспечивается за счет активизации факторов, замещающих потребность в новой рабочей силе. Чем больше распространен феномен "скрытой безработицы" и, соответственно, чем шире возможности расширения производства и увеличения производительности труда за счет повышения эффективности имеющегося персонала, тем уже возможности для дополнительного найма рабочей силы и тем вероятнее "оживление без новых рабочих мест".

2.2.3 Стагнация

Каждый из предыдущих сценариев базировался на оптимистических предположениях о начале экономического роста. Однако сегодня возникает все больше сомнений по этому поводу. Вполне вероятно, что российская экономика, несмотря на отдельные очаги роста, может "зависнуть" между кризисным периодом прошлого и оживлением в будущем. Изменения ВВП могут колебаться вокруг 1% в годовом исчислении, а позитивные перемены в производительности труда окажутся вялыми. Понятно, что в этом случае создание новых рабочих мест проблематично. Борьба многих работодателей за экономическое выживание будет подталкивать их к оптимизации численности персонала ради сдерживания падения производительности. Под угрозой ликвидации окажутся миллионы рабочих мест. Численность безработных увеличится, а ее уровень может достичь 20-24%. Сдерживание увольнений в этот период обернется снижением производительности и расширением "недозанятости" при одновременном росте безработицы.

2.3 Другие внешние сдерживающие факторы

Скорость, с которой расширение занятости следует за экономическим оживлением, зависит не только от макроэкономической конъюнктуры, но и от других факторов институционального, структурного и иного характера.

Параметры предложения рабочей силы определяются, в первую очередь, демографической динамикой, миграционной подвижностью населения и социально-экономическими факторами. Так, давление молодежи, впервые вступающей на рынок труда в поиске работы, может перекрыть объемы генерируемых рабочих мест, осложнит не только "проблему первой работы", но и сократит потенциальные возможности возвращения к занятости безработных граждан. Период спада, то есть первая половина 90-х годов, совпал с фазой снижения приростов численности населения трудоспособного возраста. Однако в последующие годы "демографическая волна" будет характеризоваться противоположной тенденцией. В течение 1997-2000гг. трудоспособное население будет увеличиваться на 0,7 млн. человек ежегодно, что создаст дополнительное давление на рынок труда через рост совокупного спроса на рабочие места. Данный "внеэкономический" фактор может отодвинуть оздоровление занятости на более поздний период, обострить проблему первой работы для впервые вступающей на рынок труда молодежи, усилить конкуренцию между молодым и старшим поколениями рабочей силы.

Имеется и множество других причин, способных препятствовать позитивным переменам. Может быть создано больше рабочих мест с режимом неполного рабочего времени, чем обычных "полновесных" рабочих мест. Генерируемые экономикой рабочие места могут оказаться с низкой заработной платой. Такие рабочие места способны удовлетворить имеющийся спрос со стороны малоквалифицированных работников. Но с другой стороны, подобная ситуация способна войти в противоречие с квалификационной структурой спроса на рабочие места, снизить возможности карьерного роста занятых на них и, в конечном счете, повысить вероятность рецидивной безработицы.

Создаваемые рабочие места, требующие высокой квалификации в относительно новых областях (финансовый сектор, например), рискуют оказаться незаполненными ввиду отсутствия на рынке труда соответствующей рабочей силы. В результате возникает "квалификационная петля", сдерживающая расширение занятости и тормозящая экономический рост.

Если оставить в стороне действие других факторов, то рабочих мест будет создано тем больше, чем меньше барьеров к найму работников. Один из возможных сдерживающих факторов - высокие издержки на рабочую силу, не связанные с заработной платой (например, отчисления работодателей с фонда оплаты труда на государственные социальные нужды). Подобные расходы способны составить ощутимую разницу между стоимостью найма работодателем работника и заработной платой, получаемой работником. Эта разница, выходящая за определенные пределы, сдерживает найм и, тем самым, увеличивает безработицу, если заработная плата не сокращается таким образом, чтобы компенсировать высокие налоги работодателя7.

Снятие перечисленных выше и других барьеров повышает способность экономики генерировать продуктивные и хорошо оплачиваемые рабочие места и способствует снижению за счет этого безработицы. Но при этом и люди должны обладать способностью занимать возникающие рабочие места. Одна из основных причин структурной безработицы - разрыв между давлением экономики на рабочую силу адаптироваться к переменам и способностью работников к такой адаптации. Отсутствие последней может стать едва ли не основным фактором сохранения и роста безработицы, особенно длительной, даже при наличии вакантных рабочих мест, как в период экономического спада, так и на фазе подъема.

2.4 Продолжительность безработицы и вероятность найма

Если воздействие внешних факторов значительно, можно ли считать, что им принадлежит исключительная роль в росте или сокращении безработицы? Имеются ли другие факторы, влияющие на ее динамику? Если они имеются, то каково их значение?

При неблагоприятной экономической ситуации, помимо того, что люди теряют работу, создаются новые рабочие места, безработные находят вакансии, а занятые меняют место работы. Поэтому всегда имеются как входящие, так и исходящие из безработицы потоки. Они влияют не только на численность безработных, но и на структурные изменения в продолжительности безработицы.

Для простоты предположим, что приток и отток безработных совпадают между собой, в результате чего, очевидно, численность безработных не меняется. В модели со стационарным состоянием складывается весьма простое соотношение между численностью безработных, переменными потоков и длительностью безработицы:

U = I * D, где:

U - численность безработных; I - приток (отток) безработных; D - средняя продолжительность отсутствия работы.

В одних случаях безработица характеризуется относительно небольшими потоками, низким ее уровнем, но высокой продолжительностью. В других - за счет большей динамичности рынка труда потоки оказываются достаточно мощными, но средняя продолжительность безработицы значительно ниже, даже когда уровень безработицы довольно высок. Краткая характеристика некоторых рынков труда разных типов содержит Таблица 1. Наибольшей динамичностью отличаются рынки труда в США и Канаде с высокими показателями входа и выхода из безработицы, короткой ее продолжительностью и средним уровнем. Российский рынок труда тяготеет к иному типу. Относительно высокая интенсивность входа в безработицу сочетается с низким выходом из нее, а также с достаточно высокой и увеличивающейся продолжительностью.

Таблица 1. Типы рынков труда8

Уровень безработицы

Коэффициент входа

Коэффициент выхода

Продолжитель-ность

Россия

1994

7,4

1,1

0,1

7

1995

8,8

1,2

0,1

8

1996

9,3

1,1

0,1

8

1997

11,8

1,3

0,1

9

Слабый поток, большая продолжительность

Бельгия

8,3

0,2

0,02

50

Франция

11,1

0,6

0,1

21

Германия

6,6

0,4

0,1

16

Дания

9,4

0,8

0,1

11

Великобритания

9,1

0,9

0,1

10

Высокий поток, малая продолжительность

Австралия

7,8

1,4

0,2

6

Канада

8,3

2,6

0,3

3

США

5,8

2,2

0,4

3

Слабый поток, малая продолжительность

Финляндия

5,3

1,1

0,2

5

Норвегия

3,3

1,1

0,3

3

Швеция

1,6

0,5

0,3

3

Интенсивность входа определяется преимущественно макроэкономическими возможностями для занятости. Если такие условия неблагоприятны, то число рабочих мест, в том числе и вакантных, сокращается. Входящий в безработицу поток увеличивается. Если рост безработицы объясняется именно расширением входа, то его сужение (стабилизация занятости за счет, например, сокращения рабочего времени, генерация рабочих мест в новых отраслях, куда работники перемещаются, минуя безработицу и т.д.) становится приоритетом политики. Низкий выход из безработицы частично также объясняется экономическими причинами, выражающимися в ограниченном числе вакансий. Однако этот показатель не объясняет, почему для одних групп безработных вероятность найти работу постоянно оказывается выше, чем у других. Причем часто длительность безработицы не находится в прямой зависимости от количества вакантных рабочих мест. Данное сравнение дает возможность предположить, что на рынке труда одновременно присутствует и фактор длительности, который связан с личностными и групповыми способностями к занятости (или с потенциалом трудоустройства). Насколько велико влияние на уровень безработицы фактора входа в нее, то есть внешних, в том числе макроэкономических, и длительности, то есть, в основном, внутренних факторов?

В 1994-96гг. увеличение уровня безработицы в целом по РФ происходило на 55-60% за счет "накопления" ее длительности и на 40-45% за счет расширения коэффициента входа (Таблица 2).

Таблица 2. Изменение уровня безработицы, коэффициента входа и продолжительности в Российской Федерации (к предыдущему году)

1994-95

1995-96

1996-97

Уровень безработицы

0,20

0,10

0,23

Коэффициент входа в безработицу

0,08

0,04

0,19

Длительность безработицы

0,11

0,06

0,03

В 1997г. в связи с более чем двукратным увеличением коэффициента входа влияние продолжительности безработицы на ее динамику снизилось до 13%. Однако в силу того, что выход из числа безработных не изменился (коэффициент выхода в течение 1994-97гг. составлял 0,1), средняя продолжительность безработицы возросла с 8 до 9 месяцев во многом за счет накопления численности граждан, не имеющих работу свыше 12 месяцев. Таким образом, фактор длительности, несмотря на некоторое снижение влияния на уровень безработицы, остается, по меньшей мере, существенным. Его значение заметно и в большинстве регионов (см. Таблица 3).

Низкие коэффициенты выхода и увеличивающаяся продолжительность безработицы лишь частично объясняются ухудшением соотношения вакансий и претендующих на них безработных. Но в России, например, в 1997г. произошло существенное (в 1,4 раза) увеличение числа вакансий, имеющихся в службе занятости. Одновременно возросла и численность трудоустроенных безработных. Однако на этом фоне продолжительность безработицы возросла, а доля тех, кто не имеет работы свыше одного года, увеличилась с 18% в 1996г. до 23% к концу 1997г. Приведенные данные свидетельствуют о том, что безработица в России во многом носит структурный характер, а ее "рассасывание" зависит не только от наличия позитивных экономических сдвигов.

Таблица 3. Распределение регионов по степени влияния длительности безработицы на ее изменение

1995

1996

1997

Влияние длительности на рост безработицы существенно

49 регионов (в 17 одновременно снизился коэффициент входа)

32 региона (в 17 одновременно снизился коэффициент входа)

26 регионов (в 6 одновременно снизился коэффициент входа)

Безработица снижалась при одновременном росте длительности и снижении входа

10 регионов

23 региона

12 регионов

Рост безработицы определяется преимущественно ростом входа

17 регионов (в 8 длительность увеличилась)

18 регионов (в 4 длительность увеличилась)

37 регионов (в 13 длительность увеличилась)

Безработица сокращалась при одновременно сокращении длительности

1 регион

4 региона

2 региона

Всего регионов

77

77

77

Продолжительный и непрерывный период увеличения числа рабочих мест необходим для снижения численности безработных, однако рост числа вакансий в период экономического подъема не обязательно сопровождается снижением долгосрочной безработицы. Даже в период экономического роста увеличение доли долгосрочных безработных может быть значительной, а коэффициент выхода из этой группы снижаться. По нашей оценке вероятность выхода из числа официально зарегистрированных безработных для тех, кто не имел работу более одного года, была в 1997г. вдвое (11-13 %) ниже, чем вероятность оставить ряды безработных для тех, кто не имел работы до 3 месяцев (26%). Другими словами, экономический рост может снизить краткосрочную безработицу, но слабо воздействует на долгосрочную ее составляющую и другие "хрупкие" компоненты безработицы (неквалифицированные работники, молодежь, не имеющая трудового опыта, и т.д.). Одна из основных причин кроется в наличии "эффектов длительности", не связанных непосредственно с экономическими возможностями для занятости.

С одной стороны, продолжительность безработицы обесценивает человеческий капитал так, что способность к занятости снижается со временем (эффект предложения). С другой стороны, вероятность найти работу понижается еще больше в связи с тем, что работодатели воспринимают долгосрочных безработных как неквалифицированных работников (эффект спроса), то есть продолжительный период безработицы работоискателя воспринимается работодателями как сигнал о низкой квалификации и низкой инициативности в поиске работы. Поэтому чем дольше человек без работы, тем меньше его шансы найти ее (эффект отбора). Наконец, чем дольше период безработицы, тем ниже оценка работника своей возможности когда-либо вернуться к занятости, что может привести к решению о выходе из рабочей силы (эффект "потерянности").

Существенную роль играет и то обстоятельство, что стоимость найма (стоимость отбора, приема на работу, обучения) оказывается выше для тех, кто не имеет работу длительное время. Даже если длительно безработный предлагает свой труд за заработную плату ниже нормальной, работодатель может предпочесть более дорогого работника, но не имеющего опыта долгосрочной безработицы.

Эффекты длительности могут быть отнесены и к другим хрупким компонентам безработицы. Так, не имеющая опыта молодежь может столкнуться с эффектом отбора. Пожилые работники и малоквалифицированные женщины, потерявшие работу, могут стать жертвами обстоятельств, схожими с потерей квалификации (эффект предложения), или столкнуться с дискриминационной практикой работодателей (эффект спроса), что часто приводит к тому, что они добровольно покидают рынок труда (эффект "потерянности").

Данные обстоятельства еще раз подтверждают, что расширение спроса на рабочую силу, вызванное экономическим оздоровлением, позитивно скажется преимущественно на тех, кто оставался безработным относительно более короткий период времени. Как правило, данная группа работников, обладающая высокой способностью к занятости, не требует интенсивной помощи со стороны государства. Часто достоверной и обширной информации о наличии в экономике вакансий оказывается достаточным для сокращения периода поиска работы. Однако длительно безработные и те, для кого риск дрейфа в эту группу велик, едва ли смогут воспользоваться плодами экономического роста и самостоятельно найдут новую работу.

Проиллюстрируем, какими могут быть последствия различных мер вмешательства в функционирование рынка труда.

Предположим, что позитивные макроэкономические перемены приведут к созданию новых рабочих мест для безработных. Последствием этого будет увеличение оттока. Но происходить этот отток будет преимущественно за счет тех лиц, которые не имели работы в течение коротких сроков и способность к занятости которых выше. При выполнении этого сценария численность безработных длительное время и отток из этой группы не меняются. Уровень безработицы сократится, но средняя продолжительность безработицы возрастет в силу того, что распределение безработных по группам разной продолжительности отсутствия работы оказывается концентрированным вокруг более высокого значения. Таким образом, подобного рода внешнее влияние на рынок труда нельзя признать успешным.

Предположим теперь, что при тех же условиях реализуется программа, направленная на повышение "способности к занятости" длительно безработных (включающая, например, углубленное консультирование, обучение навыкам поиска работы, восстановление профессиональных навыков через переподготовку и предоставление субсидии работодателям при их найме). При успешной реализации программы отток из группы длительно безработных увеличится. Это приведет к немедленному сокращению уровня безработицы. Кроме того, подобная программа даст эффект сокращения средней продолжительности безработицы, так как лица, охваченные новой программой, будут исключительно длительно безработными. Данный сценарий будет воспроизводиться (правда, при более низком уровне безработицы) до того момента, когда закончится первая фаза реализации программы. Затем несколько увеличатся масштабы притока и оттока безработных, связанные как с включением новой группы в программу, так и с пополнением числа безработных лицами, прошедшими обучение, но которые не смогли найти себе работу. Вместе с тем, общая численность безработных останется на низком уровне. Таким образом, будет достигнуто как снижение общего уровня безработицы, так и сокращение доли длительно безработных, объясняющееся целевыми установками самой программы.

Приведенные выше примеры подводят к выводу, что вне зависимости от расширения или сужения макроэкономических возможностей для занятости существует значительный и устойчивый слой безработных, которые остаются в неблагоприятном положении, как на стадии экономического спада, так и в период подъема. Существует высокая вероятность того, что они едва ли смогут на равных конкурировать за возникающие рабочие места с участниками рынка труда, обладающими большей способностью к занятости. Чем значительнее этот слой и чем продолжительнее период их безработицы, тем менее вероятно их возвращение к работе. Повысить их способность к занятости и, тем самым, сократить период пребывания в состоянии безработицы едва ли возможно общеэкономическими средствами. Способствовать решению данной проблемы может целевая политика на рынке труда.

3. Политика на рынке труда: эволюция подходов

Часто осознание проблем отечественного рынка труда сопровождается требованиями к правительству "что-нибудь сделать с безработицей". Неструктурированная проблема порождает стихийные и неэффективные действия. Для того чтобы определить, чем должна заниматься российская политика на рынке труда, обратимся к "рыночному" мировому опыту. Он будет полезен и в том смысле, что Россия находится в стадии перехода именно к рыночному хозяйству.

В первые два десятилетия 20-го века циклические периоды роста безработицы воспринимались как неизбежное экономическое зло. Поэтому и средства от безработицы сводились к исправлению ее следствий и не содержали мер, смягчающих ее рост в ходе циклических колебаний экономики. Облегчение бремени безработицы связывалось с двумя направлениями: во-первых, с посредничеством в трудоустройстве через биржи труда и, во-вторых, с системой страхования от безработицы.

В последующем больше внимания стало уделяться мерам по снижению риска безработицы среди отдельных групп населения. Тем не менее, все разрабатываемые меры основывались на индивидуальной помощи потерявшим работу и не предусматривали активного вмешательства правительств в регулирование рынка труда.

Перемены после Второй мировой войны - в первую очередь, экономическая депрессия, конверсия промышленности, массовая демобилизация, репатриация пленных и беженцев - заставили изменить роль государства в регулировании рынка труда. Безработица уже не рассматривалась как индивидуальная проблема работника. Было признано, что основная ее причина кроется в неудовлетворительно функционирующей экономической системе. Постепенно концепция индивидуальной помощи безработным начинает меняться в направлении осознания позитивной роли активных средств влияния государства на равновесие рынка труда и его организацию. Одним из этапных моментов в послевоенной истории политики на рынке труда стало принятие Международной Конференцией Труда документов о политике занятости в 1964г.

Во-первых, безработица уже не связывалась только с вопросами организации рынка труда. Политика, направленная на поддержание и развитие занятости, предусматривала меры экономического регулирования в области налоговой политики, регулирования рабочего времени, заработной платы, образования, противодействие социальной изоляции, инвестиционные программы и т.д. Декларировано, что решение проблем занятости населения должно стать основной целью политики правительств.

Во-вторых, широкая трактовка мер, направленных на поддержку занятости, изменила и роль службы занятости. Она перестает быть единственным инструментом регулирования рынка труда и становится одним из элементов политики. Несмотря на "потерю" исключительной роли, как функции, так и полномочия служб занятости расширяются. Помимо традиционных посреднических функций и управления системами страхования от безработицы, предусматривались и специальные программы, например, для молодежи.

Постепенно основным направлением перемен становится смещение акцентов с пассивного возмещения потери доходов безработных и индивидуальной помощи через посредничество в трудоустройстве к расширению "активных" мер вмешательства в рынок труда.

Наиболее показателен в этом отношении опыт Швеции. Решением, альтернативным контролю над зарплатами и ценами в послевоенной Швеции, стала концепция активной политики на рынке труда. Пакет политических мер в области людских ресурсов стал частью макроэкономической политической стратегии, то есть политика трудовых ресурсов рассматривалась как средство стимулирования спроса, не вызывающее инфляционных последствий.

В конце 1950-х - начале 1960-х годов в США на вооружение были взяты три политические предложения: более экспансионистское управление спросом, создание рабочих мест в государственном секторе и меры по обучению с целью помочь неблагополучным слоям населения вернуться на рынок труда.

ОЭСР в дополнение к улучшению баланса "инфляция-безработица" и уравновешиванию возможностей выхода с рынка труда третьей целью активной политики в области трудовых ресурсов выдвинула содействие экономическому росту посредством развития людских ресурсов.

Основная идея состояла в том, что любой шаг в сторону экономических ограничений, направленных на снижение инфляции, которые могут привести к появлению безработицы, должны с самого начала сочетаться с подготовкой выборочных контрмер. В центре внимания оказались такие направления политики в области предложения рабочей силы, как меры по подготовке, поиску работы и трудоустройству, способные в наибольшей степени удовлетворять одновременно требованиям эффективности и справедливости.

4. Эффективность программ и услуг на рынке труда

Достижение и поддержание равновесия на рынке труда невозможно за счет односторонних действий. Если общие экономические меры способны содействовать расширению экономических возможностей для занятости, то степень освоения этих возможностей зависит от способности к занятости соискателей работы. На восстановление способности к занятости "хрупких" элементов безработицы направлена политика на рынке труда, влияющая через активные программы преимущественно на внутренние факторы его равновесия. Активные программы (обучение, поиск работника, трудоустройство и т.д.) находятся в ведении службы занятости. Ее значение состоит не только в предоставлении соответствующих услуг как таковых, но и в том, что она играет центральную роль в поддержании и развитии связей между всеми элементами политики рынка труда. Эти связи находятся в зависимости от множества отношений, возникающих при обращении каждого безработного за поддержкой. Поэтому "след" от реализуемых программ выходит гораздо дальше их непосредственной сферы действия. По этой причине службе занятости отводится роль центрального инструмента государственного влияния на рынок труда. Результативность политики на рынке труда в значительной мере связана с эффективностью действий государственной службы занятости.

Основной "внешней" задачей государственной службы занятости является обеспечение - если нужно, в сотрудничестве с другими заинтересованными государственными, общественными и частными учреждениями - наилучшей организации рынка труда в качестве неотъемлемой части национальной стратегии достижения и поддержания полной занятости.

"Внутренняя" задача службы занятости состоит в том, чтобы найти средства расширения "позитивного выхода" из числа безработных, препятствовать их дрейфу в длительную безработицу и за счет этого минимизировать период поиска работы гражданами, ускорить заполнение вакансий работодателями и, тем самым, снизить объем зарегистрированной безработицы (а, следовательно, объем общей безработицы).

4.1 Микроэкономическая эффективность активных программ и услуг служб занятости

Эффект от реализации программ и услуг службы занятости может быть оценен в трех плоскостях. Во-первых, такие программы могут быть полезны на индивидуальном уровне, возвращая конкретного безработного к занятости или через поддержку его контакта с рынком труда. Однако индивидуальная польза может касаться ограниченного круга лиц, не оказывая существенного воздействия на рынок труда или рабочую силу в целом. Поэтому важно, во-вторых, обеспечить реализацию программ, эффект от которых сказывался бы на рабочей силе в целом. Вместе с тем, такой эффект может достигаться разной ценой. Программы способны иметь равный результат по отношению к безработным или их группам, однако расходы на них могут различаться существенно. По этой причине, и это в-третьих, любые действия должны быть оправданы с точки зрения общественных затрат на них.

В дальнейшем мы остановимся на ограниченном круге основных действий службы занятости, по которым имеются наибольшие возможности для оценки (трудоустройство, обучение, досрочный выход на пенсию, создание рабочих мест). Эти программы вызывают различную реакцию со стороны как специалистов, так и политиков.

4.1.1 Программы обучения

Профессиональное обучение безработных обычно рассматривается как одно из наиболее эффективных средств возвращения безработных к активному труду. Программы обучения преследуют две основные цели: краткосрочную и долгосрочную. В краткосрочном плане считается, что обновление профессиональных навыков, необходимость обновления которых вызвано их потерей по причине изменений в профессиональной структуре спроса на рабочую силу, повышает вероятность заполнения имеющихся вакансий. В долгосрочном плане профессиональное обучение в целом улучшает качество рабочей силы и, тем самым, улучшает структуру предложения и снижает профессиональные риски, возникающие по причине циклических долгосрочных колебаний в спросе.

Влияние программы на индивидуальном уровне показывает ее полезность непосредственно для участников. Поскольку первичная цель службы занятости трудоустройство безработных, основной критерий результативности обучения на индивидуальном уровне - численность нашедших работу после завершения участия в программе. Показательно, что вероятность выхода в число работающих через программы обучения в целом в России достаточно высока. Региональные показатели индивидуальной результативности обучения также достаточно высоки, хотя разница между регионами колеблется от 80% до 5%9. Тем не менее, как в среднем по России, так и в большинстве регионов, данные значения намного опережают результативность аналогичных программ в других странах, где позитивный выход, как правило, не превышает 10-12% численности лиц, завершивших обучение. Одно из основных различий состоит в преобладающей ориентации российских программ на имеющиеся свободные рабочие места, тогда как большинство зарубежных стран ориентирует обучение на общую ситуацию на рынке труда, не привязывая учебные курсы только к существующим в базах данных вакансиям.

Практика обучения под имеющиеся вакансии, несмотря на высокие конечные результаты, имеет и свои недостатки. Учитывая ограниченное число вакансий, имеющихся в распоряжении российской службы занятости, такая ориентация не в полной мере использует наличие вакансий на открытом рынке труда в целом, что, возможно, ограничивает круг поиска новых рабочих мест для граждан, проходящих обучение. С другой стороны, концентрация внимания на текущем спросе не учитывает возможные долгосрочные колебания в профессиональном спросе на рабочую силу. В этом случае не исключается вероятность "рецидивной" безработицы среди прошедших обучение, но потерявших работу по причине структурных изменений. К сожалению, обследования, призванные оценить судьбу трудоустроенных после завершения участия в программах обучения (в течение, например, одного года), пока не проводится. Следует также отметить, что ориентация на текущий спрос носит отчасти вынужденный характер, связанный с финансовыми ограничениями. Эти ограничения во многих регионах заставляют отказываться от планирования программ обучения в соответствии с прогнозируемыми долгосрочными изменениями спроса на рабочую силу.

В данном случае имеется в виду влияние, которое оказывают программы обучения на всех зарегистрированных в службе занятости безработных. Программы, полезные для их индивидуальных участников, могут оказаться по масштабам несущественными для влияния на массу зарегистрированных безработных. Для характеристики группового влияния можно воспользоваться двумя простыми показателями. Во-первых, удельный вес участников к среднегодовой численности зарегистрированных незанятых. Данный показатель характеризует объем безработицы, аккумулируемой в программе. Во-вторых, удельный вес участников, успешно завершивших программу (в случае обучения численность нашедших работу), в общем числе трудоустройств. Текущая административная статистика службы занятости, построенная по агрегатному принципу, как уже отмечалось, не содержит сведений об участниках каждой из программ и ее результатах. По этой причине сегодня затруднительно оценить роль программ обучения в аккумуляции незанятых в сравнении с другими активными мерами. Можно лишь отметить, что в 1995г. концентрация незанятых в программах обучения достигла своего пика - 22%. Последовавший затем спад, в основном, определялся сокращением финансовых возможностей службы занятости. Долю получивших работу среди всех трудоустроенных на уроне 8% в 1995-96гг. также следует признать весьма существенной (Таблица 4).

Таблица 4. Влияние программ обучения на групповом уровне

1993

1994

1995

1996

1997

Участники программ обучения к среднегодовой численности зарегистрированных незанятых, %

12,1

16,4

22,3

13,4

8,5

Трудоустроено после обучения к "входу" в незанятые, %

2,4

2,9

4,4

4,3

4,3

Трудоустроено после обучения к общей численности трудоустроенных, %

6,1

9,6

7,9

8,2

6,8

Участники программ обучения к общей численности безработных, %

3,1

4,5

6,0

4,6

2,3

Трудоустроено после обучения к общей численности безработных, %

1,2

1,7

2,7

2,8

2,0

Обычно влияние той или иной программы службы занятости на рынок труда в целом оценивается сравнением входа в число участников программы и общей численности активного населения. Чем больше значение этого показателя, тем существеннее влияние программы на рынок труда в целом. В течение 1994-97гг. данный индикатор составлял 0,3%. Выделялся лишь 1995г., когда значение показателя составляло 0,4%. Для сравнения отметим, что охват безработных программами обучения остается одним из самых низких в мире. Показательно, что в США, где рынок труда существенно динамичнее, коэффициент входа в программу составил 1% рабочей силы, в Венгрии в 1993г. - 1,6%, в Финляндии в том же году - 2,9%.

О влиянии программ обучения на российский рынок труда можно судить по следующим сопоставлениям. Максимальное воздействие программы обучения оказали в 1995г., когда через эти программы прошло 6% всех безработных10. Дальнейшее снижение показателя до 2,3% в 1997г. в конечном счете сделало влияние обучения на рынок труда весьма ослабленным.

Помимо показателя аккумуляции безработных в программе, можно воспользоваться и другой ее оценкой, если сформулировать вопрос следующим образом: насколько велико влияние программы на сокращение объема безработицы в целом? Через обучение в 1995-96гг. около 3% всех безработных удалось вернуть к работе. Однако в 1997г. доля нашедших работу после завершения обучения в общей численности безработных снизилась до 2%.

Несмотря на изменившуюся динамику, можно сделать вывод, что обучение безработных имеет достаточно высокий потенциал позитивного воздействия как на его участников, так и на рынок труда в целом. По нашему мнению, значение данной программы может быть значительно расширено.

4.1.2 Досрочные пенсии

Основная цель программы досрочного (за 2 года до обычного срока) выхода на пенсию - расширить возможности работников более молодых возрастов по поиску рабочего места за счет их освобождения работниками старших возрастов, а также снизить численность безработных старших возрастов, не имеющих перспектив на рынке труда. В силу того, что данная программа имеет цели, отличные от программ обучения, оценка влияния досрочного выхода на пенсию также обладает рядом особенностей.

Особых сомнений позитивное влияние досрочного выхода на пенсию на индивидуальном уровне не вызывает хотя бы в силу того, что участник этой программы, получая пенсию в обычном размере, как правило, повышает и уровень своих доходов по сравнению с пособием по безработице. Данные, приведенные ниже (см. Таблица 5), подтверждают существенное значение досрочного выхода на пенсию для граждан предпенсионного возраста, зарегистрированных в службе занятости. В 1996г. более половины из них воспользовались программой. Несмотря на то, что в 1997г. численность участников сократилась почти в два раза (по причине дефицита средств в большей части регионов), охват безработных предпенсионного возраста остается заметным - 32,6%.

Влияние программы на этих уровнях оценить более сложно. Ключевые направления такой оценки могут быть следующие. Во-первых, насколько ощутим эффект снижения давления на имеющиеся вакансии за счет выхода работников на досрочную пенсию для всех зарегистрированных незанятых. Во-вторых, насколько весом этот же эффект для всех безработных предпенсионного возраста.

Таблица 5. Влияние программы досрочного выхода на пенсию

1993

1994

1995

1996

1997

Назначено досрочных пенсий, чел.

91777

114434

129758

82075

42975

Зарегистрированные безработные в предпенсионном возрасте, чел.

н/д

н/д

н/д

161083

131813

Доля участников программы в целевой группе, %

н/д

н/д

н/д

51,0

32,6

Доля участников программы в среднегодовой численности зарегистрированных незанятых, %

9,0

7,7

7,6

3,6

2,0

Численность безработных в предпенсионном возрасте, чел., женщины - 50-54 года, мужчины -55-59 лет11

241761

316249

300500

257600

351573

Участники программы к численности безработных в предпенсионном возрасте, %

38,0

36,2

43,2

31,9

12,2

Участники программы к общей численности безработных, %

2,3

2,1

2,0

1,2

0,5

Таблица 5 свидетельствует и о значительном влиянии досрочного выхода на пенсию для всей группы безработных старших возрастов. Наибольшее значение, как и по другим программам, зафиксировано в 1993-95гг. В 1995г. свыше 43% работников первой пятилетней предпенсионной группы покинули рынок труда, получив пенсию досрочно.

Данные указывают также на то, что роль этой программы в "очистке" рынка труда была заметна, но в 1997г. перестала быть ощутимой (отношение назначенных в этом году пенсий к общей численности безработных составило 0,5%).

Вместе с тем, интерпретировать приведенные данные необходимо предельно осторожно. Пока нет надежных подтверждений того, что для всех участников этой программы отсутствовали перспективы на рынке труда. Можно предположить, что часть работников предпенсионного возраста добровольно покидали рабочие места (например, по причине невыплаты заработной платы) или планировали досрочное завершение трудовой деятельности через участие в программе вне зависимости от карьерных перспектив. Нет доказательств и того, что, воспользовавшись досрочным выходом на пенсию, ее участники действительно покинули рынок труда, а не вернулись к работе (временной, эпизодической или скрытой от учета). По крайней мере, на сегодняшний день нет сведений, например, о прекращении выплаты досрочных пенсий в связи с продолжением ее получателя трудовой деятельности. Данная программа содержит и еще один риск. Ее чрезмерное расширение может привести к двойному пенсионному стандарту, когда большая часть населения выходит на пенсию за два года до официально установленного возраста. В конечном счете, это может означать скрытое снижение пенсионного возраста в стране.

4.1.3 Посредничество в трудоустройстве

Работа нуждающимся может быть предоставлена в службе занятости непосредственно либо через специальные программы, например, путем обучения, целевого создания рабочих мест, через помощь в организации собственного дела и т.д. В данном разделе мы будем иметь в виду лишь функцию службы занятости, называемую посредничеством в трудоустройстве. Посредничество в трудоустройстве - исходная функция службы занятости. В конечном счете, большинство других программ нацелены на повышение "потенциала трудоустройства" безработных граждан. Данная деятельность не ограничивается чистыми брокерскими функциями, то есть подбором вакантного рабочего места в соответствии с профессиональными и иными характеристиками работника. Для повышения эффективности посредничества в трудоустройстве создаются электронные базы данных вакансий, организуются "Клубы ищущих работу", оказываются целевые консультационные услуги и т.д. Другими словами, эффективный подбор новой работы представляет собой сегодня целый комплекс задач, единой конечной целью которых является скорейшее приобретение безработным рабочего места.

В случае посредничества в трудоустройстве влияние на индивидуальном и групповом уровнях совпадают. Таблица 6 содержит некоторые оценки, сделанные для 1996 и 1997гг. Цель трудоустройства можно интерпретировать как сокращение численности через расширение позитивного выхода (то есть подбора рабочего места) из нее. Поэтому первый оценочный показатель может быть отношением числа трудоустроенных к "входу" в незанятые.

Таблица 6. Влияние посредничества в трудоустройстве

1996

1997

Трудоустроено на постоянную работу, оценка, тыс. чел.

1005,6

1219,0 % к "входу" в незанятые

22,8

32,0 % к общей численности безработных

14,7

15,1

Удельные расходы на одного трудоустроенного, $ США

196

220

В 1996 и 1997гг. примерно 30% входящих в незанятые находили работу через посредничество службы занятости. Можно утверждать, что данная программа наиболее результативна с точки зрения влияния на сдерживание роста или сокращение безработицы.

4.1.3.1 Эффективность создания рабочих мест

Создание рабочих мест, а также их сохранение за счет бюджета службы занятости вызывает, пожалуй, самые противоречивые отклики. Одни считают, что эти программы должны быть основным направлением деятельности службы занятости. По мнению других, их реализация выходит за рамки компетенции службы занятости, поскольку рабочие места призваны создавать субъекты экономической деятельности, а не государственное учреждение. Попытаемся коротко рассмотреть некоторые аспекты создания и сохранения рабочих мест с точки зрения их результативности. Поскольку организацию собственного дела (правда, с некоторой долей условности) также можно рассматривать как средство расширения рабочих мест, данная программа также принята во внимание.

Таблица 7. Результативность создания рабочих мест

численность участников, чел.

% к "входу" в незанятые

% к безработным

1996

1997

1996

1997

1996

1997

Трудоустроено на организованные рабочие места

44 861

29 981

1,0

0,8

0,7

0,4

Открыли собственное дело

122 247

28 000

2,8

0,7

1,8

0,3

Влияние программ организации рабочих мест на индивидуальном уровне очевидно: ее участник сопровождается к новому рабочему месту с финансовыми ресурсами. Однако уже на групповом уровне (по отношению к "входу" в зарегистрированные незанятые) значение теряется. Лишь около 1% нуждающихся в рабочих местах приобрели их через программу. В целом тот же вывод относится и к организации собственного дела.

Имеются и многие другие причины, позволяющие сомневаться в целесообразности широкомасштабных акций по созданию рабочих мест через службы занятости. Во-первых, данные рабочие места могут быть созданы за счет замещения имевшихся работников. Во-вторых, рабочие места могли быть созданы работодателем и без участия службы занятости. В-третьих, нет ясности относительно реальной продолжительности занятости на этих рабочих местах. Весьма вероятно увольнение безработного с рабочего места (добровольное или по инициативе работодателя) через непродолжительный период времени. Не исключена также ротация безработных на рабочих местах, то есть замена одного уволившегося безработного на другого. В результате средняя продолжительность рабочего периода одного безработного может быть непродолжительной. В-четвертых, могут быть созданы фиктивные рабочие места.

Эффективность сохранения рабочих мест, то есть субсидирование работодателя ради сдерживания увольнений, также сомнительна с точки зрения позитивного влияния на совокупность безработных. Можно предположить, что основная целевая группа этой программы - находящиеся в административных отпусках и отрабатывающих неполное рабочее время. В 1996г. удалось удержать от высвобождения немногим более 3% всех работников целевой группы, в 1997г. - 1,4%. Кроме того, практика применения этой меры свидетельствует, что работодатели скорее заинтересованы в перенесении части собственных расходов или в их компенсации на счет дешевых государственных кредитных или безвозвратных источников. Часто фактор сохранения занятости играет вторичную роль.

Тем не менее, данные программы могут сыграть ограниченную позитивную роль в чрезвычайных ситуациях, например, в населенных пунктах с одним основным работодателем.

4.1.3.2 Сравнительная характеристика стоимости и результатов

Выше были рассмотрены некоторые программы службы занятости с точки зрения их результативности по отношению к участникам и целевым группам работников. Однако стоимостной фактор также имеет существенное значение.

Таблица 8 содержит некоторые сравнения отдельных программ. Наиболее результативна деятельность, связанная с посредничеством в трудоустройстве. Охватывая 70% всех трудоустройств и оказывая наиболее заметное влияние на безработицу в целом, данная программа и наиболее экономична с точки зрения расходов на нее. Наименьших результатов с наибольшими затратами дает создание рабочих мест.

Таблица 8. Сравнительная характеристика результатов и стоимости отдельных программ

% к итогу

% к численности безработных

расходы на одного участника в $ США

1996

1997

1996

1997

1996

1997

Трудоустроено всего, в том числе:

100,0

100,0

23,2

21,5

231

238

на организованные рабочие места

2,8

1,7

0,7

0,4

1 100

1 422

по квотам

5,3

4,6

1,2

1,0

н/д

н/д

после обучения

11,9

9,4

2,7

2,0

543

621

открыли собственное дело

7,7

1,6

1,8

0,3

38

157

по программам временной занятости (без подростков)

8,8

12,5

2,0

2,7

н/д

н/д

посредничество в трудоустройстве

63,5

70,2

14,7

15,1

196

220

В заключение приведем сводные данные о влиянии ряда активных программ, реализуемых в России, на рабочую силу в целом. Обращает на себя внимание, что набранный до 1996г. темп, затем был утерян. Если воспользоваться международными сравнениями, то оказывается, что совокупный охват безработных активными мерами незначителен.

Таблица 9. Величина "входа" в программу относительно численности рабочей силы (%)

1994

1995

1996

1997

Обучение

0,29

0,42

0,29

0,30

Субсидируемая занятость

0,78

0,89

0,76

0,59

Субсидии для занятости

0,38

0,27

0,27

0,12

Прямое создание рабочих мест

0,40

0,62

0,48

0,48

Общественные работы

0,27

0,48

0,41

0,39

Дополнительные рабочие места

0,11

0,11

0,06

0,04

Собственное дело

0,01

0,02

0,02

0,04

Квоты

0,11

0,12

0,12

0,12

Всего:

1,18

1,43

1,17

1,00

В США данный показатель охвата составлял в период экономического спада 2,7%, в Финляндии - 9,3%, в Венгрии - 3,4%, Польше - 3,7%, Словакии - 4% (см. Таблица 9). Из стран с переходной экономикой Россия, правда, "опережала" Болгарию и Чехию. Впрочем, в Чешской Республике проблема безработицы была не столь значима. На основе приведенных сопоставлений можно предположить, что размах активных программ в России остается не столь существенным, чтобы оказать серьезное влияние рынок труда и безработицу, особенно ее долгосрочную составляющую.

4.1.3.3 Влияние программ на целевые группы

Еще один важный аспект влияния программ связан с их позитивным воздействием на избранные целевые группы. Выделение целевых групп в российском законодательстве носит во многом случайный характер и не дает оснований для определения именно тех категорий населения, которые больше других рискуют стать безработными, особенно длительное время. Статистическая отчетность государственной службы занятости больше ориентирована на целевые группы, хотя последние также больше ориентированы на законодательство (что вполне естественно), чем на реальное положение работников на рынке труда. В этой связи возникает три вопроса. Во-первых, какие программы доступны приоритетным участникам и как это отражается в статистической отчетности? Во-вторых, на какие группы преимущественно направлены те или иные программы? В-третьих, насколько эти программы целенаправленны, то есть насколько велика концентрация в них целевых групп по сравнению с неприоритетными их участниками?

Таблица 10. Отражение в статистической отчетности участия в программах целевых групп

Прямое трудоуст-ройство

Обучение

Общест-венные работы

Квотиро-вание

Дополни-тельные рабочие места

Сохране-ние рабочих мест

Досроч-ные пенсии

Имеющие длительный перерыв в работе

Да

Нет

Да

Нет

Нет

Нет

Нет

Освобожденные из мест лишения свободы

Да

Нет

Да

Да

Да

Нет

Уволенные из вооруженных сил

Да

Да

Нет

Нет

Нет

Нет

Инвалиды

Да

Да

Да

Да

Да

Да

Молодежь 16-29 лет

Да

Да

Да

Нет

Нет

Нет

Нет

Подростки 14-17 лет

Да

Да

Нет

Да

Да

Да

Нет

Высвобожденные

Да

Нет

Нет

Нет

Нет

Нет

Нет

Беженцы

Да

Нет

Да

Да

Да

Да

Нет

Зарегистрированные безработные предпенсионного возраста

Нет

Нет

Да

Нет

Нет

Нет

Да

Безработные более 6 месяцев

Нет

Нет

Нет

Да

Да

Да

Нет

Для ответа на первый поставленный вопрос, воспользуемся данными, которые содержит Таблица 1012. Подчеркнем, что отсутствие данных еще не означает, что представители той или иной группы не могут быть участниками программы. Речь идет именно о том, фиксирует статистика такое участие или нет. Например, часть безработных предпенсионного возраста ежегодно находит работу через посредничество службы занятости в трудоустройстве, однако отчетность такой информации не содержит. Далее, в ряде программ в качестве приоритетной группы фигурируют не имеющие работу свыше 6 месяцев, а данные формы 2-т отражают число трудоустроенных безработных по иной временной шкале (до 1 месяца, от 1 до 4 месяцев, от 4 до 8 месяцев и т.д.). Не останавливаясь подробнее на этом вопросе, сделаем вывод, что на сегодняшний день отражение участия целевых групп в сложившейся отчетности неполно и несовершенно. В дальнейшем, как нам представляется, статистическая отчетность должна основываться на принципе оценки потоков безработных, распределенных по целевым группам.

Несмотря на недостатки, имеющаяся информация позволяет найти ответ и на второй поставленный вопрос: каково значение отдельных программ в позитивном выходе (то есть трудоустройстве) представителей отдельных целевых групп?

Таблица 11. Роль отдельных программ в трудоустройстве некоторых целевых групп (по данным 1997г.)

Прямое трудо-устройство

Обучение

Квотирование

Дополнитель-ные рабочие места

Трудо-устройство, всего

Освобожденные из мест лишения свободы

72,1

25,9

2,0

100,0

Уволенные из вооруженных сил

78,7

21,3

100,0

Инвалиды

53,0

7,4

24,9

14,8

100,0

Молодежь 16-29 лет

88,9

11,1

100,0

Подростки 14-17 лет

94,1

2,0

2,8

1,1

100,0

Беженцы

76,1

18,4

5,5

100,0

Итого по целевым группам

92,8

5,2

1,5

0,5

100,0

По всем участникам

84,4

9,1

4,7

1,8

100,0

Частичный ответ на этот вопрос дает Таблица 11. Во-первых, роль прямого подбора рабочего места наиболее значима для всех выделенных групп, что еще раз подтверждает наибольшую результативность и экономичность данного направления работы службы занятости. Во-вторых, очевидна целевая ориентация таких программ, как квотирование и организация дополнительных рабочих мест для тех, кто не может быть на равных трудоустроен обычным путем (освобожденные из мест лишения свободы, инвалиды и т.д.) и кто, вероятнее всего, столкнется с "эффектами длительности", повышающими вероятность их дрейфа в долгосрочную безработицу. Как нам представляется, такие программы в ограниченном объеме, с более жесткой целевой ориентацией и в сочетании с оценкой эффективности (с точки зрения устойчивости приобретенной занятости, повышения уровня дохода и т.д.) должны быть сохранены. По крайней мере, их существование следует оставить до того момента, пока не будет найдена им более эффективная альтернатива. Простое их закрытие может иметь следствием то, что накопление групп повышенного риска в долгосрочной безработице расширится, а результирующие издержки (выплата пособий по безработице и т.д.) способны перекрыть "экономию", полученную от закрытия программы.

Анализ целевой ориентации программ службы занятости будет не полным, если не обратить внимание на другой вопрос. Если роль специальных программ для отдельных целевых групп становится более ясной, то сконцентрированы ли усилия службы з