Сутра основных обетов оодхисаттвы Кшитигарбхи

Автор неизвестен

Сутра, предлагаемая ныне вниманию читателя, входит в число наиболее почитаемых текстов махаяны, или большой колесницы, — того направления буддизма, которое исторически оказалось наиболее привлекательным для народов Китая, Японии, Кореи, Вьетнама, Тибета и Монголии.

Это авторский перевод с китайского и комментариями Поповцева Д. В.

При переводе текста было использовано издание сутры на китайском языке, осуществлённое под руководством современного китайского буддийского наставника Чжи Дина и снабжённое его комментарием.

 

 

Предисловие

 

«Сутра Основных Обетов Бодхисаттвы Кшитигарбхи» была переведена на китайский язык в конце VII века Шикшанандой. Шикшананда был приглашён в Чанань императрицей У Цзэтянь (624–705), которая правила с 684 по 705 год. Императрица, ревностная покровительница буддизма, заинтересовалась учением Аватамсака Сутры.

Однако старый перевод этой сутры, выполненный Буддабхадрой в 418–420 годах, изобиловал ошибками. Императрицу поставили в известность, что санскритским оригиналом текста располагает наставник Шикшананда, уроженец Хотана, славившийся своей мудростью и учёностью. Откликнувшись на приглашение властительницы, Шикшананда прибыл в Китай. В 695 году он начал работу над переводом сутры. За пятнадцать лет пребывания Шикшананды в монастырях Лояна и Чананя им было переведено около двадцати сутр. Общий объём переведённых текстов составил 110 цзюаней (свитков), из них восемьдесят цзюаней составлял текст Аватамсака Сутры. В работе ему помогали И-Цзин, Бодхиручи и Фа-Цзан, монахи, ставшие позже чрезвычайно известными наставниками.

Скончался Шикшананда в 710 году. В его биографии говорится, что, после того, как его тело было кремировано, обнаружилось, что его язык не сгорел в огне. Этот язык, провозглашённый чудотворным, был доставлен на родину наставника в Хотан, где был заключён в ступу.

«Сутра Кшитигарбхи» обрела чрезвычайно широкую популярность сразу же после того, как был сделан перевод. В Китае её часто называли «Сутрой Сыновней Почтительности Будды» (кит. «Фо сяо цзин») по аналогии с «Канонической книгой Сыновней Почтительности» (кит. «Сяо цзин»), одним из самых почитаемых текстов конфуцианства. Сутра получила такое название в Китае потому, что в ней Будда проповедует Дхарму своей матери, умершей через семь дней после его рождения и родившейся на небе Траястринша.

Разумеется, основной причиной, повлёкшей за собой столь широкую популярность культа Кшитигарбхи, была его функция — избавление живых существ от страданий ада. В странах конфуцианской культуры, где связь с духами предков являлась одной из главных доминант духовной жизни, нормой являлись любые духовные усилия и материальные затраты, направленные на обеспечение своим близким достойного загробного существования.

Кшитигарбха, как его изображает текст сутры, наделён всеми чертами идеального бодхисаттвы-махасаттвы. Все его действия мотивированы великим состраданием.

Движимый этим чувством, он готов принести любые жертвы, дабы спасти живые существа. Он наделён безграничными магическими силами, используя которые, он может совершить любые чудеса. Он в совершенстве постиг все учения, проповеданные Буддой, и обладает глубочайшими знаниями об устройстве мироздания. Он может явить бессчетное количество магически созданных тел, во всём подобных ему.

Словесный портрет Кшитигарбхи, нарисованный безвестным автором сутры, подчинён главной задаче — внушить адепту культа Кшитигарбхи уверенность в нём как в надёжном заступнике и безграничное почтение к нему как к существу, во всём превосходящему богов и духов.

Культ Бодхисаттвы Кшитигарбхи легко усваивался в том мире, в котором культы различных духов местности и божеств, занимали центральное место в сфере религии и ритуала. В недрах земли находились могилы предков, от благосклонности которых зависело благосостояние рода; в той же земле лежали кости чужих, враждебных мертвецов, призраки которых бродили по ночам, вселяя ужас и вредя живым. Земля скрывала гробницы великих царей древности, растревожить их означало навлечь бесчисленные бедствия на государство. Земля хранила бесчисленные клады и сокровища; в ее бездонных глубинах помещались жуткие адские темницы. Земля была живым существом, пульсации ее таинственной жизни были слиты с ритмами жизни человека. Покровительство богини земли и местных демонов, которое обещается всем последователям культа Кшитигарбхи в одиннадцатой главе сутры, наряду с обещанием исполнения всех желаний и постоянного обретения обильного урожая, сделало этого бодхисаттву одним из самых популярных покровителей простого народа. Крестьянин, вся жизнь которого зависела от благосклонности духов земли, с лёгкостью наделял Кшитигарбху чертами хорошо знакомых ему божеств природы. А культы местных духов, в свою очередь, обретали более высокое место в системе культов конфуцианского государства, будь то Китай или Япония, так как эти духи рассматривались как эманации Кшитигарбхи или как ревностные последователи буддизма. Это открывало дорогу различным формам синкретизма; так, в Японии культ Кшитигарбхи слился с культом местного божества Досодзина — покровителя путников и дорог. Статуи Кшитигарбхи там устанавливались на перекрёстках больших дорог. Поклонение им обеспечивало безопасность в пути и защиту от стихийных бедствий и несчастных случаев. В той же Японии духи многих гор были объявлены эманациями Кшитигарбхи.

В иконографии махаяны бодхисаттва Кшитигарбха единственный из бодхисаттв, который изображается в виде буддийского монаха.

Он одет в кашаю (кит. цзяша) — монашеское одеяние, которое согласно завету самого Будды шьётся из лоскутков. В левой руке он держит жемчужину, а в правой — оловянный посох буддийского монаха (санскр. khakkhara).

На Дальнем Востоке статуи Кшитигарбхи, как правило, устанавливаются в южной части буддийских монастырей, как и заповедано в главе «Сутры Основных Обетов».

Иногда Кшитигарбха изображается одетым в одеяние наставника буддийского монастыря — красную кашаю и корону с изображением пяти татхагат.

В Китае Кшитигарбху часто изображают восседающим верхом на его ездовом животном, которого зовут Титин (Внимательно Слушающий) или Шаньтин (Хорошо Слушающий).

Изображается Титин в виде льва голубого или синего цвета. На голове у него единственный очень короткий рог, ноги имеют копыта.

Китайцы считают, что полем деятельности Кшитигарбхи является гора Цзюхуашань в провинции Аньхуэй в Китае, где имеется множество храмов и монаcтырей, посвящённых ему. Эта гора входит в число четырёх «знаменитых гор» (кит. «мин шань»), наиболее почитаемых китайскими буддистами. Три другие «знаменитые горы» — это гора Утайшань в провинции Шаньси — обитель бодхисаттвы Манджушри, гора Эмэйшань в провинции Сычуань — Чистая Земля бодхисаттвы Самантабхадры и остров Путошань в провинции Чжэцзян — твердыня бодхисаттвы Авалокитешвары. С горой Цзюхуашань связана деятельность корейского принца Ким Кёгака (кит. Цзинь Цяоцзюэ) из государства Силла. Как сказано в «Жизнеописаниях достойных монахов Эпохи Сун», составленных Цзань-нином, в 653 году в возрасте двадцати четырёх лет он покинул царский дворец, чтобы стать буддийским монахом, и принял имя Ди-цзан, то есть Кшитигарбха. В том же году он морем прибыл в Китай. У него была белая собака, которую звали Шаньтин. Он поселился в пещере на вершине горы Цзюхуашань и предался медитации. На десятый год своего пребывания там он достиг пробуждения.

Со временем у него появились многочисленные ученики. В той местности был правитель (кит. гэлао), которого звали Минь-гун. Однажды он спросил Ди-цзана, не хочет ли он построить там монастырь. Тот ответил, что для этого ему необходима земля. «А сколько Вам необходимо земли?» — спросил его Минь-гун. «Достаточно будет столько земли, сколько можно накрыть одной кашаей», — ответил ему Ди-цзан.

Когда правитель согласился, монах развернул кашаю, и она накрыла всю гору Цзюхуашань. Минь-гуну не оставалось ничего иного, кроме как выделить эту землю.

На горе Цзюхуашань возник монастырь, настоятелем которого стал Ди-цзан.

Позднее Минь-гун велел своему сыну постричься в монахи той обители. В монашестве его сын получил имя Дао-мин.

Ди-цзан покинул наш мир в возрасте девяноста девяти лет. Сидя в медитации, он оставил своё тело, которое не подверглось разложению. Это чудесным образом самомумифицируовавшееся тело до наших дней сохраняется на горе Цзюхуашань в специально построенном храме, который называется «Залом плотяного тела» (кит. «Жоу шэнь тан»). Потрясённый этим чудом, Минь-гун также ушёл в монахи, признав своим наставником собственного сына.

Одной из иконографических форм Кшитигарбхи является изображение его с двумя спутниками — Дао-мином и Минь-гуном. В этом случае бодхисаттва изображается не как простой монах, а как настоятель буддийского монастыря. На голове у него корона с пятью зубцами. В руках он держит жемчужину. Слева от него стоит Дао-мин, изображаемый в виде юного монаха. В правой руке он держит оловянный посох.

Справа от Кшитигарбхи стоит Минь-гун, изображаемый в виде старца с длинной седой бородой.

Чистой Землёй бодхисаттвы Кшитигарбхи считается также мифическая гора Кхарадия, которая расположена недалеко от горы Сумеру. На этой горе Будда Шакьямуни в переведённой Сюань-цзаном «Сутре Десяти Колёс» восхваляет перед своими учениками Кшитигарбху. В сутре говорится о десяти колёсах царя-чакравартина, воплощающих десять сил Будды. Эти колёса могут разрушить ады и принести пользу живым существам. Отчасти под влиянием текста этой сутры в китайской религиозной традиции (не только буддийской) окончательно закрепилось каноническое число адов (десять). В X веке монахом из Сычуани Цзан-чуанем была написана знаменитая «Сутра Десяти Царей». В этой сутре даётся подробное описание загробного мира, состоящего из десяти адов, возглавляемых десятью царями. Подробно описывается процедура загробного суда и муки, которым подвергаются осуждённые. Именно эта картина адов была усвоена всей китайской религиозной традицией (не только буддийской) и просуществовала в сознании народа вплоть до нашего времени.

Кшитигарбха стал восприниматься как глава десяти царей ада.

В старом Китае его культ был тесно связан с культами Чэнхуанов-божеств-покровителей городов. Стены храмов Чэнхуанов, как и стены буддийских монастырей, часто украшали фрески, изображающие сцены загробного суда и адских мучений. Такие фрески повлияли на популярные представления европейцев о Китае, породив в сознании европейцев мифологему так называемых «китайских пыток». Культ, воспринимавшийся сквозь призму народных представлений, получил широкое отражение в искусстве и литературе. Кшитигарбха стал персонажем средневековых новелл и знаменитого романа У Чэнъэня «Путешествие на Запад». Культ Кшитигарбхи является для буддистов Дальнего Востока тем более важным, что именно ему в тексте «Сутры Основных Обетов» Будда доверяет заботу о живых существах до прихода Майтреи.

Культ Кшитигарбхи также тесно связан с культом Гуань-инь — Авалокитешвары, так как в тексте сутры много места уделено восхвалению этого бодхисаттвы, который всегда воспринимался как наиболее надёжный и могучий защитник от всякого рода бедствий.

Накопления заслуг в «Сутре Кшитигарбхи» рассматривается как основная форма духовного самосовершенствования, столь же важная, как и медитация. Для любого последователя культа Кшитигарбхи в современной Юго-Восточной Азии обязательным является совершение таких ритуальных действий, как простирание перед статуями будд, ступами и наставниками буддизма, почтительный обход культовых сооружений по ходу солнца, отправление обрядов раскаяния в совершенных прежде проступках.

Важно не просто формальное исполнение этих деяний, но культивация отношения к этим ритуалам, как к мощным и действенным формам трансформации сознания. После совершения любого из культовых действий необходимо посвятить созданную в результате этого заслугу. Существует множество формул посвящения заслуг. В сутре сказано, что наиболее действенным является посвящение заслуг Дхармакае — Дхармовому телу всех будд.

Современному читателю, знакомящемуся с любой из махаянских сутр, следует иметь в виду, что сутры изначально не были рассчитаны на восприятие посредством чтения печатного текста. Сутру надлежало не прочесть, а выслушать из уст квалифицированного наставника, причём сам процесс слушания сутр рассматривался как магический акт, участие в котором само по себе наделяет адепта мистической силой. Не случайно в самих сутрах Будда говорит не о «хорошо знающих Дхарму», но прежде всего о «много слышавших» (кит. «до вэнь»). В древней Индии термин «слушание» (санскр. sravanіa) означал не просто слушание текста, но его заучивание наизусть, а также постоянное повторение и «вживание» в мир текста. Буддийские наставники постоянно говорят о том, что заслуга, обретаемая теми, кто выслушивает сутры, неизмеримо превосходит заслугу тех, кто лишь только изучает их. До нашего времени многие китайские буддисты гордятся тем, что заучили наизусть ту или иную сутру. Коллективная декламация сутр является одной из форм ритуальной практики китайского, корейского и японского буддизма. Даже если кто-то просто читает текст сутры, он часто произносит его вслух. Произнесение текста сутры вслух — ритуальное действие, воспроизводящее тот самый момент, когда сутра была изречена Буддой.

Отдельным и весьма сложным вопросом является место «Сутры Основных Обетов Бодхисаттвы Кшитигарбхи» в традиции эзотерического буддизма. Эта сутра была переведена на китайский язык незадолго до того момента, как на исторической арене появилась новая «колесница» буддизма — ваджраяна. В 716 году в Китай прибыл наставник Шукхабарасимха. С этого момента начинается эпоха перевода на китайский язык многочисленных тантрических текстов. Но следует учитывать тот факт, что и до этого времени в Китае были широко распространены различные буддийские тексты, в которых описывались ритуалы, магические церемонии, направленные на получение мирских благ, а также давались инструкции по применению заклинаний — дхарани.

Одной их характерных особенностей тантрических текстов является то, что в них главное существо никогда не фигурирует одно, но всегда в окружении свиты. В восьмой главе «Сутры Основных Обетов Бодхисаттвы Кшитигарбхи» говорится о многочисленных царях демонов во главе с Ямой, а в девятой главе перечисляются имена девятнадцати будд. Потенциально эти персонажи составляют мандалу.

Появление царей демонов на страницах сутры может свидетельствовать о влиянии какого-то местного индийского культа, но в настоящий момент на основании их имён совершенно невозможно сказать, каков был источник этого влияния.

Начиная с восьмого века, на китайский язык переводятся различные тантрические тексты, посвящённые Кшитигарбхе. Культ Кшитигарбхи до нашего времени занимает важное место в практике японской школы эзотерического буддизма Сингон.

Образ Кшитигарбхи имеет ряд параллелей в иных религиозных традициях, в том числе и в христианстве. В апокрифическом «Евангелии от Никодима» рассказывается о том, как воскресший Христос нисходит в ад и освобождает оттуда грешников. При этом он разбивает оковы и врата ада. Здесь можно провести параллель с клятвой Кшитигарбхи, обещавшего разбить все ады вдребезги.

До недавнего времени был доступен только один перевод «Сутры Основных Обетов Бодхисаттвы Кшитигарбхи» на европейский (английский) язык, сделанный Бхикшу Хэн Цзином, учеником известного современного наставника школы Чань Сюань Хуа. Этот перевод, снабжённый пространными комментариями Сюань Хуа, был опубликован в 1974 году в США. Он отражает традиционное для китайского буддизма понимание смысла сутры.

При переводе текста было использовано издание сутры на китайском языке, осуществлённое под руководством современного китайского буддийского наставника Чжи Дина и снабжённое его комментарием.

 

 

Глава I. Духовное проникновение во дворец на небе Траястримша

Так я слышал. Однажды, Почитаемый в Мирах, пребывал на небе Траястримша и проповедовал для своей матери.

В тоже время бесчисленные будды и бодхисаттвы-махасаттвы бесконечной Вселенной собрались вместе из десяти сторон света, чтобы почтить полностью просветлённого Будду Шакьямуни, его Совершенную Мудрость и большие усилия в спасении находящихся в неведении существ, чтобы они проникли в различные основы счастья и страдания в мире. Каждый из них явился в сопровождении свиты. Собравшись вместе, соединив ладони они поклонились Татхагате.

Тогда Почитаемый в Мирах улыбнулся и испустил сотни, тысячи, десятки тысяч коти сияющих облаков, а именно: сияющее облако великого совершенства, сияющее облако великого сострадания, сияющее облако великой мудрости, сияющее облако великой праджни, сияющее облако великого самадхи, сияющее облако великих благовещих предзнаменований, сияющее облако великих добродетелей, сияющее облако великих заслуг, сияющее облако великого прибежища, сияющее облако великих восхвалений. Испустив такие неописуемые сияющие облака, он также испустил различные чудесные звуки, а именно: звук дана парамиты, звук шила парамиты, звук кшанти парамиты, звук вирья парамиты, звук дхьяна парамиты, звук праджня парамиты, звук сострадания, звук радостного даяния, звук освобождения, звук отсечения воздействий внешнего мира, звук мудрости, звук великой мудрости, звук львиного рыка, звук грозовой тучи, звук великой грозовой тучи.

Когда он испустил эти неописуемые звуки, то из мира Саха, а также из других миров во дворец на небе Траястримша прибыли бесчисленные коти божеств, драконов, демонов и духов. Туда прибыли божества неба Чатурмахараджика, божества неба Траястримша, божества неба Суяма, божества неба Тушита, божества неба Нирманарати, божества неба Паранирмитавашаварти, божества неба Брахмакаика, божества неба Брахмапурохита, божества неба Махабрахмана, божества неба Париттабха, божества неба Апраманабха, божества неба, божества неба Абхасвара, божества неба Паритташубха, божества неба Апраманашубха, божества неба Шубхакритсна, божества неба Пуньяпрасава, божества неба Счастливой Привязанности, божества неба Брихатпхала, божества неба Авриха, божества неба Атапа, божества неба Судриша, божества неба Сударшана, божества неба Благой Облик, божества неба Акаништха, божестваа неба Махешвара, а также божества [четырёх] областей [сферы бесформенного], включая божеств обители Найвасамджнянасамджняаятана. Кроме божеств туда прибыли также многочисленные драконы, демоны и духи. Также туда прибыли морские духи, речные духи, духи деревьев, духи гор, духи земли, духи потоков и болот, духи всходов, духи дня, духи ночи, духи пространства, духи неба, духи питья и пищи, духи трав и деревьев из иных миров и мира Саха. Туда также прибыли великие цари демонов из иных миров и мира Саха, а именно: царь демонов Злые Очи, царь демонов Пьющий Кровь, царь демонов Пожирающий Жизненную Энергию, царь демонов Пожирающий Зародыши и Яйца, царь демонов Насылающий Болезни, царь демонов Собирающий Яд, царь демонов Сострадательное Сердце, царь демонов Польза Заслуг, царь демонов Великое Почтение.

Тогда Будда Шакьямуни спросил Манджушри, Принца Дхармы: «Сейчас ты воспринимаешь своим умственным взором всех будд, бодхисаттв, богов, драконов, прет и духов из этого и других миров, из этой страны и других земель, которые собрались вместе на небе Траястримша. Знаешь ли ты точное число их всех?»

Манджушри ответил Будде: «Почитаемый Миром, даже если я, напрягая все свои духовные силы, буду считать их в течение тысячи кальп, то всё равно не смогу узнать их число!»

Будда сказал Манджушри: «Если даже я воззрю своим оком Будды, то всё равно не смогу их сосчитать! Все они — это [живые существа], которых в течении бесконечных кальп бодхисаттва Кшитигарбха уже спас, ныне спасает или же спасёт в будущем. [Это те, кто] уже достиг [пробуждения благодаря ему], ныне достигает или же достигнет [его] в будущем».

Манджушри сказал Будде: «Почитаемый Миром! С давних времён я взращивал корни блага и обрёл мудрость для которой не существует препятствий. Услышав то, что говорит Будда, я непременно с верой принимаю это. Однако многие шраваки, достигшие малого плода, божества, драконы и прочие, принадлежащие к восьми видам сверхъестественных существ, а также живые существа будущего, хотя и услышат правдивые слова татхагаты, но непременно затаят сомнение [в истинности этих слов]. Хотя они и выкажут внешние знаки почтения [к этому учению], но тем не менее будут злословить о нём. Я желаю, чтобы Почитаемый Миром подробно рассказал мне, какие практики осуществлял бодхисаттва Кшитигарба, находясь на причинной ступени [своего продвижения к пробуждению], какие обеты он принял и как он смог осуществить такие невообразимые деяния!»

Будда сказал Манджушри: «Предположим, мы возьмём все травы, деревья, кустарники, рощи, посевы риса и льна, заросли бамбука и тростника, горы, камни и мельчайшие пылинки, какие только есть в трёх тысячах великой тысячи миров, и каждый из этих предметов примем за единицу.

Если создать множество Гангов, соответствующее числу этих предметов, если каждую песчинку этих Гангов считать одним миром, если каждую песчинку из тех, что есть в этих мирах, считать одной кальпой, а каждую песчинку из тех, что есть в этих кальпах, также принять за одну кальпу, то тот срок, который бодхисаттва Кшитигарба пробыл на десятой ступени [пути бодхисаттвы], будет в тысячу раз больше. А на ступенях шравака и пратьекабудды бодхисаттва Кшитигарба пробыл ещё в тысячу раз больше. Манджушри! Духовная сила этого бодхисаттвы и его обеты невообразимы. Если в будущем благой мужчина или благая женщина, услышав имя этого бодхисаттвы, будет восхвалять его, или же будет поклоняться ему, или же будет произносить его имя, или же будет делать ему подношения, или же создаст его образ, нарисовав его, выгравировав на металле, [сделав статую] из глины или из лака, то этот человек непременно будет обретать рождение на небе Траястримша в течение ста жизней и вовеки не будет рождён в дурных областях существования.

Манджушри! Много времени тому назад, неописуемые, неописуемые кальпы тому назад, этот бодхисаттва-махасаттва Кшитигарба был рождён как сын великого старейшины. В то время в мире находился будда, которого звали татхагата Доблестный Лев Исполнивший Десять Тысяч Практик. Однажды тот сын старейшины узрел того будду, который был украшен тысячью добродетелей и облик которого был чрезвычайно величествен. Он спросил того будду, исполняя какие практики и приняв какие обеты тот смог обрести такой облик. Тогда татхагата Доблестный Лев Исполнивший Десять Тысяч Практик, сказал тому сану старейшины: «Если ты хочешь обрести такое тело, то тогда тебе следует в течение многих кальп спасать живых существ, которые подвергаются страданиям». Манджушри! Тогда тот сын старейшины принял такой обет:

«Отныне я в течение бесчисленных кальп будущего буду применять многочисленные искусные практики ради живых существ шести путей, которые погрязли во зле и испытывают страдания. Когда я освобожу их всех, то сам свершу путь будды!» С тех пор как он перед ликом будды принял этот великий обет, прошло сотни тысяч, десятки тысяч коти нают неописуемых кальп и до нынешнего времени он всё ещё остаётся бодхисаттвой. Также невообразимое коти асанкхея кальп тому назад в мир явился будда, которого звали Самосущий Царь Самадхи Цветка Пробуждения. Жизнь того будды продолжалась сотни, тысячи, десятки тысяч коти асанкхея кальп. В эпоху «неистинной Дхармы» [того будды] жила одна девушка-брахманка. В прошлых жизнях она накопила чрезвычайно много заслуг. Все [окружающие] уважали и почитали её. Ходила ли она, стояла, сидела или лежала, все божества охраняли её.

Её мать верила в ложное учение. Она постоянно проявляла презрение к Трём Драгоценностям. В то время та мудрая девушка применяла многочисленные искусные средства, дабы уговорить свою мать зародить в себе истинные взгляды, но мать той девушки не до конца смогла зародить в себе веру. Вскоре после того, как она умерла, её дух ниспал в кромешный ад. Та девушка-брахманка знала, что когда её мать находилась в мире, она не верила [в закон] причины и следствия. Она предположила, что следуя своей карме, [её мать] непременно должна родится в дурных областях существования. Она продала дом своей семьи и купила множество благовоний, цветов, а также различных подношений. Она сделала обильные подношения ступе последнего будды. В одном из храмов она узрела образ татхагаты Самосущего Царя, облик которого был весьма прекрасен и исполнен величия. Девушка-брахманка почтительно взирала на него, исполняясь всё большего почтения. Она подумала про себя: «Будда, которого зовут Великое Пробуждение, обладает совершенной мудростью. Он как будто присутствует в мире. Моя мать умерла. Я хочу спросить будду, где она находится, ведь он непременно должен это знать!»

Тогда та мудрая девушка зарыдала и в тоске воззрела на образ будды. Внезапно [она услышала] голос, который раздался из пустоты. [Он сказал]: «О плачущая девушка! Не печалься! Ныне я покажу тебе, где находится твоя мать». [Тогда] девушка-брахманка сложила руки, обратилась туда, откуда раздался голос, и, обращаясь в пустоту, сказала: «Какое благое божество утешило мою печаль? С тех пор как я потеряла мою мать, я днём и ночью печалюсь, но мне негде спросить, в каком мире она родилась». Тогда из пустоты снова раздался голос, который возвестил девушке: «Я татхагата прошедших времён Самосущий Царь Самадхи Цветка Пробуждения, на которого ты с почтением взираешь. Я увидел, что ты тоскуешь о своей матери вдвое больше, чем обычные живые существа. Поэтому я пришёл, дабы возвестить тебе это». Как только девушка-брахманка услышала это, её ноги подкосились и она упала в обморок. Служанки, стоявшие слева и справа, подхватили её. Через некоторое время она очнулась и сказала, обращаясь в пустое пространство: «Я желаю, чтобы будда проявил ко мне милосердие и поскорее сказал мне, в каком мире родилась моя мать, так как мне самой осталось жить недолго». Тогда татхагата Самосущий Царь Самадхи Цветка Пробуждения сказал мудрой девушке: «Когда ты сделаешь подношение, возвращайся к себе домой. [Там], усевшись прямо, памятуй о моём имени. Тогда ты узнаешь, в каком месте родилась твоя мать».

После того как девушка-брахманка поклонилась будде, она вернулась к себе домой.

Думая о своей матери, она уселась прямо и стала памятовать о татхагате Самосущем Царе Самадхи Цветка Пробуждения. По прошествии одного дня и одной ночи она внезапно узрела себя на берегу моря. Вода этого моря клокотала. Множество ужасных птиц, тела которых были железными, летали туда-сюда над морем. Она узрела сотни, тысячи, десятки тысяч мужчин и женщин, которые то поднимались над водами моря, то снова тонули в них. Ужасные птицы вырывали из их тел куски мяса и пожирали их. Также она узрела якшей, которые имели различные тела. У них было много рук, у них было много глаз, у них было много ног, а у иных было много голов. Из их пастей торчали зубы, острые, словно мечи. Они гнали злодеев, заставляя их приблизиться к ужасным птицам, а некоторые из них сами терзали их.

Их головы, ноги и тела имели самые разные формы. [Они были так ужасны], что невозможно было на них смотреть. Девушка-брахманка, однако, не страшилась их, так как памятовала о силе будды. [Внезапно] к ней подошёл царь демонов, которого звали Не Источающий Яда. Он поклонился ей, приветствовал её и сказал: «О благая бодхисаттва! Что привело тебя сюда?»

Девушка-брахманка спросила у царя демонов: «Что это за место?» Не Источающий Яда ответил ей: «Это первое западное море великой горы Чакравада». Мудрая девушка спросила его: «Я слышала, что внутри горы Чакравада находятся ады. Правда это или нет?» Не Источающий Яда ответил: «Это правда. Здесь и находятся ады». Мудрая девушка спросила его: «Каким образом я ныне попала в то место, где находятся ады?» [Не Источающий Яда ответил ей: «В ады можно попасть, применив] сверхъестественные способности, либо же в силу кармы. По иным причинам [сюда] ни в коем случае невозможно попасть». Мудрая девушка снова спросила: «Почему эта вода так клокочет? Почему тут так много злодеев и ужасных птиц?» Не Источающий Яда ответил ей: «Это живые существа Джамбудвипы, которые творили зло и не оставили никого, кто бы смог в течение сорока девяти дней после их смерти создать заслуги, дабы избавить их от страданий. Перед теми, кто при жизни не создал «причины блага», возникают ады, так как их увлекает [сила] их коренной кармы. Прежде всего они должны пересечь это море. На востоке от этого моря на расстоянии сотен тысяч йоджан находится другое море. Страдания, испытываемые там, в два раза превышают страдания, испытываемые здесь. Ещё дальше на востоке находится ещё одно море, в котором испытываются ещё вдвое большие страдания. [Все три этих моря] возникают вследствие неблагих причин кармы трёх видов. Все вместе они называются морями кармы. Таково это место».

Мудрая девушка снова спросила царя демонов Не Источающего Яда: «А где же находятся ады?» Не Источающий Яда ответил: «Внутри трёх морей помещаются великие ады. Они исчисляются сотнями и тысячами. Все они различны. Тех, которые называются великими, — восемнадцать. Кроме того, существуют пятьсот адов, в которых испытываются неизмеримые страдания. Кроме того, существуют ещё тысяча сто адов, в которых также испытываются неизмеримые страдания». Мудрая девушка снова спросила великого царя демонов: «Моя мать недавно умерла. Я не знаю, где находится её дух». Царь демонов спросил мудрую девушку: «А какого рода карму стяжала мать бодхисаттвы при жизни?» Мудрая девушка ответила: «Моя мать исповедовала ложные взгляды, осмеивала и бранила Три Драгоценности. Она то верила, то отпадала от веры. Хотя она умерла недавно, но я не знаю, где она ныне родилась». Не Источающий Яда спросил: «А какое имя носила мать бодхисаттвы? К какому сословию она принадлежала?» Мудрая девушка ответила: «Мой отец и моя мать принадлежали к касте брахманов. Моего отца звали Шила Сударшана. Мою мать звали Юэдили». Не Источающий Яда сложил руки и сказал бодхисаттве: «Я хочу, чтобы мудрая [девушка] вернулась к себе, не печалилась и не тосковала. Три дня назад злодейка Юэдили родилась на небесах. Как говорят, это произошло благодаря тому, что её дочь, проявляя дочернюю почтительность, совершила подношение в храме татхагаты Самосущего Царя Самадхи Цветка Пробуждения и таким образом стяжала [множество] заслуг. Не только мать бодхисаттвы обрела освобождение из ада. Также множество злодеев в тот день обрели радость и вместе смогли родиться [в других мирах], положив конец [своим страданиям]».

Когда царь демонов окончил свою речь, сложил руки и повернулся, [чтобы уйти], девушка-брахманка мгновенно, словно во сне, вернулась к себе домой. Осознав всё, что произошло, она перед статуей татхагаты Самосущего Царя [Самадхи Цветка] Пробуждения, которая находилась в храме, приняла [такой] великий обет: «Обещаю в бесконечных кальпах будущего применять различные искусные средства, дабы спасать от страданий живых существ, погрязших во зле».

Будда сказал Манджушри: «Тот царь демонов Не Источающий Яда — это нынешний бодхисаттва Глава Богатства, а та девушка-брахманка — это и есть бодхисаттва Кшитигарбха».

 

Глава II. Собрание «отделившихся тел» [бодхисаттвы Кшитигарбхи]

Тогда из сотен, тысяч, десятков тысяч коти невообразимых, непредставимых, неизмеримых, неописуемых, асанкхея миров, в которых только существуют ады, во дворец на небе Траястримша прибыли «отделившиеся тела» бодхисаттвы Кшитигарбхи.

Благодаря духовной силе татхагаты каждый из них прибыл из своей страны в сопровождении тасяч, десятков тысяч коти нают [живых существ], которые [благодаря ему] обрели освобождение от путей кармы. Каждый из них держал в руках [букет] ароматных цветов в качестве приношения Будде. Все эти прибывшие [туда живые существа], которые принадлежали к различным классам, будучи преобразованы учением бодхисаттвы Кшитигарбхи, вовек не отступали от [стремления достичь] аннутара самьяк самбодхи. Все они в течение бесконечных кальп носились по волнам жизней и смертей. На шести путях они подвергались страданиям, и ни на миг не могли обрести покой. Благодаря великому состраданию и глубочайшим обетам бодхисаттвы Кшитигарбхи каждый из них обрёл плод [блага]. Ныне, прибыв на небо Траястримша, все они испытывали восторг. Они с почтением взирали на татхагату, не отводя глаз ни на миг.

Тогда Почитаемый в Миром простёр свою золотую руку. Он коснулся головы каждого из сотен, тысяч, десятков тысяч коти невообразимых, непредставимых, неизмеримых, неописуемых, безмерных, бессчётных «отделившиеся тела» бодхисаттвы-махасаттвы Кшитигарбхи, прибывших из различных миров, и изрёк такие слова: «Находясь в мире, омрачённом пятью загрязнениями, я своим учением преобразовал таких же несгибаемых упрямых живых существ. Я усмирял их сознание, заставлял их отбросить ложные учения и вернуться к истине. Из каждых десяти живых существ одно или два глубоко погрязли во зле. Я также являл тысячи и сотни коти «отделившихся тел» и применял [различные] надлежащие методы, [дабы спасать живых существ]. Некоторые из них имеют могучие корни [добродетели]. Услышав [проповедь Дхармы], они с верою принимают её. Некоторые уже обрели плод блага. Их необходимо только лишь энергично подбадривать, дабы они достигли побуждения. Некоторые из них глупы и находятся в кромешном мраке. Их необходимо долго просвещать, дабы они приняли прибежище [в Будде]. Есть такие, чья карма тяжела, и в них не рождается [чувство] почтения [по отношению к Будде]. Все эти классы живых существ различны. [Я являю] «отделившиеся тела», дабы спасти и освободить их. Я являю тела женщин, мужчин, божеств, драконов, духов и демонов. Я также принимаю облик гор, лесов, потоков, источников, рек, прудов, ключей и колодцев, дабы принести пользу людям и освободить их. Я также являю тела Индры, Брахмы, тела царей чакравартинов, тела мирян, тела царей, тела министров, тела бхикшу, бхикшуни, упасака, упасика и иных, включая шраваков, архатов, пратьекабудд и бодхисаттв, дабы спасти [живые существа] и преобразовать их [моим Учением]. Тело будды не было единственным телом, которое я являл. Если бы ты увидел, какие усилия я прилагал и какие страдания я претерпевал в течение бесчисленных кальп, дыбы освободить этих несгибаемо-упрямых, погрязших во зле и страданиях живых существ, которых трудно преобразовать! Те же, кого я не смог укротить, обрели воздаяние, соответствующее их карме, и ниспали в дурные области существования, где подвергаются величайшим страданиям. Ты должен постоянно памятовать, что во дворце на небе Траястримша я повелел тебе делать всё для того, чтобы все живые существа мира Саха вплоть до явления в мир Майтреи могли обретать освобождение, навеки избавляться от страданий и выслушивать пророчества будд [о достижении ими пробуждения]».

Тогда «отделившиеся тела» бодхисаттвы Кшитигарбхи, прибывшие из многочисленных миров, соединились в одно тело. Рыдая, опечаленный бодхисаттва сказал Будде: «В течение бесчисленных кальп Будда руководил мною. Благодаря этому я обрёл невообразимые духовные силы и величайшую мудрость. Мои «отделившиеся тела» заполняют миры, число которых подобно числу песчинок в сотнях, тысячах, десятках тысяч коти Гангов. В каждом их этих миров я магическим образом создаю сотни, тысячи, десятки тысяч коти тел. Каждое из этих тел спасает сотни, тысячи, десятки тысяч коти людей, заставляя их принять прибежище в Трёх Драгоценностях, навеки избавляя их [от круговорота] жизней и смертей и приводя их к блаженству нирваны. Даже если те благие деяния, которые они исполняют ради Дхармы Будды, малы, подобно волоску, подобно капле воды, подобно песчинке, подобно пылинке, подобно кончику волоска, я сделаю так, чтобы они постепенно [приблизились к] освобождению и обрели великую пользу. Я желаю, чтобы Почитаемый Миром не беспокоился [об участи] живых существ будущего, которые создадут себе дурную карму!» И так он три раза сказал Будде: «Я желаю, чтобы Почитаемый Миром не беспокоился [об участи] живых существ будущего, которые создадут себе дурную карму!»

Тогда Будда восхвалил бодхисаттву Кшитигарбху, сказав ему: «Хорошо! Хорошо! Я помогу тебе [в этом труде], который ты с такой радостью исполняешь! Когда по прошествии бесконечных кальп ты полностью исполнишь все эти великие обеты, то достигнешь бодхи».

 

Глава III. Созерцание кармической обусловленности живых существ

Тогда мать Будды госпожа Майя сложила руки на груди в знак почтения и спросила бодхисаттву Кшитигарбху: «О мудрец! Карма, которую создают живые существа Джамбудвипы, различна. Каково же воздаяние, которое они обретают?» Бодхисаттва Кшитигарбха ответил: «Среди тысяч, десятков тысяч миров и стран есть такие, в которых существуют ады, а есть такие, в которых нет адов; есть такие, где имеются женщины, а есть такие, в которых нет женщин; есть такие, где существует Дхарма Будды, а есть такие, где не существует Дхарма Будды. То же самое относится ко всему остальному, включая шраваков и пратьекабудд. Не существует какого-то одного ада, в котором бы обретали воздаяние за неё преступления сразу».

Госпожа Майя снова сказала бодхисаттве: «Я хотела бы услышать только о тех дурных областях существования, в которых обретают воздаяние за свои преступления обитатели Джамбудвипы».

Кшитигарбха ответил: «Благомудрая Мать! Слушай же! Я вкратце расскажу тебе об этом!»

Мать Будды сказала: «Я хочу, чтобы [ты, о] мудрец, рассказал [об этом]».

Тогда бодхисаттва Кшитигарбха сказал благомудрой матери: «Вот каково воздаяние за преступления, совершаемые на южном [континенте] Джамбудвипа. Если живые существа не проявляют сыновней почтительности к отцу и матери и убивают кого-либо из них, то они непременно попадают в кромешный ад, из которого не могут выйти никогда в течение тысяч, десятков тысяч коти кальп. Если живые существа проливают кровь будды, клевещут на Три Драгоценности и не почитают сутры, то они непременно попадают в беспросветный ад, из которого не могут выйти никогда в течение тысяч, десятков тысяч коти кальп. Если живые существа отнимают собственность монашеской общины, порочат монахов и монахинь, совершают развратные действия на территории сангхарамы, если они убивают [живых существ на территории сангхарамы ] или ранят их, то они непременно попадают в беспросветный ад, из которого не могут выйти никогда в течение тысяч, десятков тысяч коти кальп. Если живые существа ложно присваивают себе статус шрамана, а сами не считают себя шрамана, если они в корыстных целях пользуются собственностью монашеской общины, дурачат и обманывают мирян, нарушают правила винаи и совершают множество различных преступлений, то они непременно попадают в беспросветный ад, из которого не могут выйти никогда в течение тысяч, десятков тысяч коти кальп. Если живые существа похищают имущество, принадлежащее общине монахов: зерно, питьё, пищу, одежду, или присваивают себе любую вещь, которая им не дана, то они непременно попадают в беспросветный ад, из которого не могут выйти никогда в течение тысяч, десятков тысяч коти кальп».

Кшитигарбха сказал: «Благомудрая Мать! Если живые существа совершают такие преступления, то они непременно попадают в один из пяти беспросветных адов. Хотя они желают прервать свои страдания, но не могут остановить их ни на один краткий миг».

Госпожа Майя снова спросила бодхисаттву Кшитигарбху: «Почему эти ады называются беспросветными?»

Кшитигарбха ответил: «[Если говорить] обо всех адах, которые находятся внутри горы Чакравада, [то нужно сказать], что там есть восемнадцать великих адов.

Также там есть пятьсот адов, названия которых различны. Кроме того, есть ещё сто тысяч адов, которые также называются по-разному. Стена, окружающая беспросветный ад, имеет в окружности длину более восьмидесяти тысяч ли. Она целиком сделана из железа и имеет высоту в десять тысяч ли. Над стеной находится сплошная пылающая масса огня. Внутри адского города расположены многочисленные ады, которые соединяются между собой. Они также называются по-разному. На самом деле только один из этих адов называется «беспросветным». Стена, окружающая этот ад, имеет в окружности длину восемнадцать тысяч ли. Её высота составляет тысячу ли. Она также сделана из железа. Огонь, который низвергается со стены, достигает её основания. Огонь, который вырывается из основания стены, поднимается до её верха.

Изрыгающие пламя железные змеи и железные собаки мечутся взад и вперёд по гребню стены.

В этом аду есть ложе, длина которого составляет десять тысяч ли. Человек, который обретает воздаяние за свои злодеяния, узревает своё тело, которое заполняет всё это ложе. Каждый из тысяч и десятков тысяч людей, которые обретают воздаяние за свои злодеяния, также узревает своё тело, которое заполняет всё это ложе. Таким образом, все они одновременно обретают воздаяние, соответствующее карме, созданной ими.

Кроме того, злодеи претерпевают там различные [иные] страдания. [Там есть] сотни тысяч якшей и злых демонов, из пастей которых торчат острые клыки, подобные мечам. Их глаза сверкают, словно молнии. На их лапах — медные когти, которыми они терзают злодеев. Также там есть якши, которые держат большие железные алебарды. Ими они тянут злодеев. Они тыкают их алебардами то в нос, то в рот, то в живот, то в спину. Они подбрасывают их вверх и опрокидывают или же помещают на то ложе. Также там есть железные коршуны, которые выклёвывают злодеям глаза, и железные змеи, которые обвиваются вокруг их горла. В каждый из их суставов [демоны] вбивают длинные гвозди. Они вытягивают их языки и пашут на них, вытаскивают кишки и разрубают их на куски. Они заливают им в глотки расплавленную бронзу, обматывают их тела раскалёнными цепями. [Злодеи] десять тысяч раз умирают и тысячу раз рождаются вновь. Таково воздаяние, обретаемое в соответствии с созданной ими кармой. Проходят сотни миллионов кальп, но они ни на миг не могут вырваться оттуда. Когда тот мир, в котором они находятся, разрушается, они рождаются в ином мире. Когда и этот мир, в свою очередь, разрушается, они рождаются в следующем мире. Когда и тот мир разрушается, они опять рождаются в другом месте. Когда же тот следующий мир перестаёт существовать, они снова возвращаются [в ад]. Так они без конца обретают воздаяние [за свои злодеяния].

Это не прекращается ни на миг.

Также существует пять причин для того, чтобы называть [место, где обретают] кармическое воздаяние, «беспросветным».

Каковы эти пять причин?

Во-первых, воздаяние за злодеяния обретают днём и ночью, и это не прерывается ни на миг в течение бессчётных кальп. Поэтому его и называют «беспросветным».

Во-вторых, один человек испытывает [воздаяние], и много людей испытывают [точно то же самое]. Поэтому и называют [ад] «беспросветным».

В-третьих, орудия воздаяния: вилы, дубины, коршуны, змеи, волки, собаки; [способы пыток, такие как] раздавливание, растирание, распиливание, протыкание, разрезание, разрубание, варка в котлах; [мучения, которые осуществляются при помощи] железных сетей, железных цепей, железных ослов, железных лошадей; сдирание кожи заживо; обматывание головы [цепями]; поливание тела расплавленным железом; кормление голодных железными пилюлями; вливание жаждущим в глотку расплавленного железа, — применяются год за годом в течение бесчисленных нают кальп, подобно тому как кусты колючего терновника образуют сплошные заросли, среди которых нет ни одного просвета. Поэтому и называют [ад] «беспросветным».

В-четвёртых, там не спрашивают, мужчина ты или женщина, [происходишь] ты из варваров цян, ху, и, или ди. [Там не спрашивают], стар ты, молод ли, богат ты или беден, дракон ты, дух, бог или демон, но воздают всем вместе за совершённые ими злодеяния. Поэтому и называют [ад] «беспросветным».

В-пятых, тот, кто попадает в такие ады, с самого первого мгновения и в течение сотен тысяч кальп днём и ночью [испытывает страдания], которые не прерываются ни на мгновение. Он десять тысяч раз умирает и десять тысяч раз рождается вновь, до тех пор пока его карма не исчерпается. Только тогда он может обрести рождение [вне ада]. Всё это продолжается беспрерывно; поэтому и называют [ад] «беспросветным».

Бодхисаттва Кшитигарбха сказал благомудрой матери: «Вот таково краткое описание беспросветных адов. Если же подробно перечислять названия всех орудий пыток, которые есть в адах, а также муки, испытываемые там, то не хватит целой кальпы, чтобы описать всё».

Выслушан это, опечаленная госпожа Майя сложила ладони, поклонилась и вернулась на своё место.

 

Глава IV. Кармическое воздаяние, обретаемое живыми существами Джамбудвипы

Кармическое воздаяние, обретаемое живыми существами Джамбудвипы.

Тогда бодхисаттва-махасаттва Кшитигарбха сказал Будде: «Почитаемый Миром! Благодаря тому, что я получил от Будды татхагаты великую духовную силу, я в сотнях, тысячах, десятках тысяч коти миров явил свои «отделившиеся тела» и спас множество живых существ, обретающих воздаяние, соответствующее карме, созданной ими. Если бы не сила великого сострадания, которой обладает татхагата, я бы не смог явить все эти магические превращения. Ныне я принимаю повеление Будды освобождать живые существа шести путей до того момента, когда Аджита станет буддой. Я хочу, чтобы Почитаемый Миром не беспокоился об этом!»

Тогда Будда сказал бодхисаттве Кшитигарбхе: «Сущностное сознание всех существ, которые ещё не обрели освобождение, не имеет в себе ничего постоянного. Свершая зло, они создают [дурную] карму; совершая благо, они обретают [благие плоды].

Они порождают добро и зло в соответствии с теми обстоятельствами, в которых находятся. Не отдыхая ни мгновения, они кружатся на пяти путях. В течение бесчисленных кальп они странствуют, ведомые заблуждениями и сомнениями, встречая на своём пути [многочисленные] препятствия и бедствия, подобно рыбе, которая плывет по длинному потоку, уставленному сетями. Лишь на мгновение вырвавшись, она снова попадает в сеть. Вот о таких живых существах я и печалюсь. Но так как ты принял этот великий обет и поклялся в течение бесчисленных кальп спасать всех, кто погряз во зле, о чём же мне беспокоиться?»

В то время, когда они вели эту беседу, в собрании находился бодхисаттва-махасаттва, которого звали Самосущий Царь Самадхи. Он сказал Будде: «Почитаемый Миром! Ныне бодхисаттва Кшитигарбха удостоился особой похвалы Почитаемого Миром. Какие же обеты он принял в течение бесчисленных кальп прошлого? Я желаю, чтобы Почитаемый Миром вкратце рассказал об этом».

Тогда Почитаемый Миром сказал бодхисаттве Самосущему Царю Самадхи: «Внимательно слушай! Внимательно слушай! Хорошо обдумай то, что разъясню тебе! Бесчисленные миллиарды миллионов неописуемых кальп тому назад в мир явился Будда, которого звали Достойный Поклонения, Обретший Равное Истинное Пробуждение, Мудро Шествующий, Правильно Ушедший, Освободившийся от Мира, Наивысший Муж, Укротитель Мужей, Наставник Богов и Людей, Почитаемый Миром Будда Татхагата Стяжавший Всяческую Мудрость. Срок жизни этого Будды составил шестьдесят кальп. До того, как он ушёл из мира, он был царём одной малой страны. Царь соседней страны был его другом. Вместе они осуществляли десять благих деяний, дабы принести пользу живым существам. Люди, населявшие эти две соседствующие страны, творили много зла. Два царя [постоянно] обсуждали планы и применяли различные искусные средства, [дабы отвратить народ от зла].

Один из царей принял обет: «[Клянусь] вскоре свершить путь будды, а затем спасти всех до одного живых существ!» Другой царь принял такой обет: «Обещаю не становиться буддой до тех пор, пока прежде не спасу всех погрязших во зле и страдающих живых существ и не сделаю так, что они обретут спокойствие и радость и достигнут бодхи!»

Будда сказал бодхисаттве Самосущему Царю Самадхи: «Тот царь, который дал обет вскоре стать буддой, это и есть татхагата Стяжавший Всяческую Мудрость. Тот царь, который дал обет не становиться буддой до тех пор, пока не спасёт всех погрязших во зле и страданиях живых существ, это бодхисаттва Кшитигарбха».

«Также бесчисленные асанкхея кальпы тому назад в мир явился будда, которого звали татхагата Око Чистого Лотоса. Срок жизии этого будды составил сорок кальп.

В эпоху «неистинной Дхармы»[ [этого будды] жил один архат, который своим учением приносил радость живым существам и спасал их. Однажды к нему пришла девушка, которую звали Ясноокая, и сделала ему подношения. Архат спросил её: «Какие желания есть у тебя?» Ясноокая ответила ему: «С тех пор как умерла моя мать, я создаю многочисленные заслуги, желая спасти её. Но я не знаю, в каком месте родилась моя мать».

Пожалев её, архат предался созерцанию и вошёл в самадхи. Он узрел, что мать Ясноокой находится в одной из дурных областей существования, где подвергается чрезвычайно сильным страданиям. Архат спросил Ясноокую: «А когда твоя мать была жива, какие деяния она совершала? Ныне твоя мать находится в одном из дурных областей существования, где испытывает чрезвычайно сильные страдания». Ясноокая ответила ему: «Моя мать чрезвычайно любила есть [мясо] рыб, черепах и прочей [живности] такого же рода. Поедая [мясо] рыб и черепaх, она ела много их икры, которую она варила или жарила. Так как она была привязана к еде, то загубила тысячи, десятки тысяч жизней и даже во много раз больше. О достопочтенный! О сострадательный! Как же мне спасти её?» Пожалев её, архат, применяя искусные средства [освобождения], сказал Ясноокой слова, побуждающие к действию: «Если ты будешь искренно памятовать о татхагате Око Чистого Лотоса, а также изготовишь его живописные и скульптурные изображения, то и живые, и умершие обретут пользу».

Услышав это, Ясноокая пожертвовала всем, к чему была привязана, [дабы заказать] картину, изображающую будду, и сделать [ему] подношение. Её сердце было преисполнено почтения. Она жалостливо плакала и с уважением взирала на образ будды. Внезапно ночью, когда уже близок был рассвет, она узрела будду во сне. Его золотое тело, подобное горе Сумеру, было окружено ореолом и излучало чрезвычайно яркое сияние.

Он сказал Ясноокой: «Через некоторое время твоя мать родится в твоём доме. Как только она почувствует голод и холод, она заговорит».

После этого одна из служанок в доме родила сына. Не прошло и трёх дней, как он заговорил. Склонив голову и горестно плача, он сказал Ясноокой: «Плоды воздаяния, обусловленные кармой, созданной [в процессе] жизни и смерти, каждый обретает сам!

Я — твоя мать, которая долго находилась во мраке. С того момента, как мы разлучились, я постоянно рождалась в великих адах. Когда я обрела силу заслуг, созданных тобой, мне удалось родиться [в этом мире], [но только лишь] в виде нищего человека, принадлежащего к низшему классу. К тому же моя жизнь будет короткой. Я проживу [всего лишь] тринадцать лет, а затем снова обрету рождение в одной из дурных областей существования. Есть ли у тебя какой-либо способ, который позволит мне обрести освобождение?» Услышав эти слова, Ясноокая уверилась в том, что это была именно её мать.

Задыхаясь от рыданий, она сказала сыну служанки: «Так как ты моя мать, ты должна знать о своих главных злодеяниях. Вследствие каких деяний, совершённых тобой, ты попала в одну из дурных областей существования?» Сын служанки отметил: «Я обрела воздаяние за деяния двух видов: за убийство [живых существ] и за клевету [на буддийское учение]. Если бы [созданные тобой] заслуги не спасли меня от бедствий, то, так как моя карма [тяжела], я никогда не обрела бы освобождения».

Ясноокая спросила его: «А каково воздаяние за злодеяния, обретаемое в аду?» Сын служанки ответил ей: «Нестерпимо даже описывать страдания, испытываемые в адах. Их невозможно подробно описать даже за сотни и тысячи лет».

Услышав это, Ясноокая зарыдала и заплакала. Обращаясь в пустое пространство, она сказала: «Я желаю, чтобы моя мать никогда более не рождалась в адах. Да будет она по прошествии тринадцати лет свободна от [последствий] тяжёлых проступков, совершенных ею! Да покинет она [навеки] пути зла! Да проявят ко мне сострадание и милосердие будды десяти сторон света! Да услышат они великий обет, которым я сейчас приму ради моей матери! Если моя мать навеки избавится от трёх загрязнений, а также от [рождения в теле] нищих и занимающих низкое положение в обществе, в течение вечных кальп не будет рождаться в теле женщины, ныне пред образом татхагаты Око Чистого Лотоса я обещаю, что начиная с этого дня в течение сотен, тысяч, десятков тысяч коти кальп я буду спасать всех погрязших во зле и страданиях существ трёх дурных форм существования, дабы они навеки покинули ады, [миры] животных, голодных духов и прочие тому подобные [миры]. Когда же эти люди, которые ныне обретают воздаяние за совершённые ими злодеяния, все до одного станут буддами, я обрету истинное пробуждение».

Как только она произнесли этот обет, то услышала слова татхагаты Око Чистого Лотоса: «Ясноокая! Твоё великое сострадание позволило тебе принять этот великий обет ради твоей матери. Я вижу, что твоя мать по прошествии тринадцати лет оставит это тело и родится [в теле] брахмана, который проживёт сто лет. Когда эта её жизнь окончится, она родится в стране, где нет печалей. Ее жизнь там будет продолжаться бессчетные кальпы, а затем она станет буддой и будет спасать людей и божеств, число которых будет подобно числу песчинок в Ганге».

Будда сказал Самосущему Царю Самадхи: «Тот, обладавший великими заслугами архат, который помог Ясноокой, это нынешний бодхисаттва Акшаямати. Мать Ясноокой — это нынешний бодхисаттва Освобождение, а сама Ясноокая — это и есть нынешний бодхисаттва Кшитигарбха.

Проявляя великое сострадание, он в течение бесконечных кальп прошлого принял множество обетов, число которых равно числу песчинок в Ганге, и спас множество живых существ. Если в будущем какой-либо мужчина или какая-либо женщина будет свершать дурные деяния, не свершая благих, если такой человек не будет верить в закон причинно-следственной зависимости, будет совершать развратные действия, будет лгать, будет произносить двусмысленные речи, будет [осквернять свои] уста руганью, будет клеветать на [учение] махаяны, то любой из живых существ, совершающий деяния такого рода, непременно будет рождён в одной из дурных областей существования. Если же он встретит благого друга, который за мгновение, достаточное для того, чтобы щёлкнуть пальцами, заставит их принять прибежище в бодхисаттве Кшитигарбхе, то обретёт освобождение от воздаяния, обретаемого в трёх дурных областях существования. Если [такой человек] сможет, сосредоточив своё сознание, поклониться бодхисаттве Кшитигарбхе, почтительно взирать на него, произносить славословия в его честь, подносить [его образам] ароматные цветы, одежду, различные драгоценности, питьё и пищу, то все, кто совершает такие деяния, в течение сотен, тысяч, десятков тысяч коти кальп постоянно будут находиться на небесах, где они будут испытывать величайшую радость. Когда их заслуги будут исчерпаны, когда их жизнь на небесах окончится, когда им придётся родиться среди людей, то в течение сотен тысяч кальп они постоянно будут рождаться как императоры или цари и будут постоянно помнить все причины и следствия, все концы и начала, [сформировавшие] их прошлые жизни.

Самосущий Царь Самадхи! Вот какими великими невообразимыми силами обладает бодхисаттва Кшитигарбха, приносящий пользу всем существам! Всем вам, о бодхисаттвы, следует записать эту сутру и повсюду распространять её».

Самосущий Царь Самадхи сказал Будде: «Почитаемый Миром! Я хочу, чтобы ты не беспокоился [об этом]. Все тысячи и десятки тысяч нас, бодхисаттв-махасаттв, непременно воспримут могучую духовную силу Будды. Мы будем распространять эту сутру повсюду на Джамбудвипе, дабы принести пользу всем живым существам!»

Сказав это Почитаемому Миром, бодхисаттва Самосущий Царь Самадхи сложил руки в знак почтения, поклонился Будде и вернулся на своё место.

Тогда небесные цари четырёх сторон света одновременно встали со своих мест, сложили руки в знак почтения и сказали Будде: «Почитаемый Миром! Бодхисаттва Кшитигарбха в течение бесконечных кальп принял такие великие обеты, почему же ему до настоящего времени не удалось спасти всех живых существ? Почему же он продолжает осуществлять эти великие клятвы? Мы хотим, чтобы Почитаемый Миром рассказал нам об этом!»

Будда сказал четырём небесным царям: «Хорошо! Хорошо! Ныне я, для того чтобы принести великую пользу божествам и людям нынешних времён и будущего, расскажу вам о том, как бодхисаттва Кшитигарбха, проявляя сострадание и милосердие и применяя надлежащие искусные средства, спасает всех погрязших во зле и страданиях живых существ, идущих путями жизни и смерти на материке Джамбудвипа в мире Саха».

Четыре великих небесных царя сказали: «О Почитаемый Миром! Мы с радостью выслушаем тебя!»

Будда сказал четырём небесным царям: «Бодхисаттва Кшитигарбха спасает живые существа в течение бесконечных кальп вплоть до нынешнего времени. Однако он всё ещё не исполнил свои обеты. Проявляя сострадание к погрязшим во зле и страданиях живым существам, он созерцал [всё, что произойдёт] в безбрежных кальпах будущего, и узрев, что [карма живых существ] подобна побегам ползучих растений, которые невозможно обрубить, снова принял великие обеты. Вот каким образом этот бодхисаттва применяет сотни, тысячи, десятки тысяч искусных средств, дабы своим учением преобразовать живых существ материка Джамбудвипа и мира Саха.

О четыре небесных царя! Тем, кто убивает живых существ, бодхисаттва Кшитигарбха говорит, что воздаянием за это будет короткий срок их будущей жизни. Ворам он говорит, что воздаянием за это будет нищета и страдания в будущей жизни. Тем, кто погряз в разврате, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в виде воробья, голубя, селезня или утки. Тем, кто постоянно оскверняет свои уста руганью, он говорит, что воздаянием за это будет враждебное и драчливое отношение окружающих людей в будущей жизни. Тем, кто клевещет [на других людей] и поносит их, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в теле человека, лишённого языка, чей рот будет покрыт нарывами. Тем, кто [постоянно] впадает в гнев, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в теле урода. Скупцам он говорит, что воздаянием будет то, что в следующей жизни они никогда не смогут обрести то, к чему стремятся. Тем, кто не соблюдая меры предаётся обжорству, он говорит, что воздаянием за это будет голод, жажда и болезни глотки в следующей жизни. Тем, кто с наслаждением занимается охотой, он говорит, что воздаянием за это будут кошмары, безумие и ранняя насильственная смерть в следующей жизни. Тем, кто идёт наперекор собственным родителям, он говорит, что воздаянием за это будет смерть от стихийного бедствия в следующей жизни. Тем, кто сжигает леса и деревья, он говорит, что воздаянием за это в следующей жизни будет гибель в состоянии безумия. Жестоким и злым родителям он говорит, что в будущей жизни их будут стегать плетьми, и таково будет воздаяние, обретённое ими. Тем, кто ловит сетями птенцов и других живых существ, он говорит, что воздаянием за это будет отделение мяса от костей в следующей жизни. Тем, кто клевещет на Три Драгоценности, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в теле слепого, глухого или немого человека в следующей жизни. Тем, кто пренебрегает Дхармой и презирает [буддийское] учение, он говорит, что воздаянием за это будет вечное нахождение в дурных областях существования. Тем, кто разрушает собственность монашеской общины или пользуется ею в собственных интересах, он говорит, что воздаянием за это будет пребывание в адах в течение многих коти кальп. Тем, кто мешает монахам соблюдать брахмачарью и клевещет на них, он говорит, что воздаянием за это будет постоянное рождение в телах животных в течение вечных времён. Тем, кто варит живых существ в котлах, обезглавливает, рубит на куски или ранит, он говорит, что в следующих жизнях то же самое будет случаться с ними самими, и таково будет их воздаяние. Тем, кто нарушает монашеские заповеди и нарушает пищевые запреты, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в телах животных, страдающих от голода и жажды. Тем, кто без нужды уничтожает вещи, которыми пользуются другие люди, он говорит, что в будущей жизни у них никогда не будет того, к чему они стремятся, и таково будет их воздаяние. Тем, кто возносится над другими и презирает всех остальных, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в телах рабов, а также нищих людей, принадлежащих к низшим слоям общества. Тем, кто произносит двусмысленные речи, разжигая ссоры и смуты, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в теле человека, лишённого языка или обладающего многими языками. Тем, кто исповедует ложные взгляды, он говорит, что воздаянием за это будет рождение в окраинных странах. За поступки, которые они совершают своим телом, речью и мыслью, живые существа Джамбудвипы обретают воздаяние сотен и тысяч видов. Ныне я лишь в общих чертах описываю их.

Так как плоды кармы, обретаемые различными существами Джамбудвипы, не сходны, то бодхисаттва Кшитигарбха применяет сотни тысяч надлежащих искусных методов, дабы своим учением преобразовать их.

[За свои злые поступки] живые существа сначала обретают воздаяние, виды которого описаны выше. Затем они рождаются в адах, где пребывают в течение бессчётных кальп, не будучи в состоянии ни на мгновение выйти оттуда. Поэтому вам следует охранять людей и [их] страны и не позволять живым существам быть введёнными в заблуждение всеми этими видами [дурных] деяний».

Выслушав всё это, опечаленные четыре небесных царя заплакали, сложили ладони [в знак почтения] и вернулись на свои места.

 

Глава V. Названия адов

Тогда бодхисаттва-махасаттва Самантабхадра сказал бодхисаттве Кшитигарбхе: «О человеколюбивый! Я хочу, чтобы ты рассказал божествам, драконам, членам четырёх собраний, а также всем живым существам нынешних времён и будущего о тех страданиях, которым за свои злодеяния подвергаются живые существа мира Саха и материка Джамбудвипы, а также о названиях адов, мучениях, испытываемых там, дабы живые существа будущего, которые будут жить в эпоху «конца Дхармы», знали о плодах воздаяния, [обретаемых в адах]».

Кшитигарбха ответил: «О человеколюбивый! Ныне Будда, а также ты, о великий муж, наделили меня великой духовной силой, дабы я вкратце рассказал о названиях адов и о воздаянии за злодеяния, обретаемом там.

О человеколюбивый!

На востоке от Джамбудвипы находится гора, которая называется Чакравада. Эта гора погружена в кромешный мрак. Её не достигает свет солнца и луны. Внутри неё находится великий ад, который называется Самый Беспросветный. Также там есть ад, который называется Великий Авичи. Также там есть ад, который называется Четыре Угла. Также там есть ад, который называется Летающие Мечи. Также там есть ад, который называется Огненные Стрелы. Также там есть ад, который называется Сдавливающие Горы. Также там есть ад, который называется Протыкающие Копья. Также там есть ад, который называется Железные Телеги. Также там есть ад, который называется Железное Ложе. Также там есть ад, который называется Железные Быки. Также там есть ад, который называется Железное Одеяние. Также там есть ад, который называется Тысяча Лезвий. Также там есть ад, которым называется Железные Ослы.

Также там есть ад, который называется Расплавленная Медь. Также там есть ад, который называется Обнимаемые Столбы. Также там есть ад, который называется Текучий Огонь. Также там есть ад, который называется Распахивание Языков.

Также там есть ад, который называется Разрубание Голов. Также там есть ад, который называется Поджаривание Ног. Также там есть ад, который называется Пожирание Глаз. Также там есть ад, который называется Железные Пилюли. Также там есть ад, который называется Ссоры. Также там есть ад, который называется Железные Топоры. Также там есть ад, который называется Великий Гнев».

Кшитигарбха сказал: «О человеколюбивый! Таковы ады, находящиеся внутри горы Чакравада, число которых безгранично. Кроме того, там есть ад Криков, ад Вырывания Языков, ад Испражнений и Мочи, ад Медных Замков, ад Огненных Слонов, ад Огненных Собак, ад Огненных Лошадей, ад Огненных Быков, ад Огненных Гор, ад Огненных Камней, ад Огненного Ложа, ад Огненного Моста, ад Огненных Коршунов, ад Распиливания Зубов, ад Сдирания Кожи, ад, Где Пьют Кровь, ад Поджаривания Рук, ад Поджаривания Ног, ад Шипов, ад Огненных Комнат, ад Железных Комнат, ад Огненных Волков, а также другие ады. В каждом из этих адов есть несколько малых адов — один, два, три, четыре или более, вплоть до сотен тысяч. Каждый из этих адов имеет своё название».

Бодхисаттва Кшитигарбха сказал Самантабхадре: «О человеколюбивый! Таково кармическое воздаяние, обретаемое живыми существами южного материка Джамбудвипы, которые совершают зло. Сила кармы чрезвычайно велика. Она может низвергнуть гору Сумеру, может создать глубокий океан, может создать преграду [продвижению] по пути мудрости. Поэтому живые существа не должны пренебрегать малыми проступками, думая, что в них нет зла, [ведь] после смерти обретается воздаяние за каждую мелочь. Как бы ни были близки отец и сын, но их пути различны, и если даже [в одной из будущих жизней] они снова встретятся, ни один из них не сможет принять на себя страдания другого. Ныне я обрёл великую силу Будды и могу вкратце рассказать о воздаянии за злодеяния, обретаемом в адах.

Желаю, чтобы ты, о человеколюбивый, выслушал то, что я скажу!»

Самантабхадра ответил: «С незапамятных времён мне известно о воздаянии, обретаемом в трёх дурных областях существования. Надеюсь, что ты, о человеколюбивый, расскажешь об этом, дабы все живые существа, которые будут совершать злые поступки в эпоху «конца Дхармы», смогли услышать то, что ты, о человеколюбивый, говоришь, и принять прибежище в Будде».

Кшитигарбха сказал: «О человеколюбивый! Виды воздаяния, обретаемого в адах за совершенное зло, таковы: есть ады, где вытаскивают язык человека и пашут на нём, используя быка; есть ады, где вырывают у людей сердца и отдают их на съедение якшам; есть ады, где злодеев варят в кипящих котлах; есть ады, где злодеев заставляют обнимать раскалённый докрасна железный столб; есть ады, в которых масса огня постоянно преследует человека, куда бы он ни пошёл; есть холодные ады, полные льда; есть ады, наполненные огромным количеством испражнений и мочи; есть ады, где нет ничего, кроме летающих острых шипов; есть ады, где повсюду огненные копья; есть ады, где [злодеям] протыкают то грудь, то спину; есть ады, в которых поджаривают руки и ноги; есть ады, в которых [каждого из злодеев] обвивают железные змеи; есть ады, в которых взад и впе