Цифровой журнал «Компьютерра» № 134

Авторов Коллектив

Голубятня-Онлайн

 

 

Голубятня: О стариках, импрессионизме и словарях

Сергей Голубицкий

Опубликовано 15 августа 2012 года

Философскую часть культур-повидла отдаю одному загадочному наблюдению, которое давно не дает мне покоя. Делаю это с корыстью — в искренней надежде получить разъяснения по прозорливых читателей.

Вот какая проблемы: вам приходилось обучать работе на компьютере своих бабушек и дедушек? Ну — или родителей, который уже за 65? Если приходилось, вы меня сразу поймете: это — иная планета! Умнейшие люди, тонкие, умудренные уникальным жизненным опытом, способные увидеть и раскрыть закономерности там, где нам, совсем или слегка более молодым, и не снилось — а тут: плывут нещадно!

Для меня это загадка загадок. Возрастной водораздел проходит где-то именно по названной планке — 65 лет. Те, кто моложе, рано или поздно научаются схватывать суть компьютера, его душу, если хотите, и затем легко его эксплуатируют. Те, кому за 65, понять компьютер не в состоянии в принципе! В результате длительных и мучительных усилий, штудий, зубрежки и напряжения пожилые люди в состоянии усвоить лишь алгоритмы. Подавляющее большинство — самые примитивные алгоритмы, счастливое меньшинство — более продвинутые.

То есть: как открыть Ворд (при условии, конечно, что ярлык уже заблаговременно лежит на столе или каком-то другом строго фиксированном месте, которое удалось зазубрить), как запустить браузер, поговорить по Скайпу, еще пяток-другой манипуляций — это пожалуйста! Но стоит случайности или злому (вирусному) умыслу сбить установленное изначально в компьютере статус-кво, как старики плывут жутко. Смотреть без слез невозможно! Спрячьте ярлык Скайпа с рабочего стола — и баста! Они его во-первых, никогда не найдут, во-вторых, если даже и найдут — никогда на рабочий стол обратно ярлыком не закинут, в-третьих, и это чаще всего, если после двухчасовых поисков экзешник обнаружат, то никогда потом не вспомнят, где это было и как. Почему? Потому что компьютер для пожилых людей — это чистейшая магия!

Они не понимают ни как компьютер устроен, ни какова логика его работы, ни какова структура расположения файлов на жестком диске. Вы замечали, как наши родные путаются со словом «память»? Памятью они называют практически все подряд! Жесткий диск (это — в первую очередь: «У меня не осталось совсем памяти!»), свободное место на Рабочем столе (который, как водится, переполнен всем хламом, собранным в интернете, потому что Рабочий стол — это единственное место, куда старики волокут все, что не попадется им под случайную руку), RAM как таковую и проч.

Итак, что же это за феномен за такой? Кто объяснит? Ведь люди в массе своей достаточно образованы плюс — не будем забывать — наделены фантастическим жизненным опытом. В качестве компенсации неспособности осознать компьютер как совершенно четкую и прозрачную сущность пожилые люди обладают удивительной форой относительно нас, компьютерных поколений, по части житейской креативности. То есть, в реальной жизни, в быту они находят оригинальные выходы из ситуации гораздо проворнее и гораздо оригинальнее, чем мы все, гики, вместе взятые.

Кстати, у детей наших восприятие компьютера еще более удивительное. Они воспринимают его совершенно иначе, чем мы, и при этом — еще на порядок глубже! Для наших детей компьютер — это уже не понятый объект реальности, а часть органики внутреннего мира! Они компьютером могут ЖИТЬ так, как нам и не снилось! Если мы с компьютерами на «ты», то наши дети обращаются с ними уже как с равными себе друзьями! Они говорят между собой на одном языке, и этот язык — не интерпретационный как в нашем случае! Это мы компьютер постоянно переводим на свой язык (старики вообще этого языка не понимают и понять не в состоянии), наши же дети словно родились со знанием этого компьютерного языка! Он для них априорно родной!

И дело не в том, что мы своих детей с детства приучаем к работе за компьютером. Дело в чем-то другом, по истине мистическом: возьмите любого ребенка из необеспеченной семьи, который никакого компьютера в своем доме в глаза не видел в детстве, дайте ему комп и через неделю он заговорит с этим компом на одном языке! Для меня это — подлинная фантастика. И увы — пока не могу найти ей объяснения. Надеюсь, кто-то из вас подскажет.

Эстетическую часть культур-повидла я отдаю образовательным программам, которые сегодня в удивительном изобилии представлены для мобильных гаджетов. В первую очередь — планшетов, которые выигрышно смотрятся на фоне смартфонов в плане экранного пространства.

В качестве иллюстрации совершенно феноменальных достоинств образовательных программ приведу лишь одну, из тысяч доступных для гаджетов iOS — это Impressionism HD:

Перед нами полноценная визуальная энциклопедия одного из прекраснейших направлений искусства ХХ века. Знакомиться с живописью великих мастеров мы можем тематически (по жанрам), либо биографически (по именам). В приложении вы не найдете тоскливых текстовых выписок из бумажных энциклопедий — родился там-то, ухо отрезали по такой-то причине, пил по-черному абсент и проч. Бога ради, зачем это детям?! Зато в Impressionism HD есть в избытке сотни репродукций высочайшего качества!