Цифровой журнал «Компьютерра» № 135

Авторов Коллектив

Оглавление

Интервью

Автор: Андрей Письменный

Колумнисты

Автор: Василий Щепетнев

Автор: Дмитрий Шабанов

Автор: Михаил Ваннах

Автор: Дмитрий Вибе

Голубятня-Онлайн

Автор: Сергей Голубицкий

Автор: Сергей Голубицкий

 

Интервью

 

Генеральный директор ABBYY Россия о будущем OCR и облачных сервисах

Андрей Письменный

Опубликовано 23 августа 2012 года

Погода на рынке программного обеспечения — как корпоративного, так и пользовательского — в последние несколько лет стала «облачной»: появился спрос на решения, работающие на сервере, дающие коллаборативные возможности и избавляющие пользователей от многочисленных недостатков традиционных приложений. Также к «облакам» напрямую относятся программные интерфейсы, которые разработчики таких проектов предоставляют друг другу.

Компания ABBYY — один из крупнейших российских производителей ПО, продукты которого к тому же пользуются спросом за рубежом. У ABBYY есть уже несколько сервисов, которые можно назвать «облачными». И если онлайновые словари ABBYY Lingvo скорее относятся к привычным веб-сервисам, то имеет к cloud computing непосредственное отношение.

Этот сервис позволяет распознавать отсканированные тексты, загружая их через веб-сервис и получая в ответ готовый текст. При этом программу покупать не нужно и достаточно лишь платить за распознанные страницы. Генеральный директор ABBYY Россия Григорий Липич рассказал «Компьютерре» о подробностях работы этого сервиса, а также о том, что ждёт технологии OCR в будущем.

- Расскажите, когда открылся FineReader Online.

- FineReader Online существует чуть больше двух лет, но в промышленной эксплуатации больше года. До этого момента был только тестовый доступ, но сейчас это полноценный сервис с системой оплаты и понятным ценовым предложением.

- Я попробовал зарегистрироваться, послал туда документ, он распознался, и я ничего не платил за это. Там есть какой-то лимит на бесплатное использование?

- Всё очень просто. Новый пользователь регистрируется или сразу авторизуется с помощью существующего у него аккаунта в социальной сети, например Facebook. После завершения этой процедуры ему предоставляются три бесплатных страницы для обработки. В дальнейшем он может покупать страницы пакетами — от 20 до 100 в каждом. Мы считаем, что такой сценарий достаточно интересен тем людям, у которых потребность распознавать документы возникает эпизодически.

- А таким пользователям не проще в таком случае будет просто создать новый аккаунт и распознать бесплатно?

- Думаю, что сбалансированная цена сервиса будет способствовать тому, чтобы люди не тратили силы, плодя лишние аккаунты, а заплатили небольшие деньги за услугу, которая существенно экономит их время.

- Сколько человек сейчас используют FineReader Online?

- В марте было зафиксировано 290 тысяч пользователей, а в июле уже 390 тысяч.

- Есть ли среди пользователей какие-нибудь крупные компании?

- Если говорить об облачных сервисах, то для компаний у нас есть другое предложение. Например, для крупных производителей железа — МФУ и сканеров. Раньше они прилагали к каждому устройству лишь ПО для компьютеров, а сейчас начали смотреть в сторону построения своих облачных решений, которые будут интегрированы с нашей облачной инфраструктурой для распознавания документов.

- Как это выглядит? Существуют МФУ, куда можно положить документ, отсканировать и сразу получить распознанный текст?

- Мне известно о том, что была тестовая версия, но я не знаю, дошло ли уже всё это до конечных потребителей. Занимались этим, к примеру, Fujitsu и Ricoh, создавали такие решения для своих документ-сканеров и МФУ.

- То есть это не российская инициатива?

- Нет, американская. Для таких компаний у нас есть инфраструктура, в которую входят средства разработки, позволяющие реализовать распознавание текста в «облачном» режиме. При этом наши технологии могут быть установлены в корпоративном облаке заказчика, но также производитель может обращаться и к нашему облачному сервису распознавания. Кроме того, есть вариант, когда большие корпоративные заказчики могут захотеть решение по распознаванию на своём частном облаке.

- Так выгодней?

- Если существуют постоянные объёмы обработки документов, то да, выгоднее установить локально. К тому же у организаций нередко возникают вопросы о том, куда передаются их данные и кто их может увидеть.

- Но для индивидуальных пользователей это, наверное, не такая проблема. Зато они хотели бы получить не API, а продукт, более похожий на то, что вы продаёте в виде программы. Не было ли мысли перенести в веб полную версию FineReader?

- Один в один мы не будем переносить продукт. Да и не получится в вебе полностью повторить интерфейс FineReader. Но дополнительные возможности в FineReader Online будут появляться. Мы торопимся, но не спеша: добавляем те возможности, которые закрывают главные потребности, и дальше расширяем их. Если говорить об облачных сервисах для разработчиков, то в конце прошлого года мы начали бета-тестирование, а в июне объявили о запуске ABBYY Cloud OCR SDK — сервиса, предоставляющего разработчикам доступ к нашим технологиям оптического распознавания текста, меток и штрих-кодов посредством Web API. Он появился для решения проблемы, когда компания или независимый разработчик хотят встроить наш движок распознавания в свой продукт, но при этом покупка традиционного SDK является для них нецелесообразной с точки зрения решаемых задач или слишком дорогой. Облачный сервис решает этот вопрос, потому что любой разработчик может начать пользоваться первоклассным SDK для распознавания и встроить его в своё приложение без преодоления высокого входного ценового барьера, который есть в случае приобретения и лицензирования традиционного OCR SDK. Ценовая политика сервиса достаточно демократичная, существуют различные варианты пакетов страниц для распознавания: от бесплатного ознакомительного, включающего возможность распознать 50 страниц, до пакета стоимостью около 200 долларов США за 5000 страниц, а также есть варианты с договорной ценой, когда объёмы распознавания превышают 5000 страниц. С увеличением объёма цена за обрабатываемую страницу падает. Это открывает возможности для существенно более широкого круга разработчиков, которые раньше должны были довольствоваться лишь бесплатными OCR-движками, не всегда пригодными для решения реальных задач.

- Софт как сервис — это для вас, должно быть, сплошные преимущества. Пиратство, в частности, невозможно. В ABBYY одно время с ним жестоко боролись.

- Мы с ним и сейчас продолжаем бороться, но без фанатизма, с приложением усилий, адекватных получаемым результатам, потому что побороть пиратов полностью невозможно. Например, мы делаем так, чтобы юридические лица не использовали наше программное обеспечение нелегально. По физлицам какие-то способы защиты применяем в продукте, но, как говорили в фильме «Формула любви», «что одним человеком сделано, другим завсегда может быть сломано». Это лишь вопрос времени и усилий.

- А облачный сервис как раз не взломать никак. К тому же обновлять программу можно моментально для всех пользователей.

- Да, есть, конечно, ряд преимуществ. Но возникает другой вопрос. Как в телефонной связи создают клоны SIM-карт и воруют трафик, так будет и с облачными сервисами.

- Будут красть аккаунты?

- Да. Я думаю, такие вещи будут актуальны, и поставщикам сервисов придётся думать, как лучше от этого защититься.

- Какие ещё могут быть недостатки?

- Ещё к недостаткам, конечно, относится то, что интернет всё-таки не повсеместен. Даже недалеко от Москвы бывает сложно получить хороший канал связи, особенно если ты перемещаешься. То, что интернет доступен не везде, делает облачные сервисы не заменяющими традиционные приложения, а дополняющими их.

- Но постепенно они станут полной заменой?

- Ну да. Когда-нибудь мы придём к ситуации, когда основная масса индивидуальных сервисов будет потребляться из «облака», и люди привыкнут за это рассчитываться как за газ, свет, воду и интернет. Достаточно будет отметить галочками, какие услуги или программы продолжаешь использовать, и оплата за них будет включена в ежемесячный платёж.

- Хорошо, давайте поговорим о технологии распознавания текста как таковой. Произошли ли какие-то фундаментальные сдвиги в этой области за последние пять-десять лет? В других областях распознавания появляются, например, такие интересные сервисы, как Google Goggles или Siri.

- Мне кажется, технологии распознавания текста — это достаточно важная вещь, которая влияет и будет влиять на механизмы взаимодействия человека с окружающей средой при помощи мобильных и стационарных компьютеров, а также мобильных телефонов.

Конечно, за десять лет произошли изменения в качестве самих технологий. Есть два направления развития: первое — улучшение обработки изображений, второе — переход на более высокий уровень абстракции в анализе обрабатываемого документа. Первое направление помогает охватить более широкий спектр источников изображений — например, сделать снимки, получаемые при помощи камер мобильного телефона, более пригодными для распознавания. Второе направление развития направлено на то, чтобы сократить время, затрачиваемое на форматирование текста документа после его распознавания.

Если раньше учёные бились над качеством распознавания одного символа или слова, то сейчас, если качество изображения достаточное, то речь идёт о том, что, пора подниматься на такой уровень абстракции, как весь документ, а не отдельная страница — стараться понять взаимосвязи элементов в документе и настроиться на ту задачу, которую решает потребитель. Если он сканирует и распознает документ, чтобы дальше с ним продолжить работу в текстовом или другом редакторе, это один сценарий. Другой сценарий — когда документ нужно проиндексировать для поисковой системы, третий — сохранить в виде изображения, которое бы передало изначальный внешний вид, а под ним текстовый слой, по которому можно производить поиск. Под каждый из этих сценариев улучшаются компоненты, взаимодействующие с базовой технологией распознавания.

Мобильное использование накладывает дополнительные требования по технологиям обработки изображения. Хоть камеры в телефонах и улучшаются, но по сравнению с обычным сканированием добавляется множество факторов: некачественное освещение, искривления и так далее. Мы, например, последние пять лет активно занимаемся тем, что расширяем количество возможных источников для получения изображений для ABBYY FineReader. В результате появляются приложения и для мобильных телефонов. Например, наш ABBYY TextGrabber я активно использую, когда читаю журналы: если хочу поделиться заметкой с друзьями или коллегами, то фотографирую, распознаю и сразу отправляю в Facebook или по почте. Также вместо МФУ начал активно использовать приложение ABBYY FineScanner для съёмки документов. Ещё несколько лет назад сделать это было сложно, потому что и камеры были хуже, и технологии ещё предстояло доработать.

- Какие ещё тенденции на рынке OCR вы можете выделить? Скажем, изменения спроса на разные языки или сегменты.

- Особых изменений нет. Определённые виды языков были недостаточно качественно реализованы до текущего момента времени. Например, мы начали относительно недавно заниматься китайским — он присутствует в ABBYY FineReader с десятой версии. Мы постоянно улучшаем распознавание всех языков, отдельно я бы выделил только группы языков китайский-корейский-японский.

- Для российского рынка?

- Нет, речь обо всём мире — для экспорта это куда более актуально, чем для нашего рынка. У нас же спрос не изменился: это смешанные документы, преимущественно на русском языке, с появлением слов на иностранных языках. Структура потребления в смысле обрабатываемых материалов тоже не изменилась. А чтобы завоевать передовые позиции в мире, мы работаем не только над повышение качества, но и над поддержкой новых языков. Например, над арабским — он уже появился у нас в одиннадцатой версии, и мы намерены сделать его распознавание лучшим в мире. Сегодня FineReader распознает документы на 189 языках, и это самый высокий показатель в мире.

- Какое соотношение потребления вашей продукции в России и за рубежом?

- Россия и СНГ дают от 20 до 25 процентов.

- Могут ли какие-то тенденции отрицательно повлиять на необходимость в технологиях распознавания? Например, процессорные мощности станут доступнее, и сократится надобность в технологиях распознавания?

- Исходя из того, что человек воспринимает информацию при помощи звука и зрения, в принципе, необходимость анализа текстовой информации вряд ли отпадёт. Вопрос в том, в каком виде эта информация будет поступать на вход. Например, сейчас такие вещи, как извлечение информации из окружающей нас действительности, решаются достаточно слабо. Есть компании, которые лицензируют технологии распознавания вывесок и знаков, чтобы программировать реагирование на них. Но пока это используется в ограниченном объёме. Я думаю, что повышение мощностей устройств, на которых происходит предобработка изображений, лучшее соединение их с интернетом и, наконец, бесконечные мощности, которые есть в «облаке», будут вести к повышению качества обработки любой картинки, которая попадёт на вход, будь это статичное фото или видеопоток. Если что-то и может повлиять негативно, то тот факт, что люди будут больше обмениваться электронной информацией.

- По сути, уже сейчас все документы набираются на компьютере.

- В последние несколько лет в США несколько уменьшаются объёмы производимой бумаги, но не объёмы генерации этой бумаги, если мы говорим о бизнес-транзакциях. Почему-то люди предпочитают физические носители. Если говорить о России, то я думаю, что у нас в ближайшее десятилетие будет только подъём бумажных носителей — как в повседневной жизни, так и в бизнесе. Тем более что необработанных архивов ещё великое множество. Но в итоге, конечно, электронный обмен данными приведёт к тому, что некоторые сценарии, скорее всего, отомрут и определённые данные будут храниться только в электронном виде. Но технология распознавания и там может оказаться полезной — к примеру, если вам из файла PDF нужно извлечь структурированную информацию. Можно попробовать извлечь текст, но по опыту могу сказать, что PDF настолько по-разному генерируются разными программами, что проще будет этот документ превратить в картинку и распознать.

- Как вы расцениваете угрозу появления бесплатных OCR? Google, к примеру, такой уже предоставляет.

- Мы зарабатываем достаточно много денег на применении этой технологии в бизнесе. И когда речь идёт о бизнесе, то продукт высокого качества бесплатно никто не раздаёт. И требования здесь довольно высоки: если, например, в документе приходится перепечатывать хотя бы несколько символов на каждой странице, то технология уже считается непригодной для использования в реальных условиях. Мы познакомились с тем, как работает распознавание на Google Docs. Идея хорошая, но сервису есть куда расти по качеству. Зато бесплатные решения могут популяризовать технологию в целом. Многим пользователям ещё нужно объяснять, чем отсканированный документ отличается от текста. Индивидуального пользователя может и устроить бесплатное решение, но он поймёт принцип. И если бесплатный продукт будет предоставлять недостаточное качество, то он воспользуется платным.

- То есть это ещё может оказаться плюсом?

- В принципе, да, нам кажется, что это скорее плюс, чем минус. Конечно, если Google будет вкладываться в улучшение этой технологии, не получая за это денег, то это усложнит нашу жизнь. Но у нас есть очень большой сегмент бизнес-применения технологии, а там помимо простого распознавания текста нужно извлекать разные наборы данных, сопоставлять их между собой. Если это многостраничный документ, то иногда нужно проверять самые разные вещи: сходится ли контрольная сумма, соответствуют ли значения на пятой странице значениям на первой и так далее. Это дополнительная бизнес-логика, которая накладывается сверху на процесс распознавания и задаётся специальным языком описания документов. За это организации (государственные или частные) готовы платить большие деньги, потому что иначе у них альтернатива только одна — дать эту работу человеку. А это куда менее эффективно.

- Но проверять-то всё равно надо, если такие важные документы.

- Да. Но дело в том, что технологии распознавания живут достаточно просто: неуверенно распознанные символы или те куски информации, которые между собой не согласуются, подсвечиваются, и их видит человек-оператор — ему не нужно даже смотреть документ целиком. Это экономит много времени. Учитывая, что количество и темпы роста информации с каждым годом принимают всё более угрожающие формы, мы думаем, что бизнес-применение у этой технологии как минимум достаточно светлое — на десяток-второй лет так точно. А дальше посмотрим.

- Как вы оцениваете другие рынки распознавания: распознавание речи, лиц, предметов на изображениях и так далее? Сейчас со всей этой шумихой вокруг дополненной реальности, возможно, был бы востребован такой сервис.

- Это интересные области, но мы в них усилия не вкладываем. Хоть вроде бы все они носят общее название, но подходы в них применяются совсем разные. Вот, например, систему распознавания текстов может написать и студент университета, руководствуясь теоретическими знаниями. Вопрос в том, кто создаст наиболее высокое качество этого решения: все бьются за последние проценты и даже доли процентов. У нас же есть другие интересные направления, связанные с анализом информации. Есть технология ABBYY Compreno, которая в том числе позволяет проводить семантический анализ текстов. Эти технологии в том числе позволят и более качественно решать задачи, например, распознавания речи. Хоть мы сами распознаванием речи не занимаемся, но предполагаем, что те компании, которые занимаются, будут активно обращаться к нам. Для распознавания речи очень важен контекст, он значительно облегчает задачу.

- То есть система, сделанная для перевода, поможет облегчить и распознавание?

- Да. Перевод был изначальной целью создания ABBYY Compreno, но чем дальше мы заходили, тем лучше видели, что можно получить эффекты и в других, смежных областях. Идея того, что текст на любом языке трансформировался в объекты на универсальном дереве смысловых понятий, привела нас к тому, что и поиск можно делать по смысловым понятиям, и сравнение документов, и, например, автоматическую расстановку тегов в документах. Когда у людей много электронных документов, сохраняемых на сервере, заставить каждого пользователя расставлять теги невозможно. Зато можно все документы пропускать через некоторый фильтр, который будет говорить, что этот документ на эту тему с такими-то ключевыми понятиями, автоматически расставляя теги.

- И от этого мы переходим к следующей и ещё более интересной вещи — поиску. Можно, выходит, сделать поисковик, который понимает, что написано на странице?

- Да, это одна из интересных задач. Сейчас что-то найти в интернете становится всё сложнее. Во-первых, приходится задавать вопрос не на человеческом языке, а упрощать его. Несколько месяцев назад у меня вышел из строя аккумулятор от мотоцикла. И я подумал: надо бы посмотреть, как его правильно заряжать в зимнее время. Начал искать, но находились только страницы о том, как купить новый аккумулятор, но не как заряжать его. Поисковые системы нового поколения будут искать, основываясь на семантическом индексе. С одной стороны, они из-за этого будут требовать больше ресурсов для своей работы: наша практика показывает, что семантический индекс в несколько раз превышает объёмы начального документа, ведь чтобы построить все взаимосвязи между понятиями, нужно много и вычислительных ресурсов, и места, чтобы хранить такой сложный индекс. С другой стороны, эти поисковики будут выдавать, во-первых, более релевантные результаты, а во-вторых, можно будет решать и более сложные задачи. К примеру, когда запрос сформулирован на одном языке, система всё равно поймёт, что за понятия в этом запросе, и сможет найти их в документах и на других языках, поддерживаемых системой. Если всё это будет сочетаться с переводом, то на запрос, построенный на одном языке, может быть получен релевантный ответ в виде документов на разных языках, автоматически переведённых на нужный.

- То есть можно сказать, что ABBYY — это потенциально следующий Google?

- Вряд ли мы будем как Google, мы не пишем свою поисковую систему. Мы, скорее всего, будем работать с кем-то, кто уже имеет поисковую инфраструктуру.

- Мне кажется, что я даже знаю, кто это может быть!

- Ну да, есть компании. Кроме того, хотел бы отметить, что кроме задач поиска информации частными пользователями есть ещё задачи корпоративного поиска. У организаций есть внутренние базы, в которых нужно осуществлять поиск и которые они, понятное дело, никакой внешней поисковой системе не выдадут. Однако часто бывает, что в интернете найти что-то быстрее, чем у себя на компьютере, — я не раз слышал такие жалобы. Я думаю, такие клиенты тоже будут заинтересованы в нашей технологии, в том, чтобы встраивать технологии интеллектуального и многоязычного поиска, извлечения фактов и связей между фактами в решения, обеспечивающие поиск корпоративной информации. Я бы даже сказал, что в большей степени мы ориентируемся не на массовый, а на корпоративный рынок.

- Можно ещё под конец из любопытства спросить: часто ли API FineReader используют для того, чтобы взламывать captcha?

- Некоторые разработчики пытались распознавать captcha, но мы не настраиваемся на эту задачу.

- А можно поподробнее?

- Скажем так, есть компании, которые используют API ABBYY FineReader для того, чтобы проверять, насколько хороша их captcha: было несколько случаев, когда API лицензировали внутренние службы безопасности. Злоумышленникам же это сделать не так просто: не каждый встречный имеет возможность лицензировать наши технологии. С другой стороны, желающие могут воспользоваться сервисом для разработчиков ABBYY Cloud OCR SDK. Но при этом я сомневаюсь, что будет выгоднее платить за каждую разгаданную captcha как за страницу, чем использовать людской труд. Хотя кто их, этих спамеров, знает. Может быть, нам и придётся анализировать, что за контент приходит на наши сервера распознавания, и ограничивать его в случае подозрений на неправомерную деятельность.

 

Колумнисты

 

Василий Щепетнёв: Рядом с троллем

Василий Щепетнев

Опубликовано 21 августа 2012 года

Тролли мерещатся всюду. Любое действие, результат которого нас не устраивает, кажется проделкой тролля. Любое высказывание, вызывающее досаду или раздражение, исходит из тролльской головы — если они, тролли, думают головой. Если у вас что-то пропало, в доме ли, на улице, прямо из-под носа, то и тут виноватых искать долго не нужно — тролли! Наконец, любые неудачи по службе, в быту или в личной жизни есть не что иное, как следствие целенаправленных воздействий тролля на вашу судьбу.

И потому в сознании тролли предстают созданиями весьма непривлекательными. Зеркалом общественного сознания сегодня является Голливуд, и из этого зеркала выглядывают не лица, а невесть что: «Вижу какие-то свиные рыла вместо лиц, а больше ничего»... Если не свиные, то всё равно противные. Перекошенные рты, ужасные зубы, низкие лбы. А тела непробиваемой конфигурации. Такого в честном бою не одолеешь. Разве на танке, и то...

Но посмотришь вокруг и успокаиваешься: нет таких поблизости. Тролли, они обычно далеко. По ту сторону монитора или зеркала.

Но, как и в прошлом своём письме (а всё, что я пишу здесь, есть роман в письмах), замечу: меня больше интересует то, что происходит по эту сторону зеркала. Не призрачна ли граница между троллями и мной? Хорошо, пусть они не во мне, не могу я вместить всех троллей, тогда где они?

Есть у меня подозрение, что тролли хорошо сливаются с окружением. Тролль — часть пейзажа. Если пейзаж горный, то тролль прикидывается утёсом, скалой или вовсе безобидным камешком. Идешь мимо россыпи камней и не думаешь, что в иную минуту эти камни могут организоваться и предстать грозной силой. Три камешка, пять, даже девять страха не внушают, более того — вблизи они могут быть вполне симпатичными. Вот как выглядит маленький неприметный норвежский тролль, рядом с которым можно жить:

Но если камней не десятки, не сотни даже, а сотни тысяч? Тут уж поневоле задумаешься: вдруг кто знает волшебные слова, управляющие троллями или камнями? Или это музыка? «Песня горного короля», «Интернационал»? Или вовсе — вовремя налитый стакан палёной водки? Сотни тысяч в едином порыве... Тут уж стены не спасут, только реактивный самолёт беспосадочно до Лондона.

По счастью, вокруг Гвазды пейзаж преимущественно равнинный, и потому миллиону, даже тысяче камней взяться вроде бы неоткуда. И тролли у нас мягкие и пушистые, троллики — как кролики. Правда, мягкий и пушистый тролль может быть не менее опасен, нежели тролль каменный. Важнейшее различие тролля и человека, если верить классику, кроется не в размерах и не в структуре. Человек по большей части состоит из сомнений, троллю сомнения неведомы. Тролль собой упивается, считая себя, любимого, центром мироздания. Сам он — лучшее из существующего, и творения его лучшие из существующих, и родина лучшая, и вера, и всё-всё-всё, помеченное печатью «моё!».

Природа, окружение, живое и неживое существует лишь для того, чтобы всё полнее удовлетворять возрастающие потребности тролля. Если где-то посреди плодородного края есть залежи никелевой руды, которую можно извлечь и выгодно продать, это следует делать как можно быстрее. Для успокоения общественности следует прикрыться словами о рабочих местах, всеобщей пользе и процветании родного края. Что обогатятся несказанно одно-два семейства, а сказанно — человек сто или двести, стоит промолчать. Факт, что остальным навечно останутся загаженные территории, которые и землёй-то назвать не захочется, тролля не волнует абсолютно. Из Лондона разруха не видна. С мнением же тех, кто не в состоянии купить себе поместье в окрестностях Лондона, тролль не считается, потому что «те» для него — что земляные черви для человека обыкновенного, крестьянина, к примеру. Станет мужик за плуг, а червяки ему из земли: «Эй, наверху, смотри, нас не замай». Услышит мужик червяка? А хоть и услышит, усмехнётся только: чем больше вас режешь, тем больше вас становится.

И пошла борозда по полю...

Ладно, от дел вселенских перейду к делу маленькому и частному.

Около месяца я крепился. Читал, как придётся. Преимущественно сидя. Потому что лёжа трудно управляться с нетбуком: либо на боку лежишь, и тогда затекает шея, да и всё тело (читаю я часами), либо на спине, и тогда нетбук давит на грудь. На животе же я лежать долго не люблю.

Брался и за традиционные, бумажные книги. Чудо как хороши. Но после каждого похода в книжный магазин выходил я из него покусанным и придушенным. Кусали, понятно, цены, а душила жаба. В библиотеку же медакадемии, где я частенько пасусь, по летнему времени ходить не получалось — библиотекари тоже люди и летом любят отдыхать.

В общем, электронная книга не роскошь, роскошь — книга обыкновенная. Первая моя е-книга, Pocketbook 301+, прожила у меня около двух лет. Не сломалась, не треснула, а просто исчезла в парке скульптур Густава Вигеланда, что в городе Осло. То ли сама решила стать невозвращенкой, то ли добрые люди помогли. Вторую е-книгу, PageOne, я подарил год назад жене. Она предлагала мне читать эту книгу в своё отсутствие: пока на работе занята, по телефону беседует или спит. Но у меня сложилось представление о е-книге как о предмете сугубо индивидуального пользования, в отличие от книги печатной. Помню детские восторги, когда доставалась в библиотеке хорошо зачитанная книга: ура, значит интересная! Редко когда ошибался.

И я пошёл в магазин, намереваясь купить ещё одну PageOne, только белую, поскольку горечь расставания с Pocketbook'ом нанесла мне психотравму и покупать родственницу невозвращенки не хотелось. Белую отдам жене, сам возьму её чёрную — и порядок. Но другого цвета в магазине не оказалась, а брать вторую чёрную не хотелось — будет путаница. А главное, я увидел на витрине нечто более прогрессивное: Gmini Magicbook M6FHD.

Прогресс заключался в буковках FHD.

F — это flexible, то есть способный гнуться. Относится, следует полагать, к экрану. То есть прочность его нужно считать повышенной (определять экспериментально не намерен). HD — высокое разрешение: вместо стандартных для шестидюймовки 800 на 600 заявлено 1024 на 728. Поскольку близорукость позволяет мне читать мелкие шрифты, это пригодится.

Плюс экран жемчужный, pearl. И я купился. Вернее, купил.

Принёс домой (спешил, как Пятачок на день рождения к Иа, но книга-то ударопрочная, плюс я не споткнулся).

Достал из упаковки книгу. И стал разбираться «с чувством, с толком, с расстановкой». Потому что все эти статьи, описания — не совсем то, а чаще и совсем не то. Прочитаешь рецензию на фильм, подумаешь: дрянь, — а посмотришь случайно и поймёшь, что очень даже и не дрянь. А бывает — и ещё как бывает! — наоборот. Или описание чая, кофе или супа буйабеса. Нет, чай нужно пить, а е-книгу читать самому, только так можно составить представление если не полное, то хоть какое-нибудь.

Открыл и начал читать руководство. На нём явно сэкономили, сразу заявив: что непонятно — идите на сайт или на форум. И вышло руководство опасно неполное. Пусть, я-то буду другие книги читать. Зарядил аккумулятор (по наитию, в руководстве об этом молчок), загрузил сотню из стоявших на очереди книг и начал процесс. Сравнил с книгой жены: у неё-то экран обыкновенный, а у меня pearl. Разницы не заметил. Не расстроился: только пять процентов могут на вкус отличить подлинный трёхлетний коньяк от подлинного пятилетнего. Остальные лишь по этикетке.

Но вот со шрифтами в новой книжке скудновато. Вроде бы предлагают четыре шрифта, но из серии «отыщите три отличия». Шрифтов с засечками нет вовсе. Поставить сторонние? Те, к которым привык? Сейчас, разогнался. Программное обеспечение новой книги этого не позволяет. С межстрочными промежутками дело обстоит еще хуже: регулируются с большим и фиксированным шагом. С полями вообще никак. Нельзя управлять полями — и баста. Книжные рисунки не масштабируются. И кое-что по мелочи раздражает, например невозможность листать книгу и менять размер шрифта навигационной кнопкой-джойстиком.

На сайте совет: перепрошиться, с версии 5.0 откатиться на версию 3.1 — в ней, по крайней мере, со шрифтами получше. Версию я скачал, а как откатиться? В FAQ сайта настоятельно рекомендуют перепрошиваться только с оригинальной карты памяти книги. В руководстве же опять глухое молчание. Оригинальная карта памяти — та, что поставляется с книгой, потому она и оригинальная. Так я подумал. Но в комплектации никакие карты не упоминаются, кроме встроенной памяти. Может, со встроенной и перепрошиться? Я так делал с PageOne, никаких проблем.

Ан нет, ни в коем случае нельзя: "ВНИМАНИЕ! Прошивку необходимо производить с использованием карты памяти, как это описано в руководстве пользователя. То есть файл прошивки копировать на карту памяти. Не пытайтесь произвести перепрошивку, используя внутреннюю память книги! В случае перепрошивки из внутренней памяти вы получите неработоспособную книгу, без возможности восстановления".

Это уже не из FAQ сайта, а сообщение на форуме. Должен ли каждый читатель дотошно штудировать форум? А в руководстве, как водится, опять молчание. Ладно, использую карту не оригинальную, а купленную в магазине, трудно, что ли... Оказалось, что не совсем и легко. В моих прежних е-книгах карта памяти вставляется в специальную щель. Секунда — вставил, секунда — извлёк.

У M6FHD иначе. Чтобы вставить или извлечь карту памяти, нужно снять заднюю крышку, иными словами — разъять книгу пополам. Эту процедуру при мне проделывал менеджер магазина, устанавливая аккумулятор. Сначала не получалось, он справился у старших товарищей, пробовал и так, и этак. Тогда получилось. Нажать кнопку-защёлку и осторожно освобождать стенку от держателей, «только и делов». Всё равно что перед заправкой автомобиля снимать кузов, чтобы добраться до крышки бензобака. Главная проблема: не знаешь, применять ли силу, и если применять, то как много. В общем, запросто картами памяти не поменяешься.

Потом, пообщавшись в форуме, связавшись с энтузиастами, я кое-что выяснил. Прежние модели М4 и М5 снабжались картами памяти, оттуда и пошла «оригинальная карта памяти». Сторонние шрифты всё-таки можно поставить и без перепрошивки, умельцы нашли способ. Но несовершенный. С разъятием книжки ничего не поделаешь, такова конструкция. Со временем навык появится. Насчет же полей, межстрочных интервалов и оформления — ждите новой прошивки...

Поневоле вспомнились восьмидесятые годы прошлого века. В продаже порой попадалась колбаса, но колбаса странная, и общественность с глазу на глаз, безо всяких интернет-форумов делилась рецептами, как её сделать съедобной.

Ах, да: книжка ещё читает вслух на китайском и английском языке и имеет встроенный FM-приёмник. И первое, и второе для меня суть бесполезность, потому и не распространяюсь.

Итог: книга для настоящих мужчин, вроде автомобиля «Волга» ГАЗ-24. «Волга» любила, когда хозяин в ней что-нибудь подкручивает, подмазывает, продувает и вообще уделяет внимание.

Однако начал я читать и позабыл и про шрифты, и про перепрошивки. Главное — содержание.

А давеча мысль пришла. Может, я опять велосипед изобретаю, но почему бы в память букридера не помещать небольшую библиотеку из книг, которые за давностью лет стали общественным достоянием? Сто томов, максимум двести? По заветам Горького?

 

Дмитрий Шабанов: «Чувствую какую-то неизбежность...»

Дмитрий Шабанов

Опубликовано 22 августа 2012 года

Брожу ли я по уличному шуму, ем кашу или моюсь по субботам, я вдумчиво обдумываю думу: за что меня считают идиотом. - Игорь Губерман

Вы разрешите, я начну с того, что просто расскажу несколько историй? Они совсем разные и никак не связаны одна с другой. Разве что одним обстоятельством...

Раз. Есть у меня пожилая родственница. Участница войны, кандидат медицинских наук, челюстно-лицевой хирург, рентгенолог. Руководила когда-то кафедрой Института усовершенствования врачей. Бережно хранит свою диссертацию — толстый, богато иллюстрированный рентгеновскими снимками фолиант, посвящённый детальнейшему доказательству эффективности предложенного ею метода лечения переломов челюсти.

Увы, она живёт одна, и главным её собеседником стал телевизор. Её интересуют проблемы сохранения здоровья, она смотрит и конспектирует медицинские передачи. Увидела по телевизору рекламу чудодейственного прибора . Боли снимает, шлаки выводит, вес снижает, мышцы тренирует, кровообращение нормализует! Происходит это благодаря вибрации и инфракрасному облучению. Позвонила по указанному в рекламе телефону, нарвалась на профессиональных манипуляторов и влипла. Весь её багаж медицинских знаний и культуры не спас. Зная, как надо обосновывать эффективность средств лечения, она поверила рекламе прибора-панацеи.

Купила она (якобы с большими скидками!) массажёр за 4500 гривен (примерно 18 000 рублей) — неслабо для пенсионерки. Получила документы, где не ясен ни адрес, ни даже название продавца. Уже заплатив деньги, посоветовалась с врачом и получила запрет на использование чудо-машинки. Решила воспользоваться возможностью возврата, на которую в разговоре с ней упирали продавцы. Увы, это обещание выполнять никто не собирается. Государственные органы помочь не могут, поскольку продавец скрывает свои данные. Дозвониться туда, где с ней ещё недавно любезно беседовали, моей родственнице нелегко (если интересно, подробнее — ). Точнее, было нелегко. Когда колонка была уже написана, ситуацию прорвало. Теперь ей угрожают по телефону, доводя до сердечных приступов. Версия такая. Она купила аппарат со скидкой и не использует. Значит, она получила скидку обманом, и, если она требует расторжения сделки, к ней вот-вот явятся коллекторы, которые взыщут с неё ещё крупную сумму денег. Ждём коллекторов...

Два. Рунет по-прежнему волнует история Pussy Riot. Я бы описал её так. Группа разумных (судя по выступлениям участниц на суде) активистов хочет изменить ситуацию в стране в лучшую сторону. Есть единомышленники, энергия, решительность — нет только чувства стиля. Делают нечто стилистически неприемлемое, густо замешанное на демонстрации отвратительного, и именно там, где это будет воспринято болезненно. Может, отсутствие стиля — следствие оппозиционности? Нет. В "" Быкова и Ефремова чувство стиля (при всех перехлёстах, обусловленных форматом!) доминировало. Но состояние нашего общества таково, что его реакцию вызывает не стильная работа, не аргументы интеллектуалов, а некрасивая выходка.

В ответ на перформанс «кощуниц» ревнители морали продемонстрировали ещё худшее отсутствие чувства стиля. Представители общественности выдумывают наказания для активисток — от телесных истязаний до провокации самосуда со стороны иноверцев. Государственный суд инкриминирует осуждённым нарушение правил вселенского собора, собранного в VII веке византийским императором Юстинианом. Церковный иерарх объявляет своим того, кто предлагает проявить милосердие.

Дикость не просто расходится кругами, она усиливается. В день оглашения приговора московским феминисткам украинская активистка, потрясая оголёнными вторичными половыми признаками, спилила крест жертвам сталинских репрессий в самом центре Киева. Зачем? Она так борется за свободу женщин. Вы не уловили, какая тут связь? Я тоже. В Стране Дураков своя, особая логика. Сталкиваясь с сообщениями о подобных акциях, я чувствую себя униженным — «меня считают идиотом».

Три. Российская Ассоциация Генетической Безопасности вроде как объединяет "учёных и специалистов в области молекулярной, популяционной и медицинской генетики, физиологии и биохимии растений, диетологии, аллергологии и других дисциплин и научных направлений". исследования безопасности ГМО, ссылаясь на два случая, когда ГМО-продукты оказались вредными для здоровья. Был ли вред этих продуктов связан с их ГМО-происхождением и бывают ли вредными не-ГМО продукты, не обсуждается — борцы с ГМО не обсуждают это никогда. Позиция хоть тенденциозная, но допускающая компромисс — поиск адекватных мер тестирования. И тут же — об акции ресурса NaturalNews, призывающего бойкотировать продукты фирм, финансирующих ГМО-лобби. "Отказ от приобретения продукции фирм, по словам NaturalNews, цинично продвигающих смертельно опасные продукты, станет достойным ответом на их злодеяния". Ну не могут же «учёные и специалисты» не понимать, что «смертельно опасные продукты» — клевета, лишённая обоснований? Почему же они её повторяют? Потому что их «объективность» — лишь маскировка, а действительная цель — заморочить голову обывателю.

И нашёл я эту новость по ссылке экоактивиста, который считает её очередным доказательством опасности ГМО...

Что же связывает эти истории (их могло быть не три, а триста тридцать три)? Информационная среда, в которой мы находимся, работает на понижение нашего интеллектуального и культурного уровня, на разрушение нашей способности к самостоятельному, логичному и критичному восприятию действительности.

Несколько веков назад информационная среда большинства жителей Земли была простой. Семья, соседи. Рассказы о внешнем мире на базаре. Возможно, отзвуки какого-то священного текста (Библии у батюшки в ближайшей церкви). Для везучих — грамота по примитивному букварю. Несколько тысячелетий назад мир был ещё более тесным. Большинство людей было производными культур небольших племён. И раз за разом на этой бедной почве вырастали люди, продвигающие культуру вперёд, реализующие себя в творчестве.

Как повезло нам, нынешним! В нашем распоряжении — новости и концентрированная мудрость чуть ли не всего земного шара. К какому расцвету культуры это должно привести!

Увы, основное содержание поступающего к нам медиаконтента — игра на понижение. Особенно подходит для неё телевидение. Это лишь кажется, что телезритель выбирает контент, перебирая кнопочки каналов на пульте. Выбор происходит между однотипными мусорными потоками. И с определённой периодичностью из телевизора на вашу голову будет опрокидываться ведро рекламных помоев — ярких, крикливых, нелогичных, погружающих вас в некритичную одурь. К счастью, у части социума появилось понимание, что от «зомбоящика» надо уходить в Сеть. В Сети и выбор побольше, и материалы представляют разные точки зрения.

Увы, в первую очередь Сеть не сокровищница знаний, а свалка глупости. Главная точка зрения в ней — позиция умственно расслабленного обывателя. Впрочем, разнообразие источников несколько смягчает ситуацию. То, что человек читает «Компьютерру» (ну или мой ""), свидетельствует, что он ищет на этой свалке тропинки к росту понимания. Но сколь невелика доля таких материалов в общем содержании Сети!

В Сети мы регулярно видим ссылки с кричащими анонсами. Наблюдая за новичками, я удивлялся тому, как часто они кликают по ним. В нормальном состоянии я включаю в своей голове фильтр, отсеивающий эти завлекушечки. А когда писал эту колонку — немного походил по ним и нашёл просто россыпи глупости. Не судите меня строго за выбор примеров. Прошу авторов иных, более ярких глупостей не обижаться, что я не добрался до их шедевров.

Женский журнал публикует психологическую статью о том, что можно узнать о женщине по тому, как она нарисует образцового мужчину. Читательницы, представили себе, что бы вы нарисовали? "Как правило, женщины с нормальной сексуальностью хотя бы намекают в рисунке на наличие у мужчины гениталий — чаще всего изображают член в возбуждённом состоянии. Если нет даже намёка на это, то у дамы большие проблемы с сексом — возможно, она просто боится близких отношений". Это не стёб, это знакомство читательниц с «наукой»!

А вот ещё. Сайт астрологической дамы (и никаких бесплатных консультаций!). Астрологичка недюжинная — в популярной телепередаче участвует. Рекламирует свою книгу, посвящённую определению удачного и неудачного времени для переговоров. Страница с хвалебными отзывами (обязательный атрибут всех сайтов для оболванивания). "Вчера было 15 минут в день для того, чтобы добиться максимального результата, и я их использовала для телефонных звонков. Оказалось, что ровно в это же максимально эффективное время к нам пришли на презентацию парни из клининговой компании. В итоге их выбрали убирать у нас, по тем ценам, что они хотели. Хотя лично я была категорически против, это в 2 раза выше бюджета...но как-то это случилось. И сегодня, как в немецком порно, за мной убирает загорелый мускулистый мачо в шортах. Чувствую общий бред ситуации и какую-то неизбежность...".

И эта неизбежность — не в том, о чём вы подумали (у вас ведь на уме то же слово, что и у меня?). Это неизбежность дегенерации...

Как назвать это воспитывающее качество медиасреды? Оболванивание, игра на понижение, разрушение критического мышления? Неплохой вариант — пошлость. Сейчас это слово часто трактуют как синоним непристойности, но авторитетные источники дают ему более широкую трактовку. Пошлый — "заурядный, низкопробный в духовном, нравственном отношении, чуждый высших интересов и запросов" (Д.Н. Ушаков). Исконное русское слово, времён петровской борьбы с заветами старины. Но нужно уточнение. В наличии пошлой части нашей жизни нет ничего дурного; в нормальном человеке перемешано пошлое и возвышенное. Воздействие наших медиа — не просто пошлое, оно опошляющее.

Но почему нас так настойчиво опошляют?

Можно предположить, что это — следствие заговора сил, которые хотят сделать нас управляемыми. Думаю, часть правды в этом есть. Человеку, насмотревшемуся телевизора, проще впарить и LivingEnergy, и вороватого политика. Но я думаю, это ещё не вся правда.

На прошлом этапе своего существования государственный аппарат нашей тогда ещё общей страны всерьёз ставил задачу воздействовать на мышление граждан. Советское государство прилагало немало сил для фильтрации поступающей к гражданам информации и удержания их в инфантильно-послушном состоянии. Но, пожалуйста, ответьте те, кто состоялся уже в советское время: когда льющийся на нас медиапоток был разрушительнее — во времена Брежнева или в эпоху Путина III и Януковича I? Фильтры вроде как исчезли, идеологические отделы руководящих органов КПСС приказали долго жить, а опошляющие свойства медиасреды только усилились.

Одной из теоретических идей Ричарда Докинза, многажды помянутого в прошлых колонках, является концепция мема — единицы культурной передачи. Когда мы можем обоснованно говорить об эгоистичном гене, милом Докинзу? Как я недавно , когда отбор поддерживает передачу гена в ущерб приспособленности организма.

Приложим аналогичный подход к концепциям эгоистичного мема и эгоистичной культуры. Во многих случаях культурной передачи обе они обладают одинаковым объяснительным потенциалом. Но, вероятно, есть ситуации, где передача мема снижает приспособительный потенциал культуры, и случаи, где рост культуры приводит к отмиранию, потере многих мемов. Это и есть случаи эгоистичного мема и эгоистичной культуры.

Создав широкое информационное поле, мы создали среду, открытую для эгоистичных мемов. Главный смысл какого-то сообщения состоит теперь не в том, что оно чему-то учит или расширяет какие-то возможности. Главное, что оно передаётся — хоть и ценой культурной дегенерации. Глупые, нелогичные, стилистически нелепые вещи передаются и распространяются успешнее, а лжецы и манипуляторы не упускают возможность этим воспользоваться.

"Чувствую общий бред ситуации и какую-то незбежность..."

 

Кафедра Ваннаха: Пропустившие взлёт

Михаил Ваннах

Опубликовано 23 августа 2012 года

В те далёкие и теперь почти былинные времена, когда передним краем высоких технологий был пилотируемый космос, а наша страна — лидером в мировой гонке, одной из самых популярных «городских легенд» была история о космонавтах-дублёрах. Тщательно отобранных из тысяч молодых пилотов и инженеров, безукоризненно подготовленных, но так никогда и не вышедших на орбиту...

Сегодня бесспорным фронтиром хайтека является отрасль информационных технологий. Здесь о взлётах лидеров и падениях практически ни в чём не уступавших им дублёров говорят уже не передаваемые из уст в уста байки и распеваемые доморощенными бардами жестокие романсы, а графики биржевых котировок. Говорят сухим языком цифр, услужливо приведённым к удобной для восприятия форме...

Но в истории нашей планеты была история куда более трагичная, чем все сломанные судьбы космонавтов-дублёров и все разорения не вписавшихся в крутые повороты рынка корпораций. И к отрасли информационных технологий эта история имеет самое прямое отношение. Ведь какая предельная информационная технология реально доступна на сегодняшний день? Да это человеческий разум. Хоть он не создан руками инженеров, это самая гибкая и универсальная система обработки информации. Человеческий разум по умолчанию успешно проходит тест Тьюринга. Человеческий разум (точнее — его аппаратная часть, wetware) реплицируется по принципу самовоспроизводящихся машин фон Неймана. Правда, численность обезьян, на которых алгоритм разума может быть запущен такой штукой, как культура (антитеза — дети-маугли), может существовать только благодаря технологической цивилизации — биосфера как таковая, с её естественными пищевыми цепочками, семь миллиардов всеядных обезьян не прокормит...

И вот у этого разума был дублёр. Был — другой потенциальный, а в какой-то мере и актуальный носитель. На котором могли бы запуститься коды культуры, которые могли бы породить другую цивилизацию. Но — не породили. Дублёры пропустили взлёт и исчезли с лика планеты, уступив место более приспособленным. О судьбе этих дублёров повествует книга Леонида Борисовича Вишняцкого «Неандертальцы: История несостоявшегося человечества», изданная в Санкт-Петербурге в 2010 году. Работа эта хоть и увидела свет при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, но может быть рекомендована к прочтению самому широкому (тираж интереснейшего издания — целых четыре сотни экземпляров) кругу читателей. Несмотря на солидный справочно-библиографический аппарат, читается она с таким же интересом и лёгкостью, как, скажем, популярные в прошлом книги Натана Эйдельмана.

Написана книга Вишняцкого с явной симпатией к предмету исследования. К тем родственникам современного человека, которые когда-то населяли Евразию от Пиренеев до Алтая. К тем, чьи предки пришли в Европу из Африки как минимум восемьсот тысяч лет назад, между ранним и средним плейстоценом, к тем, кто по-хозяйски обжил Альпы, Балканы, Карпаты... К тем, кто сформировался в конце среднего плейстоцена, тысяч двести годков назад, и ныне известен нам под славным именем Homo neanderthalesis.

Как там у пана Станислава в «Путешествии Восьмом»? «Походя на современного человека, он имел больший объём черепа, а значит, и больший мозг, то есть разум. Собиратель грибов, склонный к раздумьям, страстно любящий искусство, кроткий, флегматичный...»

Неандерталец, по современным представлениям, описанным Вишняцким, был, конечно, прежде всего охотником. Охотником на крупных травоядных Европы. На оленя и лошадь. На мамонта и шерстистого носорога. Без их белков в приледниковой Европе не выжить. Но вот когда его, неандертальца, трудная судьба ископаемого человека заносила на Ближний Восток, то он с удовольствием харчился и морепродуктами, всякими там устрицами да черепахами. Охотно отведывал и свежие бобовые. Да и в Европе (всё это установили современные методы анализа зубного камня у найденных скелетов) не гнушался больших количеств корнеплодов.

Средний объём мозга у неандертальских мужчин был не менее 1520 кубических сантиметров (по данным обмера голов 6325 американских военнослужащих, объём черепа у них колеблется в среднем от 1359 до 1416 «кубиков»). Так что место для мощного белкового процессора у Homo neanderthalesis было. Видимо, был и сам процессор — ведь ныне считается, что размер мозга коррелирует с уровнем интеллектуальных способностей. С чего бы неандертальцам быть исключением (хотя шимпанзе сообразительней более башковитых горилл...)? Вряд ли начинка черепа неандертальцев уступала по качеству начинке современных людей.

И нет оснований считать, что неандерталец не владел речью. И орудия он делал вполне на уровне людей тогдашнего уровня технологии — копья, рубила... Даже перегонял смолу, чтобы получить клей для крепления наконечников на орудиях... Неандерталец заботился о стариках и раненных. Хоронил своих мёртвых. Вишняцкий рассматривает гипотезы, что у неандертальцев были искусство и религия. Только вот всё это неандертальцу не помогло. Он исчез и присутствует на планете лишь в виде ископаемых костей...

Дело в том, что в период от сорока до тридцати тысяч лет назад в Европу начали переселяться люди современного типа. Какое-то время (несколько тысяч лет) они соседствовали с неандертальцами. Но в результате — остались только они... Какое-то у них было преимущество. И вот рассмотрение этого преимущества — пожалуй, самое интересное в книге Вишняцкого. Нет доказательств намеренного геноцида неандертальцев, эдакого Endloesung, учинённого нашими предками (как там, у Лема, — «неандерталец истреблён целиком, стёрт с лица Земли так называемым Homo sapiens»). Вишняцкий довольно издевательски излагает и гипотезы вымирания неандертальцев, надышавшихся канцерогенов от костров в своих пещерах или заразившихся трансмиссивной губчатой энцефалопатией в результате употребления друг друга в пищу (вспоминаются добрые старые гипотезы о гибели Рима вследствие употребления свинцовых водопроводных труб...). Не выглядят убедительно климатические гипотезы исчезновения неандертальцев и прочая экзотика. На первый план выходит очень простая и очень реальная вещь. Демографическое превосходство сапиенсов. Не превосходство в разумности каждого конкретного индивидуума (хотя мозгов в объёмном измерении у тогдашних людей было побольше, чем у нынешних). Не какое-то особое превосходство в тогдашней культуре и технологии. Нет. Всего лишь превосходство в численности. И в производной численности. В том, что за спиной у вторгшихся в Европу Homo sapiens был колоссальной демографической ёмкости исходный ареал — Африка плюс освоенные сапиенсами субтропические районы Азии. То есть пришельцев-сапиенсов было намного больше, чем автохтонов-неандертальцев. И именно это в первую очередь решило исход конкуренции. Не превосходство сапиенсов в луках и в организации. Не более высокая культура. Бог просто и в этот раз оказался на стороне больших батальонов... Правда, вооружённых не мушкетами и двадцатифунтовками, а всего лишь средствами воспроизведения. Бывшие хозяева Европы оказались вытесненными на края ойкумены — в Гибралтар, в Крым, где и тихо угасли...

Эта история крайне поучительна. Давайте соотнесём биосферу и техносферу. На нижних этажах царит разнообразие. Крайне много бактерий. Очень много насекомых... И в сфере нижних технологий сохраняется разнообразие. На планете пекут массу разнообразных лепёшек. Варят множество сыров. У всех есть экологические и рыночные ниши. А вот наверху — места мало. Было два вида разумных, остался один. Была превосходная операционная система WARP OS/2. Но — неудачно сориентировали её на рынок корпоративных компьютеров, более узкий, чем бытовой. И — нет больше «кривой полуоси», невзирая на все её достоинства. Вот Nokia с её прекрасными изделиями, адаптированными к своим нишам, — столкнулась с гуглофонами от иных производителей, которых подпирал ареал колоссальной демографической ёмкости (если исключительно с целью наглядности соотнести функционирование Android'ов с жизнью первобытных...). Последствия для прибылей, капитализации, рабочих мест хорошо известны. Так что высота технологий, равно как и наличие разума, ничего не гарантируют. Надо быть или самым умным, на порядок превосходя конкурентов в технологиях (это когда по более многочисленным строчит «максим» или лает картечница Барановского), или иметь превосходство в численности, она же — доступная доля рынка, в которой это преимущество можно реализовать. Мир стал цифровым не только потому, что процессор умный, но и потому, что кристаллы легко размножаются в лонах кремниевых фабов. Не получилось — так можно присоединиться к тем, кто тысячу веков назад бил туров и мамонтов на озаряемых отсветом ледника просторах Европы. Или к тем, кто в начале нулевых вложился в бумаги телекоммуникационного гиганта из страны Суоми. Места — хватит. И — vae victis, как встарь говаривал галл Бренн побеждённым римлянам, которые, правда, урок усвоили...

 

Дмитрий Вибе: Ненаблюдавшиеся компаньоны

Дмитрий Вибе

Опубликовано 24 августа 2012 года

Число известных внесолнечных планет сейчас особенно красиво — . Но только то ли одна, то ли две из этих планет открыты способом, который изначально считался единственно возможным. Этот способ — астрометрический, самый универсальный из всех методов обнаружения экзопланет.

Прочие подходы — измерения лучевых скоростей, наблюдения затмений и др. — так или иначе тяготеют к планетам, орбиты которых незначительно наклонены к лучу зрения. Астрометрическому же методу угол между орбитой и лучом зрения, вообще говоря, безразличен. Повёрнута ли орбита к нам «боком», или же мы смотрим на неё «сверху», в любом случае тяготение планеты будет смещать звезду в картинной плоскости.

Но это в теории. На практике измерить сдвиг звезды в плоскости небосвода настолько непросто, что попытки найти таким образом не то что планеты, но и более массивные невидимые спутники звёзд (красные карлики, белые карлики, коричневые карлики) можно пересчитать по пальцам. Более других известны спутники Сириуса и Проциона, заподозрить наличие которых заставили извилистые траектории этих звёзд. Бессель объявил о существовании «тёмных компаньонов» двух этих звёзд в 1844 году, и лишь много лет спустя, в конце XIX века, белые карлики Сириус B и Процион B удалось обнаружить при помощи прямых наблюдений, подтвердив тем самым громкий первый успех астрометрического метода.

К сожалению, первый успех оказался, по сути, и последним. Никаких других хоть сколько-нибудь прозвучавших открытий белых и красных карликов при помощи астрометрического метода с тех пор сделано не было. Иное дело — планеты. Изначально казалось вполне логичным использовать для поиска планет тот же метод, что уже зарекомендовал себя при поиске других невидимых спутников.

Наиболее насыщенной оказалась история астрометрических поисков планет вокруг звезды Летящей Барнарда. Она обладает самым большим собственным движением, но интересной с точки зрения поисков планет её делает не скорость, а близость. Ближе к нам, чем звезда Барнарда, расположена только тройка звёзд Альфа-Проксима Центавра. Так что если мы когда-то соберёмся путешествовать в космосе, было бы хорошо, чтобы у звезды Барнарда были планеты, раз уж их нет у Альфы Центавра.

Петер ван де Камп (обсерватория Свартморского колледжа, США), организуя поиски спутников звезды Барнарда, справедливо предполагал, что чем ближе звезда, тем проще будет зафиксировать её смещение, вызванное тяготением компаньона. Кстати, ван де Камп говорил, что астрометрические компаньоны нельзя называть невидимыми (invisible), и строго использовал для них прилагательное «ненаблюдавшиеся» (unseen), считая его более оптимистичным.

Ван де Камп подошёл к делу очень тщательно. Он начал наблюдения в 1938 году, но только через 25 лет впервые чётко сформулировал их результаты. В статье 1963 года он детально описал и наблюдения, и выводы, сделанные на их основе. Пятьдесят наблюдателей, дюжина измерителей, 609 ночей, 2413 фотопластинок. Вывод — Летящая Барнарда летит по волнистой линии, потому что её движение по Галактике возмущается ненаблюдавшимся спутником с массой около 1,6 массы Юпитера. Спутник обращается вокруг звезды по сильно вытянутой орбите с периодом 24 года.

Следующая статья ван де Кампа о звезде Барнарда вышла в марте 1969 года. Количество пластинок с изображениями звезды и её окрестностей за это время перевалило уже за три тысячи, но результат изменился незначительно. Новая оценка массы планеты составила 1,7 массы Юпитера, а период возрос до 25 лет. Однако уже в августе 1969 года сам же ван де Камп предложил другое решение. По-видимому, планета на сильно вытянутой орбите казалась ему неестественной, и он предложил альтернативное решение с двумя планетами на круговых орбитах с периодами 26 и 12 лет и массами 1,1 и 0,8 массы Юпитера.

До начала семидесятых годов астрономическое сообщество (да и не только оно) воспринимало результаты ван де Кампа с безоговорочным доверием. Повода усомниться в них не было, да и приятно было сознавать, что иные миры действительно существуют в такой близости от нас! Но потом над планетами звезды Барнарда начали сгущаться тучи. Джон Херши в 1973 году опубликовал результаты анализа фотопластинок, полученных на том же 61-сантиметровом рефракторе, на котором наблюдалась звезда Барнарда, и обнаружил систематические сдвиги в звёздных координатах. Херши связал их с техническими процессами: ремонтом телескопа и переходом на другую эмульсию в 1949 году.

В статье Херши звезда Барнарда явно не упоминалась, но ван де Камп решил, что данные нужно перепроверить, и в 1975 году привёл ещё одно решение, основанное только на пластинках, полученных после 1950 года: две планеты с периодами 22 и 11,5 лет и массами 0,4 и 1 масса Юпитера. В статье он признал, что параметры «длинной» пертурбации изменились довольно заметно, но продолжал настаивать на высокой достоверности «короткой» пертурбации.

Но это, к сожалению, были не единственные проблемы. Популярность темы привела к тому, что начались попытки обнаружить возмущения в движении звезды Барнарда на других телескопах — все безрезультатные. Болезненный удар ван де Камп получил от своего преемника на посту руководителя обсерватории Вульфа Хайнца. Ван де Камп сам пригласил его продолжить исследования планеты у звезды Барнарда, но Хайнц вместо доказательств её наличия стал искать доказательства её отсутствия.

В 1978 году Хайнц полностью отверг планетную интерпретацию измерений ван де Кампа, указав, что возмущения с близкими периодами (около 12 и 26 лет) можно обнаружить и у других звёзд, наблюдавшихся на том же телескопе, что говорит об их инструментальной природе. При этом пластинки недоэкспонированы, потому что ван де Камп в погоне за количеством пренебрёг качеством, а для определения координат использовалось всего три опорные звезды (опять же для ускорения процесса), чего недостаточно с учётом невысокого качества наблюдательного материала. О том, на каком уровне к этому времени находились личные отношения ван де Кампа и Хайнца, свидетельствует удивительный факт: говоря о звезде Барнарда, Хайнц, очевидно, писал о ван де Кампе, но ни имени, ни работ его не назвал, упомянув лишь безличные «опубликованные решения».

Ван де Камп не усомнился в своих планетах до самого конца жизни. После 1975 года он опубликовал ещё несколько вариантов их орбит, но уже не в «обычных» статьях, а в книгах и обзорах. Это позволило сопроводить некоторые из них иллюстрацией — фреской Рембрандта о Неверующем Фоме — и высказыванием о блаженности тех, кто не видели, но уверовали. Опровергнуть результаты ван де Кампа, утверждал он, может только один человек — сам ван де Камп. Ни у кого другого нет такого объёма наблюдательных данных и такого опыта по их обработке.

После ухода ван де Кампа из науки звезда Барнарда не была забыта. Наличие планет у неё продолжают опровергать и сейчас, привлекая для этого лучшие инструменты. В 1999 году Фриц Бенедикт с коллегами попытались обнаружить колебания звезды Барнарда в картинной плоскости при помощи датчиков точного наведения Космического телескопа им. Хаббла. Их результат: в системе нет планет тяжелее Юпитера с периодом более 150 дней.

Но более сокрушительный тест совсем недавно. Ван де Камп утверждал, что мы смотрим на систему почти с ребра, то есть в конфигурации, максимально благоприятной для наблюдения колебаний звезды по лучу зрения. В августе 2012 года опубликованы результаты 25-летнего мониторинга лучевой скорости звезды Барнарда на телескопах Ликской обсерватории и Обсерватории им. Кека. Никаких колебаний! У звезды Барнарда нет планет с периодом более двух лет и массой более десяти масс Земли.

Но все эти результаты не означают, что у звезды Барнарда вообще нет планет. Нет только конкретных тел, на наличии которых настаивал ван де Камп. Но мы ведь не ради Юпитера туда лететь, правда? А что-то наподобие Земли там ещё вполне может оказаться.

 

Голубятня-Онлайн

 

Голубятня: О блогерстве

Сергей Голубицкий

Опубликовано 20 августа 2012 года

Культур-повидло сегодня отдаю теме, которую давно и напряженно пытаюсь осмыслить: блогерам и феномену сетевого блогерства.

Не хочется создавать искусственного саспенса, поэтому сразу сделаю важную оговорку. Если бы меня спросили несколько лет назад о моем отношении к блогерству, я бы однозначно поморщился: «Нэнавыжу!». Сегодня мой ответ столь же категоричен, сколь и развернут на 180 градусов: я полагаю блогерство одной из лучших форм творческого самовыражения, доступных современному интеллектуалу или по меньшей мере человеку, тяготящемуся животным бытием. Попробую обосновать свое мнение, причем постараюсь воссоздать его становление именно в динамике эволюции от odi к amo.

Я никогда не участвовал в социальных сетях — ни в контактах, ни в одноклассниках, ни в фейсбуке, ни в ЖЖ, ни в гугле плюс, ни где бы то еще — в роли блогера. Один только раз я открыл аккаунт в одноклассниках, уступив профессиональному любопытству: хотелось разобраться, с чем это едят. Продукт показался мне несъедобным и я аккаунт закрыл уже через три дня. В контактах у меня, кажется, тоже есть аккаунт, открытый братом из чисто утилитарных моих же потребностей — наблюдать, что там в этой сети мой братик пишет. Я также состою в Национальной деловой сети и называюсь в ней то ли блогером, то ли партнером. Что не меняет сути, поскольку я делаю в НДС точно то же самое, что и везде: пишу статьи!

Теперь внимание — самое интересное: то, что я пишу в различных журналах, как называется? Это статьи? Блоги? И вытекающий вопрос: кто я — журналист или блогер?!

Мне раньше всегда почему-то казалось, что я журналист, и скрепя сердце я признавал это неприятное для себя допущение. Почему «скрепя сердце»? Потому что не знаю более одиозной и безнравственной профессии, чем журналистика в классическом определении этого слова!

У моей неприязни очень давние корни — еще со времен обучения на филологическом факультете МГУ. Вы сами прекрасно знаете, что у студентов всегда складываются устойчивые круги общения, которые выходят за рамки своего факультета. Мы, филологи, тесно общались с историками, юристами, экономистами, студентами мехмата (несмотря на то, что они учились в другом здании), психологами, «исаашниками» (ИСАА — институт стран Азии и Африки при МГУ), но только не с журналистами! Поразительно, но факт.

Не знаю, может, сегодня всё уже по-другому и никакого непреодолимого водораздела между филологами и журналистами в МГУ не осталось, но в мои годы (80ые прошлого века) дела обстояли именно так. Журнализм был для нас, филологов, абсолютным табу по двум важным причинам: во-первых, журналисты тех лет были конченными проститутками большевизма и писание в газеты и журналы являлось безоговорочным синонимом орально-анальной перверсии; во-вторых, журналисты были чудовищно невежественны и потрясали своей учебной программой: не было ни одного предмета, который бы изучался на журфаке не по верхам! Всё — с наскока, всё — примитивно, поверхностно, убого. В результате на выходе получался специалист не понятно чего: ни полноценного знания языков, ни глубокого багажа истории, философии, эстетики, литературы, поэзии, ни единой гуманитарной дисциплины. О технических науках вообще речи, как вы понимаете, не шло — уже по самому гуманитарному определению профессии.

В результате мы получали необразованного молодого специалиста, подкованного в диамате, истмате, советском обществоведении и тесных контактах с самыми разнообразными органами.

Окончив аспирантуру и защитив диссертацию, я проработал по специальности — в Академии наук — всего пару лет, после чего благополучно погрузился в веселое предпринимательство лихих девяностых!

Когда в 1996 году я опубликовал свою первую статью в «Компьютерре», то ощущал себя исключительно антрепренером и биржевым трейдером, но никак не журналистом! Боже упаси. Ощущение это не покидало меня еще добрый пяток лет, после чего, как-то плавно и непринужденно стал ощущать себя журналистом по формальным признакам: писание «статей» в печатные журналы и газеты за деньги как называется? Журналистикой, как же иначе!

Примерно в те же годы во все тяжкие занялась цвести махровая графомания в форме сетевого блогерства. С годами она обрела характер эпидемии и сегодня являет собой чуть ли не фирменный знак отечественного сектора интернета. Такого чудовищного числа блогеров вы не найдете нигде в мире! Не случайно Живой Журнал, начинавшийся как американский, а затем международный проект, был целиком выкуплен русскоязычной тусовкой: наши блогеры закидали остальной мир шапками.

Остальной мир переместился в Фейсбук и Твиттер, которые позволяли непринужденно общаться простым людям между собой без претензий. Живой Журнал, главный рассадник русскоязычного блогерства, изначально не ставил задачи общения. Пафос ЖЖ — это самовыражение. Блогер — это человек, выражающий себя через текст. Участник социальной сети — это человек, общающийся через фотографии, краткие ни к чему не обязывающие реплики, преимущественно на бытовые темы, и выражающий эмоции (лайки, флирт, неуемное зафренживание и проч.).

Итак, я наблюдал за развитием блогосферы и продолжал по инерции считать себя журналистом, хотя это меня и страшно коробило. Единственное отличие между собой и блогерами я усматривал в профессионализме, то есть в работе за деньги. Здесь сказывалась давняя издательская традиция, которая однозначно отождествляла графоманию с готовностью писать не за деньги. В этом отношении, конечно же, все блогеры — графоманы, даже если им и удалось со временем монетизировать свой контент. Важен ведь не результат, а первичный импульс, который у любого блогера бескорыстен и выражает некую (больную или нет — другой вопрос) внутреннюю потребность высказываться вовне.

Я помянул только что монетизацию контента. В самом деле, наиболее успешные блогеры изыскали способы получать за свои посты деньги, которым могло бы позавидовать даже большинство журналистов. Монетизация хоть и не меняет сути явления, однако же вносит коррективы в терминологию: в том смысле, что отличие журналистики от блогерства больше невозможно сводить к какой бы то ни было «профессиональности», то есть написанию текстов за деньги.

В конце концов я окончательно запутался. Чем больше я писал, тем сильнее становилась внутренняя уверенность, что я, слава богу, все-таки не являюсь журналистом. Чем больше блогеров вокруг выходили на коммерческую тропу, тем нелепее выглядело разделение журналистов и блогеров по денежному критерию.

Остается последнее — содержание. Именно беспристрастный анализ собственных текстов заставил меня безоговорочно признать свое творчество именно блогерством, а не журналистикой (повторюсь: слава тебе господи!). То, что я пишу, не может считаться журналистикой по главной причине: мои тексты напрочь лишены иллюзии объективности! Голубятни в «Компьютерре», корпоративная эссеистика в «Бизнес журнале», ежедневная колонка в Национальной деловой сети — это фейерверки субъективности, упивающейся собственной субъективностью и преисполненной от того ликованием!

Любая журналистика априорно строится на самообмане объективности и лицемерном навязывании этой иллюзии читателям. Журналист, продажный уже по самому определению оплаченного текста (Ильич называл эту продажность «партийностью» и даже мысли не допускал о возможности существования внепартийной, то есть беспристрастной, журналистики), мало того, что не признается себе в мотивированной и строго детерминированной природе собственных выводов, сделанных в статье, так еще и с пеной у рта пытается убедить читателей в своей «объективности». Какая мерзость, это ваша заливная рыба!

Блогер, опять же по определению, априорно исходит из субъективного импульса и эта позиция единственно честная и открытая, какая только может проявиться в тексте, помещенном в общественное поле. Блогер может быть графоманом (помимо готовности писать за просто так из «внутренней потребности» есть и второй критерий: полное отсутствие литературного вкуса, подобно отсутствию слуха в музыке), даже в подавляющей массе своей графоманом и является, но при этом блогер несоизмеримо честнее журналиста (много приятнее мне писать «журналюги») в своей субъективности.

Осталось объяснить, почему блогерство мне представляется наилучшей формой творческого самовыражения. Здесь не будет никаких откровений и мистики. Просто делиться мыслями в тексте, опубликованном в онлайн дневнике, несоизмеримо чище и благороднее, чем писать анонимки и доносы, играть в домино у подъезда, жрать водку с горла у винного магазина, тупо валяться под разобранным на детали говномобилем и пожирать глазами проклятый голубой унитаз. В сравнении с миллионом мейнстримных форм обывательского времяпрепровождения блогерство даже в клиническом варианте конченой графомании полезней и для души, и для окрущающего мира. Аминь!

Софтверный аппендикс сегодняшней «Голубятни» называется Lyn и являет собой самый легкий, самый быстрый и самый элегантный вьюер и органайзер фотографий для платформы Mac OS X:

Основные достоинства Lyn по сравнению с тяжеловестными монстрами iPhoto, Aperture, Lightroom и Media Pro:

- то, что называется lightning fast без всяких скидок и компромиссов,

- идеальное портирование изображений прямо из каталога во все социальные сети, Пикасу, почтовик и Дропбокс нажатием одной кнопки на панели меню,

- отсутствие собственной индексной базы данных, дублирующей основное место хранения фотографий,

- очень удобный и исчерпывающе информативный инспектор, выдающий все данные по любой фотографии,

- лаконичный и удобный интерфейс для базовых операций (вращение, обрезка, изменение размера и проч.) над фотографиями.

После многолетних поисков и тестирования наверное всех существующих под Мак вьюеров и органайзеров (Phoenix Slides, JustLooking, Sequential, JView, JetPhoto Studio, FFView, CocoaSlideShow, Xee, ACDSee), перечисленных достоинств мне оказалось достаточно, чтобы назначить Lyn штатным органайзером и вьюером фотографий в моем надкусановом хозяйстве.

 

Голубятня: Кококо с Жимини

Сергей Голубицкий

Опубликовано 23 августа 2012 года

Давно мы не культур-повидлианствовали на кинематографические темы! Не порядок. Будем исправлять, тем более, что у меня прямо руки чешутся поделиться радостью от просмотра «Кококо» Дуни Смирновой.

Полагаю, читатели этот знаковый фильм уже посмотрели, а если нет, то непременно поглядите сегодня же! Поводов к тому множество: восхитительная, находящаяся за гранью искусства игра Анны Михалковой и Яны Трояновой, блестящий сценарий, блестящая динамика, блестящий сюжет, живая сценография и — главное! — тональность! Тональность в картине взята до того правильная, что ради нее одной можно простить любые огрехи (тем более такие мелкие, как странная звуковая дорожка :)

Что же это за тональность такая в «Кококо»? Было бы кощунственным обманом читателей, если бы я сказал, что Дуня Смирнова в визуальных художественных образах воспроизвела суровую реальность Отечества 2012 года. В «Кококо» такого рядом нет. Формально перед нами водевиль на тему приезда в Питер провинциальной хабалки (так героиню Яны Трояновой многократно обзывают в самом фильме), случайного знакомства и породнения судьбой с рафинированной представительницей, прости господи, характерного недоразумения всех отечественных эпох — т.н. «творческой интеллигенции», героиней Ани Михалковой.

Продолжая формальную канву фильма, можно сказать что хабалка из провинции постоянно жрет, пьет, гуляет, трахается направо и налево, громко вякает запредельно тупые сентенции, хамит, устраивается на работу, одним словом — живет (в том смысле, в котором живет 90 процентов населения любой страны мира). В противоположность хабалке представительница «мозга нации» (по отношению к Ане Михалковой у меня язык не поворачивается употребить здесь мой любимый перифраз ненависти Ильича) редко но всегда метко вещает мудрые тонкие вещи, трудится в музее, где в банках третий век уже как пылятся уроды, чуть-чуть пригубляет, чуть-чуть слушает красивую музыку и любуется красивыми картинами Тышлера, трогательно занимается любовью (правда, не брея ноги), но — главное! — борется с социальной несправедливостью посредством подписания открытых писем и даже митингов в защиту чести и совести русского народа — Михаила Борисовича Ходорковского!

Все эти головокружительные кружева выписываются на экране с такой головокружительной искрометностью, что не смотреть «Кококо» никто не имеет просто морального права.

А теперь — самая сермяга. Фабула выше — это, как я уже оговорился, не более, чем формальная канва, которая отражает — нет, не суроde. реальность Отечества 2012 года, а представление об этом Отечестве тех самых «мозгов нации», которые столь талантливо транслирует Дуня Смирнова. И получается, что «провинциальная хабалка» — не хабалка per se, а то, как видят родной народ «мозги нации»! Ну а «тонкая, наивная, чистая, благородная, скучненькая, некрасивенькая, жалостливая» питерская рафинэ — отнюдь не художественное отражение «мозгов нации» per se, а то, как «мозги нации» сами себя видят!

Это двойное зеркало умопомрачительно и феерично. Видеть одновременно две искаженных реальности, воспроизведенных сознанием, которое — в силу природной тонкости ума (я про Дуню Смирнову) — вроде как бы понимает фальшивость и лживость этого своего воспроизведения, однако ничего с собой не может поделать, потому как знает: выразись оно (сознание) иначе, его уже не поймет сама рафинированная аудитория: видеть все это — прям праздник какой-то эвфуистический для эпохи постпостмодернизма!

В финале картины Дуня Смирнова таки поставила жирную точку в своем резюме режиссера, тонко чувствующего реальность на уровне интуиции: за несколько секунд она вывела своих героинь на уровень гражданской войны, а затем молниеносно вернула их в состояние подвешенного odi et amo, именно что интуитивно почувствовав фальшивость такого противопоставления!

О, это гениально! Нет же на самом деле никакого противостояния «мозгов нации», которые — плоть от плоти своего народа, и «провинциальных хабалов», простолюдинов неумственного труда, которые жрут и пьют вместо того, чтобы ныть на власти и митинговать за бандитов. Противостояние это — лишь в головах либерально-невменяемых зарунетченых до смерти существ, которые давно уже не в состоянии отличить утку от поросенка. В живой жизни вместо противостояния есть ласковый симбиоз вечных ценностей: одни граждане любят деньги, но предпочитают не напрягаться, а, довольствуясь малым, сибаритствовать над книжкой. Другие граждане любят деньги, но предпочитают забить на книжки и прямым текстом выражать самое сокровенное: «Слышь, ты эта, того, пойдем быстренько в кусты — полюбим друг друга!».

И — о, чудо! — оба подхода работают! И никто никого не притесняет, не вынуждает жить иначе, не навязывает собственное видение (разве что «мозги нации» чутка могут понудить, побрюзжать на «хабалов», симулируя давно усопший комплекс базаровщины, однако все больше делается это не в живой жизни, а на страницах своих уютных тихих жэжэшечек (очень не люблю это слово и метафору, но в данном случае она лучше всего описывает ситуацию).

Короче говоря, мы живем в замечательной стране, в которой каждый поступает так, как его приучила мама-папа-школа-улица, и слава тебе господи! Не так давно «мозги нации» и чирикнуть не могли в сторону «провинциального хабала», который был хозяин вся страна. С другой стороны и «провинциальные хабалы» давным-давно изжили в себе комплекс неполноценности, который испытывали перед «мозгами нации», от чего и лупцевали последних нещадно :)

Мир всех со всеми — вот наша жизнь. А кино просто божественное! Смотреть всем однозначно.

В тематическом подвале голубятни размещаю анонс двух новых электронных книжек от отечественного брэнда GMini — моделей Magicbook V6HD и Magicbook M6FHD. Оба ибукса используют экраны E-Ink Pearl HD с разрешением 1024х768 и 16 градациями серого, есть, однако, и изюминка, которая в моих глазах легко потянет на сенсацию: экран в M6FHD новейшей технологии Flexible, то есть гнущийся и ударопрочный!

Для меня ударопрочность — едва ли не самая вожделенная фича, о которой мечтаю с тех пор, как треснул экран на моем Pocketbook 360. Думаю, знающие читатели меня поймут и разделят радость от появления на рынке одной из первых ласточек технологии, которая без малейшего сомнения в скором будущем полностью вытеснит стеклянное недоразумение!

Содержание