Цифровой журнал «Компьютерра» № 170

Авторов Коллектив

Инновации

 

 

Рынок брендинга запутался в терминах: как разобраться стартапу?

Кирилл Халюта, генеральный директор брендинговой компании «Freedomart».

Опубликовано 26 апреля 2013

Отсутствие единой терминологии в брендинге позволяет недобросовестным компаниям продавать свои услуги втридорога. Сегодняшний мой пост — о том, как молодым компаниям разобраться с терминологией брендинга и маркетинга и почему услуги должны соответствовать своим названиям.

В любом профессиональном сообществе есть свой язык. Таким языком обладают и адвокаты, и риэлторы, и множество других профессионалов, работающих в сфере услуг и в сфере реальной экономики. Но когда дело доходит до заключения договора между заказчиком и исполнителем, согласитесь, здесь уже не до профжаргона. Обе стороны должны чётко понимать, что означают те или иные термины. Заказчик – чтобы знать, за что он платит, а исполнитель — чтобы понимать, за что он несёт ответственность. И если вы обратились, например, к юристу, то вы чётко представляете объём услуг и размер вознаграждения. На рынке брендинга, к сожалению, иначе. Отсутствие стандартов работ привело к тому, что, обратившись в компанию, скажем, за бренд-буком, можно получить руководство по фирменному стилю. Заказчики не всегда понимают, какой объём работ скрывается за тем или иным названием, а исполнители продают Logo Book по цене Brand Book. Корень зла зачастую скрывается и в том, что многие, если не все, термины брендинга пришли из западных стран. А использовать российские аналоги терминов не с руки. Ведь за Brand Book можно получить гораздо больше, чем за руководство по фирменному стилю. Итак, предлагаю тем, кто строит стратегию брендинга, вместе разобраться в наиболее частых несоответствиях, которые встречаются на рынке.

Наиболее частые недопонимания возникают, когда речь идёт о бренд-буке (Brand Book). Бренд-бук – это описание, перечень правил, ограничений и рекомендаций по развитию и управлению брендом, а отнюдь не правила использования логотипа или особенности его нанесения на шариковую ручку. Цена бренд-бука, если мы имеем в виду настоящий его вариант, оправдана работой аналитиков, стратегов, проведением всех необходимых для создания бренда исследований. Срок изготовления бренд-бука никак не может быть меньше полугода. Именно поэтому так удивительны обещания некоторых дизайнерских агентств сделать бренд-бук за неделю. Бренд-бук – это один из самых важных документов компании, предназначенный, в первую очередь, для топ-менеджмента, так что место ему не в столе у секретаря. Бренд-бук /Brand book

Вот основные составляющие бренд-бука: • Определение личности бренда (набор человеческих черт, присущих бренду, для дальнейшей разработки коммуникации бренда с потребителем) • Платформа бренда: - Видение компании – долгосрочные цели развития бренда - Миссия компании и основная цель существования на рынке - Ценности бренда как эталон для оценки поведения и деятельности на рынке - Личность бренда - Особенности коммуникации бренда с потребителями • Стратегия бренда • Позиционирование компании

Как видите, в описании бренд-бука нет ни слова о фирменном стиле или логотипе. Всё это (логобук, руководство по фирменному стилю) относится, скорее, к технической документации, которой будут пользоваться отдельные сотрудники компании, а также компании-подрядчики по производству упаковки, полиграфии и сувенирной продукции. Бренд-бук – чаще всего строго охраняемая информация. Если она станет известна конкурентам, то им будет доступна и стратегия компании на рынке, и её конкурентные преимущества. Так что храните свой бренд-бук крайне осторожно. И, конечно, совсем не хорошо, если агентство присылает вам бренд-бук по электронной почте.

Бренд-бук – самый дорогой продукт в брендинге. Неудивительно, что дизайнерские компании пытаются (зачастую успешно) выдавать за бренд-бук руководство по фирменному стилю или логобук. Руководство по фирменному стилю в разы дешевле и не требует больших интеллектуальных затрат, а недобросовестные дизайнеры продают его за несколько миллионов рублей. Если бы на рынке существовала единая, утверждённая профессиональными ассоциациями терминология, таких проблем удалось бы избежать».

Заказчику стоит понимать, что бренд-бук — как финал усилий по разработке бренда — должен принести компании прибыль, увеличить её эффективность на всех уровнях. Если подходить к брендингу именно так, тогда становится очевидным, что «книжица» про логотип, именуемая «бренд-буком», будучи даже объёмом в 300 страниц, не сделает компанию или её продукт лучше.

Вот несколько живых примеров подмены понятий с разных «умных» интернет-сайтов (названия компаний указывать не будем).

Стратегия и позиционирование бренда

Отдельно хочется остановиться на разнице между стратегией и позиционированием. Даже эти два термина умудряются перепутать. А некоторые компании предлагают, например, сначала разработать позиционирование, а потом стратегию. Это всё равно, что попытаться испечь пирог в обратном порядке. Стратегия – это базовое видение развития компании/бренда. Из этого видения следуют цели, условия их достижения и те средства, которые компания должна использовать для достижения целей. Как правило, стратегия едина для всего жизненного цикла компании или торговой марки. Конечно, стратегия может претерпевать некоторые изменения, но обычно они являются следствием какого-то кризиса внутри или вовне компании.

На самом деле, стратегию можно сравнить с целью в жизни человека. Человек тоже в определённый момент осознанно выбирает одну стратегию на всю жизнь и следует ей. Если он изменяет своим внутренним принципам и ценностям, то это, скорее всего, — результат серьёзных потрясений. Бренд без стратегии — то же самое, что человек без цели в жизни.

Позиционирование — это те отличительные черты, которыми бренд выделяется в конкурентной среде, узнаваемые для целевой аудитории. Именно по этим чертам потребители понимают, чем данный бренд отличается от других. Позиционирование может быть эмоциональным и рациональным. Позиционирование помогает понять потребителю, почему он любит этот бренд. В отличие от стратегии, позиционирование может меняться и корректироваться достаточно часто.

Руководство по фирменному стилю/паспорт стандартов фирменного стиля/стандарты фирменного стиля (Identity Style Guide)

Это как раз та самая «техническая» документация, которую так часто выдают за бренд-бук. Оно содержит постоянные составляющие, такие, как знак, логотип, цвета, фирменные шрифты, правила оформления деловой и клиентской документации, макеты наружной рекламы, календарей, POS-материалов, униформы и раскраски автомобилей. Здесь, как вариант, может находиться и дизайн-проект торгового помещения. По идее, это те красивые картинки, до которых топ-менеджменту, по большому счёту, дела нет. И как раз эти документы, свёрстанные на коленке фрилансером, умудряются продавать заказчикам по несколько миллионов рублей. А заказчики, в свою очередь, судят о качестве стандартов фирменного стиля по их толщине, зачастую думая, что это и есть тот самый волшебный «бренд-бук», в результате обладания которым его компания станет вдруг брендом. В общем, одни рады обманывать, а вторые – обманываться.

Конечно, руководство по фирменному стилю может быть объёмным и очень подробным, но в крайне редких случаях, когда речь идёт, например, о франчайзинге или открытии удалённого офиса, проконтролировать которое непосредственно не представляется возможным. В любом случае, разработка стандартов фирменного стиля – работа для дизайнера средней руки. А использовать этот документ будут несколько человек в компании. Но, в идеальном варианте, даже руководство должно быть создано так, чтобы любая секретарша могла заказать необходимую продукцию, не переделывая всё заново. Здесь, кстати, кроется ещё одна возможность для дополнительного заработка агентств. Если руководство создано «криво», вам придётся обращаться в агентство каждый раз, когда вы хотите заказать календарь или бланки. Для профессиональной брендинговой компании это недопустимо.

Логобук/Logobook

Свод правил по использованию и построению логотипа. Обязательная и неотъемлемая часть работ при создании логотипа.

Cut Guide/ Описание процессов

Это документ для описания технически сложных процессов. Притом это могут быть любые бизнес- или технические процессы компании. Например, пошаговая инструкция для производства упаковки – с чертежами, характеристиками и пр. Это также может быть документ, описывающий совершенно иной процесс, – например, подбор персонала. Всё зависит от нужд компании и реальной необходимости в таком документе.

Ребрендинг, рестайлинг, редизайн, изменение стиля упаковки/логотипа

С ребрендингом примерно та же история, что и с бренд-буком. Практически любые изменения в компании выдают за ребрендинг. Поменяли стиль логотипа – ребрендинг, изменили упаковку – ребрендинг. Если посмотреть на количество таких «ребрендингов», то, по идее, рынок брендинга должен был давно вырасти в несколько раз. На самом же деле ребрендингом часто ошибочно считают изменения визуальной идентификации бренда. То ли потому, что нет чёткого понимания, что это такое, то ли потому, что доложить руководству о «ребрендинге» гораздо круче, чем назвать это «изменением цвета логотипа» или «изменением дизайна упаковки». За таким пафосом, увы, почти всегда стоят довольно большие затраты, чаще всего экономически для компании никак не обоснованные.

Ребрендинг, как и брендинг, в результате приводит к сквозному увеличению эффективности компании на всех уровнях. Это те действия, которые меняют представления людей о компании или продукте. Такие изменения не происходят за неделю. Это год-два целенаправленной работы.

Рестайлинг, или редизайн – это изменение стиля. Здесь хороший пример можно привести из области автопрома. Есть рестайлинговые модели, у которых незначительно меняются очертание и детали, но техническая начинка автомобиля остаётся прежней. Так и ребрендинг – это полностью новый автомобиль, улучшенный и усовершенствованный на всех уровнях, а рестайлинг – всего лишь более привлекательная внешне версия технически старой модели.

 

Стратегия коммуникации с венчурным инвестором: общайся по-предпринимательски

Вячеслав Бычков, председатель правления в инновационно-инвестиционном центре «Фонд перспективного планирования»

Опубликовано 25 апреля 2013

Стартаперов, обивающих пороги венчурных фондов в поисках финансирования для своего проекта, в России сегодня много. Вместе с тем не все проектные команды, просящие инвестиции, хорошо представляют себе формат своего будущего взаимодействия с инвестором, если таковой в жизни их бизнеса появится.

Сегодня – несколько моих советов стартаперам по поводу взаимодействия с инвестором. Требования к поведению основателей проекта составлены на основе материалов одного из фондов, с которым я близко сотрудничаю и за процессом отбора компаний которого я наблюдаю постоянно.

По информации инвесторов одного из фондов, к ним часто поступают заявки, которые просто нельзя было присылать на рассмотрение. Некоторые стартаперы всерьёз думают, что единственное, что они должны сделать, чтобы получить деньги, — это послать резюме и ждать от инвестора согласия на сделку. Более того, немало инноваторов решаются фактически «угрожать» потенциальному инвестору, требуя контактную и финансовую информацию о нём, чтобы доказать, что у него есть деньги, прежде чем руководитель будет даже готов сказать им, какой проект они просят финансировать, или даже если они вообще хоть что-то имеют.

Есть такие стартаперы, кто производит впечатление «рыбака», который просто пытается узнать контактную информацию о любом инвесторе, чтобы использовать полученные сведения для своих личных махинаций — продать эту информацию и сказать о том, что у команды есть «прямой контакт с инвестором». Да, с некоторыми инвесторами действительно можно связаться — и разрушить при этом любую потенциальную возможность, потому что у тех, кто попытается связаться столь навязчивым способом, нет понимания того, как иметь дело с компетентным инвестором или какую информацию любой инвестор запрашивает.

Так что, боюсь, совсем не удивительно, что огромное число основателей проектов, направивших свои запросы в венчурные фонды, ответа не получают…

Вот такая открытка набирает в Facebook «лайки» инвесторов

Причина проста: инвесторы отнюдь не глупы, а разработчики не подготовлены. Инноваторы должны показать инвестору стимул к проведению сделки именно с ними, найти способ выделить именно их проект из толпы подобных. Многочисленные заявления от авторов проектов, в которых говорится:»Информация о проекте будет направлена после письма о том, что наш проект заинтересовал Вас, или после получения от Вас Письма о намерениях», — не волнуют инвестора.

Это ведь вы хотите получить финансирование проекта. И вы должны лезть из кожи вон. И если инвестор всё-таки обратится к вам за минимальной информацией о проекте, то необходимо предоставить ему:

- Стратегию развития проекта; - Описание бизнес-модели проекта; - Инвестиционную программу; - Полный бизнес-план; - Доказательства того, что у проекта есть контракт для продажи продукта или обслуживания, которое он создаёт, или «бесспорное» доказательство, что такой контракт может быть получен (обоснование рыночной востребованности продукта проекта); - Доказательства того, что как любое, так и все лицензии и разрешения, требующиеся для управления соответствующим производством, или имеются, или запрошены и подтверждены письмом от конкретной госструктуры, о том, что документы находятся в процессе оформления; - Доказательства того, что компетентный подрядчик был отобран и согласился (в письменной форме), обеспечить необходимое строительство и монтаж для проекта; - Доказательства того, что надлежащие страховые полисы на месте, или письмо от авторитетной страховой компании о том, что такая страховка может быть получена.

И подобный пакет документов – объективное требование. Никакой компетентный инвестор не собирается тратить месяцы, чтобы помочь команде собрать её бизнес-план, или иначе провести время, «рассказывая» вам о рынке, в который вы целитесь. Инвесторы хотят иметь дело с компетентными руководителями, которые понимают свой проект и свою отрасль.

Отсюда — статистика российского предпринимательства: из всех зарождающихся бизнесов в стабильные компании вырастают лишь 6 процентов от всего числа проектов. Остальные – гибнут, не выбравшись даже далее «посева».

И это не трагедия. Это лишь повод более ответственно относиться к тому, что ты запускаешь свою компанию. «Более ответственно» для меня означает максимальное погружение в собственное дело и понимание рыночной механики. Главным образом инноватор должен понимать, что коллектив разработчиков или коллектив авторов изобретения – это отнюдь не команда. Команда – это совокупность компетенций, носителями которых выступают люди. И инвестор доверяет свои деньги, по сути, не понравившимся ему ребятам, а тому самом «набору компетенций», которые они из себя представляют и благодаря которым они смогут заработать. Гениальна ли их идея или она представляет собой что-то «средненькое», вопрос второй. Главное – востребованность изобретения на рынке и то, что стартаперы видят, какими способами они могут получить на этом прибыль. А это возможно лишь тогда, когда в команде проекта есть человек с предпринимательским мышлением: он не обязательно должен закончить MBA, он должен только уметь находить деньги и превращать их в новые деньги. Я сам знаю многих ребят, которые, не имея связанного с экономикой образования, построили великолепные бизнесы — только собственным трудом. Просто они понимали, как можно выгодно продать свой проект, и чувствовали, угадывали перспективность тех или иных сделок. Это то самое предпринимательское чутьё, без которого на рынке успеха не достигнешь.

 

Стартапы в борьбе со стихийными бедствиями

Елена Краузова

Опубликовано 24 апреля 2013

Согласно опубликованному недавно отчету «», большинство топ-менеджеров компаний крупного и среднего звена всерьез боятся разрушительных для своего бизнеса последствий стихийных бедствий. Среди самых значимых корпоративных рисков, названных опрошенными Allianz страховщиками, вторую позицию (после рисков непредвиденной приостановки бизнеса и рисков, связанных с цепочками поставок) занимают природные катастрофы («Natural catastrophes»), в числе которых – бури, наводнения, землетрясения.

Составители отчета отмечают, что в начале 2012 года стразовым компаниям казалось, что год не будет богат на катастрофы. За первое полугодие ушедшего года ущерб мировой экономики от катаклизмов составил 12 млрд. долл., хотя в последние десять лет в среднем этот показатель равнялся 19,2 млрд. долл. Однако в конце октября по территории стран Южной Америки, США и и восточной Канады прошел ураган «Сэнди», ущерб от которого только в США, по оценкам швейцарской Swiss Reinsurance, составил 20-25 млрд. долл. Немецкая Munich Re утверждает, что ущерб от стихийных бедствий за 2012 год составил 160 млрд долл, из которых 65 млрд. долл. — страховые случаи. Такие расчеты представила. В итоге 44% респондентов, отвечавших на вопросы Allianz, указали риски природных катастроф в числе самых опасных рисков для бизнеса. В целом, за последние тридцать лет среднегодовой объем расходов по страховым выплатам, связанным с погодными катастрофами, вырос в 15 раз.

Что касается статистики по России, то пока за 2012 год данных нет. Однако то, что бюджет РФ несет колоссальные убытки от агрессии природы, констатируют эксперты. Летом 2012 года Дмитрий Медведев даже предлагал ввести систему обязательного страхования от стихийных бедствий, подобную той, которая существовала в СССР. Неоднократно эта идея высказывалась экспертами Минэкономразвития после лета 2010 года, когда ущерб от лесных пожаров в стране превысил 375 млрд. долл.

Человечество постоянно ищет новые способы борьбы со стихийными бедствиями. Однако занимаются этим не только ведомства и крупные корпорации, но и стартапы. И хотя большинство из них пока не выросли выше стадии seed, уверенность их основателей в перспективности своих идей заслуживает внимания.

Reaction Housing System

Михаэл МакДэниел (Michael McDaniel), графический дизайнер по образованию и профессии, не мог остаться равнодушным к увиденному им в Новом Орлеане после нашествия урагана «Катрина» в 2005 году. К тому же, Михаэль вырос в штате Миссисипи, известного регулярным приходом на его территорию торнадо с Мексиканского залива. В течение семи лет после «Катрины» Михаэль работал над созданием жилища, в котором могли бы укрыться люди во время природных катастроф.

Так появился – небольшой «дом» площадью около 8 кв. м., в котором могут поместиться четыре человека (в EXO встроены две двухъярусные кровати, складывающиеся внутрь стен) . EXO даже оснащен четырьмя розетками для зарядки мобильных устройств, радиоприемником и телевизором — однако главное его предназначение не обеспечить комфортные условия существования, а позволить быстро перевести людей в безопасное место. Поэтому Михаэл МакДэниел сделал ставку на удобство транспортировки «боксов». Как это сделать? Идея пришла к изобретателю, когда он бросил взгляд на сложенные друг в друга чашки кофе. Как мы складывает «в стопку» грязные чашки в раковине — точно так же предлагает «нанизывать» друг на друга «дома» EXO Михаэл МакДэниел. Высота «стопки» может достигать от 15 до 20 «боксов», в каждой из них, таким образом, может поместиться от 60 до 80 человек. Подобные метаморфозы возможны благодаря уникальной конструкции EXO: каждый «дом» состоит из «пола» (в который, вделан специальный резервуар, способный вмещать до 500 литров воды, — чтобы жилище оставалось неподвижным в условиях шквального ветра) и «крышки». Поэтому EXO может быть собрано, как «конструктор», в считанные минуты и без специальных усилий со стороны спецслужб и даже без специальных инструментов. Так как корпус EXO сделан из полипропилена, безопасное укрытие остается очень легким – для его перевозки в собранном состоянии могут использоваться обыкновенные погрузчики.

Стоимость EXO – 5 тыс. долл. Сравнить свое изобретение Михаэл МакДэниел просит с фургонами FEMA (Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях (англ. The Federal Emergency Management Agency), которые использовались властями США во время урагана «Катрина» (стоимость одного прицепа – 65 тыс. долл., без учета затрат на его транспортировку).

На данный момент Михаэл МакДэниел собирает инвестиции на Angel list (необходимый объем — 1,5 млн. долл.). Продавать EXO-«боксы» разработчик планирует FEMA, также ведет переговоры с ООН: EXO могут использоваться как «офисы» для представителей ООН в районах бедствий, а также как помещения для безопасного хранения медикаментов. Также новинка заинтересовала компании, занимающиеся проведением музыкальных и других фестивалей (которые проходят редко дольше трех дней) на открытом воздухе: EXO, скорее всего, окажется комфортнее палаток, к которым привыкли гости подобных мероприятий.

Более понятный для нас продукт – решение стартапа Recovers.org, созданного Кэйтрией (Caitria O’Neill) и Морган О’Нил (Morgan O’Neill) в 2011 году. После того, как дом сестер в городе Монсон, Штат Массачусетс, был разрушен торнадо, Кэйтрия и Морган в течение двух недель координировали работу добровольцев, организовав собственную диспетчерскую, а также занимались распределением пожертвований между пострадавшими. Работа девушек, использовавших Facebook , Google Docs, и Google Voice, оказалась существенным подспорьем для местных властей и спасателей.

Получив подобный опыт, сестры О’Нил стали работать над онлайн-сервисом, который смог бы привлечь к поддержке тех, кто оказался в зоне бедствия, большее число людей. В своих интервью основательницы сервиса в качестве своей задачи обозначают: конвертировать повышенное смертельным случаям во время наводнений, пожаров и ураганов, со стороны журналистов и населения в реальную помощь тем, кто стал жертвой природных катаклизмов.

Девушки успели запустить и протестировать отдельные сайты для четырех районов Нью-Йорка, прежде чем на город обрушился ураган Сэнди. После урагана на ресурсах стали активно появляться просьбы от тех, кто оставался внутри зданий, — о пище, о воде и даже о фонариках, так как пожилые люди боялись спускаться по лестницам вниз. Сайты стали агрегаторами не только запросов, но и предложений – зайдя на главную страницу, любой, кто хотел бы оказать помощь в качестве волонтера, мог взяться за появившееся на экране задание.

Впоследствии жители Нью-Йорка стали обращаться к Recovers.org, чтобы найти электриков и специалистов по ремонту, а также тех, кто мог бы дать на несколько дней электрогенератор или грузовик. Также Recovers.org помогал найти переводчиков, доноров, врачей, сиделок.

Сестры О’Нил утверждают, что могут развернуть подобную «платформу» (девушки дали ей универсальное имя «TownName.Recovers.org») в течение двух часов — чтобы, как только стихия отступит, приступить к работе в районах бедствия. При этом сайт будет интегрирован с базами телефонов аварийных служб, соцсетями и с различными мобильными приложениями для коллективной работы. Подобный функционал помогает сократить время на «раскачку» и начать ликвидировать последствия случившегося как можно раньше.

О способе монетизации сестры О’Нил пока не говорят, делая акцент на социальной значимости созданного продукта. Возможно, учитывая окрепшую на Западе тенденцию роста социального предпринимательства, Recovers.org останется полностью некоммерческим проектом. QuakeGuard

Компания из Кремниевой Долины, , в 2011 году завершила разработку инновационной системы предупреждения землетрясений. QuakeGuard обладает более расширенным функционалом, чем сейсмограф, и фиксирует так называемые P-волны («первичные»), которые предшествуют S-волнам, которые, собственно, вызывают разрушительные толчки. Принцип таков: P-волны существенно «быстрее» S-волн, поэтому их обнаружение позволяет городу и властям иметь буквально несколько секунд, чтобы сделать наиболее важные шаги. Среди подобных молниеносных мер – перекрытие потока газа от газостанций, или, например, мобилизация пожарных команд.

Уникальность своего изобретения разработчики QuakeGuard объясняют тем, что современные сейсмографы, записывающие амплитуду колебаний, фактически бесполезны при идентификации землетрясений «с минуты на минуту»; новый же прибор благодаря специально созданным сложным алгоритмам, анализирует поведение различных типов волн и дает более полное понимание ситуации. При всем при этом эффективность QuakeGuard тем выше, чем дальше от эпицентра землетрясения находится устройство. Таким образом, его использование может позволить основательно подготовиться к катастрофе тем, кто будет предупрежден о ней за несколько часов.

Сегодня QuakeGuard уже установлены в нескольких офисных центрах, а также в школах и зданиях аварийных служб в Калифорнии; в ушедшем году власти Палм-Спрингс всерьез намеревались создать систему из 120 датчиков, разбросанных по всему городу.

Seismic Warning Systems зарабатывают не только на продаже новых приборов (стоимости одной «сети» QuakeGuard колеблется от 1 до 3 млн.долл), но и на платной «подписке», оформив которую, можно получать данные с установленных поблизости датчиков.

mealTrain

Полезными во время стихийных бедствий могут также оказаться сайт и мобильное приложение , который позволяет пользователям обеспечить себя пропитанием, если по каким-то причинам у них нет возможности выходить из дома и готовить. Таким образом, mealTrain позволяет пожилым или заболевшим людям, а также беременным женщинам и просто лентяям найти тех, кто с радостью примет их заказ на приготовление еды, простоит у плиты и доставит блюда на дом к клиенту. Исполнители при этом, конечно, получают хороший шанс заработать.

mealTrain был запущен в 2010 году и работал сугубо как сервис для «мирных» условий, однако в августе 2011 года на восточное побережье США обрушился ураган Ирэн, и к компании обратилась одна из пострадавших семей из Уотербери (штат Вермонт), в доме которой были полностью затоплены подвал и первый этаж. Также оказалось, что у семьи на рыках был десятимесячный малыш, так что времени и сил на готовку у родителей не было. Тогда основатели сервиса сделали специальную рассылку — и спустя несколько часов собрали больше двадцати откликов от частных поваров, готовых помочь. После этого случая фаундеры впервые взглянули на свой сервис как на потенциально полезный в чрезвычайных ситуациях. Вполне возможно, что в случае природных катастроф mealTrain поможет найти пострадавшим добровольцев, готовых помочь попавшим в трудную ситуацию с организацией питания. «Лесной Дозор»

В контексте разговора о стартапах, бросивших вызов стихиям, нельзя не вспомнить и о российском стартапе «Лесной Дозор», выросшем в Нижегородском бизнес-инкубаторе и создавшем новый для России способ мониторинга лесных пожаров. Проект был создан в 2009 году Иваном Шишаловым и Ярославом Соловьевым, предложившими нижегородским властям установить высокоточные видеокамеры на вышках сотовых операторов. После утверждения идеи чиновниками Иван и Ярослав создали компанию «Дистанционные системы контроля» и создали специальный софт для отслеживания результатов наблюдения с видеокамер (в случае обнаружения пожара система сразу сообщает его географические координаты).