Цифровой журнал «Компьютерра» № 27

Авторов Коллектив

Своя игра

 

 

Василий Щепетнёв: Две тени

Василий Щепетнев

Опубликовано 26 июля 2010 года

Есть немало вещей, идей и деяний, которые имеют двойное назначение. Минимум. А там, может, и тройное. Как столб. Представьте: вечереет, в чистом поле ничего нет, только один-разъединственный столб. И в лучах закатного солнца этот столб отбрасывает две тени.

Или, ближе к Сенному рынку — топор: им и полешки колоть хорошо, и слова вырубать. В последнем случае физические характеристики предмета значения не имеют, это знает любой школьник, писавший сочинение по «Преступлению и наказанию».

Второй пример, очевидный, огромный, и, в силу огромной очевидности, главную сущность скрывающий за сущностью второстепенной, впрочем, весьма выгодной: прогноз-лотереи, всякие «Спортлото» и «Спортпрогнозы». Может ли не человек, что есть один человек — нуль, а человечество — или, во всяком случае, миллиарды людей — предсказывать будущее?

Пишут о том, что на гиблые авиарейсы бывает-де больше отказов от билетов, нежели на рейсы благополучные. Как проверить, если и самолеты — штука дорогая, и человеческой жизнью вот так поиграешь, поиграешь, да и заиграешься. Зачем подстраивать крушения? Дорого, невыгодно, и потому глупо. Универсальный мотиватор — деньги — должен побудить тайнодремлющее чувство будущего очнуться, чтобы помочь организму получить рубли, фунты и доллары. Если, конечно, чувство будущего вообще существует. Если да, то выигрыш счастливых чисел по лотереям будет выше, нежели полагается по законам математики. Пусть на чуть-чуть, но при миллионах участников и многолетней длительности эксперимента это «чуть-чуть» будет статистически достоверно. Тут ведь в чем гениальность идеи? Все исследования идут за счёт исследуемых. И даже приносят изрядную прибыль. И отрицательный результат в плане предчувствия будущего все равно наполняет бездонные закрома Родины жёлтыми, зелёными и даже красными бумажками. Часть суммы, идущая на выигрыши, назначена заранее, другое дело, как эта часть будет распределяться среди победителей. Жаль, что народ так и не узнал результатов эксперимента: есть ли чувство будущего, и, если есть, как часто оно встречается. Возможно, ещё недостаточно данных, а, возможно, сам эксперимент оказался настолько удачным во второй своей ипостаси, что про главную суть попросту забыли.

И вот Единый Государственный Экзамен. ЕГЭ, как пишут для краткости. Формально он введён... Для чего же он введён? Ах, да: чтобы школьники и села Лисья Норушка, и уездного городка Большая Гвазда, и обеих наших столиц имели равные шансы при поступлении в МГИМО или МГУ. Кажется, так? Или напутал? Напутать нетрудно: с одной стороны, проявив присутствие чувства будущего, я полтора месяца назад установил в квартире сплит-систему, и теперь, когда кругом сорок, у меня в кабинете двадцать два. С другой стороны, лето я провожу в деревне, дачка скромная, никаких сплит-систем, только вентилятор гоняет по комнате тот же сорокаградусный воздух. Если без преувеличений — тридцать один градус плюс ещё половинка, но сейчас утро, а что будет часа через четыре? через восемь? Спасает вода снаружи и внутрь, но ноутбуку такими процедурами не поможешь... Впрочем, он, кажется, рассчитан функционировать и при сорока градусах. Жаль только, давненько я его от пыли не чистил. Вообще не чистил, если уж начистоту (такой вот каламбур). И от длящейся неделя за неделей жарой недолго дать сбой, как органике, так и кремнию. Ничего, зато домашним, оставшимся в городе, хорошо, при двадцати двух-то. Правда, то горло запершит, то насморк потревожит. Смена климата — из асфальтового пекла в книжный оазис...

Ладно, возвращаясь к теме: у ЕГЭ есть и другие важные функции — искоренить, наконец, коррупцию в стране (все знают, что из-за учителей, да ещё, пожалуй, врачей, страна теряет больше, чем зарабатывает на нефти и газе), дать возможность вузам не проводить вступительные экзамены (второй удар по коррупции) и ещё много, много чего важного.

Но не важней основной функции.

Основная функция ЕГЭ — оценка интеллектуального состояния у особей Хомо Сапиенс семнадцати — восемнадцати лет. Заметьте, не уровня подготовки школьников, не качества работы педагогов. Интересует интеллектуальное состояние — и точка. И если удастся сохранить ЕГЭ лет хотя бы пятьдесят, то станет ясно, куда идёт общество. Вернее, не так — станет достоверно ясно и научно доказано, каковые изменения происходят в массах.

А выводы из этого могут быть разные...

 

В США разразился очередной патентный скандал

Крестников Евгений

Опубликовано 26 июля 2010 года

Патенты должны стимулировать инновации, однако в сфере ПО они давно стали тормозом развития отрасли. Многие программы используют запатентованные технологии и риск потерять свой бизнес из-за происков патентных «троллей» для небольших компаний очень высок. Крупным игрокам проще — они всегда могут договориться между собой или заплатить держателю патентов. Подобная ситуация устраивает корпорации: их бизнесу ничто не угрожает, и при этом есть замечательный инструмент для оказания давления на небольшие компании, пытающиеся выпустить на рынок инновационные продукты. Но иногда схема дает сбой и объектом атаки «троллей» становятся гиганты.

Практически неизвестная компания InNova обвиняет ведущих игроков рынка в нарушении патента , зарегистрированного Патентным бюро США в 2000 году. Основатель InNova, математик Роберт Уомини (Robert Uomini) подал заявку в 1996 году и теперь является владельцем «технологии», позволяющей выделять рекламные сообщения из потока электронной почты. Ответчиками по иску, поданному в Техасский окружной суд, станут 36 компаний, в числе которых: Apple, Google, Yahoo, AOL, Dell, Hewlett-Packard, Symantec, Research in Motion, McAfee, JPMorgan Chase & Co., Bank of America, Penney Life Insurance Company, Ericsson и Capital One Auto Finance. Интересы истца представляет юридическая фирма The Lanier Law Firm, выпустившая по этому поводу официальный .

Технические аспекты проблемы неинтересны — из текста патента видно, что мы имеем дело с типичным «троллем». Разработанная Уомини технология (если её можно так назвать) позволяет автоматически собирать информацию об электронных письмах, даже если они не содержат персональных данных (например имён, адресов или телефонных номеров), и хранить её отдельно от сообщений в индексируемой базе данных. Это «изобретение» в общем виде описывает методы, используемые любой системой контентной фильтрации спама. Продукты корпораций нарушают патент: представители истца утверждают, что электронная почта, перестанет работать без изобретения InNova, поскольку более 80% почтового трафика является спамом. Ответчики много лет эксплуатируют изобретение, получая тем самым выгоду и не выплачивая компании лицензионных отчислений.

Речь, как всегда, идёт о деньгах, и мишени выбраны удачно — судиться, скажем, с разработчиками свободных спам-фильтров никто не собирается. Зато можно получить некоторую сумму денег с богатых «нарушителей». Это уже не первое подобное дело: совсем недавно компания NTP обвинила ведущих мировых производителей в незаконном использовании патентов, касающихся доставки электронной почты на смартфоны.

Патентные войны — развлечение в основном американское: в других странах законодательство более вменяемое, и живущим за счёт продажи интеллектуальной «собственности» компаниям-паразитам здесь работать сложней. Обычно такие дела заканчиваются выплатами держателю патентов — корпорации предпочитают расстаться с деньгами, но не ломать систему, позволяющую им самим получить неплохие отчисления или удушить неугодные стартапы.

Подобные прецеденты получают мощный резонанс в СМИ: когда «тролли» атакуют «акул» — это всем интересно. На самом деле, основными держателями патентов являются крупные корпорации и именно они, а не «тролли», создают главную проблему: высокие патентные риски при разработке программных продуктов небольшими компаниями. Не стоит думать, что это касается только США: американский рынок очень важен для отрасли, а кроме того — корпорации лоббируют введение программных патентов в других странах. Мировое сообщество пока держится — например, в Новой Зеландии собираются законодательно запретить патентовать программное обеспечение.

Здесь очень важно понимать разницу между авторским и патентным правом: противники патентов (которых немало даже в США) на авторские права разработчиков программ не покушаются. О проблемах в американском законодательстве говорят уже не первый год, но ситуация не меняется — корпорациям патенты выгодны и они тормозят реформы. Возникающим время от времени на горизонте «троллям» всегда можно бросить кость на несколько десятков (или сотен) миллионов долларов. Учитывая обороты корпораций — это вполне разумная плата.

 

Кафедра Ваннаха: Присоединенная Клио

Ваннах Михаил

Опубликовано 26 июля 2010 года

Любим мы ныть. И образование, дескать, нынче не то, что в старину, когда было оно классическим, а нынче голые факты для ускоренной сдачи ЕГЭ. И хайтек не тот, что встарь, когда каждый квартал щедро одаривал он нас новыми чудесами. Часто такие рассуждения можно встретить. Но не говорят они ни о чём ином, кроме позиции тоскующего. А на самом деле современные технологии в последнее десятилетие, – совсем без треска пресс-релизов и обжираловки презентаций, скромно и деловито – сделали для распространения классических знаний куда больше, чем все прошлые достижения человечества. Ученость эллинов и латинян, мастерство Средних веков, искусство Ренессанса – всё это сегодня доступно куда большему числу людей, чем когда-либо. Давайте же посмотрим, как это осуществляется. Скажем, на примере Европы, в которой протекали события классической истории.

Вот одна из парадигм ИТ – присоединенная реальность. Установление связи какой либо точки пространства – с информацией. В нашем случае – информацией о событиях, имевших место здесь в старину. Так сегодня это стало возможным в немыслимых ещё недавно объёмах.

Ну, прежде всего – устанавливать связи точки пространства с чем-либо мы можем, только зная, где эта точка находится. Но задача определения координат ныне решается бытовой электроникой с пренебрежимо малыми издержками. Соединенные Штаты, находясь на вершине глобальной пищевой пирамиды, и имея возможность пользоваться всякими вкусностями, вроде свободной эмиссии мировой резервной валюты, каковой в большинстве является североамериканский доллар, раздают часть благ человечеству назад, в частности – в виде открытого сигнала системы GPS. А приемник для них нынче живет и в телефонах, и в наладонниках – не говоря уже о специализированных автомобильных навигаторах. То есть, если мы не являемся совсем уж махровыми технофобами, мы в любую минуту можем узнать абсолютные координаты и соотнести их с географическими названиями.

А практически в любой точке Старой Европы доступен бесплатный WiFi. В уличном кафе на старинной площади, с видом на знаменитый собор его раздают в придачу к эспрессо и соку сицилийских плодов. В вестибюле ночлежки – к кровати и шведскому столу. На перехватывающую парковку и просто к «священным камням» средневековой улочки он приходит радением отцов города, заботящихся о заезжих. Может и правы те журналисты, которые уверяют, что россиян в Европе не любят – но плюньте в лицо тому низкому лжецу, кто скажет, что хоть где-то не любят наших денег... А сигнал вайфая открывает нам доступ в Сеть, с объёмом БЕСПЛАТНО доступных данных даже по самым что ни на есть классическим предметам куда большим, чем в любой библиотеке. Конечно, для входа туда нужно какое-то устройство. Но давайте вспомним, какие возможности, и по каким общедоступным ценам представляют нам незаметно прижившиеся нетбуки. И по портативности, и по времени работы батарей, рачительно используемых Atom'ами. А ещё удобней планшеты, доступные даже по вполне доступным ценам (в отличие от изделий для мыслящих инако...) – вроде изделий от ASUS. Но это уже вопросы вкуса и эргономики.

Вернёмся к главному – каждый, у кого есть устройство с GPS, может установить свои координаты. Сервис типа Google Map дает нам возможность бесплатно перевести эти координаты в пространство географических названий и топонимики. А уж имена городов, местечек, улочек и площадей дают нам возможность перейти к текстовому поиску в Сети, и узнать о былом любого места куда больше, чем мог вызвать в себе ассоциаций самый что ни на есть образованный гуманист прошлого (скажем, профессор Бержере из романа Анатоля Франса «Современная история»). Было бы желание! Но если оно имеется, то к нам нисходит муза истории Клио, оказавшаяся присоединённой к конкретному месту. И нисхождение это бывает весьма поучительным.

Ох, как любим мы плакаться на историю страны родимых осин. Суровая она, кровавая и беспощадная... Но взглянув на описания времен, в которые закладывалась дышащая благородным покоем базилика, мы погружаемся в эпоху, когда Европу с трех сторон разоряли норманны, мадьяры и сарацины. Взлетает к небесам готический собор – а ведь он современник Черной Смерти, чумы, из-за которой Европа потеряла четверть населения, а численность итальянцев так вообще уполовинилась. Ужасают нас (и справедливо) последствия разборок между троцкистами и бухаринцами. Но вот добротный дом с массивными стенами и окошечками-бойничками оказывается памятником растянувшейся на века увлекательной резни гвельфов с гибеллинами, с неизбежными жертвами среди простых людей, которым, в общем-то сугубо безразлично было, кому владеть Италией – папе или императору.

Ну а более давние, римских времен, каменья окажутся связаны, – только пошарь, – с текстами, которые вдруг приобретают совсем современный оттенок. Вот любят правозащитники да солдатские матери (которые вспоминают об армии да её нуждах лишь в тот момент, когда чадам приходит повестка) верещать о злоупотреблениях при призыве. Мол «производя набор в войско, брал взятки и допускал злоупотребления». Так? Да! Но это было давно, в царствование Нерона. Об этом говорит нам XIV книга «Анналов» Тацита, и за это тогда исключали из сенатского сословия, хотя сам Нерон строгостью нравов не блистал... Гигантские стройки двухтысячелетней давности – мы легко найдем способы, как добывались средства для их осуществления. Проскрипционные списки, доносы с конфискацией имущества, принудительные завещания в пользу принцепса. Любой может прочитать об этом и на месте ощутить, какой кровавой, какой безвыходно-инфернальной (термин восходящий к Данте, ухитрившегося влезть в гвельфо-гибеллинские разборки когда таковые уже сходили со сцены) была реальная история Запада. Что делать, такова уж сущность человека, и жизнь такая, как она есть, а не такая, как хотелось бы. Чем раньше это человек понимает, тем ему лучше. И сейчас технологии сделали возможность любому познакомиться с чужими ошибками. Было бы желание...

Вот кто-то в придорожном кафе кинется в сеть узнать футбольные новости. Кто-то огорчится нравами нынешних болельщиков. Ну а кто-то, полюбопытствует, как с этим обстояло в этом местечке с нравами спортивных болельщиков встарь, и обнаружит, что почти ХХ веков назад болельщики из Нуцерии, ныне Ночера-Инферьоре в Кампании, были побиты на гостевом матче гладиаторской команды. Да побиты так, что дети во множестве оплакивали родителей, а родители – детей, и для усмирения пришлось двинуть преторианские когорты. Вот это накал страстей был – теперь-то дерётся одна молодежь... Хотя, может, это как раз свидетельство наличия прогресса нравов! Да – городок-то, где огребли нуцерийские фанаты, в истории известен по другому поводу, это Помпеи... Много есть вещей, которые бесплатно нам предложит хайтек, перекрывая любого чичероне! И вещей, небезынтересных для понимания человеческой сути и в связи с эти практически полезных.

Впрочем, лёгкая доступность не всегда идёт на пользу. Вот что писал тот же мудрый и опытный Тацит об одном диссидентском сочинении времен Нерона «...книгу, старательно разыскивающуюся и читавшуюся, пока доставать её было небезопасно; в дальнейшем возможность открыто иметь её у себя быстро принесла ей забвение». «Анналы», XIV, 50. Но читать или не читать, это уже – дело выбора конкретного человека!

 

Кивино гнездо: Непроизносимо

Берд Киви

Опубликовано 27 июля 2010 года

Каждый год, когда дело доходит до летней хакерской конференции Black Hat в Лас-Вегасе, одна из самых волнующих тем — это какие из докладов оказались сняты на этот раз. Ибо так уж устроен человек, что наиболее интересные для всех вещи особенно хочется упрятать под замки секретности и строгих запретов на доступ.

Нынешний форум хакеров в городе греха начинается 28 июля — то есть, как там сложится судьба у наиболее взрывоопасных из заявленных в текущем плане докладов, станет ясно чуть позже. Но зато уже прекрасно известно, какое из ранее намечавшихся выступлений на этой конференции представлено точно не будет. Ибо сами докладчики отозвали его еще две недели назад, заменив более нейтральной презентацией.

Доклад этот, носящий название «Китайская кибер-армия: археологическое исследование с 2001 по 2010», был анонсирован как «углубленный анализ спонсируемых правительством Китая хакерских инициатив». В качестве основы для данной исследовательской работы служит обширная разведывательная информация, многие годы собираемая от источников в различных — от государственных до инициативно-самодеятельных — разведывательных структурах азиатского региона. Представлять доклад на Black Hat должны были Уэйн Хуан (Wayne Huang), технический директор тайваньско-американской фирмы Armorize, и Джек Ю (Jack Yu), исследователь той же компании.

В рамках своей презентации, как это было сформулировано в анонсе доклада на веб-сайте Black Hat, докладчики обещали следующее: «Используя установленные факты, будет воссоздано лицо Кибер-Армии [Китая], включая то, кто они такие, где они находятся, кто является объектами их атак, чего они хотят, что они делают, их финансирование, их цели, организационная структура, процессы, периоды активности, инструментарий и методы деятельности».

Среди впечатляющих примеров кибершпионажа, организованного этой структурой, которую по-китайски называют «Ван Юнь», а переводят как «кибер-армия», наиболее известны широко освещавшиеся в прессе операции под условными наименованиями Aurora, GhostNet и Titan Rain. Кроме того, авторами также планировалось включить в доклад данные и о совсем недавних вторжениях в информационные системы, принадлежащие ООН и канадской разведслужбе CSIS. Короче говоря, доклад обещал дать участникам конференции уникальную по информативности картину, отображающую тайные инициативы Китая по поддержке хакерских разведывательных операций.

Однако по мере приближения к дате начала конференции, люди, подготовившие презентацию, оказались под столь мощным давлением сразу с нескольких сторон, что в итоге сами решили отозвать свой доклад. Сильную обеспокоенность по поводу публичного раскрытия сведений, содержащихся в материалах доклада, здесь одновременно проявили, что особо интересно, госстуруктуры и Тайваня, и Китая, обычно остро конфликтующие друг с другом.

В интервью веб-изданию Threatpost относительно произошедшего, исполнительный директор и сооснователь Armorize Калеб Сима (Caleb Sima), так объяснил сильнейший прессинг, которому Уэйн Хуан и их компания подверглись со стороны правительств Тайваня и Китая. В условиях наметившегося потепления в отношениях двух этих стран, госвласти решили, что содержание доклада «чересчур деликатно», чтобы выносить его на широкую публику. По словам Симы, они пытались, было, обсуждать эту проблему с влиятельными людьми, чтобы как-то разрулить ситуацию, однако успехом их попытки не увенчались.

Официальная штаб-квартира фирмы веб-приложений безопасности Armorize Technologies находится в г. Санта-Клара, Калифорния, однако основной штат сотрудников, включая подразделение исследований и разработок, базируется в технопарке Nankang, г. Тайбэй, Тайвань. В ходе переговоров о неудобном докладе местные госчиновники в обтекаемых выражениях дали Симе понять, что тайваньские сотрудники Armorize не смогут получать визы в США, если фирма не откажется от выступления на конференции. А лично Хуану вежливо намекнули, что если он проигнорирует рекомендации властей, то для него же лучше будет в последующем отказаться от полетов в Гонконг или Пекин, поскольку там его с большой долей вероятности просто арестуют. Ну а кроме того, коль скоро компания имеет важные бизнес-интересы как в Китае, так и в Тайване, то успех их дальнейшей деятельности оказывается в прямой зависимости от правильного решения по докладу...

Сам же докладчик, Уэйн Хуан, прокомментировал всю эту малоприятную историю несколько иначе. По его словам, он решил отозвать доклад после обсуждения с несколькими организациями, которые обычно предоставляли им разведывательные данные, а теперь из-за этого тоже оказались под давлением как из Тайваня, так и из Китая. В интервью, данном Хуаном, он не стал раскрывать, кто именно из их друзей попал в сложную ситуацию, но отметил, что, отозвав свой доклад, Armorize сможет сохранить хорошие отношения с азиатским сообществом компьютерной безопасности.

Не является большим секретом, что значительная доля тех данных, которые много лет накапливаются и изучаются аналитиками Armorize, была получена из правительственных ведомств. Особенно это касается информации, которую фирма получала до 2006 года, когда она официально стала корпорацией и перешла в международный коммерческий статус. Как говорит Хуан, «В докладе содержатся вещи весьма деликатного характера. Мы не хотели бы концентрироваться на том, кто именно из наших источников и какими именно разведданными владеет, потому что сообщество безопасности всегда было довольно открытым для обмена информацией, а кроме того, мы нуждаемся в помощи друг друга».

Поскольку тема китайской «сетевой армии» разрабатывается в Armorize уже далеко не первый год, в прошлом Хуану не раз доводилось делать подобные доклады, но только на менее знаменитых форумах. В частности, одна из ранних версий была им представлена в Тайбэе в 2007 году — в рамках не особо известного форума OWASP и, по преимуществу, для местной тайваньской аудитории.

О том тайбэйском докладе Хуана трехлетней давности известно, главным образом, по блогу Джеримайи Гроссмана (Jeremiah Grossman), технического директора фирмы White Hat Security, оказавшегося среди участников конференции OWASP (и тоже докладчика, кстати, на Black Hat 2010). Под большим впечатлением от услышанного в Тайбэе, Гроссман писал, что тайваньская киберкриминальная обстановка выглядит «намного более серьезно, чем все, с чем мне доводилось сталкиваться в США или где-либо еще».

«Мой опыт работы», — отмечал в блоге Гроссман, — «пока что был связан лишь со всякого рода вещами, касающимися преступников, пытающихся делать на хакинге деньги. Здесь же, на Тайване, речь идет об обстановке настоящей кибервойны, поддерживаемой военными структурами из-за интенсивных политических трений с соседним Китаем». В докладе Хуанга, пишет далее блоггер, «они прошлись по тому, каким образом Сетевая Армия Китая обучается, как она организована, какого рода учебные курсы по кибервойне официально приняты у военных. Представьте себе, что вместо получения степени в области инфобезопасности, вы получаете степень по военным методам кибервойны. Речь идет о совершенно новом мире... В целом же, как результат напряженных политических отношений с Китаем, на Тайване утвердилась обстановка настоящей государственной поддержки кибервоенным операциям. Обе конфликтующих стороны чрезвычайно хорошо организованы, щедро финансируются, подкреплены мощной мотивацией, а деятельность их по существу не ограничена».

По свидетельству Гроссмана, участникам конференции, слушавшим доклад 2007 года в Тайбэе, было запрещено делать запись выступления Хуана. Теперь же, когда доклад с добавлением множества совсем свежих материалов почти добрался до Black Hat, одного из наиболее известных в мире хакерских форумов с куда большей интернациональной аудиторией, знающие люди ждали его с особым интересом. Особенно по той причине, что в условиях конференции в Лас-Вегасе даже речи быть не могло о запретах типа тайваньских, поскольку записи докладов здесь допускаются правилами мероприятия.

Все эти обстоятельства, а также и то, несомненно, что официально власти Китая по сию пору самым категорическим образом отрицают какое-либо свое участие в известных инцидентах массового кибершпионажа — в совокупности сделали доклад невозможным. Или, скажем так, пока невозможным. Но только вряд ли это помешает распространению информации.

Как показывает жизнь, подобного рода материалы тем или иным образом все равно просачиваются в Сеть, разве что с меньшей шумихой. Остается только отследить.

 

WordPress и Thesis: лицензионный конфликт

Крестников Евгений

Опубликовано 27 июля 2010 года

Конфликты по поводу нарушения между разработчиками свободных и проприетарных программ — дело обычное. Лицензия не мешает зарабатывать деньги (в качестве примера можно привести RedHat и Novell), но требует, чтобы производные продукты также распространялись на условиях GPL и предполагает открытие исходных кодов таких продуктов.

Спор между создателем WordPress Мэтом Мулленвегом (Matt Mullenweg) и автором коммерческой темы оформления Thesis, Крисом Пирсоном (Chris Pearson), выбивается из общего ряда. Обычно нарушения свободной лицензии очевидны, здесь же, между разработчиками возник спор и каждую из сторон поддержало немало людей. Конфликт создает важный прецедент — вокруг каждой бесплатной CMS возникло немало коммерческих расширений, юридический статус которых также неясен.

По мнению Мета Мулленвенга, все дополнения Wordpress (в том числе темы оформления) не являются отдельными продуктами. Создатель Wordpress консультировался с экспертами юридического центра , а также с юристом проекта Mozilla Хезер Микер (Heather Meeker). Выводы экспертов позволяют утверждать, что практически любая тема для Wordpress будет производной от основных тем CMS, распространяющихся на условиях GPL. Теоретически создать независимое расширение можно, но такому расширению будет недоступна большая часть функционала CMS.

По утверждению лидера команды Марка Джекита (Mark Jaquith), входящие в тему скрипты PHP выполняются внутри самой системы, а их код сильно переплетен с ядром Wordpress. Иначе говоря, основной код CMS и код темы разделить невозможно — существует лишь конечный продукт, который выполняется в контексте одного процесса PHP.

Тот факт, что скрипты темы находятся в отдельных файлах большого значения не имеет — в соответствии с лицензией GPL, включенные в один исполняемый файл или работающие в адресном пространстве одного процесса модули, являются частью базовой программы. На этом основании можно утверждать, что скрипты PHP, входящие в темы оформления, являются частью производного продукта и должны распространяться на условиях GPL, даже если они не заимствуют код Wordpress напрямую. При этом никто не посягает на другие объекты темы: картинки, таблицы стилей или java-скрипты — все, кроме кода на PHP, авторы могут распространять под любой лицензией.

Крис Пирсон утверждает, что темы оформления являются независимыми продуктами, и их разработчики могут выбирать модель лицензирования по своему усмотрению. Он полагает что отношения между Wordpress и Thesis больше похожи на отношения между приложением и ОС. Стоит отметить, что автор Thesis не смог подтвердить свою точку зрения убедительными техническими или юридическими аргументами. Его линия защиты строилась на абстрактных аналогиях и рассуждениях о бизнес-модели продукта, а также его роли в развитии Wordpress.

Эндрю Уорнер (Andrew Warner) устроил противоборствующих сторон через Skype, однако компромисса достигнуть не удалось. Тем не менее, у Пирсона нашлось немало сторонников и точку в этом споре удалось поставить только после обнаружения в Thesis заимствованных из Wordpress фрагментов .

Трудно судить, насколько это заимствование значительно — есть мнение, что код тривиален, а Мета Мулленвега можно назвать «GPL-троллем». Тем не менее, Пирсон был вынужден изменить лицензию скриптов на GPL (лицензия на остальные части Thesis остается коммерческой) и дальнейшая судьба его проекта пока неизвестна. Аудитория в 27 тысяч человек позволит продукту выжить, но автор должен придумать новую бизнес-модель для Thesis.

GPL не запрещает зарабатывать на программах, но она накладывает на разработчиков ряд ограничений, основной смысл которых состоит в необходимости делиться своими продуктами, если вы пользуетесь чужими. Жаль, что конфликт разрешился так тривиально — было бы интересно посмотреть как суд оценил бы аргументы создателей Wordpress.

 

Василий Щепетнёв: Царство Брэма

Василий Щепетнев

Опубликовано 27 июля 2010 года

Жизнь домашних животных в условиях окончательной победы социализма я изучал не по Оруэллу — мычанием коров она врывалась в жизнь.

Поселок Всероссийского научно-исследовательского института сахарной свеклы и сахара, где я рос, рос, да и вырос, был чем-то вроде наукосела. На наукоград место не тянуло ни по замыслу, ни по исполнению. Получилась диковинная смесь, только и возможная в начале шестидесятых — времени оттепели, НИИЧАВО, анекдотов про лысого бандита, охотящегося за работниками советского посольства, да вседоказующих успехов в космосе.

Во всяком случае, нам, октябрятам и пионерам, иные доказательства успеха существования просто не требовались. В домах научных сотрудников института сахарной свеклы было центральное отопление, водопровод, канализация, газ (тот, правда, от баллонов), и, иногда — телефон. Внутренний, поселковый, но тоже ничего.

На улице можно было встретить даже академика, а уж кандидаты водились в изобилии и даже множились (размножались тож, но от размножения кандидатов получались младенцы, которые совершенно не обязательно вырастали в тех же кандидатов).

Заматерев, кандидаты порой переходили в лигу докторов. В домах, помимо благ сантехники, стояла и магазинная мебель, включая книжные шкафы, а в шкафах, понятно, не тарелки-вазочки, а книги: сочинения Беляева, Диккенса, Толстого желтого и Толстого зеленого, Жюля Верна, Вальтера Скотта — перечислять не буду, не на аукционе. Читали...

А рядом, порой, через стенку хрущевки-двухэтажки, жили представители сознательного крестьянства. Пишу и чувствую, что определение и устарело, и хромает, и, главное, выглядит нарочитым, мол, автор хочет задать эдакий тон... легковесный, и, вместе с тем, полунадменный, что ли... Тяжело мне сегодня с определениями... Тут ещё и жара, о которой я писал в прошлый раз.

Вчера только отправил текст (и интернет работает капризно, будто любимый внук ест манную кашу, с пятого раза до почты достучался), — как запахло гарью, по улице пополз дым. Оказалось, горит луг. Пожар, был в полукилометре от моей дачки, может, чуть дальше, но эти полкилометра составляют очень сухая трава и кустарники. Хорошо, ветер дул перпендикулярно.

Народ кругом все больше пенсионеры, огненный фронт в десятки, если не в сотни метров, и, что досадно, горело между селом и рекой, так что проявить героизм с лопатами и ведрами не было и мысли. Разменивать жизнь на ведро вылитой в пламя воды — маловато, а до второго ведра вряд ли бы дошло.

Стал думать — ноутбук в сумку, читалку ещё не забыть, документы уже в сумке, а, главное, Афочку на поводок взять, куда он, проклятый, задевался. И, обеспечив Афочкино присутствие, отступать.

Но — не пришлось. Позвонил по волшебному номеру, не я, понятно, первый, приехали большие красные машины и показали огню, чего стоят профессионалы.

А сушь всё длится, и в комнате по-прежнему тридцать один (тридцать два по цифровому термометру), а во дворе выше. И пепел кружит в воздухе.

Но это — паническое отступление, остаток вчерашнего адреналина.

В общем, поступаю, как обычно: если определение мне не нравится, не удается найти замену, то я его, определение, просто вымарываю. Значит, так: а рядом жили крестьяне. Когда в той же хрущёвке, но чаще отдельными двориками, пусть без канализации и центрального отопления, зато и через стенку никого, одна вселенная.

И мебель часто неказистая, самодельная, и с книгами много хуже, но во дворе жила всякая живность. Куры — это обязательно, часто утки, гуси, реже — индюки. Корова и телок. Поросята. Вместо коровы (реже — вместе с коровой) — козы. А ещё — кролики!

И все это брэмово царство возилось с утра до ночи, жрало и наоборот. Куры, гуси и поросята вольно ходили по двору, выходя и за ограду. Кур, правда, метили — кого синькой, кого зеленкой, но это для порядка. Чтобы не перепутать. Гуси, а уж подавно и поросята дом знали и далеко не уходили.

Коровы паслись в стаде, а тёлки и козы — на веревке. Вбивали колышек в землю, привязывали к нему веревку — и пасись себе. По часам носили тюрю, пастьба пастьбой, а рацион требует.

Но больше всех мне нравились жеребята. В частном дворе их не водилось, но при наукоселе было опытно-показательное хозяйство с непременной конюшней, и вот лошадям порой сопутствовали и жеребята. Везет лошадка бочку воды в поле (попить пионерам, проходящим сельхозпрактику), а рядом — жеребёнок.

Эк меня вчерашний пожар разбередил... пишу, пишу, а к делу ещё и не подобрался. Так бывает, особенно у использующих десятипальцевый метод клавопечатания. Если человек пишет пером, то, как правило, пишет и одной рукой — обыкновенно правой.

Задействованы определенные участки мозга в левом полушарии, работают устоявшиеся годами связи нейронов, центры сенсорной и моторной письменной речи. А если человек пишет двумя руками, то есть печатает на клавиатуре десятью пальцами? Задействованы уже оба полушария, и интеллектуально-моторные связи совсем другие.

Но что, если человек начал писать традиционно ручкой, а потом пересел за пишмашинку (компьютер)? В нем живут два писателя? Если, конечно, считать продукт его труда писательством? Не раз слышал от людей, что не любят они компьютера, пишут стихи, прозу и публицистику исключительно от руки, а потом дают распечатывать, что и не всегда удобно (мало ли что пишешь, не все ж в строку и для чужих), и времени отнимает много (почерк у рукописцев ой-ой), да и деньги порой имеют значение.

А ещё бывают диктовальщики... Понятно, не я первый придумал ситуацию, но, полагаю, ещё не одна диссертация будет защищена на тему, звучащую примерно так: «Степень образности в произведениях русских классиков в зависимости от способа написания текстов».

Но, успокоив оба полушария, вернусь к скотному двору.

Больше всех я пытался понять кроликов. Цыплята, пока дорастут до соответствующих кондиций, успеют и побегать, и попрыгать, и мир поглядеть. То же и гуси и даже поросята. А вот кролик... Посадят его в клетку (в коллективе кролики живут суетно, дерутся, портят мех и вес плохо набирают) и кормят отведенное «Календарем кроликовода» время, после чего бац — и на базар.

А, может, он вовсе и не хотел идти на базар? Что, ему, собственно, делать на базаре? Или, напротив, базар представляется кролику логической вершиной логической жизни? И жизнь ему кажется куда более правильной, нежели жизнь зачуханных поросят и легковозбудимых петухов? С самого начала офисный труд, питание прописано в договоре, корпоративный костюм, никаких грубостей, ненужных проблем, риска, непредсказуемости... А другие... Есть ли настоящему офисному кролику дело до других?

И по сей день, думая (хотя и поздно, конечно), с кого делать жизнь, я в смятении.

Согласен быть лошадью. Гусем тоже — тут, на даче, я уже пять лет знаком с парой, гусем и гусыней. Здороваемся. Цыпленком? Уж больно быстротечна цыплячья жизнь, а, впрочем, и в этом есть своя прелесть. Свиньёй? Боюсь, что я состоялся именно свиньёю. И только кролики вызывают оторопь. И теплокровные, и млекопитающие, а вот поди ж ты. Не хочется дожить до старости этим существом:

И голова бессильна на подушке Прошла вся жизнь у клетки и кормушки И страшно было в сторону сойти И что-то неизвестное найти...

Теперь мораль. Многое из того, что нас окружает, не есть то, чем представляется. Прежде всего это инструмент для изучения жизни и повадок Хомо Сапиенса, а уж затем ЕГЭ-лотерея, телескоп или электросчетчик. Это настолько очевидно, что не требует и доказательств (фраза из моего институтского учебника: «Наследственная теория заболевания настолько абсурдна, что не требует опровержения». Впрочем, пишу по памяти, могу изменить слово-другое).

Важно другое — кто именно изучает жизнь и повадки Хомо Сапиенса.

 

Кафедра Ваннаха: Дополненная Клио

Ваннах Михаил

Опубликовано 29 июля 2010 года

Любим мы ныть. И образование, дескать, нынче не то, что в старину, когда было оно классическим, а нынче голые факты для ускоренной сдачи ЕГЭ. И хайтек не тот, что встарь, когда, каждый квартал, щедро одаривал он нас новыми чудесами. Часто такие рассуждения можно встретить. Но не говорят они, ни о чем ином, кроме позиции тоскующего. А на самом деле современные технологии в последнее десятилетие, — совсем без треска пресс-релизов и обжираловки презентаций, скромно и деловито — сделали для распространения классических знаний куда больше, чем вся прошлые достижения человечества. Ученость эллинов и латинян, мастерство Средних Веков, искусство Ренессанса — все это сегодня доступно куда большему числу людей, чем когда либо. Давайте же посмотрим, как это осуществляется. Скажем, на примере Европы, в которой протекали события классической истории.

Вот одна из парадигм ИТ — дополненная реальность. Установление связи какой либо точки пространства — с информацией. В нашем случае — информацией о событиях, имевших место здесь в старину. Так сегодня это стало возможным в немыслимых еще недавно объемах.

Ну, прежде всего — устанавливать связи точки пространства с чем либо, мы можем, только зная, где эта точка находится. Но задача определения координат ныне решается бытовой электроникой с пренебрежимо малыми издержками. Соединенные Штаты, находясь на вершине глобальной пищевой пирамиды, и имея возможность пользоваться всякими вкусностями, вроде свободной эмиссии мировой резервной валюты, каковой в большинстве является североамериканский доллар, раздают часть благ человечеству назад, в частности — в виде открытого сигнала системы GPS. А приемник ее нынче живет и в телефонах, и в наладонниках — не говоря уже о специализированных автомобильных навигаторах. То есть, если мы не являемся совсем уж махровыми технофобами, мы в любую минуту можем узнать абсолютные координаты и соотнести их с географическими названиями.

А практически в любой точке Старой Европы доступен бесплатный Wi-Fi. В уличном кафе на старинной площади, с видом на знаменитый собор его раздают в придачу к экспрессо и соку сицилийских плодов. В вестибюле ночлежки — к кровати и шведскому столу. На перехватывающую парковку и просто к «священным камням» средневековой улички он приходит радением отцов города, заботящихся о заезжих. Может и правы те журналисты, которые уверяют, что россиян в Европе не любят — но плюньте в лицо тому низкому лжецу, кто скажет, что хоть где-то не любят наших денег... А сигнал вайфая открывает нам доступ в Сеть, с объемом бесплатно доступных данных даже по самым что ни на есть классическим предметам куда большим, чем в любой библиотеке. Конечно, для входа туда нужно какое-то устройство. Но давайте вспомним, какие возможности, и по каким общедоступным ценам представляют нам незаметно прижившиеся нетбуки. И по портативности, и по времени работы батарей, рачительно используемых Atom-ами. А еще удобней планшеты, доступные даже по вполне доступным ценам (в отличие от изделий для мыслящих инако...) — вроде изделий от ASUS. Но это уже вопросы вкуса и эргономики.

Вернемся к главному — каждый, у кого есть устройство с GPS, может установить свои координаты. Сервис типа Google Maps дает нам возможность бесплатно перевести эти координаты в пространство географических названий и топонимики. А уж имена городов, местечек, уличек и площадей дают нам возможность перейти к текстовому поиску в Сети, и узнать о былом любого места куда больше, чем мог вызвать в себе ассоциаций самый что ни на есть образованный гуманист прошлого (скажем, профессор Бержере из романа Анатоля Франса «Современная история»). Было бы желание! Но если оно имеется, то к нам нисходит муза истории Клио, оказавшаяся присоединенной к конкретному месту. И снисхождение это бывает весьма поучительным.

Ох, как любим мы плакаться на историю страны родимых осин. Суровая она, кровавая и беспощадная... Но взглянув на описания времен, в которые закладывалась дышащая благородным покоем базилика, мы погружаемся в эпоху, когда Европу с трех сторон зорили норманны, мадьяры и сарацины. Взлетает к небесам готический собор — а ведь он современник Черной Смерти, чумы, из-за которой Европа потеряла четверть населения, а численность итальянцев так вообще уполовинилась. Ужасают нас (и справедливо) последствия разборок между троцкистами и бухаринцами. Но вот добротный дом с массивными стенами и окошечками-бойничками оказывается памятником растянувшейся на века увлекательной резни гвельфов с гибеллинами, с неизбежными жертвами среди простых людей, которым, в общем-то сугубо безразлично было, кому владеть Италией — папе или императору.

Ну а более давние, римских времен, каменья окажутся связаны, — только пошарь, — с текстами, которые вдруг приобретают совсем современный оттенок. Вот любят правозащитники да солдатские матери (которые вспоминают об армии да ее нуждах лишь в тот момент, когда чадам приходит повестка) верещать о злоупотреблениях при призыве. Мол «производя набор в войско, брал взятки и допускал злоупотребления». Так? Да! Но это было давно, в царствование Нерона. Об этом говорит нам XIV книга «Анналов» Тацита, и за это тогда исключали из сенатского сословия, хотя сам Нерон строгостью нравов не блистал... Гигантские стройки двухтысячелетней давности — мы легко найдем способы, как добывались средства для их осуществления. Проскрипционные списки, доносы с конфискацией имущества, принудительные завещания в пользу принцепса. Любой может прочитать об этом и на месте ощутить, какой кровавой, какой безвыходно-инфернальной (термин восходящий к Данте, ухитрившегося влезть в гвельфо-гибеллинские разборки когда таковые уже сходили со сцены) была реальная история Запада. Что делать, такова уж сущность человека, и жизнь такая, как она есть, а не такая, как хотелось бы. Чем раньше это человек понимает, тем ему лучше. И сейчас технологии сделали возможность любому познакомиться с чужими ошибками. Было бы желание...

Вот кто-то в придорожном кафе кинется в сеть узнать футбольные новости. Кто-то огорчится нравами нынешних болельщиков. Ну а кто-то, полюбопытствует, как с этим обстояло в этом местечке с нравами спортивных болельщиков встарь, и обнаружит, что почти ХХ веков назад болельщики из Нуцерии, ныне Ночера-Инферьоре в Кампании, были побиты на гостевом матче гладиаторской команды. Да побиты так, что дети во множестве оплакивали родителей, а родители — детей, и для усмирения пришлось двинуть преторианские когорты. Вот это накал страстей был — теперь то дерется одна молодежь... Хотя, может, это как раз свидетельство наличия прогресса нравов! Да — городок-то, где огребли нуцерийские фанаты, в истории известен по другому поводу, это Помпеи... Много есть вещей, которые бесплатно нам предложит хайтек, перекрывая любого чичероне! И вещей, небезынтересных для понимания человеческой сути и в связи с эти практически полезных.

Впрочем, легкая доступность не всегда идет на пользу. Вот что писал тот же мудрый и опытный Тацит об одном диссидентском сочинении времен Нерона «...книгу, старательно разыскивающуюся и читавшуюся, пока доставать ее было небезопасно; в дальнейшем возможность открыто иметь ее у себя быстро принесла ей забвение». «Анналы», XIV, 50. Но читать или не читать, это уже — дело выбора конкретного человека!

 

Судебное рвение: YouTube под запретом

Юрий Ильин

Опубликовано 29 июля 2010 года

16 июля 2010 года Центральный районный суд Комсомольска-на-Амуре вынес распоряжение, согласно которому местный провайдер РА РТС «Роснет» обязан заблокировать своим пользователям доступ к YouTube, поскольку на этом хостинге обнаружены материалы экстремистского содержания.

На самом деле, всё ещё занятнее: помимо YouTube.com, судебное решение предписывает заблокировать доступ к таким ресурсам, как lib.rus.ec, zhurnal.ru, thelib.ru и, что уже оказывается вообще за гранью добра и зла — web.archive.org. По последнему адресу располагается знаменитый Internet Archive, и в самом деле представляющий собой архив всего интернета.

За что такая напасть? Как выяснилось, бдительные граждане из Амурской прокуратуры обнаружили на перечисленных библиотечных ресурсах Mein Kampf Адольфа Гитлера на русском языке, а на YouTube — ролик «Russia for Russians». И книга, и ролик являются официально признанными «экстремистскими материалами».

Поэтому суд, обосновав своё решение рядом федеральных законов, а также пресловутой статьёй УК №282 (той самой, «антифашистской»), распорядился, чтобы провайдер «Роснет» заблокировал своим пользователям доступ к вышеперечисленным ресурсам «посредством добавления на пограничном маршрутизаторе правил фильтрации IP-адресов указанных сайтов».

Логичные доводы ответчика (провайдера) о том, что его компания не может нести ответственность за содержание материалов, размещённых на внешних ресурсах, суд во внимание принимать не стал. С полным текстом решения суда можно ознакомиться

С одной стороны, всё выглядит логично и даже вроде как законно. Впрочем, российское законодательство, особенно «антиэкстремистские» законы (главным образом, ) в этом отношении — дышло страшное. В силу размытой формулировки и избыточного радения силовых органов уже не первый год сохраняется тенденция подводить под экстремизм всё, что не нравится чиновникам и доставляет им беспокойство".

Особое внимание приковывает к себе формулировка: «...Суд приходит к выводу, что в целях восстановления нарушенных прав граждан и во исполнение действующего законодательства, доступ... следует ограничить...» "Нарушенные права граждан" заключаются в том, что у них есть возможность видеть так называемые «экстремистские» материалы.

Фактически, суд отбирает у пользователей одного конкретного провайдера право на доступ к ряду популярных сетевых ресурсов, потому что кто-то в погонах откопал в общем гигантском массиве данных, хранящихся на этих ресурсах, что-то запретное. Теперь это называется защитой «нарушенных прав граждан».

Глава компании «Роснет» А. Ермаков заявил, что решение суда «по меньшей мере, абсурдно» и сравнил его с рейдерством, пообещав бороться с этим дремучим решением до последнего. Официальное заявление ООО "РА РТС «Роснет» по данному вопросу располагается .

Больше всего, конечно, это напоминает целенаправленную попытку устроить неприятности отдельному конкретному провайдеру. С другой стороны, как указывается в пресс-релизе «Роснета», «в своих требования прокурор г. Комсомольска-на-Амуре просит ограничить доступ к определённым страницам сайтов с содержанием экстремистских материалов, а суд выносит решение ограничить доступ полностью к доменам». То есть, прокурор велел, самый независимый в мире российский суд привычно взял под козырёк, да и перестарался.

"Мы считаем, что решение Центрального суда города Комсомольск-на-Амуре противоречит Конституции РФ, в частности, . Решение суда ограничивает доступ не к отдельным роликам, а ко всему сайту. Таким образом, пользователей ограничивают в доступе к информации", — заявила Алла Забровская, директор российского Google по связям с общественностью, в интервью РИА «Новости», добавив, что вообще-то на YouTube есть и канал Президента России.

29 статья Конституции РФ гарантирует свободу мысли и слова, запрещает цензуру и даёт право "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом".

Возможно, если бы это прозвучало в зале суда, судья Центрального районного суда Комсомольска-на-Амуре Анна Айзенберг трижды подумала, прежде чем распоряжаться «рубить канал» от РА РТС «Роснет» до YouTube.com.

А пока она выдала вердикт с массой ошибок и опечаток, устроила проблемы (а не защиту) пользователям РА РТС «Роснет», вызвала международный скандал и в очередной раз выставила российскую юстицию сущим посмешищем.

Из особого рвения.

 

Василий Щепетнёв: Антипенсия

Василий Щепетнев

Опубликовано 30 июля 2010 года

Нет, доля сегодняшних правителей грустнее доли правителей старины. Если тех, прежних, любить умели только мертвых, то нынешние, стоит им только умереть, моментально уйдут в забвение, и на том, логиновском, свете, на проценты народной памяти вряд ли проживут.

Помня об этом, я стараюсь отдать должное нашим правителям при нашей же жизни. Не только налоги, понятно, те изымаются автоматически. Должное в смысле морально-социальном (если такое выражение уместно при сорокоградусной жаре). Словом ободрить, мыслью помочь, подсказать, быть может. А ведь очень может быть, что и нужно подсказать. Назревает диспропорция невероятно гнусного вида между пенсионерами и работающей частью населения. Точнее, между пенсионерами и исправно платящей налоги работающей частью населения. Мало того, что её, работающей части, мало, так часть от части ещё и норовит от налогов увильнуть. Правители, поди, спят спокойно, уверенные, что налоги собраны полностью и в срок, но знай они горькую правду...

Вот давеча речь зашла о невостребованных дипломах. Завершил человек образование, а за дипломом не спешит, пусть в вузе полежит, целее будет. Год диплом лежит, другой, третий... Что, и в медицинском, спрашивают внимательные читатели. Случается, отвечаю, и в медицинском тож. Сайты департаментов здравоохранения различных губерний представляют сведения о врачебных вакансиях. Приходи, трудись! Требуются все: эндокринологи, отоларингологи, дерматовенерологи, офтальмологи, кардиологи, пульмонологи, реаниматологи, хирурги, травматологи, а уж врачей скорой помощи просто взводами и ротами зазывают. Но зазываются плохо. Глупо, потратив на обучение условно миллион, идти служить в казенные заведения за безусловные пять тысяч рублей. Или даже пять четыреста. Вот и идет человек работать менеджером по продаже сотовых телефонов или специалистом по замене деревянных окон на пластиковые и обратно. А поскольку продавцы телефонов порой могут предъявить диплом из подземного перехода, его и предъявляют — родным-то, кровно заработанным, к чему рисковать? Вдруг фирмочка лопнет и исчезнет бесследно, ищи тогда свой диплом, свищи... Это лишь один вариант, почему не все забирают дипломы, вариант не самый интересный, но случающийся не так уж редко.

Итак, работают многие, да почти все, но вот налоги платить не у всех получается. Работники-поденщики, работники-теневики (если есть капиталисты-теневики, естественно, есть и теневой пролетариат), наркосервис, сексисервис, стволсервис... Получается, что старшему поколению на молодежь рассчитывать особенно не приходится. Потому и решают умные правительственные головы: следует поднять пенсионный возраст, и поднять изрядно: во-первых, старики, вынужденные и дальше работать на бюджетных местах, станут по-прежнему исправно платить налоги, иначе они не умеют, во-вторых, количество пенсионеров на выходе при правильном расчёте никак не будет обременять пенсионный фонд, или как он теперь пишется — Пенсионный Фонд, что ли? Напишешь с маленькой буковки, а получится — князя обидел. Натурально, на конюшню.

Я походил по форумам. Народ кипит и брызжет слюной, ядом, злобой, сарказмом, кто чем богат, в общем, прекрасно понимая, что спрашивать его, народ, никто и не станет: примут решение, покажут по ящику десяток-другой одобряющих рож «из населения», и дело сделано.

А ведь можно иначе. Совсем-совсем иначе. Можно сделать так, что митинги по стране пройдут, с просьбой, призывом, мольбой к власти (требовать, тем более, требовать всерьёз, люди пока не умеют): поднять пенсионный возраст по возможности выше.

Чтобы это стало явью, следует ввести понятие «Антипенсия».

Про лунные пенсионарии я уже писал. Учитывая, что не все помнят мною писанное, и уж тем более не все читают, повторюсь: по достижении пенсионного возраста людей целесообразно переселять на Луну, где, в условиях пониженной гравитации, полезной для стариковского организма, пенсионеры будут лет до ста жить-поживать. А то и до двухсот. В условиях замкнутого цикла. Отправлять на луну их будут не ракетами, а машиной перемещения, установленными в каждой губернии и работающей на газе или даже угле, о чём всяк догадается, видя высокие дымящиеся трубы. Прощание с родными в городе, затем пенсионеров за казенный счет доставляют в пункт перемещения — и адью. Раз в год родственники будут получать стандартную электронную открытку: «У меня все расчудесно, каждая минута занята удовольствиями, приедешь — поймёшь».

Но сейчас я предлагаю иной вариант, имя которому — Антипенсия. Благодаря постоянным заботам партии, тьфу, Партии и Правительства (на всякий случай поясняю: «тьфу» относится к моей памяти, ни к чему более) произошел небывалый подъём продолжительности жизни населения. Огромные средства, вложенные в Национальные Проекты, Олимпиаду, подмосковную Кремниевую Долину, гиперфильтры для воды и прочие, прежде недоступные простому народу, программы, привели к тому, что в свои пятьдесят пять баба девушка опять — в смысле работоспособности. И за это она должна платить стране Антипенсию, в размере, назначенном Пенсионным Фондом (скоро с заглавной буквы стану писать Милиционер, Контролёр и Банкомат). С годами Антипенсия будет индексироваться, естественно, в сторону повышения: если ты, гражданин, заедаешь чужой век, то плати! Разумеется, не в меньшей степени это коснется и мужчин. Если пойдут отговорки на слабое здоровье, отсутствие работы и дороговизну жизни, Антипенсия будет взыскиваться с родственников — вплоть до восьмого колена. И так — до смерти антипенсионера.

Если мое предложение примут, тогда, готов поспорить на прижизненное издание «Что делать», народ согласится: возраст пенсии, вернее, Антипенсии, назначить нужно лет с восьмидесяти, а лучше и со ста.

Только вот не поздно ли он спохватится? Вдруг оставят, как сейчас?

 

С чего началась эпидемия виртуального фермерства

Михаил Карпов

Опубликовано 30 июля 2010 года

Жми на корову! Можно, конечно, и на живую, если у неё покладистый нрав, но речь идёт о коровах виртуальных. На них то и дело жмут курсором мыши в новой игре для социальной сети Facebook.

Всё очень просто: у игрока есть корова, и на неё можно кликать раз в определённый промежуток времени. Если не нравится ждать, придётся заплатить реальные деньги (они называются «муни», mooney) и тогда нажать на корову позволят ещё раз. Можно приглашать друзей (надо же с кем-то соревноваться в количестве кликов), можно покупать коров разной расцветки. Больше они ничем друг от друга не отличаются.

Глупости? Отнюдь. Дело в том, что, грубо говоря, многие уже играют в Cow Clicker, только называются эти игры по-другому. Самая популярная из них это, несомненно , в которой игроку предлагается создать собственную ферму. Процесс практически не отличатся от Cow Clicker: сажаем растение, через некоторое время оно вырастает, даёт внутриигровые деньги, на которые покупается новое растение. За то, чтобы всё происходило быстрее, приходится платить реальными деньгами.

Казалось бы, совершенно незамысловатый и скучный процесс. Проиграть в Farmville и её бесчисленные аналоги нельзя, смекалка и умение не нужны. Единственный элемент соревнования тут — это декорирование собственной фермы, чтобы её было не стыдно показать соседям. Впрочем, играть для этого не обязательно, достаточно заплатить настоящими деньгами и практически всё что угодно будет у игрока сразу. Такие игры очень успешны не только в плане популярности, но и в плане прибыльности, ведь некоторые люди вполне охотно отдают небольшие суммы за то, чтобы привести своё виртуальное хозяйство в надлежащий вид.

Откуда же взялись эти странные недоигры и почему они так популярны?

Японские корни

Своим рождением Farmville обязан серии японских игр Harvest Moon для приставок Nintendo. Этот общий предок сегодняшних «ферм» не имел к социальным сетям никакого отношения, однако заложил фундамент основной игровой механики. Сюжет Harvest Moon незамысловат: игроку достаётся от умерших родственников ферма, которую ему и придётся теперь возделывать. Всё происходит в реальном времени — то есть, если выйти из игры, то посевы продолжают расти.

Долгое время виртуальные фермы считались диковинкой, в которую играют только посвящённые, но в начале 2009 года в социальной сети Facebook появилось приложение Farm Town. Оно было разработано компанией Slashkey и заимствовала геймплей из Harvest Moon, только вот соседями, к которым нужно заходить и помогать по огороду стали не виртуальными персонажи, а живые люди, которые также установили себе Farm Town.

Zynga

Прошло всего полгода, и фирма Zynga выпустила своего «фермера» — Farmville. Несмотря на то, что он был чрезвычайно похож на Farm Town, очень скоро новая игра вырвалась вперёд. Сейчас в Farmville играют более 60 миллионов человек — и это наверняка не предел.

Бил Мунли, вицепрезидент Zynga, рассказал о слагаемых успеха игр компании (помимо Farmville, фирма выпускает кучу других игр для социальных сетей, которые, впрочем, очень похожи друг на друга). По его словам, прежде всего, игровой процесс должен быть понятен каждому, игровые элементы вводятся постепенно. Тем не менее, в конце концов, он должен быть и разнообразным: новые элементы игры должны вводиться постоянно (иначе пользователю всё очень быстро надоест) и, конечно же, необходимо прислушиваться к желаниям пользователей.

Как можно видеть, эта стратегия даёт свои плоды. Кстати, не стоит думать, что прибыль Zynga приносят только пользователи, решившиеся выложить реальные деньги за виртуальные товары. Игроки могут воспользоваться платными услугами просто просмотрев рекламу, и именно от рекламы компания получает больше половины доходов.

Мунли также скептически относится к «обычным» компьютерные играм. Он говорит, что, конечно, тот же Bioshock показался ему очень интересным, но тем не менее больше одного-двух раз его проходить не хочется, в то время как виртуальное фермерство — занятие практически бесконечное и, самое главное, приносящее постоянную прибыль. Он также упомянул, что разработка таких игр занимает всего несколько недель — тот же Farmville был сделан чуть больше, чем за месяц.

Сейчас стоимость Zynga оценивается примерно в 3 миллиарда долларов. Эта компания всех заставила с собой считаться — и Facebook, на которую заходят зачастую только для того, чтобы проверить свой виртуальный огород, и даже Google, недавно в фирму 100 миллионов долларов.

Раз корова, два корова

Можно ли сделать игру более бессмысленную чем Cow Clicker? Сложно, но Mafia Wars по прямолинейности почти достигает нужного уровня. Её игровой процесс состоит практически полностью из нажатия на одну кнопку — таким образом выполняются задания. Тем не менее, это одна из самых популярных программ такого толка. Почему же люди играют в бесконечные «кликеры»?

Наверное, потому, что, прежде всего, это не игры. Игра должна быть вызовом, испытанием или даже состязанием. В играх можно проиграть, в большинстве можно победить. Проиграть в «фермера» нельзя, победить — тоже. Зато такие приложения добавляют ещё одно маленькое развлечение к посещению своей странице в социальной сети. Прочитав ленту новостей и ответив на сообщения, пользователю, обычно, нечего больше делать на сайте, а как-нибудь убить время некоторые были бы рады.

Тут и приходят на помощь игры для социальных сетей — не генерируя никакого контента (фотографий, постингов или видеороликов), человек может хоть чем-то похвастаться перед своими друзьями (ведь возможность зайти на чужой огород есть практически в любой «ферме»). В остальном это занятие совершенно бессмысленно.

Дружба против природы

Можно ли привнести хотя бы какой-нибудь смысл в очередной Farmville, при этом не сделав его менее привлекательным для широкой аудитории? Похоже, что да. Для этого компании Zynga потребовалось привлечь к делу Брайана Рейнольдса, одного из создателей всемирно известной стратегии Civilization. Новое детище Рейнольдса, появившееся в Facebook, называется .

Хоть с первого взгляда может показаться, что этот проект ничем не отличается от подобных, это не так. Игроку приходится выступать в роли американского пионера и иметь дело с природой — рубить деревья, корчевать пни, полоть траву и бороться с вредителями. Причём один раз очистить территорию недостаточно — деревья и бурьян вырастают заново, грозя захватить отвоёванное тяжким трудом, так что оставив игру на пару дней, можно обнаружить, что работы прибавилось, а выполнять её некогда — ведь каждое действие отнимает у аватара игрока драгоценную энергию. Кстати, что касается посевов, то они тоже могут пропасть, если не собрать их вовремя.

Впрочем, на помощь всегда могут прийти соседи. Зайдя на огород игрока, они смогут полить помидоры или покормить кур; у них можно попросить прислать вещи, нужные для заданий и коллекций. Нетрудно понять, что игроку недостаточно заходить в игру раз в день — не дай бог завянет пшеница, да и друзья обгонят — выполнят все задания и создадут дорогостоящие постройки.

Frontierville, несомненно, намного интереснее и привлекательнее других «ферм» — в нём есть хотя бы кроха того, что называется игрой. Многих это привлекает, но и раздражающих факторов во «Фронтирвиле» предостаточно. Иногда складывается впечатление, что авторы просто забыли выключить обучающие подсказки и те выскакивают после некоторых действий, сколько бы ты ни провёл времени за игрой.

Энергия — тоже спорное нововведение. С одной стороны, она заставляет игроков время от времени возвращаться, с другой — ограничивает число возможных действий (появляется даже небольшой элемент стратегии — всегда приходится выбирать, чем заняться). Но иногда выходит так, что хочется довести до конца какое-то дело, а ни очков энергии, ни еды, за которую они покупаются, не хватает. Приходится выбирать — мучительно ждать, пока накопится энергия или купить её за реальные деньги. Кто-то из пользователей выберет первый вариант, кто-то второй, а кто-то развернётся и уйдёт, решив больше не связываться с вымогателями.