Жил царь с царицей. Живут они, а детей нет. Думали-думали да и взяли себе чужую девочку. Выросла она, выдали ее замуж. Прошло время, родила она трех сыновей. Одного назвали Климом, другого Климкой, а третьего Иваном Светильником. В тот же день и царица нашла себе трех дочерей. Одну назвала Машей, другую – Сашей, а третью Катей-душой.

Чада растут. А царь все ближе к чужим сынам приклоняется. Заревновала царица и гутарит:

– Сделай отдельный дом в саду, пускай там все дети живут, мешают они тебе.

Царь послушался, призвал мастеров, построили они дом не хуже царского, поселили там детей, приставили к ним слуг.

Время идет, чада растут. Выросли.

А в другом царстве жили три змея: один с тремя головами, другой – с шестью, а третий – с двенадцатью головами. Услыхали змеи, что царские дочери в саду живут. «Пойду унесу одну девку», – гутарит себе трехглавый змей.

Приполз ночью и украл Машу. А Иван Светильник не спал – проследил, куда скрылся змей. Спрашивают его братья, где он был. Иван молчит.

На вторую ночь приполз шестиглавый змей в сад – унес Сашу.

На третий раз приполз змей о двенадцати головах – забрал Катюшу-душу.

Служанки бегают, ищут царских дочерей, царю боятся доложить. Да делать нечего – рассказали про беду.

Затужил царь, стал думать, как быть. Собрал совет. Царские советники думали-думали – ничего не придумали. Тогда царь объявляет:

– Кто сыщет моих дочерей – полцарства дам.

Советники молчат. Царь в другой раз гутарит:

– Кто сыщет моих дочерей – полцарства дам. Охотников нет. Царь – в третий раз:

– Кто сыщет моих дочерей – полцарства дам. Все молчат. Подходит к царю Иван Светильник.

– Я найду! Только ты, царь, снаряди меня в дорогу хлебом, водой, веревками.

Царь все дал. Взял Иван Светильник братьев и поехал. Нашли они пещеру. Иван Светильник приказ дает:

– Привяжи, Клим, Климку за веревку и опускай его в пещеру.

Привязали, стали опускать. Климка испугался, дернул за веревку – братья вытянули его наверх.

Привязали Клима – он тоже испугался, и его вытянули. Дошла очередь до Ивана Светильника. Он приказывает:

– Глядите, братья, стану дергать за веревку, не поднимайте.

Стал опускаться Иван. На полдороге страх обуял его, дернул за веревку, братья не поднимают – исполняют приказ. В пещере тьма смертная была, а как Иван опустился – от волос его свет пошел.

Пригляделся Иван, отвязал веревку, привязал к большому камню, стал выход из пещеры искать. Шел, шел и попал в царство змеиное. Увидал медный терем, вошел – а там Маша. Она и говорит ему:

– Ой, братец, зачем пришел? Погибнешь ты. Тебя змей убьет.

– Не убьет, – отвечает Иван Светильник.

– Ну, коли ты смелый, я тебе силы прибавлю. Принесла кружку сильной воды. Иван выпил, а потом спрятался под мост, по которому змей будет ползти.

Прошло сколько-то времени, летит змей. Звери завыли, лягушки заквакали, разная нечисть расшипелась.

– Чего шипите? – спрашивает змей. – Кого испугались? Иван Светильник еще не явился.

– Я тут! – сказал Иван.

– Ну, пойдем ко мне, гостем будешь.

Пришли. Маша покормила их. Брату дала еще кружку сильной воды, а змею поднесла простой. Змей спрашивает Ивана:

– Будем биться или мириться?

– Биться, – говорит Иван.

– На какой земле будем биться? – спрашивает змей.

– На медной, – отвечает Иван.

Стали биться. Ударил Иван змея – одна голова у него слетела. Змей ударил – по колени вогнал Ивана в землю.

Иван другой раз тяпнул – еще одна голова слетела. Змей сильно рассерчал – по пояс вогнал Ивана в землю.

Тогда Иван Светильник собрал всю свою силушку, ударил змея – и третью голову сбил. Обрадовалась Маша, показала брату дорогу к серебряному терему. Пошел Иван Светильник. Подходит к терему – никого вокруг. Вошел в палаты, а там Саша. Увидала брата, заплакала:

– Тебя, Иванушка, змей убьет.

– Не убьет, – отвечает он.

– Ну, коли ты смелый, я тебе силы прибавлю. Принесла кружку сильной воды. Напоила брата, указала мост, где змей будет ползти. Сел Иван под мост, ждет. Чует – змей показался: звери завыли, лягушки заквакали, разная нечисть расшипелась.

– Чего шумите? – спрашивает змей. – Какая беда? Иван Светильник еще не явился.

– Я тут! – отвечает Иван.

– Коли пришел, пойдем в гости.

Пришли. Саша накормила их, дала каждому по кружке воды: Ивану – сильной, змею – простой. Змей спрашивает Ивана:

– Что будем делать, биться или мириться?

– Биться, – отвечает Иван.

– На какой земле, на медной или на серебряной?

– На серебряной, – говорит Иван Светильник.

Пошли. Три раза бились. Змей сперва по колено вогнал Ивана в землю, потом по пояс, а в третий раз – по плечи. А Иван каждый раз по две головы у змея снимал – все шесть отсек.

Обрадовалась Саша, показала дорогу к младшей сестре. Дошел Иван до золотого терема. Вошел в палату, а там Катя-душа. Увидала Ивана Светильника, запечалилась:

– Боюсь я за тебя, Ваня, змей-то о двенадцати головах, побьет он тебя.

– Не побьет. Двоих я уже побил и панихиду справил. И третьему змею дорога на тот свет.

– Ну, коли душа у тебя смелая, я тебе силы прибавлю, – сказала Катя.

Напоила Ивана сильной водой – заиграла в нем богатырская сила. Вышел из терема, залез под мост, ждет. Не успел показаться змей о двенадцати головах – расшипелись, раскричались его помощники.

– Чего шумите? Иван Светильник не пришел еще. Иван вылез из-под моста:

– Я тут!

– Раз пришел, идем в гости, – говорит змей. Приходят в золотой терем. Змей кричит Кате:

– Ставь на стол хлеб-соль!

Накормила, напоила Катя змея простой, а Ваню – сильной водой. Пошли они биться. Одолел Ваня и последнего змея – все головы ему снес.

Стали они подниматься из пещеры. Привязали Машу, дернул Иван веревку – братья потянули. Потом и Сашу подняли, стал Катю Иван привязывать, а она ему:

– Тебя братья не станут поднимать. Вот тебе золотая уздечка. Дерни за чумбур – конек-горбунок к тебе прибежит и на свет божий вынесет.

Взял Иван уздечку, а потом и говорит:

– Пойдешь за меня замуж?

– Пойду, – говорит Катя, – как найду тебя?

– Скажи отцу, что жених твой цыган, что живет в степи, в шатре. Пускай прикликает меня к себе.

Братья вытянули и Катю. Бросили веревку Ивану, он привязал камень, дернул – братья начали поднимать. На середине пути обрезали веревку – камень упал.

– Ну, – говорят братья, – готов! Скажем царю, что мы отрятовали девок.

А Иван Светильник дернул уздечку, явился конек-горбунок, спрашивает:

– Чего тебе, хозяин?

– Вынеси меня из пещеры, – просит Ваня.

Конь вынес его на божий свет. Раскинул Иван шатер и сидит в нем.

А братья ехали, ехали до дому, стало смеркаться. Видят – перед ними шатер, возле него столы, накрытые шелковыми скатертями, на столах – угощение разное. Повечерили они, а наутро – снова в путь.

Приезжают домой к царю. Царь с царицей рады, собрали пир-беседу, посадили братьев на почетное место. Клим с Климкой хвастают, как сестер выручали, а девки молчат: братья приказали правду не гутарить.

Царь на радостях просватал на этом пиру двух старших дочерей за братьев.

– А ты, душа-Катя, за кого пойдешь?

– За цыгана, батюшка. В степи есть шатер, а в нем мой жених. Покличь его.

Покликали. А Иван Светильник вымазал себя сажей, порвал чекмень – вылитый цыган. Глядит на него царь, а у самого сердце кровью обливается: не по нраву ему такой жених. Думал, думал царь и говорит всем трем женихам:

– Даю вам три задания. Исполните – свадьбы сыграем, а нет, так и свадьбам не бывать. Поймайте мне свинью с двенадцатью поросятами, да чтоб на всех была золотая щетинка.

Братья бросились кто куда. А Иван пришел в свой шатер, дернул за чумбур – явился конек-горбунок.

– Поймай свинью с двенадцатью поросятами, да чтоб на всех была щетинка золотая, – просит Иван.

Конек-горбунок исполнил приказ. Сидит Иван в шатре, а свинья с поросятами вокруг бегают.

А братья ездили, ездили по белу свету, ничего не нашли – домой возвертаются. Видят шатер, а рядом свинья с поросятами. Влезли братья в шатер:

– Здорово дневали!

– Слава Богу, – отвечает цыган. Они ему:

– Продай свинью с поросятами!

– Не продажная, – говорит цыган.

– Суму золота дадим, мы царские зятья скоро будем.

– Не продаю.

– А чего же ты хочешь? Назначь сам цену!

– С правой руки по мизинцу.

Делать нечего – согласились братья, отдали по мизинцу. Надели перчатки и погнали свинью с поросятами во дворец. Климу и Климке почет, а цыган у порога стоит.

Царь второе задание дает:

– Теперь изловите олениху с двенадцатью оленятами, да чтоб копыта у них золотые были.

Клим с Климкой в одну сторону бросились, цыган другую. Ездили, ездили братья – с пустыми руками едут обратно. Подъезжают к шатру, а возле него олениха с оленятами пасется. Влезли братья в шатер – и к цыгану:

– Продаешь олениху с оленятами?

– Продаю!

– Сколько хочешь?

– С ноги по мизинцу. Отдали братья по мизинцу.

Пригоняют олениху с оленятами. Цыган за ними. Братьев царь принимает с почетом, а на цыгана и не взглянул.

– А теперь, – говорит царь, – поймайте мне золотую рыбу, да чтоб она речи говорила.

Побегли Клим с Климкой на море. Кидали-кидали сетки – ничего не поймали. Поехали сумные домой. По дороге завернули в шатер. Влезли. Поздоровались с цыганом. Глядь – посреди шатра стеклянный таз с водой, а в нем плавает рыба золотая и речи говорит.

Кинулись братья в ноги цыгану:

– Продай!

– Купите, – отвечает цыган.

– Чего хочешь?

– Чудок шкуры со спины.

– Что ты, в своем уме?

– Не бойтесь, у меня ножик вострый, и не почуете, как вырежу.

Куда крутиться – согласились братья. Забрали рыбу, побежали к царю. Цыган следом.

Взял царь рыбку и на радостях пир затеял. Царь с зятьями нареченными на большом месте сидит, а цыган – у порога на скамеечке. Зятья хорошее вино пьют, а цыгану абы какое дают. Сами мясо едят, а ему кости кидают. Пируют. Царь веселый. Уж нарекли день свадьбы братьев.

– А ты, цыган, – говорит царь, – через год приходи свататься.

Закипело сердце у цыгана, говорит царю:

– Меня, царь-батюшка, ни за кого считаете?

Пошел он на двор, дернул за чумбур, явился конек-горбунок. Влез он ему в левое ухо, а вылез через правое и стал сам собой – Иваном Светильником.

Вошел в палату – царь с царицей диву дались, а братья и перепугаться не успели.

– Твои зятья любимые, – говорит Иван, – своей шкурой мне платили за свинью, олениху, золотую рыбку. Погляди на их руки, ноги, спину.

Выслушал царь и говорит:

– Вот тебе, Иван Светильник, сабля, хочешь, казни их, хочешь, милуй.

– Не буду я братьев казнить, а свадьбу свою вперед их справлю.

Затеяли свадьбу, и я там был. Поднесла и мне Катя-душа два стакана вина.