Жил старик со старухой. Была у них дочка. Жили-поживали, старуха помирать собралась. Перед смертью позвала дочку и наказала ей:

– Когда я умру, отец, может, на другой женится, а у ней будет своя дочь. Мачеха не захочет тебя держать, скажет отцу, чтобы он тебя в лес отвез. Ты, доченька, набери себе камушков и, как поедете с отцом в лес, кидай камушки на дорогу. По ним домой путь найдешь.

Померла старуха, а старик женился. Взял в жены женщину-вдову, а у нее была дочь. Невзлюбила мачеха старикову дочку Танюшку. Дня не было, чтоб она ее не ругала. Возьмет три яичка, сварит, а четвертое не варит. Дочери даст яичко, а Танюшке и ее отцу по половинке. Сегодня так, завтра так, послезавтра так. Таня и говорит:

– Что это ты, мама, сегодня три яичка варишь и на другой день три яичка?

Мачеха разобиделась, легла в постель и лежит. Приходит с работы отец, она ему гутарит:

– Твоя дочь меня в могилу сведет. Отведи ее в лес.

Повез старик дочку в лес, а она камушков набрала и кидает на дорогу. Приехали в лес. Старик посадил Танюшку на дерево и сказал:

– Сиди и не слезай с дерева, а я пойду дрова рубить, услышишь стук, то я.

Отошел он, привязал к дубу большой корец. От ветру корец шатается, стучит об дуб и гудит. Корец об дуб стучит, а Танюшка думает: «Отец дрова рубит».

Ночь пришла, а Танюшка сидит на дереве. Приходит бес, превратился в Танюшкиного отца и говорит:

– Слазь, дочка, домой поедем.

А корец знай себе стучит. Танюшка отвечает:

– Нет, ты не мой батюшка. Мой дрова рубит. Слышишь, как он топором стучит?

Побежал бес отца искать. Искал, искал – нигде не нашел. Приходит до стариковой дочки и говорит:

– Девка, девка, пойдешь за меня замуж? Она отвечает:

– Не пойду.

А ночью мороз большой стал, вот бес и гутарит:

– Девка, девка, мороз.

– Бог его нанес, – отвечает Танюшка. Бес обратно к ней:

– Девка, девка, пойдешь за меня замуж?

– Пойду.

– Слазь!

– Не могу, я не убратая. Принеси мне рубаху узорчатую, балахон шелковый, завеску с махрами, кокошник с каменьями.

Побежал бес и принес все. Спрашивает:

– Девка, девка, пойдешь за меня?

– Пойду.

– Ну, слазь.

– Да как же! Молодых везут в золотой повозке под венец, а мы что, пешие пойдем?

Побежал бес, привез золотую повозку. Спрашивает:

– Девка, девка, пойдешь за меня замуж?

– Пойду.

– Тогда слезай.

– Да я же убираюсь. Косу надо расчесать, а гребешка нет.

Принес бес гребень, а сам торопит:

– Ну, слезай, девка, я все принес.

Она ему говорит:

– Все-то все, да где же махор? Монисты?

Бес и это принес. Ему не терпится: ночь-то уходит, а девка разное придумывает. Он говорит:

– Слазь, пойдем венчаться.

А в это время рассветать стало, кочеты закукарекали – бес и пропал. Слезла с дерева Танюшка, положила в золотую повозку добро, села и поехала. Едет по дороге, а сама смотрит на камушки. Стала к дому приближаться, а собачка выбежала и залаяла:

– Тинь-тинь, гав-гав!

Старикова дочка едет,

Едет, как панка,

А старухина дочь – цыганка.

Мачеха выскочила во двор и ну ругать собаку:

– Ах ты, такая-сякая! Старикову дочку бесы взяли!

А собака знай кричит:

– Тинь-тинь, гав-гав!

Старикова дочка едет,

Золото везет,

Богатая, как панка,

А старухина дочь – цыганка.

Мачеха взяла палку – да за собакой. Собака бежит и кричит:

– Тинь-тинь, гав-гав!

Старикова дочка едет,

Золото везет,

Богатая, как панка,

А старухина дочь – цыганка.

Подъехала Танюшка к воротам и говорит:

– Батюшка родимый, отворяй широкие ворота, расстилай зеленые ковры.

Отворил старик ворота. Танюшка вылезла из повозки, отец стал добро в хату носить. Увидала это богатство мачеха и не знает, как Танюшке угодить. На другой день она приказ старику дает:

– Вези в лес мою дочь, пускай и она богатство привезет. Отвез старик падчерицу в лес, посадил на дерево, а сам уехал.

Время идет, а никого нет. К утру пришел бес и говорит:

– Девка, девка, пойдешь за меня замуж? Она отвечает:

– Пойду.

Он обратно гутарит:

– Девка, девка, мороз.

– Бес его нанес.

– Девка, девка, пойдешь за меня замуж? Она отвечает:

– Пойду. Бес гутарит:

– Слезай с дерева, пойдем венчаться.

Мачехина дочь слезла. В это время кочеты закукарекали, бес пропал. Стоит она и не знает, куда ей идти. Шла, шла по дороге, а навстречу ей волки. Загрызли они ее. А мачеха и теперь еще ждет свою дочь.