На следующий день, когда Марта в 8:50 подошла к кондитерской, она тут же заметила вдали чей-то силуэт. Человек прислонился к стене, согнув ногу. Марта сразу же поняла, кто это. Во-первых, торчащие во все стороны волосы не оставляли сомнений, а во-вторых, кто еще мог прийти сюда так рано? С каждым шагом у Марты в душе нарастало странное чувство. Оно состояло из четвертинки удовлетворения, двух четвертей смущения и четвертинки чего-то, что она пока не могла объяснить. Идеальный рецепт, только вот что из него можно приготовить? Она пока не знала. У нее не хватило времени на размышления. Незаметно для себя Марта ускорила шаг и через пару секунд уже стояла перед Маттео.

– Привет, – бросила она.

– П-п-привет, – ответил он, потупив взгляд. Он всегда опускал глаза, если боялся, что собеседник его осудит. Как странно: иногда он дерзил и задирался, а иногда – как сейчас – пугался, словно котенок, который увидел пса.

– Ты пришел на курс кондитеров? – спросила Марта. Но тут же разозлилась на саму себя. Ну до чего глупый вопрос! Что еще он мог делать здесь так рано?

– Д-д-д-да, – выдавил из себя Маттео. И ни слова больше. Добавить было нечего.

Марта решила войти в кондитерскую. Ей показалось, что пока что им с Маттео не о чем говорить. К тому же было уже практически девять утра, а она не хотела опаздывать. Маттео последовал за ней.

Как только ребята вошли внутрь, они сразу же увидели фартук светло-зеленого цвета, аккуратно сложенный на прилавке. На грудке фартука сияло имя «Маттео», вышитое ярко-оранжевыми нитками.

– Ах, вот и вы! Скорее готовьтесь! Я получила чрезвычайно важный заказ, и у нас на его выполнение всего пара часов. Я очень вас ждала! – с этими словами Корица вбежала в зал. Она совсем не удивилась, увидев Маттео.

– Но к-к-как она узнала, что я тоже при-при-приду? – робко спросил Маттео у Марты. Он был в замешательстве.

Марта тут же вспомнила, что они готовили накануне.

– Ты что, забыл, как назывались пирожные, которые ты ел вчера вечером? – невозмутимо спросила она.

– Вроде бы «Мы-на-на-найдем-решение».

– Ну вот, сладости Синьорины Корицы никогда не подводят! Ты уже должен был это понять, – ответила Марта, с гордостью завязывая фартук за спиной. В конце концов, то, что Маттео здесь, – ее заслуга. Кто так заботливо и аккуратно готовил мусс? И ту потрясающую корзиночку из песочного теста?

– Все еще здесь? Быстрее, быстрее! Я сказала вам, что нельзя терять ни минуты, – в зале вновь появилась Корица. На этот раз она была настроена решительно и буквально затолкала ребят в лабораторию через небольшую дверь, отделявшую ее от зала кондитерской.

На столе лежал листок.

– Сегодня утром на рассвете поступил срочный заказ по электронной почте. Садитесь, я только что распечатала письмо и сейчас прочитаю его вам. Я ждала вас, потому что не хотела начинать одна, – очень серьезно произнесла Корица. Ребята сели на табуретки, стоящие у стен. Они внимательно слушали Корицу и не спускали с нее глаз.

Учительница начала читать письмо, стоя перед ребятами. Обстановка казалась очень официальной.

Дражайшая Синьорина Корица!

Мы обращаемся к Вам по очень серьезному поводу. Несколько дней назад наша дочь Паола попала в неприятную аварию на своем мопеде. К счастью, с ней все в порядке, хотя могло быть гораздо хуже. Она отделалась лишь сломанной ногой. Ей наложили гипс на всю ногу от ступни до бедра. В этом как раз и заключается вся проблема. Сейчас лето, а с гипсом никак не поплавать в море или в бассейне. Только полный покой! Паола совсем не так представляла свои каникулы! Сегодня вечером мы забираем ее из больницы домой. Мы подготовили небольшой праздник и позвали ее лучших подруг – чтобы поднять ей настроение. Вы, должно быть, уже поняли, что снова очень нам нужны…

Здесь Корица сделала паузу, словно вспоминая, что она готовила для этой семьи в прошлый раз. Затем она продолжила читать:

Не могли бы Вы приготовить торт на наш праздник? Мы полностью доверяем Вашему вкусу и будем рады любой идее. Нам нужно забрать торт до обеда, чтобы доставить домой и затем забрать Паолу. Приносим свои извинения за то, что предупредили Вас так поздно. Мы только сегодня узнали, что Паолу выпишут из больницы.
Семья Стайбене

От всего сердца благодарим Вас.

Корица положила листок на мраморный стол.

– Хмм, торт, торт… – пробормотала она себе под нос. – Черт возьми, они должны знать, что я не люблю торты и всегда готовлю только пирожные!

Синьорина Корица выглядела ужасно недовольной. Очевидно, этот заказ пришелся ей не по душе.

– Если бы я хотела делать торты, я бы открыла тортерию! Неужели это непонятно? – воскликнула она. Синьорина говорила абсолютно серьезно, однако Марте слова Корицы показались неубедительными. Во всех кондитерских продают торты, это ведь очевидно. Потом она подумала, что с Корицей об очевидности вообще можно забыть, и решила промолчать. Она просто улыбнулась, ожидая указаний, как прилежная ученица.

Зато Маттео решил высказаться. Он с удивлением произнес:

– Ско-сколько с-с-слов! Но ведь т-т-торт – это ги-гигантское пирожное!

Корица удивленно воззрилась на мальчика. Интересно, о чем она думала? Казалось, своим взглядом она сейчас превратит Маттео в карамельную фигурку. Марта даже немного испугалась. Как учительница отреагирует на такие прямолинейные и даже самоуверенные слова? Судя по ее лицу, она собиралась сделать из Маттео тесто, запечь в духовке и затем обсыпать жженым сахаром!

Корица сощурила глаза и сделала несколько шагов к Маттео. Мальчик словно стал меньше ростом: он сдулся, как шоколадное суфле, которое вынули из духовки… Повисла тишина. Было слышно только, как Маттео испуганно сглотнул слюну.

Корица подняла руку и положила ее на плечо Маттео. Мальчик закрыл глаза и перестал дышать.

– Это гениально, юноша! Действительно гениально! Мне очень нравится ваше ви́дение. Знаете, что я вам скажу? Благодаря вам я взглянула на ситуацию по-новому. Сегодня мы испечем торт, точнее… гигантское пирожное!

– Огро-о-о-омное! – добавил Маттео. В глубине души он был рад, что опасность миновала.

А Марта в этот момент взорвалась смехом. Она восхищалась этим мальчиком. Оказывается, он не только милый, но еще и остроумный.

– Скорее, ребята, скорее к столу! Нам нужно понять, в чем нуждается наша подруга Паола. Лишь так мы сможем приготовить правильное… пирожное по ее меркам, – на слове «пирожное» Корица весело подмигнула Маттео.

– Мы знаем, что она грустит, потому что не поедет на море… – начала Марта.

– И она очень перепугалась из-за аварии, – продолжил Маттео.

– И она боится, что лето будет испорчено, – завершила Корица. Она закрыла глаза, пытаясь представить себя на месте юной покупательницы.

Все замолчали. Ребята тоже зажмурились вслед за своей учительницей. Правда, Маттео порой приоткрывал один глаз, чтобы проверить, закрыты ли глаза у остальных.

– Я поняла! Что скажете, если мы приготовим «пусть-у-меня-на-ноге-гипс-но-лето-он-не-испортит»?

Ребята удовлетворенно посмотрели на Корицу. Они еще не знали, как будет выглядеть их пирожное, но название показалось им очень удачным.

Когда название для десерта было готово, Корица бросилась в лабораторию в поисках подходящих ингредиентов. Ее скорости позавидовал бы электрический миксер. Корица выкладывала продукты на стол в определенном порядке, понятном только ей одной.

– Слава богу, вчера вечером я увидела, что у меня закончились бисквитные коржи, и испекла три штуки. Теперь нам не придется тратить на это время, – бормотала она себе под нос, продолжая стремительно выкладывать продукты на стол.

Бисквитные коржи, четыре яйца, кувшин с молоком, огромная плитка горького шоколада, пакет сахара, чашка со сливками и несколько диковинных фруктов. Ребята никогда таких не видели и даже не знали, как они называются.

– Вроде бы всё, – сказала Синьорина Корица, осмотрев ингредиенты. – Теперь хорошенько вымоем руки и начнем! Вы, Маттео! Сперва наденьте фартук, иначе какой же из вас кондитер?

Мальчик послушался: утром он так переволновался, что совсем забыл о фартуке. Удивительно, но в кондитерской он чувствовал себя очень легко и свободно. И хотя с начала занятия прошло меньше часа, ему казалось, что он уже провел здесь немало времени.

– Н-н-ну как? – тихо спросил он у Марты, опасаясь, что выглядит нелепо.

– Красавчик! – выпалила Марта.

– Не смейся надо мной, – возразил Маттео. Его лицо приняло грустное выражение.

Марта расстроилась. Она ведь не шутила и вовсе не собиралась над ним смеяться.

Корица наблюдала за ребятами. Она не стала ничего говорить и просто предложила всем приступить к работе.

– Марта, вчера вы кое-чему научились. Начните взбивать сливки и покажите своему коллеге, как это делать! Возьмите по одному сотейнику и венчику, поделите сливки и приступайте к работе. Время летит очень быстро! Ну же, поспешите! Нам нельзя терять ни минуты.

Тем временем Корица разделила бисквитный корж на две половинки. Она разрезала его так ровно, что ребята не поверили своим глазам. Они даже позавидовали этой точности. Такой талант пригодился бы в школе на уроках черчения, которые ребята ненавидели всей душой.

Когда сливки были взбиты, Корица покрыла первый корж плотным слоем. Затем она предложила Маттео покрыть сливками второй корж.

– Прошу вас, аккуратнее. Слой должен быть очень ровным, а самое главное – не надавливайте кисточкой на тесто. Иначе сливки вытекут за края!

От волнения у Маттео тряслись руки. Это задание показалось ему самым сложным в жизни. Нужно столько всего учесть! Даже если он не испортит бисквит, как же у него получится нанести сливки так аккуратно?

Марта тоже затаила дыхание. В глубине души она обрадовалась, что Корица поручила это задание не ей, а Маттео.

Корица подошла поближе, чтобы успокоить мальчика.

– Если я попросила вас что-то сделать, это значит, что задание вам подходит. Не волнуйтесь. В кондитерской риски неизбежны – мы никогда не можем быть уверены в результате. Если что-то идет не по плану, иногда мы можем все исправить, а иногда нет. Вы вскоре это поймете. Порой и у меня что-то не получается, а ведь я занимаюсь кондитерским делом всю свою жизнь! Хотите, расскажу, сколько раз я передержала выпечку в духовке, положила слишком много сахара в крем или сделала плохое тесто для ромовых бабок? Ну же, вперед! Мы не должны позволять страху поражения запугать нас. Юноша не должен бояться, верно?

Маттео приободрился и благодаря помощи коллег в точности выполнил указания Корицы. Он положил бисквитный корж на картонную подложку и аккуратно смазал его взбитыми сливками. Затем он наклонил картон, чтобы нежное тесто медленно сползло на первый корж.

– Вуаля! – воскликнула Корица и сделала небольшой реверанс. Марта, которая до сих пор боялась вдохнуть, громко захлопала в ладоши и закричала:

– Отличная работа, коллега!

В этот раз Маттео не обиделся. Он знал, что это искренняя похвала. Он начал входить во вкус: справляться с заданиями и получать похвалу – не так уж и плохо…

– Ну же, ну же, нам предстоит много работы. Теперь давайте приготовим заварной крем.

Ребята удивленно переглянулись.

– Заварной крем кладут в трубочки и эклеры, помните?

Теперь ребята поняли, что это такое. Они оба обожали эклеры с кремом, но уметь их готовить – совсем другое дело.

– Нам понадобятся яйца, сахар, молоко и мука. И немного лимонной цедры, если хотите. Кстати, как вы думаете, зачем нужна мука?

Марта сделала шаг вперед и подняла руку, как прилежная ученица:

– Чтобы сделать крем более густым!

Она недавно услышала это в кулинарной телепередаче. Бабушка смотрела ее после обеда, пока зашивала носки, сидя на диване. Из той же передачи Марта узнала, что в некоторых случаях вместо муки лучше использовать кукурузный крахмал, однако она не стала об этом говорить. Ей не хотелось, чтобы Маттео считал ее всезнайкой.

– Верно! Именно поэтому. Вы – большая умница, поэтому я задам еще один вопрос: знаете ли вы, что произойдет с кремом, если мы не добавим муку?

Марта не знала ответ. Она молчала, прикусив губу. Похоже, она пропустила тот выпуск передачи, в котором это объяснялось.

За нее ответил Маттео:

– П-п-получится английский к-к-крем!

Синьорина Корица не верила своим ушам:

– Фе-но-ме-наль-но! Без муки заварной крем будет более жидким и превратится во что-то совсем другое – в английский крем. Какой вы молодец!

– Она права, ты молодец! Где ты это узнал? – шепотом спросила Марта.

Она была в восторге: кто бы мог подумать, что Браданини, как и бабушка Марты, тоже фанат кулинарных шоу? Пока Марта и Маттео возились с яйцами, мальчик признался, что никогда не пропускал кулинарные программы, особенно с участием легендарных суровых поваров. Уж они-то знали, как заставить всех на кухне уважать себя. Маттео наизусть помнил кучу рецептов, пусть никогда и не пробовал готовить по-настоящему. «Так вот кто здесь на самом деле всезнайка!» – подумала Марта. Теперь она была уверена, что когда-нибудь Маттео превзойдет самого Гордона Рамси, если только будет прилежно учиться. Но пока что лучше не говорить об этом. Что если ее друг задерет нос от гордости?

Синьорина Корица хотела, чтобы ребята научились готовить крем. Она показала им, как разбивать яйца одной рукой (пять или шесть яиц пришлось выбросить, но учительница не подала виду, что что-то не так). Потом показала ученикам, как пользоваться весами, чтобы отмерять необходимое количество продуктов. А еще Корица сказала, что нужно аккуратно помешивать крем в кастрюльке на огне.

– Осторожнее, постоянно перемешивайте крем в одном ритме, пока ложка не увязнет. И смотрите, чтобы крем не свернулся!

Увязнет? Не свернулся? Синьорина Корица говорила на незнакомом языке. Но расспрашивать ее ребята не стали – очень уж они торопились поскорее закончить. Казалось, все шло хорошо, как вдруг крем начал меняться на глазах. Только что он был нежным и бархатным, а теперь расслоился на мелкие крупинки. Он помутнел и наполнился комочками.

– О нет! – воскликнула Марта. – Кажется, с кремом что-то не так.

– Н-н-не так? По-моему, он отвратителен! – высказался Маттео.

Корица внезапно появилась за их спинами и бросила взгляд на плиту. Она грустно покачала головой, глубоко вздохнула и досчитала до десяти.

– Ну что ж, по крайней мере, теперь вы знаете, как выглядит свернувшийся крем… Скорее выбросьте его и начните все заново. Если крем свернулся, его уже не исправить. Сделайте крем еще раз. У меня нет времени – мне нужно подготовить фрукты. Только прошу вас, в этот раз будьте внимательнее! И вымойте хорошенько медный сотейник, прежде чем добавлять новые ингредиенты. На дне не должно остаться ни одной крупинки. Сотейник должен блестеть!

Синьорина Корица говорила решительно, но раздражения в ее голосе не было. Ребята поразились: она ведь могла отругать их, и на то была веская причина, однако она не сделала этого. Они вновь разбили яйца, взвесили ингредиенты и поставили крем на огонь. На этот раз юные кондитеры не сводили с него глаз. Получившийся крем можно было описать одним словом – «идеальный!» – именно так воскликнула довольная Синьорина Корица. Она сняла пробу с готового крема и убедилась в том, что и консистенция, и цвет, и вкус у него именно такие, какими должны быть.

Пока крем остывал (Маттео получил дополнительное задание: изредка помешивать его, чтобы не появилась корочка), ребята помогли Корице нарезать те удивительные фрукты, которые она уже очистила от кожуры. Марте и Маттео тоже перепало по кусочку манго и папайи, и им обоим очень понравился их вкус.

– Этот продавец фруктов – настоящее сокровище! Немного дороговато, но, на мой взгляд, он собирает фрукты в райских садах, – восторгалась Корица. – Всё, хватит. Иначе мы съедим всё сами, а для нашего пирожного ничего не останется!

Ребята нехотя согласились с ней.

К этому моменту крем уже остыл и загустел. Теперь нужно было добавить в него кусочки горького шоколада, смазать кремом бисквит, красиво разложить кусочки фруктов и аккуратно покрыть готовый десерт желатином. Надо сказать, что торт – нет, огромное пирожное! – выглядел очень аппетитным!

– Вот и все. Давайте присядем за столик и немного отдохнем, – неожиданно предложила Синьорина Корица. Ребята молча сели друг рядом с другом. В центре стола возвышалось их творение.

– Марта, поскольку вы старшая ученица…

– Н-н-на самом деле это я с-с-старше, – вмешался Маттео. Он был на год взрослее Марты и не упустил возможности сообщить об этом, пусть ему и пришлось перебить Синьорину Корицу.

– Я имела в виду опыт, – со вздохом уточнила Корица. Марта радостно заулыбалась. Пусть она училась лишь на день дольше, она и вправду чувствовала себя опытнее этого новичка!

– Марта, – вернулась к разговору Корица, – попробуете объяснить своему коллеге, почему для нашего десерта мы выбрали именно эти ингредиенты?

Марта тут же помрачнела. Конечно, опыта у нее побольше, но ведь всего на один день! Но дальше молчать нельзя. Вдруг этот наглый мальчишка ответит вместо нее?

– Хмм, мы использовали… мы использовали…

– Хорошо, я упрощу для вас задание и напомню список ингредиентов. Вспомните, почему мы решили приготовить это огромное пирожное. С этого-то мы и начнем. Итак, бисквит. Какими качествами он обладает?

– Так… бисквит мягкий и нежный.

– Молодец. Будем считать, что он сделает жизнь Паолы спокойной и приятной, несмотря на автокатастрофу. Взбитые сливки?

– Взбитые сливки… они сладкие!

– Да, но, если подумать, они еще и легкие. В некоторых ситуациях не помешает немного легкости. Иначе все становится таким тяжелым… и перелом ноги превратится в колоссальную трагедию! Заварной крем?

– Я знаю, почему мы его использовали! Он нежный!

– Хмм, есть идея получше. Он желтый и похож на летнее солнце, которое по-прежнему ярко светит, даже если мы сломали ногу. Мы ценим реальность, потому что она сильнее и больше, чем нам кажется. Что вы скажете о выбранном нами шоколаде?

Марта на секунду задумалась и затем ответила:

– Я думаю, что горький шоколад связан с аварией.

– Превосходно! Порой мы чувствуем горечь. Мы не должны игнорировать ее и притворяться, будто ничего не произошло. А еще мы не должны позволять неприятностям ставить крест на нашей жизни. Уж в этом можно быть уверенным. Молодец! Теперь вопрос для Маттео. Вы уже поняли, как это работает. Почему, на ваш взгляд, мы выбрали экзотические фрукты?

Вопрос Синьорины Корицы застал Маттео врасплох. Он расслабился и не ожидал, что его спросят. Мальчик так радовался, что этот разговор его не касается!

Но с Корицей никак нельзя идти на попятный.

– Экзотические фрукты окрашены в летние цвета! – выпалил он.

– Отличная попытка! И все же я напомню вам, что эти фрукты были привезены из далеких стран. Порой нам нужно отправиться куда-то далеко, чтобы найти решение проблемы. Не только в физическом плане, но иногда и в своих мыслях. И тогда перед нами откроются новые двери, которые мы рискуем не заметить только потому, что они не вписываются в наши представления.

– И в конце мы покрыли пирожное желатином, чтобы все сияло! – добавил Маттео, которого заинтересовал этот разговор.

Учительница вновь посмотрела на него с восхищением:

– Я совсем забыла о желатине! А ведь он так важен! Вы правы, Маттео, без него все было бы блеклым и грустным. Мы добавили его, чтобы реальность заблестела. Как же я могла об этом забыть? Очень хорошо. Прошло всего несколько часов, а я уже вижу, что у вас душа истинного кондитера!

Мальчик обрадовался. Он не понимал, что такое душа истинного кондитера, но Корица только что снова его похвалила.

Вместе они положили торт в картонную коробку и подготовили фирменный нежно-розовый пакет с ярко-оранжевым логотипом кондитерской.

В этот момент раздался звон дверного колокольчика. Запыхавшаяся синьора Стайбене пришла как раз вовремя. Она стояла в зале, ожидая свой заказ.

– Мы только что упаковали торт! Мы очень довольны результатом. Надеемся, что вам тоже понравится, – Синьорина Корица не скрывала своей гордости.

– Маттео, принесите его, пожалуйста, – добавила она с нотками торжественности в голосе.

Маттео вышел из лаборатории. В руках у него был пакет с тортом, который они приготовили с огромной любовью. Марта придержала для мальчика дверь, чтобы он не споткнулся и случайно не уронил торт.

– Ах, вижу, у вас появились двое помощников, – произнесла синьора Стайбене, взяв у Маттео пакет с тортом.

– По правде говоря, они больше чем помощники. Я бы сказала, ученики!

– Вы открыли школу? Не знала, не знала… – задумчиво сказала синьора. Она очень заинтересовалась и теперь взволнованно оглядывалась по сторонам, словно что-то искала.