А. Барто. Собрание сочинений в 3-х томах. Том III

Барто Агния Львовна

III том открывается новым циклом стихов — «Я расту», где наряду с улыбкой — лирические раздумья; затем идёт школьный водевиль «Чинить-паять» и весёлые стихи, предназначенные для чтения самими школьниками на детских праздниках и школьных вечерах, циклы стихов и минирассказов «Про больших и про маленьких», «Почему телефон занят», «За цветами в зимний лес»; кинокомедии «Слон и верёвочка», «Алёша Птицын вырабатывает характер», «Чёрный котёнок» и «10 000 мальчиков». В этот же том включены и песни.

Рис. В. Горяева, Г. Валька, М. Митурича, А. Каневского, Г. Мазурина.

 

 

Я РАСТУ

 

Я РАСТУ

А я не знал, что я расту Всё время, каждый час. Я сел на стул — Но я расту, Расту, шагая в класс. Расту, Когда гляжу в окно, Расту, Когда сижу в кино, Когда светло, Когда темно, Расту, Расту я всё равно. Идёт борьба За чистоту, Я подметаю И расту. Сажусь я с книжкой На тахту, Читаю книжку И расту. Стоим мы с папой На мосту, Он не растёт, А я расту. Отметку ставят мне Не ту, Я чуть не плачу, Но расту. Расту и в дождик, И в мороз, Уже я маму Перерос!

 

Я БЫЛА В СТРАНЕ СУОМИ

1

Я была в стране Суоми, Там, где лыжи в каждом доме, Где стремглав слетают с вышки Шестилетние мальчишки. Мчится лыжник лет шести — Коренастый Т о йво, Не успел он подрасти, Но пока ещё в пути Не догнал никто его. Прыгнул раз, Потом второй. Не сробел Перед горой. Снова лыжник лет шести — Синеглазый М а тти… Словно ласточка летит, Попробуйте поймайте! А кругом громады снега, Серебром сверкает лёд, Прямо с неба, прямо с неба Начинается полёт.

2

Город солнцем переполнен, Белизна глаза слепит. Я смотрю — в морозный полдень Под горой девчонка спит. Спит на санках Чья-то дочка, Чья-то дочка Одиночка… Почему тут мамы нет? Только длинный лыжный след.
Мама прыгает с трамплина, И бежит за мамой вслед Длинный, длинный Лыжный след. А девчонке горя мало, Спит спокойно на спине, Под пушистым одеялом Закаляется во сне.

3

Я была в стране Суоми… Вспоминаю часто: Снежный лес, И низкий домик, И девчонка — Аста. Она была глазаста, Ходила в тёплой блузке И только слово «Здрасте» Могла сказать по-русски.
Всего одно словечко, А как нас выручало! Потрескивала печка, Девчонка не молчала, Пирог со свежей рыбой Разрезала на части И на моё «спасибо», Смеясь, сказала: — Здрасте! Я улыбнулась Асте, Она мне снова: — Здрасте… Всего одно словечко, А как нас выручало! Мы вышли на крылечко. Девчонка не молчала. И на прощанье снова Как пожеланье счастья Звучало это слово: — Здрасте…

 

ГОЛОС АРТЕКА

На юге, на юге, В республике горной, С утра распевают Горластые горны. На каждую гору, На берег скалистый Выходят горнисты, Горнисты, горнисты. На каждую гору, На каждый пригорок Выходят горнисты — Не тридцать, не сорок, А двести и триста, А двести и триста… Выходят горнисты, Горнисты, горнисты… У этих горнистов Особые горны, Они запевают Над морем Над Чёрным. Ведут перекличку, Несут эстафету От Чёрного моря По белому свету.

 

ГАЗОН

Сад городской — Пионерская зона. Мне поручили Охрану газона. Целое утро Стою я на страже. Жду я: когда же, Когда же, когда же Кто-то пройдёт По весеннему всходу? Если мальчишка Затопает с ходу, Крикну ему: — Осторожно, приятель! Это газон, Он для глаза приятен. Если с портфелем Какой-нибудь дядя Вдруг по траве Зашагает не глядя, Остановлю Гражданина такого И разъясню ему Скромно, толково: Мол, по газону Ходить не резонно,— Каждый пройдёт, И не будет газона. Мог бы пугнуть я Отсюда девчонку,— Нет ни одной, Все отходят в сторонку, Все, как нарочно, Идут по дороге. Вдруг чей-то голос Послышался строгий. Кто-то кричит: — Осторожно, приятель, Это газон! Он для глаза Приятен. Кто же нарушил Запретную зону? Я, зазевавшись, Иду по газону, И, на меня Укоризненно глядя, Мне разъясняет Разгневанный дядя: Мол, по газону Ходить не резонно,— Каждый пройдёт, И не будет газона.

 

Я ЗНАЮ, ГДЕ ЖИВУТ МОРЖИ

Я знаю, где живут моржи,— Не только на воде. Я знаю, где живут моржи,— Они живут везде. Есть архитекторы-моржи, Сидят, уткнувшись в чертежи, И есть водители-моржи, И есть родители-моржи. И я знаком с одним моржом. Где он живёт? На суше, Над нами, выше этажом, Его зовут Андрюшей. Он взрослый, ходит в институт, И у него усы растут.
Бегут прохожие дрожа, Подняв воротники, А для Андрюши, для моржа, Всё это пустяки. Не зря зовут его моржом: В мороз, в любую пору, Толпой мальчишек окружён, Он — раз! — с разбега В прорубь! А мы любуемся моржом, Его одежду стережём. Он вылезать не хочет, нет! Не холодно Андрюше, А я стоял, тепло одет, И отморозил уши.

 

ГОРЕ-СЛЕДОПЫТЫ

Прямо в школу следопыты Ветерана привезли. Ветеран полузабытый Жил от города вдали. Вдруг, негаданно-нежданно, В тихом доме у реки Разыскали ветерана Следопыты-пареньки. Был старик слегка простужен, Был в постели обнаружен. Но, увидев деток милых, Ветеран сказал: — Ну что ж, Отказать я вам не в силах, Дорогая молодёжь! Говорят, что после сбора Он опомнился не скоро, Долго кашлял ветеран И вздыхал по вечерам. А ребята-следопыты Сразу стали знамениты И о трудностях похода Разнесли повсюду весть. (Был для них автобус подан, Оставалось — только сесть.) Сам вожатый утром рано Ездил поездом в совхоз, Точный адрес ветерана Он готовенький привёз. Но они, по крайней мере, Колотили сами в двери, Ветерана снаряжали, Сами под руки держали. Говорят, что после сбора Он опомнился не скоро.

 

КУДА ВЕСНА ПРОПАЛА?

Не знаю, почему же Весна всё не идёт? Опять замёрзли лужи, Похрустывает лёд. А мы плащи надели Ещё на той неделе. Куда весна пропала? Куда девалась вдруг? А вдруг она попала Куда-нибудь на юг И там осталась где-то?.. Но там всё время лето, Там нет морозных дней, А нам весна нужней! У нас замёрзли лужи, Похрустывает лёд, Не знаю, почему же Она к нам не идёт?

 

ЕСЛИ ВЫ ЕМУ НУЖНЫ

Он знает, что такое лесть, Умеет к деду в душу влезть. Вот он вздыхает у дверей: — Ты самый добрый, всех добрей… Пойдём со мной смотреть зверей! Растрогал бабушку вчера, Сказал: — Ты вовсе не стара, Другие бабушки старей… Пойдём в кино со мной скорей!
Твердил соседке он не раз: — Ваш младший сын похож на вас… У вас копеек десять есть?— Он знает, что такое лесть. И, если вы ему нужны, Его улыбки так нежны…

 

ВАЖНЫЙ ПЛЕННИК

Была весенняя пора, Была военная игра, И нам попался пленный. Пленный! Пленный! Какой почтенный пленный! Хотя он ростом не высок, Но у него седой висок, Он очень важное лицо — Директор школы Взят в кольцо. Пленный! Пленный! Такой почтенный пленный! Он был участником игры, Он жёг сигнальные костры И оказался пленным. Пленным! Пленным! Таким почтенным пленным! Поставил двойку не одну Он в наших дневниках, И вот сегодня он в плену, У школьников в руках. Пленный! Пленный! Такой бесценный пленный! Приятно, что ни говори, Дела идут на лад… К нему бегут секретари: — Директор! Ваш доклад! А он вздыхает: — Ну и ну! Предупредите: я в плену, Я, к сожаленью, пленный, Обыкновенный пленный. Такое важное лицо — Директор школы Взят в кольцо! Такой бесценный пленный Один во всей вселенной!

 

В ДОЖДЬ!

Своих цыплят вела наседка, Вдруг где-то грохнуло вдали, Блестит дождя косая сетка, И сразу реки потекли. Дорога мокрая, сырая, Наседка мечется: как быть? Не добежать ей до сарая, Цыплят от ливня не укрыть… Их под дождём попробуй спрячь-ка! Вдруг люди видят из окна: — Какая курица чудачка, Сидит под дождиком она! Она сидит, раскинув крылья, Решила — дождик переждём… Цыплят под крыльями укрыла И смело мокнет под дождём.

 

ПРИЗНАНИЕ

Поди узнай, Поди пойми, Что стало с парнем Лет восьми? Он всех в один несчастный день Чуть не довёл до слёз. Его зовут — стоит как пень, Как будто в землю врос. — Смотри не пей воды сырой!— Советует сосед. Один стакан, потом второй Андрюша пьёт в ответ. Поди узнай, Поди пойми, Что стало с парнем Лет восьми? — Придёшь обедать к трём часам, Ему сказала мать. Он пробурчал: — Я знаю сам…— А сам явился в пять. — Ну что с тобой, Андрюшенька? И сын признался ей: — Когда я вас не слушаюсь, Я выгляжу взрослей!

 

РИСУНОК

Это — город. Как высок он! Сколько крыш! И сколько окон Смотрит голубь сверху вниз, Он уселся на карниз. А на самом первом плане Нарисован человек. Выше всех высотных зданий Получился человек. Он стоит, такой красавец В рыжей шубе меховой, Голубых небес касаясь Непокрытой головой. Почему он выше крыши? Он высокой башни выше, Возвышается над ней! Он зачем такого роста? Всё понятно, очень просто: Человек-то всех главней!

 

СЛАДКАЯ ТЕМНОТА

Если вам уже лет двадцать, Всё равно вы помните — Очень трудно оставаться Детям в тёмной комнате. Окна стали чёрными, Шорохи за шторами… Так и чудится ребятам, Что за шторой Кто-то спрятан. И случается на свете, Даже школьники и те — Храбрецы при ярком свете, Но трусливы в темноте. И Серёжа, наш Серёжа, Самый младший член семьи, Темноты боялся тоже Лет, пожалуй, до семи. Прочь выскакивал со стоном, В темноте его трясло, Но Серёжа был сластёной… Это парня и спасло. В зимний вечер дело было. Мама вспомнила: — Постой, Я пакет один забыла В тёмной комнате пустой! Мармелад лежит в пакете, Это сыну моему…— И, слова услышав эти, Парень бросился во тьму. Сразу, Страх Преодолев, В темень Кинулся Как лев. Он теперь из светлых комнат Смело входит в темноту: Мармелад Серёжа помнит И приятный вкус во рту.

 

КТО ЖЕ ВИНОВАТ?

Нет, Наташин старший брат Не бывает виноват. Он в сестру стрельнул мячом, Говорит: — Не плачь!— Говорит: — А я при чём? Слишком жёсткий мяч. Он щенка толкнул ногой, Виноват щенок: — Ты зачем, мой дорогой, Скачешь возле ног? Он из сумки свой пенал Потерял вчера. Говорит: — Я так и знал — В ней давно дыра. Опоздал сегодня в класс: — В мастерской часы у нас. И вот беда какая — Закрыта мастерская! Нет, Наташин старший брат Не бывает виноват.

 

ЕСЛИ Б Я БЫЛА ДЕЛЬФИНОМ

Если б я была дельфином И людей спасать могла!.. Ветер лодку опрокинул: Нет ни лодки, ни весла, Волны, волны без числа… Всё сильней бушует ветер, Налетает на причал, Он сорвал рыбачьи сети, Он всё море раскачал… Если б я была дельфином, Я была бы гибкой, длинной, Я бы мчалась как стрела, Рыбака бы я спасла. В грозном море чёрно-синем Гибель ждёт его вот-вот, Но раздался свист дельфиний Друг на выручку плывёт. Рыбаку подставлю спину — Пусть доверится дельфину!
Не надолго, хоть на месяц, Я дельфином стать хочу. Всё узнаю, всё замечу, Их повадки изучу. У дельфина тайн немало: Как он слышит без ушей? Как сзывает по сигналам Годовалых малышей? Он от всей души резвится, Ловко скачет по волнам. Как сумел он так развиться, Непонятно это нам. Не надолго, хоть на месяц, Я хочу дельфином стать. Всё увижу, всё замечу, Стану школьницей опять.

 

ПОСТОРОННЯЯ КОШКА

Мы до сих пор не поняли, О чём же вышел спор? К нам кошка посторонняя Вчера пришла во двор. А мамы из окошек Бранят нас из-за кошек: — Не подходи к ней близко, Тебя царапнет киска! Тут ходят кошки разные, А вдруг они заразные? И пошло, как говорится, Расшумелся весь подъезд, А у мам такие лица, Будто к нам пришла тигрица И вот-вот кого-то съест! Кричит с балкона бабушка, Старушка в тёмной шали: — Ну чем, скажи пожалуйста, Вам кошки помешали? — Но мы её не гоним прочь!— Тут все затараторили.— Пускай сидит хоть день и ночь На нашей территории. Вы нас неверно поняли, Ей не желаем зла… Но кошка посторонняя Обиделась, ушла.

 

УДИВИТЕЛЬНАЯ ПТИЦА

На горе стоит лесок, Он не низок, не высок, Удивительная птица Подаёт там голосок. Удивительная птица — Засвистит и притаится. По тропинке два туриста Шли домой издалека, Говорят: — Такого свиста Не слыхали мы пока. Говорит один: — Постой-ка! Неужели это сойка? Если это коростель, Как же он выводит трель? Говорит другой: — Ну что ты! Он берёт такие ноты, Будто это соловей Засвистел среди ветвей.
Не соловушка, Не сойка — Я насвистываю бойко, Я сижу под ёлкою И свищу И щёлкаю.

 

ИСТОРИЯ НА ПРОСЕКЕ

Если вы попросите, Я вам расскажу, Как гулял по просеке Жук. Рогатый жук. Он топорщил усики: — Дайте мне пройти!— Ои жуков малюсеньких Сталкивал с пути. А жучиха-бабушка В нём души не чаяла, Заступалась бабушка: — Это он нечаянно. Если вы попросите, Я вам расскажу: Шёл Сергей по просеке, А навстречу — жук. Что случилось далее? Сбил Сергей жука. Он носком сандалии Дал ему пинка. Если вы попросите, Я вам расскажу, Как лежал на просеке Жук, убитый жук, Как была встревожена Бабушка Серёжина. Между прочим, бабушка В нём души не чаяла. — Ах, — вздохнула бабушка,— Это он нечаянно.

 

НАШ КОРМИЛЕЦ

Поселился в нашем доме Человек лет сорока. Все мальчишки удивились: — Не похож на старика! Коренастый, невысокий, Он сидит на солнцепёке, На жаре, без козырька. Он взбирается без лифта На двенадцатый этаж. Говорят ему соседи: — Как дела, кормилец наш? Почему его кормильцем Называет весь подъезд? Никого же он не кормит, Сам мороженое ест. Почему же он кормилец? Все мальчишки удивились. — Почему вы на припёке, На жаре, без картуза? — Молодой вы или старый?— Задают вопрос в глаза. Непонятен был ответ: — Я не очень юных лет, Но до старости далёко. Что касается припёка, То, как старый хлебопёк, Уважаю я припёк. Нам на солнышке не жарко, У печей погорячей.— Тут мальчишки закричали: — Хлеб печёт для москвичей!

 

БЫЛО У БАБУШКИ СОРОК ВНУЧАТ

В огороде, в огороде — Вот беда!— Появилась, поселилась Лебеда. Бабка ахнула: — Поди-ка, И не видно, Где клубника! Я повыдергаю тр а ву, Уничтожу лебеду, На неё найду управу — Сорок внуков приведу!
Сорок внуков, ровно сорок, Засучили рукава: — С ней расправишься не скоро — Ох и цепкая трава! Но повыдергали Тр а ву, Поработали На славу. Бабка ахнула: — Поди-ка! Ишь какая благодать! Только где Моя клубника? Что-то ягод Не видать!

 

СТАРЫЙ ВЕЛИКАН

Старый дуб-великан, Чуть не в три обхвата, Ты тянулся к облакам, Зеленел когда-то. Старый дуб-великан, Ты бедняга просто! Нету веток по бокам, Только чёрный остов. Ураган тебя не снёс, Буря не свалила, Может быть, в одну из гроз Молния спалила?
Нет, взобравшись на откос, Ты, могуч и строен, Боевую службу нёс И погиб, как воин. Партизаны на привал Шли к тебе с разведки, Ты собой их прикрывал, Наклоняя ветки. Зеленеть бы до сих пор, Зеленеть тебе бы, Но в ветвях скрывал дозор Ты под самым небом. И глядел дозорный Будто с вышки горной. Старый дуб-великан, Чуть не в три обхвата, Ты, спасая партизан, Ранен был когда-то. Летним утром ранним Был смертельно ранен.

 

СПА-А-АТЬ, СПА-А-АТЬ, ПО ПАЛАТКАМ…

Из серебряного горла Раздавались звуки горна. И гимнасты на лугу Гнулись в лёгкую дугу. Тут купались и плескались И в далёкий путь пускались. День прошёл своим порядком, Затихает птичий свист. — Спа-а-ать, спа-а-ать, по палаткам. Под луной поёт горнист. Спать девчонкам неохота, И мальчишкам не до сна. — Ну когда ж, — вздыхает кто-то,— Будет ночь отменена? Принимаются подружки Перекладывать подушки, Начинают их трясти, Чтобы время провести. Футболисты-непоседы Еле движутся и те, Расшнуровывают кеды Долго-долго в темноте. Разговор идёт в потёмках О футболе и о том, как Хорошо гулять в лесу На заре, в шестом часу… Но уже, зевнув украдкой, Кто-то шепчет: — Замолчи…— Спят, спят, по палаткам… И по чьим-то голым пяткам Ходят лунные лучи.

 

СИЛЬНОЕ КИНО

Заранее, заранее Всё было решено: У школьников собрание, Потом у них кино. Домой придёт Мой старший брат, Он мне расскажет Всё подряд, Он объяснит мне, Что к чему, А я большая! Я пойму. И вот он начал Свой рассказ: — Они ползут, А он им — раз! А тут как раз Она ползла, А он как даст ему Со зла! Она им — раз! Они ей — раз! Но тут как раз Её он спас, Он был с ней Заодно. Ух, сильное кино! Нет, видно, я ещё мала, Я ничего не поняла.

 

 

СЛОН И ВЕРЁВОЧКА

Кинокомедия

 

Высокий дом где-то на окраине Москвы. Балконы освещены солнцем, на них сушится бельё, проветриваются зимние вещи.

Две мамы одновременно появляются на соседних балконах. В руках у одной из них таз с мокрым бельём.

— Ну вот… А верёвка где? — удивлённо говорит одна мама.

— Так, опять верёвки нет! — возмущается другая на своём балконе.

— Катя! — кричит она вниз, во двор.

— Наташа! — с негодованием кричит другая, перегнувшись через перила.

Во дворе, во всех углах, взлетая, вертятся верёвочки. Девочки скачут на все лады с таким видом, как будто делают важное дело.

Я по улице скачу, Я верёвочку верчу. Сорок раз без остановки Прыгну, если захочу… —

распевает Катя, девочка лет восьми, с длинными косами, в клетчатом платье. Она скачет особенно ловко и легко.

Все поют в такт своим прыжкам:

Я и прямо, я и боком, С поворотом, и с прискоком, И с разбега, и на месте, И двумя ногами вместе.

Около дома, у стены, стоит Лидочка. Ей шесть лет, у неё очень короткие, торчащие в разные стороны косички. В руках у неё верёвочка, но Лидочка не прыгает, только поёт негромко:

Я и прямо, я и боком, С поворотом, и с прискоком…

Во двор входит высокий человек. В руках у него книга, которую он держит перед собой и читает на ходу. Девочки стоят в очереди перед вертящейся верёвочкой. Высокий человек, продолжая читать, невольно перепрыгивает через верёвочку и только тогда понимает, в чём дело, говорит сердито:

— Неужели нельзя найти какое-нибудь другое, более целесообразное занятие?

Девочки весело выкрикивают:

Тут прохожим не пройти, Тут верёвка на пути, Хором девочки считают Десять раз по десяти. Это с нашего двора Чемпионы, мастера Носят прыгалки в кармане, Скачут с самого утра.

Высокий человек произносит умоляюще:

— Позвольте, наконец, пройти…

Балконы дома освещены солнцем. Мамы, развешивая бельё, поют:

Не найдётся в нашем доме Ни верёвки, ни шнура, Потому что в нашем доме Скачут девочки с утра.

На балконе в нижнем этаже своеобразная сапожная мастерская. Старик дедушка чинит детские тапочки, стучит молотком, шутливо поёт:

Скачут девочки с утра, Оттоптали пятки, В новых тапочках дыра, Вот кладу заплатки.

А девочки смеются над Лидочкой, дразнят её:

Лида, Лида, ты мала! Зря верёвочку взяла! Лида прыгать не умеет, Не доскачет до угла!

Лидочка пытается прыгать, запуталась в верёвке, говорит, нахмурившись:

— Я крутить уже умею, а перешагивать не могу.

— Ты как слон топаешь! — смеются девочки.

— Лида — настоящий слон, — подтверждает толстощёкий Юра.

— Сказал! Слон даже танцует, — не соглашается его товарищ Петя. — Я в цирке видел. А Лида ужас какая неуклюжая!

Лидочка больше не в силах сносить насмешки. Она говорит с достоинством:

— Я и не хочу прыгать!.. — Молча, решительно направляется к дому.

Мальчики идут к воротам. Их послали за хлебом, в руках у них пустые сумки. Юра предлагает товарищу:

— Петя, давай авоськами меняться.

Петя удивлён:

— Авоськами? Да они же одинаковые.

— Ну и что ж, всё равно можно поменяться! Я уже три дня ни с кем не менялся.

И мальчики обмениваются авоськами.

У ворот, на площадке перед домом, совсем взрослые девочки прыгают через верёвочку с невероятной быстротой.

— Пожар! Пожар! Пожар! — кричат они и скачут всё быстрей.

Девочки поют, прыгая замысловато и ловко:

Это с нашего двора Чемпионы, мастера Носят прыгалки в кармане, Скачут с самого утра. Во дворе и на бульваре, В переулке и в саду, И на каждом тротуаре У прохожих на виду.

На площадке, будто подражая девочкам, высоко подпрыгивая, скачет воробей.

В комнате, где живёт Лидочка, окно открыто настежь. За прозрачными занавесками видна Москва, синее небо, деревья в соседнем саду.

— Одна я не умею прыгать! Как слон топаю. Надо мною девочки во дворе смеются, — жалуется бабушке расстроенная Лидочка.

Бабушка седая, худенькая, очень добрая. Она сидит в старом кресле и необыкновенно быстро вяжет кофту с длинными рукавами.

Бабушка говорит, не отрываясь от вязанья:

— Надо учиться. Я тоже многого не умела, а сегодня меня приёмщица похвалила.

— А разве у вас в мастерской прыгают? — поняв по-своему, удивилась Лидочка.

— Ну конечно, — шутит бабушка.

— И ты прыгаешь? — недоверчиво спрашивает Лидочка.

— Ещё как прыгаю! — смеётся бабушка и сажает Лидочку к себе на колени, поёт:

Не помню я, в каком году, Но много лет назад И я бежала с прыгалкой Весной в зелёный сад. Весной я прыгала в саду, Как скачут все ребята… Не помню я, в каком году, Давным-давно, когда-то… Тогда была я девочкой, Была я молода, А кто из нас не прыгает В юные года…

Бабушка вздыхает и уже молча продолжает вязать.

Лидочка тоже вздыхает:

— Поверти мне верёвочку, — просит она.

— Ну ладно, — соглашается бабушка, — показывай, что у тебя не выходит.

Лидочка привязывает верёвку к спинке стула, бабушка старательно вертит её, не вставая с места.

Лидочка пробует прыгать. Бабушка через очки внимательно смотрит ей на ноги.

— Да, что-то не получается, — с искренним огорчением говорит она.

— Потому что я неуклюжая, — объясняет Лидочка.

— Пустяки, вот это уж совершенные пустяки!.. Ну-ка, прыгни ещё раз!

Лидочка снова так же неловко делает прыжок.

— Теперь понятна твоя ошибка. Ты торопишься, не ждёшь, пока верёвочка опустится.

Бабушка начинает ещё старательнее вертеть верёвочку. Вдруг раздаётся грохот — Лидочка зацепилась ногой за верёвочку и опрокинула стул.

— Ну ничего, уже лучше, — подбадривает бабушка. — Главное, надо тренироваться. Человек должен иметь терпение. Попробуем ещё раз.

Бабушка увлеклась и отложила в сторону своё вязанье. Лидочка подняла стул, снова готовится к прыжку. Вертится верёвочка, к ней подходит пушистый кот и легко перепрыгивает через неё. Обиженно взглянув на него, Лидочка отходит в сторону.

— Ничего, ничего, — утешает бабушка, — тебе прыгалки длинны. Я сплету тебе прыгалки по твоему росту.

…Борис, худощавый мальчик лет одиннадцати, держит в руках старую заржавленную пожарную каску.

— Борис! — кричит ему Юра, выбегая из подъезда. Запыхавшись, он радостно сообщает: — Слыхал? Мой папа сегодня выписывается из больницы! Ему старый осколок вынимали! В шесть часов мы за папой поедем, я и мама… — Юра спешит выложить все новости. — Мне папа что подарил! Сигнальную шашку, настоящую, я его давно просил.

Борис недоверчиво прищурился, дразнит:

«Трижды три!» — кричат вороны, «Меньше ври!» — кричат вороны.

Юра возмущён:

— Не веришь?

Он вынимает из кармана небольшую металлическую коробку.

— На, смотри, если не веришь. Сигнальная шашка. Трофейная. Она у папы с самой войны в столе лежала.

С видом знатока Борис рассматривает коробочку.

— Тише ты, это тебе не игрушка, — гордится Юра.

Борису очень понравилась сигнальная шашка. Он предлагает:

— Хочешь, давай меняться на каску? Я за неё свой старый ремень отдал, почти новый. Да ещё свисток в придачу.

Лидочка остановилась около ребят, слушает их разговор.

— Давай, только завтра, — отвечает Юра.

— Нет, до завтра я ждать не буду, у меня другие эту каску просили.

Лидочка спрашивает с любопытством:

— Опять меняешься? Как Иванушка-дурачок? Да?

— Уйди отсюда! — прикрикнул на неё Борис. С напускным равнодушием поёт:

Рики-баки, рики-баки, Жили-были три собаки…

Юра не знает, на что решиться:

— Понимаешь, мне папа её ещё не подарил. Я на минутку взял поносить в кармане.

— Ну, вечером подарит! Значит, всё равно она уже твоя, — убеждает Борис маленького Юру.

— Ты думаешь? — колеблется тот. Наконец, решившись, отдаёт Борису коробочку, предупреждает его: — Только осторожно смотри!

В комнате на столе, на диване, на стульях — везде чертежи и рукописи. Лидочкин сосед, высокий человек, которого мы видели во дворе, кладёт себе на голову холодный компресс, стонет, охает. В открытое окно несётся со двора песенка. Сосед поёт, жалуясь:

Напекло мне голову, У меня мигрень. А ребята прыгают, Скачут целый день.

Сосед ложится на кровать, продолжая жаловаться:

Хоть бы на минуточку Дали задремать…

Накрывает голову подушкой:

Перестали, кажется?

Высовывается из-под подушки:

Начали опять!

Сосед сидит на кровати, раскачивается из стороны в сторону, обложив голову подушками. Тяжело вздыхает, поёт:

Ох, от этой прыгалки Больше нету сил. Я бы это прыганье Просто запретил!

Сосед распахивает настежь окно, кричит вниз сердито:

— Да перестаньте вы, в конце концов!

Он увидел Лидочку, которая неловко прыгает в углу двора:

— Лида, пойди сюда!

Лидочка сидит на стуле посреди комнаты. Сосед горячо объясняет ей:

— Неужели нельзя найти какое-нибудь другое, более целесообразное занятие?! С утра до ночи однообразное шарканье ног. Я уже места себе не нахожу. Понятно?

Лидочка утвердительно кивает головой.

— Понятно! Я пока только крутить могу, а перешагивать не умею.

— Ничего тебе не понятно! — машет рукой сосед. Пробует объяснить по-другому: — Ну вот, если бы я, например, целый день делал одно и то же, ну, если бы я с утра до вечера пел, тебе это понравилось бы?

Лидочка отвечает радостно:

— Очень! А у тебя какой голос, первый или второй?

— Ну как ей объяснить? — недоумевает сосед. — Ну, понимаешь, дети, по-моему, должны получать всестороннее воспитание. Ну, там играть, петь, рисовать, слушать музыку. Они должны совершать полезные поступки.

Лидочка вдруг заявляет:

— А слоны умеют прыгать!

— При чём тут слоны? — ужасается сосед. — Нет, Лидочка, ты просто какая-то отсталая девочка.

— Ничего я не отсталая! Бабушка говорит, что я научусь прыгать. Человек должен иметь терпение, — повторяет она слова бабушки.

И, размотав верёвочку, Лидочка начинает прыгать.

Сосед кричит, хватаясь за голову:

— Перестань сейчас же! У меня мигрень! Есть у тебя сострадание, в конце концов?!

— Нет, у меня этого нет, — наивно отвечает Лидочка, думая, что речь идёт о каком-то лекарстве. — Может быть, у бабушки это есть. Пойду спрошу.

Вдруг со двора несётся громкий крик:

— Пожар! Пожар! Пожар!

Сосед вскакивает, берёт Лидочку на руки:

— Спокойно, спокойно, Лида, сейчас потушим, ты только не бойся!

Подбегает к окошку, видит прыгающих девочек, которые кричат «пожар!», с отчаянием машет рукой.

В комнате Лидочки опущена штора, но солнечные лучи проникают через неё. Лидочка сидит на кровати, бабушка щёткой приглаживает ей волосы, заплетает косички.

— Чаем очень полезно волосы мочить, мне в детстве всегда чаем мочили и щёткой приглаживали.

Лидочка, вздохнув, укладывается поудобнее. Около кровати стоит большой игрушечный слон с качающейся головой. Лидочка качнула голову слона:

— Спи, спи, слон.

Бабушка садится около Лидочки, вяжет, напевая песенку:

Головой кивает слон, Умный слон. Он слонихе шлёт поклон, Шлёт поклон.

Качнул головой слон. Бабушка продолжает петь:

Ох, ему так много лет, Двести лет! Он вам может дать совет, Дать совет!

Ещё раз качнул головой слон. Лидочка слушает, как поёт бабушка:

Он давно живёт на свете, Он родился в старину. Ходят взрослые и дети За советами к слону.

Неожиданно Лидочка спрашивает:

— Бабушка, а кто из вас моложе — ты или слон?

— Наверно, я всё-таки моложе. А может быть, мы ровесники, — улыбается бабушка. — Спи, Лидочка.

Бабушка осторожно выходит в другую комнату, вдруг пробует перепрыгнуть через верёвочку. Прыгает ловко и легко, несколько раз подряд. Говорит, очень довольная:

— Не так плохо для моего возраста! Дай бог каждому.

— Дай бог каждому, — с завистью говорит Лидочка. Она стоит в дверях, всё видела. — Бабушка, какая ты счастливая! — завидует она.

Бабушка почему-то очень рассердилась, даже прикрикнула:

— Спи, тебе говорят!

Но Лидочке всё не спится. Она снова улеглась, повернулась на другой бок. Разглядывает игрушечного слона, вздыхает:

— И бабушка умеет прыгать, и слон. Такие толстые ноги, а танцует. Одна я неуклюжая. — Она спрашивает жалобно: — Бабушка, ну когда же я научусь прыгать?

Бабушка утешает её:

— Вот будешь хорошей девочкой и научишься.

— А как это — быть хорошей?

— Ну как… помогать всем, — объясняет бабушка, поправляя одеяло, укрывая Лидочку. — Спи, а то я рассержусь.

Лидочка смотрит на слона, говорит задумчиво:

— Он всё знает… А как научиться прыгать, он тоже знает?

Слон качнул головой, как будто ответил Лидочке. Она бормочет, засыпая:

— Вы дадите мне совет?

…Вдруг с шумом взвивается штора на окне. Через стекло мы видим залитую солнцем, оживлённую улицу, похожую на картинку из детской книжки. Дома весёлые, на углах продавцы с воздушными шарами, мороженщицы. Мы не сразу понимаем, что происходит. На первый взгляд кажется, что на улице большое движение. Но оказывается, что все прохожие прыгают через верёвочку. Прыгая, они движутся вперёд по тротуару с таким видом, как будто это самый обычный, естественный способ передвижения.

Звучит песенка:

Весна, весна на улице, Весенние деньки! Как птицы, заливаются Трамвайные звонки. Шумная, весёлая, Весенняя Москва, Ещё не запылённая Зелёная листва. Галдят грачи на дереве, Гремят грузовики. Весна, весна на улице, Весенние деньки!

Друг за другом выпрыгивают пассажиры из трамвая, вертя свои верёвочки. Точно так же выпрыгивают пассажиры из троллейбуса. Песенка продолжает звучать:

Шумная, весёлая, Весенняя Москва, Ещё не запылённая Зелёная листва.

Милиционер на углу, регулируя уличное движение, ловко и ритмично перескакивает через верёвочку. Никакой суеты на улице нет. Все обращаются с верёвочкой ловко и непринуждённо.

Распевают песенку школьницы; они идут по тротуару парами, одновременно взмахивают верёвочками и все вместе делают прыжок.

Скачут два мальчика через одну верёвочку. Между ними через скакалочку скачет их собачка.

Скачет годовалый малыш в коляске.

Одна Лидочка без верёвочки. Она идёт не прыгая, она очень смущена тем, что передвигается не как все.

— Подумайте, такая большая девочка и не умеет прыгать! — сокрушаются прохожие.

Лидочка, чуть не плача, оправдывается:

— Я иду к слону, он меня научит!

Чтобы быть похожей на всех, Лидочка притворяется, что прыгает. Делает прыжок, сжимает и разжимает руки, как будто у неё в руках верёвочка. Неловко подскочив, она толкнула какую-то женщину, которая степенно прыгала впереди.

Женщина сбилась с такта, запуталась в верёвочке, кричит возмущённо:

— Безобразие! Она совершенно не соблюдает правил уличного движения! Она прыгать не умеет! Надо сказать милиционеру.

Раздаётся громкий свист, это приближается милиционер.

Сразу замерла вся улица. Все остановились. Одна только перепуганная Лидочка бежит вперёд, скрывается за поворотом.

Высокие красивые ворота зоопарка. Лидочка входит в парк. Идёт по аллее, оглядывается, идёт спокойнее, спрашивает:

— Это я в зоопарк пришла, к слону?

Вдруг она видит прыгающих обезьянок, в лапах у них скакалочки. Обезьяны скачут по дереву.

— И они прыгают! — удивилась Лидочка.

Лидочка видит лису, которая скачет через верёвочку.

Скачет лиса, Вот чудеса!

По дорожке скачет страус, перепрыгивая через несколько верёвочек.

Прыгает птица… Мне это снится? —

не верит Лидочка своим глазам.

По лужайке скачет Юра. На голове у него огромные оленьи рога.

— Что это ты на голову надел? — изумилась Лидочка.

— Рога, — отвечает Юра. — Я с оленем поменялся.

Тут же на лужайке скачет олень. У него на голове вместо рогов надета набекрень Юрина кепка.

— Поменялся? — ужасается Лидочка, глядя на Юру. — А как же ты в школу с рогами пойдёшь?

Юра беззаботно машет рукой:

— Ничего, теперь каникулы!

Юра подбежал к моржу, предлагает ему меняться:

— Усы на хвост, давай?

Морж согласен, кивает головой.

Юра снимает с него усы, с деловым видом направляется к лисе, спрашивает у неё:

— Усы на хвост меняешь?

И, нацепив лисе усы, отбирает у неё хвост. Хвост он отдаёт моржу.

С удовольствием оглядывает преображённых зверей, поёт, очень довольный:

Решено большинством голосов, Что лисе не хватило усов. А теперь наконец у лисы Появились большие усы.

Под деревом сидит бабушка. На этом дереве вместо плодов растут клубки шерсти, похожие на огромные яблоки. Длинные нитки спускаются с дерева на колени к бабушке. Она вяжет бесконечно длинные рукава кофты.

Вдруг она отложила вязанье, заботливо поднимает с земли ёжика, начинает приглаживать его иголки большой щёткой.

— Ну вот, теперь ты не такой взъерошенный, — говорит она.

Бабушка опускает прилизанного ёжика на землю и снова берётся за вязанье. Причёсанный ёжик отползает в сторону и сейчас же снова выпускает все свои иголки.

Лидочка идёт по парку. На пути ей встречается медвежонок. Он греется на солнышке. Лидочка спрашивает его:

Тебе со мной не по пути? Веселей вдвоём идти…

На берегу озера огромный пеликан. Лидочка подходит к нему, рассматривает его, достаёт из воды рыбу, бросает её пеликану. Он ловит её на лету, широко раскрыв клюв. Накормив его, Лидочка прощается с ним:

До свиданья, пеликан. Пеликан-великан!

Всё более чудесными становятся аллеи парка. На камне лежит пятнистый леопард.

Лидочка бесстрашно подходит к нему, гладит его:

Ой, какой огромный кот! Дай мне лапу!.. Не даёт! Помахай мне лапой! Меня не оцарапай!

Юра стоит около верблюда, уговаривает его:

— Послушайте, знаете что? Я вам отдам эти рога, а вы мне дайте что-нибудь другое. Ну хоть горбы! Всё-таки лучше…

Верблюд посмотрел на Юру, говорит, медленно роняя слова, совсем как Лидочкин сосед:

— Ты опять меняешься? Неужели нельзя найти какое-нибудь другое, более целесообразное занятие?

— Ты узнал его? Это ведь наш сосед, — вслух удивилась подбежавшая Лидочка. — Это вы, да? Можно, я к вам на плечи сяду?

Лидочка влезает на верблюда. Верблюд медленно удаляется по аллее.

Начинает шевелиться огромный серый холм. Оказывается, что это слон. Он лежал к нам спиной и возвышался, как гора.

Птицы на ветках поют:

Головой кивает слон, Умный слон. Он слонихе шлёт поклон, Шлёт поклон.

— Вы дадите мне совет? — спрашивает Лидочка. И просит вежливо: — Пожалуйста, покажите мне, как прыгать. А то надо мной девочки смеются.

Слон показывает, как нужно прыгать, поднимая кверху огромные ноги.

Лидочка старается повторить его движение.

Говорит со вздохом:

— Так я уже пробовала. У меня не выходит. Научите меня прыгать, а то я неуклюжая.

Слон говорит торжественно:

— Слушай меня.

Слушают звери.

Прислушивается лиса.

Слушает олень в Юриной кепке.

Слушает верблюд, повернув голову.

Слон говорит медленно, голосом бабушки:

— Для того чтобы научиться прыгать, нужно совершать хорошие поступки.

— Хорошие поступки! — кричат попугаи.

— Постууу-уу-уупки! — кричит сова.

Лидочка повторяет по слогам:

— На-до со-вер-шать хо-ро-шие поступки. А как это надо делать? — спрашивает она.

— Надо вставать, — отвечает слон голосом бабушки.

Лидочка открывает глаза, но всё ещё не может проснуться.

— Пустите, не мешайте! Я должна совершать поступки! Мне слон велел.

Бабушка испуганно вскрикивает, щупает Лидочке голову:

— Постой, надо температуру измерить.

— У меня тридцать шесть и шесть, я здоровая. Ты мне уже в прошлом году температуру мерила.

Вдруг Лидочка увидела, что на стуле висят новые нарядные прыгалки, с помпонами.

Босиком, в одной рубашке Лидочка подбегает к стулу, берёт прыгалки, поёт восторженно:

Это слон, умный слон, Это он прислал поклон!

Высунувшись из окна, Лидочка поёт:

Вот какие прыгалки Бабушка сплела!

Во всех окнах появляются девочки, передают друг другу, как в игре в телефон:

Вот какие прыгалки Бабушка сплела! Зачем ей эти прыгалки? Она ещё мала! Прыгалки с помпонами, С помпонами зелёными.

Прыгалки особенно понравились Кате.

— Какие красивые! Они тебе не нужны! Вот бы мне такие! Я хорошо прыгаю!

— Нужны, — уверенно отвечает Лидочка. — Вот я сейчас совершу хороший поступок и научусь прыгать.

Юрина мама гладит нарядное пёстрое платье. Она в короткой юбке, в фартуке, который делает её похожей на школьницу. Волосы у неё закручены на бесчисленных бигуди. Мама напевает:

Дело не ладится, Складки не гладятся. Только расправлю, Разглажу одну, Одну я разглажу — Другую сомну. Две я разгладила, Третья измятая, Выгладишь третью — Расходится пятая. Дело не ладится, Складки не гладятся…

Входит Юра. У него в руках банка с рыбками. Он осторожно ставит банку на стол.

Мама с живым интересом разглядывает рыбок:

— Ой, какие славные! Откуда они у тебя? Это караси?

Юра крошит рыбкам хлеб, отвечает очень важно:

— Это меченосцы, особая порода. Я их на каску обменял.

Мама вспомнила, что она мать взрослого мальчика, которого надо воспитывать.

— Постой, Юра. Значит, ты опять меняешься?

Закручивая развившуюся прядь волос, говорит строго:

— Поверь мне, если бы папа об этом узнал, он бы тебя не похвалил.

Мама открывает шкаф, снимает с вешалки нарядную кофточку. В шкафу стоит прикрытый бумагой большой деревянный конь.

Мама хитро взглядывает на Юру; она уже не сердится, она сегодня в хорошем настроении.

— А что тебе папа на рожденье подарит! Лучше не проси, всё равно не скажу.

Юра отвечает беззаботно:

— А я и сам знаю. Сигнальный дым. Я его уже обменял!

— То есть как это? — даже растерялась мама. — Нет, вы слышите! Ему ещё ничего не успели подарить, а он уже обменял. Да как же ты смел без спросу взять коробочку из ящика?

— А что такого? — оправдывается Юра, делая вид, что очень заинтересован рыбками.

— Папа сказал, что это только за городом можно пускать, в открытой местности! Немедленно положи коробочку на место. Иначе я тебя в госпиталь не возьму. Понятно?

…Сильный раскат грома. Началась неожиданно пришедшая весенняя гроза. Сосед закрывает окно в своей комнате, садится работать за чертёжный стол, поёт:

Как я рад, товарищи, Что прошла мигрень, Что гроза на улице, Что дождливый день. Огороду нашему Нужен дождь весной. И не скачут девочки В дождик проливной.

Входит Лидочка, останавливается около стола, смотрит, как работает сосед.

— Дай я тебе чего-нибудь помогу. Какой мне поступок совершить?

Сосед удивлён Лидочкиным предложением.

— Ого, вот это правильно! Это я одобряю! Только, понимаешь, мне работать надо.

— Ты домик рисуешь?

— Это не домик, а типовой дом, таких домов по моему проекту построят две тысячи штук.

— У меня тоже такой есть, в сказке, только там петушок нарисован. Хочешь, я тебе помогу? Нарисую петушка.

Лидочка берётся за карандаш.

— Положи! Что ты делаешь? — кричит сосед. — Ты мне завтра поможешь, а сейчас мне нужно тут кое-что обдумать.

— Нет, мне сегодня надо…

Полная самых добрых намерений, Лидочка начинает складывать в стопочку бумаги на столе.

— Не трогай там ничего, там проектные расчёты, — говорит сосед, погружённый в работу.

— Я только пыль вытру, чтоб чисто было. — И с видом хорошей девочки Лидочка стирает пыль на столе, напевая:

Весна, весна на улице, Весенние деньки! Как птицы, заливаются Трамвайные звонки.

— Постой, а где твои горбы? — вспомнив свой сон, спрашивает она вдруг.

— Какие горбы? — удивился сосед. — Помолчи, пожалуйста.

Лидочка нечаянно опрокинула кувшин с водой на листы рукописи. На столе огромная лужа, листы промокли. Испуганно взглянув на соседа, Лидочка начинает петь ещё громче, стараясь отвлечь его внимание:

Шумная, весёлая, Весенняя Москва! Ещё не запылённая Зелёная листва.

Она осторожно вешает лист рукописи на спинку стула, чтобы он просох.

Листков очень много. Поглядывая на соседа, Лидочка раскладывает и развешивает листы по всей комнате: на спинку кровати, на стулья. Привязывает свои прыгалки к этажерке и к стулу и развешивает мокрые листы, как бельё.

Но тут в открытое окно подул ветер.

Сосед, погружённый в свой чертёж, вдруг видит, что к нему на стол падает листок рукописи. Потом другой, третий.

Сосед вскакивает с места.

— Что это такое?! — говорит он в недоумении.

В комнате метель из листков. Подхваченные ветром, они кружатся, заполнив комнату.

— Это я их сушу, — объясняет Лидочка.

Сосед бросается собирать рукопись. Лидочка старательно ему помогает. Вот она вылезает из-под кровати с листом в руках.

— Всё собрали? Я тебе помогла, да?

— Помогла! — стонет сосед.

— А что же ты мне спасибо не говоришь?

— Спасибо, — вздыхает сосед.

— Ой, я тебе помогла, — вдруг что-то сообразила Лидочка. — Значит, я уже совершила поступок?

— Уйди, я тебя прошу, — стонет совсем замученный сосед.

Лидочка торопливо бежит в переднюю, пробует прыгать. У неё ничего не выходит, она говорит печально:

— Нет, это, наверно, не поступок, это не считается.

Огорчённая Лидочка в калошах, которые ей велики, выходит во двор. Оглядывается, не зная, какой ей совершить хороший поступок.

Маленький Вовка возится со своим корабликом, пуская его в полной, после дождя, канавке. Вовка поёт:

Матросская шапка, Верёвка в руке, Тяну я кораблик По быстрой реке. И скачут лягушки За мной по пятам И просят меня: «Прокати, капитан!»

Лидочка подходит к нему, на что-то решившись.

— Вовка…

Мальчик не обращает на неё внимания.

— Хочешь, дёрни меня изо всех сил за косичку!

— Очень мне нужно, — удивился Вовка.

— Ты не думай, я реветь не буду.

— Ну да, не будешь! — не верит Вовка.

— Вот увидишь!

Вовка изо всех сил дёргает Лидочку за косичку. Ей больно, но она молчит.

Вовка совершенно поражён её мужеством, восклицает с уважением:

— Не плачет!

Лидочка отошла в сторону, попробовала прыгнуть через верёвочку, махнула рукой с безнадёжным видом:

— Нет, это опять не поступок.

Лидочка посмотрела на большие калоши, которые мешают ей прыгать, огорчённо поёт:

Все поступки совершают, Я одна не совершу, И калоши мне мешают, Для чего я их ношу?

Растерянный Юра стоит перед Борисом, просит его:

— Отдай мне обратно сигнальный дым. Борис усмехнулся:

— Обратно? Я ничего обратно не отдаю!

— Ну войди в моё положение: мы должны ехать за папой, а я его подарок обменял.

Подходит Лидочка, прислушивается к разговору.

Борис начинает сдаваться:

— Ну ладно, тогда проси как следует. Повторяй за мной: Борис Иванович Лаврухин, отдайте обратно грудному младенцу его коробочку.

Юра, скрывая обиду, повторяет:

— Борис Иванович… Лаврухин… отдайте… грудному младенцу его коробочку.

Лидочка с большим сочувствием смотрит на Юру, жалеет его.

— Так и быть! Я добрый человек, — паясничает Борис и, вместо того чтобы отдать коробочку, кладёт её к себе в карман.

— Давай каску — получишь сигнальный дым.

Юра в полной растерянности.

— Каску? А каску я уже тоже обменял. Сгоряча, понимаешь, на рыбок. Я с Катей обменялся.

— Ну, всё! — машет рукой Борис:

Жили в речке караси, Ты тогда у них проси.

Катя сидит во дворе на скамейке. Она увлечена вязанием.

Я беру двойную нитку, Все рисунки знаю я: И с набросом, и внакидку, И с узорами края.

На скамейке сидит кукла. Катя сажает её в пожарную каску:

— Это будет твоя колясочка!

Подбегает запыхавшийся Юра, в руках у него банка с рыбками.

— Вот возьми рыбок, отдай мне обратно каску. Она мне очень нужна!

Подбежавшая Лидочка сочувственно спрашивает:

— Теперь рыбок обратно на каску, да?

Катя ничего не понимает.

— Я не хотела меняться, ты меня сам уговорил, а теперь обратно?

Юра пробует объяснить:

— Понимаешь, Борис ждёт, а каска у тебя. А мне за папой ехать.

Во время этого разговора никем не замеченный маленький Вовка восхищённо разглядывал рыбок в банке.

Вот с банкой в руках он уже подходит к канавке, полной дождевой воды.

Раздаётся громкий крик Лидочки:

— Ой, он рыбок утопил!

В руках у Вовки пустая банка.

Юра подбегает к канавке, хватает Вовку за руку.

— Что ты натворил?! — кричит он в ужасе.

— Им тесно в банке. Пусть плавают, — спокойно объясняет Вовка свои добрые намерения.

Юра, Катя, Лидочка пробуют поймать рыбок в канавке, поют:

Рыбки, рыбки золотые, Приплывите к нам сюда. Хорошо вам будет в банке: Там прозрачная вода.

Больше всех суетится Лидочка, пробует поймать рыбок калошей. Испуганные рыбки мечутся в воде. Дети поют:

Мы менять вам будем воду, Мы в хорошую погоду Вас поставим на окно…

Все поют огорчённо:

Нет, уплыли на свободу, Не вернутся всё равно.

Катя чуть не плачет.

— Рыбки мои, рыбки… Теперь я тебе каску не отдам! — рассердившись, говорит она Юре и уходит.

Лидочка идёт за ней. Катя, огорчённая, садится на скамейку, в руках у неё каска с куклой. Лидочка спрашивает:

— Тебе эта каска очень нужна? Да? Ты разве в куклы играешь? Ты ведь уже большая.

— Нет, я давно в куклы не играю. Я только шью для них, — оправдывается Катя, а сама заботливо поправляет платьице кукле.

Лидочка просит:

— Отдай каску Юре, а то ему от папы попадёт. Сегодня его папа приезжает.

— Вот и пусть попадёт! Зачем он менялся? Теперь моих рыбок упустил, и они погибнут в канавке. Тебе рыбок не жалко? — спрашивает Катя укоризненно.

— Мне и рыбок жалко, и Юру, — просто, от всей души говорит Лидочка. — Отдай ему каску.

Катя хочет переменить разговор:

— Ты, Лида, ещё мала, чтоб мне советы давать. Я сама знаю, что мне делать… Меня скоро старостой класса выберут.

— Ну, а как же Юра теперь? — не унимается Лидочка.

— Вот что я тебе скажу, Лида, — снисходительно говорит Катя. — Ты бы лучше прыгать научилась. А то у тебя такие чудные прыгалки, а толку никакого.

И Катя подбрасывает кверху помпоны от прыгалок, любуясь ими.

Лидочка предлагает неожиданно:

— Знаешь что, давай меняться!

— Ну вот ещё! Теперь ты будешь заниматься этим вредным делом, — тоном взрослой говорит Катя.

— Ну не надо, — хитро соглашается Лидочка. — Тогда давай так: я тебе подарю мои прыгалки, а ты мне подари каску. Она мне очень нужна!

— Для куклы? — снисходительно спрашивает Катя. — Подарить я могу, это другое дело. Возьми, пожалуйста.

— Спасибо большое, — говорит Лидочка, — а ты возьми прыгалки.

И она отдаёт свои прыгалки Кате.

— И тебе большое спасибо, — отвечает очень довольная Катя.

Лидочка кричит, размахивая каской:

— Юра! Где ты?

Юра и Лидочка выбегают из ворот. У Юры в руках каска. Он говорит радостно:

— Ну где же Борис? Теперь он мне дым отдаст!

— Может, они на пустыре? — спрашивает Лидочка.

Взявшись за руки, дети бегут на пустырь.

На пустыре оживление, шум, крик. Толпа мальчишек под предводительством Бориса готовится к какой-то игре. Строятся шеренги, расставляются посты.

В руках у Бориса коробочка, он торжественно объявляет:

— Внимание! Трофейный особый дым. Служит для сигнализации, держится в воздухе три секунды.

Борис кричит, воображая себя командиром:

— Приготовились! Ура!

— Начинай! Давно пора! — кричат мальчики.

Воодушевлённый Борис командует:

Объявляю, что сейчас Этот дым закроет вас. Отойдите за черту!

— Часовые на посту, — отвечают ему мальчики-часовые.

Борис считает:

— Раз!

Изо всех сил бежит по пустырю Юра и за ним Лидочка.

— Подождите! — кричит Юра.

— Два, три! — кричит Борис, дёргает за шнурок и бросает вперёд сигнальную шашку.

Пустырь покрывается дымом, слышны восторженные крики мальчиков.

— Вперёд! Ура! Да здравствует непобедимая Советская Армия!

Юра, растерянный, смотрит на клубы дыма.

— Опоздали! Дым уже взорвался! — огорчается Лидочка.

— Попадёт мне теперь! — восклицает Юра.

Собираются прохожие, привлечённые игрой.

Здесь и Лидочкин сосед, и бабушка. Сосед негодует:

— Безобразие! Просто безобразие! Чего они только не придумают!

— Ну что вы сердитесь? Это игра. Они же никому ничего плохого не сделали, — как всегда, заступается за детей бабушка.

Сосед смотрит на неё и вдруг начинает хохотать.

— Ничего плохого, по-вашему? Вы думаете?

Лицо бабушки черно от копоти. Но она этого и не подозревает, говорит мягко:

— Ну конечно… Дети… Это так понятно… Вспомните, вы тоже были ребёнком.

В лифте горько плачет Юра. В руках у него обгоревшая, пустая коробочка:

— Нет, никуда я не пойду! Не пойду я за папой. Что я теперь ему скажу?

Лидочка утешает его как старшая:

— Ну что ты, маленький?!

Юрина мама, нарядно одетая, с букетом цветов, выходит во двор, кричит:

— Юра, Юра!.. Нет, я не могу его больше ждать…

Юра в лифте прислушивается:

— Мама уходит! Уже уходит!

— Ладно! Я с твоим папой сама поговорю, — решает Лидочка.

— Ты? — удивился Юра. — Ты не сумеешь…

— Почему не сумею? Мне слон велел всем помогать!

Оживлённая, залитая солнцем улица.

Милиционер регулирует движение.

По тротуару вслед за Юриной мамой шагает решительно настроенная Лидочка.

Юрина мама увидела её:

— Ты куда?

— Я с вами. Так надо, — настойчиво говорит Лидочка.

— Куда же я теперь тебя дену? — недоумевает мама Юры.

В вестибюле госпиталя Юрина мама усаживает Лидочку в кресло:

— Никуда не уходи, сиди тихо, если уж ты сюда пришла.

— Нет, мне туда надо, — просит Лидочка.

— Туда нельзя. Ты меня тут подожди.

Юрина мама уходит. Лидочка сидит притихшая, удивлённая непривычной для неё обстановкой госпиталя. Пожимает плечами, вздыхает, не зная, как ей быть, говорит задумчиво:

— Я должна быть хорошей. Мне слон велел. А то я никогда не научусь прыгать. Нет, я всё-таки пойду к Юриному папе, — через минуту решает она, — а то Юра плачет.

Тихонько, на цыпочках, Лида входит в гостиную. Там в кресле отдыхает один из выздоравливающих — молодой офицер. Он задремал, книга выпала у него из рук.

Лидочка поднимает книгу, нерешительно тянет его за рукав халата:

— Проснитесь на минутку… Это ваша книжка?

— Моя.

— Спите, спите тогда, — говорит Лидочка, отдавая ему книгу и окончательно разбудив его. — Может, вам ещё чем-нибудь помочь?

— Ты чья такая? — удивлён выздоравливающий.

Лидочка отвечает обстоятельно:

— Лидия Андреевна Савельева, дом пять, квартира три.

— А к кому ты пришла?

— К Юриному папе. У вас есть сын?

— Есть.

— А как его зовут?

— Юра, — шутит офицер, желая удержать девочку около себя.

— Да? — обрадовалась Лидочка. — Тогда знаете что…

Офицер перебивает её шутливо:

— Знаю. Ты мне хочешь стихи прочитать. Дети всегда стихи читают. Ну начинай, — просит он, любуясь славной девочкой.

— Я умею про сверчка, — послушно, но не очень охотно говорит Лидочка и начинает читать:

Папа работал, Шуметь запрещал. Вдруг под диваном Сверчок затрещал. Ищу под диваном — Не вижу сверчка, А он, как нарочно, Трещит с потолка. То близко сверчок, То далёко сверчок. То вдруг застрекочет, То снова молчок.

Во время её чтения в гостиной появляется ещё один выздоравливающий офицер. Он остановился, послушал, начинает читать вместе с Лидочкой:

Летает сверчок? Или ходит пешком? С усами сверчок? Или с пёстрым брюшком?

— И вы это знаете? — удивилась Лидочка.

— Ну как же, — улыбается офицер. — Я своему Юре эти стихи читал, когда он маленьким был.

— Юре? — ещё больше удивилась Лидочка. — Значит, у вас сын Юра? Тогда знаете что…

— Нет, нет, — шутливо протестует первый Лидочкин собеседник. — Ты сначала стихи до конца прочти.

Лидочка читает очень неохотно:

Петька сказал мне: «Давай пятачок, Тогда я скажу тебе, Что за сверчок».

— Это длинное, я буду без выражения, — решает она. Начинает тараторить:

Везде мы искали, Где только могли, Потерянный зонтик Под шкафом нашли…

Лидочка забыла, как дальше, смутилась:

— Что-то память у меня пропала, как у бабушки.

Офицер подсказывает:

Нашли под диваном Футляр от очков, Но никаких не поймали…

— Сверчков, — обрадованно вспоминает Лидочка.

Сверчок-невидимка, Его не найдёшь. Я так и не знаю, На что он похож.

— Всё! — облегчённо вздыхает она и говорит с недоумением: — У всех Юры? А кто же из вас Юрин папа?

— Она, наверно, к Сергею Ивановичу пришла, — догадывается первый офицер, вставая с кресла.

— Осторожно: вы ведь больной, — подбегает к нему Лидочка и помогает ему встать.

В небольшой палате спит выздоравливающий офицер. На пороге появляются Лидочка и её спутник. Он говорит шёпотом:

— Подожди тут, дружок. Я сейчас сестру позову, а то нам попадёт, что мы в палату пришли. Только не шуми тут, не прыгай.

— Я не умею прыгать. У меня и прыгалок нет. Я их отдала.

Оставшись одна, Лидочка стоит у двери, ждёт. Увидела, что на спинке стула висит шнур от халата. Осторожно, на цыпочках, подошла к стулу, взяла шнур, попробовала прыгнуть через него.

Больной открыл глаза:

— Ты откуда взялась, девочка?

— Ничего, ничего, спите… — заботливо говорит Лидочка. Поправила подушку, одеяло. — Я сейчас вас хорошенько укутаю, вот так… — Увидела грелку под подушкой, осторожно вытащила её, покачала головой: — Под подушку ничего нельзя класть, бабушка не позволяет. Вы разве про бациллы не знаете?

— Да ты к кому пришла?

— К вам… Юра просил передать вам: он никогда больше не будет меняться, мальчишки все такие…

Больной с нежностью смотрит на Лидочку:

— Да что ты болтаешь? Какой Юра, я никакого Юры не знаю.

— И вы не Юрин папа? — огорчилась Лидочка.

В палату входят первый офицер и сестра.

— Вот она! Она вам стихи хочет прочитать, — шутит офицер.

Лидочка тяжело вздыхает:

— Я уже стихи читала, а Юриного папы нигде нет.

Вестибюль госпиталя… Отца Юры провожают друзья: прощаются с ним, обнимают, жмут руку.

— А Лидочка где? Куда же она девалась? — волнуется Юрина мама.

— Тише! Тут нельзя шуметь, тут больные, — раздаётся голосок Лидочки.

Она появляется на пороге в длинном белом халате, в косынке, с грелкой в руках. Один из офицеров представляет её:

— Лидия Андреевна Савельева, наша новая няня.

— Лидочка, а мы тебя ищем, — подходит к ней отец Юры. — Ну, здравствуй! Ты меня знаешь?

— Знаю, — заявляет Лидочка. — А вы кто?

— Я Юрин папа.

— Нет, правда? Настоящего Юры? Нашего?

— Нашего, — смеётся офицер. — Пойдём скорей.

— К Юре? — И Лидочка тянет офицера в сторону, сообщает таинственно: — Он в лифте на ремонте… Потому что он менялся.

— Как — менялся? — не понимает отец.

Лидочка объясняет:

— Дым на каску. А каску на рыбок. А рыбки утонули. А дым взорвался. Теперь Юрке пропадать, что ли?!

— Что там Юра натворил? — спрашивает Юрин папа у жены.

— Я сейчас тебе расскажу, — говорит она и с улыбкой смотрит на Лидочку.

— Вот оно что! Ты, значит, хлопотать за Юру пришла?

— Ну да, — кивает головой Лидочка. — Он больше никогда не будет меняться. Он велел передать вам лично, — шепчет она офицеру.

Передняя. Юра расхаживает большими шагами взад и вперёд. Он и ждёт отца и боится этой встречи. У дверей с деревянным ружьём навытяжку стоит маленький Вовка.

— Ну посмотри, может, они уже идут? — волнуется Юра.

Вовка выглядывает на лестницу.

— Никого не видно, я уже всю местность осмотрел… Идут! — вдруг вскрикивает Вовка.

Юра, не зная, куда спрятаться, бросается к шкафу и запирается в нём.

В дверь вбегает Лидочка, шепчет Вовке:

— А Юра где?

Вовка глазами показывает ей на шкаф.

Входят родители Юры.

— Где же, в конце концов, мой сын? — с видимой суровостью спрашивает отец.

Лидочка делает ему какие-то знаки. Потом подводит к шкафу, стучит в шкаф, как в дверь:

— Юра, можно?

Отец тихонько раскрывает шкаф. Юра сидит рядом с деревянным конём, закрыв лицо руками. Он считает, что спрятался, что его никто не видит.

Лидочка старается спасти положение.

— Он просит передать вам, — говорит она, показывая на Юру, — он больше никогда не будет взрываться… то есть меняться — запуталась она от волнения.

Юра отнял руки от лица, увидел папу, бросается к нему на шею:

— Папочка, я, честное слово, я не буду…

— Обещаешь? — спрашивает отец, обнимая его. — Это Лидочка тебя выручила. Ей спасибо скажи.

— Мы все за него поручаемся, — неожиданно заявляет Вовка.

Отец вытаскивает коня из шкафа, говорит шутливо:

— Ты, кажется, и этот мой подарок тоже сам обнаружил?

— Это мне?! — восторженно спрашивает Юра. — Папочка!

— Нет, нет! Позвольте… Это мы ещё посмотрим, — шутит отец и, забрав коня, направляется с ним в комнату.

Юра и мама идут вслед. Вовка тоже хочет идти. Лидочка останавливает его:

— Пускай хорошенько помирятся!

Вовка взглянул на неё, что-то вспомнил, вынул из кармана прыгалки:

— Вот, Катя просила тебе передать!

— Ну? — обрадовалась Лидочка. — Она мне их подарила? Попробовать попрыгать? — говорит она нерешительно.

Сосед работает, рассматривает свой проект, вздыхает:

— Что-то не ладится, не могу сегодня сосредоточиться!

Где-то совсем близко зазвучала знакомая песенка. Сосед машинально начинает напевать:

Я по улице скачу, Я верёвочку кручу, Десять раз без остановки, Двадцать раз без остановки, Тридцать раз без остановки Прыгну, если захочу.

— Вот чего мне не хватало! — обрадовался сосед. С неожиданной энергией принимается за работу. — Теперь как будто налаживается!

Вдруг наверху раздаётся какой-то весёлый топот. На чертёжную доску падает сверху извёстка.

— Позвольте, что это значит? — кричит сосед. — Почему штукатурка падает на мои чертежи?

Бабушка в большом фартуке варит какао на газовой плите.

— Не кипит! — говорит она и снимает крышку с кастрюльки.

Где-то наверху усиливаются весёлый топот и возня. Бабушка поднимает голову, прислушивается:

— Что это там такое?

Дрожит посуда на полках, в кастрюльку падает извёстка с потолка. Бабушка, ничего не замечая, большой ложкой пробует какао.

— Вкусно! Очень вкусно! Какое сегодня замечательное какао!

В комнате соседа Вовка оживлённо сообщает важное известие:

— Слышите топот? Это Лидочка научилась прыгать!

— Слышу, слышу, очень счастлив! — сердито говорит сосед, смахивая извёстку со своего чертежа.

— Я бегаю, всем рассказываю! — объясняет Вовка, убегая.

Топот наверху прекращается.

— Ну, наконец-то угомонилась, — сердится сосед.

Но тут к нему в комнату, сияя от счастья, вбегает Лидочка.

— Знаете что, я, кажется, научилась прыгать. Хотите посмотреть?

— Лидочка, уволь меня от этого! — в ужасе кричит сосед.

— Простите, у вас моя внучка? — спрашивает бабушка, появляясь в дверях.

— Бабушка! Я научилась прыгать! — бросается к ней Лидочка.

— Очень хорошо! Молодец! Садитесь, пожалуйста, что же вы стоите? — любезно предлагает бабушка хозяину комнаты. — Ну, начинай, — говорит она Лидочке.

— Позвольте, одну минуточку! Удобно ли ей прыгать в комнате? — с иронией спрашивает сосед.

Бабушка не замечает иронии.

— Ничего, это мы сейчас устроим! — И она, раздвигая мебель, расчищает место для прыганья. — Я тебе говорила, что человек должен иметь терпение, — объясняет она Лидочке. — Ты добивалась, вот и научилась.

— Насчёт терпения вы совершенно правы! — язвительно замечает сосед, глядя, как бабушка хозяйничает у него в комнате.

Взмахнув прыгалками, Лидочка наконец начинает прыгать.

Бабушка, волнуясь, считает:

— Раз, два, три, четыре! Молодец!

— Я прыгаю! — восхищённо говорит Лидочка.

— Это я её научила! — радуется бабушка.

— Нет, это слон! — говорит Лидочка, прыгая ловко и непринуждённо. Поёт:

Сорок раз без остановки Я верёвочку верчу. Сорок раз без остановки Прыгну, если захочу.

— Повертим ей верёвочку! — предлагает бабушка соседу.

Тяжело вздохнув, сосед начинает вертеть верёвку.

Лидочка скачет, сосед и бабушка поют вместе с ней:

Мы и прямо, мы и боком, С поворотом, и с прискоком, И с разбега, и на месте, И двумя ногами вместе…

Бабушка поёт, радуясь:

Как она отлично скачет! Ничего, что я мала! —

поёт Лидочка.

Сосед поёт шутливо:

Посмотрите, вот что значит, Посмотрите, вот что значит Делать добрые дела.

На улице, на бульваре, в парках, на фоне весеннего неба, ловко и весело скачут девочки. Поют:

Полны веселья шумного Бульвары и сады. И сколько хочешь радуйся, Скачи на все лады!

 

 

ЗА ЦВЕТАМИ В ЗИМНИЙ ЛЕС

 

МЫ НЕ ЗАМЕТИЛИ ЖУКА