Аргентинские сказки

Баттини Видаль де

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СОБИРАТЕЛЕ ЭТИХ СКАЗОК

Книга, которую вы держите в руках, составлена на основе издания «Народные сказки и легенды Аргентины». Эту самую богатую из ныне существующих коллекцию аргентинского повествовательного фольклора собрала замечательная фольклористка и лингвист профессор Берта Элена Видаль де Баттини.

Она родилась в аргентинском городе Сан-Луис в 1900 г. Детство Видаль де Баттини провела в деревне и навсегда сохранила любовь к сельской жизни. Здесь же, в провинции Сан-Луис, она долгое время работала школьной учительницей. Привязанность к родным местам, проникновение в духовные и материальные заботы земляков, глубокий интерес к народной культуре — все это привело ее к увлечению фольклором родного края.

В 1936 г. Видаль де Баттини стала сотрудничать с Филологическим институтом Национального университета Буэнос-Айреса, где проводила научные изыскания под руководством видного испанского филолога Амадо Алонсо. Изучение фольклора потребовало основательного знания диалектов, и потому Видаль де Баттини занялась также лингвистическими исследованиями.

Видаль де Баттини написала множество замечательных книг, вошедших в золотой фонд аргентинской филологической науки. О разносторонности интересов ученого говорят уже сами названия ее книг: «Испанский язык Аргентины», «Преподавание фольклористики в школе», «Легенда об исчезнувшем городе», «Человек-волк и человек-тигр в аргентинском фольклоре», «Мотивы „Романа о Ренаре“ в аргентинском повествовательном фольклоре» и другие. Но главным трудом ее жизни стало огромное собрание аргентинских сказок и легенд, которое было опубликовано Министерством культуры Аргентины.

А теперь предоставим слово самой Видаль де Баттини. Вот что она пишет о своей собирательской деятельности.

«Мое знакомство с фольклором началось еще в раннем детстве, когда я часто слушала сказки из уст крестьян и своих ближайших родственников. Впоследствии, изучая фольклор и диалект родной провинции, я приобрела ценный опыт полевой работы, который очень пригодился мне в экспедициях по стране.

Я объехала всю Аргентину, собирая фольклор и параллельно изучая диалекты. Знание народной культуры во всей ее целостности позволяло мне глубже понимать содержание сказок и, в частности, все то, что связано с особенностями языка, обычаев, нравов жителей тех или иных провинций.

Сказки я всегда старалась записывать с предельной точностью, фиксируя все нюансы речевой манеры исполнителя. Чаще всего я работала с магнитофоном. При этом я тщательно записывала все варианты сказки, сколь бы близки друг другу они ни были. Ведь повторение одного сюжета или мотива всегда свидетельствует об их традиционности, равно как и об их распространенности. Более того, я фиксировала даже разрозненные фрагменты сюжетов или сведения о забытых сказках и умерших сказителях.

Я совершила более ста пятидесяти экспедиций в различные районы страны. И старалась не оставлять пробелов в своей изыскательской работе, не взирая ни на какие трудности добиралась до самых отдаленных и малонаселенных уголков страны с тяжелым климатом и суровыми природными условиями. Это оказалось возможным благодаря помощи со стороны национальных и провинциальных властей. Они обеспечивали меня транспортом, чтобы я смогла посетить труднодоступные места. И каким только транспортом я не пользовалась — от самого современного до самого примитивного! По бездорожью и в горах я передвигалась на лошадях и на мулах; много ходила пешком. Национальный Совет по образованию предписал школьным учителям на всей территории страны оказывать мне всяческое содействие. Поскольку в Аргентине начальные школы имеются практически везде, учителя стали моими лучшими помощниками, особенно незаменимыми в негостеприимных деревнях. Сельские учителя обеспечивали не только мое пребывание в таких местах, но и налаживали взаимопонимание с местными жителями.

Для успешной работы фольклорист-собиратель непременно должен завоевать доверие коренного населения. Благодаря моему богатому опыту общения с сельчанами, знанию психологии жителей тех или иных провинций, а главное благодаря моей искренней симпатии к простым людям, у меня очень быстро устанавливались дружеские и сердечные отношения с крестьянами.

Только тот, кто знает тяжелую полевую работу собирателя фольклора, сможет по достоинству оценить его необыкновенное терпение, его умение переносить трудности кочевой жизни, его мужество при встрече с различными, подчас и смертельными, опасностями. Но истинное призвание и увлеченность своей работой дают собирателю такую твердость духа, какая помогает ему преодолевать все препятствия. Такая выносливость и становится доказательством любви к своему делу».

Мирта Исабель Фунес

Сан-Луис, сентябрь 1993 г.

 

ВЕРШКИ И КОРЕШКИ

Трудно сыскать страну более удаленную от России, чем Аргентина. По отношению к России Аргентина находится как бы на обратной стороне земли — там, где, по представлениям древних, жили антиподы, «люди наоборот». И потому, взяв в руки эту книгу, русский читатель вправе ожидать чего-то очень экзотического, если угодно, «сказку наоборот». И если с этим настроем он начнет читать, то будет безмерно удивлен (а кто-то, может, и раздосадован), когда обнаружит, что антиподы-аргентинцы рассказывают промеж себя наши, русские сказки, на которых с младенческих лет учились мы слушать, говорить, мыслить, чувствовать, познавать… Тут вам и «Конек-горбунок», и «Царевна-лягушка», и «Коза-дереза», и сказка про вершки и корешки, и чего только нет из родных, столь знакомых сюжетов!

Наши все сюжеты, да вот только не русским духом пахнут. Русские удачливые дурни и могучие богатыри скитаются по дремучим лесам да по избушкам на курьих ножках, а тамошние дурни и богатыри (не менее могучие и удачливые) — по эстансиям да по ранчо ездят; наши молодцы хватят ковшик квасу или бражки — и сам черт им сват, а тамошним-то — изволь поутру чашечку кофе поднести; наша лиса волкам да медведям головы дурит, а в аргентинских сказках лис со страусами и броненосцами якшается…

Но это все — вершки, а корешки, то есть сюжеты, большей частью одни и те же, и узнаются с первого взгляда. «Как же так? — спросит читатель. — Каким же это удивительным образом наш Иванушка-дурачок умудрился до Аргентины добраться, где и прозвался Хуаном?»

А вот каким.

В народных сказках немцев, французов, англичан, испанцев, итальянцев мы обнаружим все те же, нам с детства знакомые истории про злую мачеху и падчерицу, про спящую красавицу, про волка и козлят… Выходит, все эти и многие-многие другие сюжеты — столь же русские, сколь и немецкие, французские, испанские, иначе говоря, сюжеты эти — общеевропейские. И не только европейские, ведь многие из них встречаются и в сказках народов Востока и восходят к глубокой древности. Например, сказку «Два брата», представленную и в этом сборнике, сочинил в XIII в. до н. э. писец Эннада для сына фараона, а ныне бесценный папирус с ее текстом хранится в Британском музее.

Если уж добираться до самых корней, то родоначальницей европейской сказки придется признать Индию. В древней индийской литературе процветали жанры сказки, притчи, басни, и потому именно здесь возникла традиция составлять сборники сказок. Самый знаменитый из таких сборников появился в III в. н. э. под названием «Панчатантра», что на санскрите означает «Пять книг». В середине VI в. придворный врач сасанидского шаха перевел эту книгу на пехлевийский язык и назвал «Калила и Димна» — по именам героев первого повествования, двух шакалов. Двести лет спустя «Калила и Димна» была переведена со значительными изменениями на арабский язык. Пехлевийский оригинал утерян, а вот арабская редакция получила необыкновенное распространение и, в свою очередь, переводилась на языки других народов — турецкий, персидский, еврейский, грузинский, греческий.

В истории европейской сказки особую роль сыграла Испания. Ведь из всех западноевропейских стран она теснее всего соприкасалась с восточной культурой, поскольку арабы восемь веков присутствовали на Иберийском полуострове — сначала как завоеватели, а впоследствии в качестве теснимых нежелательных соседей. Сколько ни воевали христиане с неверными, а науку и светскую литературу мавров изучали и высоко ценили. Так и получилось, что Испания стала как бы мостом между культурами Востока и Запада. В XIII в. король Альфонсо, заслуженно прозванный Мудрым, повелел перевести с арабского языка на испанский «Калилу и Димну», тем самым подарив эту книгу другим европейским народам.

И таким же мостом между культурами Востока и Запада стала Россия. В том же XIII в. «Калилу и Димну» перевели на славянский (правда, с греческого) под названием «Стефанит и Ихнилат».

Разумеется, далеко не все сюжеты европейских сказок восходят к «Панчатантре». Были и другие, не менее популярные источники заимствований: басни Эзопа, арабские сказки «Тысячи и одной ночи», средневековые французские фабльо и немецкие шванки (комические стихотворные повести и побасенки). Наконец, у каждого европейского народа имеются и свои, самородные сюжеты, но их в любом случае меньше, чем так называемых «бродячих сюжетов».

Вернемся в Испанию. Не будет преувеличением сказать, что она стала центром формирования европейской сказки. Богатейшая испанская фольклорная традиция легла в основу и латиноамериканской народной культуры.

История Аргентины начиналась как бы со сказки. В этих бескрайних и пустынных землях испанские конкистадоры — под стать сказочным богатырям — искали мифическое Белое Царство и Серебряную Гору, о которых им рассказывали индейцы, демонстрируя в подтверждение своих слов серебряные слитки. Белого Царства отыскать так и не удалось, а вот Серебряная Гора со временем нашлась — в местечке Потоси на территории нынешней Боливии, где находится крупнейшее месторождение серебра. Как бы там ни было, сказка о сереброносном царстве дала название и стране в целом, и ее важнейшей реке Ла-Плата, что по-испански означает «серебряная».

Заселение края началось в 1536 г., когда знатный испанец Педро Мендоса прибыл сюда во главе крупнейшей в истории конкисты экспедиции из полутора тысяч человек и заложил город Буэнос-Айрес. В отличие от Перу, Боливии, Мексики и некоторых других стран Латинской Америки, где происходило активное смешение испанцев с коренным индейским населением, колонизация Аргентины протекала по североамериканскому образцу. Дикие, воинственные, свободолюбивые обитатели пампы ни в какую не желали подчиняться диктату пришельцев, и потому ожесточенные войны с индейцами велись вплоть до конца XIX в., а две противоборствующие цивилизации были разделены линией пограничных укреплений («фронтерой»), которая неумолимо отодвигалась на запад и на юг. В результате индейцы пампы частью были уничтожены, частью утеряли свою культуру и растворились в среде белых завоевателей, а те, что остались, — оттеснены в отдаленные районы.

С XVII в. для пополнения рабочей силы в Аргентину ввозили негров — но относительно немного, особенно в сравнении со странами Карибского бассейна и Бразилией (в 1813 г. в Аргентине насчитывалось около двенадцати тысяч негров, живших преимущественно в Буэнос-Айресе). А в конце XIX — начале XX в. страну захлестнула волна новой европейской эмиграции — в основном итальянцев и испанцев, но также немцев, русских, украинцев и евреев; и за счет иммиграции с 1900 г. по 1914 г. население Аргентины увеличилось вдвое — с четырех до восьми миллионов человек. Так и получилось, что Аргентина, как и соседний Уругвай, по этническому составу населения являются самыми «европейскими» странами континента.

Этот по необходимости краткий исторический экскурс имеет прямое отношение к аргентинской народной сказке. Она взрастала на почве испанской традиции, вбирала в себя европейские «бродячие сюжеты» и при том испытала минимальное влияние индейского и афроамериканского фольклора. Аргентинская сказка — не метиска и не мулатка, а чистокровная креолка (так называют белых жителей Латинской Америки).

Так что ж, выходит, аргентинской сказочной традиции как таковой не существует? Вовсе нет. Сюжет в сказке важен, но это еще не вся сказка — подобно тому, как корень еще не все растение. Корни похожи друг на друга, а вот листья и цветы отличишь с первого взгляда. Национальный колорит сказке придают как раз «вершки», то есть вариации устойчивых сюжетов, трактовка персонажей, детали. За неожиданным поворотом сюжета, за мелкой деталью, за отдельным словом подчас открываются целые пласты национальной культуры, особенности истории народа, его нравы, обычаи, представления о мире.

К примеру, тот же сюжет о вершках и корешках, известный большинству народов Европы, в аргентинском фольклоре получает чисто американское продолжение: один из персонажей обманывает себя не дважды, а трижды, когда после третьего посева отдает сопернику «серединки» маиса (початки). Или же взять легенду, в которой Господь Бог просит у торговца табаком закурить и наказывает скупца, отказавшего ему в этом маленьком удовольствии. Всевышний с сигарой — образ для европейца невозможный, святотатственный! Для латиноамериканца же, оказывается, — вполне возможный, коль скоро человек создан по образу и подобию Божьему. Возможно, в этом сюжете проявился элемент культуры индейцев, которые курили в ритуальных целях, для общения с богами.

Ярче всего национальный колорит проявляется в сказках о животных, составляющих самый обширный корпус аргентинского повествовательного фольклора. Что касается их «корешков», то в Аргентине сложилось немало самостоятельных сюжетов, которые легко распознаются. И все же и в этих сказках большинство сюжетов восходит через испанскую традицию к общеевропейским источникам. А именно — к басням Эзопа, переведенным на испанский язык в 1498 г., как раз в эпоху открытия Америки, и к знаменитому «Роману о Ренаре». Это замечательное произведение средневековой французской литературы, созданное разными авторами в XII–XIII вв., состоит из двадцати шести стихотворных повествований о проделках лиса Ренара и о его борьбе с волком Изегримом. Сюжеты «Романа о Ренаре» имели широчайшую популярность и вошли в фольклор многих народов Европы, в том числе и в русскую, и в испанскую сказку.

В Аргентине традиционные европейские сюжеты переиначивались, приспосабливались к местным природным условиям, и, разумеется, изменились герои-животные. Здесь, впрочем, необходимо сделать одно существенное разъяснение. Когда испанские конкистадоры встречали в Америке неведомых зверей, они часто называли их по аналогии с известными животными Старого Света: ягуара — тигром, пуму — львом, кондора — орлом и т. д. Поэтому, хотя многие представители американской фауны имеют двойное название — местное и европейское, в аргентинских сказках действуют местные разновидности зверей и птиц с их особенным обликом и характерными повадками.

Центральным героем аргентинских сказок о животных остается лис. Только в отличие от Ренара и от русской лисы, он куда менее удачлив. Ему удается обхитрить более сильных зверей, но когда он пытается обмануть или поймать тех, кто поменьше да послабее, то чаще всего попадает впросак, а нередко бывает жестоко наказан. Сказки о лисе составители скомпоновали таким образом, что они образуют как бы единую историю: за каждой удачной проделкой следуют неудачи и наказания, и, в конце концов, наученный горьким опытом, лис «образумится» и выступит в добродетельном качестве бескорыстного помощника.

Волк, один из главных героев европейских сказок о животных, из аргентинских сказок исчез, благо волки в Южной Америке не водятся. Его место занял тигр-ягуар. До чего ж незадачливый зверь! Хоть и силы у него в избытке, и храбрости ему не занимать, и жалостью его не проймешь — да только все его обманывают и побеждают: от человека до крохотного сверчка. Для аргентинского скотовода ягуар — самый опасный враг среди зверей, и потому нет ему пощады в народных сказках.

Местный колорит подчас очень своеобразно проявляется и в волшебных сказках, сюжеты которых отличаются особой устойчивостью. В этом отношении любопытно рассмотреть сказку «Семиглавый змей».

Чтобы добыть себе принцессу в жены, герой сражается с многоголовым чудищем, а его подвиг бесчестно присваивает себе другой. Этот сюжет в тех или иных вариантах знаком русскому читателю по сказкам «Иван-царевич и Марфа-царевна», «Фролка-сидень», «Иван Быкович» и прочим. Тем более бросается в глаза непривычный для нас декор сюжета. Речь идет не только о мелких деталях типа маиса, кофе, чая мате, рожкового дерева кебрачо и т. п. К примеру, со змеем герой сказки — Адан — сражается совсем не так, как русский богатырь. Наш воитель молодецким взмахом меча сразу сносит все головы змея. Адан сражается, взяв в правую руку кинжал, а левую обмотав пончо. Что за странная манера боя? Это — классический аргентинский поединок, известный под названием «креольская дуэль»: противники бьются кинжалами, а пончо, обмотанное вокруг левой руки, используют для защиты от ударов. Когда отношения выясняют опытные противники, такие поединки затягиваются подчас весьма надолго. Вот и Адан всю ночь сражался со змеем, покуда не запрыгнул ему на спину и не отсек все семь голов.

В поисках огня для варки кофе Адан сталкивается с тремя разбойниками-гаучо. Об этих персонажах аргентинской сказки требуется сказать особо. Аргентинских гаучо, вольных крестьян скотоводов, казалось, породила сама бескрайняя пампа, где паслись неисчислимые стада одичавшего скота и мчались табуны диких лошадей. Привыкшие к кочевой жизни в седле, гаучо отличались выносливостью, храбростью, ловкостью в обращении с оружием, свободолюбием и неукротимым нравом. Это они стали главной силой в войне за независимость страны от Испании. Аргентинская литература XIX — начала XX вв. сделала гаучо своим излюбленным героем и возвела его идеализированный образ в символ национального духа.

А вот в сказках — все наоборот: гаучо предстают разбойниками, ворами. Чем объяснить такое несовпадение? Дело в том, что в XVIII в., когда формировалась социальная прослойка гаучо (частью из деклассированных элементов), власти, горожане и оседлые крестьяне относились к этим людям весьма враждебно. По одной из этимологических гипотез слово «гаучо» происходит от испанского «перекошенный», «искривленный», а в переносном смысле — «нечестный», «сбившийся с верного пути». Такое отношение отражено в одном из документов от 1787 г.: «Гаучо — испанское слово, употребляемое в этой стране для наименования бродяг или сельских воров…» Фольклор отражает более древние, традиционные формы мировосприятия, ему мало дела до литературных игр, — вот почему в аргентинской сказке сохранился анахроничный образ гаучо-разбойника.

Это в полной мере относится еще к одному негативному персонажу аргентинской сказки. Подвиг Адана бессовестно присвоил себе чернокожий раб, которому по уговору должна достаться королевская дочь. Далеко не случайный поворот сюжета. Читатель заметит, что в аргентинских сказках негр обычно выступает в самых неприглядных ролях. Чернокожая рабыня клевещет королю на его будущую жену («Братья-вороны»), негры становятся исполнителями злой воли («Конь-семицвет»), юноша, желая скрыть свою красоту, надевает на себя кожу негра («Бильбао, золотой мальчик») и т. п.

Такое враждебное отношение к чернокожим коренится еще в испанской и общеевропейской фольклорной и литературной традиции, трактовавшей черный цвет как цвет ада, дьявола, зла, уродства, смерти. Расовые предрассудки складывались в Европе; американская практика рабовладения их только укрепляла. Для аргентинцев негр был вполне реальным персонажем, оставаясь в то же время непонятым, непринятым, чужим. На место европейских злых мачех, завистливых сестер и ведьм сказитель легко подставлял чернокожих, встречая полное понимание со стороны слушателей, поскольку дурной поступок негра не требовал никакой мотивации. И хотя к XX веку аргентинские негры полностью растворились в белом населении, они живут в народных сказках как напоминание о колониальной истории страны.

Но вот сказка о семиглавом змее подошла к счастливому финалу: гаучо убиты, негр наказан, Адан женился на королевской дочери, сам стал королем и — завершает сказитель: «Весь народ радовался и веселился, будто Республика у них настала». Изумительная концовка! За ней проглядывает еще одна грань аргентинской истории — колониальную тиранию, столь глубоко запавшую в память народную, что в противовес ей республика воспринимается как сказочная страна счастья.

Здесь мы сталкиваемся с анахронизмом совсем иного рода: когда в сказку попадают реалии современной жизни и смотрятся они в ней чудно и забавно, словно электрическая лампочка в избушке на курьих ножках. Такого типа нововведения встречаются в живой фольклорной традиции любого народа, а в аргентинской сказке, которая приобрела свою национальную окраску лишь в XIX в., их особенно много. И пусть вас не удивляет принцесса, разыскивающая претендента на ее руку с помощью теодолита, или медведь, заколдованный принц, который приезжает во дворец короля в роскошном «шевроле».

В заключение несколько слов о бытовой аргентинской народной сказке. Как и в России, народную сказку в живом исполнении в Аргентине можно услышать преимущественно в сельских местностях из уст людей старшего поколения, чаще женщин и, как правило, неграмотных или малограмотных. В Аргентине издавна существовали народные профессиональные певцы (те, кто жили своим искусством), а профессиональных сказителей здесь никогда не было. Может быть, потому, что сказки знал и умел рассказывать всякий. Впрочем, выделялись незаурядные исполнители и знатоки сказок, прославленные в своем селе или в округе. Фольклористка Видаль де Баттини немало слышала о них и сама знавала таковых, но она с горечью констатирует, что чаще всего эти люди уносят свои знания в могилу, ибо им некому передать духовное наследие. Как видим, традиционный фольклор умирает везде одинаково и по одним и тем же причинам.

В некоторых аргентинских селах существует поверье, что рассказывать сказки днем — дурная примета. Обычно сказки звучат по вечерам, после трудового дня, когда семьи, соседи, друзья собираются в доме или на открытом воздухе и, потягивая мате через трубочки из специальных сосудов, начинают развлекать друг друга. Сказки также звучат во время так называемых «мингако», когда соседи собираются на ночь для выполнения каких-либо работ (например, для очистки початков маиса).

Как правило, первым начинает самый старший или самый авторитетный в этом кругу людей сказитель. Заканчивая сказку, очередной исполнитель произносит одну из множества стихотворных формул, передавая слово другому. Не считается зазорным перебивать рассказчика, чтобы напомнить забытую сцену, или дополнить сюжет, или добавить деталь, или откомментировать событие, поэтому исполнение сказки подчас превращается в своего рода коллективное театрализованное представление.

Хотя предлагаемый сборник сказок составлен на основе научного академического издания, сам он не претендует на научность. Это касается и весьма условной рубрикации сказок и переводов. Добросовестно точные записи сказок при переводе подвергались неизбежной редактуре, поскольку было невозможно, да и не нужно, передавать диалектные особенности. Переводчики постарались сохранить привкус сочной простонародной речи и отчасти даже отразить индивидуальные манеры исполнителей.

Думается, эту книгу будет занятно прочесть детям и взрослым. Детям — понятно почему: им всякая хорошая сказка интересна и полезна. А взрослым эти сказки, может быть, помогут разглядеть сквозь «вершки» национальной специфики индоевропейские корни нашей культуры.

А. Кофман

 

I

ЛИС, ТИГР И ДРУГИЕ

(Сказки о животных)

 

ЛИС И ДВА ЗАЙЧОНКА

Рассказывают, будто два зайчонка нашли однажды куски от одеяла. Шли они, рассказывают, краем дороги и увидели — валяются два куска от шерстяного одеяла. Видимо, выбросил по ненадобности погонщик скота, а может, кто другой. Зима в тот год стояла очень суровая, и зверюшки совсем замучились от холода.

Ну ладно… Уж как обрадовались оба зайчика такой находке — слов нет! Вот теперь-то они сошьют оба куска, — так порешили, — и будет у них славное теплое одеяло. Станут под ним спать вместе, и никакой холод им не страшен. На площадке возле норы остановились и давай судить-рядить, как сошьют это одеяло и где нитки найдут. В том-то и беда, что не было у них ни одной ниточки!

Ну ладно… Тем временем мимо шел лис по имени дон Хуан, увидел молоденьких зайцев и понял, что меж ними какой-то серьезный разговор идет. Разобрало лиса любопытство, и захотел он послушать, о чем зайцы толкуют. Остановился, навострился и сразу сообразил, что тут можно кое-чем поживиться. Подошел он к зайцам, поздоровался, как положено, и спрашивает, не надо ли им помочь. Зайцы неразумные возьми да расскажи ему все без утайки. Лис тотчас предложил им ниточку, тоненькую, незавидную, какая была у него. А условием поставил, что они за это выделят ему краешек одеяла, чтобы и он мог накрыться. Зайцы по малости лет согласились и ниточку взяли. Быстро они сшили одеяльце, да такое красивое — просто на зависть! Любуются им и знать не знают, кому доверились. Молоденькие совсем, вот и не слыхали о кознях хитрого лиса.

Ну ладно… К ночи собрались зайцы спать, одеяло расстелили. А ночь была очень холодная, град так и стучал по земле. Вдруг прибегает лис. Зайцы — что делать? — отдали ему краешек одеяла. А лис посмотрел на них с важным видом и говорит:

— Нет, я должен спать под моей ниточкой. У меня на это полное право. Мы так и договаривались.

И вот, верь не верь, отдали ему зайцы самую середину одеяла. Лис залез под одеяло и весь с головой накрылся. А бедные зайцы остались ни с чем.

Лису что? Выспался всласть в тепле. А зайцы совсем окоченели, зуб на зуб не попадает от холода.

 

ЛИС, ГОЛУБКА И ПТИЧКА КАСЕРИТА

Как-то раз лис сильно проголодался и говорит:

— Пойду-ка я в лес, может, найду себе корму. Мне бы голубку поймать. Вот бы славно для начала!

Пришел он в лес, полазил туда-сюда и видит: сидит на дереве в гнезде голубка, птенцов кормит. Лис облизнул усы, подбежал к дереву и говорит:

— Добрый день, сеньора Голубка.

— Добрый день, — отвечает голубка, а сама от страха вся дрожит: лис-то все ближе и ближе к дереву подбирается.

— Ну-ка, давай мне птенчика на обед! — кричит лис. — Я за ним и пришел.

— Смилуйся, сеньор Лис. Как же я птенчика отдам — он мне сын родной, — кричит ему в ответ голубка.

— Знать ничего не хочу! Не отдашь одного птенчика, я на дерево залезу и двух съем.

Голубка заплакала навзрыд, испугалась, что лис на дерево залезет. Как раз в это время летела птичка касерита, а в клюве держала глину для своего гнезда. Видит — голубка плачет, и спрашивает:

— Какая беда с тобой приключилась?

Голубка ей рассказала, что лис грозит съесть ее деток.

— Зря плачешь, — сказала на это птичка касерита. — Врет он, ему на дерево не забраться. Не умеет он по деревьям лазать.

— Ах ты поганка, не в свое дело лезешь! — разозлился лис. — Ну погоди, я тебе отомщу.

И решил поймать птичку касериту. Спрятался в том месте, куда она за глиной летала. Сидит, ждет, когда касерита прилетит. А касерита ничего худого не заметила, крылышками — порх, порх. Вот тут лис ее и поймал. Птичка касерита давай кричать, верещать, не знает, как от смерти спастись. На ее крик птицы со всего лесу слетелись и тоже раскричались на разные лады. Такой подняли гомон, такой шум, что лис оторопел и остановился. Тут птичка касерита опомнилась, смекнула, что делать, и говорит лису:

— Скажи им, любезный сеньор Лис, чтобы они проваливали отсюда и в наши дела не лезли.

Лис лапу протянул, чтоб удержать птичку, и пасть раскрыл. Только собрался сказать, что она велела, а касерита — раз! — и вырвалась на волю.

— До чего ж я невезучий! — крикнул голодный лис.

А птицы закружились над ним, смеются, поют от радости. Еще бы! Птичка касерита, такая добрая да сметливая, удрала от этого злого, поганого лиса.

А тот побрел восвояси. Все надеялся сцапать обманом какого-нибудь слабого, беззащитного зверька.

 

КАК ЛИС ХОТЕЛ ОБМАНУТЬ ПЕТУХА

В одном глухом месте, далеко от селения стоял заброшенный дом. Хозяин уехал, взял с собой, что хотел, а про петуха забыл. Ну и петух, куда деваться, жил совсем один. Ночью спал на дереве, а с рассветом, как водится, кукарекал.

Хитрый лис не сразу его заприметил, а как заприметил да еще понял, что петух живет один, решил его съесть. Но петух был умный да шустрый, и лис все не мог его поймать. Как лис подкрадется поближе, петух — порх! — и на дерево. Стал лис думать и гадать, как ему обмануть такого сметливого петуха, что сделать, чтобы он с дерева спустился. И вот однажды приходит лис к дому, здоровается с петухом и спрашивает:

— Почему ты все один да один?

А петух отвечает:

— Потому что хозяева уехали и оставили меня.

Лис послушал и говорит:

— Давай, спускайся на землю, и мы побеседуем по душам.

А петух отвечает, что ему и на дереве хорошо.

Лис был голодный, злой и решил во что бы то ни стало обмануть петуха. «Пусть он самый умный петух на свете, а я его заставлю спуститься», — подумал он про себя.

Походил немного возле дома, видит — лист бумаги валяется среди мусора. Подобрал он эту бумагу и скорее к дереву.

— Знаешь, — говорит петуху, — правительство новый указ выпустило.

— А что за указ? — спрашивает петух.

— Послушай, что тут написано, — говорит лис. — «Отныне собакам запрещается убивать лис, а лисам запрещается убивать петухов». Вот такой указ вышел, и все должны ему подчиняться.

Петух голову набок склонил, слушает и помалкивает. А лис не уходит, давай опять указ читать. Как прочтет, так снова упрашивает петуха с дерева спуститься, мол, теперь они не враги. Петух сидит, не шелохнется, думает, как бы лиса прогнать. И вдруг видит — вышел из лесу сторож с собаками. Обрадовался петух, сразу смекнул, как ему быть. Подождал, пока они поближе подойдут, и говорит лису:

— Эй, лис, вон погляди — сторож идет и с ним пять собак. Им бы надо прочитать новый указ.

— Откуда идут-то? — испугался лис.

— Да оттуда, с речки, — и показал совсем в другую сторону.

Бросился лис наутек и угодил прямо под ноги собакам. А собаки были злые, кусачие, сразу залаяли, зарычали, кинулись на лиса. Увидел петух такое и крикнул:

— Эй, лис, прочитай им указ! Прочитай им указ! Да скорее, а то загрызут тебя.

Но лис ничего не слышит, от страха ноги отнялись.

Тут собаки его окружили и разорвали на части, — им до указа и дела нет.

 

БАШМАКИ ДЛЯ СТРАУСА

Жил-был один лис, и втемяшилось ему в голову съесть страуса. Думает-гадает, как страуса поймать, он же большой, быстроногий. Встретится со страусом и сразу заводит с ним разговор, чтобы в доверие войти, подладиться. И вот как-то раз страус спрашивает лиса, почему у него такая маленькая лапка. Ну а лис, шельма, смекнул — наконец-то случай подвернулся!

— Да это потому, — говорит, — что мне надели ботинки с малолетства. Так я и рос в ботинках, не снимал никогда, оттого и лапа маленькая. А кто с детства ходит босиком, у того лапы здоровенные, даже смотреть противно.

Страус помолчал и спрашивает:

— А что мне сделать, чтобы у меня лапы стали поменьше?

— Эх, друг, так и быть, я тебя выручу, сделаю красивые башмаки.

Страус обрадовался, не знает, как благодарить лиса за такую услугу. А лис только улыбается, посулил сразу же взяться за дело.

И вот в одном доме украл лис кусок кожи и замочил. Когда кожа хорошенько вымокла и стала совсем мягкой, лис выкроил из нее два мешочка и сшил. Получилось что-то вроде башмаков. Прибежал лис к страусу, надел ему на ноги башмаки, а тот сияет от радости. Поначалу все было хорошо — кожа мягкая, нигде не жмет, не давит. Только лис велел страусу выставить лапы на солнце. Тогда башмаки, сказал, будут красивые и удобные. Да еще приказал не двигаться, стоять на одном месте. И ушел, но пообещал прийти попозже, чтобы посмотреть на свою работу.

Постоял страус, постоял и чувствует — жмут ему башмаки, пальцы болят, ну сил нет. Хотел он сбросить башмаки, но какое там. Они к лапам прилипли и затвердели.

Страус дернулся туда-сюда, шага ступить не может. Дернулся еще и упал на землю.

Вот тут и лис заявился. Страус жалуется, ботинки клянет, а лис ухмыляется.

— Ну, — говорит он страусу, — теперь я тебя точно съем.

И съел.

 

КАК ЦАПЛЯ ОТОМСТИЛА ЛИСУ

Однажды лис пригласил цаплю в гости на обед.

— Знаешь, кума, я такую кашу маисовую сварил — объедение. Приходи ко мне на обед. Вместе поедим.

— Хорошо, кум, обязательно приду.

В назначенный час отправилась цапля в дом к лису обедать. Лис положил на пол камень — здоровенный да круглый. Пришла к нему цапля, а он ей говорит с улыбочкой:

— Здравствуй, кума, сейчас угощу тебя на славу.

Взял кастрюлю с кашей и вывалил на камень. Каша жидкая, по камню размазалась. Цапля, бедная, клюет по зернышку, а лис в минуту все языком слизал. Цапле, считай, ничего не досталось.

Обиделась цапля и думает про себя: «Ну погоди! Я с тобой сквитаюсь, нахалюга. Ишь, пригласил обедать, а сам все съел, меня голодной оставил. Ладно, я тебя тоже приглашу».

Проходит время, встречает цапля хитрого лиса и говорит:

— Знаешь, кум, теперь я тебя приглашаю отведать моей каши. Посмотреть, может, я стряпаю не хуже твоего.

— Ладно, кума, спасибо, — отвечает лис. — Непременно приду.

Сварила цапля маисовую кашу и вылила ее в кувшин с узким горлом. Подошли оба к кувшину. Цапля клюет кашу, языком причмокивает, а лис и подступиться не может. Пробует и так, и эдак кашу достать, да все зря. Рассердился лис, вытянул язык, свернул трубочкой и в кувшин. А язык возьми и прилипни к горлышку. Лис завизжал со страху и выскочил из дому вместе с кувшином.

Вот и говорят, что у лиса такой большой рот потому, что он хотел кувшин проглотить.

 

ЛИСА И ЦАПЛЯ

Жила себе цапля, и было у нее два птенца, а лиса, ее кума, задумала их съесть. Только не знала, как к ним подобраться, голову ломала, а придумать ничего не может. Потому что цапля берегла своих птенцов, не оставляла их одних ни на минуту.

И вот как-то раз решила лиса пригласить цаплю к себе на обед. Прибегает утром к цапле и давай уговаривать — приходи да приходи. А цапля ей в ответ:

— Ну как я пойду, кума. С кем мне деток оставить? Боюсь я.

— Будет тебе, кума, — говорит лиса. — Неужто не придешь, неужто меня обидишь? Вот как твои детки заснут, ты сразу беги ко мне.

Долго ее упрашивала и так и эдак, долго заманивала. Ну и цапля согласилась.

— Ладно, кума, приду, как не прийти.

И пришла в гости к лисе. Увидела ее лиса, от радости дыханье сперло. Вылила на камушек немного каши и говорит:

— Угощайся, дорогая кума, а я сбегаю за другими гостями. Они рядом, я сейчас вернусь. — И юркнула за дверь.

Понеслась туда, куда задумала, съела двух птенчиков и вернулась домой. Посидели они с цаплей немного, а та все больше тревожится, сердце у нее не на месте.

— Пора мне к моим деткам.

Прибежала домой, видит — нет ее птенчиков, ни одного, ни другого. Тут ей в голову и ударило — в доме лиса побывала.

— Не зря мое сердце подсказывало, что у лисы дурное на уме!

И давай плакать. Полный день проплакала, слезами обливалась.

На утро приходит к ней лиса, видит — цапля вся в слезах, и говорит:

— Здравствуй, кума. Ты чего плачешь?

А цапля ей на это:

— Не зря я говорила, что нельзя мне оставлять моих деток без присмотра. Съел их у меня какой-то злодей.

— Ой, кума, горе-то какое! — говорит лиса. — Мне тебя жаль до страсти. И зачем я тебя позвала, значит, и на мне вина.

Утешала цаплю, слезы утирала. Говорила без умолку. Цапля перестала плакать, слушает, а про себя думает:

— Ну погода! Я с тобой разделаюсь, ты мне за все заплатишь!

Проходит время, цапля говорит лисе:

— Знаешь, любезная кума, я пир устраиваю, тебя приглашаю, приходи — не пожалеешь. Пироги состряпаю на славу.

— Хорошо, кума. А где пир твой будет?

— Да прямо в небе.

— Ой, что ты, кума? Как мне туда попасть. Ты в небе летаешь, а мне где крылья взять?

— Не беда, кума. Не надо тебе крыльев. Уцепишься за мою шею и все дела. Давай прямо сейчас попробуем. Я тебя в воздух подниму. Ну-ка, садись на меня, и все будет, как надо.

Уцепилась лиса за шею цапли, та полетела, а сама думает, как бы лису не спугнуть. Летит низко, не спеша, вот лиса и радуется:

— Ну и молодец ты, кума. Как же в небе-то хорошо!

Опустились они на землю, и лиса домой побежала, довольная-предовольная. Стала ждать, когда цапля на пир ее позовет.

Наконец дождалась. Выскочила на улицу с утра пораньше и бежать в назначенное место. Видит — цапля уже расхаживает, на небо посматривает, Подошла к ней лиса, села на нее верхом и за шею уцепилась, и стали они вверх подниматься. Поначалу цапля летела тихонько, над землей кружилась. А потом вдруг как взмахнула крыльями и давай забирать все выше и выше. Поднялась высоко в небо и пошла кувыркаться. Лиса напугалась, криком зашлась;

— Ой, ой, кума! Я же упаду, не удержусь! Смилуйся, перестань!

А цапля будто и не слышит. Еще выше поднялась. А потом как головой дернет — и скинула лису. Лиса падает на землю и орет дурным голосом:

— Подстелите матрасы! Подстелите матрасы!

Тут цапля ей и крикнула:

— Ты, злодейка, моих птенцов съела, не поперхнулась. Вот теперь и получай по заслугам.

Ударилась лиса о землю и на куски разлетелась.

 

КАК ЛИС ОБМАНУЛ ЛЬВА И ЛЬВИЦУ

Как-то раз лев решил уйти навсегда от своей львицы. Завел себе подругу на стороне. И не знал, что придумать, чтобы она в отместку не напакостила ему, чтобы смирилась и жила без него. Думал, думал и наконец придумал.

— Слушай, жена, я с тобой развожусь, — сказал он львице. — У тебя изо рта воняет, ну мочи нет. Меня день и ночь тошнит, на еду смотреть не хочу.

Львица разозлилась, зарычала и говорит:

— Ах ты враль! Сочинил, что у меня изо рта пахнет. Вон как ловчишь, решил от меня обманом отделаться. Не выйдет! Никто мне такого не говорил!

Припугнулся лев, помолчал и говорит:

— Не кричи! Давай позовем зверей из нашего леса. Пусть свидетелями будут. Увидишь тогда, вру я или нет.

Лев-то надеялся, что звери со страху будут с ним заодно, возьмут его сторону.

— Пусть, пусть придут, — согласилась львица, — Пусть скажут — пахнет у меня изо рта или нет. Уж тебе достанется за наговор, стыда не оберешься, сам рад не будешь.

Стали они звать зверей из лесу. И вот незадача! Звери испугались, и все попрятались кто куда. Еле-еле зайца отыскали. Встал перед ними заяц, весь дрожит, голоса лишился. Слова вымолвить не может.

Нашли волка и приказали ему быть свидетелем. Волк не захотел возводить напраслину на львицу, не стал брать грех на душу.

— Не слышу я никакого запаха, — сказал и скорей бежать.

А лев догнал его в два прыжка и убил.

Позвали в свидетели кабана. А он, бедный, видел, как лев расправился с волком, вздохнул и сказал:

— И правда — воняет изо рта у львицы, страшное дело!

И пошел прочь, сам собою довольный. Тут львица бросилась за ним, догнала в три прыжка и убила.

Настал черед явиться лису. А лис видел, как со свидетелями расправились. Идет, не знает как быть, чью сторону взять.

Подошел ко льву со львицей и, не будь дурен, давай кашлять что есть силы. Вытащил носовой платок, раз десять высморкался, чихал, чихал, а потом и говорит хриплым голосом:

— Я вчера сильно простыл. В болото попал, вот и нос заложило, совсем ничего не чувствую. Надо сегодня к доктору сходить, пусть лекарство пропишет. А уж завтра пораньше к вам приду — понюхаю, чем пахнет у сеньоры Львицы изо рта.

Делать нечего, отпустили бедного лиса — пусть к доктору сходит. Ждали лиса на другой день, а он и до сих пор не явился.

Вот так и спасся хитроумный лис от верной смерти.

 

ДВА БАРАНА И ЛИС

Случилось как-то раз, что два барана паслись на одном лугу. И вот тот баран, который думал, что у него силы побольше, сказал другому:

— С сегодняшнего дня, сеньор Баран, я запрещаю есть траву на этом лугу. Вот отсюда и до того холма — моя земля, и чтоб ноги твоей здесь не было!

А другой баран отвечает ему на это:

— Нет у тебя никакого права прогонять меня отсюда! С чего это мне нельзя есть сочную травку, а тебе можно? Вот давай лучше сразимся, если ты не против. Кто одержит победу, тот и станет королем, у того и власть. А пока ты мне не указ.

— Согласен! — крикнул баран, который и не сомневался, что он сильнее своего соперника.

Сказано-сделано. Сошлись оба и давай бодать друг друга что есть силы. Далеко было слышно, как рога о рога ударялись. Вот уж часа два идет у них бой. Оба в кровь разбитые, живого места нет, но ни один не сдается.

Тем временем бежал мимо голодный-преголодный лис и вдруг видит — два барана бьются насмерть. Остановился лис и думает: «Вот когда один упадет замертво, я его и съем». Но не посмел в их драку влезать. Да и кто посмеет, когда они так разъярились? Ну ладно, страх страхом, а лис все-таки не стерпел, подошел поближе к баранам. И поди-ка, взял да закричал грозным голосом, точно ему власть дана.

— А ну-ка, сеньоры Бараны, что это за безобразие у вас происходит?

Услышав такие слова, бараны решили, что лис — высокий чин, и сразу перестали драться.

— Послушайте, сеньор Лис! — закричали в один голос бараны. — Мы бьемся, чтобы определить, кто из нас властелином этого луга станет.

Тут лис совсем осмелел и говорит:

— Я в этих краях — Мировой Судья. Никто, кроме меня, ваш спор не рассудит. И знайте наперед, кто из вас проиграет, того я и съем. Такова моя воля!

Оба барана посмотрели друг на друга внимательно и согласились.

— Ну так, — сказал Мировой Судья, — пусть каждый отойдет на тридцать метров от меня. Я три раза хлопну в ладони, а вы не зевайте. Как хлопну в третий раз, бегите ко мне. Кто первый прибежит, того назову королем, а кто проиграет — того съем.

Бараны — молодцы, не стали спорить, отошли метров на тридцать, каждый в свою сторону, чтобы судья был в центре. Помолчали, а сами друг другу подмигнули.

Лис крикнул:

— Внимание! Раз, два, три! Бегом!

Тут оба барана побежали к лису. Но лис-то смотрел на того, кто бежал ему навстречу, а другого, сзади, не видел.

А баранам зачем лиса слушать? Разбежались еще сильнее, да как прижмут его рогами. Он и свалился наземь, сразу дух испустил.

Вот так и нашел свою смерть Мировой Судья. Спору нет, был он не из робкого десятка, но на этот раз промахнулся, погубил себя. А бараны с той поры поклялись не разлучаться. Вместе едят сочную травку на лугах.

 

КАК ЛИСА БЫЛА СУДЬЕЙ

Жила-была лиса, и никак не могла она раздобыть себе еды. Вся исхудала, и голод ее совсем замучил. Вот и решила эта лиса сделаться судьей. Думала, станет судьей, запугает какого-нибудь зверя и съест его. Схватила лиса длинную кость, которая валялась с краю дороги, положила на морду и встала посреди — попробуй кто пройди.

Тут как раз появился бык с огромными рогами.

— Послушай, дон Рога с Дубину, — говорит ему лиса. — Разве ты не знаешь, что я теперь судья.

— Посторонись, сеньора, — отвечает ей бык.

— Ну проходи, так и быть, — сказала лиса.

Что она может против такого большого зверя?

Следом подошел страус. Лиса ему дорогу заступила.

— Эй, дон Шея с Кочергу! Разве не знаешь, что я теперь судья?

— Извините, сеньора, — говорит ей страус.

— Ну ладно, проходи, — сказала лиса.

Где ей одолеть такого быстроногого и сильного зверя!

Долго стояла лиса посреди дороги и от всех зверей требовала, чтобы ей повиновались как важной шишке. Все надеялась, что какой-нибудь зверь растеряется и она его съест.

Через какое-то время заметила лиса, что вдали пыль тучей поднялась. Навострила уши — что бы это значило? А потом видит — возчики идут рядом с телегами, а впереди много собак. Присмотрелась лиса — собаки к ней бегут, еще чуть и схватят. Бросила она кость и удрала. Залезла в первую нору какая попалась.

Подбежали собаки — они все видели — и остановились у входа в нору. А собаки были умные, хитрые. Видят, что лису не вытащить, ну и давай ее оттуда выманивать.

— Ах, донья Хуанита, какая у вас мордочка остренькая и красивая. Какие черные и блестящие глазки подарил вам Господь Бог. Какой мех блестящий, какой мягкий, точно шелк!

А тщеславная лиса слушает и млеет от радости. Прихорашивается, то мордочку тронет, то глазками поведет, то мех погладит. Она думала, что собаки ей правду говорят и что во всем ей завидуют.

А собаки не умолкают:

— Жаль только, хвост у вас такой некрасивый, такой лохматый и вонючий. Выбросите хвост из норки. Не срамитесь, вон как воняет!

Донья Хуанита глянула на хвост и подумала: собаки правильно говорят. Хвост у нее безобразный да замаранный, вонючий, потому как с ней большая беда случилась со страху, когда от собак удирала. Ну и решила лиса, что станет куда краше без грязного и вонючего хвоста. Подошла к самому выходу и выставила хвост наружу. Тут сразу кинулись к норе все пятьдесят собак, что там были, вытащили лису за хвост и растерзали на части.

По дороге пыльной я пойду, Да и сказку новую найду.

 

БОЛЬНОЙ ЛЕВ

Жил-был совсем старый и больной лев. Не мог он уже ходить на охоту, хворь одолела. И вот однажды стал он молить лиса, чтобы тот привел к нему осла прямо домой. Надеялся лев, что как поест вволю ослиного мяса, свежего, вкусного, так и окрепнет. А просил-то он лиса потому, что всегда раньше отдавал ему остатки мяса. Лис, правда, в благодарность приносил ему куропаток. Только что льву куропатка? Так, на один зуб, досыта не наешься. Ладно, согласился лис, искал, искал осла и нашел. Этот осел без продыху трудился с утра до поздней ночи.

— Да куда это годится! — закричал ему лис. — Ты, приятель, себя не жалеешь, работаешь, как двужильный.

А осел в ответ:

— Хозяева заставляют, что поделаешь!

— Послушай, давай лучше пойдем со мной туда, где я живу. Там у тебя все будет — и трава, и вода, и друг хороший.

Но осел опасался идти с лисом, чуял какой-то подвох.

А лис все наседает:

— Да пошли, пошли, не раздумывай. Там ты заживешь, как в раю.

Что делать? Послушался осел, и отправились они вместе в путь. Лис довольный бежит впереди, а осел его догоняет. Поначалу осел страшился, не знал, куда приведет его лис. А как пришли, видит — ручеек веселый, трава вокруг зеленая, сочная.

— Вишь, какая красота! — говорит лис.

— Это — да! Только чего мне одному здесь делать?

— Брось, вон какая тишь да благодать!

И правда — тишина, ни людей, ни зверей, только птички поют. Остался осел и спать лег. На утро приходит лис, спрашивает, хорошо ли он выспался.

Осел рад до смерти, что друг к нему пришел. А как не радоваться — дружба дело великое. Тут лис и говорит:

— Царь хочет с тобой познакомиться, велел привести себя.

— Царь? Э, нет! Никаких дел с царем иметь не желаю!

— Да что ты? У нас царь добрый, справедливый. Мы с ним друзья давние.

Лис, обманщик, хотел привести его ко льву, вот что.

— Ну, пошли! — уговаривает. — Пошли, не упрямься. Ты, вон, решил здесь жить, мы с тобой подружились, так зачем меня обижать?

И надо же, уговорил осла! Повел его лис за собою. Идет осел, а сердце екает, нет лису доверия.

Шли они, шли, и вдруг осел чует — запах сильный. Принюхался — львом пахнет. У осла все внутри оборвалось, не заметил, как на льва натолкнулся. Лев зарычал, вот-вот на осла бросится.

Постояли они друг против друга, но осел, молодец, не стал медлить, изготовился и — бац! — копытами льву прямо в грудь. Тот так и рухнул на землю. Лежит на земле и орет не своим голосом:

— Ой, как же я осрамился! С поганым ослом не сладил. Хотел его загрызть, замешкался, и вот на земле лежу. Сам себе не верю. А все моя старость!

Долго ревел бедный лев. Больно ему, стыдно и голод донимает.

Лис разжалобился и куропатку ему принес. А лев совсем обессилел, даже есть ее не стал.

Поглядел на него осел да и убил.

 

ЛИСА И ВИНОГРАД

Жила-была лиса, много дней не могла она раздобыть еды, и живот у нее подвело от голода. Отправилась лиса ночью в деревню, думала утащить там что-нибудь. Бежала она низом мимо виноградника, а тут как раз гроза грянула. Молния сверкнула, осветила все вокруг, и лиса прямо обомлела — гроздья огромные, виноградины спелые, одна к одной. Ну, подумала лиса, посчастливилось ей, сейчас наестся вдосталь. А уж как она любила виноград, и говорить нечего.

— Ну-ка, посвети! Посвети! — закричала лиса.

Гром как ударит, молния как вспыхнет, а лиса подпрыгнула, да без толку, ни одной ягоды не достала. Да разве достанешь, когда они вон как высоко висят.

Снова кричит:

— Посвети, посвети!

Прыгает, прыгает и никак не допрыгнет до винограда.

— Посвети, посвети!

Ничего не получается.

В последний раз поднатужилась, как прыгнет вверх и ударилась головой о ствол.

Опечалилась лиса, видит — не достать ей винограда. И говорит с досадой:

— Да на что мне этот виноград! Я его и есть не стану.

Тут вышел хозяин и напустил на нее собак.

 

КАК ЛИС ОТ ВОШЕК СПАСАЛСЯ

Говорят, шел однажды лис, совсем извелся — все тело у него чесалось. Встретил, говорят, он дружка-приятеля и жалуется:

— Не знаю, братец, что со мной такое. Весь исчесался.

Бедный лис, говорят, на одном месте стоять не мог — ежится, вертится, чуть не плачет.

— Может, вши тебя заели? — Будто так спросил его приятель.

— Может, только как от них избавиться? — Будто, лис спросил.

— Подумаешь — делов! Войди вон в то озеро, иди не торопись. Как смочишь ноги, вошки снизу кверху полезут. Как глубже войдешь, они еще выше поднимутся. А как по горло вода тебе станет, они все на носу соберутся. Вот тогда и ныряй. Вошки все в воду попадают, а ты из воды и вылезешь.

Послушался лис совета. Все так и сделал. Собрались вошки на носу у лиса, он и нырнул. Только не выплыл, потонул вместе с ними, бедняга.

 

ТИГР И ЛИС

Подружились как-то раз тигр с лисом и стали охотиться вместе. Прибежали однажды к озеру, куда звери ходят на водопой. Тигр в кустах спрятался возле тропы, по которой звери к воде спускаются, а лис бегает по склону — добычу высматривает.

Сначала лис увидел стадо овец и закричал:

— Дядюшка Тигр, вон к воде идет стадо овец.

— Нет, нет, они мохнатые. Я не ем мясо с шерстью.

Следом лис усмотрел стадо коз и закричал:

— Дядюшка Тигр, вон козы идут!

— Нет, нет, я не ем мясо с волосами.

Вскоре появилось стадо коров, и опять закричал лис:

— Дядюшка Тигр, вон на горе целое стадо коров. Сюда идут!

— Нет, нет, их мясо мне не по вкусу, в нем жил полно.

Вдруг на тропу выбежали кобылицы, а впереди жеребец.

— Дядюшка Тигр, погляди-ка — лошади к воде идут, а впереди жеребец, да какой гладкий, какой мясистый.

Тигр и отвечает:

— Вот жеребец мне по вкусу, гони его сюда!

Прижал лис молодого жеребца к кустам возле скал, а тигр прыгнул ему на спину и загрыз. Потом лапы от радости потер и стал свежевать убитого жеребца. Быстро управился и давай мясо есть. Ест, облизывается, а лису ничего не дает. Ждал, ждал лис и говорит:

— Хоть бы дал мне теплой кровушки.

— Нет, не дам, — отвечает тигр. — Это для нашей тетушки Тигрицы, она колбасу кровяную сделает.

— А может, дашь мне требухи?

— Нет, не дам. Это для нашей тетушки Тигрицы. Она пирожков напечет.

— Ну хоть ребрышко дай.

— Нет, не дам. Тетушке Тигрице отнесем, пусть поджарит.

Наелся тигр до отвала, лег спать, а лису велел что осталось отнести тетушке Тигрице.

Спал он часа два, а как проснулся, так и домой побежал. А лис, оказывается, ничего тетушке не принес, сам все и съел. Тигр рассвирепел, решил убить лиса и отправился его искать.

Да, съел лис все подчистую и спал без просыпу на сеновале. Видит тигр, что лис спит крепким сном, и думает — сперва я над ним посмеюсь, а потом убью. Взял соломинку и стал этой соломинкой по его морде водить.

Лис, проснувшись, решил, что это мухи, и крикнул с обидой:

— Тьфу! Мухи проклятые одолели, спать не дают.

Потом глаза протер, видит — не мухи это вовсе. Так и обмер со страху, но виду не показал. Притворился, что спит, хитрюга. А когда тигр голову отвернул, удрал, и был таков. Спрятался лис в норе поблизости от сеновала. Только нора та была неглубокая, и хвост снаружи торчать остался. Подбежал тигр к норе и схватил хвост. Лис понял, что дело плохо, и как закричит:

— Ну и дурень мой дядя! Тянет сглупу корень и думает — это мой хвост!

Тигр послушал да и выпустил хвост из своих лап. Вот так лис спасся от дядюшки Тигра.

И снова отправился тигр искать лиса, а найти не может. Что делать? Прошло время, и тигр взял да распустил слух среди зверей, что его смерть настигла. Ну и до лиса эта весть докатилась. А лис уже сам не бегал, на страусе ездил верхом, как на резвом коне. Сумел поймать его хитростью.

Когда лису сказали, что тигр умер, он прискакал к его дому на страусе и увидел, что много разных зверей пришло с тигром проститься. Звери пропустили лиса поближе к мертвому тигру. Лис слез со страуса, но вожжи из лап не выпускает, чует — здесь какой-то обман. Постоял лис молча минуту-другую, посмотрел на тигра, а тому уже лежать невмоготу, да и живот разболелся. Терпел, терпел тигр, а потом взял и пукнул.

— Какой же он мертвый, — крикнул лис, — если дышит да еще воняет!..

Вскочил лис на страуса и помчался во весь дух по дороге.

Тигр бросился за ним, думал догонит, но куда там догнать такого всадника на лихом скакуне.

Тигр и лис.

 

ЛЕНИВАЯ ЛИСА

Жила-была в одном лесу ленивая-преленивая лиса. Не было у нее ни норы, ни постели. Ни о чем бездельница не тревожилась, жила без забот и хлопот.

Днем — куда ни шло, обходилась, а по ночам, особенно зимой, зябла. Каждую ночь зубами ляскала от холода и говорила:

— Завтра вырою нору и сена соберу на постель. С завтрашнего дня не буду мерзнуть и спать стану в тепле.

Наутро, как солнышко пригреет, лиса про все дела забывала, ничем себя не утруждала.

— Кому надо, тот пусть работает, а мне и так хорошо, — говорила с усмешкой лиса.

Так все и шло.

Однажды ночью ударил сильный мороз, и лиса умерла, закоченела, как ледышка, возле копны с сеном. Лежит недвижимая, а зубы скалит. Тут как раз филин пролетал и увидел замерзшую лису.

— Ты что это тут разлеглась, донья Хуана? — спрашивает филин. — Все бездельничала, всякой работы сторонилась! Над нами, работягами, смеялась! Вон позабыла норку вырыть, промерзла ночью, а теперь смеешься? Да разве в такие холода до смеха! Вставай, идем в гости, там попляшем.

Вот так насмехался филин над лисой, которая умерла из-за своей лени.

 

ТИГР, ЛИС И ДОГАДЛИВАЯ КОБЫЛА

Ходили тигр с лисом на охоту, да все без толку. Приуныл тигр, не знает — что делать. Тут лис и говорит, что неподалеку остановился обоз, а лошадей всех выпрягли. К ним подойти — никакого труда.

— Ну нет! — воскликнул тигр. — Они очень чуткие, сразу всполошатся, фыркать начнут.

— Там, в стороне, пасется кобыла и ее дочка, молодая кобылка, гладкая, налитая. Я заведу разговор со старой кобылой, а ты не зевай — слови молодую, — сказал лис.

Это пришлось по нраву тигру, и они отправились в путь. Пришли на место и увидели старую кобылу. Стоит она на отшибе и траву щиплет. Лис с ней поздоровался и завел разговор о том о сем. А кобыла сразу учуяла что-то неладное и давай перед лисом хромать.

— Видишь, какая со мной беда, — говорит кобыла, — совсем я охромела, да кузнеца никак не найду. Кто бы мне гвоздь забил в подкове, вон как расшатался, всю ногу расковырял. Ну никакой мочи нет!

Лис послушал и говорит ей, что у него, мол, есть на примете один кузнец. А сам скорее к тигру, велел ему к кобыле бежать.

Тигр поначалу упирался, а потом послушал лиса, подошел к кобыле совсем близко, вроде на подкову поглядеть. Тут кобыла не растерялась да и ударила копытом тигра, все зубы ему выбила. Тигр так и взвыл от боли и свалился наземь. Кобыла подхватилась и убежала прочь со своей дочкой. Ну а лис увидел такое и сам бросился наутек. Знал, хитрец, что тигр забьет его до смерти, когда встанет. Ведь тигры живучие, как кошки. У них здоровья на семь жизней хватит.

 

ДОН ЛИС И БРОНЕНОСЕЦ

Жил-был тигр, да вдруг умер. Все по наследству отошло дону Лису. Много чего ему досталось, даже дом и земля. Стал лис искать помощника, чтобы землю обработать, и нашел работягу броненосца. Уговорились они все делать вместе: и пахать, и сажать, и сеять, и урожай собирать. А у лиса на уме одно: как бы обдурить броненосца, как бы самому не работать, а урожай заполучить.

На первый раз порешили, что броненосец возьмет себе все, что уродится под землей, а лис — все, что уродится сверху, над землей. Броненосец пораскинул умом и посадил картофель. Пришел срок — весь картофель свез к себе догадливый броненосец, а дону Лису ничего не досталось. Обхитрил его броненосец.

Во второй раз лис говорит:

— Все, что под землей уродится, — то мне отдашь, а все, что наверху, твое будет.

Согласился броненосец, подумал-подумал и посеял пшеницу. Пришел срок. У броненосца урожай на славу, а лису опять ничего не досталось.

Почесал лис в затылке, вздохнул и говорит шустрому броненосцу:

— Вот незадача! Ты два раза урожай собрал, толку добился, а я — промахнулся, ничего не получил. В третий раз все себе возьму — что на самом верху уродится и что под землей, а уж что посередине, — то тебе.

Броненосец пораскинул умом и посеял маис. А разве початки на самом верху зреют? Как раз посередине! Выходит, в третий раз броненосец провел дона Лиса. Остался лис, как говорится, на бобах.

Вот ему и урок — не живи чужим трудом, не обманывай своего товарища. Работали бы вместе, и урожай бы делили пополам.

 

КАК БРОНЕНОСЕЦ ЛИСА ПЕРЕХИТРИЛ

Как-то раз идет лис по имени дон Хуан и встречает броненосца по имени Агустин. Дон Агустин пирожки несет, уплетает один за одним и улыбается. У дона Хуана аж слюнки потекли, так пирожка захотелось.

— Где ж ты раздобыл такие пирожки? — спрашивает лис.

А дон Агустин глянул на дона Хуана с опаской, подумал и решил рассказать все как есть.

— Вот слушай, дон Хуан, как все получилось. Вышел я сегодня на дорогу, а по ней торговки идут в город на ярмарку. У каждой на голове большая плетеная корзина с пирожками и булочками на продажу. Ну я лег посреди дороги, не шелохнусь, будто совсем замерз. Видят женщины — я лежу, и обрадовались. Которая шла впереди — хвать! — подобрала меня и бросила в корзину с пирожками. А подругам похвасталась, что вечером меня поджарит. Идут они дальше, разговоры разговаривают. Ну а я, чего терять время? Давай потихоньку выбрасывать из корзины пирожки на край дороги. Да и карманы набить не забыл. А потом, как проходили под деревом, большим да раскидистым, я схватился за ветку, повис и спрыгнул на землю. Ну и пошел обратно — добычу собирать.

— Завтра и я попытаю счастья, кум Агустин, — сказал ему лис, дон Хуан. — В городе ярмарка три дня бывает.

— Смотри, не попадись! — ответил дон Агустин. — Ты-то больше меня. А ну женщины заметят, спохватятся?

— Не тревожься, кум Агустин. Посмотришь, завтра у нас пирожков будет — целая гора. За неделю не съесть.

Дон Хуан о себе много понимал, ото всех слышал, что он и самый ловкий, и самый хитрый зверь, а раз броненосца все считают простачком, значит ему, лису, повезет куда больше.

На другой день лис лег посреди дороги, на том месте, какое ему указал броненосец. Свернулся клубком, замер, вроде бы от холода закоченел.

Тут как раз и торговки подошли с пирожками да булками. Увидели лиса и говорят:

— Гляньте — лис полудохлый. Надо его добить, а то очухается и наделает вреда в деревнях по соседству.

Нашли большую палку и давай его лупить. Тут лис завыл, заорал и помчался прочь сломя голову.

Да никто бы не взял этого лиса, какой с него прок? Это вот у броненосца мясо вкусное. Он холода боится, быстро замерзает, и уж если его какой человек найдет, обязательно домой принесет и поджарит. Потому и бросила его в корзину та женщина. А лиса палкой поколотили, чтобы не шкодил.

С тех пор у лиса отпала охота притворяться мертвым и пирожки красть.

 

БРОНЕНОСЕЦ И ЛИС

Броненосец и лис были кумовьями. Однажды отправились они на охоту вместе. Шли невеселые, голодные, не знали — повезет не повезет.

— Давай пойдем в разные стороны, ты на север, а я на юг, — говорит лис. — Если я чего добуду, крикну тебе, если ты что поймаешь, зови меня.

Шли они долго. Броненосец так никого и не поймал, а лису повезло, увидел он на краю дороги вожжи из свиной кожи. Увидел, но звать кума не стал. Во-первых, сам был голодный, а во вторых, — вожжи броненосцу не еда. Управился, значит, один с этими вожжами и пошел дальше. А броненосцу надоело бродить без толку, взял и побежал обратно по следу лиса. Вдруг видит — на краю дороги белеют какие-то ошметки. Как раз в том месте, где лис вожжи сгрыз.

— Ага, значит, мой кум Хуан уже отобедал без меня! — озлился броненосец. — Ну ладно, я ему отомщу.

Побежал лесом и обогнал лиса. А как выскочил на дорогу, увидел дерево ветвистое. Посмотрел, посмотрел броненосец на это дерево — раз! — и повис на ветке, ну самое что ни на есть осиное гнездо. Ведь броненосец, если присмотреться, очень похож на осиное гнездо, правильно? Дошел лис до этого места, увидел гнездо и говорит:

— Ба! Гляди-ка! Осиное гнездо висит! Ну красота! — И давай звать броненосца, самому-то не достать. — Кум Матиас, кум Матиас! — Такое имя было у его кума.

Покричал, покричал, никто не отзывается.

— Ладно, — говорит, — не отзываешься и не надо. С вожжами сам управился, так и мед сам достану.

Поднял палку, ткнул Матиаса в самую дырку под хвостом. А Матиас взял и помочился. Лис полизал палочку, причмокнул и говорит:

— До чего мед вкусный!

С голодухи не разобрался что к чему. И снова давай палкой тыкать кума Матиаса. А тот не сдержался, захихикал и головой повел в его сторону. Ну, лис, само собой, понял, что его обдурили, расстроился и пошел прочь.

— Ладно, — говорит, — я с этим прохвостом сквитаюсь.

А дело уже к вечеру. Лис идет и переживает, надо же такому, думает, чтобы кум Матиас над ним насмеялся. А как увидел дерево за поворотом, взял и повис на ветке хвостом вниз. Тут подошел кум Матиас и засмеялся. Да разве спутаешь лиса с осиным гнездом? Мех рыжий, хвост пушистый, вон какой длинный. Нашел кого обмануть!

Только Матиас, хитрюга, виду не показал. Посмотрел по сторонам и давай кричать:

— Кум Хуан, скорее сюда! Где же ты? Тут осиное гнездо с медом.

Лис наверху радуется, что кума обдурил. А броненосец говорит:

— Что ж, раз мой кум Хуан не отзывается, сниму я это гнездо и сам меда поем.

Схватил здоровенную палку, ударил лиса по голове, и тот упал замертво.

 

ЛИС И ТИГР

Однажды лис сказал тигру:

— Давай поспорим, что я тебя в драке одолею, победителем выйду.

— Ха! Где тебе одолеть? Да я одним ударом могу убить и быка, и собаку, и кого хочешь. Даже люди меня боятся, — ответил тигр.

— Ну и что! Приходи сюда завтра и посмотрим, чья возьмет. Поборю я тебя, увидишь.

Тигр сплюнул и пошел прочь. А лис побежал в ту сторону, где спали две пумы. Подкрался к ним и стал бросать в них камнями. Проснулись пумы, и одна другой говорит:

— Ты что, сдурела? Зачем камнями в меня бросаешься? Почему мне спать не даешь?

А другая пума ей в ответ:

— Да это ты притворилась, что спишь, а сама камни в меня швыряешь.

Долго они ругались, а под конец вцепились друг в друга и загрызли насмерть. Наутро приходит тигр к лису, чтобы силами с ним померяться. Вдруг видит — лежат две пумы окровавленные, бездыханные.

— А этих двух кто убил? — спрашивает.

Лис ему и отвечает:

— Вишь какое дело… Они обе меня прикончить хотели. Вот я с ними и разделался. И с тобой покончу, так и знай.

Тигр испугался и задал деру от лиса. Бежит как нахлестанный, а лис за ним. Тут тигр как закричит:

— Не убивай меня! Не убивай. Я с тобой дружить буду!

А лис ему вслед:

— Стой! Стой, хвастун несчастный! Значит, не хочешь со мной драться. Куда ж твоя смелость подевалась!

Тигр бежит сломя голову, а лис не отстает. Смеется и камнями в тигра швыряет.

 

ЛИСА И ГРИФ

Однажды встретились в горах лиса и гриф. День был неприветный, хмурый — ветер колючий и снег валит без перерыву. У голодной лисы одно на уме — как бы сцапать этого грифа и съесть. А гриф тоже крепко проголодался, сам думает, как бы лису поймать.

Завели они разговор и поспорили — кто из них холода не убоится, кто под таким снегом переночует. Посмотрел гриф на лису и говорит:

— Знаешь, лиса, мне снег нипочем. Ну идет и идет. Мы птицы храбрые, отчаянные.

— Может, ты, гриф, и вправду храбрый, да только я, лиса, еще храбрее, меня на испуг не возьмешь.

Встали они на большой камень друг против друга, как уговорились. Снег валит на черные перья грифа и сразу капельками оборачивается. Гриф — раз! — и стряхнет их на камень. Спал гриф то на одной лапе, то на другой. Замерзнет у него лапа, он на другую встанет, а холодную сунет под крыло и греет. Вот так-то! Грифы, они всегда высоко в горах ночуют. Им что снег, что — нет.

А лисе, бедной, куда там спать на камне под таким снегом. Она к норе своей привыкла. Снег ее совсем запорошил, ни хвоста, ни морды не видно. Жмется лиса от холода, вся продрогла. В полночь окликает ее гриф:

— Ну, как тебе спится под снегом, лиса?

— Да очень хорошо, — отвечает бедняга, а у самой голос дроглый, осипший.

Как начало светать, снова окликнул ее гриф:

— Ну, как себя чувствуешь, дорогая, не замерзла ли?

— Да нет. Все хорошо, — еле-еле бормочет лиса, дух у нее захватило.

Когда солнышко выглянуло, опять ее окликнул гриф:

— Ну что, милая, хорошо выспалась?

Только лиса ничего в ответ не сказала. Закоченела и померла. Тут гриф ее и съел.

 

ОТЧЕГО ПЫЛЬ СТОЛБОМ ВСТАЕТ?

У одной лисы народились лисята. Каждый божий день ходила она добывать лисятам корму. Далеко не убегала, разбойничала в деревнях поблизости. Ничего не боялась, таскала со дворов утят, цыплят, кур, козлят. Увидят лисята, что она идет с полными сумками, и уже знают, — лежит там все самое лучшее и вкусное. Не могли нарадоваться лисята, что у них такая заботливая мама.

— Мамочка, — спрашивают, — откуда ты берешь все самое лучшее и вкусное?

— Покупаю, детки, покупаю, — отвечает лиса.

— А на какие деньги?

— Да я все в долг беру, детки мои.

— Когда же ты платить будешь?

— Платить я буду, когда ветер пыль столбом подымет, — промолвила лиса и задумалась.

Лисята что ни день спрашивали у нее про деньги, а она отвечала одно и то же:

— Платить я буду, когда пыль столбом встанет.

Однажды лиса решила выкрасть из стада маленького барашка. А сторожила стадо овчарка, смелая и злая. Приметила она лису и бросилась на нее. Лиса вырвалась и бежать. Собака за ней, лает, что есть силы. На ее лай выскочили из дома другие собаки. Поняла лиса, что ей не удрать.

Поймали лису злые собаки возле норы, вцепились в нее, закружились в драке, и вокруг них пыль столбом поднялась. Искусали лису, шерсть повыдергали и на части разорвали.

А лисята собрались у входа в нору, ждут мать с полными сумками. Увидели — пыль столбом стоит, и обрадовались. Не знали, глупые, какая у них беда.

— Ах, братцы, — говорили меж собой, — наша мамочка за еду деньгами платит. Вон пыль столбом встала. Наконец-то мамочка все долги выплатит!..

 

ДРОВОСЕК, ЛИС, ЛЕВ И ТИГР

Жил-был один старик, совсем бедный, продавал он дрова в деревне по соседству. Какие ни какие, а деньги, чтобы концы с концами свести.

Однажды утром он, как всегда, запряг волов в тележку и поехал в лес за дровами. До леса было далеко, возвращался старик к вечеру, вот и брал с собой немного мяса, чтобы там на костре приготовить асадо. Приехал старик в лес, распряг волов и стал рубить дрова.

Часа в два пополудни развел дровосек огонь, чтобы приготовить асадо. Вдруг прибегает лис и спрашивает:

— Что это ты делаешь, добрый человек?

А тот ему в ответ:

— Да вот, братец Хуан, стою да мясо жарю на углях.

Усмехнулся лис и говорит:

— Хм, что ж огонь такой слабенький? Подкинь дров, а я тебе курицу принесу.

Сказал да исчез, но в скором времени явился с курицей в зубах. Отдал эту курицу старику и говорит:

— Пока ты зажаришь курицу, я вздремну немного, а то ночью путем не спал.

— Ладно, братец Хуан, — отвечает старый дровосек.

Подкинул он дров, развел огонь побольше и стал курицу зажаривать. Вдруг из лесу выходит лев, и к нему. Этот лев спросил у старика все то же самое, что лис спрашивал. А старик ему в ответ говорит:

— Я вот курицу здесь зажариваю. Мы ее с лисом вместе съедим.

— Фу, что ж огонь такой маленький! Подбрось дровишек, а я овцу принесу.

Сказал — и нет его. А вскорости приносит овцу, да какую большую, жирную! Отдал старику и говорит:

— Я тоже посплю, пока будешь жарить асадо. А как все приготовишь, разбуди.

— Хорошо, разбужу, братец Лев, — сказал старый дровосек.

И стал подкидывать в костер поленья. Вдруг видит — перед ним тигр.

— Ты что тут делаешь, добрый старик? — спрашивает тигр.

Дровосек ему отвечает:

— Да вот жарю асадо. Мы втроем будем есть с братцем Львом и братцем Хуаном.

— Разведи костер побольше, — говорит ему тигр, — я сейчас принесу теленка.

Сказал и тотчас исчез в лесу, как до него лис и лев. А в самом скором времени прибегает с теленком в желтых и белых пятнах. Отдал его старику и говорит:

— Я тоже немного посплю. Как будет готово, разбуди меня.

Старик сам не свой от страха. Но пересилил себя, расстарался и быстро приготовил асадо. Посмотрел — звери-то еще спят. А как их будить — не знает, вернее — боится. И стал думать, как бы от них избавиться, что сделать. Схватил свой топор да и ударил тигра обухом по голове, чуть позади уха. Тигр вскочил, закачался и удрал в лес, только его и видели.

Настал черед будить льва. Взял старик лопату, набрал раскаленных углей и как швырнет льву под хвост. Лев подскочил, перепугался и бросился наутек.

Отделался старик от льва и взыграл духом, ведь лиса-то он не боялся.

— Ха!.. Этого я враз подниму!

Сунул в костер железный прут, раскалил до красна и ткнул лису прямо в самый зад. Лис взвыл от боли и тоже удрал в лес.

А старик медлить не стал — мало ли, вдруг снова прибегут тигр со львом? Запряг волов, положил в тележку дрова, а сверху все, что зажарил, и привез домой еды на много дней вперед.

Прошло время, и сошлись случаем тигр со львом и лисом. Поздоровались, как положено, и стали вспоминать про старого дровосека, с которым в лесу повстречались.

Тигр помолчал и говорит:

— Злющий старик нам попался! Он мне кулаком по голове двинул, теперь я дурак дураком. Да и болит до сих пор за ухом.

— А до чего тяжел на руку! — сказал лев. — Как припечатал по заду, вон плешь осталась, горит это место, ну сил никаких.

— Да этот поганый старик еще и курит, — сказал лис. — Он мне в самый зад сунул окурок, ну так обжег, что и сейчас дерет, прямо терпения нет.

Этой сказке конец, а другой покамест нет.

 

НЕБЛАГОДАРНАЯ ЗМЕЯ

Жил-был один человек. Жил он вдовцом, но хозяин был исправный, каких поискать. За скотиной и птицей смотрел — лучше нельзя. Однажды идет он мимо загона, из камня сложенного, и слышит — под огромным камнем кто-то жалостно стонет и плачет. Удивился и говорит:

— Вот оказия! Ну ладно, надо мне к скотине спешить, как пойду вечером обратно, посмотрю. Если услышу такое, сворочу камень. Кто знает? А ну, как это душа моей жены мается?

Целый день человек трудился, а вечером на обратном пути слышит возле загона: под камнем кто-то еще жалостнее стонет и плачет.

Что делать? Час был поздний, уже стемнело, так что пошел человек домой. Рано поутру оседлал он мула и поехал камень сворачивать. Накинул на камень петлю, а конец веревки привязал к подпруге. Потом сел на мула, отъехал в сторону и камень за собой потянул. Только камень опрокинулся, из-под него змея выскакивает. Подняла голову, шипит, вот-вот на него набросится. Человек охнул и говорит:

— Не губи меня, сеньора Змея, я же тебя от смерти спас, из-под камня вытащил. Я тебе добро сделал, а ты, неблагодарная, съесть меня надумала.

— Ну и что? Я тебя все равно съем! — сказала ему змея. — Уж будто не знаешь — за добро добром не платят.

— Быть такого не может. За добро добром платят, — отвечает ей человек. — Послушай, сеньора Змея, давай пойдем, спросим кого-нибудь. Пусть нас рассудит. Если твоя правда, тогда съешь меня, если нет — отпусти с миром.

Так и сделали. Вышли на дорогу, смотрят — в стороне бык лежит, тощий, драный, чем только жив. Человек поглядел на него и говорит змее:

— Давай спросим быка, пусть нас рассудит.

Согласилась змея, и подошли они к быку.

— Послушай, бык, сделай милость, — говорит человек, — рассуди наш спор, скажи, у кого правда. Вот эту сеньору Змею камнем придавило, а я со своим мулом оттащил камень, спас ее от смерти. И она — ты подумай! — съесть меня решила. Разве это справедливо? Говорит мне, что за добро злом платят.

— Знаешь, — отвечает ему бык, — по мне, так змея права. Возьми, к примеру, меня. Раньше я был здоровый, могучий, махал хозяину землю. Он со мной и сеял, и урожай собирал, да что ни что делал. Первый друг ему был. А как я состарился — никому не нужен. Бросил меня хозяин, и как хочешь. Вот и гляди сам — я ему сколько добра сделал, а он мне худом отплатил.

— Видишь, — засмеялась змея, — раз моя правда, я тебя и съем.

— Подожди, сеньора Змея, — говорит человек. — Давай еще у кого спросим, пусть нас рассудит.

Пошли они дальше. Видят конь стоит, худущий, кожа да кости, весь в рубцах, еле-еле душа в теле. Позвали они этого коня, и человек говорит:

— Послушай, сеньор Конь, сделай милость, рассуди нас. Я вот сеньору Змею вытащил из-под здоровенного камня, от смерти спас, а она, неблагодарная, съесть меня хочет, говорит, что за добро добром не платят. Видимое ли дело?

— Знаешь, — говорит ему конь, — был я красавец, сильный, статный, меня и в плуг впрягали, и в повозку. Если б не я, хозяину не разбогатеть. Ну а теперь, как состарился, бросили здесь помирать. Хозяин обо мне и думать забыл. Значит, так и есть: за добро злом платят.

— Слышишь? — сказала змея бедному человеку. — Раз так, значит, мне тебя надо съесть. И верно я говорю — за добро злом платят.

— Нет, погоди, сеньора Змея, — ответил он. — Давай в последний раз кого-нибудь спросим. Если будет по-твоему, ты меня и съешь.

Согласилась змея, и пошли они дальше. Навстречу им лиса бежит. Они ей и говорят:

— Здравствуй, лиса, позволь тебя спросить.

— Не позволю, — отвечает лиса. — А ну как вы меня убить сговорились?

— Да ты что? — говорит человек. — Выслушай нас, не бойся. Вот эту сеньору Змею камнем придавило, я этот камень в сторону оттащил, ее от смерти спас, а она, неблагодарная, съесть меня хочет. Разве это по совести? Я ей добро сделал, а она мне худом платит.

— Ну и что? — отозвалась змея. — Все давно знают: кому добро сделал, от того и худа ждать.

— Не знаю пока, что вам и сказать, — говорит лиса. — Давайте посмотрим, в каком месте лежала сеньора Змея. Вот когда увижу, тогда и ответ дам.

Пришли все трое туда, где под камнем змея лежала. Побегала лиса вокруг и говорит:

— Ну-ка, змея, лезь под этот камень и замри. А ты, добрый человек, накинь петлю на камень, как в прошлый раз.

Сказано-сделано. Когда змея под камень залезла, лиса подала знак человеку. Он сразу догадался, потянул за веревку, и камень прямо на змею опрокинулся. Как ни стонала, как ни плакала змея, никто ей не помог.

Прошла минута-другая, и змея подохла. А лиса посмотрела на камень и говорит человеку:

— Ну вот, добрый человек, я тебя от змеи спасла, считай, жизнь тебе подарила.

— Что правда, то правда! — ответил человек. — И вот, слушай, сеньора Лиса, приходи теперь ко мне домой. У меня дома всего полно, в одном птичнике чего только нет — куры, индюки, утки, гуси… Бери, что хочешь, и ешь вволю. — Сказал и пошел домой со спокойной душой.

Той же ночью к нему явилась лиса и славно попировала. На другую ночь снова пришла в птичник, да не одна, с подружкой. Ели кур — за ушами трещало, и с собой еще прихватили. Повадились обе каждую ночь наведываться к доброму человеку.

Раз приходит в птичник человек и видит — в углу петух и курочка мохнатая жмутся, чудом от лисьих зубов уцелели. Рассердился он на бессовестную лису и решил ее наказать. Укараулил, когда лиса прибежала, и навстречу ей вышел.

— Здравствуй, лиса-краса, как поживаешь?

— Хорошо, — отвечает лиса. — А ты как, добрый человек?

— Тоже хорошо, — отвечает он. — Чего раньше-то не приходила?

— Как не приходила? Разве не знаешь? Я каждую ночь сюда хожу. Вот и сегодня за петухом и курочкой явилась.

— Что ж, проходи в дом, — говорит ей человек.

Вошла лиса, села. А он — за дверь. Отвязал трех собак и натравил на нее. Собаки набросились на лису, кусают острыми зубами, только шерсть летит. Тут лиса и закричала:

— Змея-то правду говорила: кому добро сделал, от того и худа ждать. Я этого человека от змеи спасла, от смерти отвела, а он на меня собак напустил.

А собакам что? Взяли и разодрали лису на клочки.

 

СТАРЫЙ КОНЬ И ЛИСА

Это сказка про коня, которого хозяин прогнал, потому что конь состарился и проку от него не стало.

Конь этот всю жизнь работал, считай, лет тридцать. Кони-то подолгу живут, бывает и больше тридцати протянут. Ну и вот, когда силы отказали коню, хозяин его вышвырнул, не велел возвращаться. «Ты, говорит, много ешь, на тебя, говорит, корму не напасешься, только траву зря переводишь. Пошел прочь, говорит, раз ни на что не годишься. Вот если станешь сильнее льва, тогда и возьму обратно».

Загоревал конь и пошел от дома куда глаза глядят. Крепко голодовал, рад был каждой травинке, каждому зернышку. Идет, ногами переступает, а тоска не отпускает. Еще бы! И вот однажды бредет он по дороге, а навстречу ему лиса. Увидела коня, тощего, печального, и дивится:

— Что с тобой, друг-приятель?

Конь вздохнул горестно и рассказал ей про свою беду:

— Мой хозяин выгнал меня, потому что я состарился и не стало во мне прежней силы, ни на что не гожусь. Сказал, если стану сильнее льва, он меня обратно возьмет.

Тут лиса, ушлая да сметливая, призадумалась, как ему помочь, как из беды выручить.

— Ладно, — говорит, — если послушаешься моего совета, сделаю тебя сильнее льва.

— А как?

— Да вот так. Ложись на землю и мертвым прикинься. А я пойду в лес к знакомому льву. Как он узнает про тебя, так и примчится сюда. Давно конинки не ел.

Послушался конь, лег на землю, а лиса побежала за львом. Отыскала его и говорит:

— Послушай, приятель, там, за лесом, посреди дороги мертвый конь лежит. Чего бы тебе его не съесть. Небось, голодный ходишь.

Лев и вправду был голодный. Как услышал, так и побежал, дух от радости захватило. Еще бы! А лиса за ним, ни на шаг не отстает. Добежали оба до места, где конь лежал, мертвым притворялся. Лев подобрался, вот-вот на коня кинется, но лиса-умница его остановила:

— Постой, постой! Забрал бы ты лучше коня в свое логово.

— Лучше оно лучше. Да как его дотащить?

— Да проще простого. Вон положи свой хвост рядом с хвостом коня. Я их свяжу покрепче, а ты волоком его и потащишь.

Сказано-сделано. Как только лев улегся рядом с конем, лиса — раз-два, и готово! — связала их за хвосты, да крепким узлом. А потом ударила коня по ребрам и на ухо ему шепотом:

— Ну, гони стрелой, не останавливайся, пока до хозяйского дома не добежишь!

Конь вскочил на ноги и вихрем рванул по каменистой дороге. А льву никак не подняться, бьется о землю, да так, что ни одной целой косточки не осталось. Вот и притащил конь такую добычу во двор к своему хозяину.

— А ну, погляди, я-то сильнее льва! — крикнул.

А лев — еще бы! — все печенки отбил о камни, еле дышит. Посмотрел на них хозяин и говорит:

— Вижу я, ты и вправду сильнее льва. Оставайся у меня до конца твоих дней.

 

ЧЕЛОВЕК, ТИГР И ЛИСА

Жил себе человек в маленьком домишке, совсем один, еле концы с концами сводил. Была у него упряжка волов, а больше ничего.

Как-то раз пахал он свой огород после сильного дождя. Вдруг видит — прямо на него несется тигр, которого охотники преследовали. Перевел дух этот тигр и говорит:

— Добрый день, приятель.

— Добрый день, сеньор, — отвечает ему человек, а сам весь дрожит от страха.

— Когда думаешь волов распрягать? — спрашивает тигр.

— Часов в двенадцать, сеньор.

— Ну ладно, как кончишь пахать, одного вола отдашь мне.

— Смилуйся, тигр, у меня только и есть, что эта пара волов. Как же я могу их отдать?

— Знать ничего не желаю! — отвечает ему тигр. — Давай одного немедля, а то съем двоих и тебя впридачу. — А потом взял и передумал: — Ну ладно, так и быть, подожду, когда распряжешь.

И пошел спать под большое дерево за огородом. Дело было летом, солнце пекло вовсю, вот он и растянулся в густой тени.

Бедняк волов погоняет, а самому от горя невмоготу.

Тут откуда ни возьмись прибегает лиса, голодная до смерти. На уме у нее только одно — где бы еды раздобыть. Стала просить у человека хоть какую косточку, хоть что-нибудь. А человек глянул на нее, опустил голову да и сказал, что у него горе большое.

— Что ж такое? — спрашивает лиса.

— Прибежал сюда тигр и хочет съесть и меня, и моих волов.

— Ой, да этот тигр сам еле удрал от охотников. Не горюй, я тебя спасу.

— Брось, где уж тебе спасти?

Лиса огляделась по сторонам, видит — деревья тесно стоят, а с трех сторон — скалы. Не так-то легко охотникам тигра подстрелить.

— Слушай, — говорит лиса, — я сейчас отойду подальше и стану кричать, тебя спрашивать, а ты мне отвечай. Сделаем так, будто это охотники пришли, которые тигра ищут.

Тигр за ночь набегался и так устал, что спал теперь без просыпу.

Лиса взобралась на пригорок и ну кричать во все горло. Кричала, кричала, бегая вокруг поля, пока тигр не проснулся.

— Братец, кто это там кричит? — спрашивает тигр.

— Да никак охотники окружили поле и спрашивают, не кидал ли я тигра.

— А ты скажи им, братец, что не видел никого. Я за это ни тебя, ни твоих волов есть не стану. Мы с тобой друзьями будем навек, слово даю.

— Нет, не видел я тигра, — крикнул что есть силы человек.

— А что это там полосатое возле дерева? — спрашивает лиса.

— Скажи, братец, — просит тигр, — что это инжир, а ягоды — где спелые, где нет.

— Да это инжир, где светлый, где темный, — крикнул человек.

— Тогда положи-ка поскорее эти ягоды в мешок. А то охотники придут и все съедят, — советует лиса.

— Да есть ли у тебя мешок, братец? — спрашивает тигр.

— Вон он, — отвечает тигру человек.

И правда, случаем лежал на земле мешок, да старинный, из кожи, от дождя совсем размяк.

— Тогда засунь меня в этот мешок. Не бойся, не трону я ни тебя, ни волов.

— Так и быть, сделаю по-твоему, засуну тебя в мешок, — громко сказал человек.

— Завяжи мешок покрепче, чтобы ягоды не высыпались, — велит лиса.

— Завязывай, братец, — просит тигр.

Человек завязал мешок толстой веревкой крепко-накрепко.

Подбегает лиса и говорит:

— А теперь ударь обухом по мешку, а то что-то в нем торчком стоит.

Человек замахнулся да как ударит!

Тигр зарычал, завыл, задергался в мешке, а вылезти не может. Ударил человек по мешку второй раз и убил тигра.

Вот так лиса спасла человека. А он накормил лису досыта, и они распрощались друзьями.

 

ТИГР И ЧЕЛОВЕК

Жил однажды тигр, не старый, но уже в годах. И было у него трое малых сыновей. Как-то призвал он их к себе и говорит:

— Послушайте, сыны, моего совета. Говорят, что тигр — царь зверей. И так оно и есть. Но с человеком нам не сладить. Если нападете на человека, вам беды не миновать.

Прошло время, помер старый тигр, а сыновья стали взрослыми. Однажды собрались они вместе и говорят:

— Что нам отец говорил, то глупости. Нас, тигров, никому не одолеть. Человек против нас — тьфу, мы его сильнее.

Поговорили, головами покачали и отправили в путь самого сильного из братьев. Шел он долго, и вдруг встречает старого коня.

— Уж не ты ли — человек? — спрашивает. — Я вот человека ищу, победить его хочу.

А конь ему в ответ:

— Да опомнись, какой я человек? Человек умом кого хочешь одолеет. Уж я это на своей шкуре узнал. Я вот прежде был лихим и вольным конем, а человек меня оседлал, поставил клеймо, приручил и работать заставил с утра до ночи. Теперь, вишь, стою — старый да хворый.

Тигр спесивый ничего слышать не захотел, думает — все равно он всех сильнее.

— Мне ли не победить человека! — сказал.

И пошел дальше. Идет, смотрит — стоит тощий бык. Остановился тигр и спрашивает:

— Может, ты — человек? Я человека ищу, победить его хочу.

Бык ему в ответ:

— Да какой я человек? С чего ты взял? Только зря ты человека ищешь, тебе его не победить. Вот возьми меня: жил я прежде на воле, случалось и тигра забивал, а пришел человек, накинул на меня лассо, поставил клеймо, выхолостил, приручил и заставил работать без продыху. А как я состарился, так и не нужен стал.

Послушал его тигр и сказал, что все равно победит человека. Пошел тигр дальше — видит лес, свернул с дороги и забрался в самую чащу. А там — надо же! — человек. Топором машет, клин в бревно загоняет.

— Уж не ты ли человек? — спрашивает тигр.

— Да, — кивнул человек головой.

— Долго я искал, — говорит тигр. — Хочу тебе бой объявить и тебя победить.

А человек ему в ответ:

— Ну давай, попробуй. Я вот слышал, у тебя в лапах силы много. Помог бы мне сначала с бревном управиться.

Тигр рад, сразу согласился — сейчас он покажет, сколько в нем силы. Сунул обе лапы в расщелину, а человек как выбьет клин — обе лапы ему и прищемил. Не до драки стало тигру, ему бы лапы вырвать, сердце от боли закатилось.

Вот тут человек покуражился над ним, отодрал как следует, живого места не оставил. Тигр орет благим матом, хочет лапы вырвать — да никак. Лапы все распухли, где уж на человека бросаться? Тут человек снова вбил клин, и тигру лапы высвободил.

И помчался тигр прочь без оглядки, а человек спокойно занялся своим делом.

Кое-как доплелся тигр до дому, от боли в жар кинуло. Взглянул на братьев и говорит им, чтобы никогда с человеком не связывались. Человек для начала вон как его покалечил, а если бы встретились еще — жизни лишил. Слушали его оба брата, а один не поверил. Сказал, что запросто убьет человека.

Отправился он в путь, и шел по следу своего брата, повстречал и быка, и коня, но не послушался их совета и сказал, что докажет свое.

Пришел тигр на то место в лесу, где человек бревна разделывал, и сказал, что будет с ним драться насмерть.

А человек ему на это:

— Ну что ж, давай. Только пойдем ко мне домой. Я у себя дома тоже царь. Там и увидим, кто верх возьмет.

Тигр согласился. Пришли они в дом, а человек ему и говорит:

— Ну, ругай меня худыми словами.

Не успел тигр пасть раскрыть, человек снял ружье и — раз, два — выстрелил тигру прямо в глаза. Ослеп тигр, где теперь драться с человеком! Выскочил из дому и давай деру.

Прибежал тигр домой к своим братьям, рассказывает, что с ним приключилось.

— Никогда, — говорит, — не победить нам человека. Я и слова дурного не сказал, а он, гляньте, что со мной сотворил. И верно отец говорил: «Кто на человека нападет, тому беды не миновать».

 

ПЯТЕРО ДРУЗЕЙ

Жили-были пять бедняков. Заботились друг о друге, как братья родные. У одного был осел, у второго — собака, у третьего — кот, у четвертого — баран, у пятого — петух. Как-то раз вечером сели бедняки рядком и ну ахать-охать, что съели все подчистую, что нужду терпят страшную, а просить помощи не у кого и негде. Думали-гадали, как быть, где назавтра еды раздобыть. Вдруг один из них говорит:

— Вот что! Я убью своего осла.

Тут остальные на разные голоса:

— Я убью свою собаку!

— Я убью своего кота!

— Я убью своего барана!

— Я убью своего петуха!

А кто не знает, что у собаки и у кота ушки на макушке, что они всегда у огня сидят, слушают, о чем люди говорят. Вот и тут, как услышали такое от хозяев, сразу побежали к своим друзьям и все рассказали.

Задумались звери, приуныли, а один и говорит:

— Нам бы поскорее удрать отсюда!

— Верно! — согласились все.

— А как?

— Кот с петухом на осле поедут, а мы следом пойдем.

— А что есть будем? Нам и взять с собой нечего…

— Не беда! Что кот с собакой добудут, тем и с петухом поделятся. А барану с ослом никаких забот. На лугах травы — ешь не хочу.

Наутро все пятеро отправились в путь. Шли, шли и видят — две дороги. Одна — старая, другая — новая. Остановились звери, не знают — то ли по старой идти, то ли на новую сворачивать. Осел посмотрел туда-сюда и говорит:

— Где сомнинка есть, там и в лужу сесть. Новое схватишь — дорого заплатишь… Это я от людей не раз слышал.

Послушались звери его совета и пошли старой дорогой. Где им было знать, что на этой дороге тигры разбойничают, всех без разбору убивают. Идут все пятеро безо всякой боязни и вдруг видят — стоит пустой дом, возле дома в огороде одна овца и одна коза.

— Вот тут и будем жить! — кричит один.

— Ой, что ты! Погляди, здесь кругом следы тигриные! — говорит другой. — Нас сегодня же ночью прикончат.

— Брось, ничего с нами не будет. Зря страх наводишь! — сказал третий. — Остаемся.

И остались. Прошла ночь, солнышко выглянуло, и на дороге показались тигры. Торопятся к дому, рычат, хвостами крутят. Петух и говорит:

— Ну чего забоялись? Ты, баран, вставай прямо возле двери, не бойся, приманивай тигра, пусть идет на тебя. А ты, осел, и ты, собака, встаньте по обе стороны двери. Как тигр войдет, хватайте его за уши и за шею и не отпускайте.

Подлетел тигр к дверям, огромный, грозный. Да не тут-то было! Осел — хвать! — и вцепился ему в загривок, а собака что есть силы за ухо схватила. Тигр разинул пасть и орет. Тут кот подпрыгнул и в самый язык острыми когтями, а потом как цапнет по глазам — раз, раз! Тогда баран осмелел, и с налету ударил тигра рогами прямо в морду. Тигр еще сильнее взвыл от боли. А петух взлетел на забор, хлопает крыльями и кричит:

— А ну, ведите тигра ко мне! А ну, ведите тигра ко мне!

Здорово досталось тигру, еле ноги унес, бедняга. Бежал как ошпаренный. Повстречали его другие тигры и спрашивают, что стряслось. А он им:

— Поворачивайте назад, да поскорее! Там люди злющие, то ли кузнецы, то ли кто. Один меня клещами схватил за шею, другой — за ухо (это он про осла с собакой), третий прямо с размаху в морду саданул (это он про барана), а четвертый чуть язык не вырвал (это он про кота). Да если бы отдали тому, кто орал: «Ведите тигра ко мне!» — не удрать бы от них, забили бы насмерть.

Вот так пятеро друзей поселились в этом доме и стали жить, как родные братья. А тигры туда и носу больше не показывали.

На том и сказке конец.

 

КАК ТИГР ДОБЫЧУ УПУСТИЛ

Жил в одном лесу злющий тигр, всех зверей держал в страхе. Как-то раз рыскал тигр по лесу и набрел на козла. А козел тот заблудился по старости лет. Ходит, бродит один и не может найти дорогу в свой загон, куда стадо ушло. Зарычал тигр, оскалил клыки и спрашивает:

— Ты что делаешь в моих владениях?

У козла сердце захолонуло, стоит ни жив ни мертв.

— Сделай милость, не гневайся, тигр, — бормочет. — Стар я стал, вот и заблудился, не знаю, как отсюда выбраться.

Видит тигр — козел весь дрожит, дохнуть не смеет, и ну кричать:

— Я тебя съем прямо сейчас! Я тебя съем!

Изогнулся, сейчас на козла прыгнет. А козел вдруг осмелел и стал тигра о пощаде молить:

— Смилуйся, дядюшка Тигр, не ешь меня! Послушай, что скажу. Я вон старый, у меня мясо твердое, невкусное. А там, глянь, какое дерево стоит, все в винных ягодах, спелых да сладких. Я их тебе соберу, почищу, а ты ешь на здоровье.

— Ну ладно, — согласился тигр, — так и быть, не стану тебя есть, но только с уговором — если все ягоды почистишь и ни одной не помнешь.

Бедный козел начал ягоды чистить, да не ладится у него дело — старый совсем, и в глазах от страха темно. Все ягоды до единой перепортил. А тигру неймется — голод донимает. Увидел такое и закипел:

— Ну, теперь я тебя съем, — и подбежал к козлу, вот-вот схватит его зубами.

Козел видит — конец ему пришел и давай тигра молить:

— Смилуйся, дядюшка Тигр, погоди меня есть. Дозволь сначала молитвы прочесть. Я громко буду молиться, чтобы Бог услышал и помереть мне помог.

Посмотрел на него тигр, заворчал и говорит:

— Ладно, молись, но, смотри, недолго, а то я совсем голодный. Пока будешь молиться, зубы наточу, чтобы тебя, старого, разжевать получше.

Козел давай блеять жалостно на весь лес, пусть тигр верит, что он молится усердно. А главное: вдруг хозяева услышат или кто из прохожих, — может, от смерти спасут. Вот он и орал, горло надрывал. Прошло какое-то время, и говорит тигр:

— Хватит, кончай молиться, наточил я зубы и теперь тебя съем.

— Сделай милость, дядюшка Тигр, дозволь последнюю молитву прочесть. — И стал блеять еще громче, еще жалостнее.

И вот как раз в это время проходил поблизости броненосец. Слышит — кто-то орет тоскливо, сердце переворачивает. Ну и решил узнать, в чем дело. Этот броненосец домой возвращался из гостей. Был на пиру у кума Лиса. Славно они полакомились да и впридачу броненосец гостинцев получил. Шел домой сытый, довольный и гостинцы нес на плече — кишки с кровью, остатки мяса и кусочки жира. Вышел из кустов, слышит — тигр грозится козла съесть, и закричал во весь голос:

— Эй ты! Не стыдно старого козла пугать?

Тигр аж зашелся от ярости:

— Да как ты смеешь, — кричит, — меня стыдить! Я и тебя съем заодно!

А броненосец усмехается:

— Ха! Видали мы таких! Попробуй только тронь, я из тебя сразу мозги вышибу. Я тигров поубивал — не сосчитать. И с тобой справлюсь в два счета.

Тигр так и ахнул. Такой маленький и такой дерзкий! «Ну погоди, подумал, ты от меня живым не уйдешь». И не заметил со злости, как козел в сторону отскочил и бросился наутек. Выбежал из лесу и Бога благодарит, что от смерти спас.

А тигр с досады кинулся на броненосца. Но этот зверек не зря умным слывет, взял да и швырнул ему на голову кишки с кровью, а в морду — кусочки жира. Тигр тронул лапой голову — она вся в крови, тронул морду — к ней куски жира прилипли. Перепугался тигр, упал на землю и глаза зажмурил. Решил, что мозги выскочили из головы, что весь кровью исходит.

— Он мне мозги вышиб! — орет дурным голосом. — Он мне мозги вышиб. Я умираю, умираю…

Долго лежал тигр на земле и смерти ждал, не сразу взял в ум, что броненосец над ним насмеялся. А когда сообразил, вскочил на ноги и кинулся догонять козла с броненосцем. Думал — не уйдут они от расправы, а их и след простыл. Так и остался тигр без добычи. Здорово над ним посмеялись! И давно пора, чтобы не повадно ему было губить малых да слабых.

 

ТИГР И ЗАЯЦ

Жил в одном ущелье злющий тигр. Этот тигр убивал всех зверей без разбору. Убивал просто так, по злобе, а ел только тех, кто ему по вкусу придется.

Однажды лис сказал зверям, что пора с тигром договориться. Лучше бы каждый день посылать ему по зверюшке. Пусть ест — куда деваться! — может, не будет тогда убивать всех подряд. Тигр послушал лиса и согласился. И начали посылать ему каждый день на обед по зверьку. Тогда не стал он убивать кого ни попадя. Бедные звери каждый день бросали жребий. На кого падет, тот и шел к тигру на съедение. Однажды выпало идти зайцу. Пошел заяц, и на пути встретился ему колодец. Заглянул он в колодец и видит — в воде заяц отражается, как живой. Тут и смекнул зверек, как ему быть, как от тигра избавиться. Приходит он, значит, к тигру.

— Ты чего это так поздно явился? — спрашивает тигр.

— Да вот ягуара встретил. (А ягуар, все знают, он на тигра похож, только поменьше будет, так ведь?) Встал ягуар на дороге, рычит, сам хотел меня съесть. Я ему говорю, что ты меня должен съесть, а он еще сильнее рычит, тебя ругмя ругает. Обещает с тобой сквитаться. Вот какие дела!

— Это ягуар меня ругает?

— Ну да.

— Поди-ка спроси у этого дурня, не забыл ли он, кто в нашем ущелье самый сильный зверь.

Пошел заяц обратно, а тигр за ним. Дошли до колодца, и тут заяц закричал:

— Вот он где, вот он где! Да какой злющий, посмотри! — И на колодец показывает.

Подбежал тигр к колодцу, глянул вниз, а там из глубины на него тигр смотрит.

— Берегись, берегись! — кричит заяц.

Глянул снова тигр, разъярился и когти выпустил. А внизу другой тигр, и тоже когти показывает. Тут тигр зарычал да как прыгнет вниз, прямо в воду. А колодец-то глубокий, не вылезти. Тигр плавает туда-сюда, не знает, что делать.

— Как хорошо вы плаваете, ваше величество, — говорит заяц. — Только вода, наверно, очень холодная?

А тигру и ответить нечего. Плавал, плавал от стены к стене, пока не устал. Потом совсем выбился из сил и пошел ко дну, утонул.

Уж как благодарили смышленого зайца все звери и лис, словами не описать. И стали жить в ущелье безо всякого страха.

 

КАК СВЕРЧОК ПОБЕДИЛ ТИГРА

Шел себе сверчок по дороге. Шел не торопясь, думал о своем. Вдруг догнал его тигр и чуть лапой не раздавил. Сверчок охнул и говорит тигру:

— Эй, ты, смотри под ноги. Я хоть и маленький, но у меня силы много. Ни в чем тебе не уступлю.

— Это ты-то! Ха-ха!

— Ах так? Объявляю войну, понял?

— Ты подумай! Когда же?

— Прямо завтра.

— Гляди-ка! Что ж, воевать так воевать.

— А где встретимся?

— Вон там. По другую сторону холма. Ты придешь со своими зверями, я — со своими.

Тигр позвал льва, позвал кота, позвал лиса… Все звери с когтями, сильные.

А сверчок позвал осу, позвал пчелу, шмеля, мух, комаров — всех, кто кусаться да жалить может.

На другой день они встретились.

Увидел тигр войско сверчка и говорит любопытному лису:

— Вот умора! Пойди и погляди, кого притащил наш противник.

Засмеялся лис и пошел к сверчку, чтобы поближе поглядеть, кто да кто с тигром будет воевать.

— Ну что скажешь, сеньор Сверчок?

— Я к бою готов, вот и все.

— А где ж войско?

— Тут, со мною.

И правда, на деревьях, на кустах, на траве полно пчел, ос, каких-никаких букашек.

— Да что ты сможешь с такими вояками? Погляди, кого привел тигр. Они вас в два счета разобьют. Ну-ка, покажи хоть двух своих воинов, а то издали их и не видно.

Сверчок хмыкнул и позвал к лису двух пчел. А они недолго думая вцепились лису в уши и в хвост, да так ужалили, что тот завизжал от боли. И понесся оттуда со всех ног. Добежал до речки, бросился в воду, и пчелы отстали. Чуть живой добрался лис до тигра.

— Ну, чего там увидел? — спрашивает тигр.

— Да ничего, только и есть, что пчелы да комарье, — отвечает лис. — Тут и драться не с кем.

— Ну ладно, пойду сам посмотрю. — И направился тигр к сверчку.

— Здравствуй, сверчок.

— Здравствуй, тигр.

— Ну как? Готовы со мной сразиться? — спрашивает тигр.

— А то как же! Вот твои воины, вот — мои, все у меня в сборе.

— Не срамись! Что моим зверям делать с твоим войском? Я и один справлюсь!

Подошел ближе к дереву, где пчелы кучей сидели, и как ударит лапой по ним, а те давай его кусать в уши, в морду, в хвост, куда-никуда. Лис видит все и кричит издали:

— Скорее в воду, как я сделал! Скорее в воду.

Лис-то уже испробовал, как они больно кусаются. Недаром в воду залез. Послушался тигр и тоже нырнул в воду. Только так и спас свою шкуру.

Навсегда потерял тигр охоту воевать со сверчком. Выходит, победил его сверчок со своими пчелами да осами.

 

ЛЕВ И ОБЕЗЬЯНА

Жил себе один человек и была у него большая оливковая роща. Каждый год давил он на продажу много оливкового масла.

Однажды, в самую горячую пору, этот человек заметил, что кто-то по ночам крадет у него масло. Решил он выследить вора. И вот те на! Оказалось, что это маленькая обезьянка. Только поди поймай ее. Она прыгнет с дерева на дерево, и след простыл. И надумал этот человек подстроить ей такую хитрую ловушку, чтобы она не учуяла никакого подвоха. Сделали по его заказу обезьяну из воска, как живую, а он покрыл ее самым липким клеем.

Поставил человек восковую обезьяну на узкой дорожке, по которой пробиралась к нему бесстыжая воровка. Той же ночью прибежала обезьянка и видит — путь ей заступила другая обезьяна.

— Эй, дорогуша, — говорит, — ты что здесь делаешь? Может, и компанию хочешь втесаться?

Восковая обезьяна, ясное дело, молчит, а у живой досада против нее.

— А ну, не прикидывайся глухой! Отойди, дай дорогу, а то вправлю мозги!

Восковая обезьяна опять молчит, ну а живая так и вскипела. Со всего маху кулаком по голове стукнула.

— Получай, дура! — А рука ее сразу приклеилась.

— Отпусти! — кричит, да как ударит второй рукой. И вторая приклеилась.

— Отпусти сейчас же! — закричала воровка и ударила восковую обезьяну двумя ногами. И напрочь к ней приклеилась.

Наутро приходит хозяин и видит — попалась обезьянка в его ловушку.

— Поделом тебе, подлая воровка. Вот сейчас я тебя кипятком ошпарю и клеймо припечатаю!

Схватил обезьянку и привязал к дереву. А потом развел огонь, поставил кипятить воду и стал нагревать над огнем железное клеймо.

В это время случаем проходил мимо лев. Увидел он привязанную к дереву обезьянку, подошел поближе и спросил, что с ней случилось. А хитрая обезьяна ему и говорит:

— Вот привязали меня, потому что хозяин заставляет телятину есть, а я не хочу.

— Да ты в своем уме? Я бы с радостью телятинки поел.

— Ладно. Тогда ты меня развяжи, а я тебя привяжу. Только смотри, чтобы хозяин ничего не заметил. Он не велел никого пускать на мое место.

Лев быстро отвязал обезьяну от дерева, а обезьяна еще быстрее привязала его к стволу и убежала.

Пришел человек да так и ахнул — обезьяна обернулась львом. Постоял минуту-другую, а потом говорит:

— Хоть ты львом обернулась, я все равно тебя кипятком ошпарю и клеймо поставлю, чтобы не лазила больше ко мне за маслом.

Припечатал он льву клеймо и кипятком ошпарил. Лев заревел дурным голосом да как дернется, веревка и оборвалась. Тут лев, конечно, бросился бежать куда глаза глядят. Бежит и орет, не переставая. А как ему не орать, когда и клеймо выжгли и кипятком ошпарили?

Понял бедняга, какую злую шутку сыграла с ним обезьянка. Как только стало ему полегче, решил отомстить хитрюге.

Бродил-бродил лев по лесу и, наконец, увидел — стоит высокое дерево, на нем абрикосов видимо-невидимо, а на ветке примостилась обезьянка и ест эти абрикосы один за другим. Обезьяна-то раньше его заметила, набила полные карманы камней и забралась повыше. Подошел к дереву лев и говорит:

— А ну-ка слезай, обезьяна! Я тебя сейчас съем.

— Спорить нечего, — говорит ему обезьянка, — ты меня в два счета прикончишь. Но сначала попробуй, какие вкусные абрикосы. Открой рот, я тебе брошу один.

Лев раскрыл пасть, и обезьянка кинула самый спелый и вкусный абрикос.

— Теперь другой брошу. Открывай рот.

Такие были вкусные абрикосы, так они понравились льву, совсем забыл, что собрался обезьянку убить. Тут хитрюга ему и говорит:

— А теперь открой рот пошире. Я тебе сразу три абрикоса брошу. Очень они спелые.

Лев разинул пасть, а обезьянка — раз! — и все камни бросила, забила льву горло и зубы ему перебила. Не мог лев ни проглотить эти камни, ни выплюнуть. Вот-вот задохнется.

Бегал-бегал бедный лев, да и подох с голоду. А хитрой обезьянке больше бояться некого. Она где хотела, там и шкодила, и не было с ней никакого сладу.

 

БРОНЕНОСЕЦ И МУЛИТА

[2]

Однажды пришли к берегу реки броненосец и мулита. И увидели на другом берегу поле, где дружно поднялся маис. Принюхались и услышали такой вкусный запах спелых початков, что у них слюнки потекли. Вот и стали думать, как им на другой берег попасть. Прошло немного времени, и мулита говорит броненосцу:

— Я плавать не умею, значит, сяду тебе на спину. А ты плаваешь хорошо, и мы быстро речку переплывем. Поедим всласть зернышек маиса и назад вернемся, чтобы нас никто не заметил. А то неровен час увидит хозяин, нам несдобровать!

— Ну что ж, это дело! — ответил броненосец.

Мулита ловко взобралась ему на спину, и он с ней быстро переплыл реку. На другом берегу они оба так набросились на початки, будто век не ели. А когда досыта наелись, мулита вдруг начала песни петь. Броненосец так и ахнул:

— Ты что, спятила? Нас услышат и забьют до смерти. Сейчас же умолкни!

— Да ну тебя! Я как наемся, мне ничего не надо, лишь бы песни распевать. Не зря говорят: «Брюхо набито, вся печаль забыта».

И снова запела во весь голос. Броненосец уговаривает ее, велит образумиться:

— Перестань, замолчи, вдруг прибежит хозяин поля, отдубасит нас, а то и пришибет насмерть.

Мулита и слушать не хочет, знай себе распевает, а сама высматривает на всякий случай, куда бы получше спрятаться, если и правда хозяева прибегут.

Ну и, само собой, на ее песни прибежал хозяин с палкой в руках и с собаками. Мулита — шасть! — и спряталась в норе, которую наперед углядела. А броненосец, бедный, бегает туда-сюда меж собаками и хозяином, не знает куда деваться, как свою шкуру спасти. Схватил хозяин палку и ну лупить его, чуть голову не проломил. Броненосец растянулся на земле, лежит не шелохнется. Хозяин поля глянул на него, решил, что сдох зверек, и выбросил его в придорожную канаву. Зачем дохлому валяться на его поле? Вот так вздорная мулита довела до беды доверчивого броненосца.

Прошло какое-то время. Броненосец ожил, лапками еле-еле шевелит. Но хитрая мулита не зря то и дело поглядывала на броненосца. Как увидела, что он живой, сразу к нему.

— Что с тобой, дружок? — спрашивает.

— Разве не видишь? Вон по твоей милости чуть дух из меня не вышибли! — отвечает броненосец.

— Да брось! Разве я сделала что плохого? Я всегда пою, когда досыта наемся.

Поговорили-поспорили, а возвращаться все равно надо. Мулита снова взобралась на спину броненосцу. Избитый броненосец медленно плывет, боль в спине донимает. Да и зло затаил на мулиту, не может ей простить, что она его чуть не загубила, сама заманила початки воровать, а потом такое подстроила.

Доплыли они до середины, где самая глубь. И тут броненосец стал кувыркаться в воде. Мулита до смерти напугалась.

— Эй, эй! — кричит. — Ты что делаешь, свихнулся, что ли?

— А я люблю нырять-кувыркаться, когда поем всласть.

Нырнул, где еще глубже, и мулита утонула. Вот так и отомстил ей броненосец за коварство.

 

ЛЯГУШКА И БРОНЕНОСЕЦ

Поспорили однажды лягушка с броненосцем, кто из них быстрее телегу перевернет, да не порожнюю, а с грузом. В ту пору на телегах возили и сыры, и дичинку, и солонинку, да мало ли чего. Опрокинется такая телега, хозяева второпях все подберут, а на земле, хочешь не хочешь, останутся всякие кусочки, — вот и ешь вволю.

Когда пришел черед броненосцу, он залез в рытвину посреди дороги, убрал голову в панцирь и выгнул спинку горбом — ну ни дать ни взять камень. Проехала по нему колесом телега, и завалилась. Попадала с нее в разные стороны всякая всячина. Возчики быстро подняли телегу, подобрали с земли, что могли, поправили упряжь у волов и снова двинулись в путь. А на дороге полным-полно всякой вкуснятины осталось. Лягушка с броненосцем поели в свое удовольствие, все подмели и пошли спать.

Проходит день, два, смотрят приятели — по дороге тянется длинный обоз.

— Теперь твой черед, — говорит броненосец.

— Вот и хорошо! — отвечает лягушка.

Собралась с духом, не стала медлить и — прыг в рытвину, по которой вот-вот проедет телега, груженная верхом. Раздула жабры, выгнула спинку — ну сейчас телегу опрокинет. А как увидела над собой колесо, испугалась и голову высунула.

— Ой, что я наделала! — только и успела крикнуть бедная лягушка.

Проехалось по ней колесо, раздавило насмерть, а телега, подумаешь дело, даже и не качнулась.

 

ЛЯГУШКА И СТРАУС

Встретились однажды на дороге лягушка со страусом. Страус ни во что лягушку не ставил, в ее сторону не глядел, даже не здоровался с ней, а не то, чтобы завести разговор. И на этот раз — голову кверху, чуть не наступил на нее. Лягушка как закричит:

— Эй ты, страус, чего идешь не смотришь. Где тебя воспитывали?!

— Прости, милая, не заметил — грешен, — сказал страус, а про себя очень удивился. — Ты такая крохотулька, мне в три погибели согнуться надо, чтоб тебя увидеть. А я вон какой высокий и смотрю всегда вверх, а не вниз.

— Да, я и вправду маленькая, — отвечает лягушка. — А все равно вперед тебя увижу первый луч солнца.

— Такого быть не может, милая.

— Давай поспорим.

— Давай. Прямо завтра пойдем и проверим, кто из нас на рассвете первым увидит луч солнца.

— Ладно, будь по-твоему, — говорит лягушка. — И каждый где захочет, там и встанет.

Уговорились они, на что спорят, и распрощались. На другой день еще затемно, при звездах снова повстречались. Страус сказал, что он хочет стоять на пригорке.

— Я согласна, — говорит лягушка. — Раз хочешь встать повыше — вставай.

Страус поднялся на пригорок и уставился на восток, откуда солнце выглядывает.

А лягушка стоит в низочке и смотрит на запад, на вершины гор.

Так они и стояли, пока не посветлело. Страус молчит, а лягушка вдруг подпрыгнула и давай кричать:

— Посмотри-ка — солнце, вот оно! Я первая увидела, я первая. Ты проиграл!

Посмотрел страус на восток — чуть светлеть начинает, посмотрел на запад — вершины гор солнцем облиты. Вот так лягушка победила страуса, выиграла спор.

 

КАК СОВА СБИЛА С ТОЛКУ ПТИЧЬЕГО КОРОЛЯ

В одном птичьем королевстве правил злой король, и по закону мог он съесть любую безвинную птичку. Как только засвистит король тягуче, так все птички прилетают и вьются вокруг него, бедные, а он выберет себе, какую хочет, и съест. Вот какая у него была власть.

Жила в этих местах сова, и у нее подрастали совята. Дошел до нее слух, что где-то поблизости остановился птичий король и над всеми своевольничает. Напугалась сова, не знает, как ей уберечь своих деток от злодея. Решила свести с ним знакомство и подружиться.

Так она и сделала. Завела с ним разговор, набилась к нему в друзья и попросила стать крестным отцом ее деток. Уговорила злого короля.

Ну а потом стала просить:

— Послушай, кум, не съешь моих деток, когда я за кормом летаю, ладно!

— Ладно, кума. Только я твоих совят в глаза не видел, какие они из себя?

— Послушай, кум, как увидишь моих деток, сразу поймешь — они самые красивые из всех.

И вот однажды птичий король крепко проголодался и начал созывать птиц к себе. Сперва прилетели маленькие птички и стали виться вокруг злодея. Боятся, бедные, крылышки так и трепещут. Только король собрался схватить птицу, как вспомнил о просьбе своей кумы. Стал присматриваться-приглядываться — где тут самые красивые? Не знает, что и думать. Решил тогда съесть сперва самых некрасивых, чтобы не промахнуться. Вот тут и увидел птенцов — глаза выпученные, клювик крючком, перья блеклые, взъерошенные. Подумал, подумал король и съел их.

Прилетела сова и видит — птичий король разгуливает, ну и поняла, какая у нее беда приключилась. Заплакала с горя и говорит своему куму:

— Что ты наделал, бессовестный? Я ж молила тебя не есть моих деток! Я ж говорила тебе, что они у меня краше всех.

— Говорила, кума, не отказываюсь. Только я-то съел самых некрасивых, какие были. Вот незадача!

А кто не знает, что для матери ее дети краше всех. Вот сова и сбила с толку своего кума. С тех пор, если какая мать слишком расхваливает своих детей, люди говорят — небось, красивые, как совята у совы.

 

КТО ЛУЧШЕ ВСЕХ ЛЕТАЕТ?

В те времена, когда звери умели разговаривать, был у птиц такой обычай: они собирались раз в год, выбирали того, кто лучше всех летает, и давали ему награду.

И вот однажды в назначенный день собрались все птицы, какие есть, чтобы посмотреть, кто как летает, и выбрать победителя. Даже судью главного назначили — за ним последнее слово.

Вышли вперед самые смелые птицы, которым не терпелось показать свое мастерство и ловкость. Так оно получилось, что голубке выпало лететь первой. Летала она очень красиво, и все ей хлопали горячо. Потом полетела ласточка. Летала она — глаз не отвести. То вверх, то вниз, то в сторону — так и стрижет воздух. Все увидали, какая она искусница, и хлопали ей еще горячее. Много еще разных птиц летало, пока не пришел черед сове. Уж она летала — слов не найти. То в воздухе зависнет, то кругами пойдет и так и эдак. Сове хлопали больше всех, думали — ей достанется награда.

Но тут вышел вперед большой попугай, решился показать, что и он в полете мастер не хуже. И вот ведь что приключилось: какой-то хулиган сунул попугаю под хвост зажженную сигару. Да, надо сказать, что в ту пору птицы курили сигары и много чего еще делали.

Стоит попугай, весь взъерошился, а из толпы кричат:

— Лети, лети, чего медлишь! Чего время тянешь!

Тогда попугай стал выделывать такое, что все рты пораскрывали. Взлетел, крыльями машет, машет, а сигара под хвостом еще сильнее жжет. Не знает, бедняга, как от сигары избавиться, хвостом по земле метет, прыгает — а сигара еще больше разгорается. Замучился попугай — то взлетал, то спускался, то кружил, то кувыркался, ну всех затмил, и, поди ж ты, стал победителем. Ему хлопали, ладони отбили. А потом давай спрашивать, как он научился делать такие прыжки, такие кувырки, так петлять, так кружить, так своим хвостом щеголять.

— Открой секрет, расскажи! И мы научимся! — кричали со всех сторон.

Тогда попугай сказал:

— Уж я сполна натерпелся и настрадался, вот мне награду за это и дали. — Потом глянул по сторонам и сказал тихо-тихо: — Победить-то я победил, только где этот сукин сын, который сунул мне в зад горящую сигару?

 

ПОЧЕМУ СОБАКИ ОБНЮХИВАЮТ ДРУГ ДРУГА

Когда-то в давние времена коты с собаками жили в большой дружбе. Не знали никаких раздоров и обид. И вот однажды пригласили коты своих друзей собак на большой бал. И про этот бал все в округе только и говорили.

Собаки со всего света пожаловали на бал, ни одна не захотела упустить такой случай. Только каждой велели оставить хвост при входе, чтобы танцевать было удобнее и ловчее. Набралась у дверей целая гора собачьих хвостов. Бал удался на славу — музыка гремит, гости веселятся, ни одного танца не пропускают. И, скажи, ни с того ни с сего поднялась в зале страшная суматоха. Все кувырком пошло. Кто-то слух пустил, будто одна собака на улице погналась за котом и покусала его. Разом веселье схлынуло. Что началось — не рассказать! Собаки столпились у дверей и давай хватать хвосты, какие попало. Подхватили, нацепили и бегом оттуда.

Вот они и нюхают с тех пор друг друга, каждая свой хвост ищет, да напрасно. И на котов с того времени зло держат, потому как виной тому бал, который коты устроили.

 

II

ЧУДЕСНЫЕ СТРАНСТВИЯ

(Волшебные сказки)

 

СЕМИГЛАВЫЙ ЗМЕЙ

Жили старик со старухой, и было у них три сына. Раз приходит к родителям старший сын и просит отпустить его побродить по свету. Старики дали ему свое позволение, он и ушел.

Через год приходит к старикам средний сын и просит отпустить его побродить по свету. Отец с матерью дали ему свое позволение, он и ушел.

Еще через год третий сын, самый младший, просит отпустить его побродить по свету. Отец с матерью не хотели его отпускать, не хотели одни на старости лет оставаться, да он на своем настоял: мол, старшим братьям разрешили уйти, и он уйдет. Делать нечего, дали родители ему свое позволение, хоть и очень того не хотели.

Нажарила старуха маиса и дала сыну с собой в дорогу. А больше-то им нечего было дать, до того они бедно жили.

Вот один месяц, и второй, и третий ходит младший сын по чужим землям и встречает, наконец, старших братьев. А те направлялись в город, где правил король, которому нужны были смелые и умом быстрые парни, чтобы войском командовать. А дело было в том, что завелся в том городе семиглавый змей, пожирал он королевских овец, коров и лошадей, да и людей без счету извел и погубил, просто жизни городу не давал и держал всех жителей в страхе.

Поехали братья вместе. А чтобы в тот город попасть, надо было ехать три дня через пустыню, где водилось множество диких зверей. Условились парни, что каждую ночь двое спать будут, а один на страже стоять, приглядывать, чтоб не напал на них какой зверь.

В первую ночь выпало старшему брату на страже стоять. В самую полночь явился откуда ни возьмись лев. Отогнал его парень подальше от того места, где братья спали, и начал со львом биться, пока не убил. Чуть стало светать, замел он следы, развел огонь, вскипятил воду и потом братьев разбудил. Попили они кофе и снова в путь пустились.

На вторую ночь выпал черед среднему брату караулить. Двое других улеглись спать и, устав с дороги, тотчас заснули. Стала полночь близиться. Тот парень, что не спал, услыхал, как тигр рычит. Вышел он тигру навстречу, чтоб тот до братьев не добрался, и бился с ним, пока не убил. А как начало светать, замел он все следы и оттащил тигра подальше. Потом развел огонь, вскипятил воду и разбудил братьев. Попили они кофе и снова пустились в путь.

На третью ночь пришла очередь младшего брата, по имени Адан, не спать. Вот наступила ночь. Насобирал он хвороста и развел огонь. Большой костер разгорелся. Положил Адан рядом с собой кинжал и пончо, сидит у огня, ждет — не появится ли какой зверь. Вот стало время к полуночи приближаться, видит парень — откуда ни возьмись перед ним семиглавый змей. Тот самый, от которого король хотел избавиться. Адан схватил в правую руку кинжал, вокруг левой руки пончо обернул и давай со змеем биться, чтоб не дать ему подойти туда, где братья спали. Всю ночь они бились, но никак было не одолеть младшему брату змея. Наконец изловчился Адан и прыгнул змею прямо на спину да срубил сразу две головы. Без двух-то голов змей ослаб, стал парню уступать. Тот его и убил. Потом оттащил подальше и спрятал. Замел следы и пошел огонь разводить. Тем временем костер-то совсем потух, и нечем было снова его разжечь. А уж рассвет заниматься стал, и видит Адан — вдалеке холм, а на холме огонек светится, побежал он туда со всех ног, чтоб огня добыть. Бежит он, бежит, вдруг навстречу ему девушка идет.

— Куда путь держишь? — спрашивает он ее.

А девушка отвечает:

— Я — свет ясного дня, уж время мое пришло.

Схватил Адан девушку и привязал к дереву кебрачо, чтобы не рассвело, пока он к братьям с огнем не вернется. Бежит дальше. Добежал до холма, а там вокруг костра три разбойника гаучо сидят. Стал он просить у них огонька, а те ему и отвечают:

— Дадим тебе огня, парень, только за это ты должен пойти с нами в королевский дворец и помочь нам украсть в одной комнате золото и серебро.

А он им в ответ:

— Ладно. Пойду с вами в королевский дворец.

Ну, пошли они. Гаучо разобрали крышу над комнатой, где у короля лежали сокровища, и спустили Адана в дыру. И дали они ему мешок, чтоб насыпал он туда столько золота, сколько влезет. А еще велели дернуть за веревку, когда все будет сделано, и они его тотчас наверх вытянут.

Спустился Адан в комнату и увидел кучи золота и серебра. А в комнате той была дверь. Вышел Адан через нее в другую комнату. Видит — спит девушка, рядом железный стол стоит, на столе шпага лежит, а рядом написано: «Кто сумеет вонзить шпагу по рукоятку в железный стол, тому королевская дочь в жены достанется». Пошел Адан дальше, попал в другую комнату. Там вторая девушка спит. И в третьей комнате увидел он спящую девушку. Подумал парень и говорит сам себе: «Что бы мне взять у этой девушки?» И взял у нее платочек. Вошел туда, где спала вторая девушка, и снял у нее колечко с пальца. Вошел туда, где спала первая девушка, и не знает, что у нее взять. Наконец украл у нее поцелуй. Потом схватил шпагу и вонзил по самую рукоятку в железный стол.

Вот вернулся он туда, где сокровища лежали, и дергает за веревку. Вытащили его гуачо наверх и видят — не принес он им ни золота, ни серебра. Рассердились и хотели его убить. Парень стал им объяснять, что воровать-то не обучен, да они ничего слушать не хотят. Пришлось Адану шпагу в руки взять да начать защищаться. Бился он с тремя гаучо, бился и всех поубивал. И оставил мертвые тела прямо на крыше лежать. А сам назад поспешил.

Добежал до костра, что гаучо разожгли, прихватил огня и дальше бежит. Прибежал туда, где была привязана девушка — свет ясного дня, — отпустил ее и помчался к братьям. Развел огонь, вскипятил воду и братьев кофе пить зовет.

А прежде, чем пустились они снова в путь, отрезал Адан у змеиных голов все семь языков, завязал в платочек и в суму спрятал.

Отправились они дальше, да только братья друг другу не рассказали, что с каждым из них приключилось.

Как раз к вечеру добрались парни до города и попросились переночевать к одной старушке. Она их пустила, за стол усадила, мате приготовила. Сидят они, мате попивают и со старушкой разговаривают. Адан и спрашивает:

— А что, нет ли в вашем городе каких новостей? О чем здесь люди судачат?

— Есть у нас, — отвечает старушка, — одна немалая новость: завтра дочь короля замуж выходит — за королевского слугу, за чернокожего раба, что овец пас. Сумел он змея победить, что столько народу погубил и весь город в страхе держал. А король-то слово дал: за того младшую дочку замуж отдаст, кто змея убьет. Король своему слову господин! Вот и приходится теперь принцессу за негра отдавать.

Дело же было так: пас негр королевских овец и наткнулся на убитого Аданом змея семиглавого. Отрезал он у змея все семь голов и понес к королю.

Увидел король змеиные головы, обнял негра и сказал, что отдаст ему в жены свою младшую дочь, самую среди сестер красивую. Девушка принялась плакать — не хочет замуж за черного раба идти. Да и король, уж конечно, того не желает. Да другого выхода у него не было, не мог он слово свое нарушить.

В тот же вечер стал созывать король всех от мала до велика на дочкину свадьбу. И тут узнал, что в доме у старушки приезжие юноши остановились, велел и их пригласить на праздник. Вот и отправились все во дворец.

Собрались гости на пир. Подошел король к трем братьям, стал их о том о сем расспрашивать. Тут Адан ему и говорит:

— Хочу я вам рассказать, что со мной приключилось. В прошлую ночь довелось мне стоять на карауле — спавших братьев охранять. Вдруг явился передо мной семиглавый змей. Бился я с ним всю ночь, еле одолел. Не стал я у змея все головы отсекать, слишком они тяжелы, чтоб их в дорогу с собой брать, а отрезал лишь все семь языков. Вот они.

Тут все гости принялись о том, что услышали, судить да рядить. А король приказал проверить, есть ли языки у змеиных голов, что негр принес. Негр не знал, куда ему деваться и что отвечать, ведь он солгал, будто змея убил. Увидели все, что и впрямь у змеиных голов языков нет и что Адан сказал правду. Больше всех тому обрадовалась королевская дочь — Адан ведь был красивым парнем и понравился принцессе.

Рассказал тогда Адан и о том, как той же ночью пришел он попросить огня у трех гаучо, а они заставили его залезть и комнату, где хранил король свои сокровища. И как увидал он железный стол, а на нем шпагу с надписью: «Кто сумеет вонзить шпагу по рукоятку в железный стол, тому королевская дочь в жены достанется». Как пошел он дальше и в трех комнатах увидел трех спящих девушек: у одной взял платочек, у другой — колечко, а у третьей — поцелуй. И как на обратном пути вонзил шпагу по самую рукоятку в железный стол. Потом подергал за веревку, и вытащили его гаучо наверх, да только как увидели, что он не наполнил мешок королевским золотом, хотели убить. А он стал защищаться и заколол шпагой всех троих, и лежат теперь на крыше дворца три мертвых тела.

Тогда братья тоже рассказали королю, что было с каждым из них: как один бился со львом, а второй — с тигром, и как они их победили.

Принялся король не мешкая расспрашивать дочерей, что у них пропало? Старшая сказала, что пропал у нее платочек; средняя сказала, что сняли у нее колечко с пальца; а самая младшая призналась, что кто-то украл у нее поцелуй.

Тогда король велел проверить, правду ли ему братья сказали. Слуги побежали и нашли на крыше три мертвых тела, потом отыскали убитых льва и тигра. И поверил король, что и вправду братья спасли город от семиглавого змея, льва и тигра, которые погубили столько людей.

Приказал тогда король привести черного раба и привязать его к хвосту дикого жеребца и пустить жеребца в поле. Пусть разнесет обманщика на куски!

А трех братьев король решил женить на своих дочерях, и Адану отдал в жены самую младшую. Король своему слову господин! Сыграли три свадьбы. И поставил король Адана вместо себя королевством править, а его братьев сделал принцами.

Когда кончились праздники, послали они за своими родителями, которые стали совсем старыми.

Весь народ радовался и веселился, будто Республика у них настала.

Вот вам рваный сапожок, Расскажи еще, дружок.

 

ПОЙДЕШЬ И НЕ ВЕРНЕШЬСЯ

Жили однажды муж и жена. Были они молоды, поженились недавно, и ничего-то еще не нажили, кроме кобылы и собаки.

Вот прошло какое-то время, и в один прекрасный день родила сеньора двух мальчиков, двух близнецов, и были они так меж собой похожи, что все их путали и одного принимали за другого.

А кобыла принесла двух жеребят, да таких одинаковых, что одного от другого не отличишь.

А собака родила двух щенят, и тоже меж собой похожих: цвет в цвет, шерсть в шерсть.

Отец мальчиков был рыбаком. Вот однажды вышел он в море и долго ничего поймать не мог. Наконец вытащил огромную рыбину и уж занес над ней нож, как рыбина ему и говорит:

— Не губи меня, а я тебе укажу, где много рыбы водится.

Отвела она рыбака туда, где рыбы было видимо-невидимо, наловил он ее столько, сколько только захотел, отпустил огромную рыбину на волю, а сам домой направился.

Много ли, мало ли времени прошло, а отправился рыбак опять рыбу ловить, и опять ничего поймать не может. Наконец вытащил огромную рыбину и говорит ей:

— Теперь-то уж я тебя ни за что не отпущу.

— Ладно, — молвит рыбина, — знаю, что пришел мой последний час. Только сначала выслушай меня и исполни мою просьбу: как станешь ты меня потрошить, вытащи два самых больших ребра да воткни их у себя в саду в землю в разных углах.

Рыбак так все и сделал, как рыба велела: выпотрошил ее, отыскал два самых больших ребра и воткнул у себя в саду в землю.

Много времени прошло, выросли сыновья рыбака, большими сделались.

Вот однажды гуляют братья по саду, один и говорит:

— Смотри-ка, какую я шпагу нашел!

— А вот и вторая, — отвечает брат. — Теперь каждый из нас по хорошей шпаге имеет.

И шпаги у них оказались совсем одинаковыми! А так как братья были очень дружны меж собой, то решили они поделить поровну все, что имели. Один и говорит другому:

— Возьму я себе вот этого жеребца и вот этого щенка, а ты бери тех, ведь они так же похожи меж собой, как и мы с тобой. Недаром люди говорят, будто нас различить нельзя. А теперь послушай меня, братец, наши родители очень бедны, им нас не прокормить. Вот и решил я отправиться в чужие края работы поискать, хочу отцу с матерью помочь.

Оседлал он своего жеребца, взял шпагу, свистнул собаку и прощается с братом:

— Прощай, братец, да смотри не забывай каждое утро в сад выходить. Если увидишь, что цветет и шумит сад, значит, все у меня ладится, а если повял сад, значит, беда со мной приключилась.

Сказал и уехал. Вот едет он, едет, доехал до какой-то деревни. Стал парень там работу спрашивать, его и нанял один хозяин эстансии. Трудился он на совесть, и скоро люди о нем только добрым словом отзываться стали. А потом влюбился парень в хозяйскую дочку и женился на ней.

Брат же его не забывал каждый день в сад выходить да смотреть, все ли в саду в порядке.

Вот однажды пошел тот брат, что из дому уехал, со своей молодой женой погулять. Поднялись они на высокий-превысокий холм и видят — вдалеке словно дымок в небо поднимается. Муж и спрашивает жену:

— Что это там за дымок высоко в небо поднимается?

— Называют то место «Пойдешь и не вернешься».

— Отчего же его так называют?

— Да оттого, что кто туда уходил, уж никогда назад не возвращался.

— Пойду посмотрю — так ли это.

— Не ходи, — просит его жена.

— Нет, пойду.

На другой день поднялся он чуть свет, оседлал жеребца, взял шпагу, свистнул собаку и отправился в ту сторону, где дымок в небо поднимался. Едет и раздумывает: что бы ему сказать, когда он туда доберется. Ладно, решил, скажу, будто хочу купить стакан воды, чтобы напиться.

Добрался он наконец до нужного места. Вышла ему навстречу старуха, он ее и спрашивает:

— Не продашь ли ты мне стакан воды, чтоб напиться?

— Да воды-то я тебе и даром дам, — отвечает она.

Пошла она в дом и тут же вынесла ему воды в чисто вымытом да дорогом стакане. Только парень за стаканом потянулся, как схватила его старуха, повалила с коня, затащила в темную комнату и там заперла. А в коня кинула горсть песка — и превратился конь в песочную гору, в собаку кинула горсть золы — и стала собака кучей золы.

Тем временем вышел второй брат в сад, глядь — в саду-то все повяло и пожухло. Ну, думает парень, случилась с братом беда, надо на выручку спешить. Оседлал он своего жеребца, взял шпагу, свистнул собаку и в путь тронулся.

Вот едет он той же дорогой, которой раньше брат его проехал. И доехал до той же эстансии. Вышла ему навстречу женщина, что стала женой его брата, приняла парня за своего мужа и говорит:

— Ах, как это тебе удалось вернуться, ведь кто туда уезжал, назад уж никогда не возвращался.

Понял парень, что его не за того принимают, ведь были они с братом похожи как две капли воды, но промолчал, не стал открывать, кто он есть на самом деле, решил сначала все разузнать да выведать.

Привела его девушка в дом и говорит:

— Пора уж и спать ложиться.

А он ей в ответ:

— Послушай, жена, дал я сегодня такой зарок — как ляжем мм с тобой спать, воткну я посреди постели шпагу, ты будешь спать на одном краю кровати, а я — на другом.

Так он и сделал. Наутро встали они, выпили кофе, парень и говорит жене брата:

— Теперь пойдем погуляем.

Поднялись они на высокий холм, увидали вдалеке дымок, он и спрашивает:

— Что это там за дымок высоко в небо поднимается?

Как? Неужели уж ты позабыть успел? Ведь сам вчера туда ездил?

— Ах, да! — говорит парень. — Только мне захотелось еще разок там побывать.

— Не ездил бы ты туда больше! Один раз посчастливилось, в другой может бедой закончиться!

Как только выведал парень, куда его брат отправился, оседлал коня, свистнул собаку и уехал туда же.

Ехал он, ехал, добрался наконец до нужного места. Вышла ему навстречу старуха и спрашивает:

— Здравствуй, красавец, далеко ли путь держишь?

— Далеко, добрая сеньора. Не дадите ли мне воды напиться?

— Уж как не дать!

Пошла она в дом и вынесла ему воды в чисто вымытом и дорогом стакане. Только парень за стаканом потянулся, старуха схватила его за руку и давай с коня тащить. Да парень-то ловок был, увернулся, отпихнул старуху в сторону, спешился и ну ее плетью стегать. Потом крепко-накрепко к столбу привязал и стал спрашивать, куда она его брата дела, куда коня и собаку спрятала. А старуха знай твердит: знать, мол, ничего не знаю, ведать не ведаю. Парень опять за плеть взялся, тут старуха и говорит:

— Вот тебе ключ! Открой вон ту дверь, за ней и найдешь своего братца. Теперь возьми у меня горсть порошка, кинь ее на песчаную гору — выйдет из нее конь, потом кинь на кучу золы — получишь собаку.

Пошел парень в дом, отпер ключом дверь и вывел своего брата на свет Божий.

— Эх, братец, кто ж тебя запер? — спрашивает.

— Проклятая старуха, — отвечает тот, а сам на брата смотрит и глазам своим не верит.

Тут кинул парень горсть порошка сначала на песчаную гору, потом на кучу золы, и вмиг явились все кони и собаки, которых старуха заколдовала. Тут же стали выходить из темницы все те, кого она к себе заманила и погубить хотела, и многие из них были уж чуть живы. Поблагодарили они своего спасителя и поскорей по домам разъехались.

А братья обрадовались, что довелось им свидеться, едут по дороге, разговаривают. Тот, что вторым из родительского дома уехал, рассказывать начал:

— Как увидел я, что сад наш увял, тотчас поехал тебя искать. И оказался я, братец, в той же эстансии, где и ты был. Вышла мне навстречу молодая сеньора и спросила, как это мне удалось вернуться, мол, отправился-то я туда, откуда нет возврата. Понял я, что то была твоя жена. Увидала она меня и подумала, будто ее муж домой возвратился, ведь не было ей известно, что похожи мы как две капли воды. Не стал я ей правду открывать, решил сначала все разузнать как следует. Потому и пришлось мне той ночью с твоей женой спать лечь. Но я сказал ей, что должен один зарок исполнить, и воткнул меж нами посредине постели шпагу.

А первый брат слушает его рассказ, молчит да хмурится, не по душе ему пришлось то, что он узнал. Стал второй брат дальше рассказывать:

— На другой день встали мы поутру, выпили кофе, и позвал я твою жену погулять. Поднялись мы на высокий холм и увидели вдалеке дымок. Спросил я ее, что это такое, а она мне отвечает: место это называется «Пойдешь и не вернешься», и сказала, будто сам я накануне там побывал. Тут я и понял, где тебя, братец, искать. Потом поехал к старухиному дому, попросил воды, а как хотела она меня с коня стащить да в темницу запереть, так я изловчился, схватил ее, к столбу привязал и давай плетью стегать, и стегал, пока старуха не призналась, где тебя, коня и собаку спрятала. Вот так я тебя и спас, а заодно и других людей, которых она погубить хотела.

Только услыхал первый брат его рассказ, как говорит в сердцах:

— Нет, братец, лучше бы ты меня не спасал, ведь ты спал с моей женой.

И принялись они биться, и бились до тех пор, пока женатый брат не вонзил шпагу в горло противнику и тот не упал на землю замертво. Увидал брат, что он в гневе натворил, и сильно опечалился. Вдруг смотрит — прибегают две зеленых ящерицы и ну драться. Дрались они, дрались, пока одна другой когтями горло не разорвала и та не упала на землю замертво. Тут ящерица побежала, сорвала веточку овечьей травы, подошла к мертвой и провела веточкой по ране. Та ящерица вмиг и ожила! Увидел все это женатый брат, пошел, сорвал веточку овечьей травы и провел ею по ране убитого. Тотчас встал тот, живой и здоровый, и говорит:

— Крепко же я, братец, спал!

Обнялись братья, будто ничего и не было, потом распрощались, и поехал каждый своей дорогой. Первый брат к жене вернулся, а второй — в родительский дом.

Тут и сказке конец.

 

ТРИ ЗЕЛЕНЫХ ДЫМКА

Жили-были три брата. Отправились они однажды по свету побродить, лучшей доли поискать. Тут поживут, там поработают, а как дела начинают похуже идти, тотчас в другое место перебираются.

Вот так шли они как-то, сами толком не зная куда. Устали и сели отдохнуть в тени под деревом. Поели братья, чего у них с собой было, и решили устроить себе сиесту. Два старших мигом уснули, а к младшему сон все никак не идет. Лежит он и о чем-то думает, а о чем — сам сказать не может. Стал он по сторонам поглядывать и увидал невдалеке склон горы; по склону ручей бежит, а вокруг огромные валуны словно кто разбросал. Захотелось парню вдруг на те камни поближе взглянуть.

Дошел он до самого большого валуна, а на нем надпись: «Кто меня перевернет, тот подо мной свое счастье найдет». А надо сказать, что из трех братьев только младший читать да писать умел.

Вот прочитал он надпись и попробовал валун с места сдвинуть. Да куда там! Разбудил он братьев и зовет на помощь. Не хотелось им за это дело браться, да очень уж их младший брат уговаривал! Долго они втроем трудились, много дней прошло, пока перевернули братья камень. И открылась под ним большая яма, такая глубокая, что, казалось, нет у нее дна.

Досада взяла братьев:

— Зачем мы только, брат, тебя послушали? Сколько сил потратили, а какая нам от того польза?

— Погодите! — отвечает младший брат. — Раз взялись за дело, надо его до конца довести.

Очень хотелось младшему брату разузнать: что там на дне ямы крылось. Стали братья резать из кож полосы, те полосы меж собой связывать да длинное-предлинное лассо делать. Вбили вокруг ямы в землю колья, положили поперечину и закрепили на ней лассо, а к другому концу привязали кожаную бадью, чтоб мог в ней человек уместиться. И решили в этой бадье вниз по очереди спускаться. А договорились они так: как захочется тому, кто вниз полезет, обратно подняться, пусть только дернет за лассо, братья его и вытащат.

Вот залез в бадью старший брат, и стали его вниз спускать. Уж достиг он большой глубины, как вдруг почувствовал, что сделался воздух вокруг таким горячим, словно в печке. Испугался парень и ну за лассо дергать, чтоб поскорее его наверх вытянули. Очутился наверху и рассказал братьям все, как было.

Залез в бадью средний брат, и начали его вниз спускать. Добрался он до того места, где адская жара стояла, да сумел вытерпеть и стал дальше спускаться. Вдруг почувствовал он, что сделалось вокруг так холодно, точно в могиле, испугался и давай за лассо дергать. Подняли его братья наверх, он им и рассказал, что сумел вытерпеть жару страшную, а против холода могильного не устоял.

Настал черед младшего брата вниз лезть, того, что валун отыскал и надпись на нем прочитал. А был он человеком очень храбрым да упрямым. Вот сел он в бадью, и принялись его братья в яму спускать. Достиг он того места, где было жарко, как в печке, — сумел стерпеть! Потом оказался там, где холод до костей пробирал, — не испугался! Наконец почувствовал он под ногами твердую землю и понял, что добрался до самого дна пещеры. Дал он братьям знать, чтоб подождали, и из бадьи вылез. А кругом темно, хоть глаз выколи! Стал парень вокруг себя землю ощупывать и сразу на какие-то мешки наткнулся. Взял один мешок, развязал, а там — золотых и серебряных монет полным-полно. Бросил он один мешок в бадью и за веревку дернул, чтоб братья ее наверх поднимали. Вытащили братья мешок с деньгами и при виде такого богатства чуть с ума от счастья не сошли. Послали они снова бадью вниз, а младший брат отправил им еще один мешок. Получили те, что были наверху, второй мешок да стали судить меж собой: если снова кожаную бадью вниз опустить, младший брат из пещеры выберется и отнимет у них один мешок. И сговорились они не опускать больше вниз бадью и оставить младшего брата под землей, тогда достанется каждому из них по целому мешку денег. Как решили, так и сделали. Взяли братья по мешку и разошлись в разные стороны.

А младший-то ждал-ждал, пока за ним бадью опустят, да не дождался и понял, что обманули его братья. Стал он думать, как дальше быть, и решил пойти поглядеть, нет ли из подземной пещеры какого выхода. Вот идет он, идет и вдруг видит вдалеке, словно лучик света пробивается, а откуда — понять нельзя. Пошел парень дальше, на тот лучик глядя, и понял, что свет-то виден с другой стороны земли.

Наконец выбрался он наружу и очутился на зеленом лугу: под ногами трава шумит, над головой яркое солнце светит. Смотрит — неподалеку дом красивый стоит, а на лугу козочка прыгает да резвится. Заметила незнакомца и мигом в дом убежала. Парень за ней. А в доме-то, кроме козочки, никого. Захотелось ему есть, и вышел он в прекрасный сад, что вокруг дома раскинулся.

Увидал посреди сада грушу, увешанную чудесными плодами, и только собрался сорвать себе несколько, только дотронулся до дерева, как услыхал чей-то голос:

— Не тронь! Они не твои!

Огляделся парень по сторонам, никого не увидел и снова за грушами потянулся. Тут опять тот же голос раздался:

— Не тронь! Они не твои!

Подбежала к нему козочка и спрашивает, зачем он ее груши рвет. Парень объяснил, что уж много времени не было у него во рту ни крошки. Тогда козочка повела его в дом, и невидимые руки тут же стали ему прислуживать, стол накрыли и всякой чудесной едой уставили. Наелся он до отвала.

Спустя какое-то время снова явилась козочка и говорит:

— Помоги мне, добрый человек! Заколдовала меня злая ведьма, и чары с меня может снять только тот, кто ничего не боится и слово свое крепко держать умеет. Снимешь с меня заклятье, дам тебе все, что только пожелаешь.

— Ладно, — ответил он. — Все для тебя сделаю.

А козочка и рассказала, что нужно ему три ночи в темной комнате суметь продержаться. Будут туда каждую ночь черти прилетать да с ним играть и его мучить, а он должен лицом вниз посреди комнаты лежать, головы не поднимать и голоса не подавать. Поставит козочка в каждом углу той комнаты по умывальному тазу с водой, сумеет парень до таза дотянуться да на себя водой брызнуть, тотчас черти и исчезнут, и в эту ночь уж больше не вернутся.

— Ну что, — спрашивает его козочка, — хватит духу за такое дело взяться? Устоишь против нечистых?

— Устою, — отвечает парень.

Вот в тот же вечер накормила его козочка ужином и повела в темную комнату. Уложила посреди комнаты на ковер лицом вниз, а сама ушла и дверь на ключ заперла.

Недолго парню ждать пришлось: собрались черти и давай с ним играть да его мучить. И лежит он ни жив ни мертв, но молчит, голоса не подает. Наконец удалось ему до таза дотянуться, брызнул он на себя водой, черти вмиг исчезли! Проспал парень остаток ночи спокойно, никто его больше не тревожил.

А утром явилась за ним козочка, видит он — уж она с головы до плеч в девушку превратилась, а ниже-то все у нее еще как у козочки осталось.

На вторую ночь повела его опять козочка в темную комнату и одного там оставила. Явились черти и ну его мучить да с ним играть. Еле парень устоял, да все же дотянулся до таза и брызнул на себя водой. Черти тотчас и убрались. Заснул он и проспал до утра спокойным сном. Разбудила его на рассвете козочка, а уж она обернулась девушкой с головы до пояса.

Пришла третья ночь. Сумел парень и ее в темной комнате провести: сколько черти его ни мучили, не проронил ни слова, дотянулся до воды и прогнал нечистых.

Проспал он до зари, а поутру явилась прекрасная девушка, и от козочки в ней уж ничего не осталось. Спали с нее злые чары, и превратилась она в такую красавицу, что другой такой на всем свете не сыщешь.

— Сумел ты меня спасти, рискуя своей жизнью, — говорит она парню. — Теперь я за тебя замуж выйду. Приедут сейчас за мной отец с матерью в роскошной карете, с ними гостей видимо-невидимо. Устроят они богатый праздник, заиграет повсюду музыка. Только ты смотри, чтоб тебя сон не сморил, заснешь — потеряешь меня, а сыскать трудно будет, придется тебе идти к Трем Зеленым Дымкам, я там тебя ожидать буду.

И дала ему девушка волшебные салфетку, кольцо и платок, да сказала:

— Как захочешь есть, расстели салфетку, как захочешь меня увидеть, достань кольцо, а коли понадобится тебе вмиг в другое место попасть, взмахни платком.

Тут раздался шум, подкатили к дому коляски да кареты, вышли из них родители девушки, а с ними много гостей да слуг. Начался пышный праздник, заиграла повсюду музыка. Все веселятся, радуются, что с девушки наконец заклятье спало. Вот под эти-то шум да разговоры и заснул парень мертвым сном. Долго он, видно, проспал, открыл глаза — кругом ни души, остался он один-одинешенек. И никак вспомнить не может, что же с ним приключилось, только и знает, что велела ему какая-то красивая девушка искать ее у Трех Зеленых Дымков.

«Куда же мне идти? Где отыскать это место?» — спрашивает сам себя парень.

Вышел на дорогу, увидал следы от карет и колясок и пошел в ту сторону, куда они уехали. День идет, второй, третий, никто ему по пути не попадается, не у кого разузнать, где находятся Три Зеленых Дымка.

Вдруг видит парень — сидит на дереве филин. Его и спрашивает:

— Эй, приятель, не знаешь ли, где мне дорогу найти к Трем Зеленым Дымкам?

— Сам-то я не слыхал про такое место, — отвечает филин, — да может, кто из моих родичей дорогу туда знает!

— Сделай милость, спроси у них.

Крикнул филин во всю силу, и слетелись к нему тотчас филины со всего света. Стал он расспрашивать, не знает ли кто, как найти Три Зеленых Дымка, но никто ответить ему не сумел.

Попрощался парень с филином, поблагодарил и пошел дальше. А навстречу ему гриф летит. Спрашивает его парень:

— Эй, приятель, не знаешь ли, где мне отыскать Три Зеленых Дымка?

— Сам-то я не слыхал про такое место, — отвечает гриф, — да есть у меня много родичей, может, кто дорогу тебе и укажет!

Слетелись к грифу родичи со всех земель, стал он их про Три Зеленых Дымка расспрашивать, да только никто дороги туда не знал.

Попрощался парень с грифом, поблагодарил и пошел дальше. Повстречался ему по пути орел, но и он не знал, где найти Три Зеленых Дымка. Крикнул он, и слетелись к нему все орлы, сколько их только на свете было, лишь один, самый старый, не явился. Стал просить орел родичей парню помочь, научить его, как до Трех Зеленых Дымков дойти, да никто эту загадку разгадать не мог. Вот орел ему и говорит:

— Ну, приятель, не знаю, как тебе и помочь. Никто из моих родичей дороги туда не знает. Не явился ко мне только самый старый орел. А уж если и он об этом месте не слыхал, то точно никто о нем не ведает.

Вдруг увидели они, как по небу к ним какая-то точка приближается. Стала точка расти да увеличиваться, и опустился на землю самый старый орел. Не под силу уж ему было быстро летать, потому и опоздал. Спросили и его, не бывал ли он когда у Трех Зеленых Дымков.

— Как не бывать! — отвечает старый орел. — Да я как раз и лечу оттуда! Там нынче выходит замуж самая красивая девушка на свете, а я на высоком дереве сидел да ждал: очень мне хотелось на богатую свадьбу поглядеть. Только потому сюда и прилетел, что не мог на зов нашего царя не явиться.

Стал парень старого орла просить:

— Отнеси меня, пожалуйста, туда поскорее! Очень мне нужно на ту свадьбу поспеть. А заплачу я тебе, сколько ни спросишь.

Долго отказывался старый орел, да наконец согласился.

— Ладно, — говорит. — Только ты побольше мяса в путь запаси, чтоб было мне по дороге чем силы поддержать.

Пошел парень и купил барашка, чтоб взять с собой, а орел ему и говорит:

— Теперь залезай ко мне на спину, закрывай глаза да держись покрепче!

Вот летят они, летят, повернул орел к парню голову и просит мяса. Тот дал. Полетели они дальше. Опять поворачивает к нему голову старый орел, опять мяса просит. И вскоре скормил парень всего барашка.

Снова поворачивает орел голову, а парню-то ему дать и нечего. Взял он тогда и отрезал кусок у себя от ноги да орлу отдал. Летят дальше. Опять орел голову к нему поворачивает. Парень от второй ноги кусок отрезал и орлу отдал. Тут обернулся орел и увидел, что спутник его чуть жив. Опустился он на землю и говорит:

— Все, приятель, нет у меня сил дальше лететь. Три Зеленых Дымка вон там, за синими горами. А за службу мою я с тебя ничего не возьму, потому как не выполнил обещанного.

Попрощался орел и улетел. А парень сел у дороги и загрузил, не знает, как ему дальше быть, куда путь держать. Достал платок, чтобы пот с лица стереть, и увидал девушкино кольцо и салфетку да тотчас и вспомнил, что вещи те волшебные. А заодно припомнилось ему и все, что с ним приключилось. Взмахнул он платком и попросил перенести его к девушке. Не успел и глазом моргнуть — а уж стоит на площади перед собором, а там к свадьбе все готово, и невеста под руку с женихом к алтарю направляется. Тут взглянула девушка на парня и тотчас его узнала. Оставила она своего жениха, подошла к отцу и говорит:

— Выбрали вы мне, отец, жениха, а я, хоть его не любила, замуж за него согласилась выйти, потому что думала: нет уж в живых того, кто меня от злых чар спас. Ведь дала я ему волшебный платок, а он все равно не явился. А теперь вижу — вот он у врат собора стоит. Вот мой настоящий жених! Вот кого я всем сердцем люблю!

Пришлось отцу исполнить желание дочери. Взял парень девушку за руку и повел к алтарю. Обвенчались они, как она и обещала. И жили они долго в счастии и согласии.

Три Зеленых Дымка.

 

ЧИКИЛЬО

Жили-были на свете старик со старухой, и было у них три сына. Вот однажды, в день святого Рамона, и говорит старуха:

— Видно, не пошлет мне больше Господь детей, надо идти на работу наниматься.

И услыхал ее слова святой Рамон, а был он покровителем и защитником женщин, что детей хотели иметь.

Много ли, мало ли времени прошло, вдруг стала у старухи коленка раздуваться, сильно-пресильно раздулась. Испугался старик, взял острую колючку и проткнул волдырь. А из волдыря-то выскочил крошечный негритенок, да такой славный, да такой смышленый! Все его очень полюбили и прозвали Чикильо, что значит Малыш. Стал он расти не по дням, а по часам, и подарили ему братья козленка, чтобы скакал на нем Чикильо, словно на лошади.

Вот однажды старшие сыновья и говорят родителям, что решили поездить по свету, поискать себе хорошую работу. А Чикильо услыхал о том и давай братьям вторить:

— И я поеду.

Братья не хотели его с собой брать, да и отец с матерью боялись Чикильо от себя отпускать, ведь был он таким маленьким, что могла с ним в чужих краях любая беда приключиться.

Попрощались старшие братья, оседлали коней и пустились и путь, а Чикильо с собой не взяли. Едут они, едут, глядь — по дороге за ними облачко пыли катится. То Чикильо на своем козленке их догоняет. Дождались его братья и велят домой возвращаться. А он ни в какую! Взяли тогда братья и отрезали голову козленку. Думали, испугается Чикильо, домой повернет.

Остался мальчик один на дороге со своим мертвым козленком. Подождал он, пока братья из виду скроются, дернул козленка за хвост, тот вмиг и ожил. Сел Чикильо на него верхом и поскакал за братьями вдогонку.

А братья-то ехали-ехали, оглянулись, видят — опять за ними следом облачко пыли катится, опять Чикильо на своем козленке их догоняет. Дождались они младшего брата и приказывают ему домой поворачивать. А он ни в какую! Рассердились братья, взяли да и убили Чикильо. Потом сели на коней и дальше поскакали.

Только скрылись братья из виду, тотчас подошел козленок к мертвому мальчику, ударил три раза копытцем — тот вмиг и ожил. Сел снова верхом на козленка и поскакал вдогонку за братьями.

А братья тем временем уж далеко отъехали. Оглянулись они, смотрят — опять за ними облачко пыли по дороге катится. Один из них и говорит:

— Эй, посмотрите, не наш ли это Чикильо на своем козленке скачет?

Дождались они младшего брата, долго уговаривали его домой вернуться, да ничего не добились. Пришлось его с собой взять.

Вот едут они дальше вчетвером. Стала ночь опускаться, надо ночлег искать. Тут увидели они вдалеке огонек, пришпорили коней и поскакали туда. Подъехали к дому, Чикильо братьям и говорит:

— Войдем мы сейчас в дом да попросимся на ночлег, так вы слушайтесь меня во всем, коли хотите в живых остаться.

Постучали они в дверь, вышла на порог старуха и сказала, что охотно пустит их переночевать, если будут парни все, что она велит, исполнять. Согласились братья, а хозяйкой-то дома была старая ведьма, и всех путников, что на ночлег к ней просились, она убивала, а потом съедала. И было у нее три дочери. Вот постелила старуха трем старшим братьям постели и велит с ее дочками спать ложиться. А Чикильо потихоньку братьям говорит, чтоб по первому его слову они подняться готовы были и за ним из дома выйти, не то плохо им придется.

Тут пришли старухины дочки и легли с братьями спать. А на головах-то у всех трех девушек были ленты повязаны. Только они все заснули, Чикильо встал с постели, снял у девушек ленты да братьям на волосы и повязал. А сам снова улегся и ждет, что старуха делать станет.

Вот подходит время к полуночи, слышит он — проснулась старуха, поднялась и пошла туда, где братья с ее дочками спали. Стала ведьма в темноте щупать: у кого ленту на голове не нашла, тем горло ножом и перерезала.

Вернулась старуха, легла в постель, стала засыпать, а Чикильо поднялся на крышу со своим козленком и давай по крыше скакать. Старуха ну его ругать за то, что он ей спать мешает, а Чикильо ей в ответ:

— Кинь мне гребешок, дам тебе поспать!

Поднялась старуха, кинула ему гребешок и снова в постель улеглась. Только стала засыпать, слышит — опять Чикильо по крыше на своем козленке скакать принялся. Стала старуха его бранить, а он ей и говорит:

— Кинь мне зеркальце, дам тебе поспать!

Бросила ему старуха зеркальце и спать улеглась. Чуть стала засыпать, опять Чикильо на козленке по крыше застучал-запрыгал. Поднялась старуха сердитая-пресердитая, стала мальчишку бранить да просить, чтоб дал ей наконец выспаться. А тот опять:

— Кинь мне коробочку с иголками, тогда дам тебе поспать!

Не хотелось старухе с иголками расставаться, да делать нечего, бросила и их на крышу. А сама спать пошла и уснула крепким сном.

А Чикильо спустился с крыши и поспешил в хлев, где жила у ведьмы свинья, которая умела бегать быстрее ветра. Схватил мальчик палку да так свинью отколотил, что она охромела. Потом пошел скорее братьев будить и рассказал, как надел им на волосы ленты, которые у старухиных дочек снял, и тем их спас.

Выбежали братья из дома, оседлали коней и что есть сил прочь помчались.

Вскоре ведьма проснулась, чует — неладное в доме приключилось. Пошла на дочек взглянуть, а те мертвые лежат. Стала парней искать — их и след простыл. Побежала старуха за свиньей, глядь — та охромела. Поняла тут ведьма, что перехитрил ее Чикильо. Села на хромую свинью и в погоню кинулась. А свинья-то хоть и хромая, да что ни шаг — то лига, все равно быстрее мчится, чем кони у братьев!

Стала старуха беглецов догонять, вот-вот схватит. Велел Чикильо братьям коней пришпорить, да видит — не уйти им от ведьмы. Вынул он тогда старухин гребень и бросил ей прямо под ноги. Тотчас вырос перед ней густой-прегустой лес, и деревья в том лесу стояли так часто, что ни зверю, ни человеку не пройти. Скачет старуха на своей свинье по краю леса, а в лес войти не может, Билась-билась, все платье в клочья изорвала, но все ж наконец преодолела.

Опять за братьями вдогонку скачет. У свиньи-то рана на ноге заживать стала, она все быстрее и быстрее мчится. Видит Чикильо — не уйти им от ведьмы. Вынул он тогда старухино зеркальце и бросил ей прямо под ноги. В тот же миг разлилась перед ведьмой глубокая и широкая река. Бегает старуха по берегу туда-сюда, а в воду сунуться не смеет, Наконец-таки прыгнула со свиньей в реку, да куда там! Свинья тотчас тонуть стала, пришлось им обратно выбираться и ждать, пока вода на реке спадет. Тогда только перебралась старуха на другой берег и снова за братьями в погоню кинулась.

А у свиньи-то нога уж и вовсе зажила, и помчалась она быстрее прежнего. Никак не уйти от нее братьям! Совсем уж ведьма близко! Тут кинул Чикильо ей прямо под ноги коробочку с иголками, и выросли перед ней заросли колючего кустарника и растянулись на много лиг. Как ни билась старуха, а сквозь шипы да колючки пробраться не сумела, только в кровь исцарапалась. Пришлось старой ведьме ни с чем домой повернуть. И всю-то дорогу она без устали мальчишку кляла и бранила: братьев, которых она съесть хотела, он спас, дочек ее погубил, три волшебных вещи — гребешок, зеркальце да коробочку с иголками — у нее забрал и с их помощью от нее же и спасся. Вот как ее перехитрил!

А Чикильо сказал братьям, что теперь им бояться больше нечего, ведьме уже их не догнать. И пусть они поскорей домой возвращаются к старикам родителям да заботятся о них, как подобает хорошим сыновьям.

Только сказал это Чикильо, как обернулись они с козленком двумя голубями и улетели в небо. Ведь были они ангелами и спустились на землю, чтобы вызволить братьев из беды.

 

БРАТЬЯ-ВОРОНЫ

Жила-была одна женщина, и было у нее семеро детей: шесть мальчиков и одна девочка. Жили они очень бедно, еле концы с концами сводили. Как приходила пора детей кормить, садилась мать на лавку посредине комнаты, брала в руки горшок и принималась между ними еду делить. А дети ее со всех сторон обступали, и каждый кричит:

— Мне вон того дай!

— А мне этого!

— Почему ты мне мало дала? Дай еще!

— А я вон тот кусок хочу, всегда мне самое плохое достается!

И никак на них было не угодить. У матери от их криков голова шла кругом, так что роняла она без конца то половник, то вилку. А больше-то всего на нее сыновья наседали — толкали, пинали. Наконец до того ее довели, что не вытерпела она да в сердцах и крикнула:

— Ах вы, несносные мальчишки! Словно птицы хищные на меня налетели! Дождетесь, превратит вас Дева Мария в воронов!

На уме-то у нее, когда она эти слова говорила, ничего дурного не было. А вышло все иначе. Не успела она рот закрыть, а уж сыновья ее воронами обернулись. Взмахнули крылами и в небо поднялись. Заплакала женщина, запричитала, да слезами делу не поможешь!

С той поры летали братья-вороны всегда вместе и никогда не расставались. Каждый день садились они на лужок у озера, что неподалеку от родного дома раскинулось, а сестра их там поджидала и хлебными крошками кормила. Вот однажды поели братья и прочь полетели, а девочка решила за ними следом побежать, чтоб посмотреть, где они теперь обитают. Догнать братьев не догнала, только от дома далеко-предалеко ушла и совсем заблудилась. Очутилась она в лесу, бегает туда-сюда, а дороги обратно найти не может.

Вдруг видит — идет навстречу карлик и спрашивает, что она одна в лесу делает. Девочка рассказала все как было. Карлик ей и говорит:

— Научу я тебя, как братьям помочь. Сумеешь выполнить, что велю, станут они снова такими, как прежде. Даю тебе сроку ровно один год, должна ты за это время успеть семь рубашек сшить: шесть для братьев, одну для меня. Пройдет год, навестят тебя братья, а с ними и я в вороновом обличье прилечу. Тут ты на нас рубашки и набрось — мы вмиг в людей превратимся. Да смотри не забудь, что за все двенадцать месяцев нельзя тебе ни слова промолвить, иначе не одолеешь злых чар.

Согласилась девочка. Указал ей карлик дорогу домой. Вернулась она к себе, а матери уж в живых нет, осталась она без детей одна и умерла с горя. Вот живет девочка без матери и без братьев, шьет целыми днями рубашки да молчит, словно немая.

Как-то раз пошла она в лес и повстречалась с принцем. Тот и спрашивает?

— Кто ты такая?

А девочка ничего ему ответить не может.

— Хочешь, — спрашивает принц, — я тебя с собой заберу?

Кивнула она молча и следом за принцем двинулась.

— Видно, согласна она со мной отправиться, — говорит тот слугам.

Привез ее во дворец и поселил на той половине, где слуги у него жили. А девочка, как и прежде, с утра до позднего вечера рубашки шьет и ни с кем не разговаривает, точно воды в рот набрала.

А у принца была чернокожая рабыня. Стала она девочке завидовать и возненавидела лютой ненавистью за то, что была та собой пригожа. Только вот ходила она чумазая, растрепанная и плохо одетая, и никто ее красоты не замечал.

Вот и говорит однажды рабыня принцу:

— Видно, привезли вы во дворец ведьму. Недаром она молчит, наверное, злое дело замыслила. Нужно ее поскорее убить, иначе накличет на нас беду.

И стала о том принцу каждый день нашептывать, пока своего не добилась. Слушал ее хозяин, слушал, наконец говорит:

— И правда, что бы это ей все молчком ходить? Лучше с ведьмой-то не связываться да поскорее ее казнить.

Потом явился к девочке:

— Ведешь ты себя, словно ведьма какая! Придется тебя на костре сжечь! — А сам ждет, не ответит ли она чего.

Промолчала девочка и на сей раз. А черная рабыня спешит поскорее приказ принца исполнить, послала слуг, чтоб сложили на площади у дворца костер, и велела девочку туда привести. А та идет и семь рубашек с собой несет, никому отдать не соглашается. И случилось так, что в тот самый день данный ей срок кончался. Только собрались слуги огонь к костру поднести, как показались в небе семь воронов. Опустились они на площадь рядом с бедняжкой, та и набросила на каждого по рубашке. Вмиг приняли вороны человеческий облик, а карлик превратился в прекрасного юношу — и с него злые чары спали. Тут смогла девочка заговорить и поведала обо всем принцу: как стали ее братья воронами, как захотела она их спасти и ради того целый год словно немая ходила.

Услыхал о том принц, увидел, какая девочка красавица, и решил на ней жениться. Сыграли они богатую свадьбу, а братья остались с ними во дворце жить. И приказал принц сжечь на костре чернокожую рабыню, ведь это она была злой ведьмой, потому и хотела девочку погубить.

Вот как наградил Господь ту, что ради братьев своих готова была на смерть пойти.

 

СИРОТКА

Жила-была одна сеньора, и взяла она на воспитание сиротку. Стала девочка подрастать и сделалась такой пригожей, что и сказать нельзя. А сеньора очень гордилась своей красотой и даже помыслить не могла, чтоб кто-нибудь краше ее на свете объявился.

У сеньоры в доме служил пеон. Вот как-то раз возьми он и скажи, то ли в шутку, то ли всерьез, будто сиротка уж превзошла красотой свою приемную мать. Сильно разгневалась сеньора, призвала пеона и велела ему девочку в лес отвести, там убить, сердце у нее из груди вынуть и ей принести. Узнала о том сиротка и горько заплакала, да и пеону теперь не до шуток было: ведь одним неосторожным словом навлек он на бедняжку страшную кару.

А у пеона была маленькая собачка, которая всюду за ним по пятам бегала. Вот повел он девочку в лес, а собачка от них ни на шаг не отстает. Зашли они в самую чащу, в то место, где по велению хозяйки должен был парень с сироткой расправиться, да только не хватило у него духу на такое злодейство. Сказал он девочке, чтоб та на самое высокое дерево влезла и в ветках спряталась, а сам убил собачку и вынул у нее сердце.

Вот возвращается пеон домой и вручает сеньоре собачье сердце. Да как на зло в ту пору у нее в гостях старая ведьма сидела. Взглянула она на сердце и тотчас смекнула, в чем дело. И говорит сеньоре: сердце-то, мол, не человечье, а собачье. Позвала хозяйка пеона и приказывает:

— Ступай сейчас же в лес да девчонку погуби, а не исполнишь, что велю, сам смерть примешь.

Делать нечего, очень огорчился парень и снова в лес отправился, да только девочки там уже не нашел.

А случилось вот что. Осталась девочка в лесу одна, сидит на дереве да кругом поглядывает, вдруг видит — вдалеке дымок вьется. «Значит, думает, живет там кто-то». Слезла с дерева и пошла в ту сторону. Шла, шла и очутилась возле одинокого ранчо. Постучала в дверь — никто не ответил. Тогда вошла сиротка в дом и увидала, что никого там нет. И принялась она недолго думая порядок наводить да обед готовить. А как все сделала, спряталась под большую бадью и стала ждать, что дальше будет. Вот прошло какое-то время, вернулись домой три брата. Смотрят и глазам своим не верят — все в доме чисто прибрано, обед приготовлен. Удивились и говорят:

— Видно, Пресвятая Дева у нас побывала.

Сели они за стол обедать, поели, потом встал один брат руки помыть и увидал, что из-под бадьи-то кусочек розовой материи торчит. Потянул он за него, чтоб руки вытереть, и понял: да ведь это чье-то платье! Поднял парень бадью и нашел под ней девочку. Позвал братьев, и сиротка им рассказала о том, что с ней приключилось. Тогда порешили парни: останется она с ними жить, и будут они ее как сестру родную почитать и заботиться о ней как подобает.

Так и стала девочка у трех братьев на ранчо жить. А сеньора о том тотчас от старой ведьмы узнала и все думала, как бы ей приемную дочку со света извести. Много ли, мало ли времени прошло, отправились однажды поутру братья на работу, на королевские шахты, а названую сестру дома одну оставили — по хозяйству хлопотать да обед к их возвращению готовить. Принялась она за работу, чтоб успеть к приходу братьев со всеми делами управиться, да только слышит — кто-то в дверь постучал. Вышла она за порог, а там торговка с корзиной яблок стоит, свой товар ей предлагает да расхваливает. На самом-то деле то была злая сеньора: нарядилась в чужое платье, чтоб ее узнать никак нельзя было, и явилась на ранчо. А как увидала сиротку, стала ласково-преласково ее уговаривать яблочек купить.

— Нет, — отвечает та, — не могу ваших яблок купить, я тут не хозяйка и ничем сама распоряжаться не смею. Да и на разговоры у меня времени нет. Скоро братья с работы придут, а я еще не все дела переделала.

Тогда стала сеньора ее уламывать:

— Да ты, девочка, только отведай моих яблочек!

Сиротка, чтоб только от нее отвязаться, взяла да и откусила кусочек от одного яблока. И тотчас замертво упала.

Вскоре вернулись домой братья и увидели, что лежит их сестра и не дышит. Сильно они опечалились и решили попробовать дать ей отвар лечебной травы, да тут сразу и обнаружилось, что застрял у девочки в горле кусочек яблока. Вытащили его братья, сиротка вмиг и ожила, а потом рассказала, что с ней случилось. Тогда парни строго-настрого ей приказали впредь в их отсутствие в дом никого не пускать и ни с кем не разговаривать.

А сеньора-то опять от старой ведьмы обо всем узнала. И снова в дорогу собралась. Только на сей раз набрала она с собой всяких женских украшений да книжек с картинками и уж в другое платье нарядилась.

Тем временем братья на ранчо совет держали и так порешили: двое, как всегда, на работу отправятся, а один дома останется — сестру свою названую охранять. Вот пришла на ранчо сеньора и в дверь стучит. Открыл парень, она и давай его упрашивать, чтоб позволил ей с сироткой словечком перемолвиться. Да тот ни в какую, рассердился и велел непрошеной гостье поскорей прочь убираться, иначе придется с ним дело иметь. Видит женщина — никак ей до ненавистной соперницы не добраться, рассердилась и бросила наземь гребень, что у нее был припасен. Тотчас вырос у самого порога непроходимый лес. Потом бросила она зеркальце — и разлилось вокруг дома глубокое озеро.

Вернулись братья с работы и никак к себе на ранчо попасть не могут. Еле-еле удалось им через озеро перебраться да сквозь лес пробиться. Вот стали они думать, что же это такое приключилось. И догадались: видно, виной всему злые козни той женщины, что раньше сиротку воспитывала. Стали братья судить, как дальше быть, и решили на другой день на работу не ходить, а втроем дома остаться да подождать, не явится ли к ним кто опять.

А сеньора-то с тех пор каждый день на ранчо в разном обличье захаживала, все девочку повидать хотела. Только братья даже порог ей переступать не позволяли и всякий раз вон прогоняли. И уж много дней они на работу не ходили, потому как боялись названую сестру дома одну оставить.

Между тем сеньора вот что придумала: пришла она на ранчо уже не одна, а со старой ведьмой, которая во всем ей помогать взялась. Принесли они с собой много-премного всяких подарков да безделушек и так ловко нарядились в чужое платье, что никак их не узнать. А тут еще и братья не доглядели, — женщины в дом-то и прокрались. Надели они девочке на шею ожерелье — и она тотчас бездыханной упала. Потом сумели злодейки каждому из братьев на палец по перстню надеть — те замертво и свалились. Обрадовались сеньора и ведьма, что сумели наконец злой умысел исполнить, и домой поспешили. А там хозяйка тотчас велела еще и пеона своего казнить за то, что не убил когда-то в лесу девочку. И стала она жить веселая и довольная, потому как больше уж не сомневалась: нет в целом свете никого, кто бы мог с нею красотой сравняться.

Вот прошло какое-то время, и король, которому те земли принадлежали, отправился в лес на прогулку. Очутился он у заброшенного ранчо, зашел внутрь и видит — лежат там, словно мертвые, девушка и три юноши. Тотчас приказал король всех их во дворец к себе перевезти и объявил: если удастся девушку оживить, он на ней непременно женится, потому что другой такой красавицы на свете не найти. Тут съехались во дворец отовсюду доктора и сняли у сиротки с шеи ожерелье, а у братьев с пальцев перстни. Они вмиг живыми и здоровыми сделались. И рассказали королю, кто их погубить хотел. Король приказал немедля злую сеньору и ведьму схватить и на костре их сжечь. А сам женился на сиротке.

И жили они вместе долго и счастливо.

 

ЧЕЛОВЕК-МЕДВЕДЬ

Жил на свете король, и было у него три дочери. Очень отец их любил, и ни в чем они отказа не знали. Вот однажды собрался он в соседнее государство, позвал девушек и спрашивает:

— Ну, дочки дорогие, отправляюсь я в дальний путь, говорите, какие подарки вам привезти?

Старшая просит:

— Привезите мне, отец, шелку на платье.

Средняя просит:

— А мне, отец, привезите туфельки.

А младшая приблизилась к нему да на ухо и шепчет:

— А я ничего не хочу, кроме веточки орехового дерева.

Приехал король в соседнее государство и тотчас отыскал в лавках подарки для старших дочерей. А вот веточку орехового дерева как ни старался никак не удавалось ему добыть. Опечалился отец, не хочется ему домой без подарка для любимой дочери возвращаться. И решил он в лес отправиться, там поискать. Шел, шел, наконец в самую чащу забрел и вдруг увидал ореховое дерево. Приблизился к нему и срезал одну веточку. В тот же миг явился откуда ни возьмись медведь, набросился на короля и хотел его съесть. Да тот взмолился:

— Не губи меня! Ничего дурного я делать не думал, только для младшей дочери подарок хотел добыть.

— Ладно, отпущу тебя, — пообещал медведь, — но давай уговоримся: первого, кто выйдет тебя из дома встречать, отдашь мне.

Согласился король на это и домой отправился, а сам думает: «Ловко я медведя обманул, ведь первой-то мне навстречу из дворца всегда собака выбегает!»

Да на сей раз все иначе вышло. Увидала его в окошко младшая дочь и первой навстречу отцу поспешила. Помрачнел король, но ничего ей не сказал, только веточку орехового дерева отдал — а та вмиг в золотой орех превратилась.

Потом пошел король к жене и рассказал ей обо всем. Стали они советоваться, как дальше быть. Жена и говорит:

— Не печалься напрасно, с этой бедой нетрудно справиться. Пойду я сейчас на скотный двор, выберу самую лучшую козочку, пошлем ее медведю — он и этому обрадуется.

Вот проходит три дня, видит король — ко дворцу медведь в роскошной машине подкатывает! И кричит:

— Отдавай мне свою дочь! Ту, что первой тебе навстречу выбежала.

— Нет, — отвечает отец, — первой меня встретила вот эта жирная козочка. Ее и забирай.

— Ладно, раз так! — сказал медведь, взял козочку и уехал.

И не успел за поворот скрыться, как козочку-то целиком и проглотил.

Еще три дня прошло. Опять медведь ко дворцу подъезжает, только уж теперь в роскошном «шевроле».

Король его неласково встретил:

— Ты уж получил, что тебе причиталось! Зачем опять пожаловал?

А медведь ему в ответ:

— Да коза-то мне успела по секрету шепнуть, будто первой тебя вышла встречать младшая дочь. Уговор дороже денег! Отдавай ее мне!

А король ни в какую. Спорили они, спорили, ни один другому уступить не хотел, даже до драки дело дошло. Только тут чудо случилось. Спала с медведя страшная шкура, и превратился он в красивого и статного юношу, каким раньше был, пока его злая ведьма не заколдовала. Обрадовался король и больше ему перечить не стал, а отдал в жены принцессу. Сыграли они свадьбу и жили долго и счастливо.

 

ЗАКОЛДОВАННАЯ ЖАБА

Жила-была одна сеньора, и была у нее очень красивая дочка. А еще умела девушка так хорошо петь, как никто другой на свете. Только вот лежало на ней заклятье: стоило пойти к ним в дом какому-нибудь юноше, как превращалась она в жабу. И злые чары мог разрушить только тот, кто полюбит ее в жабьем обличье и пожелает на ней жениться.

А в тех краях правил король, и было у него три сына. Вот прослышал старший из сыновей о дивной красоте девушки и захотел на ней жениться. Оседлал он коня и поехал на невесту взглянуть. Издалека услыхал принц, как девушка поет, и ничего лучше ее голоса он в жизни не знал. Вошел он в дом, мать девушки ему и говорит:

— Вот моя дочка!

Смотрит принц — по полу жаба скачет.

— Не хочу я жениться на такой мерзкой твари! — закричал он и домой повернул.

Потом поехал на девушку взглянуть второй королевский сын. Вошел в дом, увидал жабу и как закричит:

— Кто же станет жениться на такой гадкой зверюшке!

Настал черед младшего королевского сына. Поехал и он на девушку посмотреть. Услыхал издалека ее пение и подумал, что то ангел поет. Вошел юноша в дом, стала мать дочку звать. Видит принц — скачет по полу жаба. Да только он не удивился и не испугался, напротив того, нашел ее славной и красивой. Принялся принц жабу гладить да всякие ласковые слова ей говорить и решил непременно на ней жениться.

Тут вся родня стала принца отговаривать: как, мол, можно на жабе болотной жениться. А он свое твердит — женюсь да женюсь, и все тут.

Тогда король с королевой ему свою волю объявили: коли женится на жабе, пускай на глаза им больше не показывается. Но принц все-таки по-своему сделал.

Вот после свадьбы жаба и просит мужа отнести ее к маленькому озеру, что неподалеку от их дома лежало. Послушался принц, отнес ее к озеру. А жаба велит ему сесть на берегу и ждать, пока она назад вернется.

Только прыгнула жаба в воду, превратилось озеро в большой дворец, да такой красивый, какого ни у одного короля никогда не было. А из того дворца выходит к королевскому сыну уж не жаба, а девушка красоты невиданной. Обрадовался он, взял молодую жену за руку и повел во дворец. И стали они там жить в счастии и согласии, и любил принц жену с каждым днем все сильнее.

Вот решил он как-то навестить отца с матерью и показать им свою жену. Послал в королевский дворец гонца и велел сказать, что приедет туда в такой-то день да в такой-то час. А король с королевой велели ему передать, что и слышать о нем не хотят, и видеть его не желают, чтоб не смел он им на глаза со своей жабой болотной являться.

Только принц с женой все равно решили поехать. Вот сели они в карету, что на солнце всеми огнями сверкала, и в путь тронулись. Стали они к месту подъезжать, и увидала карету королевская служанка. Бросилась она со всех ног к королю и обо всем ему рассказала. Поспешил король с королевой взглянуть, кто это к ним в такой роскошной карете пожаловал, и узнали своего младшего сына. А как увидели, что из той кареты выходит сеньора, краше которой на свете нет, от удивления чуть к месту не приросли.

Тогда сын им и говорит:

— Приехал я показать вам свою молодую жену. Вот она перед вами.

Тут и два старших королевских сына на крыльцо вышли, взглянули они на красавицу и крепко пожалели, что не осмелились когда-то жабу в жены взять.

А король с королевой спрашивают сына:

— Что же это такое? Все твердили о мерзкой твари, а ты к нам привез девушку красоты невиданной!

Принц им все и рассказал: как была девушка заколдована и как мог снять с нее злые чары только тот, кто полюбит ее в жабьем обличье и захочет на ней жениться.

Обрадовались отец с матерью и отправились к молодым в гости. Долго они дивились на прекрасный дворец да на все богатства, что там были.

Вот какую награду получил королевский сын за то, что было у него доброе сердце, и за то, что не побоялся он жениться на жабе болотной.

 

ПРИНЦЕССА, КОТОРАЯ КАЖДУЮ НОЧЬ СЕМЬ ПАР БАШМАКОВ ИЗНАШИВАЛА

Жил-был король, и была у него дочка по имени Филомена. Каждое утро находили в спальне принцессы семь пар разбитых башмаков, и как ни старались король с королевой, не могли дознаться, где бывала по ночам принцесса, сколько ни пытались, не могли уследить, в котором часу она из дворца уходила и в котором назад возвращалась.

Вот издал король указ: кто узнает, куда ходит принцесса каждую ночь и где семь пар башмаков изнашивает, тот получит ее в жены. А кто возьмется за дело, да загадку не разгадает, тому голову с плеч долой.

А принцесса Филомена была очень красивой, и как только разнеслась по свету весть о королевском указе, стали съезжаться к королю юноши со всех земель. Сначала явились всякие принцы и юноши богатого звания, потом простые люди, и даже пеоны да рабы. Но ни один из них не сумел узнать, почему каждое утро находили у постели принцессы семь пар изношенных башмаков. А король своему слову господин! Всех велел казнить. Уж столько юношей из-за принцессы Филомены голову сложили, что и сказать нельзя.

А в королевстве том жила одна бедная сеньора, вдова, и был у нее славный да красивый сын. Вот услыхал парень однажды, что обещает король выдать дочь замуж за того, кто укараулит, куда она каждую ночь ходит и где семь пар башмаков изнашивает, и говорит матери:

— Пойду я, матушка, к королю, попытаю судьбу. Вдруг сумею разгадать королевскую загадку и женюсь на принцессе!

Заплакала сеньора, да и какая бы мать не горевала, отпуская сына на верную гибель! Стала она его отговаривать:

— Не ходи, сынок, к королю, не вернуться тебе оттуда живым. Никто до сих пор ту загадку разгадать не смог, и тебе не удастся. А как мне на старости лет одной оставаться, коли прикажет король тебя казнить?

А сын в ответ:

— Нет, матушка, мое слово твердое, как решил, так и сделаю: и загадку королевскую разгадаю, и на принцессе женюсь!

Оседлал коня, собрался в путь и поехал.

День едет, второй, третий, наконец добрался до того города, где королевский дворец стоял. Увидел он на самом краю города маленькое ранчо и попросился переночевать. А жила там одинокая старушка. Впустила она парня в дом, повела на маленькую кухоньку, где жарила маис, усадила за стол, угостила маисом и налила мате. Вот сидят они, мате попивают, о том о сем беседуют. Парень и спрашивает:

— А что, бабушка, нет ли в вашем городе каких новостей?

— Ах, сынок, как не быть! — отвечает старушка. — Да главная новость у нас такая: издал король указ и обещал за того дочь замуж выдать, кто узнает, куда принцесса по ночам ходит и где изнашивает семь пар башмаков. Да не нашлось пока никого, кому то дело по силам бы было. Сколько юношей зря головы сложили!

— А как бы мне, бабушка, ту загадку разгадать?

Старушка и пообещала ему помочь: волшебное слово открыть да что делать научить.

— Как придешь ты во дворец, — говорит, — отведут тебя тотчас к королю, а ночью поставят у дверей комнаты, где принцесса спит. Тут выйдет принцесса и угостит тебя стаканом вина. Ты не отказывайся, вино возьми, а пить не пей да потихоньку вылей, иначе заснешь крепким сном.

И дала старушка парню петуха и велела с собой во дворец взять.

— Станет полночь подходить, петух и запоет, а ты тотчас скажи: «По волшебному слову, по Божьему велению, хочу сделаться маленьким муравьем!» Как превратишься в муравья, смело к Филомене в комнату через замочную скважину пробирайся. Обернется принцесса птицей, а ты быстренько по перышкам к ней на хвост заберись и там спрячься. Тогда и смотри, что дальше будет.

На другое утро поднялся парень чуть свет, принял от старухи благословение и отправился к королю.

Пришел во дворец и говорит, что так, мол, и так, хочу судьбу испытать, хочу королевскую загадку разгадать. Отвели его тотчас к королю, тот и спрашивает:

— Слыхал ли ты о моем указе?

— Слыхал, ваше королевское величество!

— Вижу я, что ты парень храбрый, только запомни мое условие: если за двадцать четыре часа не узнаешь, куда ходит каждую ночь принцесса, велю тебе голову отрубить.

— Ничего я не боюсь, ваше королевское величество, — отвечает парень. — Только дозвольте с собой петуха взять.

Усмехнулся король:

— Ну возьми, коли хочешь.

Тем же вечером отвели парня к дверям комнаты, где принцесса спала и где надлежало ему на часах стоять, и оставили там одного. Спрятал парень петуха в уголок, стоит ждет, что дальше будет. Вот выходит принцесса и подает ему стакан вина. Он вино взял, а пить-то не стал, только вид сделал. А Филомена тут же к себе в комнату ушла и дверь за собой на ключ заперла. Вино-то она с сонным зельем всем, кто у ее дверей сторожить оставался, подносила.

Вот близится время к полуночи, петух как запоет! Сказал парень волшебное слово, сделался муравьем, пролез через замочную скважину к принцессе в комнату, а тут часы как раз двенадцать раз пробили. Сбросила принцесса с себя платье, омылась прозрачной ключевой водой, достала из сундука склянку с белой мазью и натерла все тело; потом достала склянку с черной мазью и натерлась ею поверх белой, бросилась на кучу перьев, превратилась в птицу и давай по комнате подпрыгивать да подскакивать. Едва успел муравей за перья ухватиться и по ним на хвост к птице забраться да там спрятаться, как вспорхнула она и вылетела из комнаты через потайную дверь, о которой и сам король ничего не знал.

Летит птица, летит, долетает до реки с брильянтовой водой и кричит:

— Здравствуй, река — брильянтовая вода!

А река ей в ответ:

— Здравствуй, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой!

Огляделась принцесса по сторонам, никого не увидала и говорит:

— Видно, река с ума сошла! Никого здесь нет!

Стала птица пролетать над большой жемчужной горой и кричит:

— Здравствуй, жемчужная гора!

А гора ей в ответ:

— Здравствуй, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой!

Огляделась принцесса по сторонам, никого не увидела и говорит сама себе:

— Видно, гора с ума сошла! Никого здесь нет!

Долетела птица до деревьев с серебряными листьями и золотыми плодами и кричит им:

— Здравствуйте, деревья с серебряными листьями и золотыми плодами!

— Здравствуй, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой!

Еще больше принцесса забеспокоилась. Огляделась по сторонам, но и на этот раз никого не увидела и полетела дальше.

Вот долетела она до самого края света, до пещеры Саламанки, куда ведьмы на свой шабаш собирались. Опустилась на землю и приняла человеческий облик. А уж там ведьм и чертей видимо-невидимо! Да и девушки были, только ни одна принцессу красотой не превзошла. Кинулась королевская дочка с ведьмами и чертями плясать, только и успевала башмаки менять, что с собой принесла. Так все семь пар и разбила! Недаром приказывала она каждое утро сшить ей к вечеру семь новых пар! Перед самым рассветом закончилось веселье, стали все, кто в пещере Саламанке был, по домам собираться. Скинула Филомена роскошное платье, да так торопилась, что не заметила, как платочек обронила, на котором ее имя вышито было. А муравей-то платок поднял да спрятал. Обернулась девушка снова птицей, муравей забрался к ней на хвост, и полетели они назад.

Долетела принцесса до деревьев и кричит:

— Прощайте, деревья с серебряными листьями и золотыми плодами!

— Прощай, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой летит!

Принцесса поглядела по сторонам, никого не увидела и дальше полетела.

Стала она пролетать над жемчужной горой и кричит:

— Прощай, жемчужная гора!

— Прощай, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой летит!

Очень удивилась принцесса, но никого не увидела и дальше полетела.

Долетела до реки с брильянтовой водой и кричит:

— Прощай, река — брильянтовая вода!

— Прощай, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой летит!

Огляделась принцесса-птица по сторонам, никого не увидала, но запомнила, что река, гора и деревья велели ей остерегаться того, кто с ней летит.

Прилетели они во дворец, прямо в комнату к принцессе. Муравей вылез обратно через замочную скважину, сказал волшебное слово, сделался человеком и стоит у дверей как ни в чем не бывало.

Вот проходит двадцать четыре часа, являются за ним королевские слуги и ведут к королю. А во дворце уже столько народу собралось, что яблоку некуда упасть, все хотят послушать, как парень ответ перед королем держать станет и как будет наказан за то, что взялся соперничать с принцами да знатными юношами.

Увидел его король, засмеялся и говорит:

— Ну что, неразумная твоя голова, разгадал загадку, которую до тебя никто разгадать не сумел?

А парень ему в ответ:

— Разгадал, ваше королевское величество. Готов я перед вами ответ держать и рассказать, куда каждую ночь принцесса Филомена ходит и где семь пар башмаков изнашивает.

А принцесса там же стоит и речи его слушает.

— А дело было вот так, — говорит парень, — как пробили часы двенадцать раз, скинула принцесса Филомена одежды, омылась прозрачной ключевой водой, натерла тело сначала белой мазью, потом черной, надела наряд из перьев и обернулась птицей. Выпорхнула птица из дворца через потайную дверь и полетела далеко-далеко, на край света. А по дороге пролетала она над рекой с брильянтовой водой, над жемчужной горой и над деревьями с серебряными листьями и золотыми плодами. Долетела до пещеры Саламанки, куда ведьмы и черти на шабаш собираются, приняла человеческий облик и давай плясать. До тех пор плясала да веселилась, пока семь пар башмаков не изорвала. Чуть стало светать, начали все, кто в пещере был, домой собираться. Принцесса скинула роскошное платье, натерлась мазью и превратилась в птицу. Тут-то и обронила она вот этот платочек, на котором ее имя вышито. Потом полетела она назад, и опять попались нам на пути деревья с серебряными листьями и золотыми плодами, жемчужная гора да река с брильянтовой водой. И говорили они принцессе такие слова: «Прощай, принцесса Филомена! Да хранит тебя Бог от того, кто с тобой летит!» Потому как хоть и сделался я маленьким муравьем и спрятался у птицы в перьях, они меня разглядеть сумели. Прилетела принцесса во дворец, прямо к себе в спальню, тут я выбрался через замочную скважину из ее комнаты, сказал волшебное слово и снова человеком сделался. А теперь, ваше королевское величество, должны вы мне принцессу Филомену в жены отдать.

Призналась королевская дочка, что правду юноша рассказал. И спало с нее заклятье, которое злые ведьмы наложили. Поблагодарила принцесса парня за то, что освободил ее от чар и может она отныне жить как добрая христианка. А помог ему в том Господь Бог.

Удивились королевские гости тому, что услыхали. Король же отдал принцессу замуж за ее избавителя, хоть и был он беден и незнатен. Да король своему слову господин!

Тут сыграли свадьбу и устроили богатый пир, и я там был, а потом вернулся на свое ранчо.

Принцесса, которая каждую ночь семь пар башмаков изнашивала.

 

РЫБА, КОНДОР И ЛИСА

Жил-был на свете один юноша. Совершил он немало дурных поступков, но потом раскаялся и поклялся помогать каждому, кого на пути встретит, даже самой маленькой зверюшке.

Вот взял он котомку, перекинул ее через плечо и отправился по свету странствовать. Шел он, шел и оказался у реки, захотел напиться, наклонился над водой, видит — выпрыгнула на берег рыбешка, а назад в реку попасть не может, уж совсем умирает, ртом воздух хватает. Вспомнил юноша, что решил всем помогать, взял рыбку и бросил в реку. Тотчас забурлила река, вспенилась, вынырнула из воды рыбка и говорит:

— Спасибо тебе, что спас меня от верной смерти. Я тебя за это отблагодарю. Как придет нужда, только скажи: «Пошли мне, Господь, рыбку на помощь!» — я тотчас и явлюсь. Ведь я не простого звания, я — Царь-рыба.

Махнула рыбка хвостом и уплыла, а юноша дальше пошел и скоро о той встрече и думать забыл.

Вот идет он день, идет другой, идет третий, вдруг видит — сидит на дороге кондор с перебитым крылом. И совсем уж птица с голоду умирала, похоже, не могла она на охоту летать и еду себе добывать. Юноша и говорит:

— Возьму-ка беднягу с собой да вылечу!

Как сказал, так и сделал. Положил сломанное крыло кондора между двумя деревянными дощечками, перевязал крепко-накрепко, потом посадил птицу себе на плечо и дальше пошел. А по дороге ловил куропаток и ими птицу кормил. И нескольких дней не прошло, как стал кондор пробовать, не срослось ли у него крыло. Так и ухаживал юноша за ним, пока смог тот в небо подняться. Покружил кондор немного, спустился пониже и говорит:

— Спас ты не простую птицу, а царя всех кондоров. И за то я тебя отблагодарю. Как придет нужда, только скажи: «Пошли мне, Господь, кондора на помощь!» — я тотчас и явлюсь.

Пошел юноша дальше и скоро о том, что случилось, и думать перестал. Много ли, мало ли времени прошло, видит юноша — сидит на дороге лис со сломанной лапой. Взял он несчастного, перевязал, стал лечить да за собой на цепочке водить. Поправился лис, пришло время с юношей прощаться и говорит:

— Случится нужда, только скажи: «Пошли мне. Господь, лиса на помощь!» — я тотчас и явлюсь.

А юноша опять в путь тронулся. Добрался наконец до большого города, и показалось ему, будто были все в том городе чем-то взволнованы. Спросил он у первого встречного, не случилось ли чего в здешних краях. А тот ему и отвечает:

— Да новость у нас все та же, другое нам уж давно в голову не идет.

— Что ж это у вас за новость?

— Поклялась королевская дочь выйти замуж за того, кто сумеет спрятаться в такое место, где она его отыскать не сможет. А кого принцесса в мужья выберет, тому подарит король дворец и сокровища всякие.

Услыхал это юноша и поскорее во дворец поспешил. Вошел и говорит принцессе, мол, хочет он спрятаться, да такое место найдет, что никому его не сыскать.

А принцесса в ответ:

— Прячься, коли на то твоя воля. Только запомни: не отыщу тебя — станешь моим мужем, отыщу — отрубят тебе голову. А сроку тебе даю ровно один день и одну ночь.

Поспешил юноша такое место отыскивать, где бы его принцесса не нашла. Тут вспомнил о рыбке и крикнул:

— Пошли мне, Господь, рыбку на помощь!

А стоял он на берегу моря, и явилась тотчас к нему большая-пребольшая рыба. За то время, что они не виделись, успела она вырасти. Говорит ему рыба:

— Ты меня спас, теперь я тебе услужить готова!

А юноша отвечает:

— Живет в этих краях принцесса и пообещала она за того замуж выйти, кто так спрячется, что она его не отыщет. Не подскажешь ли, где мне такое место найти?

— Ну, эту задачу легко решить! Садись ко мне на спину, отвезу тебя в глубины морские и укрою там, где никто тебя отыскать не сумеет.

Сел юноша рыбе на спину, нырнула она в самые темные морские глубины и спрятала его среди подводных скал.

Тут вышла принцесса юношу искать. А был у нее большой волшебный теодолит, и могла она с его помощью все что угодно разглядеть, хоть на земле, хоть на небесах, хоть на море. Осмотрела она всю землю из края в край и говорит королю:

— Ах, отец! На земле-то я его не смогла отыскать!

И стала думать, куда бы еще заглянуть.

— Не мешкай, — отвечает отец. — Через пять минут условленный срок истекает. А не спрятался ли он в море?

Вернулась принцесса к теодолиту и стала море разглядывать, уж совсем отчаялась юношу отыскать, да в последний момент увидела и кричит королю:

— Вот он! Вот он где притаился! В самой глуби морской, среди водорослей в скалах подводных! Как же умудрился он туда забраться?

Явился юноша в условленный час во дворец, а принцесса уж его поджидает:

— Что ж! Хорошо ты спрятаться сумел! Да я-то твою загадку разгадала!

— Так скажи, где я был?

— В глубинах морских, среди водорослей в подводных скалах. Да ты не печалься! Решили мы тебя еще раз испытать.

На другой день вышел юноша из дворца, идет, думает, где бы ему от принцессы спрятаться. Тут вспомнил о кондоре и крикнул:

— Пошли мне, Господь, кондора на помощь!

Кондор тотчас явился и спрашивает:

— Чем я тебе услужить могу? Ты меня спас, теперь я тебе помогу!

Рассказал ему юноша, какое ему принцесса задание дала:

— Коли в этот раз не сумею ее перехитрить, не сносить мне головы!

А кондор в ответ:

— Не печалься, спрячу я тебя в такое место, где принцессе ни за что не найти. Садись ко мне на спину и держись покрепче!

Уселся юноша ему на спину, и поднялся кондор высоко в небо. Полетели они туда, где в самой вышине гроза бушевала и где ни зги не видать было. Вот среди самых черных туч кондор юношу и укрыл. А потом говорит:

— Не бойся! Как придет время на землю возвращаться, я за тобой прилечу!

А принцесса тем временем достала свой теодолит, осмотрела всю землю до последнего уголка и ничего не нашла! Осмотрела все море из конца в конец — ничего не нашла! И говорит ей тогда король:

— Торопись, дочка, уж срок уговоренный истекает. Сдается мне, что отправился хитрец на небо.

Тогда направила принцесса теодолит на небо и тотчас увидала юношу среди черных туч, там, где гроза бушевала.

— Вот он! Вот он! — кричит. — Среди черных туч укрылся!

В условленный час явился юноша во дворец и спрашивает принцессу:

— Ну как? Сумела мою загадку разгадать?

А та в ответ:

— Что ж! Ловко ты спрятался, да я хитрей тебя оказалась! Укрылся ты высоко в небесах, среди черных туч!

И очень принцесса с королем дивились: умел юноша делать то, что ни одному из смертных не под силу. Никогда они таких чудес не видали. Потому и решили еще раз его испытать.

Вот на другой день вышел юноша из дворца и не знает, как быть, куда податься. Вдруг вспомнил о лисе и крикнул:

— Пошли мне, Господь, лиса на помощь!

Тотчас явился лис, да только за это время стал он таким большим и сильным, что и узнать нельзя. Спрашивает лис:

— Чем тебе услужить? Ты меня спас, теперь я тебе помогу!

Рассказал ему юноша обо всем, что с ним случилось, и просит:

— Помоги мне так спрятаться, чтоб не сумела меня принцесса отыскать, иначе не сносить мне головы! Прятали меня в своих владениях и Царь-рыба, и Царь-кондор, теперь на тебя вся надежда, Царь-лис.

— Не печалься, — отвечает лис. — Знаю я, знаю я, как тебя из беды выручить.

Крикнул он громким голосом, и сбежались к нему лисы со всего света. Приказал им царь:

— Выройте тотчас подземный туннель, чтоб кончался он прямо во дворце, там, где принцесса со своим волшебным теодолитом сидит.

Принялись лисы за работу и прорыли ход под землей прямо до принцессиной опочивальни. Тогда Царь-лис и говорит юноше:

— Ну, теперь лезь под землю, приведет тебя туннель во дворец. Доберешься до принцессиной комнаты, наружу не выходи, затаись и жди, пока условленный час наступит. Тогда и предстань перед королевской дочкой.

Юноша все так и сделал, дошел по прорытому лисами туннелю до самого дворца. Сидит тихонько и ждет, когда срок испытания кончится.

А принцесса тем временем взяла свой волшебный теодолит и давай всю землю из края в край осматривать. Нет юноши! Заглянула в глубины морские. И там его нет! Обыскала выси небесные. Не нашла! И уж совсем отчаялась, ума не приложит, куда он подевался.

Вот подошел к концу уговоренный срок, вышел юноша из туннеля и предстал перед королем и принцессой. А король-то тихонько дочери и шепчет:

— Давай его обманем! Скажи, будто сумела его отыскать.

Принцесса послушалась отца и говорит:

— И на этот раз не удалось тебе меня провести!

— Раз так, укажи, где я прятался! — отвечает юноша.

— Прятался ты в глубинах морских.

— Нет, принцесса, был я здесь, близехонько, прямо у тебя под ногами, да тебе эта загадка не по зубам оказалась!

— А как ты это докажешь?

Показал им юноша туннель, и уж больше королю с принцессой возразить было нечего. Да король не сдался:

— Не может моя дочь за бедняка без роду и племени замуж идти!

Тут явился перед королем Царь-лис и давай его упрекать:

— Разве король своему слову не господин? Разве гость ваш испытания не выдержал и принцессу не перехитрил?

Разгневался король:

— А ты кто таков? Знай свое место, если жизнь тебе дорога!

Обиделся лис:

— Я такой же король, как и вы, только правлю я в лисьем царстве. И слово свое сдержать сумею: не отдадите дочь за юношу замуж, не простоит ваш дворец и часу!

Созвал Царь-лис весь свой народ и приказал рыть под дворцом подземные ходы и подкопы, чтобы рухнул он наземь.

Принялись лисы за дело. Видит король — дело худо, и согласился отдать дочь за бедняка. Сыграли они свадьбу, устроили пир на весь мир. И я там был, а сколько дней веселился — уж и не помню, потом вернулся в свой родной Чубут.

 

БИЛЬБАО, ЗОЛОТОЙ МАЛЬЧИК

Жили-были муж и жена. Муж часто отправлялся на заработки в чужие края, а жена оставалась дома одна. Слыла она хорошей хозяйкой и вела себя так, что не в чем было злым языкам ее упрекнуть. Только вот детей Бог все никак им не посылал.

Пришла однажды к этой сеньоре в гости женщина из той же деревни и принесла в подарок два апельсина, да таких красивых, каких никому до того видеть не приходилось.

Вот ушла гостья, а сеньора решила было сберечь оба апельсина до возвращения мужа, да не удержалась, взяла один апельсин — тот, что ей должен был достаться, и съела. А второй спрятала на дно сундука.

А случилось так, что не успела сеньора проглотить последнюю дольку, как показалось ей, будто она враз больной сделалась. День проходит, второй, третий, а она все никак понять не может, в чем причина ее недуга. Тут начал у нее живот раздуваться, словно там ребенок растет, и через положенный срок родился у сеньоры мальчик. Да такой красивый, что глаз не оторвать! Был он весь золотой и сверкал ярче солнца, и дала ему мать имя Бильбао.

Только сеньора очень боялась, что вот вернется муж домой и подумает о ней дурное, и не знала, как ей поступить. Наконец решила найти в дальней деревне какую-нибудь женщину и отдать ей сына — чтоб она его выкормила и вырастила. Как решила, так и сделала. Отыскала подходящую кормилицу, отнесла к ней младенца и велела беречь его как зеницу ока.

Вот стал мальчик у той женщины жить, и рос он не по дням, а по часам, ведь был он не простым ребенком, а чудом Божиим.

А неподалеку от тех мест, где золотой мальчик воспитывался, жил король, и была у него дочка, славилась принцесса своей красотой. Отец в ней души не чаял, во всем ей потакал и исполнял все ее желания.

Королевская дочка любила гулять по берегу моря и в один прекрасный день увидала там золотого юношу. Влюбилась в него принцесса без памяти и стала еще чаще к морю ходить, чтоб только на него хоть одним глазком взглянуть. А Бильбао тоже ее полюбил.

Вот однажды гулял золотой юноша по берегу моря, и явился туда черный-пречерный негр. Стал он юношу уговаривать в карты сесть поиграть. А на кон-то они решили поставить каждый свою кожу. Выиграл юноша, и пришлось негру снять с себя кожу и ему отдать.

Надел Бильбао эту кожу поверх своей золотой и сделался совсем черным.

Пришла девушка к морю, смотрит, а у юноши кожа-то вся почернела. Очень она удивилась, но не разлюбила его даже в таком обличье.

И стала королевская дочка думать, как бы ей за того юношу замуж выйти, и наконец придумала. Пришла она к отцу и говорит:

— Есть у меня, отец, одна просьба.

— Только скажи, — отвечает король, — все исполню.

— Хочу, чтоб созвал ты к себе во дворец юношей со всего королевства. Кому я брошу букет цветов, тот и станет моим мужем.

Тут король и спрашивает принцессу, нет ли у нее кого на примете, не выбрала ли она в женихи кого-нибудь из знакомых принцев?

— Нет, — отвечает девушка. — Нравится мне только один юноша. Да ты, отец, видно, с ним не знаком.

Очень хотелось королю узнать, кого выбрала дочка, и велел он приготовить большой праздник. А на тот праздник приказал созвать юношей со всего королевства. Построили на площади перед дворцом большую арку, чтоб под ней гости проходили, а принцесса на них смотрела и жениха себе выбирала.

Вот разнесся слух об указе по всему королевству, и стали съезжаться во дворец юноши со всех земель: кто в карете, кто верхом, а кто и пешим ходом. И каждый постарался принарядиться да все лучшее на себя надеть, чтоб перед королевской дочкой в грязь лицом не ударить.

Вот начался праздник, и пошли юноши друг за другом под аркой. Целый день шли, а девушка так никому букета и не бросила. Наступил второй день, и опять никого принцесса себе в мужья не выбрала. Вот и третий день к концу приближается, а королевская дочка все букета не бросает. И успели уж под аркой все пройти, кроме слуг, пеонов, дровосеков да бродячих торговцев. Сильно разгневался король, что дочь его до сих пор никого не выбрала, да делать нечего, позволил и этим под аркой пройти, раз такова была ее прихоть. Потянулись и они пред королевскими очами: грязные да оборванные, иной на осле, иной на своих двоих. Целый день шли. Последним выехал на площадь бедный чернокожий торговец, сам на старой ослице сидит, к седлу два мешка с сушеным черным инжиром привязаны. Дозволил король и ему под аркой проехать. А принцесса увидала чернокожего юношу и бросила к его ногам букет.

Увидал это король и глазам своим не поверил. Подумал он, что дочка-то решила надсмеяться над бедняком. Да только она отцу и говорит:

— Нет, отец, это и есть мой избранник. Только его одного я люблю, только за него замуж пойду.

Долго уговаривал король принцессу не упрямиться и от глупой затеи отступиться, а та ни в какую! Рассердился он тогда и говорит:

— Ладно. Королевское слово твердое. Выходи, коли хочешь. — А потом велел привести к себе дочкиного жениха и спрашивает: — Как же тебя зовут, юноша?

— Бильбао.

— Как, как?

— Бильбао.

— А дальше?

— Бильбао, и все.

— Фу! И имя-то у него никуда не годное!

И так король разгневался, что приказал тот же час принцессу с чернокожим торговцем обвенчать и на грязный свинарник жить отослать. Так все и было исполнено. Пришлось молодым первую брачную ночь в свинарнике провести.

Вот остались они одни, принцесса и спрашивает мужа: отчего он стал таким черным, если узнала она его золотым и прекрасным. Юноша снял с себя кожу, что у негра в карты выиграл, и стал таким, как прежде, — засверкал словно солнце.

Подождал Бильбао, пока принцесса заснет, достал волшебную палочку и приказал построить к утру дворец — больше и краше королевского. Наутро просыпается принцесса и видит — лежит она в роскошной постели во дворце из золота и хрусталя, и другого такого во всем свете не сыщешь.

А тем временем и король в своем дворце проснулся. Тут к нему слуги прибежали и докладывают: там, где солнце каждый день восходит, пылает что-то ярким огнем. Поспешил король взглянуть, что это там за чудо, видит — за одну ночь, будто во сне, поблизости новый дворец вырос. Послал он верных слуг разведать, что да как. Вернулись они и рассказали, сколько в том дворце всякого богатства и роскоши увидали.

Не утерпел король и тоже в тот дворец отправился. Только переступил через порог, а ему уж в знак почтения мате подносят. Не успел король глоток сделать, как исчез сосуд прямо у него из рук. И тут же сами хозяева вышли гостя встретить. Взглянул на них король и мигом узнал свою дочку и ее мужа. Стал он у них прощения просить за свой гнев да за то, что их обидел и не по справедливости с ними поступил. Тут вспомнили все о дорогом сосуде, что прямо из рук короля исчез. И отыскался он у короля в кармане. А тот чуть со стыда не умер, боялся, как бы не приняли его хозяева за вора.

И предложил король золотому юноше свою корону, чтобы правил в том королевстве вместо него. Только Бильбао его корону не захотел взять, сказал, что есть у них короны много лучше, и показал их королю. А они переливались всеми огнями и сверкали так ярко, что можно было ослепнуть. А принцесса поведала отцу, что золотой юноша послан ей в мужья самим Господом Богом.

И прожили принцесса и золотой юноша вместе много-много лет, правили они своим королевством и были очень счастливы.

 

ЦВЕТОК ИЛУЛАЙ

Рассказывают люди, что жил когда-то на свете один сеньор, и было у него три сына. Вот заболел однажды отец и сделался совсем слепым. Пытались его лечить все доктора и знахари, каких только сыскали в тех краях, но ничем не смогли ему помочь. Тогда пришел к больному еще один доктор и сказал, что исцелит его болезнь только цветок илулай, а любое другое средство здесь бессильно.

Тот сеньор был очень богат и всеми уважаем. Только какая от того радость, если глаза больше свет ясного дня не видят? Спросил тогда больной доктора, где же найти заветный цветок илулай? Все богатство свое готов он за него отдать.

Ответил доктор:

— Растет цветок илулай в пустыне. Добыть его нелегко, очень много опасностей подстерегает в пути всякого, кто на такое дело отважится. И до сей поры никто из тех, кто за цветком отправлялся, назад не воротился: кто от голода и жажды умер, кого дикие звери растерзали.

Тогда призвал сеньор трех своих сыновей и говорит:

— Коли хотите видеть отца здоровым, как прежде, добудьте мне цветок илулай. А как станет меня Господь к себе призывать, все, чем владею, отдам тому из вас, кто принесет заветный цветок.

И решили сыновья отправиться за цветком все вместе, втроем. Собрались в путь, простились с отцом и пошли. Вот шли они, шли и очутились у перепутья трех дорог. Выбрал каждый из братьев себе одну, и сговорились они снова здесь же в такой-то день встретиться, а еще условились: если кому удастся цветок илулай добыть, отнесут они его отцу втроем.

Вот встретились братья в условленный день в условленном месте. И оказалось, что только самый младший, тот, что пошел по средней дороге, сумел принести цветок илулай. А старшие-то братья явились ни с чем: были они трусливы и не смогли добраться туда, где рос заветный цветок. Как увидели они, что третий брат оказался удачливей их, воспылали злою завистью и стали меж собой судить: не бывать тому, чтобы самый младший все отцовское наследство получил! И сговорились его погубить. Как решили, так и сделали: убили брата и прямо тут же похоронили. А цветок себе забрали.

Вот вернулись братья домой веселые, довольные и отдали отцу чудесный цветок, а про младшего сказали, что не дождались, мол, его в уговоренном месте, видно, растерзали того дикие звери. Услышав о том, отец сильно опечалился и долго оплакивал любимого сына.

Потом взял сеньор цветок илулай, провел им по глазам и вмиг излечился: стал видеть лучше, чем в молодые годы. Устроил отец в честь сыновей богатый пир и отдал им все, чем владел, ведь поверил он, что заслужили они такую награду.

Много ли, мало ли времени прошло, случилось так, что отправился один угольщик за дровами, чтобы выжечь угля. Видит — вдалеке, там, где уже пустыня начинается, просто среди песка тростник вырос. Изумился угольщик и думает: как это в пустыне тростник мог появиться, ведь там ничегошеньки не растет. И захотелось ему взглянуть поближе на такое чудо.

Долго пробирался он через пески, наконец приблизился к холмику, где тростник рос. Только хотел до него дотронуться, а тот и заговорил человеческим голосом:

Сделай, путник, дудочку, Играй и напевай. Ай, братья-душегубы Украли илулай!

Испугался угольщик и побежал поскорее к сеньору, у которого младший сын в пустыне пропал, — рассказать ему об услышанном, он ведь сразу понял, о чем тростник песню пел.

Пришел и говорит:

— Ах, сеньор! Нашел я могилу вашего сына, видно, сгубили его из зависти старшие братья.

Тут все поспешили в указанное угольщиком место, стали там копать и нашли убитого юношу. Так все и открылось.

Взял тогда отец цветок илулай и с его помощью оживил сына, а после отдал ему все богатство, что отобрал у двух старших. А тех примерно наказал. Вот и остались злые братья ни с чем, все люди их с той поры сторонились, и даже словом с ними перемолвиться никто не желал.

А отец устроил веселый пир в честь спасенного сына, и стали они жить вдвоем.

 

КОНЬ-СЕМИЦВЕТ

Жили когда-то на свете муж и жена. Были они оба людьми хорошими и работящими, да вот только как ни бились, из нужды выбраться не могли. И ничего-то нажить не сумели, кроме лошади и осла. Правда, был у них еще кусок земли, где росла густая и сочная трава, да пасти там было особо некого.

Вот однажды говорит бедняк жене:

— Пойду-ка поищу, не захочет ли кто на нашем лугу свой скот попасти, хорошей травы там вдоволь. Может, тогда и мы с Божьей помощью дела свои поправим.

Жена согласилась:

— Это ты хорошо придумал. Иди, а я стану Пресвятой Деве молиться, чтоб повстречался тебе такой человек.

Напекла она мужу лепешек, встал он на другой день ни свет ни заря, сел на лошадь и отправился на поиски. Ехал, ехал, уж день к ночи клониться стал. Лошадка его совсем притомилась, еле ноги передвигает. Вдруг повстречался ему на дороге старик верхом на тощей кляче. Поздоровались они, поговорили немного, бедняк и стал спрашивать, не поможет ли ему старик найти человека, который пожелал бы свой скот на его лугу попасти, очень уж там трава хороша. Тот ему и отвечает:

— Что ж, приятель, есть у меня несколько кобылиц. Приведу их на твой луг пастись. А если поклянешься сделать все, как я велю, будет у тебя дом полная чаша.

Упал бедняк на колени и поклялся Господом Богом и Пресвятой Девой Марией исполнить все, что бы старик ни приказал. А тот и говорит:

— Должен ты всех жеребят, что от моих кобылиц родятся — и от красивых и от никудышных, — тотчас убивать. Только того, что последним на свет явится, даже если принесет его самая паршивая и кривобокая, не тронь. Пусть выйдет он таким, что глянуть страшно, я все равно его заберу, а всех кобылиц тебе подарю.

Потом велел старик бедняку сейчас же домой отправляться и обещал назавтра своих кобылиц к нему привести.

Вернулся крестьянин домой и рассказал жене все как было. Та обрадовалась да запричитала:

— Ах, Пресвятая Дева! Только бы он нас не обманул!

А старик как обещал, так и сделал. На другой день привел кобылиц к бедняку и оставил.

Вот скоро стали кобылицы жеребят приносить, да таких красивых, что загляденье. Но бедняк слово держал и всех убивал. И остались еще без приплода только две кобылы: самая из всех лучшая и самая негодная — кривобокая, колченогая, на один глаз слепая. Наконец родила первая жеребенка в семь цветов, и оказался он таким складным да пригожим, что другого такого на свете не сыскать. И не знал крестьянин, как поступить, — убивать его или нет, очень уж вторая кобылица никудышной и уродливой была. Думал, думал и решил подождать, пока та ожеребится. Вот пришел срок, и родила горе-кобыла жеребенка — черного, как ночь, и был он еще краше семицветного. Стал бедняк сам с собой рассуждать:

— Не стану я убивать ни того, ни другого, старик ничего не узнает, ежели скажу ему, что сделал все, как он велел.

Быстро время шло, выросли жеребята, и решил крестьянин их объездить. Вывел он первым семицветного коня, а тот мигом норов показал, вырвался у бедняка из рук и умчался в ту сторону, откуда старик кобылиц своих привел. Только его и видели! И остался у бедняка один лишь гнедой жеребец.

Много ли, мало ли времени прошло, а старик все к бедняку не является. Вот и решил бедняк поехать семицветного коня поискать, очень уж жаль ему было с таким чудом расставаться. Сел на гнедого жеребца и в путь отправился.

Вот едет он, едет, видит — на земле золотое перо лежит. Только хотел спешиться и перо поднять, конь ему и говорит:

— Не бери пера, погубит оно тебя!

Да хозяин его не послушался:

— А ты знай помалкивай! Не с твоим умом о том судить!

Поднял золотое перо и за ухо заложил. Вот поехали они дальше, и бедняк очень скоро о находке-то своей позабыл. И случилось так, что проезжали они мимо большого дворца, а на балконе как раз стояли три королевские дочери. Увидали крестьянина, приказали тотчас во все колокола бить и побежали отцу докладывать: так, мол, и так, явился ко дворцу какой-то незнакомец, а за ухом у него то самое золотое перо заложено, которое младшая их сестра обронила, когда ее мавры в плен увозили.

Призвал король бедняка к себе и спрашивает, откуда у него золотое перо. Тот все по правде рассказал, ничего скрывать не стал. А король в ответ:

— Раз сумел ты золотое перо привезти, сумей добыть и кольцо, что с руки у принцессы в море упало. А не добудешь, велю и тебя, и коня твоего казнить. Да помни — король своему слову господин!

Вернулся бедняк туда, где конь его ждал, обнял его за шею и плачет.

— Отчего, хозяин, плачешь? Что за беда с тобой приключилась? — спрашивает конь.

— Как мне не плакать? — отвечает бедняк. — Велел мне король добыть кольцо, что его дочь в море обронила, когда ее мавры в плен увозили. А не принесу кольца — отрубит он голову и мне, и тебе.

— Говорил я: не бери золотого пера, да ты не послушался! Ну да ладно, эта беда — еще не беда! Ступай к королю, попроси у него три самых лучших бриллианта, тогда можно будет и в путь отправляться.

Принес бедняк от короля три самых лучших бриллианта, сел на гнедого, и поехали они к морю. Как добрались до места, конь и говорит:

— Пойди брось в воду один бриллиант. Разбушуется море, станет на берег страшные волны посылать, а ты не бойся и вот что сделай: закрой глаза, вытяни левую руку, ту, что ближе к сердцу, навстречу волнам, сожми все пальцы покрепче в кулак, пусть только мизинец вперед торчит, стой так и жди, что будет.

Сделал бедняк все, как гнедой велел. Ждал, ждал, не отдало море кольца!

Говорит ему конь:

— Брось другой бриллиант и все как прежде сделай. Только смотри, мизинец не забудь вперед выставить!

Бросил бедняк второй бриллиант, в воду, сжал пальцы в кулак, один только мизинец вперед торчит, вытянул руку, закрыл глаза и ждет, что дальше будет. Обрушило на него море волну, страшней первой, а кольца опять не вернуло!

Говорит конь:

— Ну, хозяин, пришла пора последний бриллиант бросать! Не получим кольца, плохо нам придется!

Бросил бедняк в воду третий бриллиант, закрыл глаза, вытянул руку навстречу волне, а пальцы крепко сжал, один только мизинец вперед торчит. Накрыла его волна, страшней первых двух, и вдруг почувствовал он — на мизинце что-то твердое очутилось. Убралась волна, открыл он глаза, поднял руку и видит — на пальце драгоценное кольцо сверкает. Тотчас сел он на гнедого коня и во дворец поспешил. Обрадовался король и говорит:

— Раз сумел ты золотое перо да кольцо сыскать, сумей и саму принцессу из плена освободить и ко мне привезти!

Идет бедняк и плачет, а конь его спрашивает:

— Отчего, хозяин, плачешь? Что за беда с тобой приключилась?

— Как же мне не плакать, велел мне король отправиться за принцессой, которую мавры украли, и из плена ее освободить!

— Эх, хозяин, я ли тебя не предупреждал, чтоб не брал ты золотого пера! Я ли не говорил, что погубит оно нас! Ну да ладно! Эта беда — не беда! Ступай к королю, попроси у него кошель с золотом, тогда и в путь отправляться можно.

Дал ему король кошель, полный золота, сел бедняк на гнедого, и пустились они в дорогу. Долго ехали, пока до мест, где мавры жили, не добрались. А те как раз у себя большие конные состязания устраивали.

Конь и говорит хозяину:

— Притворись, будто случайно мимо проезжал и остановился на скачки поглядеть. Увидят нас мавры и непременно позовут с ними потягаться. Ты не отказывайся, а скажи, чтоб против тебя самую лучшую лошадь выставляли да чтоб скакал на ней какой-нибудь мальчик, а не взрослый мужчина. Еще скажи, что готов на кон кошель с золотом поставить. Мавры-то как золото увидят, мигом на все твои условия согласятся, известно ведь, какие у них глаза завидущие. А дальше вот что будет: нарядят они мальчиком принцессу, потому как она у них лучшая наездница, и с тобой состязаться пошлют. И как станут слуги все к состязаниям готовить, ты ей тайком записку передай.

А в записке-то говорилось, что помогут они девушке к отцу вернуться. И для того, чтоб план их удался, должна она суметь во время скачек со своего коня к гнедому на круп перескочить.

Как сказал конь, так все и вышло. Переодели мавры принцессу мальчиком, посадили на самую лучшую лошадь и послали с чужаком состязаться. Начались скачки, прошли всадники половину пути, бедняк исхитрился к принцессе приблизиться, та и перескочила на круп его коня. Помчался гнедой что было сил, да так быстро, что мавры ничего заметить не успели.

Прискакали они во дворец. Увидел король младшую дочь, обрадовался и велел устроить богатый пир. Длился он целых три дня. И повсюду гости ели, пили и веселились. Так отпраздновал король возвращение дочери. Вот кончились праздники, позвал король бедняка и говорит:

— Что ж, привез ты мне золотое перо, привез кольцо, привез младшую дочь из мавританского плена, а теперь доставь хозяина золотого пера!

Идет бедняк, плачет, а конь его и спрашивает:

— Отчего, хозяин, плачешь? Что за беда с тобой приключилась?

— Как же мне не плакать! Привез я королю золотое перо, кольцо и принцессу из плена вызволил, теперь велел он мне доставить ему хозяина золотого пера.

— Эх, не послушался ты меня, поднял золотое перо, вон сколько бед оно нам принесло! Ну да ладно, эта беда — не беда! Помогу тебе и на этот раз. Ступай к королю, попроси у него жирного барашка, тогда и в путь отправимся!

Принес бедняк жирного барашка, сел на гнедого коня, и отправились они далеко-далеко, в горы. Добрались до места, конь и говорит:

— Отправляйся на тот уступ, сдери с барашка шкуру и ею накройся — шерстью внутрь, мясом наружу, да так, чтоб руки у тебя свободны были. Увидят тебя птицы, подумают, что это падаль, и на уступ слетятся. Да ты не бойся, ни одна добычу не тронет, пока их царь не явится. Его право — первым глаза у барашка выклевать. Как кинется на тебя птица, что ярче солнца сверкает, хватай ее тотчас за лапы и не отпускай, даже если вся стая на подмогу царю своему придет. Я тебя в обиду не дам!

Сделал бедняк все, как конь велел. Снял с барашка шкуру, накинул на себя, сидит и ждет. Слетелись на уступ птицы, в впереди их царь, и перья у него ярче солнца сверкают. Только хотел он у барашка глаза выклевать, бедняк изловчился и схватил его за лапы. Стал птичий царь биться, стал из рук человечьих вырываться. Вдруг вокруг темно сделалось, столько птиц царю на выручку слетелось, что света не видно стало. Да конь их всех разогнал, а то не миновать бы его хозяину лютой смерти.

Взяли они птицу с золотыми перьями, привязали к седлу и к королю поскакали. Тот обрадовался и говорит:

— Привез ты мне золотое перо, кольцо и принцессу, добыл хозяина золотого пера. А теперь сумей доставить — живым или мертвым — коня-семицвета, что когда-то от тебя убежал.

Идет бедняк плачет, злую судьбу проклинает. Увидал его конь и спрашивает:

— Отчего, хозяин, плачешь? Что за беда с тобой приключилась?

— Как же мне не плакать! Ведь король-то сказал, что раз привез я ему золотое перо, кольцо, принцессу и хозяина золотого пера, должен отыскать и коня-семицвета — живым или мертвым.

— Эх, хозяин, говорил я тебе: не поднимай золотого пера, да ты меня не послушался! Ну ладно, эта беда — не беда! Ступай к королю, попроси меч, которым можно волосок на лету перерубить. Тогда и в путь отправимся. А поедем мы вон в тот лес. Есть там загон для лошадей. Ты меня расседлаешь и в загон заведешь, а сам у ворот стой. Конь-семицвет где-то поблизости ходит. Стану я его звать, прискачет он и захочет в загон зайти, тут ты голову ему и руби, только смотри, не промахнись!

Подъехали они к загону, бедняк расседлал гнедого коня и завел внутрь. Принялся тот по загону скакать и громко ржать, чтоб его далеко вокруг слышно было. А вечером и говорит:

— Что-то не отзывается конь-семицвет!

Вот наступила ночь. А гнедой конь все по загону скачет, зовет коня-семицвета и в сторону ближних гор поглядывает. Вдруг повел он ушами и молвил:

— Слышу, слышу, отвечает мне конь-семицвет. Только очень уж он далеко отсюда.

На другое утро говорит конь бедняку:

— Ну, хозяин, готовься! Скачет сюда конь-семицвет, а с ним табун кобылиц. Помнишь, убивал ты жеребят по велению старика? Всех кобылок-то наш конь оживил, и стали они ему женами. Вон уж они совсем близко! Бери меч да не промахнись, не то пропадем мы с тобой. Очень уж конь-семицвет сейчас гневается.

Спрятался бедняк за воротами загона, а как только примчался конь и голову туда просунул, он ее враз и отрубил. А кобылицы тотчас обратно в горы ускакали.

Взял бедняк голову коня-семицвета и поехал к королю. А тот ему и говорит:

— Сумел ты добыть золотое перо и кольцо, сумел принцессу из мавританского плена вызволить, привез хозяина золотого пера и коня-семицвета. А это простому человеку не под силу сделать было! Видно, колдун ты. Оставайся теперь во дворце, отдыхай и жди: может, ты мне опять понадобишься для какого дела.

Опечалился бедняк, догадался, что решил король его погубить, потому и домой отпускать не желает. А ведь там его жена ждет и не знает, куда он подевался. Вот идет он и плачет, горькими слезами заливается. Увидал его конь и спрашивает:

— Отчего, хозяин, плачешь? Что за беда с тобой приключилась?

Тот и рассказал ему обо всем.

— Не печалься, справимся и с этим! — отвечает конь.

Вот стали они у короля жить. Однажды видят — привезли королевские слуги на поле возле дворца пять возов хвороста и сложили большой-пребольшой шалаш. Потом приказал король завести туда бедняка с гнедым конем, привязать покрепче и хворост подпалить. А гнедой и говорит хозяину:

— Проси короля исполнить твою последнюю просьбу: чтоб дали сорок локтей брабантского полотна да чтоб оркестр погромче играл, когда пламя разгораться станет. А ты полотно возьми и меня в него заверни, потом сам завернись и ничего не бойся.

Исполнил король последнюю просьбу несчастного. Тот завернул в полотно коня, потом сам завернулся. Как стало темнеть, послал король чернокожих рабов со всех сторон хворост поджечь — чтоб никакой лазейки не осталось. Запылал хворост, поднялось пламя до небес. Вдруг увидели все, как из огня прекрасный дворец появляться стал — во сто крат лучше королевского.

Настало утро, пошли слуги во дворец и видят — сидят там бедняк с женой, старик, что ему кобылиц привел, да гнедой конь стоит.

И сказал старик бедняку:

— Знай: ведь я — сам Господь Бог, а конь гнедой — ангел. Прислала его вам на помощь Пресвятая Дева, потому что люди вы хорошие, и решила она вас от гибели спасти. Есть у вас теперь дворец, а в нем богатств всяких видимо-невидимо, живите и ни в чем не нуждайтесь.

Только молвил эти слова старик, как превратились они с гнедым конем в двух голубей и скрылись в небесах.

А бедняк с женой даже заплакали от счастья. Потом устроили пир на весь мир. Король же больше на них зла не держал, понял он, что чудеса помогала творить Дева Мария. И жили муж с женой долго и счастливо.

Конь-семицвет.

 

МАЛЬЧИК-СОЛНЦЕ И ДЕВОЧКА-ЛУНА

У одного старого человека было три дочери. Жили все четверо в домишке рядом с королевским дворцом. Король был неженатый и до страсти любопытный. Однажды старик ушел по делам, и дочери, оставшись втроем, завели душевный разговор. Как раз в это время мимо их окон проходил король. И решил он вызнать, о чем это так живо говорят три девицы. Приклонил ухо и слышит:

— Вот бы мне выйти замуж за королевского пекаря! Я бы каждый день ела самые вкусные булочки. — Это старшая сказала.

А средняя говорит:

— Вот бы мне выйти замуж за королевского мясника, я бы каждый день ела самое вкусное пучеро.

А младшая помолчала и говорит:

— Вот бы женился на мне сам король, я бы ему родила красивых деток — мальчика с солнцем во лбу и девочку с луной в груди.

Король слышал все до последнего слова, задумался и пошел к себе во дворец.

В тот же вечер король приказал своим слугам найти старика и сказать ему, чтобы он завтра же явился во дворец. Узнал об этом старик, затревожился и говорит дочерям:

— Вам бы языком поменьше чесать, а то, верно, разболтались вчера. Король по своему любопытству все и подслушал. Ему, небось, ваш разговор не пришелся по духу, раз он меня к себе призывает. Неровен час, прикажет мне голову отрубить.

— Да нет, нет, — в один голос закричали дочери.

Отправился старик во дворец короля. Там его принял сам король и сказал:

— Слушай, любезный, я тебя позвал, потому что вчера вечером, когда ты ушел по делам, твои дочери затеяли интересный разговор. Старшая сказала, что если выйдет замуж за моего пекаря, то каждый день будет есть самые вкусные булочки, а средняя сказала, что если выйдет замуж за моего мясника, то каждый день будет есть самое вкусное пучеро. Ну а младшая сказала, что если я на ней женюсь, она мне родит мальчика с солнцем во лбу и девочку с луной в груди. Мне угодно, чтобы так все и было. А слово короля — закон! Старшая выйдет замуж за моего пекаря, средняя — за моего мясника, а младшая должна выйти за меня и принести мне двух деток — мальчика с солнцем во лбу и девочку с луной в груди.

Ну и вот… Приходит опечаленный старик домой и все как есть рассказывает трем дочерям. А они, еще бы, сразу признались, что был у них такой разговор. Только старшая дочь и средняя чуть не лопнули от зависти к младшей. Шутка ли, младшая будет королевой, а они, выходит, у нее в услужении!

Вскоре все три сестры вышли замуж, как было условлено.

Прошло время, младшая уже ждала наследника, а старшая со средней совсем извелись от зависти, с утра до вечера думают-гадают, как ей навредить, если она и вправду родит чудесных деток.

Побежали они к своей старой тетке — злой колдунье и спросили у нее совета, что им придумать, как навредить младшей сестре. А колдунья послушала их и обещала помочь.

— Как срок придет, — сказала, — зовите меня повитухой.

Когда пришел младшей сестре срок рожать, явились во дворец обе сестры, мол, ухаживать за ней. И привели старую тетку, а та принесла мертвую собачку. Только родила королева мальчика с ясным солнышком во лбу, три злодейки схватили его и тишком подсунули ей мертвую собачонку.

И чтоб никто во дворце не увидел младенца с солнышком во лбу, положили его в маленький ящик да и бросили в канал. Быстрая вода вмиг унесла бедного мальчика.

Приходит король в спальню, где лежала его супруга, а злая колдунья показывает ему мертвую собачонку. Король крепко рассердился на супругу, но на первый раз простил ее.

Ну а ящик с королевским сыночком плыл по каналу да и попал в широкую запруду. По счастью, была она закрыта, а не то ящик уплыл бы невесть куда. Пришел к запруде хозяин, кинтеро, видит — ящик прижался к воротам. Вытащил его из воды, открыл, — что за чудеса! — внутри живой мальчик, да какой красавчик, с солнцем во лбу. Снял кинтеро с себя куртку, укутал мальчика и понес домой. Решил — пусть растет вместе с его детьми.

Проходит год, королева опять на сносях. Ну а сестры тут как тут. Снова обещают присмотреть за ней и прежнюю повитуху привести. Позвали старую колдунью, а та принесла мертвого котенка и ящик прихватила для младенца.

Вот так… Королева и вправду родила девочку с луной в груди. Только злодейки спрятали ее, сунули в ящик и бросили в канал, а бедной королеве подложили мертвого котенка. Приходит король, хочет посмотреть на королеву и на свое дитя, а ему показывают мертвого котенка.

На этот раз король еще сильнее разгневался и не простил королеву. Велел замуровать ее в стене напротив дворца, да так, чтобы голова ее была видна. И приказал держать королеву на хлебе и воде, чтобы она поскорее умерла. Поставил рядом стражника и повелел всем прохожим плевать ей в лицо.

Вот так… Ну а девочка с луной в груди приплыла в то же самое место, куда приплыл ее братик. И вытащил ее тот же кинтеро.

Добрый кинтеро вырастил обоих детей и любил их всем сердцем. Когда пришло время, послал их в школу вместе со своими детьми. И часто дарил им разные сладости и монетки, чтобы они всем делились с его детьми, как с братьями и сестрами.

Только старшие дети откуда-то вызнали, что мальчик-солнце и девочка-луна им не родные, что нашли их обоих в воде. Однажды поссорились дети из-за леденцов и сказали мальчику-солнцу и девочке-луне, что они найденыши, что их вытащили из воды и что они им чужие. Мальчик-солнце и девочка-луна разобиделись и ушли от них. А мальчик, к слову сказать, всегда носил ленту на голове, ни разу ее не снял. И все так к этому привыкли, что даже не удивлялись.

Когда они пришли домой только вдвоем, мальчик-солнце спросил отца:

— Открой нам, чьи мы дети?

А он в ответ:

— Мои, чьи же еще!

— Нет, мы не твои дети. Твои дети над нами насмеялись, сказали, что нас нашли в воде. Выходит, нам надо отыскать настоящих родителей.

Кинтеро разозлился на своих детей и наказал их со всей строгостью. Только все равно мальчик с девочкой взяли и ушли из дома.

Долго они шли по безлюдной дороге, совсем умаялись. Сели в тени под деревом и думают, где бы им водички раздобыть. Во рту совсем пересохло. Тут мальчик-солнце и говорит сестре:

— Жди здесь, а я принесу тебе воды. — Сказал и ушел.

В это время подлетел к девочке-луне большой орел и сел рядом. Потом тряхнул крыльями и одно перышко в сторону отлетело. Глянул на девочку орел и говорит:

— Подыми-ка это перышко. Оно не простое. У него что попросишь, то и исполнится. Только наперед надо сказать такие слова: «Перышко-перышко, по моему хотению, по Божьему велению пусть явится то-то и то-то». — Проговорил это орел и скрылся в небесах.

Вскоре приходит мальчик-солнце с кувшином воды. Напились они вволю и стали разговаривать. Захотелось им есть, а что делать не знают. Девочка взяла и рассказала брату про орла и про волшебное перышко.

— Он мне это перышко подарил и сказал, что можно у него просить, что захочешь.

Мальчик-солнце говорит ей на это:

— А ну попробуй попросить нам еды!

Девочка-луна сказала все как положено:

— Перышко-перышко, по моему хотению, по Божьему велению пусть явится стол со всякой едой.

В один миг вырос невесть откуда стол, а на нем чего только нет! Поели брат с сестрой в удовольствие, отдохнули, а потом пошли дальше. Идут, идут, а мальчик-солнце вдруг и говорит:

— Давай найдем красивое место и попросим у перышка домик с садом.

Только промолвили волшебные слова, как сразу появился у них домик с садом. Обрадовались дети и стали там жить. Мальчик-солнце каждый день уходил по делам, а девочка-луна за хозяйку оставалась.

Все бы хорошо, да вот беда: проведала старая колдунья, что дети живы-здоровы и есть у них домик с садом. Побежала она к сестрам бедной королевы и скорей все рассказывать.

— Отсюда до их домика рукой подать, — говорит, — того и гляди, вся правда наружу выйдет!

Испугались все трое, стали думать, как бы извести королевских детей. Тут старая колдунья решила, что сама возьмется за дело.

И вот однажды приходит она в дом к девочке-луне.

— Добрый день, детка, — говорит. — Что ты тут делаешь? Ух ты! Какой у тебя садик красивый!

— Да, — только и промолвила девочка-луна.

Первый раз гостья к ней пожаловала, вот девочка и оробела.

— Послушай моего совета, детка, — говорит колдунья. — Принеси-ка завтра воды из озера, вон того, и полей цветы, тогда они станут краше и пышнее.

— Хорошо, завтра схожу.

Ничего об этом не сказала девочка своему брату, а утром поставила кувшин на плечо и пошла по воду. Ну а колдунья углядела девочку, сразу — шасть в озеро и обернулась кабаном.

Идет девочка по тропке, ни о чем не тревожится и вдруг видит — неподалеку от озера сидит на камушке незнакомая сеньора и молча смотрит на нее.

— Куда ты идешь, доченька? — спрашивает вдруг сеньора.

— Я иду за водой, сеньора, чтобы цветы в саду полить, тогда они будут еще краше и пышнее.

— Так оно и будет. Только берегись, в этом озере живет свирепый кабан. Если у него глаза закрыты, к воде не подходи. А если открыты, зачерпни воды и беги оттуда. Если у него глаза закрыты, значит, он не спит, а если открыты, значит спит.

— Вот спасибо! — воскликнула девочка.

Подошла девочка к воде, а там кабан с открытыми глазами. Зачерпнула она воду и бегом к тому месту, где сеньора сидела. А кабан проснулся — и за ней. Уж догнал, платье рвет клоками. Тут сеньора как закричит на него:

— Ты что делаешь, кабан! Зачем мою дочку стращаешь?

И ударила его палочкой по спине. Кабан так и понесся обратно к озеру. А сеньора улыбнулась девочке и говорит:

— Иди, доченька, не бойся. Полей садик этой водой.

И поди-ка! На другой день, как солнышко взошло, раскрылись прекрасные цветы, а сколько их было — не сосчитать.

Только под вечер снова пришла колдунья к девочке-луне.

— Здравствуй, детка, — говорит.

— Здравствуйте, сеньора.

— Вижу, ты послушалась моего совета. Вон какие красивые цветы — глаз не отвести. А коли завтра принесешь воды из другого озера, станут они еще краше и пышнее.

— Ладно, сеньора. Я так и сделаю.

На другой день рано утром пошла девочка по воду. Идет по тропинке и видит — сидит на камушке та самая сеньора.

— Куда идешь, доченька? — спрашивает сеньора.

— Иду за водой к другому озеру. Полью той водой садик, чтобы все в нем было краше и пышнее.

— Так оно и будет. Только берегись — в том озере живет злой козлище. Если у него глаза открыты, зачерпни воду и беги ко мне. А если закрыты, не подходи близко, а то он убьет тебя.

— Хорошо, — сказала девочка и пошла дальше.

Подходит к озеру, а там козел с открытыми глазами, значит, сон его одолел. Только зачерпнула воды, козел и проснулся. Просился за девочкой, вот-вот догонит.

Еле добежала девочка до той доброй сеньоры. А сеньора как закричит на козла:

— Ты что делаешь, окаянный козел! Не смей трогать мою доченьку!

И ударила его палочкой. Вмиг этот козел повернул обратно.

Ну а девочка-луна полила той водой все кустики и цветочки, и стали они еще краше и пышнее.

На другой день снова является старая колдунья. Поздоровалась с девочкой-луной и говорит:

— Видишь, как все дружно цветет?

— Да, сеньора.

— Еще краше станет твой сад, коли завтра принесешь воды из третьего озера, а уж коли сломишь веточку у деревца, что на берегу растет, да посадишь ее в своем саду, зацветут на ней такие душистые цветы, каких никто никогда не видал.

Не знала колдунья, что и придумать, вот и тянула время, все надеялась загубить девочку-луну.

— Хорошо, все сделаю, — ответила девочка.

На другой день пошла она к дальнему озеру, и вдруг снова перед ней знакомая сеньора. Сидит на камушке и улыбается приветно.

— Куда идешь, доченька? — спрашивает сеньора.

— Иду за водой вон к тому озеру. Да хочу отломить там веточку с деревца. Как посажу ее в моем саду, расцветут на ней цветы невиданной красы.

— Так оно и будет, доченька. Только берегись — на том деревце живет змея. Если у нее глаза открыты, подойди и отломи осторожно веточку, какая тебе приглянется, а потом тихонько зачерпни воды и со всех ног беги ко мне.

Пришла девочка-луна к озеру, глянула — стоит деревцо, а на нем змея с открытыми глазами. Сломила осторожно веточку, зачерпнула ловко воды и скорей бежать к сеньоре. А змея проснулась и вдогон за ней. Чудом успела добежать девочка до сеньоры, еще бы чуть — с жизнью простилась. Сеньора прижала к себе девочку, да как стукнет змею палочкой.

— Ты что задумала, змеюка? Не тронь мою доченьку!

Змея зашипела от злости и уползла к берегу.

— Ну вот и все, — сказала сеньора. — Возвращайся теперь домой. Сперва посади веточку, она сразу зацветет. А потом сад полей. Как пойдет деревцо в рост, так забудет к тебе дорогу колдунья. Хотела она погубить тебя и твоего братца, да ничего у нее не вышло. Потому как я все сделала, чтобы вас спасти. И теперь вам во всем будет помогать сам Господь Бог.

Проговорила эти слова и сразу исчезла. Только была это не простая сеньора, а Пресвятая Дева Мария.

Рассказала девочка-луна как все было своему брату, ну а брат тоже поделился с ней всем, что узнал про них обоих.

Много ли мало прошло времени, но однажды гулял в тех местах король и вдруг услышал запах неведомого цветка. Велел он слугам найти по запаху, где растет этот цветок. Если, сказал, растет этот цветок в чьем-то саду, пусть хозяева принесут ему букет. Явились слуги в дом к детям, и навстречу им вышел мальчик-солнце. Слуги передали ему слова короля, а он пообещал принести завтра цветы во дворец. На том и договорились.

На другой день явились дети ко дворцу с большим букетом. А король услышал дивный запах, сразу на балкон вышел и смотрит вниз. Детям, прежде чем во дворец войти, приказывают плюнуть в лицо женщине в стене замурованной. Мол, на то королевская воля. А дети — нет, не стали плевать.

— Разве, — говорят, — мы нехристи, разве у нас сердца нет.

Поцеловали они бедную женщину и подарили ей цветок. Король аж затрясся от злости, что его приказа ослушались. И повелел отрубить им головы. Только хотел позвать палачей, да тут и вышел вперед мальчик-солнце. Сорвал он со лба ленту и осветил короля ярким лучом. Король прямо оторопел. А следом девочка осветила короля лунным светом. И сказали оба королю, что грех им издеваться над родной матерью. Тут королю все и открылось. Велел немедля освободить свою жену, а она, бедная, от слабости и шагу не могла сделать. Мальчик-солнце рассказал обо всем, что разузнал. Как услышал это король, так и бросился к жене прощения просить, и они все заплакали от радости.

А потом приказал король наказать старую колдунью и злых сестер королевы. Каждую из них привязали к четырем здоровым жеребцам, и те разорвали их на части.

А король с королевой вместе с сыном-солнцем и дочкой-луной наконец зажили счастливо.

 

ВОЛШЕБНЫЕ ДАРЫ

Жил-был старик-вдовец, и было у него три сына. Старшего звали Педро, среднего — Хуан, а младшего назвали просто Чикильо, что значит «Малыш». И была еще у старика коза, большая привередница и капризница. Любил ее старик больше, чем сыновей, и заставлял их по очереди водить козу на луг пастись.

Вот однажды отправился на луг старший сын. Вечером воротилась коза домой и давай хозяину жаловаться: и обижал, мол, ее парень, и палкой бил, и травки пощипать не дал. Рассердился отец и прогнал Педро из дома вон. Оседлал тот коня, взял с собой кочан капусты, что у него на огороде вырос, и поехал куда глаза глядят.

Тогда послал старик среднего сына козу пасти. Нашел для нее Хуан сочной травки, водой напоил, выкупал и все, что коза ми просила, исполнил. Воротилась коза домой и наговорила старику, что очень плохо с ней Хуан обходился. Отец рассердился и прогнал сына из дома. Оседлал Хуан коня, взял кочан капусты со своего огорода и отправился по свету странствовать.

Пришел черед младшего сына с козой на луг идти. А он очень любил своих братьев и не мог забыть, что коза на них напраслину возвела. Вот добрались они до места, схватил Чикильо палку и давай козу что было сил по бокам охаживать. Воротились они домой, коза старику жаловаться-то побоялась, напротив того, сказала, будто заботился о ней Чикильо лучше некуда. А тот всю ночь раздумывал над тем, что с братьями случилось, утром пошел к отцу и говорит:

— Решил я, как Педро да Хуан, по свету постранствовать.

Отец не хотел его отпускать, да Чикильо на своем настоял. Оседлал коня, взял единственный кочан капусты, что у него на огороде рос, и в путь отправился.

А тем временем старший брат уж далеко от дома отъехать успел. И повстречался ему на дороге старик. Поздоровался с ним Педро, а тот и спрашивает, куда парень путь держит.

— Ищу я того, кто бы меня в работники нанял, — отвечает парень. — Надо мне себе на жизнь заработать да и отцу помочь. Нет ли здесь поблизости какой деревни?

Старик указал ему дорогу в деревню и говорит:

— Я тебе помог, теперь и ты мне за это что-нибудь дай.

Парень и отдал ему половину своего качана капусты.

— Возьми-ка вот эту волшебную палочку, — молвил старик. — Иди за ней по дорожке, она тебе укажет, где работу найти.

Так Педро и поступил: пошел по тропинке за волшебной палочкой следом, привела она его к дому, что на самом краю деревни стоял. Там парня тотчас в работники наняли и велели конюшню вычистить. Взялся он за дело и выполнил все на совесть. На другой день хозяин ему и говорит:

— Нет у меня больше для тебя работы. Выбирай, что желаешь за сделанное получить: алмуд серебра иль «Награди тебя Господь!»

— «Награди тебя Господь!» мне больше подходит, — решил Педро.

— Будь по-твоему, — говорит хозяин и дает парню скатерку. — Вот тебе скатерка, она и самого тебя накормит, и других угостить поможет. Только скажи: «Скатерка-скатерка, послужи мне, как Бог тебе велел, пусть встанут предо мной самые лучшие яства!» И тотчас будет у тебя еды сколько пожелаешь.

Поблагодарил Педро хозяина и решил к отцу вернуться, отвезти скатерку, которая им столько счастья сулила.

Много ли, мало ли времени прошло, средний брат тоже на дороге старика повстречал. Спросил тот, куда парень едет. А Хуан ему в ответ:

— Ищу я, к кому бы в работники наняться.

И стал у старика совета просить, куда ему лучше путь держать. Подумал старик, подумал и велел Хуану отправляться в ближайшую деревню и там в крайний дом постучаться.

— А что ты мне за добрый совет дашь? — спрашивает старик.

— Дам я тебе половину кочана капусты, — отвечает Хуан.

На том они и распрощались. Приехал Хуан в деревню, увидел первый дом и прямо к нему направился. Стал он там в работники проситься, и велели ему коровник вычистить. Взялся он, да так все сделал, что хозяева нахвалиться не могли! Только вот не нашлось у этих людей для него другого дела. Хозяин его и спрашивает:

— Что бы ты хотел за труд получить — алмуд серебра иль «Награди тебя Господь!»?

— «Награди тебя Господь!» мне больше нравится, — решил Хуан.

— А далеко ли ты путь держишь? — спрашивает хозяин.

— Далеко, — отвечает работник.

Вывел тогда хозяин ослицу и дает ее Хуану: