Аргентинские сказки

Баттини Видаль де

#i_006.jpg

I

ЛИС, ТИГР И ДРУГИЕ

(Сказки о животных)

 

 

ЛИС И ДВА ЗАЙЧОНКА

Рассказывают, будто два зайчонка нашли однажды куски от одеяла. Шли они, рассказывают, краем дороги и увидели — валяются два куска от шерстяного одеяла. Видимо, выбросил по ненадобности погонщик скота, а может, кто другой. Зима в тот год стояла очень суровая, и зверюшки совсем замучились от холода.

Ну ладно… Уж как обрадовались оба зайчика такой находке — слов нет! Вот теперь-то они сошьют оба куска, — так порешили, — и будет у них славное теплое одеяло. Станут под ним спать вместе, и никакой холод им не страшен. На площадке возле норы остановились и давай судить-рядить, как сошьют это одеяло и где нитки найдут. В том-то и беда, что не было у них ни одной ниточки!

Ну ладно… Тем временем мимо шел лис по имени дон Хуан, увидел молоденьких зайцев и понял, что меж ними какой-то серьезный разговор идет. Разобрало лиса любопытство, и захотел он послушать, о чем зайцы толкуют. Остановился, навострился и сразу сообразил, что тут можно кое-чем поживиться. Подошел он к зайцам, поздоровался, как положено, и спрашивает, не надо ли им помочь. Зайцы неразумные возьми да расскажи ему все без утайки. Лис тотчас предложил им ниточку, тоненькую, незавидную, какая была у него. А условием поставил, что они за это выделят ему краешек одеяла, чтобы и он мог накрыться. Зайцы по малости лет согласились и ниточку взяли. Быстро они сшили одеяльце, да такое красивое — просто на зависть! Любуются им и знать не знают, кому доверились. Молоденькие совсем, вот и не слыхали о кознях хитрого лиса.

Ну ладно… К ночи собрались зайцы спать, одеяло расстелили. А ночь была очень холодная, град так и стучал по земле. Вдруг прибегает лис. Зайцы — что делать? — отдали ему краешек одеяла. А лис посмотрел на них с важным видом и говорит:

— Нет, я должен спать под моей ниточкой. У меня на это полное право. Мы так и договаривались.

И вот, верь не верь, отдали ему зайцы самую середину одеяла. Лис залез под одеяло и весь с головой накрылся. А бедные зайцы остались ни с чем.

Лису что? Выспался всласть в тепле. А зайцы совсем окоченели, зуб на зуб не попадает от холода.

 

ЛИС, ГОЛУБКА И ПТИЧКА КАСЕРИТА

Как-то раз лис сильно проголодался и говорит:

— Пойду-ка я в лес, может, найду себе корму. Мне бы голубку поймать. Вот бы славно для начала!

Пришел он в лес, полазил туда-сюда и видит: сидит на дереве в гнезде голубка, птенцов кормит. Лис облизнул усы, подбежал к дереву и говорит:

— Добрый день, сеньора Голубка.

— Добрый день, — отвечает голубка, а сама от страха вся дрожит: лис-то все ближе и ближе к дереву подбирается.

— Ну-ка, давай мне птенчика на обед! — кричит лис. — Я за ним и пришел.

— Смилуйся, сеньор Лис. Как же я птенчика отдам — он мне сын родной, — кричит ему в ответ голубка.

— Знать ничего не хочу! Не отдашь одного птенчика, я на дерево залезу и двух съем.

Голубка заплакала навзрыд, испугалась, что лис на дерево залезет. Как раз в это время летела птичка касерита, а в клюве держала глину для своего гнезда. Видит — голубка плачет, и спрашивает:

— Какая беда с тобой приключилась?

Голубка ей рассказала, что лис грозит съесть ее деток.

— Зря плачешь, — сказала на это птичка касерита. — Врет он, ему на дерево не забраться. Не умеет он по деревьям лазать.

— Ах ты поганка, не в свое дело лезешь! — разозлился лис. — Ну погоди, я тебе отомщу.

И решил поймать птичку касериту. Спрятался в том месте, куда она за глиной летала. Сидит, ждет, когда касерита прилетит. А касерита ничего худого не заметила, крылышками — порх, порх. Вот тут лис ее и поймал. Птичка касерита давай кричать, верещать, не знает, как от смерти спастись. На ее крик птицы со всего лесу слетелись и тоже раскричались на разные лады. Такой подняли гомон, такой шум, что лис оторопел и остановился. Тут птичка касерита опомнилась, смекнула, что делать, и говорит лису:

— Скажи им, любезный сеньор Лис, чтобы они проваливали отсюда и в наши дела не лезли.

Лис лапу протянул, чтоб удержать птичку, и пасть раскрыл. Только собрался сказать, что она велела, а касерита — раз! — и вырвалась на волю.

— До чего ж я невезучий! — крикнул голодный лис.

А птицы закружились над ним, смеются, поют от радости. Еще бы! Птичка касерита, такая добрая да сметливая, удрала от этого злого, поганого лиса.

А тот побрел восвояси. Все надеялся сцапать обманом какого-нибудь слабого, беззащитного зверька.

 

КАК ЛИС ХОТЕЛ ОБМАНУТЬ ПЕТУХА

В одном глухом месте, далеко от селения стоял заброшенный дом. Хозяин уехал, взял с собой, что хотел, а про петуха забыл. Ну и петух, куда деваться, жил совсем один. Ночью спал на дереве, а с рассветом, как водится, кукарекал.

Хитрый лис не сразу его заприметил, а как заприметил да еще понял, что петух живет один, решил его съесть. Но петух был умный да шустрый, и лис все не мог его поймать. Как лис подкрадется поближе, петух — порх! — и на дерево. Стал лис думать и гадать, как ему обмануть такого сметливого петуха, что сделать, чтобы он с дерева спустился. И вот однажды приходит лис к дому, здоровается с петухом и спрашивает:

— Почему ты все один да один?

А петух отвечает:

— Потому что хозяева уехали и оставили меня.

Лис послушал и говорит:

— Давай, спускайся на землю, и мы побеседуем по душам.

А петух отвечает, что ему и на дереве хорошо.

Лис был голодный, злой и решил во что бы то ни стало обмануть петуха. «Пусть он самый умный петух на свете, а я его заставлю спуститься», — подумал он про себя.

Походил немного возле дома, видит — лист бумаги валяется среди мусора. Подобрал он эту бумагу и скорее к дереву.

— Знаешь, — говорит петуху, — правительство новый указ выпустило.

— А что за указ? — спрашивает петух.

— Послушай, что тут написано, — говорит лис. — «Отныне собакам запрещается убивать лис, а лисам запрещается убивать петухов». Вот такой указ вышел, и все должны ему подчиняться.

Петух голову набок склонил, слушает и помалкивает. А лис не уходит, давай опять указ читать. Как прочтет, так снова упрашивает петуха с дерева спуститься, мол, теперь они не враги. Петух сидит, не шелохнется, думает, как бы лиса прогнать. И вдруг видит — вышел из лесу сторож с собаками. Обрадовался петух, сразу смекнул, как ему быть. Подождал, пока они поближе подойдут, и говорит лису:

— Эй, лис, вон погляди — сторож идет и с ним пять собак. Им бы надо прочитать новый указ.

— Откуда идут-то? — испугался лис.

— Да оттуда, с речки, — и показал совсем в другую сторону.

Бросился лис наутек и угодил прямо под ноги собакам. А собаки были злые, кусачие, сразу залаяли, зарычали, кинулись на лиса. Увидел петух такое и крикнул:

— Эй, лис, прочитай им указ! Прочитай им указ! Да скорее, а то загрызут тебя.

Но лис ничего не слышит, от страха ноги отнялись.

Тут собаки его окружили и разорвали на части, — им до указа и дела нет.

 

БАШМАКИ ДЛЯ СТРАУСА

Жил-был один лис, и втемяшилось ему в голову съесть страуса. Думает-гадает, как страуса поймать, он же большой, быстроногий. Встретится со страусом и сразу заводит с ним разговор, чтобы в доверие войти, подладиться. И вот как-то раз страус спрашивает лиса, почему у него такая маленькая лапка. Ну а лис, шельма, смекнул — наконец-то случай подвернулся!

— Да это потому, — говорит, — что мне надели ботинки с малолетства. Так я и рос в ботинках, не снимал никогда, оттого и лапа маленькая. А кто с детства ходит босиком, у того лапы здоровенные, даже смотреть противно.

Страус помолчал и спрашивает:

— А что мне сделать, чтобы у меня лапы стали поменьше?

— Эх, друг, так и быть, я тебя выручу, сделаю красивые башмаки.

Страус обрадовался, не знает, как благодарить лиса за такую услугу. А лис только улыбается, посулил сразу же взяться за дело.

И вот в одном доме украл лис кусок кожи и замочил. Когда кожа хорошенько вымокла и стала совсем мягкой, лис выкроил из нее два мешочка и сшил. Получилось что-то вроде башмаков. Прибежал лис к страусу, надел ему на ноги башмаки, а тот сияет от радости. Поначалу все было хорошо — кожа мягкая, нигде не жмет, не давит. Только лис велел страусу выставить лапы на солнце. Тогда башмаки, сказал, будут красивые и удобные. Да еще приказал не двигаться, стоять на одном месте. И ушел, но пообещал прийти попозже, чтобы посмотреть на свою работу.

Постоял страус, постоял и чувствует — жмут ему башмаки, пальцы болят, ну сил нет. Хотел он сбросить башмаки, но какое там. Они к лапам прилипли и затвердели.

Страус дернулся туда-сюда, шага ступить не может. Дернулся еще и упал на землю.

Вот тут и лис заявился. Страус жалуется, ботинки клянет, а лис ухмыляется.

— Ну, — говорит он страусу, — теперь я тебя точно съем.

И съел.

 

КАК ЦАПЛЯ ОТОМСТИЛА ЛИСУ

Однажды лис пригласил цаплю в гости на обед.

— Знаешь, кума, я такую кашу маисовую сварил — объедение. Приходи ко мне на обед. Вместе поедим.

— Хорошо, кум, обязательно приду.

В назначенный час отправилась цапля в дом к лису обедать. Лис положил на пол камень — здоровенный да круглый. Пришла к нему цапля, а он ей говорит с улыбочкой:

— Здравствуй, кума, сейчас угощу тебя на славу.

Взял кастрюлю с кашей и вывалил на камень. Каша жидкая, по камню размазалась. Цапля, бедная, клюет по зернышку, а лис в минуту все языком слизал. Цапле, считай, ничего не досталось.

Обиделась цапля и думает про себя: «Ну погоди! Я с тобой сквитаюсь, нахалюга. Ишь, пригласил обедать, а сам все съел, меня голодной оставил. Ладно, я тебя тоже приглашу».

Проходит время, встречает цапля хитрого лиса и говорит:

— Знаешь, кум, теперь я тебя приглашаю отведать моей каши. Посмотреть, может, я стряпаю не хуже твоего.

— Ладно, кума, спасибо, — отвечает лис. — Непременно приду.

Сварила цапля маисовую кашу и вылила ее в кувшин с узким горлом. Подошли оба к кувшину. Цапля клюет кашу, языком причмокивает, а лис и подступиться не может. Пробует и так, и эдак кашу достать, да все зря. Рассердился лис, вытянул язык, свернул трубочкой и в кувшин. А язык возьми и прилипни к горлышку. Лис завизжал со страху и выскочил из дому вместе с кувшином.

Вот и говорят, что у лиса такой большой рот потому, что он хотел кувшин проглотить.

 

ЛИСА И ЦАПЛЯ

Жила себе цапля, и было у нее два птенца, а лиса, ее кума, задумала их съесть. Только не знала, как к ним подобраться, голову ломала, а придумать ничего не может. Потому что цапля берегла своих птенцов, не оставляла их одних ни на минуту.

И вот как-то раз решила лиса пригласить цаплю к себе на обед. Прибегает утром к цапле и давай уговаривать — приходи да приходи. А цапля ей в ответ:

— Ну как я пойду, кума. С кем мне деток оставить? Боюсь я.

— Будет тебе, кума, — говорит лиса. — Неужто не придешь, неужто меня обидишь? Вот как твои детки заснут, ты сразу беги ко мне.

Долго ее упрашивала и так и эдак, долго заманивала. Ну и цапля согласилась.

— Ладно, кума, приду, как не прийти.

И пришла в гости к лисе. Увидела ее лиса, от радости дыханье сперло. Вылила на камушек немного каши и говорит:

— Угощайся, дорогая кума, а я сбегаю за другими гостями. Они рядом, я сейчас вернусь. — И юркнула за дверь.

Понеслась туда, куда задумала, съела двух птенчиков и вернулась домой. Посидели они с цаплей немного, а та все больше тревожится, сердце у нее не на месте.

— Пора мне к моим деткам.

Прибежала домой, видит — нет ее птенчиков, ни одного, ни другого. Тут ей в голову и ударило — в доме лиса побывала.

— Не зря мое сердце подсказывало, что у лисы дурное на уме!

И давай плакать. Полный день проплакала, слезами обливалась.

На утро приходит к ней лиса, видит — цапля вся в слезах, и говорит:

— Здравствуй, кума. Ты чего плачешь?

А цапля ей на это:

— Не зря я говорила, что нельзя мне оставлять моих деток без присмотра. Съел их у меня какой-то злодей.

— Ой, кума, горе-то какое! — говорит лиса. — Мне тебя жаль до страсти. И зачем я тебя позвала, значит, и на мне вина.

Утешала цаплю, слезы утирала. Говорила без умолку. Цапля перестала плакать, слушает, а про себя думает:

— Ну погода! Я с тобой разделаюсь, ты мне за все заплатишь!

Проходит время, цапля говорит лисе:

— Знаешь, любезная кума, я пир устраиваю, тебя приглашаю, приходи — не пожалеешь. Пироги состряпаю на славу.

— Хорошо, кума. А где пир твой будет?

— Да прямо в небе.

— Ой, что ты, кума? Как мне туда попасть. Ты в небе летаешь, а мне где крылья взять?

— Не беда, кума. Не надо тебе крыльев. Уцепишься за мою шею и все дела. Давай прямо сейчас попробуем. Я тебя в воздух подниму. Ну-ка, садись на меня, и все будет, как надо.

Уцепилась лиса за шею цапли, та полетела, а сама думает, как бы лису не спугнуть. Летит низко, не спеша, вот лиса и радуется:

— Ну и молодец ты, кума. Как же в небе-то хорошо!

Опустились они на землю, и лиса домой побежала, довольная-предовольная. Стала ждать, когда цапля на пир ее позовет.

Наконец дождалась. Выскочила на улицу с утра пораньше и бежать в назначенное место. Видит — цапля уже расхаживает, на небо посматривает, Подошла к ней лиса, села на нее верхом и за шею уцепилась, и стали они вверх подниматься. Поначалу цапля летела тихонько, над землей кружилась. А потом вдруг как взмахнула крыльями и давай забирать все выше и выше. Поднялась высоко в небо и пошла кувыркаться. Лиса напугалась, криком зашлась;

— Ой, ой, кума! Я же упаду, не удержусь! Смилуйся, перестань!

А цапля будто и не слышит. Еще выше поднялась. А потом как головой дернет — и скинула лису. Лиса падает на землю и орет дурным голосом:

— Подстелите матрасы! Подстелите матрасы!

Тут цапля ей и крикнула:

— Ты, злодейка, моих птенцов съела, не поперхнулась. Вот теперь и получай по заслугам.

Ударилась лиса о землю и на куски разлетелась.

 

КАК ЛИС ОБМАНУЛ ЛЬВА И ЛЬВИЦУ

Как-то раз лев решил уйти навсегда от своей львицы. Завел себе подругу на стороне. И не знал, что придумать, чтобы она в отместку не напакостила ему, чтобы смирилась и жила без него. Думал, думал и наконец придумал.

— Слушай, жена, я с тобой развожусь, — сказал он львице. — У тебя изо рта воняет, ну мочи нет. Меня день и ночь тошнит, на еду смотреть не хочу.

Львица разозлилась, зарычала и говорит:

— Ах ты враль! Сочинил, что у меня изо рта пахнет. Вон как ловчишь, решил от меня обманом отделаться. Не выйдет! Никто мне такого не говорил!

Припугнулся лев, помолчал и говорит:

— Не кричи! Давай позовем зверей из нашего леса. Пусть свидетелями будут. Увидишь тогда, вру я или нет.

Лев-то надеялся, что звери со страху будут с ним заодно, возьмут его сторону.

— Пусть, пусть придут, — согласилась львица, — Пусть скажут — пахнет у меня изо рта или нет. Уж тебе достанется за наговор, стыда не оберешься, сам рад не будешь.

Стали они звать зверей из лесу. И вот незадача! Звери испугались, и все попрятались кто куда. Еле-еле зайца отыскали. Встал перед ними заяц, весь дрожит, голоса лишился. Слова вымолвить не может.

Нашли волка и приказали ему быть свидетелем. Волк не захотел возводить напраслину на львицу, не стал брать грех на душу.

— Не слышу я никакого запаха, — сказал и скорей бежать.

А лев догнал его в два прыжка и убил.

Позвали в свидетели кабана. А он, бедный, видел, как лев расправился с волком, вздохнул и сказал:

— И правда — воняет изо рта у львицы, страшное дело!

И пошел прочь, сам собою довольный. Тут львица бросилась за ним, догнала в три прыжка и убила.

Настал черед явиться лису. А лис видел, как со свидетелями расправились. Идет, не знает как быть, чью сторону взять.

Подошел ко льву со львицей и, не будь дурен, давай кашлять что есть силы. Вытащил носовой платок, раз десять высморкался, чихал, чихал, а потом и говорит хриплым голосом:

— Я вчера сильно простыл. В болото попал, вот и нос заложило, совсем ничего не чувствую. Надо сегодня к доктору сходить, пусть лекарство пропишет. А уж завтра пораньше к вам приду — понюхаю, чем пахнет у сеньоры Львицы изо рта.

Делать нечего, отпустили бедного лиса — пусть к доктору сходит. Ждали лиса на другой день, а он и до сих пор не явился.

Вот так и спасся хитроумный лис от верной смерти.

 

ДВА БАРАНА И ЛИС

Случилось как-то раз, что два барана паслись на одном лугу. И вот тот баран, который думал, что у него силы побольше, сказал другому:

— С сегодняшнего дня, сеньор Баран, я запрещаю есть траву на этом лугу. Вот отсюда и до того холма — моя земля, и чтоб ноги твоей здесь не было!

А другой баран отвечает ему на это:

— Нет у тебя никакого права прогонять меня отсюда! С чего это мне нельзя есть сочную травку, а тебе можно? Вот давай лучше сразимся, если ты не против. Кто одержит победу, тот и станет королем, у того и власть. А пока ты мне не указ.

— Согласен! — крикнул баран, который и не сомневался, что он сильнее своего соперника.

Сказано-сделано. Сошлись оба и давай бодать друг друга что есть силы. Далеко было слышно, как рога о рога ударялись. Вот уж часа два идет у них бой. Оба в кровь разбитые, живого места нет, но ни один не сдается.

Тем временем бежал мимо голодный-преголодный лис и вдруг видит — два барана бьются насмерть. Остановился лис и думает: «Вот когда один упадет замертво, я его и съем». Но не посмел в их драку влезать. Да и кто посмеет, когда они так разъярились? Ну ладно, страх страхом, а лис все-таки не стерпел, подошел поближе к баранам. И поди-ка, взял да закричал грозным голосом, точно ему власть дана.

— А ну-ка, сеньоры Бараны, что это за безобразие у вас происходит?

Услышав такие слова, бараны решили, что лис — высокий чин, и сразу перестали драться.

— Послушайте, сеньор Лис! — закричали в один голос бараны. — Мы бьемся, чтобы определить, кто из нас властелином этого луга станет.

Тут лис совсем осмелел и говорит:

— Я в этих краях — Мировой Судья. Никто, кроме меня, ваш спор не рассудит. И знайте наперед, кто из вас проиграет, того я и съем. Такова моя воля!

Оба барана посмотрели друг на друга внимательно и согласились.

— Ну так, — сказал Мировой Судья, — пусть каждый отойдет на тридцать метров от меня. Я три раза хлопну в ладони, а вы не зевайте. Как хлопну в третий раз, бегите ко мне. Кто первый прибежит, того назову королем, а кто проиграет — того съем.

Бараны — молодцы, не стали спорить, отошли метров на тридцать, каждый в свою сторону, чтобы судья был в центре. Помолчали, а сами друг другу подмигнули.

Лис крикнул:

— Внимание! Раз, два, три! Бегом!

Тут оба барана побежали к лису. Но лис-то смотрел на того, кто бежал ему навстречу, а другого, сзади, не видел.

А баранам зачем лиса слушать? Разбежались еще сильнее, да как прижмут его рогами. Он и свалился наземь, сразу дух испустил.

Вот так и нашел свою смерть Мировой Судья. Спору нет, был он не из робкого десятка, но на этот раз промахнулся, погубил себя. А бараны с той поры поклялись не разлучаться. Вместе едят сочную травку на лугах.

 

КАК ЛИСА БЫЛА СУДЬЕЙ

Жила-была лиса, и никак не могла она раздобыть себе еды. Вся исхудала, и голод ее совсем замучил. Вот и решила эта лиса сделаться судьей. Думала, станет судьей, запугает какого-нибудь зверя и съест его. Схватила лиса длинную кость, которая валялась с краю дороги, положила на морду и встала посреди — попробуй кто пройди.

Тут как раз появился бык с огромными рогами.

— Послушай, дон Рога с Дубину, — говорит ему лиса. — Разве ты не знаешь, что я теперь судья.

— Посторонись, сеньора, — отвечает ей бык.

— Ну проходи, так и быть, — сказала лиса.

Что она может против такого большого зверя?

Следом подошел страус. Лиса ему дорогу заступила.

— Эй, дон Шея с Кочергу! Разве не знаешь, что я теперь судья?

— Извините, сеньора, — говорит ей страус.

— Ну ладно, проходи, — сказала лиса.

Где ей одолеть такого быстроногого и сильного зверя!

Долго стояла лиса посреди дороги и от всех зверей требовала, чтобы ей повиновались как важной шишке. Все надеялась, что какой-нибудь зверь растеряется и она его съест.

Через какое-то время заметила лиса, что вдали пыль тучей поднялась. Навострила уши — что бы это значило? А потом видит — возчики идут рядом с телегами, а впереди много собак. Присмотрелась лиса — собаки к ней бегут, еще чуть и схватят. Бросила она кость и удрала. Залезла в первую нору какая попалась.

Подбежали собаки — они все видели — и остановились у входа в нору. А собаки были умные, хитрые. Видят, что лису не вытащить, ну и давай ее оттуда выманивать.

— Ах, донья Хуанита, какая у вас мордочка остренькая и красивая. Какие черные и блестящие глазки подарил вам Господь Бог. Какой мех блестящий, какой мягкий, точно шелк!

А тщеславная лиса слушает и млеет от радости. Прихорашивается, то мордочку тронет, то глазками поведет, то мех погладит. Она думала, что собаки ей правду говорят и что во всем ей завидуют.

А собаки не умолкают:

— Жаль только, хвост у вас такой некрасивый, такой лохматый и вонючий. Выбросите хвост из норки. Не срамитесь, вон как воняет!

Донья Хуанита глянула на хвост и подумала: собаки правильно говорят. Хвост у нее безобразный да замаранный, вонючий, потому как с ней большая беда случилась со страху, когда от собак удирала. Ну и решила лиса, что станет куда краше без грязного и вонючего хвоста. Подошла к самому выходу и выставила хвост наружу. Тут сразу кинулись к норе все пятьдесят собак, что там были, вытащили лису за хвост и растерзали на части.

По дороге пыльной я пойду, Да и сказку новую найду.

 

БОЛЬНОЙ ЛЕВ

Жил-был совсем старый и больной лев. Не мог он уже ходить на охоту, хворь одолела. И вот однажды стал он молить лиса, чтобы тот привел к нему осла прямо домой. Надеялся лев, что как поест вволю ослиного мяса, свежего, вкусного, так и окрепнет. А просил-то он лиса потому, что всегда раньше отдавал ему остатки мяса. Лис, правда, в благодарность приносил ему куропаток. Только что льву куропатка? Так, на один зуб, досыта не наешься. Ладно, согласился лис, искал, искал осла и нашел. Этот осел без продыху трудился с утра до поздней ночи.

— Да куда это годится! — закричал ему лис. — Ты, приятель, себя не жалеешь, работаешь, как двужильный.

А осел в ответ:

— Хозяева заставляют, что поделаешь!

— Послушай, давай лучше пойдем со мной туда, где я живу. Там у тебя все будет — и трава, и вода, и друг хороший.

Но осел опасался идти с лисом, чуял какой-то подвох.

А лис все наседает:

— Да пошли, пошли, не раздумывай. Там ты заживешь, как в раю.

Что делать? Послушался осел, и отправились они вместе в путь. Лис довольный бежит впереди, а осел его догоняет. Поначалу осел страшился, не знал, куда приведет его лис. А как пришли, видит — ручеек веселый, трава вокруг зеленая, сочная.

— Вишь, какая красота! — говорит лис.

— Это — да! Только чего мне одному здесь делать?

— Брось, вон какая тишь да благодать!

И правда — тишина, ни людей, ни зверей, только птички поют. Остался осел и спать лег. На утро приходит лис, спрашивает, хорошо ли он выспался.

Осел рад до смерти, что друг к нему пришел. А как не радоваться — дружба дело великое. Тут лис и говорит:

— Царь хочет с тобой познакомиться, велел привести себя.

— Царь? Э, нет! Никаких дел с царем иметь не желаю!

— Да что ты? У нас царь добрый, справедливый. Мы с ним друзья давние.

Лис, обманщик, хотел привести его ко льву, вот что.

— Ну, пошли! — уговаривает. — Пошли, не упрямься. Ты, вон, решил здесь жить, мы с тобой подружились, так зачем меня обижать?

И надо же, уговорил осла! Повел его лис за собою. Идет осел, а сердце екает, нет лису доверия.

Шли они, шли, и вдруг осел чует — запах сильный. Принюхался — львом пахнет. У осла все внутри оборвалось, не заметил, как на льва натолкнулся. Лев зарычал, вот-вот на осла бросится.

Постояли они друг против друга, но осел, молодец, не стал медлить, изготовился и — бац! — копытами льву прямо в грудь. Тот так и рухнул на землю. Лежит на земле и орет не своим голосом:

— Ой, как же я осрамился! С поганым ослом не сладил. Хотел его загрызть, замешкался, и вот на земле лежу. Сам себе не верю. А все моя старость!

Долго ревел бедный лев. Больно ему, стыдно и голод донимает.

Лис разжалобился и куропатку ему принес. А лев совсем обессилел, даже есть ее не стал.

Поглядел на него осел да и убил.

 

ЛИСА И ВИНОГРАД

Жила-была лиса, много дней не могла она раздобыть еды, и живот у нее подвело от голода. Отправилась лиса ночью в деревню, думала утащить там что-нибудь. Бежала она низом мимо виноградника, а тут как раз гроза грянула. Молния сверкнула, осветила все вокруг, и лиса прямо обомлела — гроздья огромные, виноградины спелые, одна к одной. Ну, подумала лиса, посчастливилось ей, сейчас наестся вдосталь. А уж как она любила виноград, и говорить нечего.

— Ну-ка, посвети! Посвети! — закричала лиса.

Гром как ударит, молния как вспыхнет, а лиса подпрыгнула, да без толку, ни одной ягоды не достала. Да разве достанешь, когда они вон как высоко висят.

Снова кричит:

— Посвети, посвети!

Прыгает, прыгает и никак не допрыгнет до винограда.

— Посвети, посвети!

Ничего не получается.

В последний раз поднатужилась, как прыгнет вверх и ударилась головой о ствол.

Опечалилась лиса, видит — не достать ей винограда. И говорит с досадой:

— Да на что мне этот виноград! Я его и есть не стану.

Тут вышел хозяин и напустил на нее собак.

 

КАК ЛИС ОТ ВОШЕК СПАСАЛСЯ

Говорят, шел однажды лис, совсем извелся — все тело у него чесалось. Встретил, говорят, он дружка-приятеля и жалуется:

— Не знаю, братец, что со мной такое. Весь исчесался.

Бедный лис, говорят, на одном месте стоять не мог — ежится, вертится, чуть не плачет.

— Может, вши тебя заели? — Будто так спросил его приятель.

— Может, только как от них избавиться? — Будто, лис спросил.

— Подумаешь — делов! Войди вон в то озеро, иди не торопись. Как смочишь ноги, вошки снизу кверху полезут. Как глубже войдешь, они еще выше поднимутся. А как по горло вода тебе станет, они все на носу соберутся. Вот тогда и ныряй. Вошки все в воду попадают, а ты из воды и вылезешь.

Послушался лис совета. Все так и сделал. Собрались вошки на носу у лиса, он и нырнул. Только не выплыл, потонул вместе с ними, бедняга.

 

ТИГР И ЛИС

Подружились как-то раз тигр с лисом и стали охотиться вместе. Прибежали однажды к озеру, куда звери ходят на водопой. Тигр в кустах спрятался возле тропы, по которой звери к воде спускаются, а лис бегает по склону — добычу высматривает.

Сначала лис увидел стадо овец и закричал:

— Дядюшка Тигр, вон к воде идет стадо овец.

— Нет, нет, они мохнатые. Я не ем мясо с шерстью.

Следом лис усмотрел стадо коз и закричал:

— Дядюшка Тигр, вон козы идут!

— Нет, нет, я не ем мясо с волосами.

Вскоре появилось стадо коров, и опять закричал лис:

— Дядюшка Тигр, вон на горе целое стадо коров. Сюда идут!

— Нет, нет, их мясо мне не по вкусу, в нем жил полно.

Вдруг на тропу выбежали кобылицы, а впереди жеребец.

— Дядюшка Тигр, погляди-ка — лошади к воде идут, а впереди жеребец, да какой гладкий, какой мясистый.

Тигр и отвечает:

— Вот жеребец мне по вкусу, гони его сюда!

Прижал лис молодого жеребца к кустам возле скал, а тигр прыгнул ему на спину и загрыз. Потом лапы от радости потер и стал свежевать убитого жеребца. Быстро управился и давай мясо есть. Ест, облизывается, а лису ничего не дает. Ждал, ждал лис и говорит:

— Хоть бы дал мне теплой кровушки.

— Нет, не дам, — отвечает тигр. — Это для нашей тетушки Тигрицы, она колбасу кровяную сделает.

— А может, дашь мне требухи?

— Нет, не дам. Это для нашей тетушки Тигрицы. Она пирожков напечет.

— Ну хоть ребрышко дай.

— Нет, не дам. Тетушке Тигрице отнесем, пусть поджарит.

Наелся тигр до отвала, лег спать, а лису велел что осталось отнести тетушке Тигрице.

Спал он часа два, а как проснулся, так и домой побежал. А лис, оказывается, ничего тетушке не принес, сам все и съел. Тигр рассвирепел, решил убить лиса и отправился его искать.

Да, съел лис все подчистую и спал без просыпу на сеновале. Видит тигр, что лис спит крепким сном, и думает — сперва я над ним посмеюсь, а потом убью. Взял соломинку и стал этой соломинкой по его морде водить.

Лис, проснувшись, решил, что это мухи, и крикнул с обидой:

— Тьфу! Мухи проклятые одолели, спать не дают.

Потом глаза протер, видит — не мухи это вовсе. Так и обмер со страху, но виду не показал. Притворился, что спит, хитрюга. А когда тигр голову отвернул, удрал, и был таков. Спрятался лис в норе поблизости от сеновала. Только нора та была неглубокая, и хвост снаружи торчать остался. Подбежал тигр к норе и схватил хвост. Лис понял, что дело плохо, и как закричит:

— Ну и дурень мой дядя! Тянет сглупу корень и думает — это мой хвост!

Тигр послушал да и выпустил хвост из своих лап. Вот так лис спасся от дядюшки Тигра.

И снова отправился тигр искать лиса, а найти не может. Что делать? Прошло время, и тигр взял да распустил слух среди зверей, что его смерть настигла. Ну и до лиса эта весть докатилась. А лис уже сам не бегал, на страусе ездил верхом, как на резвом коне. Сумел поймать его хитростью.

Когда лису сказали, что тигр умер, он прискакал к его дому на страусе и увидел, что много разных зверей пришло с тигром проститься. Звери пропустили лиса поближе к мертвому тигру. Лис слез со страуса, но вожжи из лап не выпускает, чует — здесь какой-то обман. Постоял лис молча минуту-другую, посмотрел на тигра, а тому уже лежать невмоготу, да и живот разболелся. Терпел, терпел тигр, а потом взял и пукнул.

— Какой же он мертвый, — крикнул лис, — если дышит да еще воняет!..

Вскочил лис на страуса и помчался во весь дух по дороге.

Тигр бросился за ним, думал догонит, но куда там догнать такого всадника на лихом скакуне.

Тигр и лис.

 

ЛЕНИВАЯ ЛИСА

Жила-была в одном лесу ленивая-преленивая лиса. Не было у нее ни норы, ни постели. Ни о чем бездельница не тревожилась, жила без забот и хлопот.

Днем — куда ни шло, обходилась, а по ночам, особенно зимой, зябла. Каждую ночь зубами ляскала от холода и говорила:

— Завтра вырою нору и сена соберу на постель. С завтрашнего дня не буду мерзнуть и спать стану в тепле.

Наутро, как солнышко пригреет, лиса про все дела забывала, ничем себя не утруждала.

— Кому надо, тот пусть работает, а мне и так хорошо, — говорила с усмешкой лиса.

Так все и шло.

Однажды ночью ударил сильный мороз, и лиса умерла, закоченела, как ледышка, возле копны с сеном. Лежит недвижимая, а зубы скалит. Тут как раз филин пролетал и увидел замерзшую лису.

— Ты что это тут разлеглась, донья Хуана? — спрашивает филин. — Все бездельничала, всякой работы сторонилась! Над нами, работягами, смеялась! Вон позабыла норку вырыть, промерзла ночью, а теперь смеешься? Да разве в такие холода до смеха! Вставай, идем в гости, там попляшем.

Вот так насмехался филин над лисой, которая умерла из-за своей лени.

 

ТИГР, ЛИС И ДОГАДЛИВАЯ КОБЫЛА

Ходили тигр с лисом на охоту, да все без толку. Приуныл тигр, не знает — что делать. Тут лис и говорит, что неподалеку остановился обоз, а лошадей всех выпрягли. К ним подойти — никакого труда.

— Ну нет! — воскликнул тигр. — Они очень чуткие, сразу всполошатся, фыркать начнут.

— Там, в стороне, пасется кобыла и ее дочка, молодая кобылка, гладкая, налитая. Я заведу разговор со старой кобылой, а ты не зевай — слови молодую, — сказал лис.

Это пришлось по нраву тигру, и они отправились в путь. Пришли на место и увидели старую кобылу. Стоит она на отшибе и траву щиплет. Лис с ней поздоровался и завел разговор о том о сем. А кобыла сразу учуяла что-то неладное и давай перед лисом хромать.

— Видишь, какая со мной беда, — говорит кобыла, — совсем я охромела, да кузнеца никак не найду. Кто бы мне гвоздь забил в подкове, вон как расшатался, всю ногу расковырял. Ну никакой мочи нет!

Лис послушал и говорит ей, что у него, мол, есть на примете один кузнец. А сам скорее к тигру, велел ему к кобыле бежать.

Тигр поначалу упирался, а потом послушал лиса, подошел к кобыле совсем близко, вроде на подкову поглядеть. Тут кобыла не растерялась да и ударила копытом тигра, все зубы ему выбила. Тигр так и взвыл от боли и свалился наземь. Кобыла подхватилась и убежала прочь со своей дочкой. Ну а лис увидел такое и сам бросился наутек. Знал, хитрец, что тигр забьет его до смерти, когда встанет. Ведь тигры живучие, как кошки. У них здоровья на семь жизней хватит.

 

ДОН ЛИС И БРОНЕНОСЕЦ

Жил-был тигр, да вдруг умер. Все по наследству отошло дону Лису. Много чего ему досталось, даже дом и земля. Стал лис искать помощника, чтобы землю обработать, и нашел работягу броненосца. Уговорились они все делать вместе: и пахать, и сажать, и сеять, и урожай собирать. А у лиса на уме одно: как бы обдурить броненосца, как бы самому не работать, а урожай заполучить.

На первый раз порешили, что броненосец возьмет себе все, что уродится под землей, а лис — все, что уродится сверху, над землей. Броненосец пораскинул умом и посадил картофель. Пришел срок — весь картофель свез к себе догадливый броненосец, а дону Лису ничего не досталось. Обхитрил его броненосец.

Во второй раз лис говорит:

— Все, что под землей уродится, — то мне отдашь, а все, что наверху, твое будет.

Согласился броненосец, подумал-подумал и посеял пшеницу. Пришел срок. У броненосца урожай на славу, а лису опять ничего не досталось.

Почесал лис в затылке, вздохнул и говорит шустрому броненосцу:

— Вот незадача! Ты два раза урожай собрал, толку добился, а я — промахнулся, ничего не получил. В третий раз все себе возьму — что на самом верху уродится и что под землей, а уж что посередине, — то тебе.

Броненосец пораскинул умом и посеял маис. А разве початки на самом верху зреют? Как раз посередине! Выходит, в третий раз броненосец провел дона Лиса. Остался лис, как говорится, на бобах.

Вот ему и урок — не живи чужим трудом, не обманывай своего товарища. Работали бы вместе, и урожай бы делили пополам.

 

КАК БРОНЕНОСЕЦ ЛИСА ПЕРЕХИТРИЛ

Как-то раз идет лис по имени дон Хуан и встречает броненосца по имени Агустин. Дон Агустин пирожки несет, уплетает один за одним и улыбается. У дона Хуана аж слюнки потекли, так пирожка захотелось.

— Где ж ты раздобыл такие пирожки? — спрашивает лис.

А дон Агустин глянул на дона Хуана с опаской, подумал и решил рассказать все как есть.

— Вот слушай, дон Хуан, как все получилось. Вышел я сегодня на дорогу, а по ней торговки идут в город на ярмарку. У каждой на голове большая плетеная корзина с пирожками и булочками на продажу. Ну я лег посреди дороги, не шелохнусь, будто совсем замерз. Видят женщины — я лежу, и обрадовались. Которая шла впереди — хвать! — подобрала меня и бросила в корзину с пирожками. А подругам похвасталась, что вечером меня поджарит. Идут они дальше, разговоры разговаривают. Ну а я, чего терять время? Давай потихоньку выбрасывать из корзины пирожки на край дороги. Да и карманы набить не забыл. А потом, как проходили под деревом, большим да раскидистым, я схватился за ветку, повис и спрыгнул на землю. Ну и пошел обратно — добычу собирать.

— Завтра и я попытаю счастья, кум Агустин, — сказал ему лис, дон Хуан. — В городе ярмарка три дня бывает.

— Смотри, не попадись! — ответил дон Агустин. — Ты-то больше меня. А ну женщины заметят, спохватятся?

— Не тревожься, кум Агустин. Посмотришь, завтра у нас пирожков будет — целая гора. За неделю не съесть.

Дон Хуан о себе много понимал, ото всех слышал, что он и самый ловкий, и самый хитрый зверь, а раз броненосца все считают простачком, значит ему, лису, повезет куда больше.

На другой день лис лег посреди дороги, на том месте, какое ему указал броненосец. Свернулся клубком, замер, вроде бы от холода закоченел.

Тут как раз и торговки подошли с пирожками да булками. Увидели лиса и говорят:

— Гляньте — лис полудохлый. Надо его добить, а то очухается и наделает вреда в деревнях по соседству.

Нашли большую палку и давай его лупить. Тут лис завыл, заорал и помчался прочь сломя голову.

Да никто бы не взял этого лиса, какой с него прок? Это вот у броненосца мясо вкусное. Он холода боится, быстро замерзает, и уж если его какой человек найдет, обязательно домой принесет и поджарит. Потому и бросила его в корзину та женщина. А лиса палкой поколотили, чтобы не шкодил.

С тех пор у лиса отпала охота притворяться мертвым и пирожки красть.

 

БРОНЕНОСЕЦ И ЛИС

Броненосец и лис были кумовьями. Однажды отправились они на охоту вместе. Шли невеселые, голодные, не знали — повезет не повезет.

— Давай пойдем в разные стороны, ты на север, а я на юг, — говорит лис. — Если я чего добуду, крикну тебе, если ты что поймаешь, зови меня.

Шли они долго. Броненосец так никого и не поймал, а лису повезло, увидел он на краю дороги вожжи из свиной кожи. Увидел, но звать кума не стал. Во-первых, сам был голодный, а во вторых, — вожжи броненосцу не еда. Управился, значит, один с этими вожжами и пошел дальше. А броненосцу надоело бродить без толку, взял и побежал обратно по следу лиса. Вдруг видит — на краю дороги белеют какие-то ошметки. Как раз в том месте, где лис вожжи сгрыз.

— Ага, значит, мой кум Хуан уже отобедал без меня! — озлился броненосец. — Ну ладно, я ему отомщу.

Побежал лесом и обогнал лиса. А как выскочил на дорогу, увидел дерево ветвистое. Посмотрел, посмотрел броненосец на это дерево — раз! — и повис на ветке, ну самое что ни на есть осиное гнездо. Ведь броненосец, если присмотреться, очень похож на осиное гнездо, правильно? Дошел лис до этого места, увидел гнездо и говорит:

— Ба! Гляди-ка! Осиное гнездо висит! Ну красота! — И давай звать броненосца, самому-то не достать. — Кум Матиас, кум Матиас! — Такое имя было у его кума.

Покричал, покричал, никто не отзывается.

— Ладно, — говорит, — не отзываешься и не надо. С вожжами сам управился, так и мед сам достану.

Поднял палку, ткнул Матиаса в самую дырку под хвостом. А Матиас взял и помочился. Лис полизал палочку, причмокнул и говорит:

— До чего мед вкусный!

С голодухи не разобрался что к чему. И снова давай палкой тыкать кума Матиаса. А тот не сдержался, захихикал и головой повел в его сторону. Ну, лис, само собой, понял, что его обдурили, расстроился и пошел прочь.

— Ладно, — говорит, — я с этим прохвостом сквитаюсь.

А дело уже к вечеру. Лис идет и переживает, надо же такому, думает, чтобы кум Матиас над ним насмеялся. А как увидел дерево за поворотом, взял и повис на ветке хвостом вниз. Тут подошел кум Матиас и засмеялся. Да разве спутаешь лиса с осиным гнездом? Мех рыжий, хвост пушистый, вон какой длинный. Нашел кого обмануть!

Только Матиас, хитрюга, виду не показал. Посмотрел по сторонам и давай кричать:

— Кум Хуан, скорее сюда! Где же ты? Тут осиное гнездо с медом.

Лис наверху радуется, что кума обдурил. А броненосец говорит:

— Что ж, раз мой кум Хуан не отзывается, сниму я это гнездо и сам меда поем.

Схватил здоровенную палку, ударил лиса по голове, и тот упал замертво.

 

ЛИС И ТИГР

Однажды лис сказал тигру:

— Давай поспорим, что я тебя в драке одолею, победителем выйду.

— Ха! Где тебе одолеть? Да я одним ударом могу убить и быка, и собаку, и кого хочешь. Даже люди меня боятся, — ответил тигр.

— Ну и что! Приходи сюда завтра и посмотрим, чья возьмет. Поборю я тебя, увидишь.

Тигр сплюнул и пошел прочь. А лис побежал в ту сторону, где спали две пумы. Подкрался к ним и стал бросать в них камнями. Проснулись пумы, и одна другой говорит:

— Ты что, сдурела? Зачем камнями в меня бросаешься? Почему мне спать не даешь?

А другая пума ей в ответ:

— Да это ты притворилась, что спишь, а сама камни в меня швыряешь.

Долго они ругались, а под конец вцепились друг в друга и загрызли насмерть. Наутро приходит тигр к лису, чтобы силами с ним померяться. Вдруг видит — лежат две пумы окровавленные, бездыханные.

— А этих двух кто убил? — спрашивает.

Лис ему и отвечает:

— Вишь какое дело… Они обе меня прикончить хотели. Вот я с ними и разделался. И с тобой покончу, так и знай.

Тигр испугался и задал деру от лиса. Бежит как нахлестанный, а лис за ним. Тут тигр как закричит:

— Не убивай меня! Не убивай. Я с тобой дружить буду!

А лис ему вслед:

— Стой! Стой, хвастун несчастный! Значит, не хочешь со мной драться. Куда ж твоя смелость подевалась!

Тигр бежит сломя голову, а лис не отстает. Смеется и камнями в тигра швыряет.

 

ЛИСА И ГРИФ

Однажды встретились в горах лиса и гриф. День был неприветный, хмурый — ветер колючий и снег валит без перерыву. У голодной лисы одно на уме — как бы сцапать этого грифа и съесть. А гриф тоже крепко проголодался, сам думает, как бы лису поймать.

Завели они разговор и поспорили — кто из них холода не убоится, кто под таким снегом переночует. Посмотрел гриф на лису и говорит:

— Знаешь, лиса, мне снег нипочем. Ну идет и идет. Мы птицы храбрые, отчаянные.

— Может, ты, гриф, и вправду храбрый, да только я, лиса, еще храбрее, меня на испуг не возьмешь.

Встали они на большой камень друг против друга, как уговорились. Снег валит на черные перья грифа и сразу капельками оборачивается. Гриф — раз! — и стряхнет их на камень. Спал гриф то на одной лапе, то на другой. Замерзнет у него лапа, он на другую встанет, а холодную сунет под крыло и греет. Вот так-то! Грифы, они всегда высоко в горах ночуют. Им что снег, что — нет.

А лисе, бедной, куда там спать на камне под таким снегом. Она к норе своей привыкла. Снег ее совсем запорошил, ни хвоста, ни морды не видно. Жмется лиса от холода, вся продрогла. В полночь окликает ее гриф:

— Ну, как тебе спится под снегом, лиса?

— Да очень хорошо, — отвечает бедняга, а у самой голос дроглый, осипший.

Как начало светать, снова окликнул ее гриф:

— Ну, как себя чувствуешь, дорогая, не замерзла ли?

— Да нет. Все хорошо, — еле-еле бормочет лиса, дух у нее захватило.

Когда солнышко выглянуло, опять ее окликнул гриф:

— Ну что, милая, хорошо выспалась?

Только лиса ничего в ответ не сказала. Закоченела и померла. Тут гриф ее и съел.

 

ОТЧЕГО ПЫЛЬ СТОЛБОМ ВСТАЕТ?

У одной лисы народились лисята. Каждый божий день ходила она добывать лисятам корму. Далеко не убегала, разбойничала в деревнях поблизости. Ничего не боялась, таскала со дворов утят, цыплят, кур, козлят. Увидят лисята, что она идет с полными сумками, и уже знают, — лежит там все самое лучшее и вкусное. Не могли нарадоваться лисята, что у них такая заботливая мама.

— Мамочка, — спрашивают, — откуда ты берешь все самое лучшее и вкусное?

— Покупаю, детки, покупаю, — отвечает лиса.

— А на какие деньги?

— Да я все в долг беру, детки мои.

— Когда же ты платить будешь?

— Платить я буду, когда ветер пыль столбом подымет, — промолвила лиса и задумалась.

Лисята что ни день спрашивали у нее про деньги, а она отвечала одно и то же:

— Платить я буду, когда пыль столбом встанет.

Однажды лиса решила выкрасть из стада маленького барашка. А сторожила стадо овчарка, смелая и злая. Приметила она лису и бросилась на нее. Лиса вырвалась и бежать. Собака за ней, лает, что есть силы. На ее лай выскочили из дома другие собаки. Поняла лиса, что ей не удрать.

Поймали лису злые собаки возле норы, вцепились в нее, закружились в драке, и вокруг них пыль столбом поднялась. Искусали лису, шерсть повыдергали и на части разорвали.

А лисята собрались у входа в нору, ждут мать с полными сумками. Увидели — пыль столбом стоит, и обрадовались. Не знали, глупые, какая у них беда.

— Ах, братцы, — говорили меж собой, — наша мамочка за еду деньгами платит. Вон пыль столбом встала. Наконец-то мамочка все долги выплатит!..

 

ДРОВОСЕК, ЛИС, ЛЕВ И ТИГР

Жил-был один старик, совсем бедный, продавал он дрова в деревне по соседству. Какие ни какие, а деньги, чтобы концы с концами свести.

Однажды утром он, как всегда, запряг волов в тележку и поехал в лес за дровами. До леса было далеко, возвращался старик к вечеру, вот и брал с собой немного мяса, чтобы там на костре приготовить асадо. Приехал старик в лес, распряг волов и стал рубить дрова.

Часа в два пополудни развел дровосек огонь, чтобы приготовить асадо. Вдруг прибегает лис и спрашивает:

— Что это ты делаешь, добрый человек?

А тот ему в ответ:

— Да вот, братец Хуан, стою да мясо жарю на углях.

Усмехнулся лис и говорит:

— Хм, что ж огонь такой слабенький? Подкинь дров, а я тебе курицу принесу.

Сказал да исчез, но в скором времени явился с курицей в зубах. Отдал эту курицу старику и говорит:

— Пока ты зажаришь курицу, я вздремну немного, а то ночью путем не спал.

— Ладно, братец Хуан, — отвечает старый дровосек.

Подкинул он дров, развел огонь побольше и стал курицу зажаривать. Вдруг из лесу выходит лев, и к нему. Этот лев спросил у старика все то же самое, что лис спрашивал. А старик ему в ответ говорит:

— Я вот курицу здесь зажариваю. Мы ее с лисом вместе съедим.

— Фу, что ж огонь такой маленький! Подбрось дровишек, а я овцу принесу.

Сказал — и нет его. А вскорости приносит овцу, да какую большую, жирную! Отдал старику и говорит:

— Я тоже посплю, пока будешь жарить асадо. А как все приготовишь, разбуди.

— Хорошо, разбужу, братец Лев, — сказал старый дровосек.

И стал подкидывать в костер поленья. Вдруг видит — перед ним тигр.

— Ты что тут делаешь, добрый старик? — спрашивает тигр.

Дровосек ему отвечает:

— Да вот жарю асадо. Мы втроем будем есть с братцем Львом и братцем Хуаном.

— Разведи костер побольше, — говорит ему тигр, — я сейчас принесу теленка.

Сказал и тотчас исчез в лесу, как до него лис и лев. А в самом скором времени прибегает с теленком в желтых и белых пятнах. Отдал его старику и говорит:

— Я тоже немного посплю. Как будет готово, разбуди меня.

Старик сам не свой от страха. Но пересилил себя, расстарался и быстро приготовил асадо. Посмотрел — звери-то еще спят. А как их будить — не знает, вернее — боится. И стал думать, как бы от них избавиться, что сделать. Схватил свой топор да и ударил тигра обухом по голове, чуть позади уха. Тигр вскочил, закачался и удрал в лес, только его и видели.

Настал черед будить льва. Взял старик лопату, набрал раскаленных углей и как швырнет льву под хвост. Лев подскочил, перепугался и бросился наутек.

Отделался старик от льва и взыграл духом, ведь лиса-то он не боялся.

— Ха!.. Этого я враз подниму!

Сунул в костер железный прут, раскалил до красна и ткнул лису прямо в самый зад. Лис взвыл от боли и тоже удрал в лес.

А старик медлить не стал — мало ли, вдруг снова прибегут тигр со львом? Запряг волов, положил в тележку дрова, а сверху все, что зажарил, и привез домой еды на много дней вперед.

Прошло время, и сошлись случаем тигр со львом и лисом. Поздоровались, как положено, и стали вспоминать про старого дровосека, с которым в лесу повстречались.

Тигр помолчал и говорит:

— Злющий старик нам попался! Он мне кулаком по голове двинул, теперь я дурак дураком. Да и болит до сих пор за ухом.

— А до чего тяжел на руку! — сказал лев. — Как припечатал по заду, вон плешь осталась, горит это место, ну сил никаких.

— Да этот поганый старик еще и курит, — сказал лис. — Он мне в самый зад сунул окурок, ну так обжег, что и сейчас дерет, прямо терпения нет.

Этой сказке конец, а другой покамест нет.

 

НЕБЛАГОДАРНАЯ ЗМЕЯ

Жил-был один человек. Жил он вдовцом, но хозяин был исправный, каких поискать. За скотиной и птицей смотрел — лучше нельзя. Однажды идет он мимо загона, из камня сложенного, и слышит — под огромным камнем кто-то жалостно стонет и плачет. Удивился и говорит:

— Вот оказия! Ну ладно, надо мне к скотине спешить, как пойду вечером обратно, посмотрю. Если услышу такое, сворочу камень. Кто знает? А ну, как это душа моей жены мается?

Целый день человек трудился, а вечером на обратном пути слышит возле загона: под камнем кто-то еще жалостнее стонет и плачет.

Что делать? Час был поздний, уже стемнело, так что пошел человек домой. Рано поутру оседлал он мула и поехал камень сворачивать. Накинул на камень петлю, а конец веревки привязал к подпруге. Потом сел на мула, отъехал в сторону и камень за собой потянул. Только камень опрокинулся, из-под него змея выскакивает. Подняла голову, шипит, вот-вот на него набросится. Человек охнул и говорит:

— Не губи меня, сеньора Змея, я же тебя от смерти спас, из-под камня вытащил. Я тебе добро сделал, а ты, неблагодарная, съесть меня надумала.

— Ну и что? Я тебя все равно съем! — сказала ему змея. — Уж будто не знаешь — за добро добром не платят.

— Быть такого не может. За добро добром платят, — отвечает ей человек. — Послушай, сеньора Змея, давай пойдем, спросим кого-нибудь. Пусть нас рассудит. Если твоя правда, тогда съешь меня, если нет — отпусти с миром.

Так и сделали. Вышли на дорогу, смотрят — в стороне бык лежит, тощий, драный, чем только жив. Человек поглядел на него и говорит змее:

— Давай спросим быка, пусть нас рассудит.

Согласилась змея, и подошли они к быку.

— Послушай, бык, сделай милость, — говорит человек, — рассуди наш спор, скажи, у кого правда. Вот эту сеньору Змею камнем придавило, а я со своим мулом оттащил камень, спас ее от смерти. И она — ты подумай! — съесть меня решила. Разве это справедливо? Говорит мне, что за добро злом платят.

— Знаешь, — отвечает ему бык, — по мне, так змея права. Возьми, к примеру, меня. Раньше я был здоровый, могучий, махал хозяину землю. Он со мной и сеял, и урожай собирал, да что ни что делал. Первый друг ему был. А как я состарился — никому не нужен. Бросил меня хозяин, и как хочешь. Вот и гляди сам — я ему сколько добра сделал, а он мне худом отплатил.

— Видишь, — засмеялась змея, — раз моя правда, я тебя и съем.

— Подожди, сеньора Змея, — говорит человек. — Давай еще у кого спросим, пусть нас рассудит.

Пошли они дальше. Видят конь стоит, худущий, кожа да кости, весь в рубцах, еле-еле душа в теле. Позвали они этого коня, и человек говорит:

— Послушай, сеньор Конь, сделай милость, рассуди нас. Я вот сеньору Змею вытащил из-под здоровенного камня, от смерти спас, а она, неблагодарная, съесть меня хочет, говорит, что за добро добром не платят. Видимое ли дело?

— Знаешь, — говорит ему конь, — был я красавец, сильный, статный, меня и в плуг впрягали, и в повозку. Если б не я, хозяину не разбогатеть. Ну а теперь, как состарился, бросили здесь помирать. Хозяин обо мне и думать забыл. Значит, так и есть: за добро злом платят.

— Слышишь? — сказала змея бедному человеку. — Раз так, значит, мне тебя надо съесть. И верно я говорю — за добро злом платят.

— Нет, погоди, сеньора Змея, — ответил он. — Давай в последний раз кого-нибудь спросим. Если будет по-твоему, ты меня и съешь.

Согласилась змея, и пошли они дальше. Навстречу им лиса бежит. Они ей и говорят:

— Здравствуй, лиса, позволь тебя спросить.

— Не позволю, — отвечает лиса. — А ну как вы меня убить сговорились?

— Да ты что? — говорит человек. — Выслушай нас, не бойся. Вот эту сеньору Змею камнем придавило, я этот камень в сторону оттащил, ее от смерти спас, а она, неблагодарная, съесть меня хочет. Разве это по совести? Я ей добро сделал, а она мне худом платит.

— Ну и что? — отозвалась змея. — Все давно знают: кому добро сделал, от того и худа ждать.

— Не знаю пока, что вам и сказать, — говорит лиса. — Давайте посмотрим, в каком месте лежала сеньора Змея. Вот когда увижу, тогда и ответ дам.

Пришли все трое туда, где под камнем змея лежала. Побегала лиса вокруг и говорит:

— Ну-ка, змея, лезь под этот камень и замри. А ты, добрый человек, накинь петлю на камень, как в прошлый раз.

Сказано-сделано. Когда змея под камень залезла, лиса подала знак человеку. Он сразу догадался, потянул за веревку, и камень прямо на змею опрокинулся. Как ни стонала, как ни плакала змея, никто ей не помог.

Прошла минута-другая, и змея подохла. А лиса посмотрела на камень и говорит человеку:

— Ну вот, добрый человек, я тебя от змеи спасла, считай, жизнь тебе подарила.

— Что правда, то правда! — ответил человек. — И вот, слушай, сеньора Лиса, приходи теперь ко мне домой. У меня дома всего полно, в одном птичнике чего только нет — куры, индюки, утки, гуси… Бери, что хочешь, и ешь вволю. — Сказал и пошел домой со спокойной душой.

Той же ночью к нему явилась лиса и славно попировала. На другую ночь снова пришла в птичник, да не одна, с подружкой. Ели кур — за ушами трещало, и с собой еще прихватили. Повадились обе каждую ночь наведываться к доброму человеку.

Раз приходит в птичник человек и видит — в углу петух и курочка мохнатая жмутся, чудом от лисьих зубов уцелели. Рассердился он на бессовестную лису и решил ее наказать. Укараулил, когда лиса прибежала, и навстречу ей вышел.

— Здравствуй, лиса-краса, как поживаешь?

— Хорошо, — отвечает лиса. — А ты как, добрый человек?

— Тоже хорошо, — отвечает он. — Чего раньше-то не приходила?

— Как не приходила? Разве не знаешь? Я каждую ночь сюда хожу. Вот и сегодня за петухом и курочкой явилась.

— Что ж, проходи в дом, — говорит ей человек.

Вошла лиса, села. А он — за дверь. Отвязал трех собак и натравил на нее. Собаки набросились на лису, кусают острыми зубами, только шерсть летит. Тут лиса и закричала:

— Змея-то правду говорила: кому добро сделал, от того и худа ждать. Я этого человека от змеи спасла, от смерти отвела, а он на меня собак напустил.

А собакам что? Взяли и разодрали лису на клочки.

 

СТАРЫЙ КОНЬ И ЛИСА

Это сказка про коня, которого хозяин прогнал, потому что конь состарился и проку от него не стало.

Конь этот всю жизнь работал, считай, лет тридцать. Кони-то подолгу живут, бывает и больше тридцати протянут. Ну и вот, когда силы отказали коню, хозяин его вышвырнул, не велел возвращаться. «Ты, говорит, много ешь, на тебя, говорит, корму не напасешься, только траву зря переводишь. Пошел прочь, говорит, раз ни на что не годишься. Вот если станешь сильнее льва, тогда и возьму обратно».

Загоревал конь и пошел от дома куда глаза глядят. Крепко голодовал, рад был каждой травинке, каждому зернышку. Идет, ногами переступает, а тоска не отпускает. Еще бы! И вот однажды бредет он по дороге, а навстречу ему лиса. Увидела коня, тощего, печального, и дивится:

— Что с тобой, друг-приятель?

Конь вздохнул горестно и рассказал ей про свою беду:

— Мой хозяин выгнал меня, потому что я состарился и не стало во мне прежней силы, ни на что не гожусь. Сказал, если стану сильнее льва, он меня обратно возьмет.

Тут лиса, ушлая да сметливая, призадумалась, как ему помочь, как из беды выручить.

— Ладно, — говорит, — если послушаешься моего совета, сделаю тебя сильнее льва.

— А как?

— Да вот так. Ложись на землю и мертвым прикинься. А я пойду в лес к знакомому льву. Как он узнает про тебя, так и примчится сюда. Давно конинки не ел.

Послушался конь, лег на землю, а лиса побежала за львом. Отыскала его и говорит:

— Послушай, приятель, там, за лесом, посреди дороги мертвый конь лежит. Чего бы тебе его не съесть. Небось, голодный ходишь.

Лев и вправду был голодный. Как услышал, так и побежал, дух от радости захватило. Еще бы! А лиса за ним, ни на шаг не отстает. Добежали оба до места, где конь лежал, мертвым притворялся. Лев подобрался, вот-вот на коня кинется, но лиса-умница его остановила:

— Постой, постой! Забрал бы ты лучше коня в свое логово.

— Лучше оно лучше. Да как его дотащить?

— Да проще простого. Вон положи свой хвост рядом с хвостом коня. Я их свяжу покрепче, а ты волоком его и потащишь.

Сказано-сделано. Как только лев улегся рядом с конем, лиса — раз-два, и готово! — связала их за хвосты, да крепким узлом. А потом ударила коня по ребрам и на ухо ему шепотом:

— Ну, гони стрелой, не останавливайся, пока до хозяйского дома не добежишь!

Конь вскочил на ноги и вихрем рванул по каменистой дороге. А льву никак не подняться, бьется о землю, да так, что ни одной целой косточки не осталось. Вот и притащил конь такую добычу во двор к своему хозяину.

— А ну, погляди, я-то сильнее льва! — крикнул.

А лев — еще бы! — все печенки отбил о камни, еле дышит. Посмотрел на них хозяин и говорит:

— Вижу я, ты и вправду сильнее льва. Оставайся у меня до конца твоих дней.

 

ЧЕЛОВЕК, ТИГР И ЛИСА

Жил себе человек в маленьком домишке, совсем один, еле концы с концами сводил. Была у него упряжка волов, а больше ничего.

Как-то раз пахал он свой огород после сильного дождя. Вдруг видит — прямо на него несется тигр, которого охотники преследовали. Перевел дух этот тигр и говорит:

— Добрый день, приятель.

— Добрый день, сеньор, — отвечает ему человек, а сам весь дрожит от страха.

— Когда думаешь волов распрягать? — спрашивает тигр.

— Часов в двенадцать, сеньор.

— Ну ладно, как кончишь пахать, одного вола отдашь мне.

— Смилуйся, тигр, у меня только и есть, что эта пара волов. Как же я могу их отдать?

— Знать ничего не желаю! — отвечает ему тигр. — Давай одного немедля, а то съем двоих и тебя впридачу. — А потом взял и передумал: — Ну ладно, так и быть, подожду, когда распряжешь.

И пошел спать под большое дерево за огородом. Дело было летом, солнце пекло вовсю, вот он и растянулся в густой тени.

Бедняк волов погоняет, а самому от горя невмоготу.

Тут откуда ни возьмись прибегает лиса, голодная до смерти. На уме у нее только одно — где бы еды раздобыть. Стала просить у человека хоть какую косточку, хоть что-нибудь. А человек глянул на нее, опустил голову да и сказал, что у него горе большое.

— Что ж такое? — спрашивает лиса.

— Прибежал сюда тигр и хочет съесть и меня, и моих волов.

— Ой, да этот тигр сам еле удрал от охотников. Не горюй, я тебя спасу.

— Брось, где уж тебе спасти?

Лиса огляделась по сторонам, видит — деревья тесно стоят, а с трех сторон — скалы. Не так-то легко охотникам тигра подстрелить.

— Слушай, — говорит лиса, — я сейчас отойду подальше и стану кричать, тебя спрашивать, а ты мне отвечай. Сделаем так, будто это охотники пришли, которые тигра ищут.

Тигр за ночь набегался и так устал, что спал теперь без просыпу.

Лиса взобралась на пригорок и ну кричать во все горло. Кричала, кричала, бегая вокруг поля, пока тигр не проснулся.

— Братец, кто это там кричит? — спрашивает тигр.

— Да никак охотники окружили поле и спрашивают, не кидал ли я тигра.

— А ты скажи им, братец, что не видел никого. Я за это ни тебя, ни твоих волов есть не стану. Мы с тобой друзьями будем навек, слово даю.

— Нет, не видел я тигра, — крикнул что есть силы человек.

— А что это там полосатое возле дерева? — спрашивает лиса.

— Скажи, братец, — просит тигр, — что это инжир, а ягоды — где спелые, где нет.

— Да это инжир, где светлый, где темный, — крикнул человек.

— Тогда положи-ка поскорее эти ягоды в мешок. А то охотники придут и все съедят, — советует лиса.

— Да есть ли у тебя мешок, братец? — спрашивает тигр.

— Вон он, — отвечает тигру человек.

И правда, случаем лежал на земле мешок, да старинный, из кожи, от дождя совсем размяк.

— Тогда засунь меня в этот мешок. Не бойся, не трону я ни тебя, ни волов.

— Так и быть, сделаю по-твоему, засуну тебя в мешок, — громко сказал человек.

— Завяжи мешок покрепче, чтобы ягоды не высыпались, — велит лиса.

— Завязывай, братец, — просит тигр.

Человек завязал мешок толстой веревкой крепко-накрепко.

Подбегает лиса и говорит:

— А теперь ударь обухом по мешку, а то что-то в нем торчком стоит.

Человек замахнулся да как ударит!

Тигр зарычал, завыл, задергался в мешке, а вылезти не может. Ударил человек по мешку второй раз и убил тигра.

Вот так лиса спасла человека. А он накормил лису досыта, и они распрощались друзьями.

 

ТИГР И ЧЕЛОВЕК

Жил однажды тигр, не старый, но уже в годах. И было у него трое малых сыновей. Как-то призвал он их к себе и говорит:

— Послушайте, сыны, моего совета. Говорят, что тигр — царь зверей. И так оно и есть. Но с человеком нам не сладить. Если нападете на человека, вам беды не миновать.

Прошло время, помер старый тигр, а сыновья стали взрослыми. Однажды собрались они вместе и говорят:

— Что нам отец говорил, то глупости. Нас, тигров, никому не одолеть. Человек против нас — тьфу, мы его сильнее.

Поговорили, головами покачали и отправили в путь самого сильного из братьев. Шел он долго, и вдруг встречает старого коня.

— Уж не ты ли — человек? — спрашивает. — Я вот человека ищу, победить его хочу.

А конь ему в ответ:

— Да опомнись, какой я человек? Человек умом кого хочешь одолеет. Уж я это на своей шкуре узнал. Я вот прежде был лихим и вольным конем, а человек меня оседлал, поставил клеймо, приручил и работать заставил с утра до ночи. Теперь, вишь, стою — старый да хворый.

Тигр спесивый ничего слышать не захотел, думает — все равно он всех сильнее.

— Мне ли не победить человека! — сказал.

И пошел дальше. Идет, смотрит — стоит тощий бык. Остановился тигр и спрашивает:

— Может, ты — человек? Я человека ищу, победить его хочу.

Бык ему в ответ:

— Да какой я человек? С чего ты взял? Только зря ты человека ищешь, тебе его не победить. Вот возьми меня: жил я прежде на воле, случалось и тигра забивал, а пришел человек, накинул на меня лассо, поставил клеймо, выхолостил, приручил и заставил работать без продыху. А как я состарился, так и не нужен стал.

Послушал его тигр и сказал, что все равно победит человека. Пошел тигр дальше — видит лес, свернул с дороги и забрался в самую чащу. А там — надо же! — человек. Топором машет, клин в бревно загоняет.

— Уж не ты ли человек? — спрашивает тигр.

— Да, — кивнул человек головой.

— Долго я искал, — говорит тигр. — Хочу тебе бой объявить и тебя победить.

А человек ему в ответ:

— Ну давай, попробуй. Я вот слышал, у тебя в лапах силы много. Помог бы мне сначала с бревном управиться.

Тигр рад, сразу согласился — сейчас он покажет, сколько в нем силы. Сунул обе лапы в расщелину, а человек как выбьет клин — обе лапы ему и прищемил. Не до драки стало тигру, ему бы лапы вырвать, сердце от боли закатилось.

Вот тут человек покуражился над ним, отодрал как следует, живого места не оставил. Тигр орет благим матом, хочет лапы вырвать — да никак. Лапы все распухли, где уж на человека бросаться? Тут человек снова вбил клин, и тигру лапы высвободил.

И помчался тигр прочь без оглядки, а человек спокойно занялся своим делом.

Кое-как доплелся тигр до дому, от боли в жар кинуло. Взглянул на братьев и говорит им, чтобы никогда с человеком не связывались. Человек для начала вон как его покалечил, а если бы встретились еще — жизни лишил. Слушали его оба брата, а один не поверил. Сказал, что запросто убьет человека.

Отправился он в путь, и шел по следу своего брата, повстречал и быка, и коня, но не послушался их совета и сказал, что докажет свое.

Пришел тигр на то место в лесу, где человек бревна разделывал, и сказал, что будет с ним драться насмерть.

А человек ему на это:

— Ну что ж, давай. Только пойдем ко мне домой. Я у себя дома тоже царь. Там и увидим, кто верх возьмет.

Тигр согласился. Пришли они в дом, а человек ему и говорит:

— Ну, ругай меня худыми словами.

Не успел тигр пасть раскрыть, человек снял ружье и — раз, два — выстрелил тигру прямо в глаза. Ослеп тигр, где теперь драться с человеком! Выскочил из дому и давай деру.

Прибежал тигр домой к своим братьям, рассказывает, что с ним приключилось.

— Никогда, — говорит, — не победить нам человека. Я и слова дурного не сказал, а он, гляньте, что со мной сотворил. И верно отец говорил: «Кто на человека нападет, тому беды не миновать».

 

ПЯТЕРО ДРУЗЕЙ

Жили-были пять бедняков. Заботились друг о друге, как братья родные. У одного был осел, у второго — собака, у третьего — кот, у четвертого — баран, у пятого — петух. Как-то раз вечером сели бедняки рядком и ну ахать-охать, что съели все подчистую, что нужду терпят страшную, а просить помощи не у кого и негде. Думали-гадали, как быть, где назавтра еды раздобыть. Вдруг один из них говорит:

— Вот что! Я убью своего осла.

Тут остальные на разные голоса:

— Я убью свою собаку!

— Я убью своего кота!

— Я убью своего барана!

— Я убью своего петуха!

А кто не знает, что у собаки и у кота ушки на макушке, что они всегда у огня сидят, слушают, о чем люди говорят. Вот и тут, как услышали такое от хозяев, сразу побежали к своим друзьям и все рассказали.

Задумались звери, приуныли, а один и говорит:

— Нам бы поскорее удрать отсюда!

— Верно! — согласились все.

— А как?

— Кот с петухом на осле поедут, а мы следом пойдем.

— А что есть будем? Нам и взять с собой нечего…

— Не беда! Что кот с собакой добудут, тем и с петухом поделятся. А барану с ослом никаких забот. На лугах травы — ешь не хочу.

Наутро все пятеро отправились в путь. Шли, шли и видят — две дороги. Одна — старая, другая — новая. Остановились звери, не знают — то ли по старой идти, то ли на новую сворачивать. Осел посмотрел туда-сюда и говорит:

— Где сомнинка есть, там и в лужу сесть. Новое схватишь — дорого заплатишь… Это я от людей не раз слышал.

Послушались звери его совета и пошли старой дорогой. Где им было знать, что на этой дороге тигры разбойничают, всех без разбору убивают. Идут все пятеро безо всякой боязни и вдруг видят — стоит пустой дом, возле дома в огороде одна овца и одна коза.

— Вот тут и будем жить! — кричит один.

— Ой, что ты! Погляди, здесь кругом следы тигриные! — говорит другой. — Нас сегодня же ночью прикончат.

— Брось, ничего с нами не будет. Зря страх наводишь! — сказал третий. — Остаемся.

И остались. Прошла ночь, солнышко выглянуло, и на дороге показались тигры. Торопятся к дому, рычат, хвостами крутят. Петух и говорит:

— Ну чего забоялись? Ты, баран, вставай прямо возле двери, не бойся, приманивай тигра, пусть идет на тебя. А ты, осел, и ты, собака, встаньте по обе стороны двери. Как тигр войдет, хватайте его за уши и за шею и не отпускайте.

Подлетел тигр к дверям, огромный, грозный. Да не тут-то было! Осел — хвать! — и вцепился ему в загривок, а собака что есть силы за ухо схватила. Тигр разинул пасть и орет. Тут кот подпрыгнул и в самый язык острыми когтями, а потом как цапнет по глазам — раз, раз! Тогда баран осмелел, и с налету ударил тигра рогами прямо в морду. Тигр еще сильнее взвыл от боли. А петух взлетел на забор, хлопает крыльями и кричит:

— А ну, ведите тигра ко мне! А ну, ведите тигра ко мне!

Здорово досталось тигру, еле ноги унес, бедняга. Бежал как ошпаренный. Повстречали его другие тигры и спрашивают, что стряслось. А он им:

— Поворачивайте назад, да поскорее! Там люди злющие, то ли кузнецы, то ли кто. Один меня клещами схватил за шею, другой — за ухо (это он про осла с собакой), третий прямо с размаху в морду саданул (это он про барана), а четвертый чуть язык не вырвал (это он про кота). Да если бы отдали тому, кто орал: «Ведите тигра ко мне!» — не удрать бы от них, забили бы насмерть.

Вот так пятеро друзей поселились в этом доме и стали жить, как родные братья. А тигры туда и носу больше не показывали.

На том и сказке конец.

 

КАК ТИГР ДОБЫЧУ УПУСТИЛ

Жил в одном лесу злющий тигр, всех зверей держал в страхе. Как-то раз рыскал тигр по лесу и набрел на козла. А козел тот заблудился по старости лет. Ходит, бродит один и не может найти дорогу в свой загон, куда стадо ушло. Зарычал тигр, оскалил клыки и спрашивает:

— Ты что делаешь в моих владениях?

У козла сердце захолонуло, стоит ни жив ни мертв.

— Сделай милость, не гневайся, тигр, — бормочет. — Стар я стал, вот и заблудился, не знаю, как отсюда выбраться.

Видит тигр — козел весь дрожит, дохнуть не смеет, и ну кричать:

— Я тебя съем прямо сейчас! Я тебя съем!

Изогнулся, сейчас на козла прыгнет. А козел вдруг осмелел и стал тигра о пощаде молить:

— Смилуйся, дядюшка Тигр, не ешь меня! Послушай, что скажу. Я вон старый, у меня мясо твердое, невкусное. А там, глянь, какое дерево стоит, все в винных ягодах, спелых да сладких. Я их тебе соберу, почищу, а ты ешь на здоровье.

— Ну ладно, — согласился тигр, — так и быть, не стану тебя есть, но только с уговором — если все ягоды почистишь и ни одной не помнешь.

Бедный козел начал ягоды чистить, да не ладится у него дело — старый совсем, и в глазах от страха темно. Все ягоды до единой перепортил. А тигру неймется — голод донимает. Увидел такое и закипел:

— Ну, теперь я тебя съем, — и подбежал к козлу, вот-вот схватит его зубами.

Козел видит — конец ему пришел и давай тигра молить:

— Смилуйся, дядюшка Тигр, погоди меня есть. Дозволь сначала молитвы прочесть. Я громко буду молиться, чтобы Бог услышал и помереть мне помог.

Посмотрел на него тигр, заворчал и говорит:

— Ладно, молись, но, смотри, недолго, а то я совсем голодный. Пока будешь молиться, зубы наточу, чтобы тебя, старого, разжевать получше.

Козел давай блеять жалостно на весь лес, пусть тигр верит, что он молится усердно. А главное: вдруг хозяева услышат или кто из прохожих, — может, от смерти спасут. Вот он и орал, горло надрывал. Прошло какое-то время, и говорит тигр:

— Хватит, кончай молиться, наточил я зубы и теперь тебя съем.

— Сделай милость, дядюшка Тигр, дозволь последнюю молитву прочесть. — И стал блеять еще громче, еще жалостнее.

И вот как раз в это время проходил поблизости броненосец. Слышит — кто-то орет тоскливо, сердце переворачивает. Ну и решил узнать, в чем дело. Этот броненосец домой возвращался из гостей. Был на пиру у кума Лиса. Славно они полакомились да и впридачу броненосец гостинцев получил. Шел домой сытый, довольный и гостинцы нес на плече — кишки с кровью, остатки мяса и кусочки жира. Вышел из кустов, слышит — тигр грозится козла съесть, и закричал во весь голос:

— Эй ты! Не стыдно старого козла пугать?

Тигр аж зашелся от ярости:

— Да как ты смеешь, — кричит, — меня стыдить! Я и тебя съем заодно!

А броненосец усмехается:

— Ха! Видали мы таких! Попробуй только тронь, я из тебя сразу мозги вышибу. Я тигров поубивал — не сосчитать. И с тобой справлюсь в два счета.

Тигр так и ахнул. Такой маленький и такой дерзкий! «Ну погоди, подумал, ты от меня живым не уйдешь». И не заметил со злости, как козел в сторону отскочил и бросился наутек. Выбежал из лесу и Бога благодарит, что от смерти спас.

А тигр с досады кинулся на броненосца. Но этот зверек не зря умным слывет, взял да и швырнул ему на голову кишки с кровью, а в морду — кусочки жира. Тигр тронул лапой голову — она вся в крови, тронул морду — к ней куски жира прилипли. Перепугался тигр, упал на землю и глаза зажмурил. Решил, что мозги выскочили из головы, что весь кровью исходит.

— Он мне мозги вышиб! — орет дурным голосом. — Он мне мозги вышиб. Я умираю, умираю…

Долго лежал тигр на земле и смерти ждал, не сразу взял в ум, что броненосец над ним насмеялся. А когда сообразил, вскочил на ноги и кинулся догонять козла с броненосцем. Думал — не уйдут они от расправы, а их и след простыл. Так и остался тигр без добычи. Здорово над ним посмеялись! И давно пора, чтобы не повадно ему было губить малых да слабых.

 

ТИГР И ЗАЯЦ

Жил в одном ущелье злющий тигр. Этот тигр убивал всех зверей без разбору. Убивал просто так, по злобе, а ел только тех, кто ему по вкусу придется.

Однажды лис сказал зверям, что пора с тигром договориться. Лучше бы каждый день посылать ему по зверюшке. Пусть ест — куда деваться! — может, не будет тогда убивать всех подряд. Тигр послушал лиса и согласился. И начали посылать ему каждый день на обед по зверьку. Тогда не стал он убивать кого ни попадя. Бедные звери каждый день бросали жребий. На кого падет, тот и шел к тигру на съедение. Однажды выпало идти зайцу. Пошел заяц, и на пути встретился ему колодец. Заглянул он в колодец и видит — в воде заяц отражается, как живой. Тут и смекнул зверек, как ему быть, как от тигра избавиться. Приходит он, значит, к тигру.

— Ты чего это так поздно явился? — спрашивает тигр.

— Да вот ягуара встретил. (А ягуар, все знают, он на тигра похож, только поменьше будет, так ведь?) Встал ягуар на дороге, рычит, сам хотел меня съесть. Я ему говорю, что ты меня должен съесть, а он еще сильнее рычит, тебя ругмя ругает. Обещает с тобой сквитаться. Вот какие дела!

— Это ягуар меня ругает?

— Ну да.

— Поди-ка спроси у этого дурня, не забыл ли он, кто в нашем ущелье самый сильный зверь.

Пошел заяц обратно, а тигр за ним. Дошли до колодца, и тут заяц закричал:

— Вот он где, вот он где! Да какой злющий, посмотри! — И на колодец показывает.

Подбежал тигр к колодцу, глянул вниз, а там из глубины на него тигр смотрит.

— Берегись, берегись! — кричит заяц.

Глянул снова тигр, разъярился и когти выпустил. А внизу другой тигр, и тоже когти показывает. Тут тигр зарычал да как прыгнет вниз, прямо в воду. А колодец-то глубокий, не вылезти. Тигр плавает туда-сюда, не знает, что делать.

— Как хорошо вы плаваете, ваше величество, — говорит заяц. — Только вода, наверно, очень холодная?

А тигру и ответить нечего. Плавал, плавал от стены к стене, пока не устал. Потом совсем выбился из сил и пошел ко дну, утонул.

Уж как благодарили смышленого зайца все звери и лис, словами не описать. И стали жить в ущелье безо всякого страха.

 

КАК СВЕРЧОК ПОБЕДИЛ ТИГРА

Шел себе сверчок по дороге. Шел не торопясь, думал о своем. Вдруг догнал его тигр и чуть лапой не раздавил. Сверчок охнул и говорит тигру:

— Эй, ты, смотри под ноги. Я хоть и маленький, но у меня силы много. Ни в чем тебе не уступлю.

— Это ты-то! Ха-ха!

— Ах так? Объявляю войну, понял?

— Ты подумай! Когда же?

— Прямо завтра.

— Гляди-ка! Что ж, воевать так воевать.

— А где встретимся?

— Вон там. По другую сторону холма. Ты придешь со своими зверями, я — со своими.

Тигр позвал льва, позвал кота, позвал лиса… Все звери с когтями, сильные.

А сверчок позвал осу, позвал пчелу, шмеля, мух, комаров — всех, кто кусаться да жалить может.

На другой день они встретились.

Увидел тигр войско сверчка и говорит любопытному лису:

— Вот умора! Пойди и погляди, кого притащил наш противник.

Засмеялся лис и пошел к сверчку, чтобы поближе поглядеть, кто да кто с тигром будет воевать.

— Ну что скажешь, сеньор Сверчок?

— Я к бою готов, вот и все.

— А где ж войско?

— Тут, со мною.

И правда, на деревьях, на кустах, на траве полно пчел, ос, каких-никаких букашек.

— Да что ты сможешь с такими вояками? Погляди, кого привел тигр. Они вас в два счета разобьют. Ну-ка, покажи хоть двух своих воинов, а то издали их и не видно.

Сверчок хмыкнул и позвал к лису двух пчел. А они недолго думая вцепились лису в уши и в хвост, да так ужалили, что тот завизжал от боли. И понесся оттуда со всех ног. Добежал до речки, бросился в воду, и пчелы отстали. Чуть живой добрался лис до тигра.

— Ну, чего там увидел? — спрашивает тигр.

— Да ничего, только и есть, что пчелы да комарье, — отвечает лис. — Тут и драться не с кем.

— Ну ладно, пойду сам посмотрю. — И направился тигр к сверчку.

— Здравствуй, сверчок.

— Здравствуй, тигр.

— Ну как? Готовы со мной сразиться? — спрашивает тигр.

— А то как же! Вот твои воины, вот — мои, все у меня в сборе.

— Не срамись! Что моим зверям делать с твоим войском? Я и один справлюсь!

Подошел ближе к дереву, где пчелы кучей сидели, и как ударит лапой по ним, а те давай его кусать в уши, в морду, в хвост, куда-никуда. Лис видит все и кричит издали:

— Скорее в воду, как я сделал! Скорее в воду.

Лис-то уже испробовал, как они больно кусаются. Недаром в воду залез. Послушался тигр и тоже нырнул в воду. Только так и спас свою шкуру.

Навсегда потерял тигр охоту воевать со сверчком. Выходит, победил его сверчок со своими пчелами да осами.

 

ЛЕВ И ОБЕЗЬЯНА

Жил себе один человек и была у него большая оливковая роща. Каждый год давил он на продажу много оливкового масла.

Однажды, в самую горячую пору, этот человек заметил, что кто-то по ночам крадет у него масло. Решил он выследить вора. И вот те на! Оказалось, что это маленькая обезьянка. Только поди поймай ее. Она прыгнет с дерева на дерево, и след простыл. И надумал этот человек подстроить ей такую хитрую ловушку, чтобы она не учуяла никакого подвоха. Сделали по его заказу обезьяну из воска, как живую, а он покрыл ее самым липким клеем.

Поставил человек восковую обезьяну на узкой дорожке, по которой пробиралась к нему бесстыжая воровка. Той же ночью прибежала обезьянка и видит — путь ей заступила другая обезьяна.

— Эй, дорогуша, — говорит, — ты что здесь делаешь? Может, и компанию хочешь втесаться?

Восковая обезьяна, ясное дело, молчит, а у живой досада против нее.

— А ну, не прикидывайся глухой! Отойди, дай дорогу, а то вправлю мозги!

Восковая обезьяна опять молчит, ну а живая так и вскипела. Со всего маху кулаком по голове стукнула.

— Получай, дура! — А рука ее сразу приклеилась.

— Отпусти! — кричит, да как ударит второй рукой. И вторая приклеилась.

— Отпусти сейчас же! — закричала воровка и ударила восковую обезьяну двумя ногами. И напрочь к ней приклеилась.

Наутро приходит хозяин и видит — попалась обезьянка в его ловушку.

— Поделом тебе, подлая воровка. Вот сейчас я тебя кипятком ошпарю и клеймо припечатаю!

Схватил обезьянку и привязал к дереву. А потом развел огонь, поставил кипятить воду и стал нагревать над огнем железное клеймо.

В это время случаем проходил мимо лев. Увидел он привязанную к дереву обезьянку, подошел поближе и спросил, что с ней случилось. А хитрая обезьяна ему и говорит:

— Вот привязали меня, потому что хозяин заставляет телятину есть, а я не хочу.

— Да ты в своем уме? Я бы с радостью телятинки поел.

— Ладно. Тогда ты меня развяжи, а я тебя привяжу. Только смотри, чтобы хозяин ничего не заметил. Он не велел никого пускать на мое место.

Лев быстро отвязал обезьяну от дерева, а обезьяна еще быстрее привязала его к стволу и убежала.

Пришел человек да так и ахнул — обезьяна обернулась львом. Постоял минуту-другую, а потом говорит:

— Хоть ты львом обернулась, я все равно тебя кипятком ошпарю и клеймо поставлю, чтобы не лазила больше ко мне за маслом.

Припечатал он льву клеймо и кипятком ошпарил. Лев заревел дурным голосом да как дернется, веревка и оборвалась. Тут лев, конечно, бросился бежать куда глаза глядят. Бежит и орет, не переставая. А как ему не орать, когда и клеймо выжгли и кипятком ошпарили?

Понял бедняга, какую злую шутку сыграла с ним обезьянка. Как только стало ему полегче, решил отомстить хитрюге.

Бродил-бродил лев по лесу и, наконец, увидел — стоит высокое дерево, на нем абрикосов видимо-невидимо, а на ветке примостилась обезьянка и ест эти абрикосы один за другим. Обезьяна-то раньше его заметила, набила полные карманы камней и забралась повыше. Подошел к дереву лев и говорит:

— А ну-ка слезай, обезьяна! Я тебя сейчас съем.

— Спорить нечего, — говорит ему обезьянка, — ты меня в два счета прикончишь. Но сначала попробуй, какие вкусные абрикосы. Открой рот, я тебе брошу один.

Лев раскрыл пасть, и обезьянка кинула самый спелый и вкусный абрикос.

— Теперь другой брошу. Открывай рот.

Такие были вкусные абрикосы, так они понравились льву, совсем забыл, что собрался обезьянку убить. Тут хитрюга ему и говорит:

— А теперь открой рот пошире. Я тебе сразу три абрикоса брошу. Очень они спелые.

Лев разинул пасть, а обезьянка — раз! — и все камни бросила, забила льву горло и зубы ему перебила. Не мог лев ни проглотить эти камни, ни выплюнуть. Вот-вот задохнется.

Бегал-бегал бедный лев, да и подох с голоду. А хитрой обезьянке больше бояться некого. Она где хотела, там и шкодила, и не было с ней никакого сладу.

 

БРОНЕНОСЕЦ И МУЛИТА

[2]

Однажды пришли к берегу реки броненосец и мулита. И увидели на другом берегу поле, где дружно поднялся маис. Принюхались и услышали такой вкусный запах спелых початков, что у них слюнки потекли. Вот и стали думать, как им на другой берег попасть. Прошло немного времени, и мулита говорит броненосцу:

— Я плавать не умею, значит, сяду тебе на спину. А ты плаваешь хорошо, и мы быстро речку переплывем. Поедим всласть зернышек маиса и назад вернемся, чтобы нас никто не заметил. А то неровен час увидит хозяин, нам несдобровать!

— Ну что ж, это дело! — ответил броненосец.

Мулита ловко взобралась ему на спину, и он с ней быстро переплыл реку. На другом берегу они оба так набросились на початки, будто век не ели. А когда досыта наелись, мулита вдруг начала песни петь. Броненосец так и ахнул:

— Ты что, спятила? Нас услышат и забьют до смерти. Сейчас же умолкни!

— Да ну тебя! Я как наемся, мне ничего не надо, лишь бы песни распевать. Не зря говорят: «Брюхо набито, вся печаль забыта».

И снова запела во весь голос. Броненосец уговаривает ее, велит образумиться:

— Перестань, замолчи, вдруг прибежит хозяин поля, отдубасит нас, а то и пришибет насмерть.

Мулита и слушать не хочет, знай себе распевает, а сама высматривает на всякий случай, куда бы получше спрятаться, если и правда хозяева прибегут.

Ну и, само собой, на ее песни прибежал хозяин с палкой в руках и с собаками. Мулита — шасть! — и спряталась в норе, которую наперед углядела. А броненосец, бедный, бегает туда-сюда меж собаками и хозяином, не знает куда деваться, как свою шкуру спасти. Схватил хозяин палку и ну лупить его, чуть голову не проломил. Броненосец растянулся на земле, лежит не шелохнется. Хозяин поля глянул на него, решил, что сдох зверек, и выбросил его в придорожную канаву. Зачем дохлому валяться на его поле? Вот так вздорная мулита довела до беды доверчивого броненосца.

Прошло какое-то время. Броненосец ожил, лапками еле-еле шевелит. Но хитрая мулита не зря то и дело поглядывала на броненосца. Как увидела, что он живой, сразу к нему.

— Что с тобой, дружок? — спрашивает.

— Разве не видишь? Вон по твоей милости чуть дух из меня не вышибли! — отвечает броненосец.

— Да брось! Разве я сделала что плохого? Я всегда пою, когда досыта наемся.

Поговорили-поспорили, а возвращаться все равно надо. Мулита снова взобралась на спину броненосцу. Избитый броненосец медленно плывет, боль в спине донимает. Да и зло затаил на мулиту, не может ей простить, что она его чуть не загубила, сама заманила початки воровать, а потом такое подстроила.

Доплыли они до середины, где самая глубь. И тут броненосец стал кувыркаться в воде. Мулита до смерти напугалась.

— Эй, эй! — кричит. — Ты что делаешь, свихнулся, что ли?

— А я люблю нырять-кувыркаться, когда поем всласть.

Нырнул, где еще глубже, и мулита утонула. Вот так и отомстил ей броненосец за коварство.

 

ЛЯГУШКА И БРОНЕНОСЕЦ

Поспорили однажды лягушка с броненосцем, кто из них быстрее телегу перевернет, да не порожнюю, а с грузом. В ту пору на телегах возили и сыры, и дичинку, и солонинку, да мало ли чего. Опрокинется такая телега, хозяева второпях все подберут, а на земле, хочешь не хочешь, останутся всякие кусочки, — вот и ешь вволю.

Когда пришел черед броненосцу, он залез в рытвину посреди дороги, убрал голову в панцирь и выгнул спинку горбом — ну ни дать ни взять камень. Проехала по нему колесом телега, и завалилась. Попадала с нее в разные стороны всякая всячина. Возчики быстро подняли телегу, подобрали с земли, что могли, поправили упряжь у волов и снова двинулись в путь. А на дороге полным-полно всякой вкуснятины осталось. Лягушка с броненосцем поели в свое удовольствие, все подмели и пошли спать.

Проходит день, два, смотрят приятели — по дороге тянется длинный обоз.

— Теперь твой черед, — говорит броненосец.

— Вот и хорошо! — отвечает лягушка.

Собралась с духом, не стала медлить и — прыг в рытвину, по которой вот-вот проедет телега, груженная верхом. Раздула жабры, выгнула спинку — ну сейчас телегу опрокинет. А как увидела над собой колесо, испугалась и голову высунула.

— Ой, что я наделала! — только и успела крикнуть бедная лягушка.

Проехалось по ней колесо, раздавило насмерть, а телега, подумаешь дело, даже и не качнулась.

 

ЛЯГУШКА И СТРАУС

Встретились однажды на дороге лягушка со страусом. Страус ни во что лягушку не ставил, в ее сторону не глядел, даже не здоровался с ней, а не то, чтобы завести разговор. И на этот раз — голову кверху, чуть не наступил на нее. Лягушка как закричит:

— Эй ты, страус, чего идешь не смотришь. Где тебя воспитывали?!

— Прости, милая, не заметил — грешен, — сказал страус, а про себя очень удивился. — Ты такая крохотулька, мне в три погибели согнуться надо, чтоб тебя увидеть. А я вон какой высокий и смотрю всегда вверх, а не вниз.

— Да, я и вправду маленькая, — отвечает лягушка. — А все равно вперед тебя увижу первый луч солнца.

— Такого быть не может, милая.

— Давай поспорим.

— Давай. Прямо завтра пойдем и проверим, кто из нас на рассвете первым увидит луч солнца.

— Ладно, будь по-твоему, — говорит лягушка. — И каждый где захочет, там и встанет.

Уговорились они, на что спорят, и распрощались. На другой день еще затемно, при звездах снова повстречались. Страус сказал, что он хочет стоять на пригорке.

— Я согласна, — говорит лягушка. — Раз хочешь встать повыше — вставай.

Страус поднялся на пригорок и уставился на восток, откуда солнце выглядывает.

А лягушка стоит в низочке и смотрит на запад, на вершины гор.

Так они и стояли, пока не посветлело. Страус молчит, а лягушка вдруг подпрыгнула и давай кричать:

— Посмотри-ка — солнце, вот оно! Я первая увидела, я первая. Ты проиграл!

Посмотрел страус на восток — чуть светлеть начинает, посмотрел на запад — вершины гор солнцем облиты. Вот так лягушка победила страуса, выиграла спор.

 

КАК СОВА СБИЛА С ТОЛКУ ПТИЧЬЕГО КОРОЛЯ

В одном птичьем королевстве правил злой король, и по закону мог он съесть любую безвинную птичку. Как только засвистит король тягуче, так все птички прилетают и вьются вокруг него, бедные, а он выберет себе, какую хочет, и съест. Вот какая у него была власть.

Жила в этих местах сова, и у нее подрастали совята. Дошел до нее слух, что где-то поблизости остановился птичий король и над всеми своевольничает. Напугалась сова, не знает, как ей уберечь своих деток от злодея. Решила свести с ним знакомство и подружиться.

Так она и сделала. Завела с ним разговор, набилась к нему в друзья и попросила стать крестным отцом ее деток. Уговорила злого короля.

Ну а потом стала просить:

— Послушай, кум, не съешь моих деток, когда я за кормом летаю, ладно!

— Ладно, кума. Только я твоих совят в глаза не видел, какие они из себя?

— Послушай, кум, как увидишь моих деток, сразу поймешь — они самые красивые из всех.

И вот однажды птичий король крепко проголодался и начал созывать птиц к себе. Сперва прилетели маленькие птички и стали виться вокруг злодея. Боятся, бедные, крылышки так и трепещут. Только король собрался схватить птицу, как вспомнил о просьбе своей кумы. Стал присматриваться-приглядываться — где тут самые красивые? Не знает, что и думать. Решил тогда съесть сперва самых некрасивых, чтобы не промахнуться. Вот тут и увидел птенцов — глаза выпученные, клювик крючком, перья блеклые, взъерошенные. Подумал, подумал король и съел их.

Прилетела сова и видит — птичий король разгуливает, ну и поняла, какая у нее беда приключилась. Заплакала с горя и говорит своему куму:

— Что ты наделал, бессовестный? Я ж молила тебя не есть моих деток! Я ж говорила тебе, что они у меня краше всех.

— Говорила, кума, не отказываюсь. Только я-то съел самых некрасивых, какие были. Вот незадача!

А кто не знает, что для матери ее дети краше всех. Вот сова и сбила с толку своего кума. С тех пор, если какая мать слишком расхваливает своих детей, люди говорят — небось, красивые, как совята у совы.

 

КТО ЛУЧШЕ ВСЕХ ЛЕТАЕТ?

В те времена, когда звери умели разговаривать, был у птиц такой обычай: они собирались раз в год, выбирали того, кто лучше всех летает, и давали ему награду.

И вот однажды в назначенный день собрались все птицы, какие есть, чтобы посмотреть, кто как летает, и выбрать победителя. Даже судью главного назначили — за ним последнее слово.

Вышли вперед самые смелые птицы, которым не терпелось показать свое мастерство и ловкость. Так оно получилось, что голубке выпало лететь первой. Летала она очень красиво, и все ей хлопали горячо. Потом полетела ласточка. Летала она — глаз не отвести. То вверх, то вниз, то в сторону — так и стрижет воздух. Все увидали, какая она искусница, и хлопали ей еще горячее. Много еще разных птиц летало, пока не пришел черед сове. Уж она летала — слов не найти. То в воздухе зависнет, то кругами пойдет и так и эдак. Сове хлопали больше всех, думали — ей достанется награда.

Но тут вышел вперед большой попугай, решился показать, что и он в полете мастер не хуже. И вот ведь что приключилось: какой-то хулиган сунул попугаю под хвост зажженную сигару. Да, надо сказать, что в ту пору птицы курили сигары и много чего еще делали.

Стоит попугай, весь взъерошился, а из толпы кричат:

— Лети, лети, чего медлишь! Чего время тянешь!

Тогда попугай стал выделывать такое, что все рты пораскрывали. Взлетел, крыльями машет, машет, а сигара под хвостом еще сильнее жжет. Не знает, бедняга, как от сигары избавиться, хвостом по земле метет, прыгает — а сигара еще больше разгорается. Замучился попугай — то взлетал, то спускался, то кружил, то кувыркался, ну всех затмил, и, поди ж ты, стал победителем. Ему хлопали, ладони отбили. А потом давай спрашивать, как он научился делать такие прыжки, такие кувырки, так петлять, так кружить, так своим хвостом щеголять.

— Открой секрет, расскажи! И мы научимся! — кричали со всех сторон.

Тогда попугай сказал:

— Уж я сполна натерпелся и настрадался, вот мне награду за это и дали. — Потом глянул по сторонам и сказал тихо-тихо: — Победить-то я победил, только где этот сукин сын, который сунул мне в зад горящую сигару?

 

ПОЧЕМУ СОБАКИ ОБНЮХИВАЮТ ДРУГ ДРУГА

Когда-то в давние времена коты с собаками жили в большой дружбе. Не знали никаких раздоров и обид. И вот однажды пригласили коты своих друзей собак на большой бал. И про этот бал все в округе только и говорили.

Собаки со всего света пожаловали на бал, ни одна не захотела упустить такой случай. Только каждой велели оставить хвост при входе, чтобы танцевать было удобнее и ловчее. Набралась у дверей целая гора собачьих хвостов. Бал удался на славу — музыка гремит, гости веселятся, ни одного танца не пропускают. И, скажи, ни с того ни с сего поднялась в зале страшная суматоха. Все кувырком пошло. Кто-то слух пустил, будто одна собака на улице погналась за котом и покусала его. Разом веселье схлынуло. Что началось — не рассказать! Собаки столпились у дверей и давай хватать хвосты, какие попало. Подхватили, нацепили и бегом оттуда.

Вот они и нюхают с тех пор друг друга, каждая свой хвост ищет, да напрасно. И на котов с того времени зло держат, потому как виной тому бал, который коты устроили.