Еще раз повторим очень важный принцип – вы не сможете увидеть что-либо с со-вершенным зрением, если не видели этого объекта прежде. Когда глаз смотрит не незна-комый объект, он всегда более или менее напрягается, чтобы увидеть его. При этом всегда появляется аномалия рефракции. Когда ребенок смотрит на незнакомые надписи или фи-гуры на доске, удаленные географические карты, схемы или рисунки, ретиноскоп всегда показывает, что они стали миопиками, хотя их зрение при других обстоятельствах может быть абсолютно нормальным. То же самое происходит и с взрослыми при разглядывании ими удаленного незнакомого объекта. Когда же глаз смотрит на знакомый объект, эффект совершенно иной. Удается не только рассмотреть его без напряжения, но в последующем снижается и усилие, прикладываемое при рассматривании незнакомых объектов.

Эти данные обеспечивают нас методом преодоления психического напряжения, ко-торому подвергаются дети при современной системе образования. Невозможно увидеть что-либо идеально в момент, когда мозг находится в напряжении. Если дети смогут рас-слабиться во время смотрения на знакомые объекты, они смогут (иногда на невероятно ко-роткие периоды времени) сохранить это расслабление и при взгляде на незнакомые объек-ты.

Я обнаружил это, когда обследовал глаза нескольких сотен школьников из Гранд Фокса, штат Северная Дакота. Нередко дети, не сумевшие прочитать при первой проверке все буквы на проверочной таблице, сумели сделать это во время второй или третьей про-верки. Иногда после окончания обследования класса дети, которые в первый раз потерпе-ли неудачу, просились на повторную проверку и нередко считывали на ней всю провероч-ную таблицу с нормальным зрением. Эти случаи были столь часты, что не было никакого сомнения в том, что зрение каким-то образом улучшалось чтением проверочной таблицы.

В одном классе я нашел мальчика, проявившего себя как сильно миопического, но прочитавшего после некоторого ободрения все буквы на проверочной таблице. Учитель-ница поинтересовалась моим мнением о зрении мальчика, поскольку она считала его сильно близоруким. Когда я сказал, что зрение его нормально, она удивилась и заявила, что он мог выучить буквы наизусть или они были подсказаны ему другим учеником. Учи-тельница продолжала утверждать, что он не может ни прочитать надписи или цифры на доске, ни увидеть географические карты, схемы и таблицы на стенах, ни узнать людей на другой стороне улицы. Она попросила перепроверить его зрение, что я и сделал весьма тщательно и под ее надзором, устранив все возможные источники ошибок, о которых она говорила. И вновь мальчик прочитал все буквы на таблице. Тогда учительница написала на доске несколько слов и цифр, которые он также хорошо прочитал. Наконец, она попросила назвать время на стенных часах, висевших в 25 футах от него. И с этим ученик успешно справился.

В этом классе было отмечено еще три аналогичных случая. Зрение этих детей, кото-рое было найдено весьма плохим для удаленных объектов, за несколько минут, посвящен-ных проверке их глаз, стало нормальным.

Неудивительно, что после происшедшего учительница попросила повесить постоян-но проверочную таблицу в классной комнате. Детей просили читать мельчайшие буквы, которые они могут увидеть со своих мест, по крайней мере, один раз в день обоими глаза-ми вместе и каждым глазом по отдельности. При этом неиспользуемый глаз прикрывался ладонью руки таким образом, чтобы избежать давления на глазное яблоко. Тех, чье зрение было плохим, поощряли читать проверочную таблицу более часто. Но необходимость в поощрении отпала, как только они обнаружили, что такая практика помогает им увидеть доску и снимает головные боли и другие неприятные ощущения, с которыми им приходи-лось раньше сталкиваться во время зрительной работы.

В другом классе, состоявшем из сорока детей в возрасте от 6 до 8 лет, тридцать уче-ников достигли нормального зрения во время проверки. Остальные позже также добились подобного успеха под руководством учителей, занимаясь упражнениями по развитию зре-ния вдаль с проверочной таблицей. В течение вот уже пятнадцати лет эта учительница за-мечала, что каждый год при открытии осенью школы все дети могли видеть со своих мест надписи на доске, но перед ее закрытием весной все дети без исключения жаловались на то, что не могут увидеть доску с расстояния больше, чем 10 футов. После того, как стала понятна польза, получаемая от ежедневных занятий по развитию зрения вдаль на знако-мых объектах, взятых в качестве точки фиксации, учительница повесила в своем классе проверочную таблицу и попросила детей ежедневно читать ее. Результатом этого явилось то, что за 8 лет никто из детей, находившихся на ее попечении, не приобрел плохого зре-ния.

Учительница этого класса приписывала неизменное ухудшение зрения ее питомцев в течение года тому факту, что ее классная комната находилась в подвальном помещении, что снижало уровень освещенности в классе. Но у учителей, работавших в хорошо осве-щенных классных комнатах, были такие же проблемы. После того, как во всех комнатах, как хорошо освещенных, так и плохо освещенных, повесили проверочные таблицы, и дети начали читать их каждый день, ухудшение зрения прекратилось. Более того, практически у всех оно улучшилось. Зрение, которое было ниже нормального, улучшилось в большинст-ве случаев до нормального уровня, в то время как дети, имевшие нормальное зрение, за которое принимается зрение в 20/20, улучшили его до 20/15-20/10. При этом удалось не только избавиться от миопии, но и улучшить зрение для близких объектов.

По просьбе управляющего школами Гранд Фокса эта система тогда была внедрена во всех школах города и применялась непрерывно в течение 8 лет. За это время, как я подсчи-тал, она позволила снизить уровень миопии среди детей с 6% до 1% и даже меньше.

Несколькими годами позже эта же система была введена в некоторых школах Нью-Йорка с общей численностью учащихся около десяти тысяч. Тем не менее, многие учителя отрицали необходимость применения проверочных таблиц, не веря, что такой простой ме-тод (а он существенно отличается от применявшихся ранее методов) может дать желаемые результаты. Другие держали проверочные таблицы в закрытых шкафах, вытаскивая их лишь на время ежедневной тренировки глаз, из-за опасения, что дети выучат их наизусть. Таким образом, они не только возложили на себя ненужную нагрузку, но сделали все, что-бы разрушить цель этой системы, заключающуюся в даче детям ежедневных упражнений в зрении вдаль со знакомыми объектами. С другой стороны, многие учителя упорно и с умом применяли эту систему, что позволило им менее чем через год сообщить, что из трех тысяч детей с плохим зрением, занимавшихся этой системой, более тысячи обрели нор-мальное зрение. Некоторые из этих детей, как и в случае с детьми Гранд Фокса, достигли успеха уже через несколько минут. Добились успеха и многие из учителей, причем некото-рые из них – очень быстро. В ряде случаев результаты применения системы были просто поразительны. Но в конечном итоге, дело закончилось тем, что министерство образования и специалисты по очкам не дали согласия на применение этой системы, и постепенно ис-пользование проверочных таблиц с целью улучшения зрения было прекращено.

В классе для умственно отсталых детей, где учитель в течение нескольких лет вел записи их зрения, обнаружилось, что с каждым годом оно устойчиво падает. Однако, как только были введены проверочные таблицы, зрение начало улучшаться. Потом из местно-го отделения министерства здравоохранения пришел врач, который проверил глаза детей и всем им, даже тем, чье зрение было достаточно хорошим, выписал очки. Использование проверочных таблиц тогда было прекращено, поскольку учитель посчитал, что было бы неверным вмешиваться в это дело, ибо очки, надетые на детей, были выписаны врачом.

Очень скоро, однако, дети начали терять, разбивать или просто выбрасывать свои оч-ки. Одни говорили, что очки вызывают у них головные боли, другие утверждали, что без них они чувствуют себя лучше. За срок около месяца большинство очков, которыми мини-стерство здравоохранения снабдило детей, исчезло. Учитель тогда почувствовал себя сво-бодным, чтобы возобновить использование проверочных таблиц. Сразу же улучшились зрение и психические реакции детей. Вскоре многих из них перевели в обычные классы, поскольку обнаружилось, что в учебе они ни в чем не уступают другим детям.

Другая учительница сообщила о таких же интересных результатах. Она вела класс, дети из которого в чем-то не походили на ребят из других классов. Многие из них отстава-ли в учебе, другие были завзятыми лентяями, и у всех у них было плохое зрение. В классе повесили проверочную таблицу, чтобы все дети могли ее видеть. Учительница же строго следовала моим инструкциям. К концу шестого месяца у всех детей (за исключением двух) было нормальное зрение. У этих двух зрение также заметно улучшилось. В то же время, худшие из неисправимых и злостные прогульщики стали прилежными учениками.

Чтобы снять все сомнения, возникающие по поводу причин улучшения зрения детей, были проведены сравнительные проверки с использованием и без использования прове-рочных таблиц. В одном из указанных случаев ежедневно в течение одной недели прове-рялось 6 учеников с плохим зрением, которые не занимались с проверочной таблицей. Ни-какого улучшения не было отмечено. Тогда вновь повесили на место проверочную таблицу и эту группу проинструктировали, каким образом надо ее ежедневно читать. К концу не-дели у всех у них зрение улучшилось, а у пяти зрение стало полностью нормальным. У другой группы детей, страдавших плохим зрением, результаты были аналогичны. В тече-ние недели, когда проверочная таблица не применялась, никакого улучшения не было от-мечено. Но после недели занятий по развитию зрения вдаль с помощью проверочной таб-лицы зрение у всех заметно улучшилось, а к концу месяца стало полностью нормальным.

Для того чтобы не было никаких сомнений в отношении достоверности записей учи-телей, в ряде случаев директора школ, где применялась система, просили министерство здравоохранения прислать инспектора для проверки зрения учеников. Всякий раз, когда это делалось, записи были найдены правильными.

Однажды, будучи в городе Рочестере (штат Нью-Йорк), я позвонил управляющему директору публичных школ и рассказал ему о своем методе профилактики миопии. Он очень заинтересовался и попросил меня ввести метод в одной из своих школ. Я сделал это и к концу третьего месяца получил оттуда сообщение о том, что зрение всех детей улуч-шилось, а значительное их число обрело нормальное зрение на оба глаза. Однако конец этой истории здесь был такой же, как и в Нью-Йорке.

Мой метод применялся и в ряде других городов, и всегда зрение детей улучшалось. Многие из них обретали нормальное зрение через несколько минут, дней, недель или ме-сяцев. Проверить предположения об отрицательных последствиях трудно, но из того, что этот метод улучшил зрение всех детей, применявших его, вытекает, что ничье зрение этим методом не могло быть ухудшено. Следовательно, он должен был, помимо всего, и пре-дотвращать миопию. Этого нельзя сказать о каких-либо других методах профилактики миопии, применявшихся ранее в школах. Все другие методы основаны на предположении, что причиной миопии является чрезмерное использование глаз для работы на близких рас-стояниях, и все они, как известно, потерпели неудачу.

Очевидно также, что этот метод должен был предотвращать и другие аномалии реф-ракции. То есть речь идет о проблеме, ранее серьезно даже не рассматривавшейся, по-скольку гиперметропия, а с недавних пор и астигматизм (в большинстве случаев), счита-ются врожденными состояниями. Однако любой, кто знает, как пользоваться ретиноско-пом, может за несколько минут убедиться в том, что оба этих состояния приобретаются. Вне зависимости от того, какой глаз взять, астигматический или гиперметропический, зрение его всегда становится нормальным, когда он смотрит на какую-нибудь пустую чис-тую поверхность без старания увидеть что-либо. Но когда дети учатся читать, писать, ри-совать, шить или делать что-либо еще, что требует рассматривания на близком расстоянии незнакомых объектов, всегда появляются гиперметропия или гиперметропический астиг-матизм. То же самое происходит и со взрослыми.

Эти факты наводят на мысль, что детям, прежде всего, нужна тренировка глаз. Пре-жде чем они смогут сделать существенный прогресс в своей учебе, им необходимо нау-читься смотреть на незнакомые буквы или объекты на близком расстоянии без напряже-ния. При этом в каждом случае, когда применялся этот метод, было доказано, что такой результат достигается путем ежедневной тренировки зрения вдаль с помощью провероч-ной таблицы. Когда этим способом улучшалось зрение вдаль, дети неизменно становились способными использовать свои глаза и на близком расстоянии без напряжения.

Метод приносит наибольшую пользу, когда учителя не носят очки. Отмечалось не только то, что дети подражают привычкам учителя, носящего очки, но и то, как нервное напряжение, проявлением которого является плохое зрение, вызывало у них аналогичное состояние. В классах одного и того же уровня, с одинаковым освещением зрение детей, чьи учителя не носили очки, всегда было лучше, чем зрение детей, чьи учителя были в оч-ках. Как-то раз я проверял зрение детей, учительница которых носила очки, и нашел его весьма плохим. Учительница вышла из класса по каким-то делам, а я в это время вновь проверил зрение детей. Результаты были намного лучше. Вернувшись, она поинтересова-лась зрением одного мальчика, весьма нервного ребенка. Как только я приступил к про-верке его зрения, она встала перед ним и сказала: «Когда доктор скажет тебе прочитать проверочную таблицу, сделай это». Мальчик не смог ничего увидеть. Тогда она встала по-зади него, и это дало такой же эффект, как если бы она вышла из комнаты. Мальчик прочи-тал всю таблицу.

Сегодня в школах Соединенных Штатов у нескольких миллионов детей плохое зре-ние. Это мешает им в полной мере воспользоваться образованием, которое дает государст-во, разрушает их здоровье и выбрасывает на ветер деньги налогоплательщиков. Если же посмотреть на это дело в развитии, то плохое зрение всю жизнь будет помехой этим детям и приведет к дополнительным денежным расходам. Нередко оно служит источником по-стоянных страданий. Тем не менее, практически все эти состояния могут быть устранены, а развитие новых предотвращено, методами не более сложными, чем ежедневное чтение проверочной таблицы.

Почему же должны страдать и носить очки наши дети, когда есть такая простая мера помощи им? Она практически ничего не стоит. Во многих случаях отпадает даже необхо-димость в покупке проверочных таблиц, поскольку они повсюду давно используются для проверки глаз детей. Учителям будет нетрудно повесить таблицу на стену, а улучшение зрения, здоровья, характера и склада ума их учеников, достигнутые в результате ее приме-нения, значительно облегчит им работу. Кроме того, никто не рискнет утверждать, что это может принести какой-нибудь вред.

Правила применения в школах проверочной таблицы для улучшения зрения

Проверочная таблица вешается на стену классной комнаты, и каждый день дети чи-тают про себя мельчайшие буквы, которые они могут увидеть со своих мест, каждым гла-зом по отдельности. При этом другой глаз закрывается ладонью руки таким образом, что-бы избежать давления на глазное яблоко. Это не отнимает много времени и достаточно, чтобы улучшить зрение всех детей через одну неделю или устранить все аномалии реф-ракции через несколько месяцев, год и более.

Детей с плохим зрением следует поощрять к более частому чтению проверочной таблицы. Не следует в это дело вмешивать детей, носящих очки, поскольку они обязаны находиться под опекой врача и тренировка, пока они носят очки, даст им мало или вообще окажется бесполезной.

Хотя это и не обязательно, большой помощью было бы ведение записей, отражаю-щих зрение каждого ученика в момент введения системы и далее через любые удобные интервалы времени – ежегодно или чаще. Записи могут производиться учителем.

Записи должны включать в себя имя и возраст учеников, зрение каждого проверяе-мого глаза с расстояния 20 футов и дату. Например:

Джон Смит, 10 лет, 15 сентября 19

3. П. (зрение правого глаза) 20/40

З.Л. (зрение левого глаза) 20/40

Джон Смит, 11 лет, 1 января, 19

З.П. 20/30