в которой Тео и Дерек, как всегда, на ровном месте находят приключения, мы узнаем много нового о росте преступности в столице Вердленда а в истории появляются два загадочных трупа.

Тем временем Тео и Дерек, перекусив пирожками с курятиной (по странной прихоти судьбы они купили их все у той же старушки, и, как знать, возможно, это стечение обстоятельств тоже сыграло свою роль в последующих событиях) подошли, наконец, к караулке у входа во "внутренний город", где располагались дворцы знати, небольшой квартал слуг, казармы королевских гвардейцев, городских стражников и собственно монарший замок. Этот вход вел к казармам.

— Бы к Бобайбу, — дожевывая пирожок, Тео попыталась величественно проплыть мимо стражников. Но те, переглянувшись, мигом загородили проход пиками.

— Куда? — рявкнул тот, что стоял справа, с большими усами.

Магичка подняла вверх указательный палец, показывая, что надо подождать, и с мученическим видом задвигала челюстями. Когда последний кусок был проглочен, она повторила:

— Мы к Догайну. Королевский префект, слыхали о таком?

Дерек прислонился рядом к стене, скрестил руки на груди; ситуация его откровенно забавляла.

— Слыхал, — не стал отпираться стражник, — как не слыхать… только вот он уже с полгода как на пенсии, вместо него теперь капитан Некс. Слыхали о таком?

— Старина Билл ушел на покой? Почему же он мне… ну да ладно. Тогда проводите меня к вашему как-его-там. Он хоть мужик нормальный?

Младший солдат поперхнулся, а вот его старший товарищ и бровью не повел.

— Об этом не мне судить. А проводить — вот Денни покажет дорогу. Оружия нет? Ну, тогда милости просим. Эй, малец… — паренек сжал пику крепче, — сопроводи к капитану.

Тео и Дерек, отлипший от стены, пошли вслед за молодым стражником. Тот ежеминутно оглядывался и прибавлял шаг, словно очень хотел поскорее избавиться от посетителей. Да так оно, судя по всему, и было. Троица пересекла небольшую площадь, слева от которой начинался ухоженный парк; за кронами деревьев виднелись шпили дворцовых башен. Тео, прекрасно знающая дорогу, постоянно обгоняла паренька, отчего он смущался еще больше, но, когда она попыталась свернуть к казармам, он помотал головой.

— Это… не туда.

Магичка пожала плечами и послушно повернула обратно. Поравнявшись с Дереком, она прошептала ему на ухо:

— Не удивлюсь, если этот свежеиспеченный капитан обосновался рядом со знатью. Вот старина Билл не отделялся от простых солдат, за что его и любили… Ну, посмотрим.

Она не ошиблась — стражник провел их краем сада и уже через пять минут взору открылся небольшой квартал: аккуратные домики, многие окружены садиками или клумбами. Здесь проживали гости короля и дворян, высокопоставленные служащие замка, в том числе и Главный Дворецкий, которого Тео знала лично. Мысленно она сделала себе пометку заглянуть в домик с красными ставенками и проведать пожилого Шольца, вдруг он в кои-то веки будет дома, а не в замке. Преданность старого слуги была столь высока, что почти все свое время он проводил на службе, позволяя себе отвлечься только на свою давнюю пламенную страсть — розы. Даже издалека его дом был приметен: его со всех сторон окружали розовые кусты, как наваленные в беспорядке груды алого шелка.

— Пришли, — промямлил молодой стражник, кивая на двухэтажный особнячок. — Постойте тут, я доложу. Лучше доложить, а то он разозлится…

— Не стоит утруждать себя, — плечом отодвинув парня с дороги, Тео широким шагом направилась к двери, оставив того с вытаращенными глазами стоять на дороге. Дерек, улыбнувшись, последовал за ней. Тео же, нисколько не смущаясь, стукнула несколько раз дверным молоточком и, не дожидаясь ответа, вошла внутрь.

Если снаружи, у крыльца и вокруг дома, еще виднелись какие-то остатки заботы и ухода (ровная гравиевая дорожка, клумбы и новехонькая кованая ограда), то внутри сразу становилось ясно, что прислуга в этом доме если и есть, то наверняка взяла месячный выходной. Было темно — солнечные лучи едва просачивались через окошко над дверью, и небольшая прихожая тонула во мраке. Однако, открыв дверь и впустив немного света на короткое время, Тео с Дереком успели заметить лестницу наверх. К ней они и направились, но на полпути остановились — из-за находящейся справа двери доносились приглушенные голоса. На цыпочках маги подкрались поближе и прислушались. Говорили женщины.

— Ну я и говорю ей: "Агнесс, да бросай ты его, он же денег в дом не приносит и вообще ходит на сторону!"

Раздался звук, который ни с чем не спутаешь — кто-то шумно втягивал чай с блюдечка губами.

— А она: "А что поделать-то, люблю я его!" Ну не дура?

— Угу. Дай-ка еще кусочек… Вкуснотища.

— Я знала, что тебе понравится. Самые лучшие пирожные у мастера Кьялла, его кондитерская на углу Птичьей улицы и…

Тео ткнула в бок стоящего рядом Дерека: мол, пошли дальше, тут ничего интересного. Они так же тихонько стали подниматься по лестнице, которая, по счастью, не скрипела. Дверь на второй этаж была полуоткрыта, и, пройдя в коридор, который был освещен чуть лучше за счет большого окна в дальнем его конце, друзья сразу поняли, куда им направиться дальше. Из-под второй двери налево была видна полоска света. И оттуда же слышались странные звуки: пыхтение и сдерживаемые вздохи. Тео уже почти взялась за ручку, когда ее остановил Дерек, придержав за плечо.

— ?… - приподняла брови Тео.

Дерек ухмыльнулся, кивнул на дверь, покачал головой и сделал несколько неприличных телодвижений.

"Думаешь, там кто-то…? Да ну, не может быть", — перешла на мысленную речь Тео. "А вдруг? Представь, если мы вломимся в самый неподходящий момент?" — дернул бровью Дерек. Тео усмехнулась: "Заниматься любовью на рабочем месте в рабочее время — преступление. Я бы посмотрела на его лицо. Да и для шантажа сгодится, если вдруг окажется, что он не такой понятливый, как Билл…"

Дерек пожал плечами; этот жест был понятен, мол, делай как знаешь.

Магичка взялась за ручку и рывком распахнула внутрь дверь. Картина, представшая их глазам, настолько не соответствовала воображаемой, что первые несколько секунд маги стояли столбом, пытаясь справиться сначала с удивлением, а потом со смехом… над самими собой.

Посреди довольно большого кабинета стоял стол, заваленный бумагами так, что они вот-вот грозили рухнуть на пол; опасно накренившись, возвышалась башня из грязных чашек. Кресла, как хозяйское, так и гостевые, были отодвинуты к полкам с книгами, располагавшимся вдоль стен. Приглядевшись, можно было понять, что и письменный стол стоял не на своем месте, он был также подвинут, освобождая место. А, собственно у окна, вращая мечом, мужчина лет тридцати, в расстегнутом камзоле, выполнял основные фехтовальные упражнения. И видимо, был занят этим довольно долго — воздух с легким свистом вырывался из его ноздрей, а когда мужчина делал выпад вперед или разворот, слышалось именно то самое сопение, которое послужило поводом для Тео и Дерека сделать свое предположение относительно интимности происходящего за дверью.

Тео справилась со смехом быстрее друга и, сделав милое лицо, вежливо поинтересовалась:

— Капитан Некс, Префект Его Величества?

Мужчина дернулся и, вместо того, чтобы плавно завершить пируэт, невпопад переступил ногами и чуть не споткнулся. Резко развернулся к посетителям, приоткрыв рот для гневного рыка, и лицо его побагровело.

"Он вспыльчив", — подумала Тео и сразу же перестала кокетливо хлопать ресницами, ибо стало ясно: шуток капитан понимать сейчас не способен.

— А вы кто такие? — взревел капитан Некс.

— Я — Тео, — представилась магичка. — Вообще-то я рассчитывала застать капитана Догайна, но мне сказали, что он ушел на пенсию, и вместо него теперь вы.

— И зачем вам Догайн?

— Ну, я всегда захожу его проведать, когда приезжаю в столицу, — пояснила Тео, хотя по выражению лица Некса было ясно — удовлетворить его таким расплывчатым объяснением не удастся. Поэтому она продолжила: — Я помогала ему справляться с делами… м-м-м… ну, так скажем, не вполне обычными.

Капитан прислонил меч к стене, придвинул к столу свое кресло и сел, широким жестом предлагая располагаться поудобнее, и лицо его при этом исказилось недоброй усмешкой. Тео же, однако, ничуть не обидевшись, подтащила тяжелое кресло, обитое кожей, на середину комнаты и села, положив ногу на ногу. Дерек остался стоять, подпирая плечом книжные полки и делая вид, что его интересуют только старинные тома и рукописи.

— А что вы понимаете под "не вполне обычными делами"?

— Лучше мы будем говорить о тех делах, которые полагал необычными Билл Догайн, капитан. Я имею в виду — странные происшествия, загадочные убийства, непонятные события, внешне не связанные друг с другом… — начала перечислять Тео. Но капитан перебил ее:

— Вы заявляетесь ко мне без приглашения, без предупреждения или доклада, и хотите чтобы я вот так, сходу, поверил вам?

Тео задумчиво постучала пальцем по губам.

— Вы правы, префект. Скажите, вы были лично знакомы с Биллом?

— Да, и весьма близко. А что?

— И он знал, что вы займете его место?

— Он сам предложил мою кандидатуру. Не понимаю, к чему вы клоните…

Но Тео, уловив хитринку в глазах капитана, поняла — он прекрасно понял ее намек. Только вот предпочитает притворяться, отыгрываясь за то, что его застали врасплох.

— Тогда он должен был дать вам пароль. Рассказать о каком-нибудь случае или событии, о котором могу знать только я. Разве нет?

Отпираться не было смысла, и Некс это знал. Он прищурился, глядя на незваную гостью.

— Хорошо. Скажите мне, что было на столе в тот день, когда дважды был проспорен конь.

Тео засмеялась и вытянулась в кресле, закинув руки за голову.

— А-а-а, вы о том случае… Это было дома у Билла, он пригласил меня поужинать и сыграть в шахматы. Сначала подавали устрицы с белым вином, потом утку в кислом соусе, а потом я достала из сумки кофе — это такой южный напиток, я везла его для себя, но…

На лице у капитана появилось разочарованное выражение, которое он тут же попытался скрыть, не желая признаваться даже самому себе, что ждал правильного ответа. Он набрал в грудь воздуха, чтобы пожелать посетителям счастливого пути в откровенно жесткой форме, а именно, крикнуть "Вон!", как Тео, разливавшаяся соловьем про всякие яства, ухмыльнулась и закончила:

— Но я слишком увлеклась перечислением блюд, а между тем до сих пор не ответила на Ваш вопрос; так вот, на столе в тот день лежали два кинжала. Еще там была человеческая рука, оторванная оборотнем, и кусок двери со следами его зубов. Я тогда помогала Биллу искать зверя. А все вышеназванные блюда мы ели с подносов, поскольку стол, как вы понимаете, был занят. Все верно?

Капитан поджал губы.

— Вы поставили в споре свою лошадь? — задал он очередной вопрос.

— Не лошадь. Коня. Шахматную фигуру. Сначала я проспорила — и убрала ее с доски, потом вернула туда, где стояла.

— А о чем вы спорили?

"Очень надеюсь, что Билл ограничился традиционным числом «три» и вопросов больше не будет", — подумала Тео.

— О том, что лучше — провести день в постельных битвах, с умопомрачительной красоткой, или же в настоящих, с мечом в руке, и зарубить парочку врагов.

— И чье же мнение… — начал было Некс, но смутился и замолчал.

— Я прошла испытание? — откровенно ухмыляясь, спросила Тео.

— Да, да… Не скажу, что очень уж рад вашему здесь присутствию, но Билл говорил о вас… Сказал, может прийти странная женщина в мужской одежде и наверняка будет говорить странные вещи. Однако я доверяю старому другу… — капитан был сама любезность. Он явно решил — вместо того, чтобы затевать конфликт, проще потратить на гостей еще десять минут, а затем отказаться от их услуг, сказав, что все спокойно. — Итак, чем могу помочь?

Тео, сидящая в кресле все так же расслаблено, нога за ногу, пальцы рук сплетены на затылке, ласково протянула:

— Не-е-ет… Чем мы можем помочь, капитан?

— Ну хорошо. — Некс шумно выдохнул и взял первый попавшийся листок со стола. — Посмотрим… Два дня назад произошло ограбление виной лавки мастера Гиро. Пострадали сам мастер, его подмастерье, несколько прохожих. Судя по описаниям очевидцев, какая-то шпана просто вломилась средь бела дня и, избив хозяина, забрала несколько бочонков. Следующий доклад… Вчера у портового трактира «Камбала» произошла пьяная драка. Пара переломов, выбитые зубы, три шишки, один труп — бедняга, судя по всему, умер не от раны, а из-за количества выпитого им сомнительного пойла. Или вот…

И дураку стало бы ясно, что капитан издевается. Но Тео только улыбалась, и кивала с таким видом, будто описание последствий пьяных потасовок — самое интересное, что только можно придумать.

— Прачка Эльвена Руанд обвиняет свою соседку Лину Жерье в колдовстве, якобы та напоила ее мужа приворотным зельем. Строители, занятые на ремонте городской резиденции графа Леконта, заявили, что у них были украдены леса, вследствие чего продолжать работу они не могут… Каким из этих дел вы хотите заняться?

— А вот этим.

Дерек, каким-то необъяснимым способом незаметно прокравшийся за спину капитану и теперь подглядывающий через его плечо в бумаги, ткнул пальцем в листок, лежащий на краю стола.

Капитан вздрогнул, словно только что заметил, что гостей двое.

— Этим? — он взял доклад и пробежал его глазами. — Это же чушь.

— Именно чушью мы и занимаемся. — Тео выпрямилась. — Прочтите.

— "Третьего дня около заброшенного дома на улице Рыбной были найдены двое мертвых бродяг. Ран на теле не обнаружено, судя по всему, умерли естественной смертью — от голода. Находившийся рядом нищий утверждал, что видел ночью свет в окнах означенного дома. Бродяги похоронены на Нижнем кладбище". И что?

— Прикажите откопать этих бродяг. Надо осмотреть их… — посоветовал Дерек с серьезным лицом.

— Что? — скривился капитан. Видимо, с воображением у него проблем не было и он вживе представил, как будут выглядеть и, главное, пахнуть трупы после эксгумации.

— Если мы не правы, вы всегда сможете повеселить жену рассказом о двух идиотах, заявившихся с предложением помочь, — сказала Тео. — Если же правы… Прикажите откопать, а там посмотрим. Надеюсь, мастер Вейс не ушел на пенсию?

— Нет, ему же всего двадцать два… — растерялся капитан.

— Мало ли, — невозмутимо отрезала Тео. — Биллу тоже всего пятьдесят. Не ушел — и ладно. Это к лучшему — мне понадобится специалист.

Префект-Капитан пожевал губу, смотря исподлобья то на женщину в кресле, то на стоящего рядом улыбающегося во весь рот нахала.

— А, черт с вами! Пойдемте…

Он порывисто встал из-за стола, свалив часть бумаг, прицепил меч к поясу и пошел к двери; маги последовали за ним. Выйдя на лестницу, Некс вполголоса ругнулся: спускаться приходилось на ощупь, пробуя ногой ступеньки. Тео участливо посоветовала:

— Вам бы научиться общаться с женщинами, капитан, и все станет на свои места. Немного ласки, немного строгости… и они забудут дорогу к кондитерской мастера Кьялла, а в доме у вас всегда будет светло… и не так пыльно.

Шедший сзади Дерек сдавленно прыснул, капитан же предпочел смолчать. Открыв дверь на улицу, он сощурился от яркого света, помотал головой и широким шагом направился к казармам.

— Я въехал в этот дом только неделю назад, и… эти женщины достались мне от прежнего владельца. Жены, кстати, у меня нет.

— А что случилось с кабинетом префекта, что у казарм?

— Сгорел. Чудом спасли архивы — один самоотверженный гвардеец с риском для жизни вынес их из огня. А мне вот приходится сидеть тут, пока не восстановят…

Некс и двое его новых знакомых (то, что Дерек так и не представился, вылетело у капитана из головы) минут двадцать потратили на то, чтобы срезать угол сада, и еще столько же было идти до казарм. Несколько десятилетий назад жители "внутреннего города" написали королю прошение о том, чтобы вынести казармы и принадлежащие им подсобные здания за стену, но король отказал. Толку от солдат, когда при осаде они находятся снаружи? Казармы остались на месте, смущая своим непрезентабельным видом чувствительные взгляды благородных господ, гуляющих в этой стороне сада.

Мимо прошли двое гвардейцев, легко узнаваемых по значкам на плече: "золотой олень на малиновом поле". Вскользь глянув на капитана, они небрежно козырнули и пошли дальше. Хотя Некс явно не собирался сносить такое отношение при посторонних, Тео могла бы прозакладывать что угодно, что, не будь их рядом, капитан бы предпочел "не обратить внимания". Тихим, но твердым голосом он подозвал гвардейцев, стараясь не выдавать своего раздражения. Когда они подошли, бросая любопытные и развязные взгляды на гостей капитана, он беспрекословным тоном приказал им отправиться на Нижнее кладбище и откопать там трупы двух бродяг, найденных в Рыбном проулке.

— Привезете их сюда, в морг. И побыстрее.

— Да-а-а, сэ-э-эр… — лениво отозвались гвардейцы.

— Даю час. Не обернетесь — отстоите пять дежурств. Каждый.

Парни заметно прибавили шагу, но, отойдя достаточно далеко, так, чтобы капитан не заметил, пошли медленнее, склонив головы друг к другу и шушукаясь. Некс и впрямь не видел этой сцены, иначе пятью дежурствами гвардейцы не ограничились бы, но Дерек следил за ними краем глаза.

"Его не любят", — мысленно заметил он, обращаясь к Тео. Та ответила: «Вижу», и продолжила расспрашивать капитана о городе и различных происшествиях: не видели ли стражники чего необычного. Диких зверей в городе, большого количества птиц и тому подобное. Капитан честно пытался вспомнить, морщил лоб, и, только подойдя к казармам, неуверенно ответил.

— Это не доклад, я видел своими глазами… Я возвращался домой довольно поздно, засиделся за работой. Даже не поздно, а рано, если вдуматься; около четырех часов утра. Проходил мимо пристаней, срезал путь. В это время там все равно уже тихо. И видел… огромная стая чаек качалась на волнах, вплотную у пирса. Они покрывали живым ковром почти всю реку по ширине, а в длину — от складов до конца Мокрой набережной. Правда, тем утром опустился туман и я мог обмануться…

— Сомневаюсь.

— Ваше право… Мы почти пришли.

Они и вправду пришли — осталось лишь обойти широкое и приземистое здание казарм, торцом стоящее к защитной стене, да обогнуть конюшни. Дальше, отделенное от всех остальных на удивление зеленой лужайкой, стояло здание, к которому они направлялись. "Трупярня", — как ее называли стражники, отпугивала любопытных как внешним видом, так и предназначением, оттого то и росла трава на пятачке перед ней, в других местах, относящихся к военным пристройкам, она давно была вытоптана солдатскими сапогами.

— Эпоха Геккелинов! — восторженно воскликнул Дерек, остановившись и осматривая здание. — Ну что за прелесть… Такая мрачность, загадочность и тоска! А эти уродливые горгульи, не правда ли, они прекрасны?

— Просто восхитительны, Дер, ты, если хочешь, любуйся, а мы пойдем… — предложила Тео.

— Да нет, я с вами, только вот… никогда бы не подумал, что хоть одно из этих зданий сохранилось… Их же все в свое время разрушили.

— Ага, разрушили… Жители соседних домов, из года в год вынужденные наблюдать эдакую жуть.

— Ты несправедлива…

Перепалку пришлось прервать — капитан прибавил шаг, и, раскрыв тяжелую черную дверь перед дамой, приветственно махнул рукой: «Заходите». И тут уже восторги Дерека поутихли, поскольку вся внутренняя отделка оказалась уничтожена, остались лишь голые стены да заново отстроенные перегородки между комнатами. Капитан повел их дальше (Дерек временами постанывал, сетуя на вандалов), через большую залу с койками, судя по всему, заброшенную, потому что на всем лежал большой слой пыли.

— Раньше здесь была лечебница, — пояснил Некс. — Потом построили новую, более… уютную. Но сносить здание не стали, тут расположили морг и здесь же находится лаборатория Вейса.

— Я в курсе, — улыбнулась Тео. — Мы с Хоррасом давние знакомые. Вообще то именно он…

Они как раз начали поворачивать за угол, как вдруг неподалеку раздался мощный "бум!" и с потолка посыпалась крошка.

— Опять изобретает…

Дверь в лабораторию отворилась без скрипа. В полутемном помещении, заставленном столами и полками, бутылями и ретортами, отчетливо пахло гарью. В дальнем конце комнаты зашевелилась долговязая фигура, окутанная клубами дыма и пыли. Она натужно кашляла и сипела.

— Эй! — крикнул капитан.

— Слыхали? Слыхали, как рвануло? — радостно заорала фигура, в которой с трудом можно было признать человека в тулупе, мясницком фартуке и крагах, с замотанным шарфом лицом.

— Хоррас, ты ли это? — задала риторический вопрос Тео, всматриваясь в дым, надеясь все-таки разглядеть в нем специалиста по анатомии, алхимии и медицине.

— Тей! — обрадовался вышеозначенный специалист, и галантно кинулся к даме, пытаясь поцеловать ей руку. — А я-то как рад! Ты мне поможешь с ингредиентами?

— Потом, потом… сначала ты нам поможешь…

— Что-то случилось? Кого-то убили? Ну наконец-то!

Капитан, видимо, пока не слишком близко знакомый с Хоррасом Вейсом, сдавленно кашлянул. Но, возможно, виновата была копоть, летающая в воздухе. Дерек же, по своему обыкновению, принялся отстраненно рассматривать обстановку. Заложив руки за спину, он прохаживался вдоль столов и с интересом вглядывался в баночки и ступки.

— Сюда через часок привезут два трупа. Осмотришь их, хорошо?

— А что искать? — Хоррас начал разматывать шарф, но запутался еще больше; Тео вздохнула и стала помогать ему разоблачаться.

— Что-нибудь необычное. И… — Тео отвлеклась от головы алхимика и, поймав пальцем несколько хлопьев сажи, все еще парящей в воздухе, быстро нарисовала на столе загогулину, и почти сразу ее стерла. — Запомнил?

— Да… и даже больше — кажется, я ее уже где-то видел.

— Где?

— Вспомню — скажу.

Капитан стоял в сторонке, и, глядя на эту троицу, явно думал, что они друг друга стоят. Что длинный и худой, как жердь, анатом с безбородым и мягким лицом, что дамочка, щеголяющая в мужском костюме, хотя наемницей вроде не является, да и этот странный мужчина… как же его зовут? Капитан тщетно попытался вспомнить имя нахального бородача. Хоррас же, освободившись от закрывающей обзор тряпки, заметил бродящего неподалеку Дерека: тот аккуратно раскачивал пробку в небольшой бутылке, с явным намерением понюхать фиолетовое содержимое.

— Ради всех Богов, не трогайте! — молодой ученый кинулся к драгоценной склянке, выдернул ее из рук мага и прижал к груди. — Это масло ориса!

— Но масло ориса желтого цвета, — возразил Дерек, и, пожалуй только Тео, знавшая его довольно давно, смогла бы понять, что ее друг искренне развлекается, получая удовольствие от общения с Хоррасом о предметах, в которых маг разбирался на несколько порядков лучше. Внешне же Дерек являл собой почтительное воплощенное дилетантство, в нужные моменты умело округляя глаза и поддакивая.

— Да, желтое… но я его усовершенствовал! Теперь после приема внутрь оно, вместо сильного поноса, вызывает лишь легкое послабление!

— Потрясающее открытие!

Тео, наблюдавшая эту сцену с затаенной в уголке рта улыбкой, якобы «вспомнила» о капитане; тот стоял, нервно сжимая рукоять меча в ладони, явно не в лучшем настроении.

— Ах, капитан… — Некс вопросительно посмотрел в ее сторону, и магичка, поднеся руку ко лбу, томно предложила: — Давайте выйдем на балкон, тут как раз есть неподалеку один… а то мне что-то стало дурно…

Капитану деться было некуда, все же, он был слишком хорошо воспитан, чтобы отказать даме, пусть и одетой в штаны. Он подал ей руку и они начали лавировать меж столами в сторону выхода. Магичка собиралась с пользой потратить время, которое даст ей Дерек, отвлекающий алхимика, и поговорить с капитаном наедине.

Они вышли на свежий воздух и встали в уголке балкона, у каменной вазы.

— Только посмотрите, какая красотища… — вздохнула Тео, а капитан согласно кивнул. Здание располагалось на холме и видимость была потрясающая, благо погода стояла ясная. Солнце сотнями золотых и алых бликов отражалось от Большой Королевской Оранжереи, которая являлась предметом восхищения и одновременно зависти — это надо же было потратить на нее столько стекла! Зеленая пена деревьев окутывала красные черепичные крыши домиков квартала слуг, дальше одна за другой поднимались широкие террасы, засаженными разнообразными цветами, и, как огромная белоснежная скала, возвышался Замок Деренвейт, оплот Вердленда и резиденция вот уже девяти поколений королей.

Дождавшись, пока Джером расслабится, любуясь видом, Тео резко закончила:

— Но я привела вас сюда не любоваться пейзажем.

— Нет? А мне показалось, вы со мной заигрываете, — растерянно улыбнулся Некс.

Тео максимально дружелюбно улыбнулась ему в ответ.

— Поскольку я сейчас собираюсь разбить вас в пух и прах, может, скажете мне свое имя?

— Что? — Не понял капитан.

— Ваше имя.

— Джером. Но, простите…

— И не подумаю. Вернее — прощу только тогда, когда вы, наконец, начнете вести себя соответственно положению. Не перебивайте! — Тео вскинула руку и капитан замолчал, не в силах противиться силе ее голоса. — Я скажу все, что думаю, а потом вы выскажетесь… А пока… Не знаю, о чем думал Билл, назначая вас на свое место, но у него наверняка в тот день было разжижение мозгов. Не то чтобы вы были плохи, нет, со временем вы научитесь… многому, но сейчас вы — сырая глина. Вы полгода на посту, и чего вы добились? Городская стража вас боится, гвардейцы презирают. Даже служанки и те — в грош не ставят, предпочитая посиделки с чаем и пирожными приведению вашего дома в порядок. Вы завалены бумажной работой, хотя вам больше хотелось бы заниматься физической, — и вы ничего не делаете, чтобы это изменить. Вы, Джером, живете отдельно от своих подчиненных, и, готова поспорить, ровным счетом ничего не знаете о их нуждах и радостях. Скажите, Билл говорил Вам о некоем Ферфаксе?

— Он… ну… да… — все таки сумел ответить капитан. Ни легкий ветерок, треплющий его густую шевелюру, ни красивые окрестности, ни даже Глас Последней Трубы не смогли бы вывести его из ступора. Шея его налилась краской — то ли стыда, то ли ярости, и слова он из себя выдавливал.

— Скажите, вы говорили с ним? Видели? Обсуждали что-нибудь?

— У меня… не хватает на все времени!

— Если бы вы последовали совету Билла и поговорили с Томом Ферфаксом, я уверена, у вас бы образовалась прорва свободного времени. Он потрясающий специалист…

— Такой же, как этот полоумный алхимик? — не выдержал Некс.

— Хоррас впечатляет, не правда ли? — улыбнулась Тео, словно не замечая, что капитан с налитыми кровью глазами готов броситься на нее… или вниз с балкона. — Он, хоть и склонен увлекаться всякой ерундой, тем не менее — один из лучших (если не самый лучший) специалист по анатомии и медицине, причем в той их части, что касается преступлений, способов убийства и смерти. Алхимия — детская забава, хобби… Нужно всего лишь чуточку терпения, которого у вас, судя по всему, нет, чтобы наладить с ним хорошие отношения и приобрести первоклассного помощника.

Капитан, как бы ни был разозлен, все же был человеком разумным. И старался — честно старался! — себя сдержать. И понять, что ему говорили.

— Теперь поговорим о властности, которой у вас, Джером, тоже нет. Я убеждена, что, общаясь с Биллом, вы всегда считали его милым стариканом, ветераном войны и все такое прочее, сидящем на этом месте только за старые заслуги, так? Ну, вы заблуждаетесь. Билл Догайн мил только в домашней обстановке. Если бы вы видели его в казарме, или на плацу, или на поле боя, что еще более показательно, вы бы поразились, насколько он меняется, когда дело касается вверенных ему людей. Он жесткий, сильный, волевой и властный старикан, который может взять любого зарвавшегося солдата за шкирку, как щенка, и повозить мордой по земле. И в то же время он заботится обо всех своих, как он называет их, «ребятках», как о родных. Он не жестокий, но жесткий. Он не добренький, но добрый. Понимаете разницу?

Некс только кивнул. Краска сошла с его лица, теперь он был, наоборот, бледен. Он понимал (все ж не дурак!), что ему говорят дельные вещи, но тот факт, что их ему объясняет женщина… Впрочем, его проблемы взаимоотношений с противоположным полом волновали Тео меньше всего. А вот что волновало…

— Я прошу вас воспринять мои слова совершенно серьезно. Вы — именно вы, Джером Некс, и никто другой! — отвечаете за безопасность короля Дориана. Меня она тоже волнует, не в последнюю очередь, признаюсь честно. Мне совсем не понравится безвольный, вспыльчивый и нелюдимый человек на вашем месте. Я дам вам еще полгода на осмысление и изменения. И поговорите, наконец, с Томом, он уникум в своей области, вам его помощь ой как пригодится…

— Скажите… — хрипло и быстро заговорил капитан, воспользовавшись паузой, пока Тео набирала воздуху в грудь. — Вы кто? То есть… Откуда… И почему?

Тео таинственно приподняла бровь:

— Завтра утром попросите королевской аудиенции. Вы ее получите — и задайте эти вопросы королю. А мне пора отлучиться ненадолго. И вот еще — никому и ничего не говорите до завтрашней встречи с Его Величеством. Впрочем, вы и после встречи будете молчать, но тогда будете уже точно знать, о чем вы молчите и почему. А пока — сделайте вид, что этого разговора не было. Мы с вами обсуждали… скажем, возможность скрещения роз сорта «Авада» с розами «Вельмон» для получения сорта, обладающего цветом первого и устойчивостью к тле второго. Пройдемте обратно…

Джером Некс согласно кивнул, подал «даме» руку и даже нашел в себе силы вежливо заметить:

— Но я совершенно не разбираюсь в розах…

— Я познакомлю вас с Дворецким Шольцем. Он — разбирается, и вас научит.

Капитан так и не понял, шутит эта женщина или нет.

Вернувшись в лабораторию, Тео тут же откланялась, обещавшись, впрочем, вернуться к тому времени, как привезут тела бродяг. Дерек остался, объясняя свое желание чисто практическим интересом — возможностью пообщаться с умным человеком (Хоррас аж расцвел), а капитан тоже решил на время отойти. Он предложил магичке проводить ее, но та отказалась.

Тео бегом пересекла сад по внешнему краю, прокралась мимо гвардейцев, совершающих обход замка, и обогнула широкую башню, высматривая что-то наверху. Удовлетворенно хмыкнула, завидев на высоте третьего этажа небольшое окошко с открытыми ставнями. Оглядевшись и удостоверившись, что никого кругом нет, подняла с земли камушек и запустила в окно.

Через пол минуты наружу высунулась голова молодого мужчины.

— Даже здесь покоя нет, — пробурчал он, но завидев, кто его потревожил, расплылся в улыбке. — Тей, давненько…

— Ты один? — перебила его магичка.

— Абсолютно. Как ты меня нашла? Хотя — что это я, понятно, как… Допрыгнешь?

— А то. — Коротко ответила Тео и отошла на пару шагов назад для разбега. Затем, ухнув для порядка, подскочила на совершенно недостижимую для обычного человека высоту и уцепилась за руку мужчины, что он протянул ей навстречу. С грехом пополам он втащил ее в комнату.

— Мать твою за ногу, Дори, а пониже ты не мог спрятаться?

— Прекрати материть короля, негодяйка — голову отрублю. У тебя что-то срочное? И где ты так отъелась?

— В "Куриной Гузке". А ты совсем забросил свои обязанности… Прячешься?

Тео огляделась — король, как можно было догадаться, занял чью-то чужую комнату: она выглядела жилой, но абсолютно не в его вкусе — слишком много картин на стенах и всяческих комодиков с кружевными салфетками, столиков и подставок для ваз у стен.

— Чьи это покои?

— Агаты, фрейлины… она уехала к родителям, а я воспользовался, каюсь. Насчет обязанностей… — молодой монарх запустил пальцы в свои буйные кудри и с силой их дернул. Его черные глаза были подернуты дымкой неподдельного страдания, а на волевом лице явственно читались следы недосыпа. — Меня вчера досуха выжали Западные бароны, а мне еще просматривать генеалогические документы для графа Веллиарда, старик Коль помер, наследники грызутся…

— А чего хотели бароны? — Тео, заприметив блюдо с фруктами, нацелилась на грушу. — Можно?

— Бери. Мы решали, кому на следующие пять лет отойдут в аренду медные рудники в Рейенских горах. Барон Гейо давал лучшую цену, но я-то знаю, как он относится к рабочим… Я отдал рудники Виктору. Теперь баронский совет будет меня поедом есть. Но — Слава Богам! — только через два месяца. Пока каннибализмом занимается только Гейо.

— Бедняга… — Тео вытерла грушевый сок с губ тыльной стороной руки. — А мне достанется кусочек твоей нежной царственной плоти?

— В чем дело? Что я еще не так сделал? — тут же насупился король, уже снова буквально закопавшийся в бумаги, разбросанные по шикарной кровати под шелковым балдахином, преполагающей скорее любовные утехи, нежели государственные.

— Я насчет Билла Догайна. Зачем ты его уволил?

— Я не увольнял, он сам ушел. Старые раны, мол — я чуть ли не на колени перед ним стал, уже и его дружбу с моим отцом вспомнил, а он ни в какую. Сказал, у него хороший преемник будет. Но я его еще не видел — дела.

— Я как раз по поводу Некса. — Заметив, что король непонимающе хмурится, Тео покачала головой. — Все в трудах, все некогда тебе… Некс, Джером Некс, твой новый Капитан-Префект, тот самый «преемник». Он завтра попросит твоей аудиенции.

— Ну, попросит и попросит… А что — надо дать?

— Обязательно. Твоя фрейлина не обидится, если я вытру руки о ее простынь?

— Фу, Тей… Рукомойник у окна.

Магичка кивнула и, подойдя к тумбочке, налила воды из большого кувшина в тазик, ни много ни мало, серебряный. Задумчиво пополоскала руки.

— Объясни ему, кто я, но примерно, не всю правду, конечно. Скажи, что я… э-э-э… твой тайный агент, советник, что ли. И припугни немного — мол, ты доверяешь ему свою безопасность, в его руках судьба королевства и все такое прочее.

— Разве он так плох, что ему об этом надо напоминать?

— Не то чтобы… просто еще не освоился. Ну, мне пора…

— Так скоро? Может, поможешь мне с этим? — король, взяв один из листов двумя пальцами, помахал им в воздухе.

— Не могу, Дори, извини… Тут назревает, похоже, кое-что посерьезнее расхлябанности префекта или чьих-то генеалогий. — Тео присела на край кровати. — Думаю, культ. Какой — ну, пока рано об этом говорить… боюсь ошибиться. Но два трупа уже есть, и завтра будут еще два. Если мы не поторопимся. Ах, не вовремя ушел Билл…

— Когда бы он не ушел, это было бы не вовремя, но люди не вечны, сама знаешь. Может, он почувствовал, что старость подступила и решил уйти, пока не поздно. Ладно, беги, только скажи мне напоследок вот что, может помнишь… Тут… — и король протянул магичке скрученный в трубочку пергамент со здоровенной печатью, — сказано, что Магда Делинор сочеталась браком с бароном Жерондалем…

— Дай-ка посмотреть… — Тео прищурилась, всматриваясь в полу истертые строчки. — Дайте Боги памяти, когда это было? Лет тридцать назад… А… Брехня. Нойол — ее сын от первого брака, тебе дали не полный комплект документов. Он тогда наследовал своему отцу, а Жерондалевы детки все либо помирали, либо были девками. Все?

— Вот еще, смотри, раз это брехня… — быстро проговорил король, удерживая свою советницу за рукав, — то получается…

— Извини Дори, мне и правда надо идти.

— О… Хорошо. Удачи тебе, Тей… — король сник, но все-таки нашел затем в себе силы улыбнуться. — И — большая просьба, приходи через дверь.

— Это почему? — удивилась Тео, уже свесившая одну ногу в окно.

— Меня чуть удар не хватил. Сидел себе, думал — и тут камнем по голове…

— О Боги, прости, Дори, сильно?

— Да нет. Неожиданно просто.

Тео глянула вниз и ругнулась.

— Вот черт, эти гвардейцы стали под самым окном и трепятся о чем-то…

— Ну, уйди обычным путем.

— Думаешь?

— Уверен. Только постарайся ни на кого не натолкнуться по дороге. И заскочи ко мне завтра после аудиенции.

— Это просьба или приказ?

— Повеление.

— Ясно, — ухмыльнулась Тео и исчезла за дверью.

По дороге она все-таки не смогла избежать встречи с прислугой, но те, кажется, не обратили на нее внимания. Столкнувшись же с дворецким Шольцем, она умудрилась довольно быстро закончить разговор, ограничившись всего несколькими фразами, — в частности, рассказала старому слуге, что новый префект без ума от роз и жаждет получить как можно больше информации о сортах и способах выращивания. При этом она злорадно улыбалась. Затем Тео покинула замок почти так же незаметно, как и пробралась в него.

Вернувшись в «трупярню» эпохи Геккелинов, Тео никого не нашла в лаборатории, и справедливо предположила, что Дерек с Хоррасом спустились в морг. Так и оказалось, и еще — вот сюрприз! — на столах лежали свежевыкопанные трупы, количеством, как и предполагалось, две штуки. Анатом, судя по всему, спустился вниз недавно, потому что успел натянуть только одну перчатку из плотной кожи, другой же он помахивал в воздухе, живописуя что-то Дереку. Эта парочка сдружилась.

— Надо же, привезли! — с неподдельной радостью на лице воскликнула Тео, подскакивая к ближайшему телу. — А я уж думала, до утра копаться будут…

Анатом с магом вынырнули из ученого диспута и уставились на женщину.

— А где капитан? Он разве не с тобой? — спросил Дерек.

— Нет, он пошел по каким-то своим делам… Что тут у нас? Хоррас, ты уже смотрел?

— Только начинаю. Скажите спасибо, что у меня всегда есть запасные перчатки… — юноша протянул магам две пары, и кивнул в угол. — Там есть кожаные фартуки. И намажьте под носом из этой баночки…

Тео и Дерек послушно облачились, помазали где было сказано и нетерпеливо ринулись к одному из трупов. Хоррас уже счищал землю с его тела, ворча по поводу стражников, не заботящихся о чистоте.

— Их даже в холстину не завернули, так кинули? — поморщилась Тео.

— Бардак, — подтвердил Хоррас. — А чего вам глянулись именно эти двое?

Маги переглянулись и начали помогать снимать лохмотья с трупа, одновременно объясняя. Вернее, говорила преимущественно Тео, Дерек же помалкивал, лишь изредка вставляя ценные замечания.

— В докладе у капитана прочитали про этих голубчиков. И задумались. Во-первых, в Тэниеле от голода пока еще никто не умирал, даже бродяги, а уж чтобы двое одновременно… Во-вторых — дом.

— Вернее — улица, — уточнил Дерек, аккуратно отдирая кусок материи с ноги трупа. Обнаружив, что тот отходит вместе с кожей, он повертел головой, нашел бутыль со спиртом и, выдернув пробку зубами, обильно полил слипшуюся с кожей ткань.

— Точно, улица. Это сейчас она называется Рыбная, и выводит к порту… А раньше в том месте проходила… как бы сказать… — маги опять обменялись взглядами. Юноша им нравился, но загружать его многострадальную голову еще и магией… Мысленно посовещавшись, они решили повременить пока с раскрытием всех карт. — Там когда-то происходили человеческие жертвоприношения, и именно по этому овражку, по каменному желобу, кровь стекала в реку.

— И откуда вы все это знаете? — удивился Хоррас и мотнул головой в сторону. — Отойдите, я его водой оболью.

Друзья отпрыгнули. Вода, шумно плеснув об закоченевшее тело, грязными ручейками стекла вниз, на каменный пол, и по специальным углублениям, предназначенным для крови или иных жидкостей, стекла вниз, в сливное отверстие под решеткой. Хоррас, проследив взглядом за водой, заметно вздрогнул, вероятно, представив после рассказа Тео огромный кровосток.

— Знаем, — после паузы ответила Тео, отводя задумчивый взгляд от пола, — на то мы и специалисты по всякой бесовщине. Но есть еще одно важное обстоятельство…

— День, — поддакнул Дерек.

— Поза-позавчера было новолуние. "Третьего дня", как сказано в докладе. Все? Он обтек? — когда анатом кивнул, Тео скомандовала: — Приступаем. Ищем знаки на теле и неестественные отверстия.

Они склонились над трупом; впечатлительному человеку, ежели б он оказался здесь, эти трое наверняка показались бы страшными упырями. Но, кроме двух магов и одного ученого, в морге не было никого, не считая второго трупа, а он уже избавился как от впечатлительности, так и от остальных надобностей бренного тела. Лучи заходящего солнца, теряясь в паутине, пробивали насквозь запыленные стекла; через некоторое время Хоррас отошел от предмета изучения, и зажег несколько мощных лампад над столами. Время от времени раздавались возгласы "Нашел!", тут же сопровождаемые разочарованным: "Нет, это только синяк". Искали тщательно, понимая, что второй возможности провести «досмотр» не будет: труп уже покрывался характерными пятнами, которые, кстати, вызвали вначале пристальный интерес Хорраса, поскольку появиться (в условиях захоронения) должны были гораздо раньше. Но Тео одернула его, попросив заняться более насущными вещами, добавив "потом можешь его хоть в банке заспиртовать". Анатома это успокоило.

Осмотр уже почти подошел к концу, когда Тео тихо протянула:

— Де-е-ер… Глянь сюда.

— Только такая извращенка, как ты, Тей, — хохотнул было Дерек, — могла додуматься искать знаки на мужском… О Боги… ты права. Хоррас! А можно сделать посветлее?

Молодой ученый, желая поскорее осмотреть таинственный знак, метнулся к светильнику на жерди, и в невероятно короткое время зажег еще пару больших, под потолком; но маги все-таки успели тайком от него провести руками по воздуху над телом. Реакция у них была разная. Тео буквально засветилась, явно довольная, Дерек же помрачнел. Тут подскочил Хоррас.

— Пустите… пустите… О! — и встал, как вкопанный, уставясь на паховую область покойника. — Это… я видел вроде такое… что-то вспоминаю…

— Хоррас… я был о тебе куда лучшего мнения, а ты, оказывается, мало того что… — начал Дерек, но Тео сильно ткнула его локтем в бок, и он заткнулся.

— Вот черт, что-то знакомое, но никак не могу… этот знак… где я его мог видеть?

— Может… — вкрадчиво прошептала ученому на ухо Тео, плавно перетекая ему за спину, — Может ты видел такой знак у женщины?

— Точно! — Хоррас засиял. — Была одна девушка в борделе… — он смутился, и принялся оправдываться: — Ну вы понимаете, у меня нету времени ухаживать за обычными девушками, да и какой из меня жених…

— Мы понимаем. Продолжай. — Теперь почему-то Дерек радостно улыбался.

— Ну так вот, у нее на… хм, лобке тоже был такой знак. Я, помню, еще тогда подумал — какая интересная татуировка… А это что, общество какое-то?

— Когда видел?

— С неделю назад… Это культ, да?

— Что стало с девушкой? — игнорируя его вопрос, поинтересовалась Тео.

— "Мамаша" сказала, что она сбежала, наверное, домой. Хорошая девушка…

— Была, — подытожила Тео. — Дерек, нам с тобой надо срочно переговорить с капитаном — кстати, где его черти носят? Обещал ведь подойти вовремя? Ну да ладно. — магичка выгнулась, поводя затекшими от долгого стояния в одной позе плечами. — Давайте-ка для проформы глянем на другого несчастного.

У второго трупа обнаружился такой же значок, и на том же месте.

— Хоррас, — распорядилась Тео, — обмой их и постарайся сохранить хотя бы на время — ну, я не знаю, обложи льдом, что ли… Они нам еще понадобятся, показывать капитану. Эх, ну почему его нет? Дерек…

Маги осторожно сняли перчатки, фартуки, сполоснули руки спиртом и двинулись быстрым шагом к выходу, однако поблагодарить анатома не забыли. Тот покраснел и чуть не уронил бадью с водой.

На улице Дерек и Тео слегка поумерили прыть — надо было поговорить.

— Значит, там сидит двусущностная зараза, — уверенно заявил маг, поглаживая свою аккуратную бородку, — раз уж она жрет и мужчин, и женщин.

— Ну, будет и тебе работа, всего-то… Надо забежать в бордель, спросить, когда точно пропала девушка… И еще — найдем капитана, пусть прикажет опросить людей, не пропадал ли кто за последний месяц. — сказала Тео.

— Почему месяц?

— Я беру средний срок. Если бы она проснулась два месяца назад, город был бы залит кровью. Но не меньше одного, это точно — она уже высасывает двоих зараз. Это, кстати, означает, что она сильна. А следовательно…

— Следовательно, — подхватил Дерек, — мы будем очень осторожны. Согласна?

— В этот раз да.

Подходя к той части казарм, где располагалось офицерство, друзья заметили, что активность стражников на данном участке завышена в несколько раз, учитывая время суток. Они пошли быстрее — на лестнице, ведущей в комнаты высшего состава, пришлось проталкиваться сквозь толпу. Тео поймала за локоть первого попавшегося юнца и проорала тому в ухо:

— Где Некс?

Парень молча ткнул пальцем наверх и умчался, прижимая к груди какой-то сверток.

"Что у них тут творится?" — мысленно застонала Тео. Дерек пожал плечами: "Я знаю не больше твоего".

Широкий коридор, заполненный взбудораженными людьми, упирался в двери с изображением оленя, воинственно наклонившего рога, символом королевской гвардии. Не спрашивая ничьего разрешения Тео толкнула створки и тут же поморщилась: если в коридоре стоял ровный, но нервный шум, то в совещательной зале витала аура паники и взаимной агрессии, сопровождаемая выкриками не слишком приличного характера.

Посреди залы стоял круглый стол, во сравнительной главе которого сидел капитан Некс, цветом более напоминающий свеклу. Вокруг бесновались офицеры высшего и среднего звена. Судя по гвалту, каждый доказывал что-то свое. Лишь двое людей, находящихся в комнате, молчали — капитан-префект и светловолосый юноша лет двадцати пяти, с узким и умным лицом, засевший в углу с трубкой. Причем последний держал язык за зубами по своей воле, а первый — уже, судя по всему, отчаявшись перекричать сослуживцев.

— А я говорю, вводить войска! — разорялся лейтенант в столь ладно пошитой форме, что возникало подозрение по поводу его богатых родственников, протолкнувших мальчика на престижное место.

— Войска? Я не ослышался?! - ревел с другого конца стола седой капитан с шрамом на щеке. — Ты, щенок, думаешь, что говоришь?

— Кого это вы назвали щенком?!

Ситуация стремительно катилась к тому, что больше бы походило на рыночную потасовку, чем на совещание в штабе. Тео остановилась в дверях и пристально вгляделась в префекта, ожидая, когда он наконец, заметит ее. Прошло меньше минуты, когда Джером поднял замученные глаза… и натолкнулся на холодный и презрительный взгляд женщины. Он сглотнул… Внутри него происходила борьба, заметная, пожалуй, только взгляду Тео, остальные, если и заметили, что капитан уставился в дверной проем, не обратили на это ни малейшего внимания, занятые своими дрязгами.

Нексу понадобилось всего минута, чтобы побороть собственное раздражение, смущение и излишнюю вежливость. Он дернул щекой (Тео улыбнулась ему ободряюще) и низко, не громко, но очень звучно сказал:

— Молчать.

И столько опасного напряжения было в его тоне, что десять с лишним человек притихли моментально, запнувшись на полуслове.

"Бурные, несмолкаемые аплодисменты", — мысленно прокомментировал Дерек.

— Сядьте все немедленно, — сквозь зубы сказал капитан, и, дождавшись, пока офицеры плюхнутся на стулья, продолжил: — Я не намерен больше выслушивать ваш ор. Только конструктивные предложения, высказанные в максимально вежливой и корректной манере. Если же вы не способны выражать свои мысли спокойно, значит, вам тут не место.

Он обвел гвардейцев и стражу тяжелым взглядом.

"Узнаю характерный тон и подбор слов…", — не унимался Дерек, — "Уверен, он понахватался у тебя… и когда только успел? Или ты его тогда не соблазняла, а потрошила на балконе?"

Тео, не удержавшись, развернулась к нему и приложила палец к губам. В наступившей тишине достаточно было даже легкого скрипа ее кожаной куртки, чтобы привлечь внимание, что, собственно, и произошло. Одиннадцать голов (исключая Дерека, Некса и юношу с трубкой, которые и так на нее смотрели) повернулись к магичке.

— Это кто? — хрипло спросил пожилой капитан со шрамом, и закашлялся: он надсадил горло.

— Приглашенные специалисты, — непререкаемо произнес капитан Некс. — Уступите кто-нибудь место даме.

Некоторые офицеры (к их чести) вскочили сразу же, остальные поднялись, выждав паузу, но Тео, обаятельно улыбаясь, замахала на них руками:

— Спасибо, я постою…

— Я уступлю, — подал голос юноша в углу и встал со своего места, освобождая стул.

— Спасибо, Том…

Юноша и магичка обменялись теплыми взглядами. Дерек нахально прошел в дальний угол и стал рядом с Томом, прислонившись к стене. Как-то само собой получилось, что, если смотреть от двери, Тео находилась сзади и справа капитана, Дерек и Том слева, что не могло не рождать устойчивые ассоциации с тронным залом и традиционным расположением кресел советников позади короля. Несколько офицеров несдержанно вздрогнули.

— Повторим, что нам известно, — предложил капитан Некс. — Господа?

— Студенческие волнения охватили примерно четыре квартала Веселого города… Началось все три часа назад, перед заходом солнца. Мы выслали отряд городской стражи, произошла стычка, стражники отступили. Сейчас там, насколько мы знаем, и не подступиться — студенты навалили поперек улиц баррикады из мебели и телег, и требуют… а черт их знает, что они требуют! — снова вспылил молодой офицер. — Они совершенно непредсказуемы!

— Скажи лучше — пьяны и разозлены избившими их стражниками, — вмешался старый вояка со шрамом. — Пять лет назад случилось нечто подобное… Но старина Билл тогда успел погасить волнения в зародыше.

Все взгляды скрестились на капитане Нексе — тот и бровью не повел.

— Ну… — опуская глаза, продолжил вояка, — Вас никто не винит, капитан. Дело в плохой системе оповещения, за которую отвечает лейтенант Шерри… уже поздно было что-то предпринимать…

Мужчина лет тридцати, видимо, тот самый Шерри, сдавленно пробурчал что-то маловразумительное.

Тео прищурилась. Она помнила, как все было в прошлый раз. Веселый Город — кварталы, примыкающие к Университету Сореля, названному в честь Святого Брата Древа, что основал его тридцать пять лет назад. Жили там в основном студенты, профессура и те, кто обеспечивал и тех и других товарами и увеселениями. В последнее время «гуляния» молодежи на праздник Горящего Древа, оборачивающиеся стычками со стражей, участились. То ли вино чаще в голову стало ударять, то ли студенты пошли вспыльчивые и несдержанные. Дерек едва слышно хмыкнул, привлекая внимание подруги, и в ответ на ее вопросительный взгляд обеспокоено поднял брови.

"Веселый Город" находится на другом краю столицы", — мысленно ответила Тео, покачав головой, — "Слишком далеко от Рыбного проулка… можно не волноваться. Пока…"

— Я вовсе не думаю, что кто-то меня обвиняет, капитан, — сдержанно проговорил Некс, и присутствующим стало понятно, что, попробуй кто так сделать, он тут же вылетит за дверь. — Я хочу узнать ваше мнение о том, как справиться с ситуацией. Все таки — вы мои старшие офицеры. Советуйте… только быстро.

Кто-то из гвардейцев стал говорить, но его прервали — в полуоткрытую дверь вбежал мальчонка, вестовой. Поймав на лету медяк, брошенный Томом Ферфаксом, он звонко сообщил:

— Толпа пошла по направлению к площади Трех Фонтанов, по улице Вязальщиков и по улице Пятиконной! Горит кафе кондитера Кьялла! — и тут же убежал. Тео, заслышав последнюю фразу, усмехнулась.

— Так что, кто-нибудь что-нибудь скажет?

"Джером, теряешь хватку… показываешь слабость…" — подумала Тео, но капитан-префект, слышать ее, конечно же, не мог. Однако — повел себя так, будто услышал. Встал и с силой хлопнул ладонью по столу.

— Так — слушать меня и выполнять все в точности, как я скажу. Марельд, мне нужны три подводы и три бочки для воды — самые большие, какие только найдешь. Поставь их на телеги и вели солдатам наполнять водой из колодцев. Займитесь этим прямо сейчас.

Парень в гвардейской форме задорно козырнул и выбежал.

— Будем тушить кондитерскую? — робко предположил молодой капрал.

— Нет — остужать горячие головы, — капитан Некс повернулся к старшим офицерам. — Кондо, вы возьмете своих гвардейцев и соорудите баррикаду на улице Сенной, чтобы толпа не свернула к Внутреннему городу. Не хватало нам еще, чтобы они решили проведать короля… Обращаю ваше внимание — только перегородить улицу. Никаких стычек и жертв. Постараемся обойтись без крови. Вильгельм… — обратился он к капитану со шрамом, — вас я попрошу руководить «окунанием» особо разгоряченных смутьянов.

— Кого поймаем — окунем. Водица колодезная, ледяная… — Довольная улыбка перекосила лицо старика. — А что делать с остальными?

— Ловить в сети, — Некс кашлянул, оглядывая удивленных служак. — Именно, вы не ослышались. Капрал, прямо сейчас — берите людей и дуйте к пристани, соберите сетей как можно больше, и тащите их к площади Трех Фонтанов.

— Есть! — гаркнул капрал и умчался.

Капитан-префект раздал еще несколько поручений остальным, и офицеры быстренько рассосались; сам же он подошел к троице у стены.

— Сударыня Тео… — Некс коротко поклонился магичке, потом перевел взгляд на Дерека и смущенно запнулся. — Я… смешно — никак не могу вспомнить, как вас зовут, уж извините.

— Да я и не представлялся, — широко улыбнулся маг, — мое имя — Дерек Мальтенийский.

— Я запомню, — пообещал капитан и повернулся к Ферфаксу. — А вас зовут Томас, верно?

— Можно просто Том, сударь префект. Прошу простить, что не сообщил вам о беспорядках, никак не мог вас найти. Потом мне сказали, что вы были в «трупярне», то есть — в старой лечебнице вместе с леди Тео и…

— Леди? — удивленно поднял брови капитан, поскольку «лордами» и «леди» называли только людей дворянского происхождения. Тео тут же затараторила:

— Это наша старая шутка, капитан, Том меня так называет, чтобы позлить… А вообще-то у вас сейчас главная задача — справиться с толпой разозленных студентов…

Дверь широко распахнулась, стукнув на отлете стену, и заскочил еще один уличный мальчишка, лет восьми, не больше, с редкими и крупными зубами. Том кинул ему медяк, и малец, перед тем как юркнуть в коридор, шепеляво проорал:

— Штутенты пошли в шторону Ашамплеи!

— Чего? Куда пошли? — не понял Том и весело скривился. — Было у меня подозрение, что не надо его брать, слишком мал…

— В сторону Ассамблеи, что непонятного, — засмеялась Тео и толкнула Тома в плечо, — с каких это пор ты стал брать в соглядатаи таких маленьких… — Тут она поперхнулась, вскочила и заорала почище мальца: — Ассамблея! Я сама разрешила Талли взять его на время… Дерьмо!

— Что случилось? — подскочил Дерек, объяснявший капитану, кто такие "штутенты".

— Дерьмо! — повторила Тео. — Гринер там, в Ассамблее, на Состязании! А ты представляешь себе, что будет, когда пьяные студенты объединятся с подвыпившими бардами?

Дерек еле слышно застонал.