Берендеев Кирилл

Краткие встречи долгого расставания

И сгинул свет.

Мрак окутал мир, покрыв его своей теплой липкой пеленой. Всякий шум замер мгновенно, ибо не было сил двигаться и говорить. Звуки замерли, застыли, не долетев до барабанных перепонок, встретив непреодолимое препятствие на своем недолгом пути. Тьма поглотила все: предметы, расстояния, прикосновения, встречи, поцелуи, взгляды, колыхание ветра в занавесях, шум улиц... даже саму ночь с ее Луною, звездами да редкими метеорами, ярко вспыхивающими и сгорающими на пороге атмосферы, в пределах человеческого мира, именуемого Землей. Вселенная распалась на хаотически движущиеся обломки, осколки, крупицы, молекулы, атомы, кварки и... умерла. Мрак, великий в своей неповторимости, бесконечный в своей силе, остановил ее, разорвал и рассыпал, поглотил и растворил в себе до последней мельчайшей части. Вобрал в себя, вечно голодный и жаждущий и, насытившись на мгновение, успокоился, угомонился.

Последнее колыхание, и мрак поглотил время. Растворил в своей первозданной и неизменной сущности, перемешал прошлое с настоящим и будущим, поглотил миллиарды непрожитых и ушедших лет и стер мгновения прошедшие меж ними. Уничтожил все, что мог, к чему имел первородную возможность сделать это.

И только тогда появилась она.

Варвара.

Символ, порождение и продолжение мрака.

Улыбнулась, небрежно кивнула в знак приветствия, смахивая легким движением темно-каштановые волосы, невзначай упавшие на лоб. И поманила меня к себе.

Разве мог я противиться ей, движению ее полных чувственных губ, ее хрупким пальчикам, зовущим в неизбежное? Нет, конечно, нет, никому не дано убежать ее властного призыва.

Я сделал шаг вперед, беспомощный, бессильный, один только робкий шаг, сорок сантиметров умершего пространства за пару секунд несуществующего времени. Ничто и никто не в силах воспрепятствовать этому; даже мрак скрылся, открывая дорогу к Варваре.

"Милый, я по тебе очень соскучилась".

И в тот же миг, безжалостно растаптывая произнесенную фразу, грянул, вырвавшийся на свободу, свет.

Вихрь, буря, ураган, торнадо... Все возвращалось на свои места. Неуловимые мгновения потребовались для того, чтобы вновь восстановить прежний порядок сущего: улыбки гостей и хозяев праздника, разговор за столом, музыку, льющаяся из динамиков пузатого музыкального центра, продолжающую танцевать пару, даже не сбившуюся с ритма и бокал шампанского, к которому я устремился за секунду до смерти и возрождения Вселенной.

- Что это было? - недовольно спросил, обращаясь в пустоту, Сергей. Он один получил неприятные последствия от трансформации мира, ибо в момент смерти мироздания угодил обшлагом пиджака в вазочку с салатом.

Вопрос был риторическим, но на него ответили. Михаил, дипломированный специалист-электронщик заметил, пожав плечами:

- Временная потеря напряжения, возможно, обрыв в сети.

- Могли бы подождать секунду, - Сергей взял салфетку и принялся счищать с рукава налипший майонез.

- На тебя не угодишь, - Глеб, выступавший в роли хозяина празднества, досадливо махнул рукой. - Вот они, плоды чрезмерно длительного нахождения на посту президента собственной компании.

- Шарашки, - усмехнувшись, поправил Михаил. - Компания - слишком громко сказано. У него в подчинении двадцать человек.

- Целых, - поправил Сергей, продолжая борьбу с майонезом. - Полгода назад было одиннадцать.

- Прогресс налицо, - Михаил глотнул еще коньяка и захохотал.

- Важно не количество, а действенность. За истекший период...

Слушать Сергея не стали. Кто-то включил музыку погромче, и все последующие фразы пропали втуне. Никто, даже соседи по столу так и не могли расслышать безусловно убедительных доводов новоявленного коммерсанта. Сергей попытался повысить голос, но ровным счетом ничего этим не добился. Поневоле смирившись с поражением, он встал из-за стола, оставив на спинке стула испачканный пиджак и отправился за новой порцией выпивки. Я возвращался от буфета на свое место и как раз оказался на его дороге.

- Ну и как гуляется? - поинтересовался доморощенный бизнесмен, единственный в нашей компании, кто так и остался со средним образованием. Остальные гордились высшим, Глеб даже красным дипломом, но, увы, и мечтать не могли о тех благах, коими обладал наш "неуч". - Ты, я смотрю, что-то совсем скис.

- Если честно, то, не в обиду хозяевам будет сказано, больно тоскливо смотреть на это времяпрепровождение. Закуска и выпивка хороши, кто же спорит, ну а что кроме этого? Большинство собирается только из уважения к собственной памяти и случая надраться за милую душу, ты не находишь?

- Ты меня или себя имеешь в виду?

Я усмехнулся.

- Вообще-то нас обоих.

Он криво улыбнулся и потянулся к бутылке коньяка. В ней как раз оставалось еще немного, на его стакан.

- Да, с первых лет состав заметно поредел и поскучнел. Одни любители погудеть в кругу знакомых, закоренелые холостяки вроде нас с тобой... Кстати, я давно тебя не видел. Серьезно, где ты пропадаешь последнее время?

- Обыкновенно пропадаешь ты, - попытался я отшутиться, но, видно, задел за больную мозоль, - где уж нам уж, на какие...

Наш нувориш резко опрокинул в себя стопку коньяку, поперхнулся и зло взглянул на меня.

- Только ради Бога, не заводи ту же пластинку, в натуре, достала уже. Вот из-за чего я не терплю подобные мероприятия, так именно из-за подкалываний этих. Каждый раз одно и тоже. Почему ты такой тупой и богатый, а мы такие образованные, умудренные институтом и аспирантурой, навроде нашего Глебушки и все же бедные, перебиваемся с хлеба... на бутерброд. Как будто я виноват в том, что мне повезло и небеса отворилися. Думать же надо, по сторонам глядеть, а не мечтать о вечных ценностях под одеялом.

- Богатых, сам знаешь, у нас на Руси никогда не любили.

- А мне от этого легче? Какие богатые, такие и бедные, - парировал он. Я не нашелся, что ответить и, вместо этого, потянулся к бутылке "Столичной". Сергей перехватил мою руку.

- Погодь хлестать малость. Я серьезно говорю. Ведь не только за этим столом я подобное слышу, но даже от своих подчиненных, да что подчиненных...

- Да ладно тебе, я лично ничего против твоей квартирки, машины и коттеджика в Томилино не имею. Честное слово. - На шпильку Сергей не прореагировал. - А в самом деле, если тебя так морально мучает наша компашка ты-то почему по-прежнему появляешься у Глеба?

Он пожал плечами.

- Не знаю. Не могу сказать. Почему-то не в состоянии изменить дурацкой привычке, не иначе... - он замолчал. И совершенно другим голосом закончил: - Дурость, короче. И выпендриться хочется и с друзьями погудеть да побазарить о том о сем. Ты понимаешь? А потом сам раскаиваешься, когда разговор заходит о твоем образе жизни.

- Так всегда, - я немного отхлебнул от первого попавшего под руку бокала с каким-то кремом. Ничего, вкус приятный, надо будет махнуть еще, пока имеется такая возможность.

Мимо нас протанцевал Григорий с какой-то своей новой подругой. Ее я на наших встречах видел впервые. Но может быть, он давно уже с ней... ведь и я посещал собрания отнюдь не ежегодно. По мере необходимости в контакте со старыми знакомыми, скажем так. В прошлом году, помнится, такой потребности не возникло, в этом же, напротив, придти в компанию я был просто обязан. Сергей посторонился, девица бросила на него мимолетный оценивающий взгляд, особенно на его изысканную фанлаковскую рубашку, и, увлекаемая партнером, отправилась дальше кружить по комнате. Сергей опустил голову.

- Собственно, поэтому я и развелся, - произнес он с сердцем и фыркнул. Я вздрогнул, услышав его голос.

- Ты? Когда? вот уж...

- Ты видел, как глянула эта, крашеная, на меня? - он кивнул в сторону партнерши Григория. - И не спрашивай потом, почему Лара посчитала, что я... короче, ей стало поминутно казаться, что на меня пялятся разные... такие вот, навроде этой... и не без успеха пялятся... для моего достоинства. Да ведь и началось-то с того, что она так же пялилась, а я... - и после паузы, - Дальнейшее - молчанье...

Я внимательно вгляделся в Сергея. Того начало потихоньку развозить. К счастью, не один я заметил перемену в состоянии гостя; Надежда, жена Глеба, проявила расторопность и буквально оттащила Сергея от столика с алкоголем к общему столу, положив в его тарелку побольше оладышек с медом. Рассказ о разводе достался ей; избрав новую слушательницу, он в перерывах между поглощением аппетитно пахнущих оладий, излагал ей свои взгляды на брак, весьма, кстати, пессимистические, она же в ответ, делилась своими в корне отличавшимися по настроению. Постепенно, наш "новый русский" плавно перешел к своим нынешним коммерческим делам. Надежда оказалась втянутой в беседу, далекую от ее интересов и понимания, ей оставалось лишь качать головой произносить относящиеся к делу междометия и улыбаться, слушая его печальное словоизлияние.

В этот миг противно запищал сотовый, оставленный в кармане пиджака Сергея. Григорий, задумчиво разглядывающий вазу с цветами, от неожиданности вздрогнул и едва не выронил на пол гжелевское чудо.

Музыка стихла как по мановению волшебной палочки. Сергей недовольно потянулся к трезвонящей черной коробочке, в этот момент все разговоры в комнате разом прекратились. Даже Михаил, что-то взволнованно докладывающей Зинаиде - речь вроде как шла о девушке, работающей в больнице - резко прервал себя и уставился на аппарат, позабыв на мгновение все, что намеревался сказать своей однокашнице по интересовавшей ее проблеме, как-никак специальность у Зинаиды та же - медсестра. В полной тишине слышался только взволнованный неприятно заплетающийся голос нувориша:

- Да? И не собираюсь на этой неделе... Нет, точно... Я думаю, что косвенно это касается вас, а никак не меня... Вы не впутывайте меня в свои авантюры... Я же сказал... - однако выслушав что-то голос его изменился: А он точно продает? Вы уверены на все сто?

Не договорив, он положил трубку. Ко мне подошел Глеб, так незаметно, что обернувшись, я увидел его буквально за своей спиной.

- Ты неважно выглядишь, - он неловко отвел мою руку от бутылки, может, хватит на сегодня?

- Да, - пробормотал я, покосясь на бизнесмена, после разговора лицо которого стало каменным, - наверное. Ты прав, как всегда.

- Что-то случилось? Я давно не видел тебя в таком состоянии.

Что я мог ему сказать? Что сегодня как раз двадцать второе? И что? все равно не поймет. Раз уж мой бзик трудно понять мне самому. Разве что ей, иначе, зачем она тревожит меня каждый месяц.

- Так воспоминание. Не знаю, что на меня нашло.

- Варвара? - он догадался.

- Она самая. Не могу себе простить...

- Илья, - он положил руку мне на плечо, - да брось ты в самом деле. Уже два года прошло, а ты живешь только этим... Пора бы стать рассудительнее, мудрее, постараться отвлечься как-нибудь...

- Я рассудителен. Просто именно сегодня...

Наступила пауза.

- Хорошо, еду, - Сергей поднялся из-за стола, должно быть не заметив, что телефон, который он сжимает в руке, давно выключен. - Прошу прощения, но я должен покинуть вас. Дела, будь они неладны.

На его лице появилось довольно странное выражение. Глеб извинился и отправился провожать Сергея до машины. Входная дверь хлопнула. Гости обратились к своим делам.

- Вам надо непременно жениться, Илья. Нельзя же так себя хоронить.

Еще одна. Надежда решила поднять мне настроение или попытаться внушить кажущуюся перспективной по отношению ко мне идею. Последнее, ей удавалось на удивление легко, должно быть ее влияние распространялось на самые тайные мои устремления, чем она и пользовалась порою. Взять хотя бы ту же встречу с Варварой...

Вот и сейчас: осторожные жесты - она коснулась меня тонкими пальцами, сделав паузу, произнесла ключевую фразу. И мне уже интересно, что последует дальше. В таком состоянии, как сейчас я куда более внушаем.

- В последнее время вы мне совсем не нравитесь, уж извините за прямоту. Стали налегать на спиртное, как будто в вине можно найти хоть что-то... и не говорите мне про истину... В самом деле, Илья, - она взяла меня под руку, - ну будьте же благоразумны. Я даже не представляю, что у вас дома творится. Вы хоть по-прежнему в "Стройтехинженерии" работаете?

Я кивнул головой.

- На работе все в порядке, только честно?

- Более-менее, сейчас у нас смена руководства, так что маленько перетряхивает. Особенно после того, как комиссия признала нас банкротом...

Боже, что на меня нашло? Я совсем не предполагал нагружать милую Надежду своими проблемами, и все же нет, не смог обойтись дежурными фразами, стал рассказывать во всех подробностях о крахе нашей компании, о проваленных инвестициях, о недавней забастовке и так далее.

Она слушала не перебивая. Где-то на краю вопросов и ответов, я оглядел зал. Звучала музыка, но никто не танцевал. Григорий о чем-то беседовал с Михаилом, Глеб занялся Зинаидой; уединившись в уголке они довольно мило болтали. Девушка, давно ее не видел, кстати, сидела за столом и время от времени подливала себе шампанского в фужер, периодически с явным интересом посматривая на Глеба. Все честь по чести, все на привычных местах, когда мир, с уходом Сергея, уравнялся в правах.

- Главное, что это на вашу работу не повлияет. Я правильно вас поняла?

- Да. Реорганизация затронула верхи, в остальном же, - я пожал плечами, - все по-прежнему.

- Вы знаете, иногда мне кажется, что спокойствие - главное, что нужно человеку в жизни. Мирная, тихая жизнь, без стрессов, без суеты, ненужной и мучительной нервотрепки... и только изредка, иногда, самую малость, чтоб уж совсем не закиснуть - риски, аферы, приключения и все такое прочее. Как только начнет застывать кровь в жилах. Но без перебора.

Я улыбнулся.

- Безусловно, вы как всегда правы, подобные мысли не раз посещали и меня.

Интересно, почему мы с ней до сих пор на "вы"? Сколько времени женат Глеб? - кажется лет шесть уже. Но Надежда не стремится заводить более тесные знакомства с кем бы то ни было или хотя бы более раскованные, что ли... Женщина-загадка...

- Всякий должен, - продолжает она, - в жизни иметь любящего человека, верных друзей, ребенка в семье для полного счастья ну или хотя бы кошку или собаку.

- Лучше кошку.

- Не любите вечно восторженное выражение на лице и постоянно преданных глаз.

- Скорее, люблю загадку во взгляде. Как у вас, скажем... или у Варвары...

Сам проговорился. На лицо Надежды набежало облачко.

- Это ужасно. Такая нелепая смерть... Простите пожалуйста, что тревожу вашу рану.

- Я заговорил первый, все в порядке.

- Вам ее, должно быть, очень не хватает.

- Знаете, я особенно остро ощущаю это именно сегодня.

- Годовщина? - спрашивает она, помолчав некоторое время.

- Нет... почти... Просто сегодня я целый день вспоминаю о ней... Иногда случается... Как наваждение.

Действительно, чем я хуже Отелло, например. Но это уже другая песня...

Ее рука легла мне на плечо.

- Вы устали, не отпирайтесь. За последний год стали выглядеть значительно хуже, последнее время - просто ужасно. Так изменились, просто представить невозможно.

- Знаю.

- Нельзя так, право же, Илья.

Я кивнул. Что еще можно ответить на такие слова?

- Вы убиваете себя у всех на глазах. Так не может продолжаться. Ей бы это совсем не понравилось.

Тихий проникновенный голос, нежный взгляд, рука на плече.

- Не знаю, - зачем-то промямлил я.

- Вам надо жениться, Илья. Нет, я совершенно серьезно. Отдышитесь, успокоитесь. Нельзя же все время только и делать, что корить себя в случившемся.

- Я бы мог предотвратить, если...

- Нет, это ложь, пустые ненужные отговорки. Они лишь причиняют вам боль, вы терзаетесь, и ничто не может вас успокоить потому что...

Она замолчала.

- Я понимаю, что говорю жестоко. Но... ведь прошлого не вернешь, не так ли? Нельзя же все время жить одними воспоминаниями. Вам только тридцать три, Илья, а вы роете себе могилу собственной болью и страхом перед грядущим днем. Нет, все именно так, поверьте мне...

Дипломированный психолог, специалист по душевным расстройствам. Я поколебался еще несколько минут, но был сломлен и вынужден поверить ее словам. Только хотел спросить, как же мне быть с двадцать вторым числом, а ведь сегодня именно этот день. День Варвары, как я его называю. Но так и не задал волнующего меня вопроса, решив, что Надежда посчитает меня окончательно и бесповоротно свихнувшемся с горя.

- Так что вы предлагаете? Поменять умершую Плениру на Милену?

- Напрасно вы острите, Державин поступил весьма мудро. После смерти первой жены его дом опустел, равно как и его душа. Мне кажется, вам прекрасно известно, что Гаврила Романович души не чаял в своей первой супруге.

- Я недавно перечитывал Ходасевича, если на то пошло.

- Между тем, нервное расстройство вы уже заработали. Вам мало, еще хотите? Пока ваш дом продолжает оставаться пустым, вы ничего не сможете поделать ни с собой, ин с окружающим миром, который отныне смотрит волком на вас. Пока душа плачет, жизнь немила. А вы не даете ей покоя, не позволяете игрой ума держать страхи в узде, более того, создаете себе новые. Для чего, спрашивается?

- Я пробовал быть другим, - произнес я, едва шевеля губами. Кое-что все равно придется рассказать.

Надежда среагировала тут же.

- И как?

Я отрицательно покачал головой.

- Мне Варвара не дала. Стала являться во снах, да и наяву порой.

- Вы к врачу обращались? - Надежда взволновалась.

- Но как только я прекратил всякие новые знакомства, сразу все улеглось. Ну, почти сразу. Теперь я поддерживаю только старые проверенные связи, примерно с тем количеством людей, которое собирается обычно у вас в гостях. А что до врачей, так я...

- Значит, и не пытались. А зря. Хотя бы пару сеансов у психоаналитика. Кошелек бы выдержал, если в этом дело.

- Нет, - я махнул рукой, - просто не уверен в их помощи. Неужели вы считаете меня... настолько нездоровым, что ли?

- Что значит "настолько"? последний раз мы с вами встречались полгода, если не больше, назад...

- Полгода точно. День в день с ее смертью.

- О, - только и ответила она, - я не знала...

- Ничего страшного. Я и сам искренне стараюсь забыть эту дату.

- Забыть - слишком жестоко. Скорее не вспоминать о ней с таким надрывом в сердце.

- Но каждый месяц...

Я смотрел прямо ей в лицо и ожидал реакции. Надежда хотела что-то сказать, но внезапно замолчала. Вместо этого, оставив меня, подошла к секретеру, что-то набросала на листке бумаги и подала мне. Не глядя я засунул его в нагрудный карман пиджака.

- Это мой рабочий телефон. Я хочу чтобы вы позвонили завтра или в любое удобное вам время. Только прошу вас, не затягивайте.

- Хорошо.

- Я только хотела кое-что спросить у вас по этому поводу, если позволите.

Вечеринка стремительно катилась к своему финалу. Первым покинул ее Григорий, сославшись на поздний час и оставив по какой-то неизвестной причине свою подружку в обществе Михаила. Через четверть часа потянулся к выходу и сам Михаил. Начались проводы.

В стороне оставаться я не мог, тоже начал собираться. Глеб попытался меня уговорить посидеть еще часок, но без особого успеха. Хозяевам также следует отдохнуть уже ведь одиннадцатый час, а на уборку квартиры, изрядно пострадавшей от прибывшей компании, требуется немало времени.

К тому же двадцать второе уже на исходе, в полночь Варвара успокоится. До следующего раза, конечно. А пока мне следует поболтаться среди уличных прохожих и желательно подобраться таким образом и до собственной квартиры. Оставаться двадцать второго в одиночестве, а в особенности в своей квартире, было небезопасно.

Михаил, владелец "шкоды-фелиции" подбросил меня до Маросейки. Честно говоря, я и сам не пойму, почему я выбрал этот адрес. То ли вспомнилось, что где-то здесь, в этом районе, на улице Солянка, проживала моя подруга, еще с институтской поры, то ли потому что здесь всегда многолюдно, а может и по какой-то иной причине. Я не стал разбираться в них, просто вышел из машины, когда та остановилась у памятника героям Плевны - и точка.

Дверь громко хлопнула за моей спиной, "Фелиция" полетела вниз, в сторону Китай-города. Мгновение, и за деревьями ее уже не было видно.

Я немного потоптался у входа в метро, где меня высадил Михаил. Из подземного перехода на противоположной стороне улицы высыпала большая группа людей - человек эдак двенадцать - и дружно двинулась к Политехническому музею. Машин в этот почти не было, светофор на перекрестке скорбно мигал желтым фонарем. Может, подмигивал мне, кто его знает? Я быстро перелез через ограждение, пересек улицу и устремился за людской массой.

Тем временем, группа начала дробиться: одни отставали, другие уходили вперед, двое или трое зашли в магазинчик по дороге. Дверь глухо бухнула за их спинами. А мгновением спустя, я проходил мимо нее.

С устрашающим скрежетом она полетела мне в лицо.

Я непроизвольно отстранился и едва не упал, споткнувшись о бордюрный камень тротуара.

- О, простите, пожалуйста, - донесся до меня женский голос, - Я вас не ушибла? У этой двери пружина соскочила, ну и...

Я посмотрел на вышедшую из магазинчика женщину. Кокетливое черное пальто, украшенное вышивкой на манжетах и лацканах, леггенсы кофейного цвета, узкие туфли на высоком каблуке, почти "шпильке"; все это сочетание выглядит весьма эффектно.

- Илья? - недоуменно спросила она. Такого вопроса я не ожидал и внимательно посмотрел ей в глаза.

- Анна? Как ты здесь оказалась?

- Вот так встреча, - она произнесла эту фразу одновременно со мной, мы улыбнулись друг другу и рассмеялись. - Ты откуда?

- От однокашников, был приглашен приятно провести время. Один из них подбросил меня.

- Куда? Насколько я помню, ты живешь на Пречистенке, а до нее еще пилить и пилить. Даже если тебе приспичило прогуляться...

- Но можно и на метро подъехать. А ты-то что здесь делаешь? Мне помнится до дома тебе добираться еще дальше.

Анна облизнула пересохшие губы. В этот миг она показалась мне взволнованной чем-то, нет, скорее, сильно возбужденной.

- Дурацкая история. Она едва ли будет тебе интересной. Скажем так, поссорилась с подругой, - и, чтобы переменить разговор продолжила: - Ты домой?

Я кивнул.

- Может пройдемся? Хотя бы до метро?

- С удовольствием.

Она взяла меня под руку, и мы медленно двинулись в сторону Лубянки. Я не стал спрашивать, почему вдруг Анна выбрала именно это направление, логично было бы развернуться на сто восемьдесят градусов и... Но мне было все равно. К тому же женщины - существа непредсказуемые, лучше и не пытаться понять то, что они называют своей женской логикой.

Каблуки Анны звонко стучали по мостовой, она всегда ходила довольно быстро, вот и сейчас старалась не спешить, попадая мне в ногу, но не получалось. Время от времени мне приходилось сдерживать ее стремительные порывы.

- Давно тебя не видела, - начала она. - Чем занимаешься? Работаешь? Все там же?

- Да. И тем же, кем раньше.

- И совсем мне не звонишь. Никогда не поверю, что потерял телефон.

Пришлось сослаться на кучу дел - то одно, то другое, то работа, то затеянный в квартире капитальный ремонт.

- Ерунда все это, одни отговорки. Все равно мог бы улучить минуточку, набрать номер. Просто сказал бы "привет" и после этого смело бы бросал трубку.

- Ты думаешь, от тебя так просто отделаешься... То есть. Я хотел сказать...

- Мне все ясно. Я смотрю ты и сейчас изыскиваешь способ махнуть домой в одиночку, - она улыбнулась неведомо чему.

- Ну что ты! что мне делать в пустом доме? Ты не представляешь, какая там сейчас смертельная скука. Кроме того, там не все готово и к приему...

- Ты женат? - неожиданно спросила Анна. Вопрос застал меня врасплох, примерно минуту я молчал, подбирая верный на мой взгляд слова.

- Нет, после Варвары...

- Понятно. Знаешь, а я вот развелась на прошлой неделе. Так что мы с тобой оба холостяки, вполне подходящая компания, не находишь?

- В чем-то да. Но в остальном... мы слишком уж разные люди, что там говорить, взять хотя бы...

- Не надо, - попросила она, - не надо ничего брать. Если ты о Петре, то лучше ничего не говори, тут уж ... Я это сделала сама, - добавила она после долгой паузы. - Позже, когда-нибудь.

- Как скажешь, только я имел в виду другое.

Мы подошли к памятнику жертвам сталинских репрессий - небольшому продолговатому камню, привезенному в Москву из Соловков. Анна остановилась, разглядывая белые розы, лежащие у подножия камня.

- Может, еще пройдемся? - попросила она. - Два дня дома сидела, хочется немного развеяться... А тут еще эта Рита, с ней вечно одни проблемы...

- Куда пойдем?

- Давай до Театральной. Тем более, тебе по пути.

И мы снова двинулись в путь.

- Так странно чувствовать себя свободной женщиной, - сказала Анна, когда мы свернули на Никольскую. - Даже не могу поверить в происшедшее. Не надо волноваться, не надо ждать мужа с его несносной работы, не надо думать о его нежданных "деловых" гостях, об ужине, обеде, завтраке, стирке, да и обо всем прочем. Приходишь домой, включаешь свет - и все. Только ты - и никого более. Красота!

- Замечательно, - поддакнул я. - Чем же тебе не угодил Петр?

- Он - сволочь, - просто ответила Анна, - я его терпеть не могу, импотента этого, в башке одни цацки, пьянь подзаборная. Придурок! добавила она со злостью. Я заметил, как у нее на глаза набежали слезы. - Не хочу о нем даже вспоминать.

- Однако, он неплохо тебя обустроил.

- Это я себя обустроила, - резко возразила она. - У него время на все оставалось, кроме меня. Так что приходилось вертеться и добиваться всего самой.

- Прогресс заметен.

- А что ты хочешь? Теперь я независимая женщина, обладающая достаточными сбережениями, чтобы не думать о мелких проблемах. И где-то противопоставить себя крупным.

- И давно ты стала такой бизнес-вумен? - я усмехнулся. - Сколько себя помню ты была скромной милой девочкой, немного прямолинейной и взбалмошной, конечно, как же без этого, но зато примерной ученицей, мечтающей о своем принце, который непременно тебя разыщет и женится.

- Эта школа, - Анна кивнула в сторону упирающейся в кремлевскую стену улицы, - научит совсем иному. Быстро и надолго. Захочешь удержаться на плаву - поневоле вцепишься мертвой хваткой в горло ближнему твоему. Таким макаром и крутилась последние годы. Устала до чертиков, едва стресс не заработала, хорошо еще вовремя затормозила. А так - ни минуты покоя, не одно, так другое.

- Уже в рифму начала говорить. А он? - я не рискнул назвать по имени ее благоверного, опасаясь новых негодующих фраз.

- Спился, - ответила она, - поэтому мне и пришлось постепенно всю его деятельность взвалить на себя... Хорошо еще развелась без особых проблем. С его стороны никаких возражений не последовало. Или растерялся, или совсем опустился, или стало действительно все равно, не знаю, да и знать не хочу.

Мы прошли некоторое время молча, спускаясь в сторону Кремля. Добрались до Воскресенских ворот; я хотел было свернуть в них, и пройти на Театральную площадь, но Анна неожиданно остановилась.

- Подожди минуту, - она высвободила руку и нырнула в помещение первой аптеки, все еще работающей в поздний час. Вскоре вернулась, запихивая что-то в сумочку, какую-то коробочку лекарств.

- Что это? - полюбопытствовал я.

- Так, - Анна отмахнулась, - подруга просила купить.

Тема была исчерпана. Наша прогулка продолжилась, через несколько минут мы уже стояли у фонтана. Видимо моя знакомая давно не была здесь, некоторое время Анна молча разглядывала разлапистые деревца, окружающие ее, бросила взгляд на квадригу вознесшуюся над Большим театром, оглянулась на сидящего неподалеку Островского.

- Пойдем до "Библиотеки"? - попросила она. Я тут же согласился.

Но, пройдя всего несколько шагов, Анна остановилась прямо напротив входа в метро.

- Просто я не совсем уверена, что быть одной намного лучше, задумчиво произнесла она. - Иногда не хватает простого человеческого общения, не по телефону, конечно, просто так, лицом к лицу, с человеком, которого хорошо знаешь, с которым можно обсудить любую тему, сколь бы интимной она ни казалась... Знаешь, мне очень не хватает... этого всего... может... Давай заедем сейчас ко мне, развеемся. Тебя все равно дома никто не ждет.

Предложение было сделано довольно откровенно. С этого начинались наши встречи еще лет семь, кажется, назад. До того, как Аня резко передумала и выскочила замуж за подающего надежды Петра.

Она и сама изменилась заметно с той далекой поры, но вот это... Прямолинейность ее просьб и ответов, порой просто шокирующая, порой издевательски двусмысленная, осталась, от нее Анна не смогла избавиться даже после свадьбы и развода, не избавится, думается, до конца дней своих. Да она и не хочет этого. И вот теперь, сделав свое предложение, ждет от меня столь же простого ответа, в ее стиле: да или нет.

Примерно минуту я молчал. Два последних предложения, произнесенных Аней сейчас, живо напомнили мне о времени, прошедшем со дня нашего последнего рандеву. Тогда она отказала мне в дальнейших ухаживаниях под очень простым и понятным предлогом: она молодая, еще неоперившаяся, ни гроша за душой, кроме родительских средств, а ей хочется, как говорится, "пожить красиво" и это "пожить красиво" у нее на примете имеется. А потому считает для себя лучшим вариантом не меня, а Петра, оценив по достоинству его связи и возможности. И, на самый уж крайний случай, попросила, нет, приказала, мне ждать.

Феминистки были бы довольны таким решением.

От меня путного она и в самом деле не дождалась бы. Так что стоило ли жертвовать собой... ради чего, собственно? Удовлетворения сиюминутной прихоти, амбиций, или еще чего-то? Я не могу дать ответа. Не отвечу ни да, ни нет на другой, более важный, несомненно, вопрос. Раз уж мы все же встретились, и раз уж так получилось, что не связаны нынче никакими обязательствами... Любила ли она меня тогда, да и любит ли сейчас, вот в эту минуту?

Интересно, а я что могу сказать сам? Кажется, не уверен за тяжестью лет наверняка, Анну я действительно любил; сейчас, после смерти Варвары, мне трудно вспоминать, особенно те далекие годы, не относящиеся к ней. Трудно себе представить, что у меня могла быть другая любовь, нежели Варвара. И что вдвоем нам могло тоже быть хорошо.

Прошло около года, после замужества Анны, очень больно отвергнувшей мои притязания, как тоже чувство постучалось в мою грудь еще раз. С Варварой я познакомился у наших общих знакомых, на обычной вечеринке, примерно такой, с которой возвращаюсь сейчас. Тогда отчего-то я не мог забыть ее темно-голубых глаз и мягких белокурых волос. При новой встрече мы обменялись телефонами и я позвонил ей и пригласил на свидание. Потом еще и еще раз.

Потом понял, что влюбился.

Прошло не так много времени, прежде чем я понял, что нам вдвоем жить в мире и согласии не суждено. К тому моменту наш брак был официально зарегистрирован, Варвара уже ждала ребенка. Менять что-то было поздно.

Не знаю почему, но с каждым месяцем она становилась все беспокойнее и раздражительнее, и дело, как мне кажется, было вовсе не в ее положении. Скандалы в нашей семье (какое странное слово, никак не могу назвать так наш союз) приобрели характер затяжных и практически непрекращающихся. Даже сейчас, по прошествии изрядного количества утекшего в Лету времени, я не могу сказать, отчего так происходило. Виноват ли мой или ее характер или душевный настрой, или еще что-то неуловимое, незаметное, но оказавшее огромную роль на жизнь двух таких непохожих, и так старающихся жить вместе и в согласии людей.

И тем не менее, мы любили друг друга. Странно, нам действительно было дано умение любить и ненавидеть одновременно, не знаю, как такое возможно, и вовсе не желал бы знать, не коснись эта чувственная несовместность самого меня. Каких только нежных и ласковых слов не говорили мы друг другу в припадках (а иначе не назовешь) любовных страстей, а когда же шквал нежностей проходил стороной, с той же силой обрушивали на собеседника ураганные волны ненависти и презрения. И в этом состояла наша жизнь. Без горячечной любви и яростных скандалов вспомнить ее я не могу. Как что-то неотделимое, они переплетались между собой, дополняя и продолжая один другое. Сцены любви могли быть сценами ненависти, а жаркая ссора внезапно завершалась объятиями и страстными поцелуями.

Может, мыслил я, это и есть любовь, а ненависть - лишь одна из ее проявлений? Не знаю ответа на этот вопрос, да и не хочу отвечать теперь на него. Хотя бы потому, что уже слишком поздно.

Я убил ее.

Потому что слишком сильно любил. И еще по одной, куда менее заметной причине.

Варвара потеряла ребенка. Нет, я лгу, она уничтожила его, сделав аборт тогда, когда врачи уже пытались отговорить ее от рискованного шага.

Нет, не та причина. В другом, где-то в стороне от всех происходящих событий. Далеко в стороне.

На самом деле ребенок был только повод - жалкий и неубедительный. Никогда она не хотела его, но каждый использовал случившееся в своих интересах. Своеобразный джокер в розыгрыше споров.

Просто в тот день я вернулся с работы - поездки на конференцию - в хорошем настроении и пригласил жену проехаться куда-нибудь подальше от Москвы. Просто так, потому что погода была великолепная.

Она тут же согласилась. Накинув пальто, Варвара поспешила со мной вниз, к машине. Эту сцену и последующие за ней я могу рассказать со всеми подробностями, каждое двадцать второе число месяца они возвращаются ко мне.

По дороге, уже за городом, она хотела заняться любовью. Не знаю, что на нее нашло. Я... не то, чтобы я отказался, просто.... короче вышла ссора, одна из тех сцен бурной ярости, которая неизбежно охватывала нас.

Моим основным аргументом было то, что я управлял машиной и не мог сразу вот так все бросить и потом, надо же съехать с трассы в какое-то укромное местечко и...

Я воспользовался предоставленной мне возможностью сполна...

- Ну, я жду, - напомнила о себе Анна. Я вздрогнул, нехотя оторвавшись от пришедших воспоминаний и посмотрел на нее.

- Даже не знаю, что сказать, - пробормотал я, все еще испытывая на себе действие Варвары.

- Что? Да или нет. Этого вполне будет достаточно.

Но я успел собраться и покачал головой.

- Сегодня не могу.

- Завел другую, с которой поспокойнее, - это не вопрос, скорее утверждение, не требующее с моей стороны аргументов. Без злобы, простая констатация факта.

Объяснить или нет? Скорее, поймет или нет?

- У меня никого, уверяю тебя. Дело совсем в другом.

- Забыл меня? Вызываю комплекс неполноценности?.. Извини, Илья, но все у нас в прошлом, в самом деле, и я совсем не та, и ты совсем не тот. Просто мне захотелось на минутку вспомнить, что мы иначе представляли себе друг друга. Может, все же найдешь возможность?

- Дай сказать. Завтра, если ты не против. Сегодня... - я молчал мучительно долго, не зная, как высказать изводившее меня наваждение, день, когда Варвара...

- Не в состоянии забыть, да? - холодно произнесла она. Лицо Анны превратилось в каменную маску. - Епитимью на себя наложил на веки вечные? Мало показалось, а больше получить не от кого?

Она резко развернулась и зашагала к улице. Я, точно пригвожденный к месту, остался стоять у фонтана.

- Завтра, - невольно вырвалось у меня. Не знаю, услышала ли Анна мой голос, не оглянувшись, она подошла к тротуару.

Одного взмаха руки оказалось достаточно. Ехавшая в левом ряду машина, резко, так что взвизгнули тормоза свернула к ней и остановилась подле. Анна проворно нырнула на заднее сиденье, но дверь не закрыла.

- Я буду дома, - крикнула она, изменившимся сдавленным голосом. Адрес и телефон у тебя есть.

Дверь хлопнула, автомобиль сорвался с места и полетел по улице. Я остался один.

Один!

Беспомощно оглянувшись по сторонам, я увидел лишь двух каменных собеседников: Островского и Маркса, задумчиво разглядывающих меня с разных сторон площади.

В метро.

Нет, пустынные коридоры меня пугают; утром я довольно набегался в них в неизменном сопровождении Варвары. Лучше на Красную площадь, да, там всегда народ: туристы и любители пошататься по центру первопрестольной.

Пока я перебегал улицу, краем глаза заметил медленно движущийся от гостиницы "Москва" троллейбус.

Тоже выход. Я подождал, пока он подберется к остановке, и рванул в его чрево. Человек десять не меньше. Что ж, и то хорошо; значит, будем путешествовать вокруг Кремля и его окрестностей. Если только не сойдут на Лубянке. Все.

Мысль подкралась слишком поздно, двери хлопнули, выход был перекрыт. Троллейбус медленно тронулся, сотрясаясь на ухабах мостовой, точно страдающий болезнью Паркинсона, двинулся в дальний объезд Китай-города.

Повезло. Человек шесть сошло, в салон вошли еще трое, рассредоточиваясь в обеих секциях. Те, что вышли у метро, мгновенно растворились среди закрытых палаток и ларьков, нырнули в переход. На улице не осталось ни души, только здесь в металлическом нутре троллейбуса сидело несколько представителей самого странного в истории существовании Земли существа.

Слишком не торопясь, троллейбус спустился по Новой площади, остановился у перекрестка, напротив турагенств. (Осталось три человека, не считая меня. Все сидят в передней части салона) и подождав немного, двинулся по набережной, так же утомительно неспешно.

"Милый, я по тебе так соскучилась..".

Снова она.

Я вхожу в квартиру, обставленную просто и со вкусом. Когда она остается дома одна, то любит все менять, подгоняя под сегодняшнее настроение, двигать столы и стулья, менять местами диваны и горки, секретеры и тумбы. На этот раз она отодвинула стол от окна в гостиной и куда-то убрала все цветы. В спальне вроде все на месте.

"Думала, что твоя конференция кончится раньше".

Троллейбус ползет по набережной вдоль стены Кремля. Облетевшие деревья, уходя корнями в пожухшую траву, придают ей вид заброшенной когда-то очень давно. Обвалившаяся местами кладка, кое-как и кое-где заделанная, всюду мох, деревце, выросшее в одной из бойниц. Как оно умудрилось выжить там?

"Отличная идея милый. Сейчас соберусь. Я почти готова, вот только сполосну чашки. А ты не раздевайся пока, я быстро. Впрочем, кое-что можешь пока снять, ты же знаешь нас, женщин". Она смеется, демонстрируя ровные белые зубы.

Троллейбус неожиданно резко встал, перетряхнув пассажиров. Мотор замолчал, наступила тишина. Ни звука. Только далекий плеск воды, едва слышный, лениво стучащийся в каменную мостовую, воды Москвы-реки.

Хлопнула дверь, мы спускаемся и садимся в "Жигули". Варвара обнимает, целует меня, и машина трогается с места.

"Милый, включи радио. Так скучно".

С шелестом и скрипом двери закрылись, водитель вернулся на свое место, направив неожиданно оторвавшийся троллей на провод. Свет в салоне вспыхнул с новой силой. Загудел мотор, машина дернулась несколько раз и поехала. Еле слышный вздох облегчения.

Дорога бежит вдаль, разматываясь вперед черной лентой, все время обгоняя автомобиль на полшага. Мимо проносится деревушка, с маленькими огородиками, прилепившимися друг к другу избенками, колхозное поле, прибившиеся в друг к другу коттеджи, дачные товарищества и непочатые человеком лесные массивы. Последних заметно меньше. Я сворачиваю к мойке.

"Мне тоже хочется научиться водить. Ты мне никогда не учил этому, хотя я тебя, кажется, никогда и не просила. Это так приятно: чувствовать мощность, закованную в двигатель, прирученную послушную человеку. И управлять ею. Ты меня научишь когда-нибудь? Нет, не сейчас, пока я наслаждаюсь дорогой и в качестве пассажира".

Снова поворот. В свете окон виднеются деревья Александровского сада. На выезде из Кремля какой-то гаишник беседует с водителем дорогой иномарки. Тот растерянно разводит руками, пытаясь что-то объяснить. Новый поворот и сценка исчезает.

"Милый, я так хочу тебя; давай займемся любовью. Прямо здесь, сейчас. Останови машину".

Троллейбус останавливается на светофоре. Долго стоит, наконец дергается и едет.

"Я так долго тебя не видела, со вчерашнего, нет, позавчерашнего дня. Ты совсем не хочешь меня. Почему? Ты всегда хотел, когда я тебе предлагала".

Все. Свернув на Воздвиженку, машина остановилась. Я быстро выскочил наружу, следуя за немолодым мужчиной с дипломатом. Он торопливо скрывается в метро, спешит домой. Его там ждут, а меня нет. До полуночи мне торопиться некуда. Осталось совсем немного.

Тусклый свет электрического подземелья бьет в глаза. Я торопливо промигиваю глаза, осматриваю вестибюль, нахожу линию контроля и спешу к ней. Машу "единым" перед носом задремавшей бабульки, та не обращает на меня ровным счетом никакого внимания. Спускаясь вниз, следую за своим случайным попутчиком.

Какая жалость, он идет вовсе не туда, куда мне нужно. Спешит на станцию "Александровский сад". Ладно, может статься, найду другого попутчика. Или решусь и пробегу сам, благо расстояние для краткой пробежки здесь невелико.

Поезд подходит к другой платформе. Я спешу следом по мостику за мужчиной с черным дипломатом, он и я торопимся изо всех сил. Расстояние невелико, он заскакивает в захлопывающиеся двери, я - нет. Приняв мужчину в себя, поезд уходит в тоннель, оставляя меня наедине с собственными кошмарами.

Совсем одного на платформе.

Я беспомощно оглядываюсь. Огни ушедшего поезда, мигнув пару раз на прощание, исчезают в черном зеве тоннеля, освещаемого редкими далекими огнями.

Варвара снова приходит за мной! Я чувствую ее присутствие со всех сторон.

И пускаюсь бежать.

Вниз, с грохотом по ступенькам, по пустым залитым мертвенным светом коридорам, холодным безжизненным, откровенно враждебным.

Наверх, вниз, в сторону. И дальше, дальше, прочь, скорее, как можно скорее. Ноги не слушаются, тело становится инертным, я уже не бегу, я иду, я едва передвигаю враз ставшие непослушными ноги. Но внутри себя я преодолеваю огромные расстояния за краткие миги застывающего времени. Пока оно еще не затормозилось, не истаяло, не распалось...

Новый поворот, развилка. Наверх, по узким длинным, бесконечным ступенькам. И еще один коридор и еще. Преодолеваю и его, и передо мною вновь предстает задача выбирать из двух, я делаю выбор, неизвестно, верный ли, и бегу в новый коридор и новая развилка предстает предо мной...

Свет тускнеет, меркнет, исчезает. С ним растворяется и беспрерывный шум в метро: стук колес, шорох сотен ног, голоса, мелодии, исполняемые подходящими и уходящими поездами... Все исчезает в бескрайних коридорах, переходах, лестничных маршах, пустых, совершенно пустых. Замерших в ожидании.

"Милый, ну почему же ты не хочешь?.. У тебя что, есть другая, да?... Так есть или нет, ответь же наконец! Я жду... Не хватает мужества признаться, да?"

Ее.

Коридор ушел в бесконечность. Минуту спустя следует ждать появления. Я резко разворачиваюсь. Кажется, где-то вдали видны ступеньки. Сейчас уже не разберешь, наверх или вниз, просто самые обыкновенные ступеньки.

И я пытаюсь, нет, уже не бежать, просто дойти до них. Хотя бы дойти...

"Я знаю, что ты не завел никого себе на стороне. Я прекрасно это понимаю, тебе просто вполне достаточно ненавидеть меня одну".

Лицо Варвары вырисовывается прямо передо мной. Гневные глаза, дрожащие в ярости губы, побелевшие щеки. И забытым ветром, которого нет, спутанные волосы. Мертвая, а все же живая.

"Ты никогда не любил меня, только мучил. И себя тоже. Ну почему не сделать женщине приятное? Мы же прожили с тобой пять лет, должны же были, наконец, научиться терпению друг к другу, уважать друг друга... Ты эгоист, ты всегда думал только о себе, я это давно уже поняла. Я для тебя не более чем привлекательная игрушка: увидел, использовал и не знаешь что делать дальше. Даже ребенок, ты и его"...

Мертвая.

Где-то вдали виднеется далекая фигурка из камня, маленькая едва видная, той другой, той, что была до Варвары. Я далеко проник, туда, когда еще не сформировалась вселенная, когда не было ни звезд ни их планет. Ничего не было, пустой космос, обнаженный космос. Ничего, кроме нее, той, Анны.

Мертвая.

Кажется еще не все потеряно. Я обнаруживаю себя лежащим на холодном скользком полу. Видение тотчас же исчезает, но остается, с избытком, во мне, в самой сердцевине меня. Так, откуда ей так просто выбраться снова.

- Я убил тебя! - это не крик, только шепот. Жалкий едва слышный. Тут же рвется в уши ответ. Я жду его, жду, те последние мгновения, жду, непрерывно, жадно, нескрываемо.

"Что ты делаешь? Следи за дорогой!"

- Я убил тебя! - чуть громче, чуть сильнее.

"Куда ты сворачиваешь?.. Руль... Нет, нет!

- Тебя нет и больше не будет. Я ненавижу тебя, сколько бы ты не пыталась преследовать меня, я ненавижу, слышишь, ты, ненавижу!

"Тормози!" истошный крик оглушает меня. Все еще вцепившись мертвой хваткой в ненужную уже коробку передач, она что-то кричит еще, ее голос срывается в хрип; машина на полной скорости, бухая о складки холма, летит под откос, переворачивается, вертится в воздухе, разрываясь от ударов на куски. В салоне мертвая тишина, тишина понимания. Я готов умереть, она готова умереть, но ни она ни я не хотим, чтобы выжил кто-то иной из нас. Только вместе. Любовь и ненависть.

Невыносимая боль. И раскрытый пред нами лик бездны, куда мы так торопимся, так спешим.

Нечаянная радость от полета в никуда, и ненавистная боль, оттого, что я не весь тут, в машине, я не совсем тут, я же обещал...

Потому что есть, осталась Анна. Я видел ее, я простил все, ради нее, я готов ждать еще и еще ради новой нечаянной встречи. Как раньше. Я снова хочу увидеть ее услышать, и дальше, дальше...

И еще потому, что мой ремень безопасности расстегнут. Я не пристегиваю его никогда, но Варвара, она боится и потому всегда, обязательно...

- Я успел выбраться, вырваться от тебя. А ты не сумела меня удержать там, тогда.

Наглухо прищелкнутая ремнем к креслу. На пороге того, что хотела, жаждала, желала разделить, но не смогла. И оттого бешеный взгляд и перекошенный рот, из которого не износится ни звука.

- А мне удалось спастись! Потому что я хочу жить. Но без тебя, слышишь, без тебя. Да, да, с другой! С той!

"Я хочу тебя".

Эхо, голубые глаза, с бешеной скоростью слетающий вниз, с полотна, автомобиль. Тряска на неровной почве, проносящиеся мимо деревца и груда камней, песка, металла. Свалка, стремительно надвигающаяся, неумолимая, жаждущая...

"Ремень, проклятый"...

Последние ее слова.

- Сейчас ты умрешь. Одна. Без меня. А я буду жить. Долго, спокойно, счастливо жить. С другой. С Анной.

Чей-то отблеск, какого-то далекого разговора.

"С этой потаскухой. Она бросит тебя, милый, в любой момент бросит и уйдет к другому, более перспективному. Разве так не было уже. И будет, ты сам знаешь, ты сомневаешься, но знаешь... Оставь ее ведь у тебя есть еще я. Милый, неужели ты думаешь, что я тебя когда-нибудь оставлю. Неужели ты можешь сомневаться в этом?".

Нет, я не могу сомневаться в этом. Даже умерев несколько лет назад каждое двадцать второе число каждого месяца она упорно оживает во мне, приглашая в свой рай, за собой, туда, в пропасть. И мне приходится цепляться за лица знакомых и незнакомых людей, чтобы бежать ее, чтобы не состоялась сызнова эта встреча.

Груда камней и металла неумолимо надвигается, сейчас в ней сосредоточено время всего сущего. И автомобиль стремительно летит в мазохистском желании уничтожить себя и нас, сидящих в нем.

Варвара одной рукой пытается справиться с ремнем, другой она вцепилась в меня. А я рву изо всех сил, что остались, неподдающуюся дверь автомобиля. Путь к возвращению. Путь обратно.

Она перестала бороться за себя, она теперь борется за меня, вернее со мной, пытаясь остановить помешать бегству.. Немного надо, всего несколько секунд. Тогда я буду ее навеки, до тех пор, пока не умрет в страшных мучениях агонизирующее, пораженное энтропией время.

Но агония времени сейчас работает на меня. Злокачественная опухоль, в которой двигается автомобиль, все больше и больше замедляет его ток. Секунды растягиваются как резина, которая порвется в любое мгновение. И сокрушит все вокруг. Я уже чувствую как они названивают - струны времени и от напряжения становясь прочными как сталь и хрупкими как стекло. Варвара всегда приносила с собой боль, она не может иначе, но теперь ее боль не трогает меня, лишь заставляет действовать решительнее.

Непослушные руки рвут ручку двери. До упора на себя.

Щелчок. И трещина, расползающаяся в разные стороны - дверь открывается. Сквозь нее виден резаный пейзаж, точно небрежно нарисованный акварелью на бумаге. Неясные деревца, чахлые кустики - о, сколь прекрасней они мертвых механизмов, собранных внизу, не то людьми не то дождями и ветром.

Резкий рывок - пиджак рвется на части, ее пальцы соскальзывают, она медленно валится на освободившееся сиденье водителя Секунды растянуты до предела, звон их струн уходит в неслышимый человеческим ухом диапазон, и оттого все сокрушительнее бьют по барабанным перепонкам, по нервам, по сокращенному до предела ритму биения сердца.

Неловкий кувырок, и я вываливаюсь наружу. И тут же выпадаю из опухоли времени. Звуки свет, движения становятся все быстрее, во много раз кино жизни возвращается на свой привычный ритм воспроизведения.

И автомобиль с Варварой летит по идеальной прямой прочь, все быстрее, быстрее...

С хрустом, грохотом, лязгом и скрежетом врезается, переворачиваясь и сокрушаясь, в каменные валы.

И тишина. Прерываемая какой-то мелодией, странно мне кажется, она происходит из чрева изуродованной до неузнаваемости машины.

Чудовищный силы взрыв как яростный крик оглушает меня, валит с ног, забрасывает, землей, песком, прошлогодними листьями. И замолкает на самой высокой ноте, языки пламени неслышно лижут плавящийся корпус.

А перед лицом, под щекою асфальт. Затертый, выщербленный, истоптанный тысячами ног, прошедших по нему. В поле зрения какая-то шелуха, смятые обертки от конфет, семечки, прилипшие намертво к полу плевки жевательной резинки. Приподнимаю голову, вижу желтоватую кафельную плитку, которой оклеена стена, потрескавшуюся, местами выщербленную.

В памяти всплывает голос. И осторожное прикосновение к плечу чьей-то незнакомой руки, участливое, боязливое. Слова непонятны, в них что-то говорится обо мне, я уверен.

Прикладываю усилие, чтобы попытаться оторваться от пола. Меня пытаются перевернуть на спину все так же бережно, что и раньше.

Я начинаю различать слова:

- Вам плохо? Пожалуйста, постарайтесь ответить. Слышите меня?

Тело слушается моих приказов. Плохо но слушается. Голос. Сейчас я пожалуй рискну им воспользоваться. Посмотрим, что выйдет.

- Порядок, - чуть слышно. Но понятно, во всяком случае, - сейчас встану.

- Не надо, лежите. Я врача вызову. Здесь недалеко есть медпункт.

С большим трудом мне удалось перекатиться на бок. Надо мной склонился молодой милиционер. Свою дубинку и автомат он отложил в сторону, чтобы не мешали, и сосредоточенно, как учили, щупает мой пульс.

- Все в порядке, - повторяю я теперь отчетливее и громче. - Помогите мне подняться.

Паренек подхватил меня и едва я успел очухаться, как оказался стоящим на ногах. Колени дрогнули, но меня прижали к стене, и я не упал.

- Что-то с сердцем? - участливо спросил он. - Таблетки у вас при себе?

- Нет... Это случается... Иногда...

Неожиданно отчаянная мысль винтом вкручивается в мой мозг. Я склоняю голову и, пытаясь удержать равновесие, смотрю на свои пустые запястья. Часов на них нет. Должно быть забыл дома, бывает...

- Который час? - спрашиваю я у патрульного.

Он смотрит на свой массивный хронометр, особенно выделяющийся на худом жилистом запястье руки.

- Двадцать три сорок. Без двадцати полночь.

Варвара ушла.

Колени мои подогнулись и я без сил падаю на пол. Паренек всполошился.

- Подождите здесь, - попросил он вскакивая, - а я сейчас. Только за врачом слетаю. Вам должно быть, совсем худо.

Против воли на лице появляется улыбка. Я смеюсь, я хохочу, я не в силах остановиться.

- Нет, - сквозь смех с трудом пробиваются теперь уже неважные слова, их никто не слышит кроме меня, - мне очень хорошо. Мне просто замечательно.

сер.-кон. III 97