Ворота были распахнуты. За ними клубились облака, сверкали сиреневые молнии, освещавшие движущиеся скалы и глыбы льда. Земля содрогалась. Хаос. Справиться с ним будет не просто. Зато он последний. Тропа у моих ног была неподвижна, создана именно для меня. Самое сложное было заставить себя ступить на нее. И оставить все позади: жизнь, воздух, радость и любовь. Оказаться совершенно одному в царстве зла.

«Никогда», – прошептал кто-то, таящийся в глубине моего сознания. «Никогда больше не останешься один». Это была утешительная ложь, я знал это.

Мое оружие было при мне: серебряный кинжал, овальное зеркальце с серебряной амальгамой, мои руки, мои глаза, моя душа. Это все, что я мог пронести с собой через ворота. Сотни раз я проделывал это, и с каждым разом делать это было все труднее… зная, что произойдет там.

Утешающий меня голос зашептал снова. «Я буду ждать тебя, пока ты не вернешься. Не сомневайся». Ответить ему я не мог, я готовился войти, и сказанные вслух слова разрушили бы сотканную оболочку. Голос умолк, теперь я должен был войти… или не войти. Больше медлить было нельзя.

Я шагнул и начал свое превращение. Загрохотал гром, порыв ветра растрепал мои волосы и поднял над головой плащ. Я ощутил, как глаза зла удивленно раскрылись, заметив вторжение.

– Кто посмел войти сюда? – Заревел голос, от которого замерло сердце, а в душе поселилось отчаяние. Как оно проявит себя на этот раз? Обратится четырехглавой змеей? Драконом? Воином, в два раза больше меня, с длинными шипами вместо пальцев? Заставит ли оно искать себя или выплеснется из недр земли к моим ногам? Каждый раз все было по-ново.

– Я Смотритель, посланный Айфом, Гонителем Демонов, изгнать тебя из этого сосуда. Прочь! Изыди! Он не твой!

Еще немного, и мое превращение завершится. Мои ступни уже не оставляли следов на тропе, я уже различал, из чего сделан ветер.

– Презренный раб, знай свое место! Я твой хозяин. Все, что ты есть, все, чем ты станешь, – мое, я сделаю с тобой все, что пожелаю.

– Я свободен.

– Все, кого ты называешь друзьями, закованы в мои цепи, или цепи смерти, моего союзника. Ты последний. А твой Айф… разве ты еще не понял? Он же тоже мой.

– Это невозможно, – воскликнул я, но тут тропа под моими ногами начала крошиться. И когда я, преодолевая воющий ветер, повернул голову, то увидел, что ворота стали едва различимы.

– Нет! – Закричал я. – Любовь, не оставляй меня! – Я побежал к тающим на глазах воротам, хохот рей-кирраха терзал мой слух. Тьма выходила из пор земли и застилала все вокруг. Я хватал ртом воздух, в боку закололо от быстрого бега, но ворота уходили все дальше и дальше от меня, их почти уже не было видно. – Не здесь… не оставляй меня здесь…

Я проснулся, истекая потом, сердце прыгало в груди, тело сотрясалось от рыданий, душа была полна отчаяния. Я знал, где я. Тьма, холод, запах сотни немытых тел, прелая солома надо мной и подо мной. Это место не походило на то, что я только что видел. Но и оно было землей зла, и я так и не смог избавиться от произведенного сном впечатления до тех пор, пока серый рассвет не позволил мне разглядеть вокруг себя лица рабов, а не демонов.

Придя в Главный Зал, я прежде всего перелистал переплетенную в кожу книгу, чтобы понять, что произошло за дни моего вынужденного отсутствия и сколько этих дней прошло. Оказалось, что на следующий день после нашей беседы, имевшей для меня столь печальные последствия, принц не был в Зале. Он пришел только через день и вынес свое решение по делу о наследстве и женитьбе. Он назначил молодой девушке двух опекунов, тех самых баронов, каждый из которых должен был заботиться о половине ее земель. Право решать, какая часть земель станет приданным девицы, и кто станет ее мужем, принц оставил за Императором. Все было сделано весьма деликатно. Сомневаюсь, что лорд Дмитрий стал бы придираться к решению Александра. Кстати, я бы не удивился, если бы узнал, что те золотые волосы и длинные ноги, которые я недавно видел, принадлежали именно этой девице.

В тот день больше не было вынесено никаких решений, то же самое и на следующий день. В записях было полно клякс и исправлений. Очевидно, что-то не ладилось. Но третий день, тот, когда Дурган извлек меня из подвала и отправил в покои принца, судя по записям, прошел так же, как и первые дни Дар Хегеда, когда принц был бодр и здоров.

Возможность снова увидеть демона, пусть даже издалека, смущала меня, пробуждая в моей голове мертвые голоса и забытые страхи. В Зал входили все новые толпы просителей и слуг, и я все чаще отрывал глаза от книги, ища среди них малиновый плащ и ледяные голубые глаза. Я сказал принцу, что демон повторит попытку. Верил ли я сам в эти слова? Я опустил глаза в книгу. Что будет, то будет.

Следующие три дня Дар Хегеда прошли спокойно. Дурган позволил мне снова спать с остальными, хотя он не получал на этот счет никаких распоряжений. Он рассудил, что если я вернулся к тем обязанностям, которые выполнял до заточения, то меня следует вернуть и к прежнему режиму. Он ни о чем не говорил со мной. Он просто снимал с меня цепь по утру и приковывал меня на ночь, а также следил за тем, чтобы все работающие во дворце рабы были накормлены и умыты.

Я больше не позволял себе видеть сны и старался внушить себе, что все идет по-прежнему. Демону наскучит, и он покинет Кафарну. А я смогу спать, работать и существовать в моем собственном мире до самой смерти.

Но я нигде больше не находил этого мира. На четвертый день после моего возвращения на Дар Хегед, принц не вышел в назначенный час. Управляющие и камердинеры расстилали ковры и готовили кресла, налогоплательщики и просители, вынужденные продлить свое пребывание в Кафарне из-за странной болезни принца, недовольно ворчали, стоя в толпе, которую вот-вот должны были впустить в Зал. Факелы были зажжены, трубачи были готовы музыкой объявить прибытие принца. Птицы и обезьянки, принесенные в подарок, возились и вскрикивали в своих клетках. А принц все не шел.

Александр никогда не опаздывал. Он ненавидел церемонии, ворчал, но он никогда не пренебрегал своими обязанностями. Очень странно. Непонятно.

После двух часов ожидания дворяне насели на главного управляющего.

– Скажи нам, Фендуляр, где наш принц?

– Снегопады усиливаются. Мы не попадем домой, если задержимся в Кафарне еще на несколько дней!

– Никогда еще не было такого Дар Хегеда!

– Он что, снова заболел?

– Это правда, что он устроил погром в своих покоях?

Я убеждал себя, что это ничего не значит. Наверное, какая-нибудь женщина, которая вывела его из себя. Или что-нибудь с его конем. Дерзийцы всегда ставили коней превыше всего. Я разглядывал толпу. Келидца здесь не было.

– Господин главный управляющий, может быть, мне пойти узнать, в чем причина задержки? – Слова сами сорвались у меня с языка.

– Мы послали уже пятерых, – Фендуляр был так расстроен, что забыл поставить меня на место. – Сиди здесь.

Я принялся затачивать перья, словно это были наконечники копий, которые следовало приготовить к бою.

К счастью для Фендуляра и для дворцового запаса перьев, принц вскоре пришел и разобрал все назначенные на тот день дела без всяких происшествий, но так и не объяснив, что задержало его. При этом его высочество явно был в дурном расположении духа, поэтому только несколько просителей покинули дворец более счастливыми, чем пришли в него.

Несколькими днями раньше мне поручили выполнять работу для главного управляющего. Каждый вечер я до полуночи переписывал бесконечные копии решений, принятых на Дар Хегеде, и списки налогоплательщиков. Эта работа была не только нудной, но и холодной, поскольку единственное крошечное окошко пыльной каморки было разбито, наверное, несколько веков назад, а тратить дрова на раба Фендуляр не собирался. Каждые несколько минут мне приходилось подносить то чернильницу, то руки к пламени единственной оставленной мне свечи, чтобы они совсем не заледенели. После долгого дня в Главном Зале глаза и пальцы отказывались служить. Мне все время приходилось поправлять уже написанное или переписывать все заново, до тех пор, пока цифры и фамилии не начинали выстраиваться в призрачный хоровод вокруг пламени свечи. Но, несмотря на все это, я был счастлив. За мою жизнь в рабстве меня использовали на множестве разных работ, только в шахтах я не был. У меня было семь хозяев, трое из которых были грубы со мной, а еще один был помешан. После всего, что было, холод, скука и одиночество казались счастьем. Многим рабам приходится несладко, а мне не на что жаловаться.

В конце того дня, когда принц опоздал на Дар Хегед, Фендуляр снова отправил меня в холодную каморку. Час за часом я переписывал суммы выплаченных налогов, вспоминая шерстяное одеяло Дургана и его жаровню, или воображая тепло камина в покоях принца. Что за странная была ночь! Я разговаривал с наследником Львиного Трона Дерзи. На какой-то миг я снова из раба превратился в человека. Даже барон никогда не задавал мне настоящих вопросов, требующих работы ума.

– Заканчивай, хватит на сегодня, – произнес один из слуг принца, появляясь в дверях. От неожиданности я вздрогнул и едва не опрокинул чернила. Сердце молотом застучало в груди. – Его высочество требует своего писца. Иди незаметно, как и раньше, – это был тот же мальчишка, что провожал меня в первый раз в спальню принца.

– Не унести ли мне прежде все эти вещи, мастер Олдикар?

– Нет, конечно. Ну, что ты за дурак? Ведь принц ждет тебя. Мне поручили все убрать за тобой, чтобы ты мог идти сразу же, – похоже, ему все время отдавали подобные приказы, что не улучшало его и без того мрачного настроения. Ему так и придется быть на побегушках у Фендуляра, пока он не получит права заплести волосы в косу. На всякий случай следовало сохранить с ним хорошие отношения.

Я низко поклонился. Потом вытер испачканные пальцы листом бумаги и поспешил через роскошные комнаты Фендуляра, через внутренний дворик с замерзшими фонтанами и голыми деревьями в занятое покоями принца крыло Летнего Дворца. Я прошел уже полпути, прежде чем понял, что подгоняет меня. Я беспокоился за Александра.

Я на миг остановился у начала колоннады, ведущей в жилые покои, и вдохнул ледяной воздух. Промерзшая земля под моими босыми ногами вернула меня к реальности: я вспомнил, кто я, что я и где я. Ничто не изменилось. Ничто. После всех этих долгих лет я не имел права разрушить построенный с таким трудом свой собственный мир. Беспокойство означает надежду. А надежде не было места в моем мире.

Думая, что идти «незаметно» означает войти через комнату со светильниками, я брел по коридору, размышляя, как я смогу объяснить стражнику, зачем я здесь. Но юный Олдикар предупредил его. Когда я появился, солдат молча кивнул головой на дверь спальни. Я успел заметить обнаженную женщину, которая плакала, сидя на полу рядом с кроватью, после чего стальная рука схватила меня за плечо и потащила через спальню в следующую комнату.

– Где это? – заревел Александр, выталкивая меня в середину комнаты. На нем была белая шелковая ночная рубаха. Распущенные рыжие волосы свисали растрепанными прядями.

– Найди эту гадость!

Я упал на колени.

– Как прикажете, ваше высочество. Но, умоляю, скажите, что мне искать?

– Что-то, нечто заговоренное… откуда я знаю?

Я мог бы задать ему точно такой же вопрос, но воздержался.

– Найди, или я прикажу подать твои глаза на завтрак, волшебник! Я не хочу стать посмешищем Двадцатого Хегеда!

У меня был богатый опыт по утешению находящихся в ярости и чем-то ужасно расстроенных хозяев. Но сейчас я не знал, что сказать. Обычно они говорили, чем именно расстроены. И я все-таки рискнул спросить.

– Чтобы точно знать, что искать, я должен знать, какое именно заклятие на вас наложено, что не так. Или вы подозреваете, что это какой-то конкретный предмет, данный вам…

Принц схватил меня за шею и едва не поднял над полом.

– Если хоть одно словечко… намек… достигнут чьих-нибудь ушей… Я найду для тебя такую казнь…

– Ни слова, – просипел я, потирая шею после его могучей руки. – Клянусь.

Он оттолкнул меня и повернулся ко мне спиной.

– Я не могу… с того времени, как я снова начал спать… В первую ночь я только спал. И мне было не до этого. Потом приехал курьер, и я отослал ее прочь. Я решил, что это длится дольше обычного, потому что я расстроен письмом. Но потом еще две ночи подряд… Мне пришлось притвориться, что она не нравится мне…и тогда я сразу же послал за Шион. Эта рабыня всегда удовлетворяла меня. Я хотел удостовериться…

Все моментально встало на свои места. Мне пришлось сдержать улыбку – опасность была слишком велика. Просто для дерзийца неудача в подобного рода делах была немыслима, они не признавали поражений на этом поле боя.

– Келидец приносил вам еще какие-нибудь подарки? – Я был уверен, что дело не в заговоренных предметах. Это было вовсе не заклятие. Причину его неудачи было сложно установить, но заклятие почти никогда не накладывают на эту сферу жизни жертвы. Однако такого ответа Александр бы не принял.

– Нет, Корелий отправился в Парнифор навестить родственника. Но он сумел бы найти способ. Поищи, как ты уже искал.

– Да, конечно, – я поискал. Как я и ожидал, ничего, кроме волн страха, исходивших от рыдающей рабыни, которая винила себя, что не смогла утешить принца.

Придется придумать кое-что. Ведь было столько причин для подобных неудач, даже у такого молодого, полного жизненных сил человека. Но если я хотел сохранить свою голову на прежнем месте, мне не следовало пускаться в рассуждения.

– В вашей комнате нет заговоренных предметов, но заклятия подобного рода могут быть наложены с помощью пищи. Вы не ели ничего необычного в последнее время?

– Нет, кажется, ничего. Я сожгу кухни. Я их всех…

Я замахал руками и замотал головой.

– Нет, нет, не надо. Существует только один способ. Вы должны прекратить доступ яда в организм. Скорее всего, вам поможет ифрейл. Дерзийские воины раз в год очищают себя постом, разве не так, мой господин?

– И что с того?

– Просто пришло время сделать это. Тогда из вашего тела выйдут все яды, как обычно и бывает, – еще ему придется на недельку воздержаться и от женщин, тогда он сможет как следует отоспаться. Я надеялся, что пост станет лучшим лекарством от его болезни.

– Ифрейл, – задумчиво произнес он. – Это ведь довольно долго. И я избавлюсь тогда от заклятия?

– Я не могу точно сказать, что за заклятие использовалось на этот раз, но если в вас вошло что-то дурное с пищей, лучшего способа избавиться от него нет. А вместе с ним уйдет и заклятие.

– Наверное, ты прав, – он кивнул головой. – Перед тем, как покинуть город, Корелий принес мне микстуру для улучшения сна. Он слышал, что у меня бессонница. Я отказался от его микстуры, заявив ему, что сплю как сурок. Он целый вечер только об этом и говорил, все выпытывая, какое снадобье я использовал. Сказал, что когда-то занимался врачеванием, и с тех пор интересуется лекарствами. Потом он еще спросил, кто мне посоветовал мое лекарство. Мне показалось, что вопрос странный… ведь ты предсказал его.

– И что вы ответили ему? – Я должен был узнать, чтобы избавиться от тяжести на душе.

– Я сказал, что никто не смеет мне советовать с тех пор, как я покинул детскую.

Дней десять спустя, на церемонии закрытия Дар Хегеда, я заметил, как слегка похудевший, с сияющими глазами принц Александр поднял почтительно склонившуюся перед ним в реверансе юную даму с золотистыми волосами. Он поддержал ее под локоть и как бы случайно провел рукой по ее груди. По его взгляду и ее плотоядной улыбке я догадался, что мое лекарство подействовало. Я больше не ощущал беспокойства, только обычную неловкость, поскольку снова исполнил желание дерзийца. Но Александр всегда добивался выполнения своих желаний, так что я был рад хотя бы тому, что девушки-рабыни не будут больше страдать от неудовлетворенной похоти принца.

Келидца не было во дворце, но музыка демона изредка начинала негромко звучать у меня в голове, подобно тому, как свежий летний ветер иногда приносит с собой запах падали.