100 великих рекордов животных

Бернацкий Анатолий Сергеевич

Физиологические рекорды

 

 

Быстроногие существа

Можно сказать, что скорость перемещения в пространстве для любого живого организма – это во многом жизнь. Если организм быстро передвигается, значит, у него возрастают шансы спастись от острых зубов хищника.

И многие животные довольно активно прибегают к этой мере защиты, устанавливая порой настоящие рекорды скоростей. Но поскольку мелкому животному за крупным угнаться очень сложно, например, мыши за гепардом, говоря о рекордах, следует принимать во внимание отношение длины тела организма к расстоянию, которое он преодолел за единицу времени. Кроме того, наверное, следует учитывать, где этот рекорд установлен: на суше, в воздухе или воде. А это значит, что мы будем искать рекордсменов среди бегунов, летунов и пловцов.

Итак, бегуны. Несомненно, самым быстрым обитателем земли является гепард. В погоне за добычей он может пробежать полукилометровую дистанцию со 120-километровой скоростью. При этом ускориться до 100 километров час он может за… три секунды. Столь высокая скорость позволяет этому зверю эффективно охотиться на открытых пространствах, в частности, в степях.

Во время погони гепард совершает 6–8-метровые прыжки. Причем при столь огромной скорости он может быстро менять направление бега. И в этом ему помогают когти, играющие роль шипов. Частота же дыхания гепарда во время этого «спринтерского броска» достигает 150 раз в минуту.

Бегущий гепард

А поскольку скоростной рывок требует такого расхода кислорода, который не могут долгое время предоставлять сердце и лёгкие, стремительный бег гепарда продолжается всего около двадцати секунд. И если жертву хищник не настигнет на первых сотнях метров, он прекращает преследование. Но удача «улыбается» хищнику, он сбивает добычу с ног ударом передней лапы, а затем ее душит.

Впрочем, эта быстроногая кошка считается в Африке одним из самых слабых крупных хищников. Дело в том, что гепарду требуется как минимум около получаса, чтобы отдохнуть после погони. И в это время леопарды и львы безбоязненно «конфискуют» у гепарда его добычу.

Более того, гепард ест только тех животных, которых убил сам. Поэтому он лишь изредка прячет в кусты недоеденную жертву, чаще всего охотится каждый раз заново.

Мало уступает в скорости гепарду и вилорогая антилопа, на которую он охотится. При длине тела 100–130 сантиметров и массе – 35–60 килограммов, она может развить скорость до 100 километров в час. При этом в таком темпе животное может бежать 5–6 километров. Столь же быстрому бегу антилопы обязаны толстой трахее, объемистым легким и большому сердцу. А наличие хрящевых подушечек на передних ногах позволяет вилорогам свободно перемещаться по каменистой почве.

Антилопы – млекопитающие стадные. В связи с этим у них существует довольно интересная система коммуникационных сигналов. Так, при возможной опасности животное-сторож взъерошивает волосы белого «зеркала», расположенного в хвостовой части тела. В результате этого действа оно становится похожим на большую пуховую подушку. Другие животные этот сигнал опасности, видимый с четырехкилометрового расстояния, моментально дублируют, и состояние тревожной готовности вскоре охватывает все стадо…

Но, помимо этих двух скороходов, своими беговыми качествами могут похвастать также антилопа гну, лев, газель Томпсона, которые в критических ситуациях развивают скорость до 80 километров в час. А вот другие млекопитающие бегают намного медленнее: например, заяц, олень, шакал или жираф бегут со скоростью чуть больше 50 километров в час…

В тройке сильнейших сухопутных бегунов находится и представитель птичьего племени – всем известный страус. Благодаря мощной мускулатуре ног он может бежать со скоростью 85–90 километров в час. При этом на такой приличной скорости страусы умудряются еще и вписываться в крутые повороты. Такая способность этих птиц связана с их короткими крыльями, которые в это время выполняют функцию руля…

А какие же скоростные успехи демонстрируют другие классы животных? Конечно, так бегать быстро, как гепард или страус, они не могут, но тем не менее их скоростные результаты тоже впечатляющие. Так, черная игуана из рептилий, обитающая в Коста-Рике, однажды «промчалась» со скоростью 34,9 километра в час.

Еще у одной рептилии – у хлыстохвостой ящерицы-бегуна – тоже довольно приличная скорость: 29 километров в час. Кстати, у этих животных имеется одна уникальная особенность в физиологии: их популяции состоят лишь из самок, откладывающих неоплод отворённые яйца, из которых вылупливаются опять же только самки. Но, несмотря на это, во время размножения самки спариваются, при этом одна из них выполняет функции самца…

Судя по приведенным выше данным, можно подумать, что только животные, имеющие конечности, могут быстро перемещаться. Оказывается, это не так: у самой быстрой в мире змеи – черной мамбы – была зафиксирована скорость передвижения на земле почти 19 километров в час. А в ветвях кустарников она перемещается еще стремительнее. Кстати, это самая ядовитая змея Африканского континента. Человек погибает от ее укуса в течение получаса, если, конечно, не приняты соответствующие меры…

Что же касается беспозвоночных, то и здесь есть свои рекордсмены, которые порой бегают даже быстрее известных змей или ящериц. Например, длинноногие сольпуги рода Solpuga – самые быстроходные среди пауков: спринтерские дистанции они могут пробегать со скоростью 16 километров в час. А если учесть, что та же сольпуга имеет средние размеры около 5 сантиметров, а, например, черная мамба – 3 метра, то рекордсмен-паук бегает быстрее не только змеи, но и гепарда. Ведь для сольпуги 16 километров – это 320 000 ее длин тела в час, или 90 – в секунду…

В поведении сольпуг исследователи отмечают также и несколько любопытных особенностей. Так, в момент опасности они закидывают заднюю часть на переднюю и начинают пищать, прыгать на одном месте и размахивать длинными педипальпами.

Вот что об этом пишет Альфред Врем: «Как слон поднимает вверх свой хобот, когда дотронется до незнакомого ему предмета, так и бихорка закидывает вверх свои щупальца. Но когда она наметит себе добычу, то бросается на нее одним прыжком и вонзает в нее свои клешни». Следует иметь в виду, что «щупальцами» Брем называл педипальпы, а «клешнями» – хелицеры.

Рацион сольпуг очень разнообразен. Добычу свою они находят при помощи органов осязания, зрения или по вибрациям почвы, а затем или преследуют жертву, или нападают на нее из засады. Кроме того, они с удовольствием проникают в пчелиные ульи, опустошая их, проламывают хелицерами стенки термитников, истребляя их обитателей. Но и у сольпуг тоже немало врагов, в числе которых крупные пауки, амфибии, ящерицы, лисы, медведи, барсуки и прочие животные.

В качестве защиты от врагов пустынная сольпуга Galeodes grand на глубине 10–20 сантиметров с помощью хелицер и второй пары ходильных ног роет настоящие катакомбы длиной в несколько метров, а вход в нее забивает пробкой из сухих листьев.

Кстати, долго считалось, что сольпуги ядовиты. Действительно, укус их мощных хелицер и впрямь болезнен. Однако у сольпуг нет ни ядовитых желез, ни яда.

А вот среди наземных насекомых самыми лучшими бегунами являются американские тараканы – крупные четырехсантиметровые рыжие существа. В 1991 году представитель этого вида развил скорость 5,4 километра в час, или 50 длин тараканьего тела за секунду.

Кстати, американские тараканы обладают одной уникальной физиологической особенностью: они могут не потреблять каротин годами, но его содержание в глазу остается постоянным, а зрение – нормальным. А ведь для большинства организмов недостаток каротина приводит к ухудшению зрения, особенно в темноте.

Ученые провели любопытный эксперимент: одну группу тараканов они кормили сахаром, водой, белым хлебом, то есть продуктами, в которых было очень мало предшественников каротина – каротиноидов, а другую – морковным соком, в котором этих веществ с избытком.

Спустя шесть месяцев объем каротина в теле тараканов двух групп различался тридцатикратно. В то же время в глазах у обеих групп количество каротина было одинаковым. То есть таракан каким-то способом ухитряется поддерживать стабильный уровень этих веществ в глазах независимо от диеты. Причем, это постоянство животные сохраняют очень долго. Ученые исследовали тараканов, у которых и отцы и деды сидели на хлебе и воде, но уровень каротиноидов оставался у них неизменным.

Причина такой невероятной стабильности в том, что американский таракан при избытке каротиноидов в пище начинает накапливать их в кишечнике, причем в огромных количествах. Но если каротиноидов в еде нет, насекомое начинает самостоятельно их синтезировать. В результате взаимодействия этих двух механизмов уровень каротиноидов в глазу таракана поддерживается на постоянном уровне, и никакая диета не может его изменить.

 

Быстрокрылые

Следующими в нашем разговоре должны, наверное, стать покорители шестого океана: птицы и насекомые. Эти организмы обладают не только относительными, но и абсолютными рекордами в скорости.

Так, сокол-сапсан – самая быстрая птица на планете. Когда он пикирует с высоты вниз, то в этот момент скорость полета достигает свыше 320 километров в час. А в 2005 году пикирующий сапсан развил скорость 389 километров в час.

Этот крылатый «снаряд» во время атаки сбивает добычу ударом когтистых лап. Причем удар бывает настолько силён, что у жертвы нередко разрывается тело.

Сапсаны – приверженцы многолетних семейных отношений, впрочем, как и определенной гнездовой территории, на которой они живут и которую защищают в течение долгого времени. Так, на небольшом острове у берегов Уэльса ученые обнаружили скальный уступ, где птицы гнездились, по крайней мере, с 1243 года.

Сокол-сапсан в полете

Очень любопытно брачное поведение этих птиц. Чаще всего к месту будущего гнездовья прилетает самец. Чтобы обратить внимание самки, он совершает разнообразные фигуры «высшего пилотажа»: кружится по спирали, внезапно ныряет или кувыркается. Когда самке самец понравится, она садится от него на небольшом расстоянии. Когда же пара сформируется окончательно, сидящие рядом птицы внимательно рассматривают друг друга, чистят партнерам перья или обгрызают ногти. Помимо этого, в брачный период самец часто кормит самку, на лету передавая ей пойманную им добычу. Принимает же ее самка в воздухе, переворачиваясь вверх ногами.

Другой птицей-рекордсменом является иглохвостый стриж: средняя скорость полета этой птицы – 120–180 километров в час. На отдельных же участках полета птица развивает скорость до 300 километров в час. Такая же невероятная скорость полета и у черного стрижа.

А вообще черный стриж – это поистине феномен в мире птиц. Так, в случае голодания температура тела у этих птиц иногда опускается до 20 градусов, хотя стрижи, как известно, теплокровные организмы. При этом взрослые особи и птенцы даже могут впадать в оцепенение.

В то время как у других насекомоядных птиц птенцы исключительно чувствительны к недостатку пищи и гибнут после однодневной, в крайнем случае, двухдневной голодовки, птенцы стрижей могут прожить без еды и девять, и даже двенадцать дней. А вот взрослые стрижи такого длительного перерыва в питании выдержать не могут и погибают значительно раньше.

Но бывает, что стрижи совсем по-иному реагируют на недолговременные неблагоприятные условия. Так, когда появляется дефицит в кормах во время насиживания, стрижи выбрасывают свои яйца из гнезд, причем независимо от того, насколько далеко зашло развитие зародыша. Да и длительность насиживания у стрижей тоже весьма изменчива: она колеблется между 16 и 22 днями.

В своем поведении стрижи перевернули с ног на голову еще одну хорошо известную в орнитологии закономерность: у них, в отличие от большинства птиц, у которых с продвижением на север число яиц в кладке увеличивается, наоборот – уменьшается.

Еще одно устоявшееся мнение поколебали эти удивительные птицы. Их птенцы могут летать и самостоятельно кормиться сразу же после вылета из гнезда. Поэтому у них отсутствует период «семейной» жизни после гнездового периода. Случается, что молодые стрижи, как только покинут «родительский дом», сразу же оставляют и свою гнездовую территорию. Но бывает и так, что оба родителя или один из них покидают птенцов, когда они еще находятся в гнезде. Следовательно, в обоих случаях «детишки» начинают свою самостоятельную жизнь без родительской помощи…

Миниатюрная птичка колибри тоже развивает огромную скорость в полете – на коротких отрезках до 100 километров в час. Да и вообще этих изящных пичуг, без всякого сомнения, можно назвать одними из лучших летунов в мире пернатых. Они могут без труда перемещаться вперед, назад, вверх, вниз, в стороны, способны неподвижно зависать в воздухе, а также взлетать и приземляться вертикально.

Когда колибри замирает в воздухе, её крылья, как и у многих насекомых, описывают восьмёрку. Такая траектория позволяет птице оставаться практически неподвижной, а также поддерживать в равновесии ее тельце в то время, когда она принимает вертикальное положение.

Кроме того, чтобы зависнуть в воздухе, птице необходимо совершать крыльями около 50–80 взмахов в секунду! Во время же любовных игр частота взмахов может достигать рекордной величины – 200 в секунду.

Такие особенности летательного аппарата позволяют колибри почти мгновенно достигать максимальной скорости после вылета из гнезда, а также почти сразу же останавливаться во время приземления на тонкую веточку.

Чем же обусловлены столь удивительные летательные способности колибри?

Во-первых, скелет этих птиц имеет особое, характерное только для них, строение. Так, большинство костей колибри пористые, хотя некоторые – кости крыла и лап – полые. Плечевая кость и предплечье – прямые и короткие, а локтевые и запястные суставы вообще не двигаются, благодаря чему конструкция крыла приобретает жесткость. Такая конструкция плечевого пояса обеспечивает быстрые и резкие взмахи, предотвращая сгибания крыльев.

Во-вторых, несмотря на свои миниатюрные размеры, колибри имеют довольно массивные мышцы крыла: они составляют почти половину массы ее тела.

Благодаря такой конструкции летательного аппарата колибри может мгновенно менять угол крыла, совершая уникальные перемещения в воздухе, которые не под силу любой другой птице.

Дыхательная система колибри тоже имеет ряд оригинальных конструктивных особенностей, позволяющих им спокойно порхать в воздухе. Например, она объединяет 9 воздушных мешков, соединенных дыхательными трубками с легкими. Когда колибри находится в движении, грудные мышцы выталкивают воздух сначала в эти мешки, а уже из них – в легкие, создавая, таким образом, максимальный приток воздуха, когда птица наиболее активна и особенно нуждается в кислороде.

Другие птицы тоже демонстрируют высокие скоростные результаты, но тем не менее сапсану, стрижу или колибри они уступают. Так, сизый голубь летит со скоростью 73 километра в час, дрозд-рябинник – 70, клест и обыкновенная галка – 60, черный дрозд – 53 километра в час.

У зяблика, чижа, чирка-свистунка, серого журавля, озерной чайки, обыкновенной кряквы – скорость 50 километров в час, а у воробья – 39.

Очень серьезную конкуренцию птицам в скорости полета составляют насекомые – единственные представители беспозвоночных, имеющие крылья и освоившие воздушную среду.

Имеются надежные данные относительно скорости полета саранчи Schistocerca gregaria – 33 километра в час и хлопковой совки Helicoverpa zea – 28 километров в час.

В то же время некоторые авторы указывают, что максимальная скорость полета стрекозы достигает 57 километров в час, а другие – что в момент преследования добычи эти хищницы совершают броски со скоростью 100 километров в час. Правда, эти данные научного подтверждения пока не получили.

А вот то, что некоторые бражники из чешуекрылых насекомых развивают скорость до 50 километров в час, известно точно. Эти насекомые имеют заостренные крылья, обтекаемое тело и мощную крыльевую мускулатуру. Если сопоставить скорость полета и размеры тела насекомого, то его относительная скорость будет в 5 раз выше, чем у современного реактивного самолета. Бражники способны зависать в воздухе, и, подобно колибри, высасывать длинным хоботком нектар из цветов, не присаживаясь на них. Во время полета потребление кислорода у бабочек возрастает в 150 раз по сравнению с состоянием покоя.

Однако самым скоростным насекомым считается слепень. Этот крупный (до 3 сантиметров в длину) представитель семейства мух, широко распространенный во многих заболоченных местах, обычно носится в воздухе со скоростью 22,4 километра в час. Но иногда он ускоряется и до 60 километров в час.

Возможно, что многие насекомые летают и быстрее, но проверенных данных на их счет нет. Например, в некоторых источниках говорится, что скорость совки ипсилон Agrotis ipsilon может достигать 97 и даже 113 километров в час. Впрочем, цифра эта вызывает серьезные сомнения, поскольку даже насекомые, известные своими летными качествами, имеют значительно меньшие скорости. В частности: у шершня она равняется 25,2 километра в час, у пчелы – 22,4, у саранчи – 16, у комнатной мухи – 6,4 и т. д.

 

Рекордсмены в плавании

Трудно представить, что невидимая невооруженным глазом инфузория-туфелька может претендовать на место в группе самых быстрых пловцов. Но, оказывается, так оно и есть. Ученые установили, что скорость движения инфузории-туфельки приблизительно 2 миллиметра в секунду. А учитывая размеры этого одноклеточного существа, это означает, что туфелька за одну секунду проплывает расстояние, которое в 10–15 раз больше длины ее тела. И двигается столь быстро эта инфузория за счет 12 тысяч ресничек, которые находятся на поверхности ее тела.

Кстати, на дне пресноводных водоемов часто встречается хоть и не самый быстрый, но весьма оригинальный родственник туфельки – стилонихия – довольно крупное, до 0,3 миллиметра в длину, простейшее.

Тело сталонихии сильно сплющено, и по этой причине у нее легко различаются спинная и брюшная стороны, а также – передний и задний концы. На спинной стороне инфузории торчат одиночные щетинки, которые, как считается, выполняют осязательную функцию и никакой роли в перемещении животного не играют.

Гигантский кальмар

Те же структуры, которые связаны с движением и захватом пищи, сосредоточены у инфузории на брюшной стороне. Здесь находятся толстые и немногочисленные выросты, разбросанные отдельными группами по всему телу. Их называют брюшными циррами. Каждая из них состоит из нескольких десятков соединенных между собой ресничек.

При помощи цирр инфузория быстро, словно мышкующая лисица, передвигается по субстрату. Кроме «бегания», стилонихия может и прыгать, словно блоха. Эти кульбиты она совершает благодаря двум мощным хвостовым циррам, которые в ползании или «бегании» участия не принимают.

Цирры у стилонихи располагаются также и по обоим краям тела. А эти ресничные образования выполняют функции весел, то есть служат для плавания животного в толще воды.

А вообще самым быстрым из простейших является представитель жгутиковых монас стигматика. Этот одноклеточный организм может за 1 секунду преодолеть расстояние, в 40 раз превышающее длину его тела…

Великолепными пловцами являются головоногие моллюски, которые нам уже известны по многим рекордным результатам. Так, гигантский кальмар при длине тела 18 и щупалец – 10 метров, может развить скорость до 55 километров в час. И достигает он столь значительных результатов за счет реактивного движения.

А происходит реактивное перемещение следующим образом. Через мантийное отверстие, которое находится в передней части тела моллюска, в мантийную полость поступает вода. Набрав достаточно воды, моллюск закрывает мантийное отверстие и, сдавливая брюшные мышцы, с силой выталкивает струю воды, которая вырывается из сифона, точно снаряд из пушки. И реактивная сила, которая появилась в результате этих действий, толкает кальмара в противоположную сторону. И моллюск, словно ракета, проносится в толще воды задним концом тела вперед…

Однако кальмару все же далеко до тех скоростей, какие развивают некоторые рыбы. Конечно, максимально точно измерить скорость передвижения в естественных условиях живых организмов, в том числе и рыб, очень сложно. Однако ученым все же удалось провести несколько наблюдений, в ходе которых они и попытались выделить самых скоростных рыб.

Оказалось, что парусник в течение 3 секунд смог развить скорость почти 109 километров в час. Получила же эта рыба свое название благодаря высокому, похожему на парус, спинному плавнику, который начинается от затылка и тянется почти до хвостовой части рыбы.

Такую невероятную скорость парусник может развивать благодаря своему особому строению. Так, когда рыба разгоняется, парус складывается и прячется в специальную выемку на спине. То же касается анального и брюшных плавников. Но, когда рыба делает резкие повороты на большой скорости, плавники резко поднимаются.

Но, наверное, еще более важную роль, чем плавники, в быстром движении парусника играет эффективно используемая турбулентность, когда вода, обтекая тело, образует быстрые завихрения, которые уменьшают сопротивление воды.

Кроме того, парусники не имеют плавательного пузыря, который при высокой скорости перемещения не смог бы поддерживать давления на оптимальном уровне, а лишь являлся бы помехой.

Серьезную конкуренцию паруснику составляют и некоторые другие морские рыбы: тунец, марлин, меч-рыба. Кстати, марлин и меч-рыба даже претендуют на звание рекордсменов. Действительно, марлин иногда разгоняется до 130 километров в час, а меч-рыба – даже до 140 километров в час.

Но вот за счет чего меч-рыба может достичь такой скорости? – ученые пока не знают. Хотя и предлагают несколько ответов на этот вопрос.

Так, многие специалисты считают, что высокую скорость рыбы развивают благодаря своему «мечу», который создает кавитацию, представляющую собой процесс образования в жидкости полостей, или пузырьков, заполненных паром.

И когда меч-рыба достигает максимальной скорости, значительная часть ее тела оказывается в зоне кавитации, то есть в водогазовой смеси. Теоретически это должно в значительной степени снижать сопротивление среды.

Определенную роль в повышении скорости ученые отводят и жабрам. Замечено, что во время быстрого движения рот и жаберные крышки у рыбы постоянно открыты. Через жабры вода постоянно течет, причем скорость ее тока рыба может регулировать, сужая или расширяя жаберные щели. То есть рыба может задать этому потоку скорость большую, чем скорость движения ее самой. И тогда этот поток «смывает» с ее тела слой воды, что еще больше увеличивает скорость рыбы.

Очень важным скоростным фактором является и температура тела рыб, которые, как известно, относятся к холоднокровным животным. Впрочем, рыбаки давно заметили, что поверхность тела скоростных рыб на несколько градусов теплее окружающей воды.

Так, при температуре воды в океане, например, 25–28 градусов, температура тела меч-рыбы или тунца – около 40–41 градуса.

Оказалось, что в теле этих рыб, недалеко от жабр, находится пара сосудистых сплетений.

Крупные сосуды, идущие к жабрам и от жабр, разветвляются на множество мелких сосудиков, которые тесно переплетаются, но нигде не соединяются друг с другом. Таким образом, кровь, поступающая в жабры, охлаждается противотоком, но, охлаждаясь, она подогревает кровь, идущую из жабр: потери тепла снижаются, и становится возможным повышение температуры тела.

Итак, с помощью различных конструктивных ухищрений меч-рыба, тунец, парусник добиваются рекордных скоростей.

Что же касается скоростных качеств акул, то эти рыбы на удивление плавают сравнительно медленно, передвигаясь с крейсерской скоростью примерно 8 километров в час. Однако во время охоты акула может разогнаться и до 20 километров в час. Впрочем, акула-мако способна достичь скорости и 50 километров в час. Впрочем, подобные скоростные рывки совершает и белая акула. И связаны эти способности акул с теплообменным механизмом, который характерен меч-рыбе или тунцу.

Кстати, кроме хвоста и плавников, у акул есть еще один двигатель – «реактивный», то есть такой же, как и у кальмаров.

Включается он тогда, когда хищник, точно из ракетного сопла, с силой выталкивает воду из жаберных щелей и за счет этого толчка движется вперед. И что удивительно, к такому способу передвижения прибегают в основном спящие на ходу акулы…

Но, оказывается, есть рыбы, которые плавают медленнее, чем летают. Это так называемые настоящие летучие рыбы: у них и впрямь скорость в воде около 30 километров в час, а в полете – достигает 60.

Даже оторвав свое тело от воды, летучая рыба продолжает работать нижней лопастью своего хвостового плавника. Таким путем она получает дополнительное ускорение и увеличивает дальность полета. Используя хвостовой плавник как своеобразный ускоритель, некоторые рыбы, как брошенный по воде камень, лишь коснутся поверхности океана и летят дальше, преодолевая таким образом расстояние в полтора, два и даже три километра.

Летают эти рыбы в основном ночью. Потому что с наступлением темноты на охоту выходят ночные водные хищники, и летучие рыбы спасаются тем, что переходят из водной стихии в воздушную среду…

Самые же быстрые морские млекопитающие – это касатки. Они могут достичь скорости 55,5 километра в час. Этот результат был зафиксирован в Тихом океане в 1958 году.

Живут эти дельфины стайными сообществами. Причем, как показали наблюдения, у них очень прочные семейные связи. Например, в стаде находится сразу несколько поколений, причем случаи агрессивного поведения стада практически не зарегистрированы.

Для общения между собой и во время охоты касатки используют эхолокацию, то есть высокочастотные импульсы, которые они регулярно издают.

Объектами питания для них служат самые разнообразные морские организмы: кальмары, рыба, в том числе и акулы, дельфины, тюлени, пингвины и даже моржи, нарвалы и усатые киты, на которых касатки, словно волки, набрасываются стаей, разрывая их на куски.

Нередко они применяют разные хитрые тактические приемы. Так, увидев на льдине пингвина, они подплывают снизу и ударом головы просто разламывают льдину. Оказавшаяся в воде птица моментально становится их добычей.

Аппетит же у этих хищников невероятный: например, в кишечнике одной из касаток были обнаружены остатки 13 дельфинов и 14 моржей…

 

Рекордсмены по рытью нор

Очень многие животные, спасаясь от хищников или неблагоприятных условий внешней среды, роют норы, которые порой достигают огромной длины.

Взять хотя бы черепаху гофер, обитающую в пустынях юго-запада США и северо-запада Мексики.

Эта рептилия крупными габаритами не отличается: длина ее около 38 сантиметров, а вес – до 9 килограммов. Однако даже при таких небольших размерах черепаха-гофер роет довольно глубокие норы. Нередко они достигают длины 14 метров и глубины – 3 метров.

В конце норы черепаха выкапывает просторную камеру, в которой отдыхает и спит. В своих подземных апартаментах она скрывается от хищников, а также пережидает неблагоприятные погодные условия.

Следует заметить, что в норах гофера нередко находят пристанище норные совы, скунсы, опоссумы, лягушки-гоферы, змеи и другие животные.

Трубкозуб, роющий нору

Но 14-метровые тоннели черепахи гофер – это далеко не рекорд. Рекордсменом по длине вырытых ходов, вероятнее всего, следует считать крота: зоологи утверждают, что этот зверек за одну ночь способен «пробить» туннель длиной в 60 метров.

А вообще норы кротов – это сложное подземное сооружение, состоящее из сети связанных между собой ходов диаметром около 5 сантиметров. Эти коридоры многократно ветвятся, пересекаются. На тех же участках, где кротов особенно много, норы располагаются в несколько ярусов, а перекрестки часто используемых подземных тоннелей расширяются до 10–15 сантиметров в диаметре. В этой системе «катакомб» имеются также постоянные ходы, которые пролегают на глубине 10–20 сантиметров. По этим подземным трассам передвигаются многие кроты, причем порой эксплуатируют их в течение нескольких лет.

Следует заметить, что кроты преподнесли физиологам один любопытный сюрприз: оказывается, летом кроты едят больше, чем зимой, хотя в этот период активность у них не снижается, и они не впадают в спячку.

Известный нам по самым длинноносым животным трубкозуб тоже роет протяженные – порой до 20 метров длины – норы.

Подземные убежища сооружают и утконосы. У этих животных норы могут иметь длину от 1 до почти 30 метров с многочисленными ответвлениями…

В густом лесу, обычно на крутом склоне холма или оврага, можно наткнуться на довольно большое отверстие, стенки которого отшлифованы так, словно их подвергли специальной обработке. При виде такой дыры в земле в голову приходит естественная мысль, что это, наверное, вход в подземное жилище какого-нибудь лесного зверя. И, скорее всего, лисицы.

Конечно, нора может принадлежать лисе – тоже классному специалисту по рытью подземных укрытий. Но в данном случае – это лаз в гнездо барсука – признанного мастера подземных и вместе с тем удивительных сооружений, которые порой простираются на десятки метров.

Но такими они становятся не сразу. Сначала барсук роет обычную нору, которая заканчивается гнездовой камерой. И глубина норы далеко не маленькая – 2–3 метра. Но это только начало того большого строительства, которое барсук продолжит в будущем.

Так, уже в следующем году старое жилье зверь расширяет и углубляет, пристраивает к нему новые коридоры и дополнительные камеры. И такими работами по расширению своих подземных катакомб барсуки занимаются не год и не два, а в течение многих десятков лет, из поколения в поколение. А имея сильные лапы с длинными крепкими когтями, свои норы барсуки роют довольно быстро и легко.

В результате такой активной строительной деятельности под землей появляется целый барсучий город, в котором общая длина коридоров иногда достигает двухсот и более метров, а количество входных отверстий приближается до полусотни.

Вообще же барсук – зверь достаточно мирный и добродушный, всеми способами избегающий конфликтов с другими животными. Даже лисиц, которые нередко вселяются в его жилище, барсук почти никогда не гонит вон. А если такое и случается, то довольно редко, хотя соседство этих животных особо его не радует.

И вовсе не потому, что лисица со своим семейством захватывает часть барсучьей территории, а потом жизнерадостные лисята устраивают шумные игры. Дело в другом: в той ужасной грязи, которая с вселением нечистоплотной лисы появляется в барсучьих хоромах.

Ведь сам барсук – существо в высшей степени аккуратное: возле его норы всегда чистота и порядок, потому что все отходы, оставшиеся после еды, барсук сносит в особые ямки – «уборные». И когда такая ямка заполняется, зверь зарывает ее и копает новую.

Внутри самого помещения барсук тоже очень тщательно следит за порядком: например, подстилку из сухих листьев и мха меняет по несколько раз за лето. Даже отправляясь на охоту, он приводит себя в должный порядок, словно не за добычей идет, а на любовное свидание: от прилипшей земли очищает мех, причесывает мятые шерстинки.

И вдруг рядом с таким аккуратистом и чистюлей поселяются нечистоплотные лисицы, разбрасывающие кости и остатки еды и, соответственно, распространяющие вокруг себя ужасный запах. Порой, не выдержав таких неаккуратных соседей, барсук сам уходит из своей норы. И роет новую.

Иногда в соседи к барсуку набиваются енотовидные собаки. И если они его не тревожат и относятся с должным почтением, против такого соседства он абсолютно не возражает. Он продолжает вести спокойную, размеренную жизнь: днем спит, ночью в поисках еды бродит по лесу, уходя довольно далеко, иногда километров до десяти от своей норы…

Настоящие подземные особняки строят и сурки. И в этом нет ничего удивительного, если знать, что большую часть своей жизни эти животные проводят под землей. Норы у сурков имеют разное назначение и поэтому отличаются различной степенью сложности. Так, защитные норы – короткие и с одним входом. А вот летние, или выводковые, норы имеют гнездовую камеру и сложную систему ходов и связаны с поверхностью несколькими (иногда до 15) выходами. Зимние же норы устроены хоть и просто, но зато гнездовые камеры у них иногда находятся на глубине 5–7 метров. Есть у сурков и постоянные летне-зимние норы, протяженность ходов которой в особых случаях достигает 65 метров.

При рытье постоянной норы один сурок выбрасывает на поверхность до десяти кубометров грунта, в результате чего образуется холм, или сурчина, высотой до 1 метра и поперечником – до 15 и даже 30 квадратных метров. В сухих степях эти «мини-холмы» сохраняются иногда сотни лет.

Роют норы и суслики. Но в сравнении с норами сурка, их подземные жилища небольшие: до 1,5 метра глубиной.

Но даже суркам не сравниться с норными успехами слепышей – небольших степных зверьков, у которых общая длина ходов иногда достигает более 800 метров!..

Следует отметить, что норные жилища строят и некоторые птицы. Например, ласточки-береговушки, зимородки. Эти птахи роют норы в обрывистых берегах рек, озер, ручьев. Причем норы довольно глубокие: до метра длиной. А вот золотистые щурки, являющиеся близкими родственниками зимородков, иногда прокладывают в обрывистых берегах и двухметровые тоннели…

Устройством подземных апартаментов занимаются и некоторые рыбы. Например, рыба-хохлач, обитающая на глубинах от 120 до 270 метров вдоль Атлантического побережья от канадской провинции Новая Шотландия до Южной Америки, роет норы, которые служат ей укрытием от акул. Эти норы имеют внушительные размеры: ширину до одного метра и глубину – до трех.

Переплетения нор, вырытых в местах обитания этого вида за многие тысячи лет, нередко приводили к обвалам с образованием глубоких ям. В итоге подобные катастрофы оказали определенное влияние на топографию морского дна в районе каньона Гудзон. Причем на площади около 800 квадратных километров.

10–20-сантиметровые тропические большеротые рыбы тоже освоили не совсем обычную для своего рода строительную специальность: они научились выкапывать ртом норы глубиной до метра и «облицовывать» их изнутри камешками и раковинами моллюсков.

Найдя неподалеку от своих сородичей подходящее для строительства место, большерот принимается за работу. Сначала он выкапывает в морском дне глубокую яму: огромным ртом он захватывает порции песка и оттаскивает их в сторону, так что на дне постепенно образуется воронка. С мелкими камешками и раковинками моллюсков он поступает точно так же, но затем использует их для облицовки кратера.

Затем на дне вертикальной шахты, обычно под камнем, морской строитель выкапывает одну или несколько жилых камер, форма которых варьирует в зависимости от характера грунта. Часов через семь, когда подземные работы уже закончены, большерот выравнивает грунт вокруг «новостройки», чтобы ее не было заметно.

Днем рыба подстерегает у входа в нору добычу, а ночью и в случае опасности прячется в шахте, предварительно прикрыв вход в нее камешком или раковиной…

Немало организмов, ведущих норный образ жизни, имеется и среди беспозвоночных. И, наверное, самыми известными из них являются дождевые черви. Трудно даже представить себе, что эти нежные на вид существа могут рыть вертикальные шахты, глубина которых достигает 4–5 и даже 8 метров. Когда червь зарывается в землю или «пробуравливает» новый ход в глубине почвы, он использует свой передний конец как клин, попеременно то сужая, то вытягивая его. Таким способом червь, расталкивая песчинки и частицы грунта в стороны, продвигается вперед.

Важную роль в подземном строительстве играют щетинки, которыми утыкано тело животного: они препятствуют соскальзыванию червя назад при его продвижении.

Некоторые насекомые тоже роют норки. Причем кое-кто из этих шестиногих существ, учитывая их размеры, прокладывает довольно глубокие «шахты». Например, жук кравчик обыкновенный. При длине тела 12–20 миллиметров этот черный жучок порой зарывается в землю на 100–120 и более сантиметров. То есть он копает «колодцы», глубина которых почти в 100 раз больше тела жучка. Причем всю эту работу он проделывает с помощью челюстей и лапок.

У других навозников – геотрупов – норки тоже приличной глубины. Например, обыкновенный навозник, имея среднюю длину тела около 20 миллиметров, зарывается вглубь на 60 и более сантиметров.

Кстати, знаменитый французский энтомолог Ж. Фабр, посвятивший многие годы жизни изучению этих жуков, заметил, что в тихие и теплые летние вечера навозники летают с громким жужжанием, разыскивая кучки навоза. А вот в холодную погоду или перед похолоданием они остаются в своих норках.

Строят глубоко уходящие в землю вертикальные шахты и пауки рода немезия. А чтобы построить подземное убежище, им порой приходится вытащить наружу до 100 кубических сантиметров грунта, что в 500 раз больше веса самого землекопа. О конструктивных же особенностях удивительных паучьих гнездышек более подробно мы расскажем в другом месте.

 

Глубоководные организмы

Где могут обитать самые глубоководные организмы Земли? Конечно же, в самом глубоком месте океана. А таковым является Марианская впадина, или, как ее иногда называют, «четвертый полюс Земли» (Северный и Южный – географические полюсы, Эверест и Марианская впадина – геоморфологические). Находится она на расстоянии 320 километров к югу от острова Гуам в Марианском архипелаге и имеет глубину 11 022 метра.

О том, что на таких глубинах возможна жизнь, ученые даже не могли предположить. Ведь давление здесь достигает более 1100 килограммов на квадратный сантиметр, а температура – около нуля градусов. Однако результаты нескольких погружений, осуществленных в последние десятилетия, показали, что жизнь в адской бездне все же существует.

Глубоководный житель Марианской впадины

Так, японский автоматический батискаф «Кайко» во время погружения в 2002 году смог добыть грунт из глубины 10 900 метров. Впоследствии в нем было обнаружено 13 видов неведомых науке одноклеточных существ, размеры которых колеблются от 0,5 до 0,7 миллиметра…

На небольших камешках, добытых с глубины 10 километров, ученые обнаружили миниатюрные образования, похожие на лейки. В таком «домике» находился 10–15-миллиметровый полип, от которого отделялась дисковидная медуза атолла и поднималась в толщу воды. Здесь она вырастала до 15–20 сантиметров в диаметре.

В 2009 году на дно Марианской впадины опустился американский глубоководный аппарат «Nereus». В ходе проведенных исследований на поверхности грунта было замечено множество гидротермальных отверстий, из которых в воду выделялся сульфид водорода и различные минералы. Эти продукты являлись источником пищи для особых барофильных бактерий, которыми питаются другие микроорганизмы, а ими, в свою очередь, утоляют голод более крупные жители Марианской впадины.

Кроме того, возле гидротермальных источников, температура которых около 300 градусов Цельсия, была обнаружена целая колония крабов, относящихся к неизвестному виду.

В целом же значительная часть видов глубоководных ракообразных имеют довольно длинные ноги и к тому же, по сравнению со своими родственниками, обитающими на меньших глубинах, достигают громадных размеров. Примером такого гигантизма может служить один из видов изопод, который более чем в два раза превышает длину обитателей верхних слоев океана. То же самое касается креветок мизид и амфипод, которые водятся на дне впадин.

По мнению некоторых ученых, подобный гигантизм объясняется неимоверным давлением, которое, скорее всего, способствует ускорению метаболических реакций и, соответственно, увеличению размеров животных.

Следует обратить внимание еще и на тот факт, что в XX столетии, благодаря глубоководным исследованиям, был открыт даже новый тип животных, который назвали погонофорами, или «бородоносцами». Встречаются эти организмы во всех океанах, начиная с мелководья и кончая глубиной 10 000 метров.

Живут погонофоры в вертикальных трубках собственного изготовления, прикрепленных к донному грунту. В длину они могут достигать одного метра при средней толщине в несколько сантиметров. Их «борода» состоит из тонких полых щупалец, с помощью которых обеспечивает себя едой, а в случае опасности прячет в «хитиновый» домик.

У «бородоносцев» есть примитивный мозг, нервная система, сердце, красная кровь и даже признаки пола, но полностью отсутствует пищеварительная система, в том числе ротовое и анальное отверстия.

С помощью микроскопических вибрирующих волосков погонофоры создают ток воды, которая попадает в полые щупальца, где из воды извлекаются кислород и планктонные организмы.

По сути, погонофоры представляют собой промежуточное звено между хордовыми и беспозвоночными. Ведь расположение органов у них, как у хордовых, а анатомия указывает на родство с иглокожими организмами…

В глубоких океанических ложбинах нашли себе пристанище простейшие одноклеточные корненожки – фораминиферы, губки, многощетинковые черви, равноногие раки, бокоплавы, голотурии, двустворчатые и брюхоногие моллюски.

Что же касается рыб, то в настоящее время ученым известно 7 видов, обитающих в глубоководных желобах: это – три вида ошибневых и четыре вида морских слизней.

На рекордной глубине 8370 метров была выловлена абиссобротуля, а на 7800 метрах от поверхности – псевдолипарис.

Данные о биологии этих рыб практически отсутствуют, но, вероятнее всего, основным источником пищи для них являются донные ракообразные и, возможно, полуразложившиеся трупы других животных.

Учитывая слабую изученность океанических глубин, некоторые ихтиологи предполагают, что в Марианской впадине могли найти прибежище даже гигантские доисторические акулы – метал од оны, обитавшие в земных океанах 2–2,5 миллиона лет назад. Эти древние хищницы имели длину 24 метра и вес – 100 тонн, а ширина пасти достигала у них 2 метра. Так вот, недавно в районе Марианской впадины нашли отлично сохранившиеся 10-сантиметровые зубы мегалодона, возраст которых всего от 24 до 11 тысяч лет.

Вообще же с глубиной количество обитателей дна постепенно уменьшается. Так, на глубине от 9900 до 10 500 метров число видов животных в 3 раза меньше, чем на глубине от 6000 до 6900 метров. С глубины в 7500 метров пропадают морские звезды, рачки-балянусы, мшанки, оболочники…

А вот морские млекопитающие продемонстрировать столь невероятные глубоководные рекорды не в состоянии. Так, зубатые киты-кашалоты в особых случаях погружались на рекордную глубину в 1200 метров, хотя некоторые авторы приписывают им и более высокие результаты – 3000 метров. Но последняя цифра, скорее всего, не соответствует действительности.

Рекорд погружения морского слона – 1250 метров, белухи (белого кита) – 647 метров, бутылконосого дельфина афалины – 535 метров, тюленя-крабоеда – 430, а усатого кита – 350 метров.

В том факте, что морские черепахи являются отменными пловцами, ничего удивительного нет: как-никак, а они порой совершают длительные морские путешествия, преодолевая огромнейшие расстояния.

Но вот то, что они к тому же еще и замечательные ныряльщики, кажется невероятным. А ведь эти рептилии и впрямь могут составить конкуренцию не только многим морским млекопитающим, но и рыбам. По крайней мере, в мае 1987 года биолог Скотт Эккерт заявил, что кожистая черепаха Dermochelys coriacea, на теле которой было установлено специальное устройство, регистрирующее давление, вблизи Виргинских островов покорила глубину 1200 метров.

Впрочем, оказывается, даже среди птиц есть рекордсмены по нырянию. Это – неуклюжие королевские пингвины.

А поскольку питаются они мелкой рыбой, планктонными ракообразными, некрупными головоногими моллюсками, то в поисках еды они совершают до 140 ныряний в день, погружаясь на 45-метровую глубину.

Установили этот факт с помощью миниатюрных датчиков американские ученые. По их мнению, императорские пингвины могут оставаться под водой до двадцати минут при глубине погружения около 250 метров. Это больше того времени, которое допускает их запас кислорода. А вот как это им удается? – пока остаётся тайной.

Есть у пингвинов еще одна любопытная особенность, связанная с их общением. Известно, что эти птицы, когда приходит время для высиживания яиц, выбирают в бескрайних просторах Арктики редкие для этого региона участки ровного льда площадью в несколько квадратных километров и, объединившись в гигантские колонии численностью более миллиона птиц, поселяются там. Но, поскольку птицы стоят очень плотно, почти крыло в крыло, возникает вопрос: как же супружеские пары умудряются услышать и найти друг друга в невообразимом гомоне силой в 75 децибел?

Еще в 1970-х годах ученые установили, что самец и самка, которые во время насиживания яиц поочередно сменяют друг друга, чтобы отправиться в море для утоления голода, находят друг друга, подавая определенный клич.

Когда зоологи исследовали акустические характеристики таких сигналов, то установили, что у каждой пары клич отличается собственной «звуковой подписью». Звучит она в самом начале клича и длится не более 150 миллисекунд. И как раз на этот кодированный сигнал и реагирует партнер.

Именно благодаря характерной для каждой пары кодировке, адресат улавливает предназначенный ему клич с расстояния 16 метров, в то время как крики других членов колонии тонут в многоголосице уже в восьми метрах.

«Звуковые подписи» родителей знает и еще не вылупившийся птенец. По этим звукам он и находит своего родителя.

 

Рекордсмены в покорении высот

Наверное, коль есть организмы, покорившие самые глубокие впадины Земли, должны быть и животные, поднявшиеся выше всех в небо. И, скорее всего, это те из живых существ, которым покорились самые высокие горы планеты. Но как и нелегко опуститься в глубины, жить на высокогорьях тоже весьма непросто, поскольку условия существования в этих местах далеки от оптимальных.

Особенности же среды в горах во многом зависят от атмосферного давления, которое с подъемом падает: так, на высоте 3000 метров оно составляет 68 %, а на отметке 5000 метров – всего 52 % от его величины на уровне моря.

Гималайский гриф в полете

В свою очередь, понижение давления влечет за собой дефицит кислорода, изменение прозрачности атмосферы и минимальное содержание в ней влаги.

Одновременно с высотой увеличивается интенсивность солнечной радиации, возрастает доля ультрафиолетовых лучей спектра, постепенно падает (примерно на 1 градус на каждые 100 метров) температура воздуха и поверхности почвы.

Довольно существенны в высокогорьях контрасты в температуре воздуха и почвы, на солнце и в тени, днем и ночью. Периоды, когда средняя суточная температура воздуха превышает нулевую отметку, высоко в горах очень короткие, а на уровне 4000 метров и выше на Тянь-Шане и 5000 метров – в Гималаях – вообще отсутствуют.

Кроме того, на значительных высотах часто дуют штормовые ветры, еще больше усиливающие испаряемость и сухость воздуха.

Но даже столь суровые условия не стали преградой в освоении высокогорий различными видами живых организмов. Животные освоили Гималаи, Анды, Килиманджаро, Памир, Тянь-Шань и другие горные массивы.

Очень высокие адаптационные качества показали мелкие пауки-скакунчики, которые, по сути, и являются рекордсменами высоты среди беспозвоночных животных. Обнаружили этих восьминогих альпинистов в суровых условиях Гималаев на высоте 6800 метров, среди скал и осыпей, лишенных всякой высшей растительности. Свое существование здесь пауки поддерживают за счет насекомых, заносимых ветром из нижних поясов гор.

Ниже этой границы обитают насекомые, причем самые разные: ногохвостки, клопы, жуки, бабочки, которые на высоте ниже 5500 метров в Гималаях и 4000 метров – на Тянь-Шане даже успешно развиваются, проходя полный цикл от яичка до взрослой половозрелой особи.

Существами, хорошо приспособленными к высокогорным условиям, показали себя птицы, особенно альпийская галка. Альпинисты видели этих птиц при подъеме на Джомолунгму на высоте 8100 метров. Опять же, по заверениям альпинистов, на семь с половиной тысяч метров во время пролета поднимаются бородачи-ягнятники, гималайские грифы и горные гуси. Но постоянно живут птицы, начиная с высоты около 5500 метров. На высоте 5000 метров гнездится альпийский вьюрок, а на высоте 4700 метров – краснобрюхая горихвостка.

На высоте 6000 метров встречаются некоторые млекопитающие: бараны, козлы, снежные барсы, шиншилла, пищухи.

Даже некоторые виды земноводных и рептилий поднимаются высоко в горы. Так, саламандра Psuedoeurycea gadovii обитает на высоте свыше 5000 метров над уровнем моря на вулкане Оризаба в Мексике.

Правда, в 1997 году исследователь Кхан в Каракумах на территории Пакистана встретил лягушку Bufo latastii на высоте 5238 метров.

Еще один рекордсмен лягушачьего племени обитает в Перу. Лягушка рода Telmatobius тоже приспособилась к жизни на высоте около 5000 метров над уровнем моря.

Среди рептилий, которые в большинстве своем являются существами теплолюбивыми, неожиданным поселенцем высокогорий оказалась перуанская изменчивая игуана Liolaemus multiformis. Она обитает в суровом горном климате на высотах до 5000 метров над уровнем моря, где даже в летние месяцы часто выпадает снег и температура на поверхности почвы нередко опускается ночью почти до нуля.

Выживает же эта небольшая ящерица в столь необычных для пресмыкающихся условиях только благодаря способности ползать при температуре тела всего около 1,5 градуса выше нуля. Хотя все остальные ящерицы теряют подвижность даже при более высоких температурах.

Неторопливо выбравшись из своих нор, игуаны добираются до наиболее прогретых солнцем участков грунта и за короткое время нагреваются до 35–37 градусов. При этом разница между температурой тела рептилии и окружающей среды порой достигает 30 и более градусов.

Как и большинство горных рептилий, игуаны этого вида яйцеживородящи. Спустя приблизительно полгода после спаривания, которое происходит в апреле, самка приносит от одного до десяти малышей. А благодаря долгому инкубационному периоду новорожденные игуаны появляются на свет в наиболее благоприятное в климатическом отношении время года.

В горах, на высоте более 4000 метров над уровнем моря встречаются и некоторые гекконы…

Конечно, обитая в столь специфических условиях, как высокогорье, животные должны иметь определенные приспособления анатомического, физиологического, поведенческого и экологического характера.

Например, дикие животные не ощущают дефицита кислорода на тех высотах, где они обитают. И лимитирующим фактором для их высотного распространения служит, вероятнее всего, не кислород, а еда.

По крайней мере, опыты показали, что недостаток кислорода обезьяны ощущают на высоте 6500 метров, кошки – 7500, кролики – 9000, лягушки – 10 000 метров. А многие насекомые вообще могут в течение нескольких часов и дней находиться в полном вакууме.

В ходе исследований было также установлено, что у высокогорных позвоночных увеличиваются концентрация эритроцитов и гемоглобина в крови, размеры сердца. Все эти изменения в параметрах организма способствуют лучшему насыщению крови и тканей тела кислородом при его дефиците в атмосфере.

Приспособлением к неблагоприятным температурам служат темная окраска и густая шерсть, поскольку темные тела лучше поглощают солнечное тепло и быстрее нагреваются. Особенно много темноокрашенных видов среди животных, ведущих открытый образ жизни: насекомых, птиц.

С пониженной влажностью воздуха животные высокогорий борются прежде всего утолщением внешних покровов, уменьшающих потери воды от испарения. Так, у представителей саранчовых имеется толстая кутикула, у жуков – выпуклые сросшиеся надкрылья, у земноводных – ороговение и утолщение кожи. А поскольку в полете резко увеличивается испарение и возрастает расход энергии, многие насекомые утратили способность к полету.

Важной приспособительной особенностью высокогорных животных являются их относительно небольшие размеры. Например, у одних и тех же видов на больших высотах средние размеры примерно в полтора раза меньше, чем у живущих в среднегорье и на равнине.

Связано это с тем, что при небольших размерах энергетический обмен усиливается. А это, в свою очередь, приводит к сокращению периода развития, что весьма целесообразно в условиях короткого высокогорного лета.

Цикл развития сокращается также вследствие рождения многими животными живых детенышей. При этом число живородящих форм возрастает с увеличением высоты. Например, некоторые виды ящериц на небольших высотах откладывают яйца, а в высокогорье становятся живородящими.

С увеличением высоты снижается плодовитость животных: уменьшается количество выводков или генераций и число особей в одном поколении.

Все эти приспособления дают возможность окончить цикл развития в течение короткого теплого периода.

Характерная черта животных высокогорий – значительная продолжительность жизни. Ученые установили, что у долгоживущих видов траты энергии относительно меньше, чем у видов с одногодичным циклом развития.

Благодаря всем этим физиологическим, поведенческим и экологическим особенностям высокогорные животные способны эффективно приспосабливаться к экстремальным воздействиям окружающей среды и успешно развиваться в высокогорьях в течение очень короткого теплого периода и создавать здесь устойчивые популяции.

В завершение разговора о покорителях многокилометровых высот, видимо, несколько слов следует сказать о птицах, которые выше всех поднялись в воздух.

Так вот рекордсменом по полетам ввысь, наверное, необходимо считать грифа Руппела: именно с этой птицей в ноябре 1973 года на высоте 11 300 метров столкнулся пассажирский авиалайнер над городом Абиджан (Кот-д’Ивуар). Хотя птицы этого вида, как следует из зоологических сводок, редко поднимаются выше 6000 метров.

Шестью годами раньше 30 лебедей-кликунов были замечены пилотом самолета на высоте чуть более 8230 метров над Гебридскими островами. К тому же высоту, на которой летели птицы, подтвердили и служащие станции слежения.

 

Рекордсмены по прыжкам в высоту

Разговор о рекордсменах по прыжкам в высоту, наверное, следует начать с насекомых. И прежде всего потому, что именно среди этого наиболее многочисленного класса живых существ и зарегистрированы самые прыгучие организмы.

Долгое время рекорд по прыжкам в высоту удерживала блоха – существо во многих отношениях примечательное, но в человеческом понимании – довольно вредное.

Размеры этого насекомого незначительные: не более 4 миллиметров. Она плоская, будто ее давили, зажав в тиски. Нет у нее ни сложных глаз, ни крыльев, ни шеи, ни осиной талии. Миниатюрная голова плавно переходит в грудь, грудь – в брюшко.

Зато ноги у нее крепкие, длинные и прыгучие. При своих крохотных размерах блоха может взлететь на высоту до 19 сантиметров. При этом блоха развивает ускорение в 140 раз большее, чем земное тяготение.

Раньше предполагали, что блоха прыгает при помощи мощных мышц задних и отчасти средних ног. Но расчеты показали, что мускулы блох, какой бы силой они не выделялись, все равно забросить так высоко и так далеко тельце насекомого не смогли бы. Секрет оказался в другом.

Дело в том, что у основания каждой из задних лапок блохи находится эластичная подушечка, состоящая из белка резилина, у которого упругость выше, чем у самых лучших сортов резины.

Пенница слюнявая

Именно этот белок и помогает блохе устанавливать ее рекордные достижения. Причем во время прыжка блоха, как воздушный акробат, кувыркается в воздухе. Объясняется это тем, что ее центр тяжести лежит в задней части тела.

Блоха – кровососущее насекомое с очень странными повадками: как только она доберется до крови, начинает сосать и сосать ее без остановки. И хотя желудок у нее способен раздуваться, как резиновый шар, она бы все равно лопнула, если бы не превратилась в своеобразный перегонный аппарат, в котором кровь в одно отверстие втекает, а из другого – вытекает. Пиршество может длиться до 2–4-х часов. И за это время блоха получает энергии в 300–400 раз больше, чем ей требуется в день. Потому, наверное, блохи такие обжоры, что могут почти 18 месяцев голодать…

Однако в начале нынешнего столетия английский энтомолог Малькольм Барроуз установил, что первую строчку в списке рекордсменов по прыжкам в высоту блоха должна уступить пеннице слюнявой (Philaenus spumarius): при размерах тела в 5–6 миллиметров она подпрыгивает в среднем на 70 сантиметров. Причем отрывается она от земли со скоростью 3,1 метра в секунду, то есть в три раза быстрее, чем блоха. Человек с такой прыгучестью мог бы вскочить с земли на крышу 200-метрового небоскрёба.

В отличие от блохи пенница достигает таких высоких результатов благодаря мощным задним конечностям, мышечная масса которых достигает 11 % общего веса насекомого.

Кстати, это насекомое-рекордсмен – широко распространенный вид. Известны же пенницы прежде всего благодаря своим личинкам. Питаясь на поверхности стеблей и листьев различных растений, личинки пенниц выводят через анальное отверстие много жидкости, которую вспенивают, время от времени выделяя в нее пузырьки воздуха через задние дыхальца. В результате личинка оказывается в особом домике из пены, похожем на каплю слюны. Отсюда и название насекомого: пенница, кукушкины слезки. Эта жидкость совершенно необходима личинке, поскольку она защищает ее от высыхания…

Еще одной группой насекомых, многие виды которых передвигаются за счет прыжков, являются примитивные бескрылые коллемболы, или ногохвостки, имеющие размеры от 1 до 5 миллиметров. Но, в отличие, например, от блох, прыгают они вовсе не при помощи ног. Для этих целей коллемболы пользуются особым прыгательным аппаратом – вилкой, расположенной на конце брюшка. Таким приспособлением не владеет никто, кроме коллембол. За это их иногда называют «прыгающими хвостами». Когда вилка находится в состоянии покоя, она направлена вперед и прилегает к нижней стороне брюшка, где и удерживается в таком положении специальной зацепкой.

Как только возникает угроза или появляется необходимость переместиться в другое место, вилка моментально срывается с зацепки, перемещается одновременно вниз и назад, и коллембола совершает акробатический прыжок, преодолевая расстояние в 10–20 сантиметров. В случае необходимости она может катапультироваться повторно, так как еще в воздухе прыгательный аппарат приводится в исходное состояние.

Приземляется коллембола, как гимнастка после исполнения акробатического упражнения: жестко, словно вбитый в дерево гвоздь. И такая реакция у нее на любую поверхность, даже на гладкое стекло.

Как же умудряется ногохвостка после прыжка замирать на месте словно вкопанная? Может, она удерживается за поверхность коготками? Нет, потому что за скользкое стекло ими не зацепиться. Значит, на ее лапках имеются присоски. Опять – мимо. Неужели прилипает?

Теперь – в точку. Действительно – прилипает! Причем независимо от рельефа места приземления. И все это благодаря особому устройству – трубке, которая находится снизу на переднем сегменте брюшка, спереди прыгательной вилки.

В эту удивительную трубку вмонтировано устройство, напоминающее разветвленный шланг. Из него выделяется клейкая жидкость, с помощью которой насекомое на недолгое время может прилипнуть даже к скользкой поверхности.

Однако функции брюшной трубки выделением клейкой жидкости не исчерпываются. Она выполняет еще несколько обязанностей: помогает дышать, пить и чиститься. Да-да, именно чиститься. Причем делают это ногохвостки очень тщательно и даже элегантно. Словно из крана, из трубки выделяется несколько капелек жидкости, которые насекомое помещает между лапками и какое-то время перекатывает, как шарики в ладонях. Очистив конечности, ногохвостка захватывает остатки воды ртом и моет лицевую часть головы.

Приняв «душ», коллембола воду не выплескивает, а возвращает в брюшную трубку и, отделив от грязи, использует для тех же целей повторно.

Живут коллемболы плотными колониями, по несколько десятков особей в одном кубическом сантиметре жилого пространства. Связана эта демографическая особенность с характером размножения насекомых. Дело в том, что ни самки, ни самцы коллемболы в период размножения с особями противоположного пола в близкие отношения не вступают. Все происходит намного проще: например, самец откладывает сперматофор на почву, а самка его подбирает. Правда, обратит она внимание на кладку самца лишь в том случае, если случайно наткнется на нее. Но вероятность этого события довольно мала. Поэтому самцы живут колониями, и каждый из них откладывает сразу около 150 сперматофоров. Конечно, в таком сперматофоровом саду у самок намного больше шансов найти отложенную самцом кладку.

Некоторые виды коллембол откладывают сперматофор не прямо на почву, а подвешивают на особом стебельке. Более того, они постоянно следят за своими кладками, периодически заменяя старые сперматофоры новыми. Натолкнувшись на кладку, самец обследует ее: обхватывает усиками, трясет, качает из стороны в сторону. Старые сперматофоры, которым около 8–10 часов, самец съедает и вместо них оставляет новые. Используют в пищу давнишние сперматофоры и самки.

Если же сперматофор свежий, самка подбирает его и начинает откладывать яйца. При этом она не разбрасывает их как попало, а склеивает в пачки. В каждой пачке по несколько яиц, из которых впоследствии и появляется новое поколение…

Ещё один замечательный прыгун – жук-щелкун. При угрозе он падает на спину и притворяется мертвым, одновременно незаметно выгибаясь дугой. Поэтому, если жука тронуть, он со щелчком подпрыгивает. При этом 12-миллиметровый щелкун способен покорить 25-сантиметровую высоту. Кстати, прыжковый механизм уникален, и характерен он только для жуков-щелкунов…

Есть свои чемпионы по прыжкам в высоту и среди млекопитающих. Правда, результаты у них очень скромные, и ни в какое сравнение с таковыми насекомых не идут.

Так, вроде бы очень «прыгучий» зверь – кенгуру в состоянии преодолеть лишь 3-метровую высоту. Такие же результаты демонстрирует и антилопа импала. А вот хищник из семейства кошачьих – пума – в крайних ситуациях может прыгнуть высоту в пять метров.

Возвращаясь к кенгуру, стоит заметить, что это – единственный крупный зверь, который передвигается прыжками. Такой манере перемещения он обязан сильным мускулистым ногам с эластичными ахилловыми сухожилиями, которые соединяют пятку с голенью. Во время быстрого бега они, действуя как пружина, экономят энергию, необходимую для прыжка. Длинный же и мощный хвост помогает животному удерживать равновесие. Полностью перенося на хвост тяжесть своего тела, кенгуру с помощью освободившихся задних лап может сражаться со своим противником.

 

Рекордсмены по прыжкам в длину

Коль есть среди животных рекордсмены по прыжкам в высоту, значит, должны быть и существа, которые дальше всех прыгают. И такие организмы в живой природе, естественно, нашлись.

Поскольку длинные прыжки в воде совершать практически невозможно, то и все рекордсмены в этой категории – существа сухопутные. К тому же в основном те же виды, что имеют звание лучших прыгунов в высоту.

Впрочем, есть в этой номинации и новички. Например, пауки-скакуны – хищники, охотящиеся в светлое время суток. Так как у этих пауков внутренние полости органов передвижения заполнены специальной жидкостью, давление которой они могут самостоятельно регулировать, то это позволяет животным прыгать на расстояния до 60 сантиметров, что в 75–80 раз превышает размеры их тела. Однако для страховки паук часто «прикрепляет» себя паутиной к тому месту, откуда собирается совершить прыжок.

Кузнечик

Некоторые из этих восьминогих хищников, чтобы успешнее охотиться, даже приобрели близкое сходство с муравьями. И только по тому, как они молниеносно набрасываются на жертву, можно отличить их от муравьев. Конечно, такая маскировка позволяет пауку практически свободно охотиться прямо в муравьиной толпе.

Отменными прыгунами являются и прямокрылые. Впрочем, этот факт известен многим, особенно тем, кто летом хотя бы изредка выбирается на природу. Кузнечик – вот кто постоянно показывает отличные результаты в этой номинации. Да и утолщенные бедра его задних лапок наводят на мысль, что кузнечик должен быть хорошим прыгуном. Действительно, когда ему угрожает опасность, он концами голеней задних ног упирается в опору, а затем быстро распрямляет ноги и совершает прыжок вперед. Причем расстояние, которое преодолевает кузнечик, иногда достигает двух метров. А крылатые формы во время прыжка распускают крылья, благодаря которым прыгают еще дальше…

Хотя это даже представить трудно, но, оказывается, прыгать могут и некоторые моллюски. Правда, рекордов они не установили, тем не менее уже сам этот факт весьма любопытен. Такими талантами обладают улитки рода стромбус. У этого моллюска подошва не только хорошо развита, но и расчленена на две части. Опираясь на эти опоры, улитка и совершает прыжки. За эти качества один из видов стромбусов получил название фехтовальщика. Кстати, своей острой крышечкой эти моллюски и впрямь могут «фехтовать» как рапирой, нанося ею значительные раны…

Среди позвоночных животных, наверное, одно из лидирующих положений займет южноафриканская острорылая лягушка. И хотя длина тела у этой амфибии всего около 5 сантиметров, тем не менее в 1977 году на соревнованиях лягушек по прыжкам в длину она преодолела в тройном прыжке расстояние, равное 10,3 метра. А это – почти в 70 раз длиннее ее тела. Выходит, что она может поспорить и с некоторыми известными прыгунами из мира насекомых.

Хорошие прыгуны и некоторые квакши. Например, самая маленькая из них – Hylaemrichi – при длине тела 17–18 миллиметров в прыжке может преодолеть расстояние в 75 сантиметров. А 3-сантиметровая чернопятнистая квакша может прыгнуть в длину на 1,5 метра. Полутораметровые прыжки совершают и прыткие лягушки.

Уникальнейшим прыгуном является обитающая в Юго-Восточном Китае красивая узкоротая квакша. Ее длина – 2,5–3,5 сантиметра, а покорить она может 3 – метровую длину. А это почти в 100 раз больше длины тела самой амфибии. Поэтому трудно сказать, какая из лягушек самая «прыткая»: африканская острорылая или китайская узкоротая…

Как это ни странно, но совершать прыжки могут и некоторые… змеи. Например, желтобрюхий полоз иногда делает 2-метровые прыжки. Правда, и сам он не маленький – более 2-х метров в длину…

Великолепные результаты в прыжках в длину показывает и южноафриканская антилопа импала. Когда она убегает от хищника, то порой совершает прыжки длиной 12 метров и высотой – 3 метра. Причем, оторвавшись от земли, животное на какое-то мгновение зависает в воздухе, поджав ноги и откинув назад голову.

Любопытная особенность характерна самцам этих антилоп: их рога, вырастающие в длину от 60 до 90 сантиметров, одновременно растут в стороны, назад и вверх.

Рекордные прыжки демонстрируют и некоторые виды тушканчиков. Если соразмерить дальность прыжка с размером животного, то, наверное, рекордный результат среди млекопитающих как раз и принадлежит этим небольшим зверькам. Оказывается, это небольшое существо может покорить 4-метровую длину.

Наверное, тушканчик может претендовать и на звание самого длинноусого млекопитающего. Дело в том, что у этих животных очень длинные вибриссы – утолщенные, выступающие над шерстным покровом осязательные волосы. В «усах» у тушканчиков эти образования очень длинные и хорошо развитые, причем некоторые из них длиннее остальных. Так, у монгольского тушканчика длина вибрисс достигает 86 миллиметров (около 60 % длины тела), у мохноногого – 87, или 65 %, у длинноухого – 76 миллиметров, или 95 % длины тела.

Оказалось, что при передвижении наиболее длинные вибриссы позволяют тушканчикам контролировать шероховатость поверхности, по которой они передвигаются. Скорее всего, это связано со способом передвижения животного. Прыгая, тушканчик отталкивается одновременно обеими задними конечностями и приземляется тоже одновременно на обе конечности.

В этом случае очень важно учесть все микроскопические неровности места, куда должны опуститься лапки во время приземления. Это необходимо для того, чтобы затем оттолкнуться каждой ножкой в соответствии с углом ее наклона. Только при соблюдении этих условий тело не будет отклоняться в стороны в момент прыжка.

Великолепной прыгучестью поражают наблюдателей крупные кенгуру. Когда животное пасется, оно делает небольшие 1,5-метровые прыжки. Но когда возникает угроза для жизни, кенгуру устанавливает рекорды: в особых случаях животное может прыгнуть и на 12, и даже на 14 метров в длину. При совершении прыжка кенгуру отталкивается задними ногами от земли, а хвост уже в полете служит в качестве противовеса.

Из других млекопитающих хорошими прыгунами в длину можно назвать пуму из семейства кошачьих с результатом 8 метров.

Конечно, ни с узкоротой квакшей, ни, тем более, с тушканчиком эти существа состязаться в прыжках в длину не могут: ведь относятся они к рыбам. Да-да! И речь в данном случае идет об илистых прыгунах. И хотя эти рыбы, как и вся их дальняя и близкая родня, имеют жабры, с помощью которых осуществляется водное дыхание, могут они усваивать кислород и непосредственно из атмосферного воздуха через кожу.

А своеобразное строение грудных плавников позволяет прыгунам быстрыми прыжками передвигаться по суше. Могут они прыгать и по поверхности воды, не погружаясь на глубину, при этом движение рыбки напоминает перемещение по воде брошенного камешка.

 

Рекордсмены планеризма

Истинными летающими организмами, как известно, являются насекомые, птицы и летучие мыши. И к такому способу передвижения приспособлена анатомия и физиология их тел.

Однако в мире есть существа, которые хотя и не являются летающими в прямом смысле этого слова, но тем не менее они могут какое-то время продержаться в воздухе, улетев при этом на некоторое расстояние.

Удивительно, но рекорд дальности планирующего полета принадлежит морским обитателям – летучим рыбам.

Они разгоняются в воде до 70 километров в час и выпрыгивают из воды в воздух на высоту 1–2, реже – 4–5 метров. В воздухе их держат 2 пары плавников – грудные и брюшные. Полеты таких рыб могут продолжаться до 30 секунд. За это время некоторые особи успевают преодолеть до четырехсот метров. Правда, часто рыбки помогают себе в полете хвостом, который периодически касается воды и, вибрируя, придает дополнительное ускорение…

Веслоногая лягушка в прыжке

Среди обитателей суши летуны-планеристы есть во всех классах позвоночных животных. Так, на острове Ява, в кронах деревьев, обитают веслоногие лягушки, которые, подобно птицам, в случае необходимости могут перепорхнуть с ветки на ветку.

Для этого лягушка раздувается, причем так, что становится плоской, и распускает свои собственные «парашюты»: растопыривает все лапки. Перепонки между длинными пальцами широко раздвигаются – и летит лягушка вниз.

Сама она невелика, зато четыре ее «парашюта» – это больше восьмидесяти квадратных сантиметров. Планируя, яванская лягушка может перекрыть расстояние в двадцать и более метров.

А в джунглях Южной Индии, на Шри-Ланке и в некоторых других областях Юго-Восточной Азии водятся древесные ядовитые змеи, которые тоже могут «перелетать» с ветки на ветку, причем на довольно значительные расстояния. Относятся они к роду Chrysopelea.

Эти представители рептилий обладают способностью искусственно делать свое туловище плоским и волнообразно скользить по воздуху. Правда, взмахи настоящих крыльев эти движения напоминают мало: они больше похожи на движения по поверхности стола веревки, которую тянут вперед и одновременно двигают из стороны в сторону.

Сначала змея, висящая на ветке, складывается в незамкнутую петлю. Затем она совершает резкий рывок вверх и в сторону, при этом выпрямляясь и уплощаясь едва ли не вдвое.

Набирая в воздухе скорость, змея изгибает переднюю и хвостовую части тела, принимая, таким образом, форму буквы «S», начинает вибрировать и, наконец, уже в этой позиции резко взмывает вверх.

Кроме того, змея может перемещаться с ветки на ветку короткими прыжками или же совершать более длительные «полеты» с вершин высоких деревьев. О расстоянии, которое может преодолеть «летящая» змея, можно судить по следующим данным: так, среднего размера змея, прыгнув с высоты человеческой руки, опустилась на землю на расстоянии 6,5 метра, а другое животное легко «перелетело» с подоконника на ветку дерева, расположенного в 2,5 метра от окна.

Что же касается механизма планирования этих рептилий, то он заключается в том, что перед прыжком змея придает телу плоскую форму, одновременно сильно втягивая живот между боковыми ребрами. В результате она становится похожей на желоб. Совершив эти метаморфозы, змея отправляется в «воздушное путешествие».

В Юго-Восточной Азии водится еще один поднявшийся в воздух представитель рептилий – ящерица летающий дракон.

Размером она до 40 сантиметров. Главное ее приобретение – большой ярко окрашенный мешок под горлом, а также широкие яркие складки и выросты вокруг шеи. Благодаря длинным когтям на таких же длинных тонких пальцах эта ящерица цепляется за кору, великолепно передвигаясь по стволам деревьев.

Иногда, добежав до вершины, она вдруг раздвигает длинные реберные кости, прыгает с нее в окружающее воздушное пространство и начинает медленно планировать, словно гигантская тропическая бабочка. Действуя хвостом как рулём, ящерица во время полета может еще и регулировать его направление.

Но, конечно, с такими результатами, как у летающих лягушек, змей и ящериц, претендовать на место среди рекордсменов трудно. В этой категории основная борьба развернулась среди млекопитающих.

Первыми в этом ряду стоят летающие лемуры, или шерстокрылы. Родиной этих зверьков являются юг Китая, Филиппины, Индонезия и Малайзия. Парить в воздухе шерстокрылу помогает особая перепонка, соединяющая в одно целое шею, кончики пальцев и хвост. Благодаря этой конструкции шерстокрыл превращается в настоящий миниатюрный «ковер-самолет», который способен преодолеть в воздухе расстояния до 136 метров. Если же у самки появляется малыш, который у нее всегда один, то во время полета он висит у матери на груди, накрепко вцепившись в ее мех.

Когда ученые более полно изучили полет этого животного, то выяснили, что шерстокрыл не просто перемещается между деревьями, расправив свои перепонки, а может еще по своему усмотрению менять аэродинамические силы, влияющие на полёт лемура.

Кроме того, было установлено, что летающий лемур в конце длинных прыжков осуществляет аэродинамическое торможение, придавая «крыльям» форму своеобразного парашюта. Таким способом зверек уменьшает риск телесных повреждений при ударах о ветки. Кроме того, он еще и осуществляет корректировку положения своего тела в пространстве, чтобы приземлиться точно на четыре конечности.

Великолепными планеристами являются белки-летяги, распространившиеся почти по всему земному шару. Зверьки эти небольшие: в среднем взрослая белка весит около 150 граммов и вырастает в длину, без учета хвоста, до 20 сантиметров. А чтобы не препятствовать полету, у нее, в отличие от обыкновенной белки, маленькие, без кисточек, уши.

Свои полеты белка-летяга, как и другие животные-планеристы, осуществляет с помощью кожистой перепонки. Ее передний край поддерживается хрящом или костью, отходящими от запястья. Кроме того, внутри этой перепонки находится тонкий слой мышц, с помощью которых животное может менять кривизну планирующей поверхности.

Прежде чем совершить полет, белка поднимается на верхушку дерева, затем резко отталкивается от ствола или ветки и, раскрыв кожистую перепонку, медленно парит в воздухе. В качестве руля она использует свой пушистый хвост.

Перед приземлением на ветку белка сначала раскрывает свой «тормозной парашют», переводя тело в вертикальное положение, а затем быстро выбрасывает вперед конечности и приземляется на все четыре лапки. А поскольку точка приземления всегда находится ниже места старта, белка, чтобы опять совершить планирующий полет, снова забирается наверх.

Дальность перелета у этих животных может быть разной. Документально же зафиксированы расстояния до 100 метров.

Еще одним млекопитающим, прославившимся своими способностями к пассивным полетам, является летающий поссум – сумчатое животное, родина которого Австралия и Новая Гвинея. Эти зверьки имеют небольшой вес и очень похожи на белок-летяг. Причем не только наличием летательной перепонки и длинного пушистого хвоста, но и плотного красивого меха.

Вообще же специалисты-зоологи всех летающих поссумов делят на три группы.

Первая объединяет самых мелких – поссумов-медоедов, или сахарных поссумов. Все эти имеют небольшой – около 130 граммов – вес и любят сладкое.

Ко второй группе относятся перьехвостые поссумы, получившие свое название благодаря хвосту, похожему на перо птицы. Один вид обитает в Австралии, другой – в Новой Гвинее. И тот и другой величиной с мышь, и оба питаются цветочным нектаром и насекомыми.

Третья группа представлена всего одним видом – большим летающим поссумом, вес которого достигает 1,5 килограмма. Обитает это млекопитающее в восточной части Австралии и по ряду признаков находится в довольно близком родстве с коалой. К тому же основу питания поссума, как и коалы, составляют молодые листья и побеги эвкалиптов. Этот планерист способен одним прыжком преодолеть расстояние в 65–70 метров.

Мелкие поссумы, прыгнув с 10-метровой высоты, могут долететь до дерева, которое находится от них на расстоянии 20–30, а то и 50 метров. На лету эти зверьки могут ловить насекомых. Еще одна их необычная способность: умение приносить материал для гнезда в дупло при помощи хвоста.

 

Рекордсмены по плевкам

В качестве защитных мер или приспособления для охоты многие животные используют… плевки. Причем многие из них это своеобразное оружие обороны и нападения применяют довольно эффективно.

Взять хотя бы средиземноморских брюхоногих моллюсков долиид, которые охотятся главным образом на морских звезд, ежей и морских огурцов, то есть на тех животных, которые «одеты» в прочный известковый панцирь или же в своей коже содержат известковые включения.

Но тем не менее уничтожить этому моллюску, например, того же ежа – все равно что раз плюнуть. Именно – плюнуть. Оказывается, эти улитки на своих колючих жертв через специальный проток в хоботке выплевывают струю сильнодействующей слюны, в состав которой входит серная кислота. Столь крепкая слюна не только приводит иглокожих в оцепенение, но и быстро разъедает их известковые панцири и растворяет мягкие ткани, превращая их в питательный раствор, которым и лакомится улитка.

Содержание свободной серной кислоты в слюне моллюска достигает 3–4 процентов. Для производства этого опасного продукта у долииды в слюнных железах имеются даже особые приспособления, работа которых, как установили ученые, почти ничем не отличается от хорошо отлаженного химического производства: та же последовательность стадий протекания процессов, те же режимы и тот же конечный продукт…

Плюются и обитатели человеческого жилья пауки сцитодесы. Они, в отличие от знакомых нам крестовиков, сетей не плетут, а охотятся, как волки.

Охота паука-плеваки (сцитодесы)

Как только на землю опустится ночь, сцитодесы медленно и осторожно выбираются из своих дневных убежищ и неторопливо шествуют по потолку или стене с вытянутыми вперед передними лапами.

Заметив муху, паук приближается к ней миллиметров на пять-шесть и с этого расстояния мастерски плюет в нее липкой паутиной.

Выяснить же тонкости этой стрельбы позволила скоростная киносъемка. Оказалось, что «пуля», вырабатываемая в задних отделах ядовитых желез, которые расположены в головогруди, вылетает из челюстей в результате резкого сокращения мышц. После «выстрела» этот комок в течение одной шестисотой доли секунды в воздухе приобретает зигзагообразную форму, преобразуется в клейкую нить и опускается на добычу так, что, как веревкой, связывает ее по ногам и крыльям.

Причем в зависимости от размера жертвы паук производит до восьми плевков. Затем паук медленно подбирается к «заарканенной» добыче и умерщвляет ее характерным для всех пауков способом: сначала вонзает в тело хелицеры, а затем выделяет смертоносный яд. А потом, чтобы утолить голод, тащит добычу куда-нибудь в тихое укромное место…

Эти оригинальные существа находят себе убежище в сырых и укромных местах: чаще всего недалеко от воды, под камнями, в гнилых пнях, в опавшей листве. Ученые называют их онихофорами и относят к одноименному типу животных, в котором всего один класс, один отряд, два семейства и приблизительно 70 видов. Размеры этих существ колеблются от 2 до 20 сантиметров.

Привязанность этих организмов к влажным местам связана с тем, что они имеют очень своеобразное строение. Кутикула у онихофор толщиной всего в одну тысячную долю миллиметра, а трахеи всегда открыты наружу, поскольку у них отсутствуют клапаны, запирающие наружные отверстия. Поэтому в сухой атмосфере у них очень быстро испаряется из организма вода. В связи с этим днем они и не покидают сырых укрытий, а отправляются на охоту лишь в темное время.

В жаркий и сухой период года многие виды онихофор впадают в спячку. Холода и даже прохладного климата онихофоры тоже не выносят. Поэтому и обитают в тропических и субтропических областях Земли.

У них очень разнообразная окраска: одни онихофоры окрашены в неприметные серые и коричневые цвета, другие – в оранжевые, красные, синие, зеленые. Встречаются также пятнистые и полосатые виды.

Но самое интересное у онихофор – их редкий и необычный способ охоты и защиты. Когда они неторопливо – шесть сантиметров в минуту – ползут в темноте, то постоянно ощупывают перед собой пространство «усиками», похожими на рожки улиток.

Но как только онихофора заметит впереди себя насекомое, паука или слизня, она сейчас же включает свой плевательный механизм. И тогда из двух крупных желез на ее голове с огромной скоростью вылетает клейкая жидкость и летит на расстояние до полуметра, опутывая слизью добычу. И слизь эта настолько прочно удерживает жертву, что даже крупный кузнечик не может сдвинуться с места. Той же клейкой жидкостью онихофора защищается и от врагов.

После удачной охоты наступает время трапезы. Перед ее началом онихофора прижимает к добыче свое ротовое отверстие. Из него выделяется богатая ферментами и соками слюна, которая частично переваривает нежные ткани жертвы. Теперь онихофоре остается лишь всосать этот готовый к употреблению «бульон».

В заключение хочется добавить, что почти все онихофоры живородящи. Малыши из яиц развиваются в теле матери, в своеобразной «матке» – расширенном конце яйцевода. И что удивительно: у этих организмов есть даже некое подобие плаценты, через которую эмбрион получает пищу из материнской крови.

«Беременность» у онихофор длится от 4 до 13 месяцев. И срок полового созревания тоже значительный – до 44 недель. А это для таких небольших созданий довольно продолжительное время. Видимо, поэтому и появившиеся на свет «детишки» довольно крупные: у некоторых разновидностей до 2,2 сантиметра длиной…

Есть свои «плеваки» и среди рыб. И самая знаменитая из них – рыбка-брызгун, обитающая у берегов Индии и Северной Австралии. Главный объект ее охоты – насекомые. Правда, не те, что обитают в воде, а парящие… в воздухе. А для того чтобы «достать» добычу, рыбка вооружилась чем-то вроде пневматического ружья, которое находится у нее… во рту.

На нёбе у этих рыб имеется узкий и длинный желобок, который снизу прикрывается языком, превращаясь, таким образом, в тонкую трубочку диаметром около 0,15 миллиметра.

Очень подвижный кончик языка действует как своеобразный клапан. Когда рыбке необходимо произвести выстрел, она сжимает жаберные крышки, и в этот момент вода под давлением устремляется из глотки в нёбный канал. Кончиком же языка брызгун регулирует частоту выстрелов, посылая в цель серию капель или струйку воды.

Способ стрельбы брызгун выбирает в зависимости от положения и размеров добычи. Зависит он также еще и от индивидуальных особенностей каждой рыбы. Ученые считают, что наибольших успехов в своем охотничьем искусстве добиваются самые крупные и самые опытные брызгуны.

Может, и не часто, но все же случается, что брызгун попадает в «десятку» даже с расстояния в два метра. Точность, с которой рыбка попадает в цель, тем более удивительна, что целится брызгун под водой, а значит, делает поправку на преломление световых лучей…

Перемещаясь вверх по эволюционной лестнице, мы встретим и плюющихся змей. Среди них наиболее известны «плюющиеся» кобры. Живут они в саваннах и лесных районах Африки. Ведут себя относительно мирно, питаясь различными представителями ужиного племени. Но если змея почувствует угрозу со стороны какого-либо крупного животного, она, защищаясь, выплевывает в него струю яда. Дальность плевка достигает 2 метров. А у некоторых кобр – даже и три метра. И целятся кобры в основном в глаза, поражая их с завидной точностью.

А чтобы увеличить точность плевка, за секунду до «выстрела» змея начинает вращать головой и, продолжая это движение, выплевывает яд. В результате этих действий он движется по пересекающимся эллипсовидным траекториям, поражая с высокой степенью точности не просто лицо противника, а оба его глаза. К тому же змея выбрасывает яд не в виде струи, а аэрозоля. Добивается она этого с помощью специальных мышц, которые сжимают слюнные железы таким образом, что струя яда распыляется.

Мастером по плевкам является и черношейная кобра, обитающая в саваннах Африки. Она в состоянии произвести до 28 «плевков», в каждом из которых содержится около 3,7 миллиграмма яда. «Плеваться» ядом могут также плюющаяся индийская кобра и ошейниковая. Яд этих змей, попав в глаза, вызывает помутнение роговицы, что приводит к слепоте.

Ну вот, наконец дошла очередь и до млекопитающих. Оказывается, кроме человека и обезьян, плюются еще верблюд и лама.

Что же заставляет плеваться этих горбатых существ? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Например, считается, что плюются верблюды во время брачных турниров. Самцы дополняют этим приемом укусы и удары ногами, которыми они «награждают» соперника, пытаясь его повалить на землю.

Кроме того, применить этот маневр верблюды могут и тогда, когда рядом появился хищник. И защищаясь, верблюд даже со значительного расстояния нередко поражает глаз противника.

Лама тоже начинает плеваться, когда что-то ей не понравилось или когда ее разозлили. Хотя ничего особенного в этом нет, поскольку ламы – близкие родственники верблюдов, относящиеся к одному с ними семейству верблюдовых.

Поэтому, несмотря на отсутствие у лам горба, они все-таки имеют много общего с верблюдами: у них в верхней челюсти есть клыковидные резцы, на подошве копыт – мозолистые подушки, передвигаются они иноходью. И, конечно же, когда сердятся, начинают плеваться.

 

Рекордсмены в стрельбе по противнику

Колючки, острые клыки, когти, яды – арсенал защитных средств у животных довольно разнообразен. Но это все пассивные средства обороны, и они не всегда обеспечивают желаемый результат. Поэтому у некоторых организмов появились более совершенные и эффективные защитные механизмы.

Причем обзавелись ими даже простейшие: у них имеются специальные стреляющие структуры, которые эти организмы применяют как для защиты, так и для нападения. Называются эти образования трихоцистами и представляют собой простые, палочковидные, либо сложные, но обязательно полые структуры, вылетающие из тела животного, словно стрелы из множества луков.

Осьминог, взорвавший свою «чернильную бомбу»

Эти структуры особенно широко распространены у инфузорий, а также у некоторых жгутиконосцев. Они или рассеяны по всему телу простейшего, или сконцентрированы у его переднего конца. В ряде случаев одна часть трихоцист располагается в виде частокола вдоль всего переднего края тела, а другая – находится в цитоплазме и служит для замены использованных «стрел».

Так, у хищной инфузории дилептуса трихоцисты длинной полосой тянутся до самого рта по всей нижней поверхности ее подвижного хоботка. И когда этой полоски касается добыча, она, словно парализованная, моментально замирает.

У инфузории легендрии трихоцисты целыми пучками концентрируются на концах особых хватательных щупалец, образуя своеобразную микробатарею из смертоносных продолговатых образований.

Устройство трихоцист отличается относительной сложностью, и у разных инфузорий имеет свои особенности. Так, наиболее просто устроенная трихоциста содержит под своей оболочкой слой способного сильно набухать вещества, благодаря которому при выстреле происходит выбрасывание этого «мини-снаряда», снабженного стреловидным острием.

У других инфузорий, например, у дидиниума, трубчатые трихоцисты имеют форму цилиндрической толстостенной капсулы, внутри которой лежит спирально свернутая нить, используемая инфузорией в случае защиты или нападения. Длина этой нити удидиниума достигает сорока микрон, а у другой инфузории – стромбидиума – ста двадцати.

Помимо трихоцист, в теле некоторых простейших залегают миниатюрные стрекательные капсулы, или книдоцисты, количество которых в каждой особи колеблется около десяти.

Вполне сформированная книдоциста имеет вид закрытого полой пробкой флакона. Внутри этой пробки торчит тонкая щетинка, выполняющая функцию спускового механизма или ударника, а в самом флаконе находится скрученная в спираль стрекательная нить.

Кроме того, в верхней части пробки имеется узкое отверстие, закрытое слизистым тампоном. В нужный момент содержимое капсулы разбухает, выталкивает донышко, и скрученная нить мгновенно распрямляется, поражая противника или жертву…

Кишечнополостные животные тоже обладают удивительным устройством, которое помогает им добывать пропитание и защищаться от врагов. Этим устройством является стрекательная клетка. Она содержит особую стрекательную капсулу, которая имеет плотные стенки и заполнена жидкостью.

На переднем конце стенка капсулы вогнута внутрь в виде очень тонкого, но полого внутри отростка, который находится в капсуле в виде спирально завитой стрекательной нити.

На наружной поверхности клетки располагается тонкий чувствительный волосок, состоящий из длинного жгутика, на поверхности которого находится 18–22 микроскопические ворсинки.

Когда к жгутику прикасается добыча или враг, он отклоняется в сторону и, естественно, задевает одну или несколько ворсинок, которые запускают в работу стрекательную клетку. И, как только механизм включился, стрекательная капсула выбрасывает свернутую в спираль нить, которая распрямляется, как упругая пружина. Причем эта нить усажена обращенными назад миниатюрными шипами, которые к основанию нити удлиняются.

У известной всем пресноводной гидры имеется несколько типов капсул, которые отличаются друг от друга по выполняемым функциям. Так, крупные капсулы служат для разрушения покровов добычи и поражения ее. Более мелкие капсулы имеют короткие спирально закрученные нити, которые обвиваются вокруг различных выступов на теле добычи и таким путем удерживают ее. Наконец, вытянутые стрекательные капсулы приклеиваются к телу добычи длинными липкими нитями…

Безусловно, самым оригинальным и в то же время самым удивительным средством защиты является «чернильная бомба», которой природа наделила моллюсков.

Когда возникает угроза для жизни, головоногие моллюски выбрасывают из воронки струю черной жидкости – чернил. Они распространяются в воде темным плотным облаком, под прикрытием которого моллюск и скрывается от врага.

Производством чернил занят специальный орган – чернильный мешок, являющийся плотным грушевидным выростом прямой кишки.

Состоит он из двух частей. В нижней части этого мешка находятся ткани самой железы. Ее клетки заполнены черной зернистой массой. Со временем старые клетки разрушаются, и красящее вещество растворяется в соках железы, образуя чернила.

Они поступают в верхнюю часть чернильного мешка, которая служит в качестве хранилища. Здесь жидкость и хранится до тех пор, пока не возникнет необходимость в ее применении.

Головоногие используют чернила довольно рачительно и никогда за один раз все содержимое мешка не выбрасывают. Например, обыкновенный осьминог может произвести шесть чернильных «залпов» подряд. Но всего через полчаса полностью восстанавливает свой «боезапас».

Красящее вещество бомбы обладает удивительно большой растворимостью. Так, гигантские кальмары иногда «выстреливают» такой объем чернил, что на протяжении сотни метров вода окрашивается в темный цвет.

Но при этом выброшенные моллюсками чернила растворяются в воде лишь тогда, когда наткнутся на какое-либо препятствие. А до этого они долго, иногда до десяти минут и более, висят в воде черной компактной каплей. Причем формой эта капля имеет близкое сходство с очертаниями выбросившего ее моллюска. Обманутый хищник обычно вместо убегающей жертвы набрасывается на эту каплю. Вот тогда она и лопается, погружая врага в темное облако чернил.

Акула, наткнувшись на стайку кальмаров, которые выпускают по ней целую серию залпов, приходит в полное замешательство. И есть от чего. Хищница хватает одного кальмара за другим, но на деле все они оказываются лишь чернильными копиями жертв.

Чернила головоногих моллюсков обладают еще одной уникальной особенностью. Они парализуют обонятельные нервы хищных рыб. Побывавшая в чернильном облаке мурена на час и более утрачивала способность распознавать запах притаившегося осьминога. Причем она не могла распознать моллюска даже тогда, когда натыкалась на него…

Не менее оригинальное оборонительное оружие имеет и обитающая в прибрежных водах Гавайских островов каракатица Euprimna scolopes: при появлении хищника она неожиданно выбрасывает в окружающую среду сноп «искр» – порцию светящихся бактерий, которые живут в ее организме в так называемом органе свечения.

Но вот что удивительно. Прежде чем защититься с помощью этого живого оружия, каракатица должна поймать его. Охотится же она на бактерий следующим способом: как только вблизи каракатицы появляются бактерии, она начинает выделять слизистую пену. Бактерии увязают в этой пене, и каракатица с помощью особых ресничек отправляет их в полость своего тела.

Плененных бактерий каракатица затем полностью подчиняет своим интересам. Так, например, бактерии перестают выделять токсические вещества, свойственные им в обычных условиях. Более того, она даже регулирует скорость размножения микроорганизмов, добиваясь максимального их свечения…

Кстати, светящиеся «бомбы» зоологи обнаружили и у морских червей, обитающих на глубине от 1800 до 3800 метров. Эти существа, имеющие длину от 2 до 10 сантиметров, в случае опасности отбрасывают некоторые части тела, которые светятся ярко-зеленым светом в течение нескольких секунд. И пока глубоководный хищник отвлекается на яркий свет, черви успевают убежать.

Эти своеобразные живые «бомбы» состоят из четырех камер, каждая из которых содержит особые химические соединения. И когда «снаряд» отсоединяется от тела, химикаты смешиваются и производят зеленое свечение, которое может длиться в течение минуты. И в «боезапасе» у каждого червя содержится около восьми таких «бомб»…

А вот обитающий в Южной Америке ядовитый паук мастофора, или, по-местному, подадора, для охоты использует… лассо – липкую капельку на тонкой паутинке.

Когда начинает смеркаться, подадора приступает к охоте. Она берет в лапку свое оружие и ждет, когда прилетит добыча. И как только комар оказывается рядом, паук тут же, дернув лапкой, бросает свой клейкий аркан. Если бросок удачный – комар прилипает к капельке, и паук по ниточке, которую держал в лапке, спускается вниз и пирует…

А маленький жгутоногий паук, обитающий в тропических лесах Центральной Америки, вырабатывает… 84-процентную уксусную кислоту, которую небольшими порциями и выстреливает в потенциальных обидчиков. Причем расстояние, с которого паук может поразить цель, достигает 80 сантиметров.

И готовит свое жидкое оружие восьминогий артиллерист в специальном хитиновом пузырьке, который находится в его теле и действует как настоящий химический комбинат.

Похожая «артиллерийская установка» есть у жука-бомбардира. Когда приближается враг и опасность становится неминуемой, жук-бомбардир приостанавливает бег и, не оборачиваясь, приподымает брюшко и выпускает «заряд» испаряющейся едкой жидкости, которая тут же взрывается, окружая преследователя облачком газов.

Оказывается, в конце брюшка жука находятся две железы, которые сообщаются между собой. В одной железе содержится 10 % гидрохинона и 25 % перекиси водорода, в другой – фермент каталаза, которая разлагает перекись водорода на кислород и воду, и фермент пероксидаза, окисляющая гидрохинон. В распыленном виде хиноны выталкиваются наружу из специальной камеры, запираемой особым мускульным клапаном.

Ученым удалось установить, что каждый миллиграмм чудодейственной жидкости, выпускаемой бомбардиром, выделяет около 0,22 калорий, а температура жидкости повышается до 100 градусов…

Скунс – млекопитающее известное, особенно на американском континенте. А популярность ему принес его оригинальный способ обороны. Когда скунса преследует враг, зверек поворачивается к противнику задом, ведь там у него расположены химические железы, и производит залп – один или несколько, в зависимости от обстоятельств. Во время «выстрела» выделяется желтая маслянистая жидкость, запах которой, наверное, самый отвратительный на свете. Человек его чувствует, когда вдохнет всего каких-нибудь 0,000000000002 грамма.

Видимо, из-за столь оригинального химического оружия у скунса почти нет в дикой природе врагов.

Довольно своеобразным способом защищается и представитель иглокожих животных – голотурия. Подвергшись нападению, морская кубышка спасает себя тем, что жертвует собственными внутренностями, выстреливая ими в хищника. Пока тот их пожирает, голотурия бросается наутек.

Через 10–12 дней у нее вырастает новый кишечник и новые легкие, и она в случае нужды может снова повторить свой необычный трюк.

А некоторые животные стреляют по врагу своими экскрементами. К такому способу защиты прибегает, к примеру, ехидна, выстреливающая во врага зловонной жидкостью. Панголин тоже, в случае опасности, обильно и метко прыскает во врага едкой мочой.

Такими же неприятными для обоняния залпами встречают хищников и птенцы некоторых птиц, например, альбатросов.

И совсем экзотическим способом защищаются дикобразы. Оказывается, они способны метать… иглы. Свидетелями такого способа обороны стали сотрудники берлинского зоопарка: они воочию видели, как, потрясая шкурой, длинноиглый дикобраз метал свои «стрелы», которые вонзались в деревянные планки. А иглы эти, между прочим, каждая толщиной с карандаш и длиной почти в полметра.

 

Холодоустойчивые животные

Человек погибает, когда его тело охлаждается до 25 градусов Цельсия. Правда, медицине известны факты, когда люди оставались живы и при более низких температурах. Но такие случаи – большая редкость.

Конечно, интересно узнать – насколько вообще устойчивы к холоду животные? Но следует сразу сказать, что некоторые виды демонстрируют в этой категории поистине невероятные результаты.

Самыми же выносливыми в отношении низких температур оказались уже известные нам коловратки. Каким только испытаниям их не подвергали, но они почти всегда «с честью» выходили из создаваемых для них низкотемпературных проблем.

Так, сначала этих миниатюрных червячков помещали в жидкий воздух с температурой –190 градусов. Причем воздействовали на них этим холодом и полчаса, и 25 часов, и 125. И во всех трех случаях, попав в нормальные условия среды, коловратки оживали. Наконец, их поместили в эту же среду на 20 месяцев. Но и в этом случае червячки выжили.

Даже когда коловратки оказывались в жидком водороде и гелии, они все равно возвращались к жизни. Так, в жидком водороде, температура которого –253 градуса, коловратки находились в течение 26 часов, и тем не менее все они выжили. Выдержали эти крохотные создания и температуру жидкого гелия, равную –271 градусу…

От тихоокеанских глубин до гималайских высот, от тропических морей до арктической тундры расселились удивительные существа, которых ученые назвали «тардиградами», или «тихоходками». Правда, по сей день зоологи так и не решили, куда их отнести: к червям или к членистоногим.

Сверху тело тихоходки защищено жестким панцирем, который сменяется при линьке. Во рту – тройной стилет, которым она прокалывает оболочку водоросли или червя, чтобы высосать содержимое. А вот дыхательной и кровеносной систем у тихоходок нет. Дышат они через кожу, а роль крови играет заполняющая их тело жидкость, в которой плавают крупные клетки, содержащие запасные питательные вещества. Всего же в теле тихоходки насчитывается около 40 тысяч клеток.

Тихоходка под микроскопом

Но не этими своими анатомическими особенностями привлекли тихоходки внимание ученых. Еще в 1776 году итальянский натуралист Ладзаро Спалланцани заметил, что природа наградила тардиград «способностью к настоящему воскрешению после смерти». В дальнейшем ученые были попросту шокированы умением тихоходок выживать в самых критических ситуациях. Так, французский исследователь Поль Беккерель охлаждал их почти до абсолютного нуля (–273 градуса), и тихоходки оставались живыми.

Выживали эти существа и при воздействии на них рентгеновским облучением в 570 000 рентген: для сравнения, человека убивает мощность в 500 рентген. Они выжили и при давлении в 6000 атмосфер…

С микроскопическими созданиями вроде все понятно: никакой холод им не страшен.

А как же относятся к «морозу» в десятки градусов другие организмы: например, насекомые? Оказывается, в этой категории среди них тоже есть настоящие рекордсмены. Так, феноменальной приспособленностью к низким температурам отличаются личинки золотарниковой пестрокрылки Eurosta solidaginis, зимующие в галлах на стеблях золотарника при температуре –40 градусов Цельсия или даже –50 градусов Цельсия. В это время насекомые погружаются в состояние диапаузы, во время которой уровень обмена веществ значительно понижен. В то же время накануне холодов в теле личинок активно начинают синтезироваться глицерин и сорбит, совместное действие которых и позволяет этим тварям перезимовать.

Невероятную устойчивость к низким температурам демонстрирует один из видов ногохвосток – глетчерная «блоха» (Isotoma saltans). Обитая на поверхности ледников, она за ночь примерзает ко льду. Но с наступлением дня насекомое оживает. Причем температура около 15 градусов Цельсия для нее уже смертельна.

Одна из обитающих на Аляске жужелиц – Rerostichusbrevicomis – в лабораторных условиях в течение пяти часов выдерживала температуру в 87 градусов ниже нуля. А те жуки, которых собрали зимой, длительное время выдерживали температуру –35 градусов Цельсия.

Некоторые виды комаров-дергунов также могут обитать и размножаться в таких условиях, которые, казалось бы, абсолютно непригодны для жизни. Эти насекомые живут в трещинах ледников Гималайских гор. А температура там нередко опускается ниже 16 градусов. Как особенности строения и физиологии позволяют комарам этого вида не только выживать, но и продолжать свой род при столь низких температурах? – пока ученым не ясно.

Жуки и мухи, освоившие холодные области Аляски, приспособились выдерживать температуры, достигающие –60 градусов Цельсия. Конечно же, при такой температуре эти насекомые замерзают, но их организм устроен так, что ледяные кристаллики образуются лишь снаружи их тела, не повреждая клеток, органов и тканей.

Муравьи вида Leptothorax acervorum, обитающие рядом с Северным полюсом, без особых проблем для здоровья выдерживают сорокаградусный мороз, а их личинки – еще и более низкие температуры…

Что же касается позвоночных, то хотя конкурировать с коловратками или тихоходками они не могут, но тем не менее тоже демонстрируют чудеса выживаемости при низких температурах.

Так, к понижению температуры немалую устойчивость проявляют некоторые рыбы. В частности, обитающая на Чукотке и Аляске рыбка даллия. В зимнее время морозы здесь достигают –45 градусов. Вода в болотах и речках превращается в сплошной лед. И в этом ледяном плену зимует и даллия. Однако весной, когда водоемы оттаивают, даллия тоже возвращается к жизни и за недолгое арктическое лето успевает даже отнереститься.

А некоторые виды земноводных – тритоны, лягушки, черепахи и змеи – могут без ущерба для жизни замерзать так, что их внутренние органы пронизываются кристаллами льда. Это поистине невероятно, поскольку