Словарь эпитетов И.С.Тургенева

Бесперстых Анатолий Павлович

Словарь эпитетов И. С. Тургенева (по роману «Отцы и дети») систематизирует и даёт описание около 2000 эпитетов, выраженных прилагательными, причастиями и существительными (приложениями). Каждое значение эпитета иллюстрируется цитатами из романа «Отцы и дети», включая и варианты из разных редакций этого произведения.

Большинство цитат дано в развёрнутом виде, что позволит читателю по достоинству оценить красоту, лаконичность и образность языка великого писателя, а преподавателям русского языка использовать их как практический материал в своей работе.

 

© Бесперстых А. П., 2017

© Оформление. ОДО «Издательство “Четыре четверти”», 2017

* * *

 

И. С. Тургенев

(1818–1883)

РУССКИЙ ЯЗЫК
И. С. Тургенев

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

 

Предисловие

И. С. Тургенев навсегда вошёл в историю русской литературы как великий художник слова, в совершенстве владевший всеми богатствами русского языка. Внимательный и чуткий наблюдатель, в своих произведениях он выступал и как писатель, и как поэт, и как живописец. По его романам, повестям, рассказам, пьесам, стихотворениям можно изучать историю русской общественной мысли, русский быт, нравы, народную культуру, русский характер. Его литературные произведения оказали существенное влияние на формирование характеров, на воспитание многих поколений.

Роман «Отцы и дети» – одна из «вечных» книг в русской литературе. Споры вокруг романа до сих пор не утихают не только потому, что новые поколения читателей по-разному воспринимают сложную позицию автора, но и потому, что книга запечатлела неизбежный для истории момент смены поколений. В своём романе Тургенев изображает переломные этапы жизни общества, он раньше других писателей сумел увидеть новые социальные тенденции, воссоздать типические социально-психологические черты героя своего времени. При этом сюжет его произведения прост, манера повествования лаконична. В романе мы не найдём прямых авторских оценок описываемой действительности, и может показаться, что их создал бесстрастный летописец. Но если сопоставить произведение с обстоятельствами жизни автора, то мы увидим, как много личных переживаний внесено в книгу. Какая душевная сила, какое мужество нужны были писателю, чтобы с такой самокритичностью, такой искренностью и честностью описать свою эпоху, стремясь не нарушить правду жизни, принося в жертву этой правде собственные убеждения. И в этом романе Иван Сергеевич остаётся истинно великим, непревзойденным мастером. Такой тонкий стилист, как А. П. Чехов, восторгался лирической взволнованностью и задушевностью авторского повествования в романе: «Боже мой! Что за роскошь «Отцы и дети»! Просто хоть караул кричи».

В отличие от живописца, владеющего только красками, и композитора, живущего в мире звуков, Тургенев-писатель, используя многообразие содержательных и экспрессивных возможностей живого русского языка, воссоздаёт и краски, и звуки, и делится с нами сокровенными мыслями. Язык автора проявляется в описаниях, портретных характеристиках, прямых высказываниях, в комментариях к речи героев, построении диалогов. При этом особое внимание уделяется эпитетам, точным, музыкальным и живописно отчётливым.

В пейзажных зарисовках Тургенев продолжает традиции позднего Пушкина. Помимо основных композиционных функций пейзажа, для писателя важна природа как таковая: эстетическое любование ею, умение сочувствовать ей – вот особенности поэтического мира Тургенева. Автор изображает природу во всей её простоте, величии и естественности. Добивается включения человека в природный мир, убеждает читателя в единстве человека и природы.

В первых главах романа обращают на себя внимание оценочные эпитеты, усиливающие тягостное впечатление от увиденного: кустарник – «редкий и низкий», плотины – «худые», избёнки – «низкие», «с тёмными, до половины размётанными крышами», сарайчики – «покривившиеся», гумна – «опустелые», кладбища – «разорённые», деревья – и те «с ободранной корою и обломанными ветвями». Роль этого пейзажа – социальная. Для такого пейзажа характерно не изображение многокрасочной жизни природы, а преобладание тускло-серой цветовой гаммы. Цель художника – отобрать в природе лишь то, что прямо или косвенно связано с условиями жизни человека. Вполне закономерно, что Аркадий Кирсанов из увиденного делает неутешительный вывод о жизни живущих здесь людей. Итак, начало романа, завязка всех нитей сюжета происходит весной.

Все важнейшие эпизоды жизни Базарова описаны на фоне расцветающего лета: приезд к Одинцовой в Никольское, объяснение в любви (на фоне дивной летней ночи), дуэль с Павлом Петровичем, первый приезд к родителям. И первое серьёзное столкновение с Аркадием происходит в жаркий полдень: «Солнце жгло из-за тонкой завесы сплошных беловатых облаков. Всё молчало, одни петухи задорно перекликались на деревне… да где-то высоко в верхушке деревьев звенел плаксивым призывом немолчный писк молодого ястребка. Аркадий и Базаров лежали в тени небольшого стога сена, подостлавши под себя охапки две шумливо-сухой, но ещё зелёной и душистой травы» (XXI гл.). Дисгармония в отношениях между главными героями контрастна гармонии природы. Есть в этой сцене и едва уловимый намёк на ранний уход Базарова из жизни: сухой кленовый лист, полёт которого Аркадий сравнивает с полётом бабочки, падает с ещё живого, полного сил дерева в разгаре лета. Читателю становится понятным, что в романе Евгению Базарову противопоставлены не какие-либо герои, а сама жизнь. Особенно отчётливо прослеживается это в финальном пейзаже романа – описании одинокой могилы главного героя: «…между ними есть одна, до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на неё и поют на заре. Железная ограда её окружает; две молодые ёлки посажены по обоим её концам: Евгений Базаров похоронен в этой могиле» (XXVIII гл.).

Заканчивается книга описанием прекрасного зимнего вечера: «Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов, плотным, скрипучим снегом, розовым инеем на деревьях, бледно-изумрудным небом…» (XXVIII гл.). Всё рано или поздно проходит: лето сменяет весну, за летом приходит осень, а затем наступает зима. «Равнодушная природа» мудра в своём спокойствии, она напоминает человеку «…о вечном примирении и о жизни бесконечной» (XXVIII гл.).

Два пейзажа, обрамляющие эпилог, подводят итог философским раздумьям автора о вечной смене поколений, о предназначении человека и о великой тайне природы, не подчиняющейся теориям.

В романе «Отцы и дети» Тургенев выступает и как мастер портретной характеристики. Он считает необходимым дать читателю представление о внешнем облике даже незначительного (в сюжетном отношении) персонажа. Необязательным может показаться подробное описание внешности слуги Николая Кирсанова, которое открывает роман: «…бирюзовая серёжка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения» (I гл.). Однако дело в том, что контрастное сопоставление скромного внешнего облика Николая Петровича и вызывающе эффектной внешности его слуги, человека нового поколения, уже обозначило главную проблему всего романа – непримиримость позиций взглядов аристократии и демократии.

Представляя читателю своих героев, Тургенев считает обязательным дать характеристику их внешности ещё и затем, чтобы подготовить восприятие читателя, настроить его на соответствующий лад. Портрет становится формой выражения авторской позиции. Так в портрете Евгения Базарова выделено его лицо, «длинное и худое», которое «оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум», «тёмно-белокурые волосы, длинные и густые», они «не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа» и, наконец, «красная рука» (II гл.). Эти детали портрета подчёркивают незаурядность героя, его трудолюбие, постоянную и напряжённую работу мысли. Далее Тургенев тщательно выписывает облик Павла Петровича, его безупречный костюм, приятную внешность, отмечает его красивую руку «с длинными розовыми ногтями, – руку, казавшуюся ещё красивей от снежной белизны рукавчика, застёгнутого одиноким крупным опалом» (IV гл.), и читателю становится понятным, что эти герои никогда не найдут общий язык, они слишком разные.

Значительно дополняет характеристики героев и окружающая их обстановка. Вещи, одежда, предметы личного обихода помогают глубже познать их хозяев. Так обстановка кабинета Павла Петровича наглядно подтверждает его изысканный аристократический вкус: «… изящный кабинет, оклеенный по стенам красивыми обоями дикого цвета, с развешанным оружием на пёстром персидском ковре, с ореховою мебелью, обитой тёмно-зелёным трипом» (VIII гл.). А комната Фенечки отличалась чистотой и уютом. Всё было просто, опрятно, пахло ромашкой, мелиссой, на окнах стояли банки с вареньем, в клетке жил чиж. Обстановка комнаты Фенечки очень скромная, всё дышит тишиной и покоем: «в одном углу возвышалась кроватка под кисейным пологом, рядом с кованым сундуком с круглою крышкой (VIII гл.).

Важным способом психологического анализа в романе является авторский комментарий. Избегая в целом резких оценок, Тургенев всё же в отдельных случаях позволяет себе недвусмысленно высказаться о герое или событии. Вот, например, как комментируется неожиданный приезд Ситникова в Никольское: «Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им своё близкое родство с ними…» (гл. XIX).

Стоит обратить внимание и на авторские ремарки при построении диалогов. Например, показывая превосходство Базарова в споре с Павлом Петровичем, автор постоянно подчёркивает спокойствие и выдержку «нигилиста». Писатель как бы сам испытывает влияние неотразимой логики и силы Базарова и никогда не перебивает его речь ироническими замечаниями. Когда же речь идёт о Павле Петровиче, автор не оставляет без внимания каждое движение героя: «Павел Петрович сошёл в гостиную уже готовый к бою, раздражённый и решительный. Он ждал только предлога, чтобы накинуться на врага» (X гл.).

Для выражения своей мысли Тургенев всегда умел найти единственное, незаменимое слово. Роман «Отцы и дети» – одно из тех произведений русской классической литературы, язык которого отличают ясность, выразительность, смысловая наполненность, афористичность, мелодичность. Всю свою долгую творческую жизнь писатель выступал как неизменный защитник чистоты русского языка, требовавший бережного к нему отношения. И сегодня, как никогда прежде, остаётся полным глубокого смысла завет великого мастера: «А просьба моя состоит в следующем: берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками… Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!»

 

От составителя

При составлении словаря эпитетов И. С. Тургенева (по роману «Отцы и дети») мы рассматривали эпитет в широком смысле, в 2–х аспектах: литературоведческом и лингвистическом, относя к эпитетам как образные определения (тропы), так и логические определения. В роли эпитетов в нашем Словаре, кроме имён прилагательных, выступают также причастия и существительные-приложения.

Каждое значение эпитета (логического определения) иллюстрируется цитатами из романа, включая и варианты из других редакций и черновиков писателя. Однако по техническим причинам (в целях сокращения объёма Словаря) введены некоторые ограничения лексического и цитатного материала. Как правило, в одной словарной статье цитаты не повторяются. Не включены прилагательные, не содержащие качественных характеристик (нужен , должен , целый и т. п.). Эпитеты, являющиеся логическими определениями, даются выборочно.

Слова, обладающие особым стилистическим своеобразием, снабжаются пометами.

В Словаре, в зависимости от употребления в тексте, указывается краткая форма прилагательного. Отмечаются как обособленные полные формы эпитетов-прилагательных, так и полные прилагательные, выполняющие предикативную функцию, а эпитеты-сравнения выделяются в отдельные статьи.

Для некоторых малоупотребительных слов даётся историческая или этимологическая справка или толкование слова.

Слова Бог в значении «единое верховное существо» и Божий пишутся с прописной буквы.

Большинство цитат дано в развёрнутом виде, что позволит читателю по достоинству оценить красоту, лаконичность и образность языка великого писателя, а преподавателям русского языка использовать их как практический материал в своей работе.

Издание приурочено к 200-летию со дня рождения И. С. Тургенева.

Словарь эпитетов И. С. Тургенева (по роману «Отцы и дети») содержит 862 словарных статьи, в которых зарегистрировано 1989 эпитетов.

Литературный источник Словаря: Тургенев И. С. Собрание сочинений: В 15 томах. – Издательство «Наука». – Т. 8, 1964.

 

Условные сокращения и обозначения

В соч. – в сочетании (фразеологическая единица)

книжн. – книжное

обл. – областное

прост. – просторечное

разг. – разговорное

устар. – устаревшее

[] – пояснительные слова, извлечённые из контекста

‹…› – сокращение внутри цитаты

* – слова с отступлением от современной орфографии

○ – краткая форма прилагательного

Δ – полная форма прилагательного в предикативной функции

□ – обособленная полная форма

◙ – эпитет-приложение

● – эпитет или литературная цитата из других редакций (вариантов)

 

Словарь

 

И. С. Тургенев наследовал от Пушкина ту же чуткость, ту же пламенную любовь к родному слову. Язык его поистине был ему родной; в нём одном видел он залог примирения со всем, что ни совершалось дурного на родине
Ф. И. Буслаев , русский филолог и искусствовед

 

А

АБСОЛЮТНЫЙ, -ая. Лень. [Студенты], удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. – XXVIII.

АДСКИЙ. Камень. В соч.: адский камень (старое название азотнокислого серебра, ляписа; употребляется в медицине как противовоспалительное средство). – Да разве у уездного лекаря не было адского камня? – Не было. – Как же это, Боже мой! Врач – и не имеет такой необходимой вещи? – XXVII.

АЛЫЙ, -ая. Волна. Она [Фенечка] несла большую чашку какао и, поставив её перед Павлом Петровичем, вся застыдилась: горячая кровь разлилась алою волной под тонкою кожицей её миловидного лица. – V. Краска. Катя уронила обе руки вместе с корзинкой на колени и, наклонив голову, долго смотрела вслед Аркадию. Понемногу алая краска чуть-чуть выступила на её щёки. – XXV.

АНГЛИЙСКИЙ, -ое. Вкус. В соч.: в английском вкусе (устар.). Павел Петрович присел к столу. На нём был изящный утренний, в английском вкусе, костюм. – V. Снадобье. ● [Павел Петрович] иногда просил позволения присутствовать при опытах Базарова, а раз даже приблизил своё раздушённое и вымытое английским снадобьем лицо к микроскопу, для того чтобы посмотреть, как прозрачная инфузория глотала зелёную пылинку и хлопотливо пережевывала её какими-то очень проворными кулачками, находившимися у ней в горле. – XXIII. Снадобье (устар.) – лекарство, составленное из разных целебных трав и веществ.

АРИСТОКРАТИЧЕСКИЙ, -ая, -ие. Вид. С Павлом Петровичем он [Базаров] уже не спорил, тем более что тот в его присутствии принимал чересчур аристократический вид и выражал свои мнения более звуками, чем словами. – XXIII. Замашки. Базаров перестал говорить с Аркадием об Одинцовой, перестал даже бранить её «аристократические замашки». – XVII. Манеры. [Павла Петровича] уважали за его отличные, аристократические манеры, за слухи о его победах; за то, что он прекрасно одевался и всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы. – VII. Натура. – Вы столь высокого мнения о немцах? – проговорил с изысканною учтивостью Павел Петрович. Он начинал чувствовать тайное раздражение. Его аристократическую натуру возмущала совершенная развязность Базарова. – VI. Аристократический  – свойственный родовой знати, относящийся к ней.

АРХАИЧЕСКИЙ, -ое. Явление. – Он [дядя], право, хороший человек. – Архаическое явление! – IV. Архаический  – старинный.

 

Б

БАРЕЖЕВЫЙ, -ое. Платье. В это мгновенье вошла хозяйка. На ней было лёгкое барежевое платье; гладко зачёсанные за уши волосы придавали девическое выражение её чистому и свежему лицу. – XVI. Барежевый (устар.) – сшитый из барежа – тонкой прозрачной ткани.

БИВУАЧНЫЙ, -ая. Жизнь. – Напоминает мне ваше теперешнее ложе, государи мои, – начал он [Василий Иванович], – мою военную, бивуачную жизнь, перевязочные пункты, тоже где-нибудь этак возле стога, и то ещё слава Богу. – XXI. Бивуачный (перен.) – неблагоустроенный, временный.

БЕДНЫЙ, -ая. Брат. – Я вас понимаю и одобряю вас вполне. Мой бедный брат, конечно, виноват: за то он и наказан. Он мне сам сказал, что поставил вас в невозможность иначе действовать. Я верю, что вам нельзя было избегнуть этого поединка, который… который до некоторой степени объясняется одним лишь постоянным антагонизмом ваших взаимных воззрений. – XXIV. Николай. – Фенечка! – сказал он [Павел Петрович] каким-то чудным шёпотом, – любите, любите моего брата! Он такой добрый, хороший человек! Не изменяйте ему ни для кого на свете, не слушайте ничьих речей! Подумайте, что может быть ужаснее, как любить и не быть любимым! Не покидайте никогда моего бедного Николая! – XXIV. Николай Петрович. А между тем жизнь не слишком красиво складывалась в Марьине, и бедному Николаю Петровичу приходилось плохо. – XXII. Он. ○ Беден.  – Кстати: я воображаю, в чувстве человека, который знает и говорит, что он беден, должно быть что-то особенное, какое-то своего рода тщеславие. – XXV. Старуха. – Не помню, писал ли я тебе, – начал Николай Петрович, – твоя бывшая нянюшка, Егоровна, скончалась. – Неужели? Бедная старуха! – III. Человек. – Человек я бедный, но милостыни ещё до сих пор не принимал. Прощайте-с и будьте здоровы. – XXVI. Я. ● ○ Была бедна.  – А знаете ли, Евгений Васильевич, что я умела бы понять вас: я сама была бедна, и самолюбива, и честолюбива, как вы. – XVIII.

БЕЗБОРОДЫЙ, -ая. Щека. Несколько мгновений спустя его [Николая Петровича] губы уже прильнули к безбородой, запылённой и загорелой щеке молодого кандидата. – I. Кандидат  – в России до 80-х гг. 19 в.: младшая учёная степень, присваивавшаяся окончившему высшее учебное заведение с отличием; лицо, которому присваивалась эта степень.

● БЕЗВЕСТНЫЙ. Шенлейн. ○ Не остался безвестен.  – Мы, например, и о френологии имеем понятие, – прибавил он, обращаясь, впрочем, более к Аркадию и указывая на стоявшую на шкафе небольшую гипсовую головку, разбитую на нумерованные четырехугольники, – нам и Шенлейн не остался безвестен, и Радемахер. – XX. См. безызвестный.

БЕЗВОЗДУШНЫЙ, -ое. Пространство. – Прежде были гегелисты, а теперь нигилисты. Посмотрим, как вы будете существовать в пустоте, в безвоздушном пространстве. – V. Гегелист  – последователь философии Г. Гегеля (1770–1831), немецкого философа. Нигилист  – человек, отрицающий всё общепризнанное, проявляющий крайний скептицизм.

БЕЗДОННЫЙ, -ая. Пропасть. «Эге, ге!.. – подумал про себя Аркадий, и тут только открылась ему на миг вся бездонная пропасть базаровского самолюбия. – Мы, стало быть, с тобой боги? то есть – ты бог, а олух уж не я ли?» – XIX.

БЕЗЗАБОТНЫЙ, -ое. Выражение. – Отчего ты не ешь, Евгений? – спросил он [Василий Иванович], придав своему лицу самое беззаботное выражение. – Кушанье, кажется, хорошо сготовлено. – XXVII.

БЕЗМЕРНЫЙ, -ое. Счастие. – Скажите, отчего, даже когда мы наслаждаемся, например, музыкой, хорошим вечером, разговором с симпатическими людьми, отчего всё это кажется скорее намёком на какое-то безмерное, где-то существующее счастие, чем действительным счастьем, то есть таким, которым мы сами обладаем? – XVIII.

БЕЗМОЛВНЫЙ. Поклон. – На меня теперь нашла хандра, – сказала она [Анна Сергеевна], – но вы не обращайте на это внимания и приезжайте опять, я вам это обоим говорю, через несколько времени. – И Базаров и Аркадий ответили ей безмолвным поклоном, сели в экипаж и, уже нигде не останавливаясь, отправились домой. – XXII.

БЕЗМЯТЕЖНЫЙ, -ое. Внимание. По лицу Анны Сергеевны трудно было догадаться, какие она испытывала впечатления: оно сохраняло одно и то же выражение, приветливое, тонкое; её прекрасные глаза светились вниманием, но вниманием безмятежным. – XV.

БЕЗНРАВСТВЕННЫЙ, -ые. Люди. – Аристократизм – принсип*, а без принсипов* жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди. – X.

БЕЗОБЛАЧНЫЙ, -ые. Морозы. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов. – XXVIII.

БЕЗОБРАЗНЫЙ, -ое. Зрелище. – Вы посмотрите, что за безобразное зрелище: червяк полураздавленный, а ещё топорщится. – XXVII. Состояние общества. Нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивают людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом. – XVI.

БЕЗОТРАДНЫЙ, -ая, -ые. Зима. Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III. Хлопоты. А между тем жизнь не слишком красиво складывалась в Марьине, и бедному Николаю Петровичу приходилось плохо. Хлопоты по ферме росли с каждым днём – хлопоты безотрадные, бестолковые. – XXII.

● БЕЗРОПОТНЫЙ. ‹…›. Аркадий, который окончательно сам с собой решил, что влюблён в Одинцову, начал предаваться тихому унынию и безропотному <не закончено>. – XVII.

БЕЗУКОРИЗНЕННЫЙ, -ая. Честность. Его [Павла Петровича] уважали также за его безукоризненную честность. – VII.

БЕЗУЧАСТНЫЙ, -ое. Выражение. – А немцы все дело говорят? – промолвил Павел Петрович, и лицо его приняло такое безучастное, отдалённое выражение, словно он весь ушёл в какую-то заоблачную высь. – VI.

БЕЗЫЗВЕСТНЫЙ. Шенлейн. ○ Не остался безызвестен.  – Мы, например, и о френологии имеем понятие, – прибавил он, обращаясь, впрочем, более к Аркадию и указывая на стоявшую на шкафе небольшую гипсовую головку, разбитую на нумерованные четырехугольники, – нам и Шенлейн не остался безызвестен, и Радемахер. – XX. Френология  – ложное учение о связи психических свойств человека и строения поверхности его черепа. Шенлейн Иоганн Лукас (1793–1864) – немецкий врач, профессор, противник господствовавшего тогда в медицине натурфилософского направления. Радемахер Иоганн Готфрид (1772–1849) – немецкий ученый, пытавшийся опровергнуть существовавшую до этого врачебную науку.

БЕЗЫМЯННЫЙ, -ое. Чувство. Катя уронила обе руки вместе с корзинкой на колени и, наклонив голову, долго смотрела вслед Аркадию. Понемногу алая краска чуть-чуть выступила на её щёки; но губы не улыбались, и тёмные глаза выражали недоумение и какое-то другое, пока ещё безымянное чувство. – XXV.

БЕЛЕНЬКИЙ, -ая, -ое. Женщина. □ [Фенечка] молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с тёмными волосами и глазами, с красными, детски пухлявыми губками и нежными ручками. – V. Лицо. Только по воскресеньям Николай Петрович замечал в приходской церкви, где-нибудь в сторонке, тонкий профиль её [Фенечки] беленького лица. – VIII.

БЕЛОВАТЫЙ, -ые. Кружки. Всё в ней [Кате] было ещё молодо-зелено: и голос, и пушок на всём лице, и розовые руки с беловатыми кружками на ладонях, и чуть-чуть сжатые плечи… – XVI. Облака. Настал полдень. Солнце жгло из-за тонкой завесы сплошных беловатых облаков. – XXI. Отблеск. Фенечка подняла на Базарова свои глаза, казавшиеся ещё темнее от беловатого отблеска, падавшего на верхнюю часть её лица. – XXIII. Пух. – Что, Пётр, не видать ещё? – спрашивал 20-го мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запылённом пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазёнками. – I.

БЕЛОВОЛОСЫЙ. Человек. □ Вошёл человек лет шестидесяти, беловолосый, худой и смуглый, в коричневом фраке с медными пуговицами и в розовом платочке на шее. – IV.

БЕЛОКУРЫЙ, -ая. Дама. □ На кожаном диване полулежала дама, ещё молодая, белокурая, несколько растрёпанная, в шёлковом, не совсем опрятном, платье, с крупными браслетами на коротеньких руках и кружевною косынкой на голове. – XIII. Мужчина. Над средним диваном висел портрет обрюзглого белокурого мужчины – и, казалось, недружелюбно глядел на гостей. – XVI.

БЕЛЫЙ, -ая, -ые. Голова. – Я их боюсь, лягушек-то, – заметил Васька, мальчик лет семи, с белою, как лён, головою, в сером казакине с стоячим воротником и босой. – V. Казакин (устар.) – полукафтан на крючках со стоячим воротником и со сборками сзади. Зима. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов. – XXVIII. Зубы. – Я уже думал, что вы не приедете сегодня, – заговорил он [Павел Петрович] приятным голосом, любезно покачиваясь, подергивая плечами и показывая прекрасные белые зубы. – IV. Колонны. Господский дом ‹…› выкрашен жёлтою краской, и крышу имел зелёную, и белые колонны, и фронтон с гербом. – XVI. Кошечка. ● Одинцова кружилась перед ним [Базаровым], она же была его мать, за ней ходила белая кошечка с чёрными усиками, и эта кошечка была Фенечка. – XXIV. Лоб. Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в чёрном платье, остановившуюся в дверях залы. ‹…› спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво, глядели светлые глаза из-под немного нависшего белого лба, и губы улыбались едва заметною улыбкою. – XIV. Лошадка. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по тёмной узкой дорожке вдоль самой рощи. – XI. Она. Δ – Да вот, например, ты сегодня сказал, проходя мимо избы нашего старосты Филиппа, – она такая славная, белая, – вот, сказал ты, Россия тогда достигнет совершенства, когда у последнего мужика будет такое же помещение, и всякий из нас должен этому способствовать… – XXI. Панталоны. Базаров поднял голову и увидал Павла Петровича. Одетый в лёгкий клетчатый пиджак и белые, как снег, панталоны, он быстро шёл по дороге. – XXIV. Платье. Широкое белое платье покрывало её всю своими мягкими складками; едва виднелись кончики её ног, тоже скрещённых. – XVII. Призрак. Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III. Рука. Приятели наконец поднялись и стали прощаться. Анна Сергеевна ласково поглядела на них, протянула обоим свою красивую белую руку. – XV.

БЕСКОНЕЧНЫЙ, -ая. Жизнь. Не об одном вечном спокойствии говорят нам они [цветы, растущие на могиле], о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной… – XXVIII. Зима. Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III.

БЕСКОРЫСТНЫЙ. Человек. – Он [Базаров] бескорыстный, честный человек, – заметил Аркадий. – XXI.

БЕСПЕЧНЫЙ. Взгляд. □ Во всем её [княгини Р.] лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза – они были невелики и серы, – но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, – загадочный взгляд. – VII. Напев. Аркадия в особенности поразила последняя часть сонаты, та часть, в которой, посреди пленительной весёлости беспечного напева, внезапно возникают порывы такой горестной, почти трагической скорби… – XVI.

БЕСПЛОДНЫЙ, -ые. Молитвы. ○ Бесплодны. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? – XXVIII. Намёки. ○ Остались бесплодны. Так же бесплодны остались его [Василия Ивановича] политические намёки ‹…› по поводу близкого освобождения крестьян. – XXVII. Сами. ○ Бесплодны до гадости.  – Мне сказывали, что в Риме наши художники в Ватикан ни ногой. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет; а сами бессильны и бесплодны до гадости. – X. Слёзы. ○ Бесплодны.  – XXVIII.

БЕСПОЛЕЗНЫЙ, -ая, -ые. Ложь. – Ну-с, вот я и отправился к «отцам», – так заключил Базаров, – и на дороге завернул сюда… чтобы всё это передать, сказал бы я, если б я не почитал бесполезную ложь – глупостью. – XXV. Слова. – Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы, – говорил между тем Базаров, – подумаешь, сколько иностранных… и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны. – X. Либерализм  – свободомыслие, вольнодумство.

БЕСПОРЯДОЧНЫЙ, -ые. Сны. Базаров лёг поздно, и всю ночь его мучили беспорядочные сны… – XXIV.

БЕСПОЩАДНЫЙ, -ое. Отрицание. – Я тогда буду готов согласиться с вами, – прибавил он [Базаров], вставая, – когда вы представите мне хоть одно постановление в современном нашем быту, в семейном или общественном, которое бы не вызывало полного и беспощадного отрицания. – X.

БЕСПРИЧИННЫЙ, -ая, -ые. Грусть. [Аркадий] чувствовал на сердце ту беспричинную грусть, которая знакома только одним очень молодым людям. – XXII. Слёзы. У него [Николая Петровича], у сорокачетырёхлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слёзы, беспричинные слёзы. – XI.

БЕССИЛЬНО ДОКУЧЛИВЫЙ, -ые. Существа. [Анна Сергеевна] получила тайное отвращение ко всем мужчинам, которых представляла себе не иначе как неопрятными, тяжёлыми и вялыми, бессильно докучливыми существами. – XVI.

БЕССИЛЬНЫЙ, -ое, -ые. Сами. ○ Бессильны.  – Мне сказывали, что в Риме наши художники в Ватикан ни ногой. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет; а сами бессильны и бесплодны до гадости. – X. Тело. – Отец, оставь нас. Анна Сергеевна, вы позволяете? Кажется, теперь… Он [Базаров] указал головою на своё распростёртое бессильное тело. – XXVII.

БЕССМЫСЛЕННЫЙ, -ая, -ые. Выходки. □ Но насмешки Базарова нисколько не смущали; они даже утешали его [Василия Ивановича]. ‹…› Он даже повторял эти, иногда тупые или бессмысленные, выходки и, например, в течение нескольких дней, ни к селу ни к городу, всё твердил: «Ну, это дело девятое!» – XXVII. Образ. □ Почти бессмысленный. Её образ [княгини Р.], этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его [Павла Петровича] душу. – VII. Радость. Василий Иванович вскочил и бросился к окошку. На двор его домика, запряжённая четвернёй, въезжала двуместная карета. Не отдавая себе отчета, что бы это могло значить, в порыве какой-то бессмысленной радости, он выбежал на крыльцо… – XXVII.

БЕССОВЕСТНЫЙ. Образ. В соч: самым бессовестным образом. Не хватало рук для жатвы: соседний однодворец, с самым благообразным лицом, порядился доставить жнецов по два рубля с десятины и надул самым бессовестным образом. – XXII.

БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЙ, -ое. Творчество. – Мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и чёрт знает о чем, когда дело идёт о насущном хлебе. – X. Парламентаризм  – система государственного управления, характеризующаяся наличием парламента.

БЕСТОЛКОВЫЙ, -ые. Хлопоты. А между тем жизнь не слишком красиво складывалась в Марьине, и бедному Николаю Петровичу приходилось плохо. Хлопоты по ферме росли с каждым днём – хлопоты безотрадные, бестолковые. – XXII.

БЛАГОВОННЫЙ, -ая. Ванна. Бывало, выйдя из благовонной ванны, вся тёплая и разнеженная, она [Анна Сергеевна] замечтается о ничтожности жизни, об её горе, труде и зле… – XVI. Комната. Лампа тускло горела посреди потемневшей, благовонной, уединённой комнаты. – XVII.

БЛАГОВОСПИТАННЫЙ. Муж. У ней [княгини Р.] был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. – VII.

БЛАГОДАРНЫЙ. Он. Δ Ему следовало быть благодарным. [Аркадий] в течение всего этого времени постоянно чувствовал, как будто она [Одинцова] к нему снисходила, как будто ему следовало быть ей благодарным… – XIV.

БЛАГОДАТНЫЙ, -ое. Отдохновение (книжн., устар.). Василий Иваныч проводил Аркадия в его комнату и пожелал ему «такого благодатного отдохновения, какое и я вкушал в ваши счастливые лета». – XX.

БЛАГОДУШНЫЙ. Ты. ○ Благодушен.  – Ты уже чересчур благодушен и скромен, – возразил Павел Петрович, – я, напротив, уверен, что мы с тобой гораздо правее этих господчиков, хотя выражаемся, может быть, несколько устарелым языком, vieilh, и не имеем той дерзкой самонадеянности… – X. Vieilh  – старомодно (франц.).

БЛАГООБРАЗНЫЙ, -ое. Лицо. Хозяйкой оказалась русская, женщина лет пятидесяти, опрятно одетая, с благообразным умным лицом и степенною речью. – VIII.

БЛАГОПРИЯТНЫЙ. Образ. В соч.: благоприятным образом. Павел Петрович старался не глядеть на Базарова; помириться с ним он всё-таки не хотел; он стыдился своей заносчивости, своей неудачи, стыдился всего затеянного им дела, хотя и чувствовал, что более благоприятным образом оно кончиться не могло. – XXIV.

БЛАГОРАЗУМНЫЙ, -ое. Брат. – Тише, тише, – перебил его Павел Петрович. – Не развереди ногу твоего благоразумного брата, который под пятьдесят лет дрался на дуэли, как прапорщик. – XXIV. Дело. Δ – Не сам ли ты сегодня говорил, что она [Одинцова] странно вышла замуж, хотя, по мнению моему, выйти за богатого старика – дело ничуть не странное, а, напротив, благоразумное. – XV. Образ. ● В соч.: самым благоразумным образом. – Нынешняя молодёжь больно хитра стала, – заметил Базаров и тоже засмеялся. – Прощайте, – заговорил он опять после небольшого молчания. – Желаю вам окончить это дело самым благоразумным образом; а я издали порадуюсь. – XXVI. Ты. Δ Николай Петрович бросился обнимать своего брата. – Ты мне окончательно открыл глаза! – воскликнул он. – Я недаром всегда утверждал, что ты самый добрый и умный человек в мире; а теперь я вижу, что ты такой же благоразумный, как и великодушный. – XXIV.

БЛАГОРОДНЫЙ, -ое, -ые. Духи. Удивительно благородные. От него [Павла Петровича] пахло какими-то необыкновенными, удивительно «благородными» духами. – VII. Кипение. – Ваш брат дворянин дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может, а это пустяки. – XXVI. Смирение. – Там же. Стремление. Бывало, выйдя из благовонной ванны, вся тёплая и разнеженная, она замечтается о ничтожности жизни, об её горе, труде и зле… Душа её [Анны Сергеевны] наполнится внезапною смелостию, закипит благородным стремлением. – XVI. Человек. – Брат, исполни обязанность твою, обязанность честного и благородного человека, прекрати соблазн и дурной пример, который подаётся тобою, лучшим из людей! – Что ты хочешь сказать, Павел? – Женись на Фенечке… Она тебя любит, она – мать твоего сына. – XXIV.

БЛАГОСКЛОННЫЙ, -ая. Улыбка. Аркадий кончил тем, что, подозвав возвратившуюся Фифи, стал для контенансу {Для вида (от франц. contenance – вид, осанка)}, с благосклонною улыбкой, гладить её по голове. – XVI.

БЛАЖЕННЫЙ, -ое, -ые. Вид. Василий Иванович во всё время обеда расхаживал по комнате и с совершенно счастливым и даже блаженным видом говорил о тяжких опасениях, внушаемых ему наполеоновскою политикой и запутанностью итальянского вопроса. – XX. Время. Он [Николай Петрович] не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память. – XI. Глаза. Не разжимая рук, она [Арина Власьевна] отодвинула от Базарова своё мокрое от слёз, смятое и умилённое лицо, посмотрела на него какими-то блаженными и смешными глазами и опять к нему припала. – XX.

БЛЕДНЕЕ (ей). Он. Стал бледнее прежнего. Он [Павел Петрович] стал ещё бледнее прежнего; глаза его блистали, и, что всего было удивительнее, тяжёлая, одинокая слеза катилась по его щеке. – XXIV. Она. Казалась бледней. Она [Одинцова] казалась бледней при свете одинокой лампы, завешенной вырезною бумажной сеткой. – XVII. □ Она [княгиня Р.] по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над псалтырём. – VII.

БЛЕДНО-ГОЛУБОЙ, -ое. Небо. Листва их [сосен] почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. – XI.

БЛЕДНО-ЗОЛОТОЙ, -ые. Пятна. Слабый ветер, шевеля в листьях ясеня, тихонько двигал взад и вперёд, и по тёмной дорожке, и по жёлтой спине Фифи [собаки], бледно-золотые пятна света. – XXV.

БЛЕДНО-ИЗУМРУДНЫЙ, -ое. Небо. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов, плотным, скрипучим снегом, розовым инеем на деревьях, бледно-изумрудным небом. – XXVIII.

БЛЕДНО-ЯСНЫЙ, -ая. Лазурь. Утро было славное, свежее; маленькие пёстрые тучки стояли барашками на бледно-ясной лазури. – XXIV.

БЛЕДНЫЙ, -ая, -ое. Лицо. Базаров обернулся и увидел бледное лицо Николая Петровича, сидевшего на дрожках. – XXIV. □ Всё потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. – XI.

БЛЕСТЯЩИЙ, -ая, -ее, -ие. Волосы. Фенечка вытянула шейку и приблизила лицо к цветку… Платок скатился с её головы на плеча; показалась мягкая масса чёрных, блестящих, слегка растрёпанных волос. – XXIII. Воспитание. Блестящее воспитание, полученное ею [Анной] в Петербурге, не подготовило её к перенесению забот по хозяйству и по дому, – к глухому деревенскому житью. – XV. Карьера. На двадцать восьмом году от роду он [Павел Петрович] уже был капитаном; блестящая карьера ожидала его. – VII.

БЛИЗКИЙ, -ое, -ие. Люди. – Я полагаю, что обязанность всякого честного человека быть вполне откровенным с теми… с теми людьми, которые… словом, с близкими ему людьми. – XXVI. Освобождение. Так же бесплодны остались его [Василия Ивановича] политические намёки ‹…› по поводу близкого освобождения крестьян. – XXVII. Родство. Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им своё близкое родство с ними. – XIX.

БОБЫЛЬНЫЙ, -ая (прост.). Жизнь. – А теперь повторяю тебе на прощанье… потому что обманываться нечего: мы прощаемся навсегда, и ты сам это чувствуешь… ты поступил умно; для нашей горькой, терпкой, бобыльной жизни ты не создан. – XXVI.

БОГАТЫЙ, -ая, -ое, -ые. Вы. ○ Богаты.  – Вы здоровы, независимы, богаты; чего же ещё? Чего вы хотите? – XVII. Она. ○ Не будь богата. Не будь она [Анна Сергеевна] богата и независима, она, быть может, бросилась бы в битву, узнала бы страсть… – XVI. Старик. – Не сам ли ты сегодня говорил, что она [Одинцова] странно вышла замуж, хотя, по мнению моему, выйти за богатого старика – дело ничуть не странное, а, напротив, благоразумное. – XV. Тело. ● – XV. Человек. – Вы, – извините мой вопрос, – вы бы не пошли замуж за богатого человека? – XXV. Я. Δ – Да ведь я не богатая. Аркадий изумился и не сразу понял Катю. «И в самом деле, имение-то всё сестрино!» – пришло ему в голову; эта мысль ему не была неприятна. – XXV.

БОЕВОЙ. Генерал. Отец его [Кирсанова], боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции. – I.

БОЙКИЙ. Взгляд. – Я не один, – промолвил Ситников, лихо скидывая свою венгерку, под которою оказалось нечто вроде поддёвки или пальто-сака, и бросая бойкий взгляд Аркадию и Базарову. – XIII. Пальто-сака  – широкая и длинная мужская одежда для домашнего, неофициального употребления, в отличие от сюртука. Взор. ● – Там же. Ум. ● □ Базаров ей [Одинцовой] понравился – отсутствием всякого кокетства, самой резкостью суждений, дельной краткостью речи. Его ум, сухой и односторонний, но свободный и бойкий, её не отталкивал. – XVI.

БОЛЬНОЙ. Человек. Фенечка принесла чашку чаю и, поставив её на столик, хотела было удалиться. Павел Петрович её удержал. – Куда вы так спешите, Федосья Николаевна? ‹…› посидите немножко с больным человеком. Кстати, мне нужно поговорить с вами. – XXIV.

БОЛЬШИЙ, -ая, -ее. Внимание. ● Павел Петрович остался один и на этот раз с большим вниманием оглянулся кругом. – VIII. Жар. Аркадий начал рассказывать и говорить о Базарове ещё с большим жаром, с большим увлечением, чем в тот вечер, когда он танцевал мазурку с Одинцовой. – XXI. Увлечение. – XXI. Часть. В соч.: большею частью. В город Анна Сергеевна являлась очень редко, большею частью по делам, и то ненадолго. – XV.

БОЛЬШОЙ, -ая, -ое, -ие. Бал. – [Губернатор] послезавтра даёт большой бал. – XII. Влияние. – Так вы полагаете, что он [Базаров] имел большое влияние на Анну Сергеевну? – XXV. Глаза. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно [лицо Базарова] оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. – II. Грех. – Я Николая Петровича всем сердцем люблю. – Право? Посмотрите-ка на меня, Фенечка (он [Павел Петрович] в первый раз так назвал её…). Вы знаете – большой грех лгать! – XXIV. Дорога. В соч.: большая дорога. ● Три дня спустя оба приятеля в наёмном шарабане катили по большой дороге в Никольское. – XV. Шарабан (устар.) – открытый четырехколёсный экипаж с поперечными сиденьями в несколько рядов. Значение. – Я полагаю, что вы и тут придаёте слишком большое значение мгновенному впечатлению. – XXV. Комната. Молодой слуга в ливрее ввёл обоих приятелей в большую комнату, меблированную дурно, как все комнаты русских гостиниц, но уставленную цветами. – XV. Ливрея  – особая одежда лакеев, иногда с гербом господина на галунах. Несчастье. Она [Арина Власьевна] была мнительна, постоянно ждала какого-то большого несчастья и тотчас плакала, как только вспоминала о чём-нибудь печальном… – XX. Ноги. Крупный пёстрый цыпленок степенно расхаживал по ним [ступенькам], крепко стуча своими большими жёлтыми ногами. – I. Перемены. – А Прокофьич жив? – Жив и нисколько не изменился. Всё так же брюзжит. Вообще ты больших перемен в Марьине не найдёшь. – III. Пуговицы. Митя, такой же свежий и румяный, как и отец, подпрыгивал в одной рубашечке на его груди, цепляясь голыми ножками за большие пуговицы его деревенского пальто. – XXIV. Руки. – Да, – повторила Катя, и в этот раз он её понял. Он схватил её большие, прекрасные руки и, задыхаясь от восторга, прижал их к своему сердцу. – XXVI. Свет. В соч.: большой свет (избранное, выдающееся по своему положению общество). – Отец вам будет говорить, что вот, мол, какого человека Россия теряет… Это чепуха; но не разуверяйте старика. Чем бы дитя ни тешилось… вы знаете. И мать приласкайте. Ведь таких людей, как они, в вашем большом свете днём с огнём не сыскать… – XXVII. Свинья. У первой избы стояли два мужика в шапках и бранились. «Большая ты свинья, – говорил один другому, – а хуже малого поросёнка». – XIX. Скамья. В самом портике даже в полдень было прохладно. ‹…› Катя часто приходила садиться на большую каменную скамью, устроенную под одною из ниш. – XXVI. Портик  – прилегающая к зданию крытая галерея с колоннадой. Сундук. ● В одном углу возвышалась кроватка под кисейным пологом, рядом с большим кованым сундуком с круглою крышкой. – VIII. Уважение. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо. – XII. Гизо Франсуа Пьер Типом. (1787–1874) – французский буржуазный историк, реакционный политический и государственный деятель в годы Реставрации. Хитрец. Он [Матвей Ильич] был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела. – Там же. Шаги. Оставшись наедине, он [Базаров] с негодованием сознавал романтика в самом себе. Тогда он отправлялся в лес и ходил по нём большими шагами, ломая попадавшиеся ветки и браня вполголоса и её [Анну Сергеевну] и себя. – XVII.

БОСОЙ. Мальчик. □ – Я их боюсь, лягушек-то, – заметил Васька, мальчик лет семи, с белою, как лён, головою, в сером казакине с стоячим воротником и босой. – V.

БОСОНОГИЙ, -ая. Девочка. – Танюшка, – обратился он [Василий Иванович] к босоногой девочке лет тринадцати, в ярко-красном ситцевом платье, пугливо выглядывавшей из-за двери, – принеси барыне стакан воды, – на подносе, слышишь? – XX.

БРАТСКИЙ, -ая. Любовь. – Вот как, – проговорил он [Базаров], – а вы, кажется, не далее как вчера полагали, что он [Аркадий] любит Катерину Сергеевну братскою любовью. Что же вы намерены теперь сделать? – XXVI.

БРОДЯЧИЙ, -ая. Жизнь. – Сколько ты времени провёл здесь всего? – спросил Аркадий. – Года два сряду; потом мы наезжали. Мы вели бродячую жизнь; больше всё по городам шлялись. – XXI.

БРОНЗОВЫЙ, -ые. Щёки. – Что же? Мы после обеда засядем в ералаш, и я его обыграю. Хе-хе-хе, посмотрим! Бабушка надвое сказала. – А что? разве стариной тряхнёшь? – промолвил с особенным ударением Базаров. Бронзовые щёки Василия Ивановича смутно покраснели. – XXI. Ералаш  – старинная карточная игра.

БУНТУЮЩИЙ, -ее. Сердце. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами. – XXVIII.

БЫВШИЙ. Наставник. Аркадий бросился на шею к своему бывшему наставнику и другу, и слёзы так и брызнули у него из глаз. – XXVI. Хозяин. Николай Петрович успел, ещё при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьёзные статьи в отделе «Наук». – I.

БЫСТРЫЙ, -ые. Взгляд. – А у вас здесь, я вижу, перемена, – прибавил он [Павел Петрович], бросив вокруг быстрый взгляд, который скользнул и по лицу Фенечки. – VIII. □ Во всем её [княгини Р.] лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза – они были невелики и серы, – но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, – загадочный взгляд. – VII. Ход. Базарову становилось хуже с каждым часом; болезнь приняла быстрый ход, что обыкновенно случается при хирургических отравах. – XXVII. Шаги. Однажды они как-то долго замешкались; Николай Петрович вышел к ним навстречу в сад и, поравнявшись с беседкой, вдруг услышал быстрые шаги и голоса обоих молодых людей. – X.

 

В

ВАЖНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Взгляд. Катя взглянула на Аркадия важным и светлым взглядом и, после долгого раздумья, едва улыбнувшись, промолвила: – Да. – XXVI. Вопрос. Базаров провёл носком сапога черту по земле. – Вот и барьер. А кстати: на сколько шагов каждому из нас от барьера отойти? Это тоже важный вопрос. – XXIV. Дело. [Базаров] велел Петру прийти к нему на следующий день чуть свет для важного дела. – XXIV. Думы. ○ Были важны. [Аркадий Николаевич] забрался в самую глушь сада и, опершись подбородком на скрещённые руки, сидел, погружённый в думы. Они были глубоки и важны, эти думы, но не печальны. – XXV. Лицо. – И такая надутая эта нынешняя молодёжь! Спросишь иного: какого вина вы хотите, красного или белого? «Я имею привычку предпочитать красное!» – отвечает он басом и с таким важным лицом, как будто вся вселенная глядит на него в это мгновение… – X. Она. ○ Важна.  – Брат! – торжественно проговорил Павел Петрович. ‹…› дай мне слово исполнить одну мою просьбу. – Какую просьбу? Говори. – Она очень важна; от неё, по моим понятиям, зависит всё счастье твоей жизни. – XXIV. Проявление. [Матвей Ильич] не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни… – XII. Роль. Базаров успокоил его [Петра] уверением, что ‹…› ответственности он не подвергается никакой. «А между тем, – прибавил он, – подумай, какая предстоит тебе важная роль!» – XXIV. Симптом. – Аркадий что-то секретничал вчера со мною и не говорил ни о вас, ни о вашей сестре… Это симптом важный. – XXVI. Случаи. В важных случаях он [Матвей Ильич] умел, однако, как говорится, задать пыли. – Там же.

ВЕЖЛИВЫЙ, -ое. Поклон. – Позвольте представиться, – начал он [Базаров] с вежливым поклоном, – Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный. – IX. Участие. Одинцова слушала его [Аркадия] с вежливым участием, слегка раскрывая и закрывая веер. – XIV. Человек. □ Приехал сосед, любитель карточной игры, по имени Порфирий Платоныч, толстенький седенький человек с коротенькими, точно выточенными ножками, очень вежливый и смешливый. – XVI.

ВЕЛИКИЙ, -ая, -ое, -ие. Будущность. – Я уверен, – подхватил Аркадий, – что сына вашего ждет великая будущность, что он прославит ваше имя. Я убедился в этом с первой нашей встречи. – XXI. Важность. ○ Велика. В соч. : велика важность. – Велика важность, тайный советник! Если б я продолжал служить, тянуть эту глупую лямку, я бы теперь был генерал-адъютантом. – X. Тайный советник  – в России гражданский чин 3-го класса. Лица, его имевшие, занимали высшие государственные должности. Генерал-адъютант  – придворное звание генерала, находящегося в свите царя. Изумление. ○ Было велико. Глаза высохли у Фенечки, и страх её прошел, до того велико было её изумление. – XXIV. Охотник. Базаров был великий охотник до женщин и до женской красоты. – XVII. Спокойствие. Не об одном вечном спокойствии говорят нам они [цветы, растущие на могиле], о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной… – XXVIII. Уверенность. ● Казалась велика.  – У меня были кое-какие подозрения… но ваша уверенность казалась так велика… я не мог их высказать. – XXVI. Удовольствие. Николай Петрович начал его [Митю] подбрасывать почти под самый потолок, к великому удовольствию малютки и к немалому беспокойству матери, которая при всяком его взлёте протягивала руки к обнажавшимся его ножкам. – VIII. Умы. – Да, – проговорил он [Павел Петрович], ни на кого не глядя, – беда пожить этак годков пять в деревне, в отдалении от великих умов! Как раз дурак дураком станешь. – VI.

ВЕЛИКОДУШНЫЙ, -ая, -ые. [Анна Сергеевна]. Анна Сергеевна быстро перешла комнату и села на кресло возле дивана, на котором лежал Базаров. – Великодушная! – шепнул он. – Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая… в этой гадкой комнате!.. – XXVII. Мы. Δ – Эге-ге! – спокойно проговорил Базаров. – Вот мы какие великодушные! Ты придаёшь ещё значение браку; я этого от тебя не ожидал. – IX. Ощущения. «Меня она [Одинцова] не ценит! Пусть?.. А вот доброе существо меня не отвергает», – думал он [Аркадий], и сердце его снова вкушало сладость великодушных ощущений. – XVII. Ты. Δ Николай Петрович бросился обнимать своего брата. – Ты мне окончательно открыл глаза! – воскликнул он. – Я недаром всегда утверждал, что ты самый добрый и умный человек в мире; а теперь я вижу, что ты такой же благоразумный, как и великодушный. – XXIV. Чувства. – Я сам пойду к ней [Фенечке], – воскликнул Аркадий с новым приливом великодушных чувств и вскочил со стула. – V.

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ, -ая. Дом. Там у ней [Одинцовой] был великолепный, отлично убранный дом, прекрасный сад с оранжереями. – XV. Мысль. – Знаешь ли что? – говорил в ту же ночь Базаров Аркадию. – Мне в голову пришла великолепная мысль. – XI. Постель. «Странный человек этот лекарь?» – думала она [Анна Сергеевна], лёжа в своей великолепной постеле*, на кружевных подушках, под лёгким шёлковым одеялом… – XVI. Стол. Павел Петрович вернулся в свой изящный кабинет, оклеенный по стенам красивыми обоями дикого цвета, с развешанным оружием на пёстром персидском ковре, ‹…› с библиотекой renaissance {в стиле эпохи Возрождения (франц.)} из старого чёрного дуба, с бронзовыми статуэтками на великолепном письменном столе, с камином… – VIII. Шлафрок. «Чудак был твой папа всегда», – заметил он [Матвей Ильич], побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока. – XII. Шлафрок (устар.) – длинный просторный домашний халат, подпоясанный обычно витым шнуром с кистями.

ВЕЛИЧАЙШИЙ, -ая, -ее. Удовольствие. В соч.: с величайшим удовольствием. – Клевета? Эка важность! Вот вздумал каким словом испугать! Какую клевету ни взведи на человека, он, в сущности, заслуживает в двадцать раз хуже того. – Давай лучше спать! – с досадой проговорил Аркадий. – С величайшим удовольствием, – ответил Базаров. – XXI. Эгоистка. ● – А все-таки она [Анна Сергеевна] прелесть, – промолвил Аркадий. – Величайшая эгоистка, эпикурейка, – продолжал базаров, – а точно прелесть. Этакое богатое тело! – ‹…› хоть сейчас в анатомический театр. – XV. Эпикурейка  – та, кто выше всего ставит чувственные наслаждения, личные удовольствия и жизненный комфорт.

ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ. Вид. Матвей Ильич приблизился к ней [Одинцовой] с величественным видом и подобострастными речами. – XIV.

ВЕРНЫЙ, -о. Время. – Вчера я прохожу мимо забора и слышу, здешние крестьянские мальчики, вместо какой-нибудь старой песни, горланят: «Время верное приходит, сердце чувствует любовь…» Вот тебе и прогресс. – XXVII.

ВЕСЁЛЫЙ, -ое. Выражение лица. □ Выражение его [Базарова] лица, хотя весёлое и даже ласковое, не понравилось Аркадию. – XVI. Николай Петрович. Δ Появился весёлый. Дверь растворилась – и весёлый, свежий, румяный появился Николай Петрович. – XXIV.

ВЕТРЕНЫЙ, -ая. Погода. Половина скотного двора сгорела, оттого что слепая старуха из дворовых в ветреную погоду пошла с головешкой окуривать свою корову… – XXII.

ВЕТХИЙ, -ие. Ступеньки. Николай Петрович поник головой и начал глядеть на ветхие ступеньки крылечка. – I.

ВЕЧНЫЙ, -ая, -ое. Жизнь. Она стала его женой, он [Николай Петрович] был счастлив, как немногие на земле… «Но, – думал он, – те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?» – XI. Примирение. Не об одном вечном спокойствии говорят нам они [цветы, растущие на могиле], о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной… – XXVIII.

ВЗАИМНЫЙ, -ые. Воззрения. – Я вас понимаю и одобряю вас вполне. Мой бедный брат, конечно, виноват: за то он и наказан. Он мне сам сказал, что поставил вас в невозможность иначе действовать. Я верю, что вам нельзя было избегнуть этого поединка, который… который до некоторой степени объясняется одним лишь постоянным антагонизмом ваших взаимных воззрений. – XXIV.

ВЗВОЛНОВАННЫЙ, -ое. Голос. Базаров обернулся и увидел бледное лицо Николая Петровича, сидевшего на дрожках. Он соскочил с них, прежде нежели они остановились, и бросился к брату. – Что это значит? – проговорил он взволнованным голосом. – Евгений Васильич, помилуйте, что это такое? – XXIV. Настроение. – А что дядя? здоров? – спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное. – III.

ВЗДЁРНУТЫЙ. Носик. – Милости просим, – отвечала Кукшина и, уставив на Базарова свои круглые глаза, между которыми сиротливо краснел крошечный вздёрнутый носик. – XIII.

ВЗРОСЛЫЙ. Я. Δ Эта яма и осина обладали особенным талисманом: я никогда не скучал возле них. Я не понимал тогда, что я не скучал оттого, что был ребёнком. Ну, теперь я взрослый, талисман не действует. – XXI.

ВЗЪЕРОШЕННЫЙ, -ые. Базаров. □ Базаров, часа два спустя, вернулся к себе в спальню с мокрыми от росы сапогами, взъерошенный и угрюмый. – XVII. Волосы. [Аркадий] увидал на крылечке господского домика высокого, худощавого человека, с взъерошенными волосами и тонким орлиным носом, одетого в старый военный сюртук нараспашку. – XX.

ВИДНЫЙ. Мужчина. Отец Алексей, мужчина видный и полный, с густыми, тщательно расчесанными волосами, с вышитым поясом на лиловой шёлковой рясе, оказался человеком очень ловким и находчивым. – XXI.

ВИНОВАТЫЙ, -ая. Вы. Δ Можете быть виноватою.  – Ведь у вас совесть чиста? – спросил он [Павел Петрович] её [Фенечку]. – Отчего же ей не быть чистою? – шепнула она. – Мало ли отчего! Впрочем, перед кем можете вы быть виноватою? Передо мной? Это невероятно. Перед другими лицами здесь в доме? Это тоже дело несбыточное. Разве перед братом? Но ведь вы его любите? – XXIV. Она. Δ Чувствовала себя виноватою. Она [Одинцова] не чувствовала себя оскорблённою: она скорее чувствовала себя виноватою. – XVIII.

ВИСЯЧИЙ, -ие. Бакенбарды. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно [лицо Базарова] оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. – II.

ВИШНЁВЫЙ. Цвет. [Арина Власьевна] подпёрши кулачком своё круглое лицо, которому одутловатые, вишнёвого цвета губки и родинки на щеках и над бровями придавали выражение очень добродушное, она не сводила глаз с сына и всё вздыхала. – XX.

ВЛАДЕТЕЛЬНЫЙ, -ая. Особа. – Вишь, как она себя заморозила! – возразил Базаров и, помолчав немного, прибавил: – Герцогиня, владетельная особа. Ей бы только шлейф сзади носить да корону на голове. – XV. Владетельный (устар.) – обладающий правом наследственной монархической власти.

ВЛАЖНЫЙ, -ая. Земля. Влажная, тёмная земля, казалось, ещё хранила румяный след зари. – XXIV.

ВЛЮБЛЁННЫЙ. Человек. В присутствии Анны Сергеевны они не разговаривали между собою: Катя всегда сжималась под зорким взглядом сестры, а Аркадий, как оно и следует влюблённому человеку, вблизи своего предмета уже не мог обращать внимание ни на что другое. – XVII.

ВНЕЗАПНЫЙ, -ая, -ое. Исступление. Когда же, наконец, он [Базаров] испустил последний вздох и в доме поднялось всеобщее стенание, Василием Ивановичем обуяло внезапное исступление. – XXVII. Молчание. – Господа, будемте говорить о любви, – прибавила Евдоксия, томно уронив руку на смятую подушку дивана. Наступило внезапное молчание. – XIII. Оживление. – Здравствуй, пузырь, – проговорил он [Николай Петрович] с внезапным оживлением и, приблизившись к ребёнку, поцеловал его в щеку. – VIII. Порыв. – Нет, нет! – воскликнул с внезапным порывом Павел Петрович, – я не хочу верить, что вы, господа, точно знаете русский народ, что вы представители его потребностей, его стремлений! – X. Приезд. Старики Базаровы тем больше обрадовались внезапному приезду сына, чем меньше они его ожидали. – XXVII. Сила. – Я Николая Петровича одного на свете люблю и век любить буду! – проговорила с внезапною силой Фенечка, между тем как рыданья так и поднимали её горло, – а что вы видели, так я на Страшном суде скажу, что вины моей в том нет и не было, и уж лучше мне умереть сейчас, коли меня в таком деле подозревать могут, что я перед моим благодетелем, Николаем Петровичем… – XXIV. Смелость. Бывало, выйдя из благовонной ванны, вся тёплая и разнеженная, она замечтается о ничтожности жизни, об её горе, труде и зле… Душа её [Анны Сергеевны] наполнится внезапною смелостию, закипит благородным стремлением. – XVI.

ВНУТРЕННИЙ, -яя, -ее. Волнение. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. – XXV. Смущение. – Впрочем, – прибавил Николай Петрович, потирая лоб и брови рукою, что у него всегда служило признаком внутреннего смущения, – я тебе сейчас сказал, что ты не найдёшь перемен в Марьине… – III. Тревога. [Фенечка] похудела от непрестанной внутренней тревоги и, как водится, стала ещё милей. – XXIV.

ВОЕННЫЙ, -ая. Жизнь. – Напоминает мне ваше теперешнее ложе, государи мои, – начал он [Василий Иванович], – мою военную, бивуачную жизнь, перевязочные пункты, тоже где-нибудь этак возле стога, и то ещё слава Богу. – XXI. Нога. В соч.: на военную ногу (по-военному). – Душевно рад знакомству, – проговорил Василий Иванович, – только уж вы не взыщите: у меня здесь всё по простоте, на военную ногу. – XX.

ВОЗВЫШЕННЫЙ. Аркадий Кирсанов. ○ Возвышен.  – Во мне простое чувство справедливости заговорило, а вовсе не родственное, – возразил запальчиво Аркадий. – Но так как ты этого чувства не понимаешь, у тебя нет этого ощущения, то ты и не можешь судить о нём. – Другими словами: Аркадий Кирсанов слишком возвышен для моего понимания, – преклоняюсь и умолкаю. – XXI.

ВОЗМОЖНЫЙ, -ое. Дело. В соч.: воможное ли это дело. – Возможное ли это дело, чтобы ты умер, ты, Евгений… Сам посуди! Где ж после этого будет справедливость? – XXVII.

ВОЛШЕБНЫЙ. Мир. Волшебный мир, в который он [Николай Петрович] уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся – и исчез. – XI.

ВОЛЬНЫЙ, -ые. Воздух. Тёмная мягкая ночь глянула в комнату с своим почти чёрным небом, слабо шумевшими деревьями и свежим запахом вольного, чистого воздуха. – XVII.

Хлеба. Управляющий вдруг обленился и даже начал толстеть, как толстеет всякий русский человек, попавший на «вольные хлеба». – XXII.

ВОСПАЛЁННЫЙ, -ое. Лицо. [Анна Сергеевн] взглянула на Базарова… и остановилась у двери, до того поразило её это воспалённое и в то же время мертвенное лицо с устремлёнными на неё мутными глазами. – XXVII.

ВОСТОРЖЕННЫЙ, -ая. Улыбка. Восторженная улыбка [Василия Ивановича] раздвинула его широкие губы и уже не сходила с них. – XXI.

ВРАЖДЕБНЫЙ, -ое. Чувство. Какое-то почти враждебное чувство охватывало сердца обоих молодых людей. – XXI.

ВРЕДНЫЙ, -ое. Просвещение. ○ Вредно.  – Сказать, например, что просвещение полезно, это общее место; а сказать, что просвещение вредно, это противоположное общее место. Оно как будто щеголеватее, а, в сущности, одно и то же. – XXI.

ВСЕОБЩИЙ, -ее. Одушевление. Всеобщее одушевление распространилось и на прислугу. – XXII. Стенание. Когда же, наконец, он [Базаров] испустил последний вздох и в доме поднялось всеобщее стенание, Василием Ивановичем обуяло внезапное исступление. – XXVII.

ВСЕСИЛЬНЫЙ, -ая. Любовь. ○ Всесильна. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? – XXVIII.

ВСПЫЛЬЧИВЫЙ. Человек. □ – Мой брат – человек прежнего закала, вспыльчивый и упрямый… Слава Богу, что ещё так кончилось. Я принял все нужные меры к избежанию огласки… – XXIV.

ВЫВЕТРЕННЫЙ, -ое. Лицо. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII.

ВЫЖИДАЮЩИЙ, -ая. Метода. Доктор, тот самый уездный лекарь, у которого не нашлось адского камня, приехал и, осмотрев больного, посоветовал держаться методы выжидающей и тут же сказал несколько слов о возможности выздоровления. – XXVII.

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ, -ые. Черты. Павел Петрович похудел, что, впрочем, придавало ещё больше изящества и грансеньйорства его выразительным чертам… – XXVIII. Грансеньйорство (Gran Senor – испанский – родовитый дворянин) испанский – родовитый дворянин) – здесь: ироническая характеристика аристократического облика Павла Петровича Кирсанова.

ВЫСОКИЙ, -ая, -ое. Комната. Полчаса спустя Базаров с Аркадием сошли в гостиную. Это была просторная, высокая комната, убранная довольно роскошно, но без особенного вкуса. – XVI. Крыша. Вот наконец показалась высокая крыша знакомого дома… – XXII. Мнение. [Николай Петрович] был высокого мнения о практичности Павла Петровича и всегда спрашивал его совета. – VIII. Рожь. Сначала она [Фенечка] его [Николая Петровича] дичилась и однажды, перед вечером, встретив его на узкой тропинке, проложенной пешеходами через ржаное поле, зашла в высокую, густую рожь, поросшую полынью и васильками, чтобы только не попасться ему на глаза. – VIII. Рост. Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в чёрном платье, остановившуюся в дверях залы. – XIV. Человек. [Аркадий] увидал на крылечке господского домика высокого, худощавого человека, с взъерошенными волосами и тонким орлиным носом, одетого в старый военный сюртук нараспашку. – XX.

ВЫСОКОНРАВСТВЕННЫЙ, -ое. Явление. – Ну что, ну что? – спрашивал он [Ситников], подобострастно забегая то справа, то слева, – ведь я говорил вам: [Кукшина] замечательная личность. Вот каких бы нам женщин побольше! Она, в своём роде, высоконравственное явление. – XIII.

ВЫЦВЕТШИЙ, -ие. Волосы. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII.

ВЯЛЫЙ, -ые. Существа. [Анна Сергеевна] получила тайное отвращение ко всем мужчинам, которых представляла себе не иначе как неопрятными, тяжёлыми и вялыми, бессильно докучливыми существами. – XVI.

 

Г

ГАДКИЙ, -ая. Ветер. Сквозной ветер подует из полузакрытого окна, и Анна Сергеевна вся сожмётся, и жалуется, и почти сердится, и только одно ей нужно в это мгновение: чтобы не дул на неё этот гадкий ветер. – XVI. Комната. Анна Сергеевна быстро перешла комнату и села на кресло возле дивана, на котором лежал Базаров. – Великодушная! – шепнул он. – Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая… в этой гадкой комнате!.. – XXVII.

ГЕРБОВЫЙ, -ые. Пуговицы. Из дому молодой парень, очень похожий на Петра, одетый в серую ливрейную куртку с белыми гербовыми пуговицами, слуга Павла Петровича Кирсанова. – IV.

ГИБКИЙ. Стан. Павел Петрович слегка наклонил свой гибкий стан и слегка улыбнулся [Базарову], но руки не подал. – IV.

ГЛАВНЫЙ. Предмет. – Он [Базаров] чем занимается? – Главный предмет его – естественные науки. – III.

ГЛУБОКИЙ, -ие. Взгляд. □ Во всем её [княгини Р.] лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза – они были невелики и серы, – но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, – загадочный взгляд. – VII. Вздох. [Павел Петрович], выпивая вторично налитый бокал, промолвил с глубоким вздохом: «Будьте счастливы, друзья мои!» Думы. ○ Были глубоки. [Аркадий Николаевич] забрался в самую глушь сада и, опершись подбородком на скрещённые руки, сидел, погружённый в думы. Они были глубоки и важны, эти думы, но не печальны. – XXV.

ГЛУПОВАТЫЙ. Муж. У ней [княгини Р.] был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. – VII.

ГЛУПЫЙ, -ая, -ое, -ые. Арина Власьевна. ○ Была не глупа. Арина Власьевна была очень добра и, по-своему, вовсе не глупа. – XX. Лицо. ○ Глупо.  – Солнце меня, должно быть, распарило, да и малины нельзя так много есть. В таком случае не худо вздремнуть, – заметил Аркадий. – Пожалуй; только ты не смотри на меня: всякого человека лицо глупо, когда он спит. – XXI. Люди. – И вы полагаете, – промолвила Анна Сергеевна, – что, когда общество исправится, уже не будет ни глупых, ни злых людей? – XVI. Лямка. В соч.: тянуть глупую лямку (заниматься тяжёлым, однообразным, надоедающим делом). – Велика важность, тайный советник! Если б я продолжал служить, тянуть эту глупую лямку, я бы теперь был генерал-адъютантом. – X. Одинцов. □ Не глупый. [Анну] случайно увидел некто Одинцов, очень богатый человек лет сорока шести, чудак, ипохондрик, пухлый, тяжёлый и кислый, впрочем, не глупый и не злой; влюбился в неё и предложил ей руку. – XV. Ипохондрик  – человек, страдающий ипохондрией, душевной болезнью, выражающейся чрезмерной мнительностью, в соединении с мрачным настроением духа. Положение. Δ – Во всяком случае, я довольно наказан. моё положение, с этим вы, вероятно, согласитесь, самое глупое. – XIX. Роман. [Анна Сергеевна] пробежала глазами страницы две глупого французского романа, выронила книжку – и заснула, вся чистая и холодная, в чистом и душистом белье. – XIX. Физиономия. – Ступай за водой поскорее, братец, а он [Павел Петрович] нас с тобой ещё переживёт. ‹…› – Вы правы… Экая глупая физиономия! – проговорил с насильственною улыбкой раненый джентльмен. – XXIV. Физиономии. Их, очевидно, не ожидали. Они просидели довольно долго и с довольно глупыми физиономиями в гостиной. – XXII. Человек. Пётр, человек до крайности самолюбивый и глупый, вечно с напряжёнными морщинами на лбу, человек, которого всё достоинство состояло в том, что он глядел учтиво, читал по складам и часто чистил щёточкой свой сюртучок. – X. ○ Глуп.  – При правильном устройстве общества совершенно будет равно, глуп ли человек или умён, зол или добр. – XVI. Я. □ – Извините меня, глупую. – Старушка высморкалась и, нагиная голову то направо, то налево, тщательно утерла один глаз после другого. – XX.

ГЛУХОЙ, -ая, -ое, -ие. Беспокойство. Базаров скоро сам перестал запираться: лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством. – XXVII. Голос. – В этом молодом и свежем чувстве есть какая-то прелесть… – Слово обаяние употребительнее в подобных случаях, – перебил Базаров; кипение желчи слышалось в его спокойном, но глухом голосе. – XXVI. Жизнь. Агафоклея Кузьминишна ‹…› не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья её загрызла. – I. Житьё. Блестящее воспитание, полученное ею [Анной] в Петербурге, не подготовило её к перенесению забот по хозяйству и по дому, – к глухому деревенскому житью. – XV. Рыдания. [Княгиня Р.] запиралась у себя в спальне, и горничная её могла слышать, припав ухом к замку, её глухие рыдания. – VII.

ГОЛОДНЫЙ, -ые. Вы. ○ Голодны.  – Вы, я надеюсь, не нуждаетесь в логике для того, чтобы положить себе кусок хлеба в рот, когда вы голодны. – X.

ГОЛУБОВАТЫЙ, -ое. Пламя. [Павел Петрович] глядел пристально в камин, где, то замирая, то вспыхивая, вздрагивало голубоватое пламя… – IV.

ГОЛУБОЙ, -ые. Глаза. [Анна Сергеевна] где-то за границей встретила молодого, красивого шведа с рыцарским выражением лица, с честными голубыми глазами под открытым лбом; он произвёл на неё сильное впечатление. – XVI. Ошейник. Красивая борзая собака с голубым ошейником вбежала в гостиную. – XVI.

ГОЛЫЙ, -ое, -ые. Ножки. Митя, такой же свежий и румяный, как и отец, подпрыгивал в одной рубашечке на его груди, цепляясь голыми ножками за большие пуговицы его деревенского пальто. – XXIV. Поле. Когда Николай Петрович размежевался с своими крестьянами, ему пришлось отвести под новую усадьбу десятины четыре совершенно ровного и голого поля. – V. Десятина (устар.) – русская мера земельной площади, равная 2400 квадратным саженям или 1,09 гектара (применялась до введения метрической системы).

ГОННЫЙ. Заяц. Накануне он [Ситников] удивил приставленного к нему человека множеством навезённого им белья, и вдруг его товарищи его покидают! Он немножко посеменил ногами, пометался, как гонный заяц на опушке леса, – и внезапно, почти с испугом, почти с криком объявил, что и он намерен уехать. – XIX. Гонный (разг.). – преследуемый, травимый собаками (о звере).

ГОРДЫЙ, -ые. Губы. Вдруг ему [Базарову] представится, что эти целомудренные руки [Анны Сергеевны] когда-нибудь обовьются вокруг его шеи, что эти гордые губы ответят на его поцелуи. – XVII.

ГОРЕСТНЫЙ, -ая. Игра. [Николай Петрович] умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. – XI. Скорбь. Аркадия в особенности поразила последняя часть сонаты, та часть, в которой, посреди пленительной весёлости беспечного напева, внезапно возникают порывы такой горестной, почти трагической скорби… – XVI.

ГОРЛАСТЫЙ. Петух. Со двора унесли на деревню какого-то горластого петуха, который долго не мог понять, зачем с ним так поступают. – XXVII.

ГОРОХОВЫЙ. Шут. В соч.: шут гороховый (прост.; пустой, глуповатый, недалёкий человек, служащий посмешищем для всех). Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был всё-таки чем-то вроде шута горохового… – XXVII.

● ГОРТАННЫЙ. Голос. Я уже думал, что вы не приедете сегодня, – заговорил он [Павел Петрович] приятным гортанным голосом. – IV.

ГОРЬКИЙ, -ая, -ие. Впечатления. [Базаров] ещё не успел отделаться от последних горьких впечатлений. – XX. Досада. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. – VII. Жизнь. – А теперь повторяю тебе на прощанье… потому что обманываться нечего: мы прощаемся навсегда, и ты сам это чувствуешь… ты поступил умно; для нашей горькой, терпкой, бобыльной жизни ты не создан. – XXVI. Пилюля. ○ Горька.  – Пилюля горька – а проглотить её нужно. – X. Усмешка. Одинцова посмотрела на Базарова. Горькая усмешка подергивала его бледное лицо. «Этот меня любил!» – подумала она – и жалко ей стало его, и с участием протянула она ему руку. – XXVI.

ГОРЯЧИЙ, -ая, -ее. День. Росистое утро уже сменялось горячим днём. – XXVI. Зола. Василий Иванович потыкал третьим пальцем в трубку, где ещё оставалось немного горячей золы. – XX. Кровь. Она [Фенечка] несла большую чашку какао и, поставив её перед Павлом Петровичем, вся застыдилась: горячая кровь разлилась алою волной под тонкою кожицей её миловидного лица. – V. Пятно. Она [Одинцова] до обеда не показывалась и всё ходила взад и вперёд по своей комнате, заложив руки назад, изредка останавливаясь то перед окном, то перед зеркалом, и медленно проводила платком по шее, на которой ей все чудилось горячее пятно. – XVIII.

ГОСПОДСКИЙ, -ая. Воля. – Это, батюшка, земля стоит на трёх рыбах, – успокоительно, с патриархально-добродушною певучестью объяснял мужик, – а против нашего, то есть, миру, известно, господская воля; потому вы наши отцы. А чем строже барин взыщет, тем милее мужику. – XXVII.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ, -ые. Люди. [Матвей Ильич Колязин] был тоже из «молодых», то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде. – XII. Звезда  – (золотая или серебряная) – знак высшей степени некоторых орденов России. Мужи. В сущности, Матвей Ильич недалеко ушёл от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной, жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка. – XII. Кондильяк Этьен Бонно де (1715–1780) – французский философ, католический священник.

ГРЕШНЫЙ, -ое. Отец. Анна Сергеевна ‹…› очень любила своего грешного, но доброго отца. – XVI. Сердце. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами. – XXVIII. Человек. В соч.: грешный человек (выражает признание своей вины; виноват, каюсь). – Что касается до меня, – заговорил он [Павел Петрович] опять, не без некоторого усилия, – я немцев, грешный человек, не жалую. – VI.

ГРОЗНЫЙ, -ые. Когти. Казалось, они [коровы] только что вырвались из чьих-то грозных, смертоносных когтей. – III.

ГРОМАДНЫЙ, -ые. Шкафы. Кожаный, кое-где продавленный и разорванный, диван помещался между двумя громадными шкафами из карельской берёзы. – XX.

ГРОМКИЙ. Голос. Не громкий.  – Здравствуйте-с, – ответила она [Фенечка] не громким, но звучным голосом. – V.

ГРУБЕЙШИЙ, -ее. Суеверие. – Грубейшее суеверие нас душит. – X.

ГРУБЫЙ, -ое. Цвет. – Опять иностранное слово! – перебил Базаров. Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый цвет. – X. Человек. Отец его [Кирсанова], боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции. – I. Что-то. Этот лекарский сын [Базаров] не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое. – VI.

ГРУСТНЫЙ, -ое, -ые. Думы. Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. – XI. Нарекание. – Однако согласитесь, что неприятно подвергнуться подозрению в убийстве? – Соглашаюсь. Но есть средство избегнуть этого грустного нарекания. Секундантов у нас не будет, но может быть свидетель. – XXIV. Он. ○ Грустен. «Енюша меня сокрушает, – жаловался он [Василий Иванович] втихомолку жене, – он не то что недоволен или сердит, это бы ещё ничего; он огорчён, он грустен – вот что ужасно. Всё молчит, хоть бы побранил нас с тобою; худеет, цвет лица такой нехороший». – XXVII. Писк. ● Где-то высоко в верхушке деревьев звенел досадной печалью грустный писк одинокого ястребка. – XXI. Черты. Несколько грустные. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие чёрные глаза и мягкие жидкие волосы. – VII.

ГРЯЗНЫЙ, -ые. Перчатки. [Матвей Ильич] даже самой Кукшиной, явившейся на бал безо всякой кринолины и в грязных перчатках, но с райскою птицею в волосах, даже Кукшиной он сказал: «Enchante» {Очарован (франц.).}. – XIV.

ГУСТОЙ, -ая, -ые. Беседка. Однажды, часу в седьмом утра, Базаров, возвращаясь с прогулки, застал в давно отцветшей, но ещё густой и зелёной сиреневой беседке Фенечку. – XXIII. Брови. В соч.: нахмурить свои густые брови (выражать недовольство или озабоченность, сдвигая брови). – Вот он, Прокофьич, – начал Николай Петрович, – приехал к нам наконец… Что? как ты его находишь? – В лучшем виде-с, – проговорил старик и осклабился опять, но тотчас же нахмурил свои густые брови. – IV. Волосы. □ Его [Базарова] тёмно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа. – II. Кустарник. Передняя сторона портика давно заросла густым кустарником: одни капители колонн виднелись над сплошною зеленью. – XXVI. Капитель  – верхняя часть колонны. Рожь. Сначала она [Фенечка] его [Николая Петровича] дичилась и однажды, перед вечером, встретив его на узкой тропинке, проложенной пешеходами через ржаное поле, зашла в высокую, густую рожь, поросшую полынью и васильками, чтобы только не попасться ему на глаза. – VIII.

 

Д

ДАЛЬНЕЙШИЙ, -ие. Объяснения. – Очень хорошо-с, – проговорил он [Базаров]. – Дальнейших объяснений не нужно. Вам пришла фантазия испытать на мне свой рыцарский дух. Я бы мог отказать вам в этом удовольствии, да уж куда ни шло! – XXIV.

ДВОЙНОЙ. Рост. ● – Вы изволили видеть, как сжигают негодную прошлогоднюю траву? Если в почве не иссякла сила – она даст двойной рост. – XVI.

ДВОРОВЫЙ, -ые Мальчишки. Дворовые мальчишки бегали за «дохтуром», как собачонки. – X. Дворовый  – относящийся к дворне (домашней прислуге в помещичьем доме).

ДЕЛЬНЫЙ, -ая, -ое. Краткость. ● Базаров ей [Одинцовой] понравился – отсутствием всякого кокетства, самой резкостью суждений, дельной краткостью речи. Его ум, сухой и односторонний, но свободный и бойкий, её не отталкивал. – XVI. Малый. – Теперь у меня приказчик из мещан: кажется, дельный малый. – III. Малый (прост., устар.) – парень, молодой человек; слуга. Народ. – Тамошние [немецкие] учёные дельный народ. – Так, так. Ну, а об русских учёных вы, вероятно, но имеете столь лестного понятия? – VI. Совет. – Ты хоть и смеешься над медициной, а, я уверен, можешь подать мне дельный совет. – XXI. Человек. – Я уверен, что он [Павел Петрович] не шутя воображает себя дельным человеком, потому что читает Галиньяшку и раз в месяц избавит мужика от экзекуции. – VII. Галиньяшка (пренебр.) – «Вестник Галиньяни» – английская либеральная газета, издавалась в 1814 году в Париже. Основал её Джованни Антонио Галиньяни (1752–1821). Экзекуция  – телесное наказание, порка. Что-нибудь. – Третьего дня, я смотрю, он [Николай Петрович] Пушкина читает, – продолжал между тем Базаров. – Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится. Ведь он не мальчик: пора бросить эту ерунду. И охота же быть романтиком в нынешнее время! Дай ему что-нибудь дельное почитать. – X.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ, -ое. Чувство. Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность ежедневной жизни; «как по рельсам катишься», – уверял он: ливрейные лакеи, чинные дворецкие оскорбляли его демократическое чувство. – XVII.

ДЕРЕВЯННЫЙ. Смех. Смеялся он [Ситников] беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом. – XII.

ДЕРЗКИЙ, -ая, -ое. Самонадеянность. – Ты уже чересчур благодушен и скромен, – возразил Павел Петрович, – я, напротив, уверен, что мы с тобой гораздо правее этих господчиков, хотя выражаемся, может быть, несколько устарелым языком, vieilh, и не имеем той дерзкой самонадеянности… – X. Vieilh  – старомодно (франц.). Самоуверенность. ● – Там же. Что-то. Этот лекарский сын [Базаров] не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое. – VI.

ДЕТСКИЙ, -ая. Радость. Почти детская.  – А что дядя? здоров? – спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное. – III. Смех. Николай Петрович велел подать несколько бутылок портера, только что привезённого из Москвы, и сам раскутился до того, что щёки у него сделались малиновые и он всё смеялся каким-то не то детским, не то нервическим смехом. – XXII. Портер  – английский напиток, род очень крепкого пива тёмного цвета, горького вкуса. Шейка. Представилась ему [Николаю Петровичу] опять покойница жена, но не такою, какою он её знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. – XI.

ДЕТСКИ-ПУХЛЯВЫЙ, -ые. Губки. [Фенечка] молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с тёмными волосами и глазами, с красными, детски-пухлявыми губками и нежными ручками. – V. Пухлявый (прост.) – то же, что пухлый.

ДЕШЁВЫЙ, -ые. Гувернёры. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, ‹…› и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окружённый дешёвыми гувернёрами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. – I. Гувернёр  – в дворянском быту России: домашний воспитатель, занимавшийся обучением детей (обычно иностранец). Табак. Оба приятеля отправились в комнату Базарова, в которой уже успел установиться какой-то медицинско-хирургический запах, смешанный с запахом дешёвого табаку. – VII.

ДИКИЙ, -ое. Выражение. [Княгиня Р.] уже не смеялась и не шутила с тем, кого избирала, и слушала его и глядела на него с недоумением. Иногда, большею частью внезапно, это недоумение переходило в холодный ужас; лицо её принимало выражение мертвенное и дикое. – VII. Калмык. – Сила! И в диком калмыке, и в монголе есть сила – да на что нам она? Нам дорога цивилизация, да-с, да-с, милостивый государь, нам дороги её плоды. – X. Цвет. Павел Петрович вернулся в свой изящный кабинет, оклеенный по стенам красивыми обоями дикого цвета, с развешанным оружием на пёстром персидском ковре, с ореховою мебелью, обитой тёмно-зелёным трипом. – VIII. Трип  – шерстяная ворсистая ткань, шерстяной бархат.

ДЛИННЕЕ. Ноги. – Угодно вам заряжать? – спросил Павел Петрович, вынимая из ящика пистолеты. – Нет; заряжайте вы, а я шаги отмеривать стану. Ноги у меня длиннее, – прибавил Базаров с усмешкой. – Раз, два, три… – XXIV.

ДЛИННЫЙ, -ая, -ое, -ые. Волосы. □ Его [Базарова] тёмно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа. – II. Дорога. – Воспоминаний много, а вспомнить нечего, и впереди передо мной – длинная, длинная дорога, а цели нет… Мне и не хочется идти. – XVII. Ногти. Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями, ‹…› и подал её племяннику. – IV. Оно. □ Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно [лицо Базарова] оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. – II. Пальцы. [Базаров] медленно проводил своими длинными пальцами по бакенбардам, а глаза его бегали по углам. – XVI. Речи. Николай Петрович попал в мировые посредники и трудится изо всех сил; он беспрестанно разъезжает по своему участку; произносит длинные речи. – XXVIII. Село. За церковью тянулось в два ряда длинное село с кое-где мелькающими трубами над соломенными крышами. – XVI. Трубка. [Старик Базаров] стоял, растопырив ноги, курил длинную трубку и щурился от солнца. – XX.

ДНЕВНОЙ. Свет. Павел Петрович помочил себе лоб одеколоном и закрыл глаза. Освещенная ярким дневным светом, его красивая, исхудалая голова лежала на белой подушке, как голова мертвеца… – XXIV.

ДОБРЕЙШИЙ. Старикашка. – Презабавный старикашка и добрейший, – прибавил Базаров, как только Василий Иванович вышел. – XX.

ДОБРОДУШНЫЙ, -ое. Выражение. [Арина Власьевна] подпёрши кулачком своё круглое лицо, которому одутловатые, вишнёвого цвета губки и родинки на щеках и над бровями придавали выражение очень добродушное, она не сводила глаз с сына и всё вздыхала. – XX. Существо. [Кукшина] говорила и двигалась очень развязно и в то же время неловко: она, очевидно, сама себя считала за добродушное и простое существо. – XIII.

ДОБРЫЙ, -ая, -ое, -ые. Арина Власьевна. ○ Была добра. Арина Власьевна была очень добра и, по-своему, вовсе не глупа. – XX. Вы. ○ Добры.  – Но что же мы стоим? Пойдёмте. Какой странный разговор у нас, не правда ли? И могла ли я ожидать, что буду говорить так с вами? Вы знаете, что я вас боюсь… и в то же время я вам доверяю, потому что, в сущности, вы очень добры. – XXVI. Δ – Я уж и не придумаю, как мне вас благодарить; такой вы добрый, право. – XXIII. Выражение лица. Почти доброе. Фенечке нравился Базаров; но и она ему нравилась. Даже лицо его изменялось, когда он с ней разговаривал: оно принимало выражение ясное, почти доброе, и к обычной его небрежности примешивалась какая-то шутливая внимательность. – XXIII. Дело. В соч.: доброе дело. – Спасибо, – усиленно заговорил он [Базаров], – я этого не ожидал. Это доброе дело. Вот мы ещё раз и увиделись, как вы обещали. – XXVII. Знак. ● Ни Анне Сергеевне, ни двум её посетителям не хотелось сказать последнего прощального слова: «поболтаем ещё немножко» – было у каждого из них на уме, а это, как известно, знак добрый. – XV. Малый. – Что вы мне посоветуете? – спросила Анна Сергеевна, ‹…› – я полагаю, следует благословить молодых людей. Партия во всех отношениях хорошая; состояние у Кирсанова изрядное, он один сын у отца, да и отец добрый малый, прекословить не будет. – XXVI. Мужички. – И добрые мужички надуют твоего отца всенепременно. Знаешь поговорку: «Русский мужик бога слопает». – IX. Намерение. – Душевно рад, – начал он [Николай Петрович], – и благодарен за доброе намерение посетить нас. – II. Николай Петрович. Δ Был добрый. Николай Петрович был сам такой добрый и скромный… – VIII. Отец. Анна Сергеевна ‹…› очень любила своего грешного, но доброго отца. – XVI. Папаша – А ты долго меня ждал? – спросил Аркадий. – Да часов около пяти. – Добрый папаша! – III. Приятель. – Папаша, – сказал он [Аркадий], – позволь познакомить тебя с моим добрым приятелем, Базаровым, о котором я тебе так часто писал. – II. Ребята. – Акация да сирень – ребята добрые, ухода не требуют. – IX. Руки. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле*, под одеялом, над которым трудились любимые руки, быть может руки нянюшки, те ласковые, добрые и неутомимые руки. – IV. Слово. Анне Сергеевне хотелось сказать ему [Базарову] какое-нибудь доброе слово, но она не знала, как заговорить с ним… – XIX. Существо. «Меня она [Одинцова] не ценит! Пусть?.. А вот доброе существо меня не отвергает», – думал он [Аркадий], и сердце его снова вкушало сладость великодушных ощущений. – XVII. Торжество. – Мы познакомились, отец! – воскликнул он [Аркадий] с выражением какого-то ласкового и доброго торжества на лице. – Федосья Николаевна точно сегодня не совсем здорова и придёт попозже. – V. Хозяйка. Представилась ему [Николаю Петровичу] опять покойница жена, но не такою, какою он её знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. – XI. Человек. Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за ‹…› человека ещё молодого, доброго и холодного как лёд. – XXVIII. ○ Добр.  – При правильном устройстве общества совершенно будет равно, глуп ли человек или умён, зол или добр. – XVI.

ДОВЕРЧИВЕЕ. Он. Стал доверчивее.  – Теперь он [Аркадий Николаевич] доверчивее стал, говорит со мною. Прежде он избегал меня. – XXV.

ДОВЕРЧИВЫЙ, -ое. Сближение. Они [Аркадий и Катя] молчали оба; но именно в том, как они молчали, как они сидели рядом, сказывалось доверчивое сближение; каждый из них как будто и не думал о своём соседе, а втайне радовался его близости. – XXV.

ДОЖДЛИВЫЙ, -ая. Погода. Δ Стояла дождливая. С утра погода стояла дождливая, не было возможности гулять. – XVIII.

ДОЛГИЙ, -ое, -ие. Думы. [Николай Петрович] лёг в постель, но не загасил свечки и, подпёрши рукою голову, думал долгие думы. – IV. Раздумье. Катя взглянула на Аркадия важным и светлым взглядом и, после долгого раздумья, едва улыбнувшись, промолвила: – Да. – XXVI.

ДОМОВИТЫЙ, -ая. Хозяйка. Представилась ему [Николаю Петровичу] опять покойница жена, но не такою, какою он её знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. – XI.

ДОМОДЕЛАННЫЙ, -ая. Мебель. Недавно заведенное на новый лад хозяйство скрипело, как немазаное колесо, трещало, как домоделанная мебель из сырого дерева. – VIII. Пиджак. Старый штаб-лекарь предстал перед молодыми людьми, облечённый в домоделанный полотняный пиджак и с соломенною, тоже домоделанною, шляпой на голове. – XXI. Штаб-лекарь  – В российской армии 18 и первой половины 19 в.: военное звание старшего (полкового) врача; врач в этом звании. Шляпа. □ – XXI.

ДОРОГОЙ, -ая, -ое, -ие. Имя. ● Мои убеждения ни на волос не изменились с тех пор, как я вступил на литературное поприще, и я с спокойной совестью могу выставить на первом листе этой книги дорогое имя моего незабвенного друга. – Предисловие к отдельному изданию романа. Лицо. В тарантасе мелькнул околыш студентской фуражки, знакомый очерк дорогого лица… – I. Мебель. Тяжёлая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен, обитых коричневыми обоями с золотыми разводами. – XVI. Плоды. ○ Дороги.  – Сила! И в диком калмыке, и в монголе есть сила – да на что нам она? Нам дорога цивилизация, да-с, да-с, милостивый государь, нам дороги её плоды. – X. Сын. – Евгений! – произнёс он [Василий Иванович] наконец, – сын мой, дорогой мой, милый сын! – XXVII. Цивилизация. ○ Дорога.  – X.

● ДОСАДНЫЙ, -ая. Печаль. Где-то высоко в верхушке деревьев звенел досадной печалью грустный писк одинокого ястребка. – XXI.

ДРЕМОТНЫЙ, -ая. Томность. Жара, от которой она [Фенечка] не могла уберечься, слегка румянила её щёки да уши и, вливая тихую лень во все её тело, отражалась дремотною томностью в её хорошеньких глазках. – XXIII.

ДРОЖАЩИЙ. Голос. – Катерина Сергеевна, – проговорил он [Аркадий] дрожащим голосом и стиснув руки, – я люблю вас навек и безвозвратно, и никого не люблю, кроме вас. – XXVI.

ДРУЖЕСКИЙ, -ая. Беседа. – Вы называете дружескую беседу болтовней… Или, может быть, вы меня, как женщину, не считаете достойною вашего доверия? – XVIII.

ДРЯННОЙ, -ое, -ые. Дело. В соч.: дело дрянное. Δ – Старина, – начал Базаров сиплым и медленным голосом, – дело моё дрянное. Я заражён, и через несколько дней ты меня хоронить будешь. – XXVII. Сплетни. – Вы несчастливы! Отчего? Неужели вы можете придавать какое-нибудь значение дрянным сплетням? – XVII.

ДРЯХЛЫЙ, -ые. Старички. К ней [могиле], из недалёкой деревушки, часто приходят два уже дряхлых старичка – муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын. – XXVIII.

ДУРНОЙ, -ое, -ые. Воспитание. Нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивают людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом. – XVI. Встречи. [Арина Власьевна] верила в юродивых, в домовых, в леших, в дурные встречи, в порчу, в народные лекарства, в четверговую соль, в скорый конец света. – XX. Выбор. – Я уверен, ты не мог сделать дурной выбор. – V. Глаз. ● – XX. Запах. Ломание Базарова в первые минуты посещения неприятно подействовало на неё [Анну Сергеевну], как дурной запах или резкий звук. – XV. Мнение. – Я начинаю соглашаться с дядей, – заметил Аркадий, – ты решительно дурного мнения о русских. – IX. Пример. – Брат, исполни обязанность твою, обязанность честного и благородного человека, прекрати соблазн и дурной пример, который подается тобою, лучшим из людей! – Что ты хочешь сказать, Павел? – Женись на Фенечке… Она тебя любит, она – мать твоего сына. – XXIV. Человек. [Управляющий] приходил к нему [Павлу Петровичу] жаловаться, что работник Фома «либоширничает» и от рук отбился. «Такой уж он Езоп, – сказал он между прочим, – всюду протестовал себя дурным человеком; поживёт и с глупостью отойдёт». – V.

ДУШИСТЫЙ, -ая, -ое, -ые. Бельё. Она [Анна Сергеевна] ‹…› пробежала глазами страницы две глупого французского романа, выронила книжку – и заснула, вся чистая и холодная, в чистом и душистом белье. – XVI. Усы. Совершив предварительно европейское «shake hands» {рукопожатие (англ.)}, он [Павел Петрович] три раза, по-русски, поцеловался с ним [Аркадием], то есть три раза прикоснулся своими душистыми усами до его щёк, и проговорил: «Добро пожаловать». – IV. Трава. Аркадий и Базаров лежали в тени небольшого стога сена, подостлавши под себя охапки две шумливо-сухой, но ещё зелёной и душистой травы. – XXI.

ДЫМЧАТЫЙ, -ые. Волна. Они [грачи] пропадали во ржи, уже слегка побелевшей, лишь изредка выказывались их головы в дымчатых её волнах. – III.

 

Е

ЕВРОПЕЙСКИЙ, -ое. Shake hands. Совершив предварительно европейское «shake hands», он [Павел Петрович] три раза, по-русски, поцеловался с ним [Аркадием]. – IV. Shake hands (англ.) – рукопожатие.

ЕДКИЙ, -ое. Что-то. «Зачем же он меня не спрашивает, почему я еду? и так же внезапно, как и он? – подумал Аркадий. – В самом деле, зачем я еду, и зачем он едет?» – продолжал он свои размышления. Он не мог отвечать удовлетворительно на собственный вопрос, а сердце его наполнялось чем-то едким. – XIX.

ЕЖЕДНЕВНЫЙ, -ая. Жизнь. Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность ежедневной жизни; «как по рельсам катишься», – уверял он. – XVII.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ, -ые. Движения. ○ Были естественны. Аркадий решил, что он ещё никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук её [Одинцовой] голоса не выходил у него из ушей; ‹…› и движения её были особенно плавны и естественны в одно и то же время. – XIV.

 

Ж

● ЖАДНЫЙ, -ые. Люди. – А по-настоящему, надо лекарям платить, – заметил с усмешкой Базаров. – Лекаря, вы сами знаете, люди жадные. – XXIII.

ЖАЛКИЙ. Вид. Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III.

ЖАРКИЙ. День. – Ты мне теперь не поверишь, но я тебе говорю: мы вот с тобой попали в женское общество, и нам было приятно; но бросить подобное общество – всё равно, что в жаркий день холодною водой окатиться. – XIX. Δ Стоял не слишком жаркий. День стоял светлый и не слишком жаркий, и ямские сытые лошадки дружно бежали, слегка помахивая своими закрученными и заплетёнными хвостами. – XV. Ямской (устар.) – относящийся к перевозке на лошадях почты, грузов и пассажиров.

ЖЕМЧУЖНЫЙ, -ые. Зубки. [Николай Петрович] чувствовал под ладонями рук своих эти мягкие волосы, видел эти невинные, слегка раскрытые губы, из-за которых влажно блистали на солнце жемчужные зубки. – VIII.

ЖЕСТОКИЙ, -ая. Жар. Ночь была не хороша для Базарова… Жестокий жар его мучил. – XXVII. Тиран. Базаров, сам того не подозревая, сделался жестоким тираном её [Фенечки] души. – XXIII. Тишина. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов. – XXVIII.

ЖЁЛТЫЙ, -ая, -ые. Волосы. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII. Дом. В соч.: жёлтый дом (разг.; больница для душевнобольных). [Базаров] считал рыцарские чувства чем-то вроде уродства или болезни и не однажды выражал своё удивление: почему не посадили в жёлтый дом Тоггенбурга со всеми миннезингерами и трубадурами. – XVII. Тоггенбург  – герой одноимённой романтической баллады немецкого поэта Фридриха Шиллера. Краска. ● Господский дом ‹…› выкрашен жёлтою краской, и крышу имел зелёную, и белые колонны, и фронтон с гербом. – XVI. Ноги. Крупный пёстрый цыпленок степенно расхаживал по ним [ступенькам], крепко стуча своими большими жёлтыми ногами. – I. Он. □ Он [Базаров] целый день сидел у себя в комнате, весь жёлтый и злой, и только на самое короткое время забегал к больному. – XXIV. Церковь. Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме, в недальнем расстоянии от жёлтой каменной церкви с зелёною крышей, белыми колоннами и живописью al fresco {фреской (франц.)} над главным входом, представлявшею «Воскресение Христово» в «итальянском» вкусе. – XVI.

ЖЁЛЧНЫЙ, -ое. Лицо. □ Лицо его [Павла Петровича Кирсанова], жёлчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и лёгким резцом, являло следы красоты замечательной. – IV. Он. ○ Был забавно жёлчен. Павел Петрович Кирсанов ‹…› с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно жёлчен – он не мог не нравиться. – VII.

ЖЁСТКИЙ, -ая, -ие. Ладонь. Раз он [Базаров] попросил у ней [матери] руку на счастье; она тихонько положила свою мягкую ручку на его жёсткую и широкую ладонь. – XXI. Пальцы. Базаров растопырил свои длинные и жёсткие пальцы… – XXI.

ЖИВОЙ, -ая, -ое. Беседа. □ Часа три с лишком длилась беседа, неторопливая, разнообразная и живая. – XV. Лицо. ● – Каждое живое лицо достойно изучения. – XVI.

ЖИВОПИСНЫЙ, -ые. Места. Δ Не могли называться живописными. Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными. – III.

ЖИДКИЙ, -ие. Волосы. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие чёрные глаза и мягкие жидкие волосы. – VII.

ЖИЗНЕННЫЙ, -ая. Волна. Окруженная свежестью и тенью, она [Катя] читала, работала или предавалась тому ощущению полной тишины, которое, вероятно, знакомо каждому и прелесть которого состоит в едва сознательном, немотствующем подкарауливанье широкой жизненной волны, непрерывно катящейся и кругом нас и в нас самих. – XXVI. Чемодан. – Эх, друг любезный! – проговорил Базаров, – как ты выражаешься! Видишь, что я делаю; в чемодане оказалось пустое место, и я кладу туда сено; так и в жизненном нашем чемодане; чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было. – XXVI.

 

З

ЗАБАВНЫЙ, -ая, -ое. Бессилие. Она [Фенечка] едва ходила и всё охала да жаловалась с забавным бессилием. – XXIII. Желание. Δ Показалось забавным. Фенечка опять засмеялась и даже руками всплеснула – до того ей показалось забавным желание Базарова. – XXIII. Предупредительность. Каждый прислуживал другому с забавною предупредительностию, точно все согласились разыграть какую-то простодушную комедию. – XXVIII. Унылость. ● Сухой кашель раздался за сиренями. Фенечка мгновенно отодвинулась на другой конец скамейки. Павел Петрович показался, слегка поклонился и, проговорив с какою-то забавною унылостью: «Вы здесь», – удалился. – XXIII.

ЗАВЕТНЫЙ, -ое. Кресло. □ Казачок в ливрее с шумом отодвинул от стола обложенное подушками, также заветное, кресло, в которое опустилась княжна. – XVI. Что-то. [Павел Петрович] ещё мучительнее, ещё крепче привязался к этой женщине, в которой даже тогда, когда она отдавалась безвозвратно, всё ещё как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. – VII.

ЗАГАДОЧНЫЙ. Взгляд. Во всем её [княгини Р.] лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза – они были невелики и серы, – но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, – загадочный взгляд. – VII.

ЗАДУМЧИВЫЙ. Взгляд. □ – VII. Он. ○ Задумчив.  – Я не люблю Гейне, – заговорила Катя, указывая глазами на книгу, которую Аркадий держал в руках, – ни когда он смеётся, ни когда он плачет; я его люблю, когда он задумчив и грустит. – XXV.

ЗАДЫХАЮЩАЯСЯ. Радость. …первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость… – XI.

ЗАЛИХВАТСКИЙ, -ое. Восклицанье. Военные танцевали усердно, особенно один из них, который прожил недель шесть в Париже, где он выучился разным залихватским восклицаньям вроде: «Zut», «Ah fichtrrre», «Pst, pst, mon bibi» {«Зют», «Чёрт возьми», «Пст, пст, моя крошка» (франц.).} и т. п. – XIV.

ЗАМАТЕРЕЛЫЙ. Табак. Аркадий немедленно закурил, распространяя вокруг себя такой крепкий и кислый запах заматерелого табаку, что Николай Петрович, отроду не куривший, поневоле, хотя незаметно, чтобы не обидеть сына, отворачивал нос. – III.

ЗАМЕТНЫЙ, -ая. Улыбка. Едва заметная. Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в чёрном платье, остановившуюся в дверях залы. ‹…› спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво, глядели светлые глаза из-под немного нависшего белого лба, и губы улыбались едва заметною улыбкою. – XIV.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ, -ая, -ые. Воин. ○ Был замечателен. Особенно замечателен своими округлёнными контурами был распростёртый на первом плане смуглый воин в шишаке. – XVI. Дар слова. Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твёрдою волей и замечательным даром слова. – XXVIII. Живучесть. Василий Иванович живо вскочил с скамейки и запел из «Роберта»: «Закон, закон, закон себе поставим На ра… на ра… на радости пожить!» – Замечательная живучесть! – проговорил, отходя от окна, Базаров. – XXI. «Роберт-Дьявол» (1830–1831) – романтико-фантастическая опера Джакомо Мейербера (1791–1864), французского композитора, пианиста и дирижёра, виднейшего представителя французской «большой оперы» XIX века. Красота. Лицо его [Павла Петровича Кирсанова], жёлчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и лёгким резцом, являло следы красоты замечательной. – IV. Личность. – Ну что, ну что? – спрашивал он [Ситников], подобострастно забегая то справа, то слева, – ведь я говорил вам: [Кукшина] замечательная личность. – XIII. Люди. – Ваш сын – один из самых замечательных людей, с которыми я когда-либо встречался, – с живостью ответил Аркадий. – XXI. Натура. – Кукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee {свободная от предрассудков (франц.)} в истинном смысле слова, передовая женщина. – XII.

ЗАНОСЧИВЫЙ. Мальчик. – Я теперь уже не тот заносчивый мальчик, каким я сюда приехал, – продолжал Аркадий, – недаром же мне и минул двадцать третий год. – XXVI.

ЗАОБЛАЧНЫЙ, -ая. Высь. – А немцы все дело говорят? – промолвил Павел Петрович, и лицо его приняло такое безучастное, отдалённое выражение, словно он весь ушёл в какую-то заоблачную высь. – VI.

ЗАПОЗДАЛЫЙ, -ые. Пчёлы. Запоздалые пчёлы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени. – XI.

ЗАРАЗИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Болезнь. Δ – Не подходите ко мне: ведь моя болезнь заразительная. – XXVII.

ЗАСАЛЕННЫЙ, -ая. Ермолка. Аркадий вышел к нему. – Добро пожаловать ещё раз! – промолвил Василий Иванович, прикладывая по-военному руку к засаленной ермолке, прикрывавшей его голову. – XXI. Ермолка  – маленькая круглая шапочка без околыша из мягкой материи, плотно облегающая голову. Целковенький. ● Василий Иванович уже не упомянул о том, что каждое утро, чуть свет, стоя о босу ногу в туфлях, он совещался с Тимофеичем и, доставая дрожащими пальцами один засаленный целковенький, поручал ему разные закупки. – XXI. Целковенький (устар., прост.) – то же, что рубль. Шлафрок. Придерживая свой засаленный шлафрок двумя пальцами на желудке и покуривая трубочку, он [Василий Иванович] с наслаждением слушал Базарова, и чем больше злости было в его выходках, тем добродушнее хохотал, выказывая все свои чёрные зубы до единого, его осчастливленный отец. – XXVII.

ЗАСПАННЫЙ, -ое. Княжна. Δ Явилась заспанная. Княжна явилась вся заспанная, что придавало ещё более злобы выражению её сморщенного, старого лица. – XXII.

ЗАСТЕНЧИВЫЙ, -ая. Развязность. – Катерина Сергеевна, – заговорил он [Аркадий] с какою-то застенчивою развязностью, – с тех пор как я имею счастье жить в одном доме с вами, я обо многом с вами беседовал, а между тем есть один очень важный для меня… вопрос, до которого я ещё не касался. – XXVI. Фенечка. □ Фенечка так и бросилась к нему и, обвив руками и его и сына, припала головой к его плечу. Николай Петрович удивился: Фенечка, застенчивая и скромная, никогда не ласкалась к нему в присутствии третьего лица. – XXIV.

ЗВЕРСКИЙ, -ое. Лицо. [Одинцова] задумывалась и краснела, вспоминая почти зверское лицо Базарова, когда он бросился к ней… – XVIII.

ЗВОНКИЙ, -ая, -ие. Голос. – Дай же отряхнуться, папаша, – говорил несколько сиплым от дороги, но звонким юношеским голосом Аркадий, весело отвечая на отцовские ласки, – я тебя всего запачкаю. – I. Струйки. Повсюду нескончаемыми звонкими струйками заливались жаворонки. – III.

ЗВУЧНЫЙ. Голос. – Здравствуйте-с, – ответила она [Фенечка] не громким, но звучным голосом. – V. Голосок. ● – Там же. Смех. [Матвей Ильич] беспрестанно смеялся крупным, звучным и одиноким смехом, как оно и следует сановнику. – XIV.

ЗДОРОВЫЙ, -ая, -ые. Вы. ○ Здоровы.  – Вы здоровы, независимы, богаты; чего же ещё? Чего вы хотите? – XVII. В соч.: будьте здоровы. – Человек я бедный, но милостыни ещё до сих пор не принимал. Прощайте-с и будьте здоровы. – XXVI. Дети. [Митя] дышал тяжело, порывался всем телом и подергивал ручонками, как это делают все здоровые дети. – VIII. Дядя. ○ Здоров.  – А что дядя? здоров? – спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное. – III. Ребёнок. И в самом деле, есть ли на свете что-нибудь пленительнее молодой красивой матери с здоровым ребёнком на руках? – VIII. Федосья Николаевна. ○ Не совсем здорова.  – Мы познакомились, отец! – воскликнул он [Аркадий] с выражением какого-то ласкового и доброго торжества на лице. – Федосья Николаевна точно сегодня не совсем здорова и придёт попозже. – V.

ЗДРАВЫЙ. Взгляд. ● В соч.: здравым взглядом. [Студенты], удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим здравым и трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. – XXVIII. Смысл. В соч.: здравый смысл. – Обсудивши моё предложение, вы убедитесь, что оно исполнено здравого смысла и простоты. Шила в мешке не утаишь, а Петра я берусь подготовить надлежащим образом и привести на место побоища. – XXIV.

ЗЕВАЮЩИЙ, -ие. Воротища. Попадались ‹…› покривившиеся молотильные сарайчики с плетёнными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен. – III. Воротище (устар.) – остатки ворот без створок.

ЗЕЛЕНОВАТЫЙ, -ые. Глаза. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно [лицо Базарова] оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. – II.

ЗЕЛЁНЫЙ, -ая, -ое. Беседка. Однажды, часу в седьмом утра, Базаров, возвращаясь с прогулки, застал в давно отцветшей, но ещё густой и зелёной сиреневой беседке Фенечку. – XXIII. Крыша. Господский дом ‹…› выкрашен жёлтою краской, и крышу имел зелёную, и белые колонны, и фронтон с гербом. – XVI. Пётр. □ Базаров успокоил его уверением, что ‹…› ответственности он не подвергается никакой. «А между тем, – прибавил он, – подумай, какая предстоит тебе важная роль!» Пётр развёл руками, потупился и, весь зелёный, прислонился к берёзе. – XXIV. Свет. На окнах банки с прошлогодним вареньем, тщательно завязанные, сквозили зелёным светом; на бумажных их крышках сама Фенечка написала крупными буквами: «кружовник». – VIII. Стол. Отец Алексей сел за зелёный стол с умеренным изъявлением удовольствия и кончил тем, что обыграл Базарова на два рубля пятьдесят копеек ассигнациями. – XXI. Сукно. Базаров поднял голову и увидал Павла Петровича. Одетый в лёгкий клетчатый пиджак и белые, как снег, панталоны, он быстро шёл по дороге; под мышкой он нёс ящик, завернутый в зелёное сукно. – XXIV. Трава. Аркадий и Базаров лежали в тени небольшого стога сена, подостлавши под себя охапки две шумливо-сухой, но ещё зелёной и душистой травы. – XXI.

ЗЛОБНЫЙ, -ая. Унылость. ● Сухой кашель раздался за сиренями. Фенечка мгновенно отодвинулась на другой конец скамейки. Павел Петрович показался, слегка поклонился и, проговорив с какою-то злобною унылостью: «Вы здесь», – удалился. – XXIII.

ЗЛОВЕЩИЙ, -ее, -ие. Лицо. Δ Показалось зловещим. Базаров растопырил свои длинные и жёсткие пальцы… Аркадий повернулся и приготовился, как бы шутя, сопротивляться… Но лицо его друга показалось ему таким зловещим, ‹…› что он почувствовал невольную робость… – XXI. Пятна. – Где же признаки… заражения, Евгений?.. помилуй! – А это что? – промолвил Базаров и, приподняв рукав рубашки, показал отцу выступившие зловещие красные пятна. – XXVII.

ЗЛОЙ, -ая, -ые. Люди. – И вы полагаете, – промолвила Анна Сергеевна, – что, когда общество исправится, уже не будет ни глупых, ни злых людей? – XVI. Одинцов. □ Не злой. [Анну] случайно увидел некто Одинцов, очень богатый человек лет сорока шести, чудак, ипохондрик, пухлый, тяжёлый и кислый, впрочем, не глупый и не злой; влюбился в неё и предложил ей руку. – XV. Он. □ Он [Базаров] целый день сидел у себя в комнате, весь жёлтый и злой, и только на самое короткое время забегал к больному. – XXIV. Старуха. [Анна], однако, не потеряла головы и немедленно выписала к себе сестру своей матери, княжну Авдотью Степановну Х…ю, злую и чванную старуху, которая, поселившись у племянницы в доме, забрала себе все лучшие комнаты, ворчала и брюзжала с утра до вечера. – XV. Человек. Отец его [Кирсанова], боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции. – I. ○ Зол.  – При правильном устройстве общества совершенно будет равно, глуп ли человек или умён, зол или добр. – XVI.

ЗЛОРАДНЫЙ, -ое. Чувство. Базаров быстро пробежал письмо и сделал усилие над собою, чтобы не выказать злорадного чувства, которое мгновенно вспыхнуло у него в груди. – XXVI.

ЗНАКОМЫЙ. Дом. Вот наконец показалась высокая крыша знакомого дома… – XXII.

ЗНАЧИТЕЛЬНЕЕ. Разница лет. Была значительнее. Одинцова была немного старше Аркадия, ей пошёл двадцать девятый год, но в её присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком, точно разница лет между ними была гораздо значительнее. – XIV.

ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ, -ая, -ое. Мгновение. ○ Было значительно.  – Надо бы так устроить жизнь, чтобы каждое мгновение в ней было значительно, – произнёс задумчиво Аркадий. – XXI. Роль. Отец его [Кирсанова], боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции, где в силу своего чина играл довольно значительную роль. – I.

ЗНАЮЩИЙ. Базаров. ○ Знающ. Ненавижу я этого лекаришку; по-моему, он просто шарлатан; я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике недалеко ушёл. – Нет, брат, ты этого не говори: Базаров умён и знающ. – X.

ЗОЛОТОЙ, -ая, -ые. Разводы. Тяжёлая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен, обитых коричневыми обоями с золотыми разводами. – XVI. Сетка. [Николай Петрович] увидал её головку сквозь золотую сетку колосьев, откуда она высматривала, как зверок, и ласково крикнул ей: – Здравствуй, Фенечка! Я не кусаюсь. – VIII. Цвет. Она [княгиня Р.] была удивительно сложена; её коса золотого цвета и тяжёлая, как золото, падала ниже колен, но красавицей её никто бы не назвал. – VII. Человек. – Отец у меня золотой человек. – IV.

ЗОРКИЙ, -ое. Взгляд. В присутствии Анны Сергеевны они не разговаривали между собою: Катя всегда сжималась под зорким взглядом сестры, а Аркадий, как оно и следует влюблённому человеку, вблизи своего предмета уже не мог обращать внимание ни на что другое. – XVII. Лицо. Павла Петровича она [Фенечка] боялась больше, чем когда-либо; он с некоторых пор стал наблюдать за нею и неожиданно появлялся, словно из земли вырастал за её спиною в своём сьюте, с неподвижным зорким лицом и руками в карманах. – XXIII. Сьют  – форма короткополой верхней одежды особого английского фасона, модной во второй половине XIX века.

ЗУБАСТЫЙ. [Ребёнок]. Δ Будет зубастый. Базаров взял на руки ребёнка, который, к удивлению и Фенечки и Дуняши, не оказал никакого сопротивления и не испугался. – Вижу, вижу… Ничего, всё в порядке: зубастый будет. – IX.

 

И

ИДИЛЛИЧЕСКИЙ, -ая. Обстановка. – Что подерёмся? – подхватил Базаров. – Что ж? Здесь, на сене, в такой идиллической обстановке, вдали от света и людских взоров – ничего. Но ты со мной не сладишь. Я тебя сейчас схвачу за горло… – XXI. Идиллический (книжн.) – безмятежный, мирный.

ИЗБАЛОВАННЫЙ, -ое, -ые. Дети. Госпожа Кукшина роняла свои вопросы один за другим с изнеженной небрежностию, не дожидаясь ответов; избалованные дети так говорят со своими няньками. – XIII. Существо. – Итак, вы считаете меня спокойным, изнеженным, избалованным существом, – продолжала она [Одинцова] тем же голосом, не спуская глаз с окна. – А я так знаю о себе, что я очень несчастлива. – XVII.

ИЗВЕСТНЫЙ, -ая, -ое. Дело. В соч.: известное дело. [Павел Петровича] всегда вступается за крестьян; правда, говоря с ними, он морщится и нюхает одеколон… – Известное дело: нервы, – перебил Базаров. – VII. Красавец. Анна Сергеевна Одинцова родилась от Сергея Николаевича Локтева, известного красавца, афериста и игрока. – XV. Образ мыслей. ○ Известен.  – Тебе известен мой образ мыслей. – V. Проповедник. [Губернатора] прозвали Бурдалу, намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. – XII. Бурдалу Луи (1632–1704) – французский проповедник времён Людовика XIV, член ордена иезуитов. Черта. В соч.: дойти до известной черты. Под влиянием различных смутных чувств, сознания уходящей жизни, желания новизны она [Одинцова] заставила себя дойти до известной черты, заставила себя заглянуть за неё – и увидала за ней даже не бездну, а пустоту… или безобразие. – XVIII.

ИЗЛИШНИЙ, -яя. Развязность. [Аркадий] с излишнею развязностью налил себе в стакан гораздо больше вина, чем самому хотелось, и выпил всё вино. – IV.

ИЗНЕЖЕННЫЙ, -а, -ое. Небрежность. Госпожа Кукшина роняла свои вопросы один за другим с изнеженной небрежностию, не дожидаясь ответов; избалованные дети так говорят со своими няньками. – XIII. Существо. – Итак, вы считаете меня спокойным, изнеженным, избалованным существом, – продолжала она [Одинцова] тем же голосом, не спуская глаз с окна. – А я так знаю о себе, что я очень несчастлива. – XVII.

ИЗРЯДНЫЙ, -ое (разг.). Состояние. Δ – Что вы мне посоветуете? – спросила Анна Сергеевна, ‹…› – я полагаю, следует благословить молодых людей. Партия во всех отношениях хорошая; состояние у Кирсанова изрядное, он один сын у отца, да и отец добрый малый, прекословить не будет. – XXVI.

ИЗУМЛЁННЫЙ. Павел Петрович. – Как ничего не доказывает? – пробормотал изумлённый Павел Петрович. – Стало быть, вы идёте против своего народа? – X.

ИЗЫСКАННЫЙ, -ая. Учтивость. – Вы столь высокого мнения о немцах? – проговорил с изысканною учтивостью Павел Петрович. – VI.

ИЗЯЩНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Кабинет. Павел Петрович вернулся в свой изящный кабинет, оклеенный по стенам красивыми обоями дикого цвета, с развешанным оружием на пёстром персидском ковре, с ореховою мебелью, обитой тёмно-зелёным трипом. – VIII. Костюм. Павел Петрович присел к столу. На нём был изящный утренний, в английском вкусе, костюм. – V. Облик. □ Весь облик Аркадиева дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность. – IV. Поворот. На земле возле них [Кати и Аркадия] поместилась Фифи, придав своему длинному телу тот изящный поворот, который у охотников слывёт «русачьей полёжкой». – XXV. Привычки. [Одинцова] охотно оставалась с ним [Базаровым] наедине и охотно с ним разговаривала, даже тогда, когда он её сердил или оскорблял её вкус, её изящные привычки. – XVII. Смирение. [Аркадий] подумав: «В это мгновенье она [Одинцова] уже забыла о моём существовании», – почувствовал на душе какое-то изящное смирение… – XIV. Сторона жизни. – Разве вы не знаете сами, что изящная сторона жизни мне недоступна, та сторона, которою вы так дорожите? – XVII.

ИНТЕРЕСНЫЙ, -ая, -ые. Она. Δ [Аркадий] спросил, действительно ли не опасна рана его дяди? и, получив ответ, что она – самая интересная, только не в медицинском отношении, принуждённо улыбнулся. – XXV. Письма. □ Разговаривая однажды с отцом, он [Аркадий] узнал, что у Николая Петровича находилось несколько писем, довольно интересных, писанных некогда матерью Одинцовой к покойной его жене. – XXII.

ИСКРЕННИЙ, -яя. Благодарность. ● – Я надеюсь, что никакой истории не выйдет, Евгений Васильич… Мне очень жаль, что ваше пребывание в моем доме получило такое… такой конец. Мне это тем огорчительнее, что Аркадий… – Я, должно быть, с ним [Аркадием] увижусь, – возразил Базаров, в котором всякого рода «объяснения» и «изъявления» постоянно возбуждали нетерпеливое чувство, – в противном случае прошу вас поклониться ему от меня и принять выражения моей искренней благодарности. – XXIV. Радость. – А что дядя? здоров? – спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное. – III.

ИСТИННЫЙ, -ое. Наслаждение. Изобразив на лице своём презрительную насмешку и отпуская ядовитые замечания, он [Базаров] дерзко поглядывал кругом и, казалось, чувствовал истинное наcлаждение. – XIV. Смысл слова. – Кукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee {свободная от предрассудков (франц.)} в истинном смысле слова, передовая женщина. – XII.

ИСХУДАЛЫЙ, -ая, -ые. Голова. Павел Петрович помочил себе лоб одеколоном и закрыл глаза. Освещенная ярким дневным светом, его красивая, исхудалая голова лежала на белой подушке, как голова мертвеца… – XXIV. Коровы. Исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам. – III.

ИТАЛЬЯНСКИЙ. Вкус. Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме, в недальнем расстоянии от жёлтой каменной церкви с зелёною крышей, белыми колоннами и живописью al fresco {фреской (франц.)} над главным входом, представлявшею «Воскресение Христово» в «итальянском» вкусе. – XVI.

ИЩУЩИЙ, -ая. Тревога. Он [Николай Петрович] ходил много, почти до усталости, а тревога в нём, какая-то ищущая, неопределённая, печальная тревога, всё не унималась. – XI.

 

К

КИПУЧИЙ, -ие. Речи. Напрасно [Николай Петрович] прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и своё слово в их кипучие речи. – XI.

КИСЛЫЙ. Запах. Аркадий немедленно закурил, распространяя вокруг себя такой крепкий и кислый запах заматерелого табаку, что Николай Петрович, отроду не куривший, поневоле, хотя незаметно, чтобы не обидеть сына, отворачивал нос. – III. Одинцов. □ [Анну] случайно увидел некто Одинцов, очень богатый человек лет сорока шести, чудак, ипохондрик, пухлый, тяжёлый и кислый, впрочем, не глупый и не злой; влюбился в неё и предложил ей руку. – XV.

КОВАНЫЙ. Сундук. В одном углу возвышалась кроватка под кисейным пологом, рядом с кованым сундуком с круглою крышкой. – VIII.

КОРЕННОЙ, -ые. Русаки. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни – эфто*, другие – эхто*: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами. – X.

КОРИЧНЕВЫЙ, -ые. Обои. Тяжёлая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен, обитых коричневыми обоями с золотыми разводами. – XVI.

КОРОТЕНЬКИЙ, -ая, -ие. Вопрос. Впрочем, Базарову было не до того, чтобы разбирать, что именно выражали глаза его матери; он редко обращался к ней, и то с коротеньким вопросом. – XXI. Кофточка. Арина Власьевна до того переполошилась и взбегалась по дому, что Василий Иванович сравнил её с «куропатицей»: куцый хвостик её коротенькой кофточки действительно придавал ей нечто птичье. – XXVII. Ножки. Приехал сосед, любитель карточной игры, по имени Порфирий Платоныч, толстенький седенький человек с коротенькими, точно выточенными ножками, очень вежливый и смешливый. – XVI. Руки. На кожаном диване полулежала дама, ещё молодая, белокурая, несколько растрёпанная, в шёлковом, не совсем опрятном, платье, с крупными браслетами на коротеньких руках и кружевною косынкой на голове. – XIII. Чуйка. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, ‹…› неожиданно предстал перед Базаровым в своей коротенькой чуйке из толстого серо-синеватого сукна, подпоясанный ремённым обрывочком и в дегтярных сапогах. – XVII. Чуйка (устар.) – длинный суконный кафтан, армяк.

КОРОТКИЙ, -ая, -ое, -ие. Время. В соч.: на короткое время. – Мне нужно съездить к нему на короткое время. Я потом опять сюда вернусь. – XXI. Зевок. – А немцы все дело говорят? – промолвил Павел Петрович ‹…›. – Не все, – ответил с коротким зевком Базаров, которому явно не хотелось продолжать словопрение. – VI. Кофточка. На пороге показалась кругленькая, низенькая старушка в белом чепце и короткой пёстрой кофточке. – XX. Ножки. ● …седенький человек с короткими, точно выточенными ножками… – XVI. Слова. В соч.: в коротких словах. Аркадий не без замешательства, объяснил ему [Базарову] в коротких словах, кто была Фенечка. – IX. Словечко. ● Павел Петрович медленно похаживал взад и вперёд по столовой ‹…› изредка отхлебывая из рюмки, наполненной красным вином, и ещё реже произнося короткое словечко или скорее восклицание, вроде «а! эге! гм!». – IV. Смех. Смеялся он [Ситников] беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом. – XII.

КОРОТКОХВОСТЫЙ. Чиж. Под потолком, на длинном шнурке, висела клетка с короткохвостым чижом. – VIII.

КОРЫСТНЫЙ, -ые. Люди. – А по-настоящему, надо лекарям платить, – заметил с усмешкой Базаров. – Лекаря, вы сами знаете, люди корыстные. – XXIII.

КОСВЕННЫЙ. Взгляд. Аркадий вдруг остановился, бросил косвенный взгляд назад и умолк. – III.

● КОСТЛЯВЫЙ, -ые. Пальцы. Сила сказывалась во всём его [Базарове] существе: в резких чертах его лица, в его голосе, в самых движениях его длинных костлявых пальцев. – XV.

КРАЙНИЙ, -яя. Мера. В соч.: по крайней мере. Павел Петрович пустился было в состязание с нигилистом по поводу модного в то время вопроса о правах остзейских дворян, но сам вдруг остановился, промолвив с холодною вежливостью: – Впрочем, мы друг друга понять не можем; я, по крайней мере, не имею чести вас понимать. – XXIII. Остзейский (устар.) – прибалтийский (о территории современных Эстонии, Латвии).

КРАСИВЕЙ. Рука. Казавшаяся ещё красивей. Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями, – руку, казавшуюся ещё красивей от снежной белизны рукавчика, застёгнутого одиноким крупным опалом, и подал её племяннику. – IV.

КРАСИВЫЙ, -ая, -ое, -ые. Борода. – Очинно они уже рискуют, – как бы с сожалением произнёс отец Алексей и погладил свою красивую бороду. – XXI. Голова. Павел Петрович помочил себе лоб одеколоном и закрыл глаза. Освещенная ярким дневным светом, его красивая, исхудалая голова лежала на белой подушке, как голова мертвеца… – XXIV. Мать. И в самом деле, есть ли на свете что-нибудь пленительнее молодой красивой матери с здоровым ребёнком на руках? – VIII. Облик. [Аркадий] начал представлять себе Анну Сергеевну, потом другие черты понемногу проступили сквозь красивый облик молодой вдовы. – XIX. Обои. Павел Петрович вернулся в свой изящный кабинет, оклеенный по стенам красивыми обоями дикого цвета, с развешанным оружием на пёстром персидском ковре, с ореховою мебелью, обитой тёмно-зелёным трипом. – VIII. Платье. Анна Сергеевна отправилась дальше по дорожке, слегка шумя своим красивым платьем. – XXV. Рука. Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями, – руку, казавшуюся ещё красивей от снежной белизны рукавчика, застёгнутого одиноким крупным опалом, и подал её племяннику. – IV. Собака. Красивая борзая собака с голубым ошейником вбежала в гостиную. – XVI. Трость. – Я должен извиниться, что мешаю вам в ваших учёных занятиях, – начал он [Павел Петрович], усаживаясь на стуле у окна и опираясь обеими руками на красивую трость с набалдашником из слоновой кости (он обыкновенно хаживал без трости), – но я принуждён просить вас уделить мне пять минут вашего времени… не более. – XXIV. Швед. [Анна Сергеевна] где-то за границей встретила молодого, красивого шведа с рыцарским выражением лица, с честными голубыми глазами под открытым лбом; он произвёл на неё сильное впечатление. – XVI.

КРАСНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Губки. [Фенечка] молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с тёмными волосами и глазами, с красными, детски пухлявыми губками и нежными ручками. – V. День. В соч.: красный день (нар. – поэт.). Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III. Евдоксия. □ Евдоксия, вся красная от выпитого вина и стуча плоскими ногтями по клавишам расстроенного фортепьяно, принялась петь сиплым голосом сперва цыганские песни, потом романс Сеймур-Шиффа «Дремлет сонная Гранада». – XIII. Сеймур-Шифф  – пианист и композитор, известный своими импровизациями, в частности на темы из «Ивана Сусанина» и «Руслана и Людмилы». Лицо. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII. Пятна. – Где же признаки… заражения, Евгений?.. помилуй! – А это что? – промолвил Базаров и, приподняв рукав рубашки, показал отцу выступившие зловещие красные пятна. – XXVII. Рука. [Николай Петрович] подойдя к человеку высокого роста в длинном балахоне с кистями, только что вылезшему из тарантаса, крепко стиснул его обнажённую красную руку, которую тот не сразу ему подал. – II. Собаки. – Пока я лежал, мне всё казалось, что вокруг меня красные собаки бегали, а ты надо мной стойку делал, как над тетеревом. – XXVII. Щёки. Δ – Какой ребёнок чудесный! – продолжал Базаров. – Не беспокойтесь, я ещё никого не сглазил. Что это у него щёки такие красные? Зубки, что ли, прорезаются? – IX.

КРЕПКИЙ, -ая. Запах. Аркадий немедленно закурил, распространяя вокруг себя такой крепкий и кислый запах заматерелого табаку, что Николай Петрович, отроду не куривший, поневоле, хотя незаметно, чтобы не обидеть сына, отворачивал нос. – III. Личность. ○ Должна быть крепка.  – Личность, милостивый государь, – вот главное: человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней всё строится. – X. Смысл. Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твёрдою волей и замечательным даром слова. – XXVIII.

КРИВОЙ, -ая. Усмешка. Базаров растопырил свои длинные и жёсткие пальцы… Аркадий повернулся и приготовился, как бы шутя, сопротивляться… Но лицо его друга показалось ему таким зловещим, такая нешуточная угроза почудилась ему в кривой усмешке его губ, в загоревшихся глазах, что он почувствовал невольную робость… – XXI.

КРОВАВЫЙ, -ая. Заря. Вечерний холод ещё сильнее стискивал недвижимый воздух, и быстро гасла кровавая заря. – XXVIII.

КРОШЕЧНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Головка. Старичок склонил набок свою крошечную головку. – XVII. Комнаты. Весь его [Василия Ивановича] домик состоял из шести крошечных комнат. – XX. Носик. – Милости просим, – отвечала Кукшина и, уставив на Базарова свои круглые глаза, между которыми сиротливо краснел крошечный вздёрнутый носик. – XIII. Пруд. Попадались и речки с обрытыми берегами, и крошечные пруды с худыми плотинами. – III. Слезинки. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII. Состояние. [Локтев] скоро умер, оставив крошечное состояние двум своим дочерям, Анне – двадцати и Катерине – двенадцати лет. – XV.

КРУГЛЕНЬКИЙ, -ая. Старушка. На пороге показалась кругленькая, низенькая старушка в белом чепце и короткой пёстрой кофточке. – XX.

КРУГЛЫЙ, -ая, -ое, -ые. Глаза. – Милости просим, – отвечала Кукшина и, уставив на Базарова свои круглые глаза, между которыми сиротливо краснел крошечный вздёрнутый носик. – XIII. Крыша. ● – VIII. Крышка. В одном углу возвышалась кроватка под кисейным пологом, рядом с большим кованым сундуком с круглою крышкой. – Там же. Лицо. Вслед за нею [собакой] вошла девушка лет восемнадцати, черноволосая и смуглая, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими тёмными глазами. – XVI. Плечи. Голубая новая косынка легко лежала на её [Фенечки] круглых плечах. – V.

КРУГОВОЙ, -ая. Порука. В соч: круговая порука (взаимное укрывательство, взаимная выручка). – Ну, насчёт общины, – промолвил он [Базаров], – поговорите лучше с вашим братцем. Он теперь, кажется, изведал на деле, что такое община, круговая порука, трезвость и тому подобные штучки. – X.

КРУПНЫЙ, -ые. Браслеты. На кожаном диване полулежала дама, ещё молодая, белокурая, несколько растрёпанная, в шёлковом, не совсем опрятном, платье, с крупными браслетами на коротеньких руках и кружевною косынкой на голове. – XIII. Буквы. На окнах банки с прошлогодним вареньем, тщательно завязанные, сквозили зелёным светом; на бумажных их крышках сама Фенечка написала крупными буквами: «кружовник». – VIII. Выпуклости. Его [Базарова] тёмно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа. – II. Опал. Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями, – руку, казавшуюся ещё красивей от снежной белизны рукавчика, застёгнутого одиноким крупным опалом, и подал её племяннику. – IV. Опал  – драгоценный камень молочно-белого цвета, с радужными переливами. Смех. [Матвей Ильич] беспрестанно смеялся крупным, звучным и одиноким смехом, как оно и следует сановнику. – XIV.

КУЦЫЙ. Хвостик. Арина Власьевна до того переполошилась и взбегалась по дому, что Василий Иванович сравнил её с «куропатицей»: куцый хвостик её коротенькой кофточки действительно придавал ей нечто птичье. – XXVII.

 

Л

ЛАСКОВЫЙ, -ая, -ое, -ые. Выражение лица. □ Выражение его [Базарова] лица, хотя весёлое и даже ласковое, не понравилось Аркадию. – XVI. Голос. Аркадий смутился было снова, но первые слова, ею [Анной Сергеевной] произнесённые, успокоили его тотчас. «Здравствуйте, беглец!» – проговорила она своим ровным, ласковым голосом и пошла к нему навстречу, улыбаясь и щурясь от солнца и ветра. – XXII. Отношения. Аркадий, который окончательно сам с собой решил, что влюблён в Одинцову, начал предаваться тихому унынию. Впрочем, это уныние не мешало ему сблизиться с Катей; оно даже помогло ему войти с нею в ласковые, приятельские отношения. – XVII. Руки. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле*, под одеялом, над которым трудились любимые руки, быть может руки нянюшки, те ласковые, добрые и неутомимые руки. – IV. Сила. Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от её [Одинцовой] лица. – XIV. Сожаление. – Сегодня я сижу да читаю Пушкина… помнится, «Цыгане» мне попались… Вдруг Аркадий подходит ко мне и молча, с этаким ласковым сожалением на лице, тихонько, как у ребёнка, отнял у меня книгу и положил передо мной другую, немецкую… улыбнулся, и ушёл, и Пушкина унёс. – X. Торжество. – Мы познакомились, отец! – воскликнул он [Аркадий] с выражением какого-то ласкового и доброго торжества на лице. – Федосья Николаевна точно сегодня не совсем здорова и придёт попозже. – V.

ЛЕГКОМЫСЛЕННЫЙ, -ая. Кокетка. [Княгиня Р.] слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого рода удовольствиям. – VII. Прихоть – Это не легкомысленная прихоть. Мне неловко говорить с тобой об этом; но ты понимаешь, что ей [Фенечке] трудно было прийти сюда при тебе. – V.

ЛЕДЕНЯЩИЙ, -ая. Вежливость. Павел Петрович подавлял всех, даже Прокофьича, своею леденящею вежливостью. – XXIV.

ЛЕНИВЫЙ. Голос. – Позвольте узнать ваше имя и отчество? – Евгений Васильев, – отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом. – II.

ЛЕСТНЫЙ, -ое. Мнение. – Спасибо за предложение, Анна Сергеевна, и за лестное мнение о моих разговорных талантах. Но я нахожу, что я уж и так слишком долго вращался в чуждой для меня сфере. – XXVI. Понятие. – Тамошние [немецкие] учёные дельный народ. – Так, так. Ну, а об русских учёных вы, вероятно, но имеете столь лестного понятия? – VI.

ЛЕТУЧИЙ, -ие. Рыбы. – Спасибо за предложение, Анна Сергеевна, и за лестное мнение о моих разговорных талантах. Но я нахожу, что я уж и так слишком долго вращался в чуждой для меня сфере. Летучие рыбы некоторое время могут подержаться на воздухе, но вскоре должны шлепнуться в воду; позвольте же и мне плюхнуть в мою стихию. – XXVI. Летучие рыбы  – рыбы, которые, благодаря чрезвычайно развитым грудным плавникам, обладают способностью перелетать более или менее значительные расстояния над водою.

ЛЁГКИЙ, -ая, -ое, -ие. Бахрома. Розовое женское платье мелькнуло в тёмной зелени, молодое лицо выглянуло из-под лёгкой бахромы зонтика… – XXII. Бред. К утру жар немного усилился, показался лёгкий бред. Сперва Павел Петрович произносил несвязные слова; потом он вдруг открыл глаза и, увидав возле своей постели брата, заботливо наклонившегося над ним, промолвил: – А не правда ли, Николай, в Фенечке есть что-то общее с Нелли? – XXIV. Ветки. Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в чёрном платье, остановившуюся в дверях залы. ‹…› красиво падали с блестящих волос на покатые плечи лёгкие ветки фуксий. – XIV. Фуксия  – декоративное кустарниковое растение с яркими, преимущественно красными цветами. Восклицание. Они поспешили объявить, что заехали только по дороге и часа через четыре отправятся дальше, в город. Она [Одинцова] ограничилась лёгким восклицанием, попросила Аркадия поклониться отцу от её имени и послала за своею тёткой. – XXII. Колёса. Стук рессорного экипажа, тот стук, который так особенно заметен в деревенской глуши, внезапно поразил его слух. Ближе, ближе катились лёгкие колёса; вот уже послышалось фырканье лошадей… – XXVII. Мантилья. [Одинцова] вертела в пальцах тонкий стебелёк полевого цветка, лёгкая мантилья спустилась ей на локти, и широкие серые ленты шляпы прильнули к её груди. – XVI. Мантилья  – короткая, не доходящая до колен накидка без рукавов. Одеяло. «Странный человек этот лекарь?» – думала она [Анна Сергеевна], лёжа в своей великолепной постеле*, на кружевных подушках, под лёгким шёлковым одеялом… – XVI. Пиджак. Базаров поднял голову и увидал Павла Петровича. Одетый в лёгкий клетчатый пиджак и белые, как снег, панталоны, он быстро шёл по дороге. – XXIV. Платье. В это мгновенье вошла хозяйка. На ней было лёгкое барежевое платье; гладко зачёсанные за уши волосы придавали девическое выражение её чистому и свежему лицу. – XVI. Пыль. Дорога из Марьина огибала лесок; лёгкая пыль лежала на ней, ещё не тронутая со вчерашнего дня ни колесом, ни ногою. – XXIV. Резец. Лицо его [Павла Петровича Кирсанова], жёлчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и лёгким резцом, являло следы красоты замечательной. – IV. Стеснение. Ей [Анне Сергеевне] всё-таки было неловко с Базаровым, хотя она и ему сказала, и сама себя уверила, что всё позабыто. Меняясь с ним самыми простыми речами, даже шутя с ним, она чувствовала лёгкое стеснение страха. – XXV. Стук. Под потолком, на длинном шнурке, висела клетка с короткохвостым чижом; он беспрестанно чирикал и прыгал, и клетка беспрестанно качалась и дрожала: конопляные зёрна с лёгким стуком падали на пол. – VIII.

ЛЖЕРАЗВЯЗНЫЙ, -ое. Подтрунивание. Между обоими молодыми людьми с некоторых пор установилось какое-то лжеразвязное подтрунивание, что всегда служит признаком тайного неудовольствия или невысказанных подозрений. – XIX.

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ, -ые. Барич. – Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает, да ты и не дорос до нас, ты невольно любуешься собою, тебе приятно самого себя бранить; а нам это скучно – нам других подавай! нам других ломать надо! Ты славный малый; но ты всё-таки мякенький, либеральный барич. – XXVI. Выходки. [Павел Петрович] редко видался с соседями и выезжал только на выборы, где он большею частию помалчивал, лишь изредка дразня и пугая помещиков старого покроя либеральными выходками и не сближаясь с представителями нового поколения. – VII. Сановник. – Что нам здесь делать-то! Шампанское с Кукшиной пить? Родственника твоего, либерального сановника, слушать?.. – XV. Сановник (устар.) – влиятельное лицо, обладавшее высоким саном, занимавшее высокое положение в государстве; вельможа. Либеральный  – свободомыслящий, стоящий за свободный образ правления.

ЛИВРЕЙНЫЙ, -ые. Лакеи. В соч.: ливрейный лакей (выездной лакей). Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность ежедневной жизни; «как по рельсам катишься», – уверял он: ливрейные лакеи, чинные дворецкие оскорбляли его демократическое чувство. – XVII.

ЛИХОЙ. Ямщик. Δ Попался лихой. Ямщик ему [Аркадию] попался лихой; он останавливался перед каждым кабаком, приговаривая: «Чкнуть?» или: «Аль чкнуть?» – но зато, чкнувши, не жалел лошадей. – XXII.

ЛИШНИЙ, -яя, -ие. Вы. Δ – Вы, на мой вкус, здесь лишний; я вас терпеть не могу, я вас презираю, и если вам этого не довольно… – XXIV. Изъявления нежности. [Василий Иванович] сдержал своё обещание. Поместив сына по-прежнему в кабинет, он только что не прятался от него и жену свою удерживал от всяких лишних изъяснений нежности. – XXVII. Копейка. В соч.: лишней копейки не взять (довольствоваться определённой суммой денег). – Подобных ему людей не приходится мерить обыкновенным аршином, не правда ли? Да вот, например: другой на его месте тянул бы да тянул с своих родителей; а у нас, поверите ли? он [Базаров] отроду лишней копейки не взял, ей-богу! – XXI.

ЛОВКИЙ. Придворный. Он [Матвей Ильич] был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела. – XII. Придворный  – в России должностное лицо при царском дворе, а также при дворах членов царской семьи. Человек. Отец Алексей, мужчина видный и полный, с густыми, тщательно расчесанными волосами, с вышитым поясом на лиловой шёлковой рясе, оказался человеком очень ловким и находчивым. – XXI.

ЛОЖНЫЙ, -ое. Значительное. ○ Бывает ложно.  – Надо бы так устроить жизнь, чтобы каждое мгновение в ней было значительно, – произнёс задумчиво Аркадий. – Кто говорит! Значительное хоть и ложно бывает, да сладко, но и с незначительным помириться можно… а вот дрязги, дрязги… это беда. – XXI.

ЛУЧШИЙ, -ая, -ие. Вид. В соч.: в лучшем виде (очень хорошо, наилучшим образом). – Вот он, Прокофьич, – начал Николай Петрович, – приехал к нам наконец… Что? как ты его находишь? – В лучшем виде-с, – проговорил старик и осклабился опять, но тотчас же нахмурил свои густые брови. – IV. Гостиница. [Павла Петровича] уважали за его отличные, аристократические манеры, за слухи о его победах; за то, что он прекрасно одевался и всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы. – VII. Дни. Наступили лучшие дни в году – первые дни июня. – X. Номер. – VII. Ты. □ Лучший из людей.  – Брат, исполни обязанность твою, обязанность честного и благородного человека, прекрати соблазн и дурной пример, который подаётся тобою, лучшим из людей! – Что ты хочешь сказать, Павел? – Женись на Фенечке… Она тебя любит, она – мать твоего сына. – XXIV.

ЛЬВИНЫЙ, -ые. Привычки. – Да, стану я их баловать, этих уездных аристократов! Ведь это всё самолюбие, львиные привычки, фатство. – VI. Львиные привычки  – здесь: в смысле щегольских привычек «светского льва».

ЛЮБЕЗНЕЙШИЙ. Евгений Васильич. – Надеюсь, любезнейший Евгений Васильич, что вы не соскучитесь у нас, – продолжал Николай Петрович. – II.

ЛЮБЕЗНЫЙ, -ая, -ое. Готовность. – После любезной готовности, оказанной вами, я не имею права быть на вас в претензии… – XXIV. Друг. В соч.: друг любезный. – Эх, друг любезный! – проговорил Базаров, – как ты выражаешься! Видишь, что я делаю; в чемодане оказалось пустое место, и я кладу туда сено; так и в жизненном нашем чемодане; чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было. – XXVI. Никольское. [Анна Сергеевна] отправилась вместе с сестрой за границу, но побывала только в Германии; соскучилась и вернулась на жительство в своё любезное Никольское. – XV. Он. ○ Любезен.  – Он [Базаров] так любезен, что согласился погостить у нас. – II. Ужимка. – Помилуйте, – возопил Аркадий, – какой же я великий мира сего? И к роскоши я не привык. – Позвольте, позвольте, – возразил с любезной ужимкой Василий Иванович. – XXI.

ЛЮБИМЫЙ, -ая, -ое, -ые. Беседка. Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. – XI. Руки. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле*, под одеялом, над которым трудились любимые руки, быть может руки нянюшки, те ласковые, добрые и неутомимые руки. – IV. Скамья. На другой день по приезде Базарова Катя сидела на своей любимой скамье, и рядом с нею сидел опять Аркадий. – XXVI. Слово. – А коли ты не совсем меня понимаешь, так я тебе доложу следующее: по-моему – лучше камни бить на мостовой, чем позволить женщине завладеть хотя бы кончиком пальца. Это всё… – Базаров чуть было не произнёс своего любимого слова «романтизм», да удержался и сказал: – вздор. – XIX. Стихи. «Как хорошо, Боже мой!» – подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста. – XI. Существо. Он [Аркадий] едва стоял на ногах и только твердил: «Катя, Катя…», а она как-то невинно заплакала, сама тихо смеясь своим слезам. Кто не видал таких слёз в глазах любимого существа, тот ещё не испытал, до какой степени, замирая весь от благодарности и от стыда, может быть счастлив на земле человек. – XXVI.

ЛЮБОПЫТНЫЙ, -ая. Она. ○ Была любопытна. Анна Сергеевна ‹…› видела в нём [Базарове] что-то новое, с чем ей не случалось встретиться, а она была любопытна. – XVI. Эпизод. – Много, много испытал я на своём веку. Вот, например, если позволите, я вам расскажу любопытный эпизод чумы в Бессарабии. – XXI. Бессарабия  – историческая область между реками Днестр и Прут (ныне основная часть территории Молдавии и южная часть Одесской обл.).

 

М

МАЛЕЙШИЙ, -ая, -ее. Остановка. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твёрдой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности. – XXV. Признак. – Там же. Развлечение. День наставал, и она [княгиня Р.] снова превращалась в светскую даму, снова выезжала, смеялась, болтала и точно бросалась навстречу всему, что могло доставить ей малейшее развлечение. – VII. Улыбка. – Вам здесь лучше, чем в прежнем флигельке? – спросил Павел Петрович вежливо, но без малейшей улыбки. – VIII.

МАЛЕНЬКИЙ, -ая, -ое, -ие. Глазёнки. – Что, Пётр, не видать ещё? – спрашивал 20-го мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запылённом пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазёнками. – I. Женщина. Тётушка Анны Сергеевны, княжна Х…я, худенькая и маленькая женщина с сжатым в кулачок лицом и неподвижными злыми глазами под седою накладкой, вошла и, едва поклонившись гостям, опустилась в широкое бархатное кресло, на которое никто, кроме её, не имел права садиться. – XVI. Кольцо. ● Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. «Чего же хочу я ещё?» – спрашивал он себя, а сердце всё ныло. Он однажды подарил ей [княгине Р.] маленькое кольцо с вырезанным на камне сфинксом. – VII. Кроватка. ● [Фенечка] посматривала на раскрытую дверь, из которой виднелась маленькая кроватка и слышалось ровное дыхание спящего ребёнка. – IV. Лицо. □ Всё потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. – XI. Речь. Эта маленькая речь Базарова, напоминавшая его прежние «выходки», привела Василия Ивановича в умиление. – XXVII. Спич. Одинцова произнесла весь этот маленький спич с особенною отчётливостью. – XVI. Спич (книжн.) – краткая приветственная застольная речь. Тучки. Утро было славное, свежее; маленькие пёстрые тучки стояли барашками на бледно-ясной лазури. – XXIV. Фигурка. В маленькой и невзрачной фигурке эманципированной женщины не было ничего безобразного. – XIII. Человек. – Я хоть теперь и сдан в архив, а тоже потерся в свете – узнаю птицу по полёту. Я тоже психолог по-своему и физиогномист. Не имей я этого, смею сказать, дара – давно бы я пропал; затёрли бы меня, маленького человека. – XXI. Физиогномист  – угадывающий, распознающий свойства людей по их лицам. Человечек. ● – Благодетельница! – воскликнул Василий Иванович и, схватив ее руку, судорожно прижал её к своим губам, между тем как привезённый Анной Сергеевной доктор, маленький человечек в очках, с немецкою физиономией, вылезал, не торопясь, из кареты. – XXVII. Черты. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие чёрные глаза и мягкие жидкие волосы. – VII.

МАЛИНОВЫЙ, -ые. Щёки. Δ Сделались малиновые. Николай Петрович велел подать несколько бутылок портера, только что привезённого из Москвы, и сам раскутился до того, что щёки у него сделались малиновые и он всё смеялся каким-то не то детским, не то нервическим смехом. – XXII.

МАЛЫЙ. Поросёнок. У первой избы стояли два мужика в шапках и бранились. «Большая ты свинья, – говорил один другому, – а хуже малого поросёнка». – XIX.

МАТУШКА, – и. ◙ Матушки-командирши. Родительница его [Кирсанова], из фамилии Колязиных, в девицах Agathe, а в генеральшах Агафоклея Кузьминишна Кирсанова, принадлежала к числу «матушек-командирш», носила пышные чепцы и шумные шёлковые платья. – I.

МГНОВЕННЫЙ, -ое. Впечатление. – Я полагаю, что вы и тут придаёте слишком большое значение мгновенному впечатлению. – XXV.

МЕДЛЕННЫЙ. Голос. – Старина, – начал Базаров сиплым и медленным голосом, – дело моё дрянное. Я заражён, и через несколько дней ты меня хоронить будешь. – XXVII.

МЕДЛИТЕЛЬНЫЙ, -ые. Звуки. Медлительные звуки виолончели долетели до них из дому в это самое мгновение. Кто-то играл с чувством, хотя и неопытною рукою «Ожидание» Шуберта, и мёдом разливалась по воздуху сладостная мелодия. – IX. Шуберт Франц (1797–1828) – австрийский композитор романтического направления.

МЕДНЫЙ. Цвет. – Опять иностранное слово! – перебил Базаров. Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый цвет. – X.

МЕЛАНХОЛИЧЕСКИЙ, -ое. Настроение. – Ты в меланхолическом настроении сегодня, Евгений. – В самом деле? Солнце меня, должно быть, распарило, да и малины нельзя так много есть. – XXI. Меланхолический  – грустный, задумчивый, унылый.

МЕЛКИЙ, -ая, -ие. Интересы. – Я окончательно поселилась здесь; несносный город, не правда ли? Но что делать! – Город как город, – хладнокровно заметил Базаров. – Все такие мелкие интересы, вот что ужасно! – XIII. Роса. Мелкая роса высыпала на листьях и травах, блистала серебром на паутинках. – XXIV.

МЕРТВЕННЫЙ, -ое. Выражение. [Княгиня Р.] уже не смеялась и не шутила с тем, кого избирала, и слушала его и глядела на него с недоумением. Иногда, большею частью внезапно, это недоумение переходило в холодный ужас; лицо её принимало выражение мертвенное и дикое. – VII. Лицо. [Анна Сергеевн] взглянула на Базарова… и остановилась у двери, до того поразило её это воспалённое и в то же время мертвенное лицо с устремлёнными на неё мутными глазами. – XXVII.

МИЗАНТРОПИЧЕСКИЙ, -ая. Душа. Он [Николай Петрович] не был рождён романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа… – XI. Мизантропический  – враждебный к людям, ненавидящий их.

МИЛОВИДНЫЙ, -ая, -ое. Девица. Николай Петрович успел, ещё при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьёзные статьи в отделе «Наук». – I. Лицо. Она [Фенечка] несла большую чашку какао и, поставив её перед Павлом Петровичем, вся застыдилась: горячая кровь разлилась алою волной под тонкою кожицей её миловидного лица. – V. Она. ○ Была миловидна. В молодости она [Арина Власьевна] была очень миловидна, играла на клавикордах и изъяснялась немного по-французски. – XX. Клавикорды  – старинный струнный клавишно-ударный музыкальный инструмент, близкий по конструкции к клавесину.

МИЛЕЙ. Она. Стала милей. Она [Фенечка] похудела от непрестанной внутренней тревоги и, как водится, стала ещё милей. – XXIV.

МИЛЫЙ, -ая, -ое, -ые. Домики. – А я люблю такие домики, как ваш, старенькие да тёпленькие; и запах в них какой-то особенный. – Лампадным маслом отзывает да донником, – произнёс, зевая, Базаров. – А что мух в этих милых домиках… Фа! – XXI. Лицо. Аркадий опять принимался болтать, весь проникнутый счастием находиться в её [Одинцовой] близости, говорить с ней, глядя в её глаза, в её прекрасный лоб, во всё её милое, важное и умное лицо. – XIV. Одинцова. ○ Мила.  – Одинцова очень мила – бесспорно, но она так холодно и строго себя держит. – XIV. Сын. – Евгений! – произнёс он [Василий Иванович] наконец, – сын мой, дорогой мой, милый сын! – XXVII.

МИНУТНЫЙ. Vertige. – Да ступай же за водой, чёрт! – крикнул Базаров. – Не нужно… Это был минутный vertige… {головокружение… (франц.)} Помогите мне сесть… вот так… Эту царапину стоит только чем-нибудь прихватить, и я дойду домой пешком, а не то можно дрожки за мной прислать. Дуэль, если вам угодно, не возобновляется. Вы поступили благородно… сегодня, сегодня – заметьте. – XXIV.

МИРНЫЙ, -ое. Гнездо. Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещёнными окнами. – XI.

МНИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Она. ○ Была мнительна. Она [Арина Власьевна] была мнительна, постоянно ждала какого-то большого несчастья и тотчас плакала, как только вспоминала о чём-нибудь печальном… – XX.

МНОГОЛЕТНИЙ, -ие. Странствия. [Арина Власьевна] в течение многолетних странствий с своим мужем, за которого она вышла против воли, расплылась и позабыла музыку и французский язык. – XX.

МОГУЧИЙ. Базаров. ● Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный, могучий Базаров и не подозревал, что он в их глазах был всё-таки чем-то вроде шута горохового… – XXVII.

МОДНЫЙ. Вопрос. Павел Петрович пустился было в состязание с нигилистом по поводу модного в то время вопроса о правах остзейских дворян, но сам вдруг остановился, промолвив с холодною вежливостью: – Впрочем, мы друг друга понять не можем; я, по крайней мере, не имею чести вас понимать. – XXIII. Галстух. В это мгновение вошёл в гостиную человек среднего роста, одетый в тёмный английский сьют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки, Павел Петрович Кирсанов. – IV. Галстух (устар.) – то же, что галстук.

МОКРЫЙ, -ое. Лицо. Не разжимая рук, она [Арина Власьевна] отодвинула от Базарова своё мокрое от слёз, смятое и умилённое лицо, посмотрела на него какими-то блаженными и смешными глазами и опять к нему припала. – XX. Место. В соч.: глаза на мокром месте (ирон.; кто-либо плаксив, слезлив). Пётр расчувствовался до того, что плакал у него на плече, пока Базаров не охладил его вопросом: «Не на мокром ли месте у него глаза?» – XXIV.

МОЛОДЕНЬКИЙ, -ие. Братья. – Позвольте мне пригласить вас на мазурку. – Одинцова снисходительно усмехнулась. – Извольте, – сказал она и посмотрела на Аркадия не то чтобы свысока, а так, как замужние сестры смотрят на очень молоденьких братьев. – XIV. Мальчик. [Аркадий] сбросил с себя шинель и так весело, таким молоденьким мальчиком посмотрел на отца, что тот опять его обнял. – III.

МОЛОДЕЦ. ◙ Молодец муравей. – Эге! вон молодец муравей тащит полумёртвую муху. Тащи её, брат, тащи! Не смотри на то, что она упирается, пользуйся тем, что ты, в качестве животного, имеешь право не признавать чувства сострадания, не то что наш брат, самоломаный! – XXI.

МОЛОДОЙ, -ая, -ое, -ые. [Анна Сергеевна]. Анна Сергеевна быстро перешла комнату и села на кресло возле дивана, на котором лежал Базаров. – Великодушная! – шепнул он. – Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая… в этой гадкой комнате!.. – XXVII. Вдова. [Аркадий] начал представлять себе Анну Сергеевну, потом другие черты понемногу проступили сквозь красивый облик молодой вдовы. – XIX. Господа. – Уж как вы там ни хитрите, господа молодые, а всё-таки старик Парацельсий святую правду изрёк: in herbis, verbis et lapidibus… {в травах, словах и камнях (лат.)}. – XX. Парацельский (Парацельс) Теофраст Бомбаст (1493–1541) – знаменитый швейцарский врач и химик. Гость. Он [Василий Иванович] заметил своего молодого гостя и, опершись на лопатку, воскликнул: – Здравия желаем! Как почивать изволили? – XXI. Дама. □ На кожаном диване полулежала дама, ещё молодая, белокурая, несколько растрёпанная, в шёлковом, не совсем опрятном, платье, с крупными браслетами на коротеньких руках и кружевною косынкой на голове. – XIII. Деревца. Молодые деревца плохо принимались, в пруде воды набралось очень мало, и колодцы оказались солонковатого вкуса. – V. Естествоиспытатель. [Николай Петрович] не стеснял молодого естествоиспытателя: садился где-нибудь в уголок комнаты и глядел внимательно, изредка позволяя себе осторожный вопрос. – XXIII. Женщина. В маленькой задней комнатке, на большом сундуке, сидела, в голубой душегрейке и с наброшенным белым платком на тёмных волосах, молодая женщина, Фенечка. – IV. Душегрейка  – женская тёплая кофта, обычно без рукавов, со сборками по талии. Женщины. Бывает эпоха в жизни молодых женщин, когда они вдруг начинают расцветать и распускаться, как летние розы. – XXIII. Задор. – В тебе нет ни дерзости, ни злости, а есть молодая смелость да молодой задор; для нашего дела это не годится. – XXVI. Кандидат. Несколько мгновений спустя его [Николая Петровича] губы уже прильнули к безбородой, запылённой и загорелой щеке молодого кандидата. – I. Лицо. Николай Петрович с сыном и с Базаровым отправились через тёмную и почти пустую залу, из-за двери которой мелькнуло молодое женское лицо, в гостиную. – IV. Люди. Молодые люди стали жить вдвоём, на одной квартире, под отдалённым надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника. – I. Малый. – Что, Пётр, не видать ещё? – спрашивал 20-го мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запылённом пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазёнками. – I. Мать. И в самом деле, есть ли на свете что-нибудь пленительнее молодой красивой матери с здоровым ребёнком на руках? – VIII. Мысли. ● – Ну, ничего; займусь их свадьбой, приданым, – это меня рассеет. А молодые мысли надо из ума выкинуть. – XXVI. Он. ○ Был молод. Он [Аркадий] чувствовал, что не в силах занять Одинцову; он робел и терялся, когда оставался с ней наедине; и она не знала, что ему сказать: он был слишком для неё молод. – XVII. Парень. Из дому молодой парень, очень похожий на Петра. – IV. Рощица. На скате пологого холма открылась наконец небольшая деревушка, где жили родители Базарова. Рядом с нею, в молодой берёзовой рощице, виднелся дворянский домик под соломенною крышей. – XIX. Сердца. [Аркадий] в течение всего этого времени постоянно чувствовал, как будто она [Одинцова] к нему снисходила, как будто ему следовало быть ей благодарным… но молодые сердца не тяготятся этим чувством. – XIV. Слуга. Молодой слуга в ливрее ввёл обоих приятелей в большую комнату, меблированную дурно, как все комнаты русских гостиниц, но уставленную цветами. – XV. Смелость. – XXVI. Товарищи. В 55-м году он [Николай Петрович] повёз сына в университет; прожил с ним три зимы в Петербурге, почти никуда не выходя и стараясь заводить знакомства с молодыми товарищами Аркадия. – I. Физики. [Кукшина] по-прежнему якшается с студентами, особенно с молодыми русскими физиками и химиками, которыми наполнен Гейдельберг и которые, удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. – XXVIII. Человек. Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за ‹…› человека ещё молодого, доброго и холодного как лёд. – XXVIII. Чиновник. Вдруг [Матвей Ильич], обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застёгнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: «Чего?» – XII. Чувство. – Полноте, Евгений Васильевич. Вы говорите, что он неравнодушен ко мне, и мне самой всегда казалось, что я ему нравлюсь. Я знаю, что я гожусь ему в тётки, но я не хочу скрывать от вас, что я стала чаще думать о нём. В этом молодом и свежем чувстве есть какая-то прелесть… – XXVI. Швед. [Анна Сергеевна] где-то за границей встретила молодого, красивого шведа с рыцарским выражением лица, с честными голубыми глазами под открытым лбом; он произвёл на неё сильное впечатление. – XVI. Ястребок. Где-то высоко в верхушке деревьев звенел плаксивым призывом немолчный писк молодого ястребка. – XXI.

МУДРЁНЫЙ, -ая. Книга. Фенечка сбоку посмотрела на Базарова. ‹…› – Это что у вас за книга? – спросила она, погодя не много. – Эта-то? Это ученая книга, мудрёная. – XXIII.

МУЖЕСТВЕННЫЙ, -ое. Голос. – Позвольте узнать ваше имя и отчество? – Евгений Васильев, – отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом. – II. Лицо. Прислуживал Федька, видимо обременённый необычными сапогами, да помогала ему женщина с мужественным лицом и кривая, по имени Анфисушка, исполнявшая должности ключницы, птичницы и прачки. – XX.

МУТНЫЙ, -ые. Глаза. [Анна Сергеевн] взглянула на Базарова… и остановилась у двери, до того поразило её это воспалённое и в то же время мертвенное лицо с устремлёнными на неё мутными глазами. – XXVII.

МЯГКИЙ, -ая, -ое, -ие. Волосы. [Николай Петрович] чувствовал под ладонями рук своих эти мягкие волосы, видел эти невинные, слегка раскрытые губы, из-за которых влажно блистали на солнце жемчужные зубки. – VIII. Женщина. □ На террасу вышла сама Фенечка. Это была молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и глазами, с красными, детски пухлявыми губками и нежными ручками. – V. Звук. ● □ Аркадий решил, что он ещё никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук её [Одинцовой] голоса, ровный и мягкий, не выходил у него из ушей. – XIV. Масса волос. Фенечка вытянула шейку и приблизила лицо к цветку… Платок скатился с её головы на плеча; показалась мягкая масса чёрных, блестящих, слегка растрёпанных волос. – XXIII. Ночь. Тёмная мягкая ночь глянула в комнату с своим почти чёрным небом, слабо шумевшими деревьями и свежим запахом вольного, чистого воздуха. – XVII. Отец. Чувство снисходительной нежности к доброму и мягкому отцу, смешанное с ощущением какого-то тайного превосходства, наполнило его [Аркадия] душу. – III. Ручка. Раз он [Базаров] попросил у ней [матери] руку на счастье; она тихонько положила свою мягкую ручку на его жёсткую и широкую ладонь. – XXI. Сила. Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от её [Одинцовой] лица. – XIV. Складки. Широкое белое платье покрывало её всю своими мягкими складками; едва виднелись кончики её ног, тоже скрещённых. – XVII. Существо. – Я уезжаю надолго, и согласитесь, хоть я и не мягкое существо, но мне было бы невесело унести с собою мысль, что вы вспоминаете обо мне с отвращением. – XXV. Человек. «Я человек мягкий, слабый, век свой провёл в глуши, – говаривал он [Николай Петрович], – а ты недаром так много жил с людьми, ты их хорошо знаешь: у тебя орлиный взгляд». – VIII.

МЯКЕНЬКИЙ (прост.). Барич. – Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает, да ты и не дорос до нас, ты невольно любуешься собою, тебе приятно самого себя бранить; а нам это скучно – нам других подавай! нам других ломать надо! Ты славный малый; но ты всё-таки мякенький, либеральный барич. – XXVI.

 

Н

НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ, -ые. [Вы]. ○ Наблюдательны.  – О! я знаю: вы очень упрямы. – Упряма. – И наблюдательны. – XXV.

НАБОЖНЫЙ, -ая. Он. ○ Был набожен. Василий Иванович не смел сознаться, что он сам пожелал молебна… Набожен он был не менее своей жены. – XXI. Она. ○ Была набожна. Она [Арина Власьевна] была очень набожна и чувствительна, верила во всевозможные приметы, гаданья, заговоры, сны. – XX.

НАДЛЕЖАЩИЙ. Образ. В соч.: надлежащим образом. – Обсудивши моё предложение, вы убедитесь, что оно исполнено здравого смысла и простоты. Шила в мешке не утаишь, а Петра я берусь подготовить надлежащим образом и привести на место побоища. – XXIV.

НАДМЕННЫЙ, -ая. Гордость. – Нет, вы не русский после всего, что вы сейчас сказали! Я вас за русского признать не могу. – Мой дед землю пахал, – с надменною гордостию отвечал Базаров. – Спросите любого из ваших же мужиков, в ком из нас – в вас или во мне – он скорее признает соотечественника. Вы и говорить-то с ним не умеете. – X.

НАДУТЫЙ, -ая. Молодёжь. – И такая надутая эта нынешняя молодёжь! Спросишь иного: какого вина вы хотите, красного или белого? «Я имею привычку предпочитать красное!» – отвечает он басом и с таким важным лицом, как будто вся вселенная глядит на него в это мгновение… – X.

НАЁМНЫЙ, -ые. Работники. – А своими наёмными работниками ты доволен? – III. Шарабан. ● Три дня спустя оба приятеля в наёмном шарабане катили по большой дороге в Никольское. – XV.

НАИВНЫЙ, -ые. Профессора. [Студенты], удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. – XXVIII.

НАПРЯЖЁННЫЙ, -ые. Морщины. Пётр, человек до крайности самолюбивый и глупый, вечно с напряжёнными морщинами на лбу, человек, которого всё достоинство состояло в том, что он глядел учтиво, читал по складам и часто чистил щёточкой свой сюртучок. – X.

НАПУСКНОЙ, -ое. Чувство. – То был сон, не правда ли? А кто же сны помнит? – Кто их помнит? Да притом любовь… ведь это чувство напускное. – XXV.

● НАРОДНЫЙ. Дух. – Что ж – коли он [мужик] в теперешнем своём положении, заслуживает презрения! Вы порицаете моё направление, а кто вам сказал, что оно во мне случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы так ратуете? – X.

НАСИЛЬСТВЕНЫЙ, -ая, -ые. Меры. – Чувствительно вам обязан, – ответил Павел Петрович, – и могу теперь надеяться, что вы примете мой вызов, не заставив меня прибегнуть к насильственным мерам. – XXIV. Улыбка. – Ступай за водой поскорее, братец, а он [Павел Петрович] нас с тобой ещё переживёт. ‹…› – Вы правы… Экая глупая физиономия! – проговорил с насильственною улыбкой раненый джентльмен. – Там же.

НАСМЕШЛИВЫЙ, -ое. Друг. – Да, я с ней [Анной Сергеевной] сидел всё время, пока вы с Катериной Сергеевной играли на фортепьяно. – Я не играл… – начал было Аркадий и умолк. Он чувствовал, что слёзы приступали к его глазам, а ему не хотелось заплакать перед своим насмешливым другом. – XVII. Он. ○ Был насмешлив. Павел Петрович Кирсанов ‹…› с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно жёлчен – он не мог не нравиться. – VII. Слово. Базаров, который лишь изредка вставлял в разговор насмешливое слово, – он занимался больше шампанским, – громко зевнул, встал и, не прощаясь с хозяйкой, вышел вон вместе с Аркадием. – XIII. Сожаление. Проводив Аркадия с насмешливым сожалением и дав ему понять, что он нисколько не обманывается насчёт настоящей цели его поездки, Базаров уединился окончательно: на него нашла лихорадка работы. – XXIII.

НАСТОЙЧИВЫЙ, -ая. Я [Анна Сергеевна]. ○ Настойчива.  – Как это вы успели меня узнать так скоро? Я, во-первых, нетерпелива и настойчива, спросите лучше Катю; а во-вторых, я очень легко увлекаюсь. – XVI.

НАСТОЯЩИЙ, -ая, -ее, -ие. Герой. Несколько дней спустя состоялся бал у губернатора. Матвей Ильич был настоящим «героем праздника». – XIV. Дворяночка. Арина Власьевна была настоящая русская дворяночка прежнего времени; ей бы следовало жить лет за двести, в старомосковские времена. – XX. Праздник. – Кстати, Евгений Васильевич, вам непременно надобно сходить к одной здешней даме, которая совершенно в состоянии понять вас и для которой ваше посещение будет настоящим праздником. – XII. Причина. Совесть почти не упрекала Фенечку, но мысль о настоящей причине ссоры мучила её по временам; да и Павел Петрович глядел на неё так странно… так, что она, даже обернувшись к нему спиною, чувствовала на себе его глаза. – XXIV. Причины. – Полагаю также неуместным вникать в настоящие причины нашего столкновения. Мы друг друга терпеть не можем. Чего же больше? – XXIV. Роль. – А я, – промолвила Анна Сергеевна, – сперва хандрила, Бог знает отчего, даже за границу собиралась, вообразите!.. Потом это прошло; ваш приятель, Аркадий Николаич, приехал, и я опять попала в свою колею, в свою настоящую роль. – XXV. Старание. – А своими наёмными работниками ты доволен? – Да, – процедил сквозь зубы Николай Петрович. – Подбивают их, вот что беда; ну, и настоящего старания всё ещё нету. – III. Человек. – А тебе не всё равно, что о тебе думают? – Не знаю, что тебе сказать. Настоящий человек об этом не должен заботиться; настоящий человек тот, о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть. – XXI. Язык. Иногда Базаров отправлялся на деревню и, подтрунивая по обыкновению, вступал в беседу с каким-нибудь мужиком. «Ну, – говорил он ему, – излагай мне свои воззрения на жизнь, братец: ведь в вас, говорят, вся сила и будущность России, от вас начнётся новая эпоха в истории, – вы нам дадите и язык настоящий, и законы». – XXVII.

НАСУЩНЫЙ. Хлеб. В соч.: хлеб насущный. – Мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и чёрт знает о чём, когда дело идёт о насущном хлебе. – X.

НАТЯНУТЫЙ. Зевок. Целый день прошёл, прежде чем он [Базаров] решился уведомить Василия Ивановича о своём намерении. Наконец, уже прощаясь с ним в кабинете, он проговорил с натянутым зевком: – Да… чуть было не забыл тебе сказать… Вели-ка завтра наших лошадей к Федоту выслать на подставу. – XXI.

НАХОДЧИВЫЙ. Человек. Отец Алексей, мужчина видный и полный, с густыми, тщательно расчесанными волосами, с вышитым поясом на лиловой шёлковой рясе, оказался человеком очень ловким и находчивым. – XXI.

НЕБОГАТЫЙ. Край. Небогатый край этот, не поражает он ни довольством, ни трудолюбием. – III.

НЕБОЛЬШОЙ, -ая, -ое, -ие. Болотце. [Базаров] зашёл на скотный двор, на конюшню, отыскал двух дворовых мальчишек, с которыми тотчас свёл знакомство, и отправился с ними в небольшое болотце, с версту от усадьбы, за лягушками. – V. Глаза. Вслед за нею [собакой] вошла девушка лет восемнадцати, черноволосая и смуглая, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими тёмными глазами. – XVI. Деревушка. На скате пологого холма открылась наконец небольшая деревушка, где жили родители Базарова. – XIX. Домик. Небольшой дворянский домик на московский манер, в котором проживала Авдотья Никитишна (или Евдоксия) Кукшина, находился в одной из нововыгоревших улиц города. – XIII. Именьице. – А отец его [Базарова] где живёт? – В нашей же губернии, вёрст восемьдесят отсюда. У него там небольшое именьице. – V. Кладбище. Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдалённых уголков России. – XXVIII. Колебание. – А я не вижу, почему нельзя высказать всё, что имеешь на душе. – Вы можете? – спросил Базаров. – Могу, – отвечала Анна Сергеевна после небольшого колебания. – XVIII. Комнатка. Небольшая, низенькая комнатка, в которой он [Павел Петрович] находился, была очень чиста и уютна. – VIII. Комнатки. – Я её [Фенечку] поместил в доме… там были две небольшие комнатки. – III. Леса. Кое-где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. – III. Екатерининский  – связанный с царствованием российской императрицы Екатерины II (1762–1796 гг.). Мешок. В правой руке он [Базарова] держал небольшой мешок; в мешке шевелилось что-то живое. – V. Молчание. – Ведь ты знаешь, что я внук дьячка?.. – Как Сперанский, – прибавил Базаров после небольшого молчания и скривив губы. – XVI. Неловкость. [Аркадий] ощущал небольшую неловкость. – IV. Рост. Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: «Евгений Васильич!» – бросился к Базарову. – XII. Смущение. Аркадий только плечом пожал… но и он чувствовал небольшое смущение. – XVI. Ссора. – Мы сейчас скажем несколько слов об условиях нашей дуэли; но я сперва желал бы узнать, считаете ли вы нужным прибегнуть к формальности небольшой ссоры, которая могла бы служить предлогом моему вызову? – XXIV. Стог. Аркадий и Базаров лежали в тени небольшого стога сена, подостлавши под себя охапки две шумливо-сухой, но ещё зелёной и душистой травы. – XXI. Ум. Что гнездилось в этой душе – Бог весть! Казалось, она [княгиня Р.] находилась во власти каких-то тайных, для неё самой неведомых сил; они играли ею, как хотели; её небольшой ум не мог сладить с их прихотью. – VII.

НЕБРЕЖНЫЙ, -ая, -ые. Величавость. [Матвей Ильич] даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы. – XII. Взгляд. Катя, которая, не спеша, подбирала цветок к цветку, с недоумением подняла глаза на Базарова – и, встретив его быстрый и небрежный взгляд, вспыхнула вся до ушей. – XVI. Манеры. Жизнь в Марьине текла своим порядком: Аркадий сибаритствовал, Базаров работал. Все в доме привыкли к нему, к его небрежным манерам, к его немногосложным и отрывочным речам. – X. Неподвижность. Сын его [Василия Ивановича] отличался какою-то небрежною неподвижностию. – XX. Суровость. – Какое о недоимке, братец ты мой! – отвечал первый мужик, и в голосе его уже не было следа патриархальной певучести, а, напротив, слышалась какая-то небрежная суровость, – так, болтал кое-что; язык почесать захотелось. Известно, барин; разве он что понимает? – XXVII. Усмешка. Раз он [Базаров] попросил у ней [матери] руку на счастье; она тихонько положила свою мягкую ручку на его жёсткую и широкую ладонь. – Что, – спросила она, погодя немного, – не помогло? – Ещё хуже пошло, – отвечал он с небрежною усмешкой. – XXI.

НЕВАЖНЫЙ. Случай. Николай Петрович догадывался, что ненависть его брата к Базарову нисколько не уменьшилась. Неважный случай, между многими другими, подтвердил его догадки. – XXIII.

НЕВЕДОМЫЙ, -ые. Силы. Что гнездилось в этой душе – Бог весть! Казалось, она [княгиня Р.] находилась во власти каких-то тайных, для неё самой неведомых сил. – VII.

НЕВЕЛИКИЙ, -ая, -ие. Глаза. ○ Были невелики. Во всем её [княгини Р.] лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза – они были невелики и серы, – но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, – загадочный взгляд. – VII. Ранка. ○ Не велика.  – Не шути, пожалуйста. Покажи свой палец. Ранка-то не велика. Не больно? – Напирай сильнее, не бойся. – XXVII.

НЕВЗРАЧНЫЙ, -ая. Фигурка. В маленькой и невзрачной фигурке эманципированной женщины не было ничего безобразного. – XIII.

НЕВИННО-ПЫТЛИВЫЙ. Взгляд. Представилась ему [Николаю Петровичу] опять покойница жена, но не такою, какою он её знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. – XI.

НЕВИННЫЙ, -ое, -ые. Глаза. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами. – XXVIII. Губы. [Николай Петрович] чувствовал под ладонями рук своих эти мягкие волосы, видел эти невинные, слегка раскрытые губы, из-за которых влажно блистали на солнце жемчужные зубки. – VIII. Удовольствие. Катя смутно понимала, что он [Аркадий] искал какого-то утешения в её обществе, и не отказывала ни ему, ни себе в невинном удовольствии полустыдливой, полудоверчивой дружбы. – XVII.

НЕВОЛЬНЫЙ, -ая, -ое. Движение. – Я убеждена, что мы не в последний раз видимся, – произнесла Анна Сергеевна с невольным движением. – XXVI. Напряжение. Одинцова его приняла не в той комнате, где он так неожиданно объяснился ей в любви, а в гостиной. Она любезно протянула ему [Базарову] кончики пальцев, но лицо её выражало невольное напряжение. – XXV. Нежность. – Евгений Васильич, – проговорила она [Одинцова], и невольная нежность зазвенела в её голосе. – XVIII. Робость. Базаров растопырил свои длинные и жёсткие пальцы… Аркадий повернулся и приготовился, как бы шутя, сопротивляться… Но лицо его друга показалось ему таким зловещим, такая нешуточная угроза почудилась ему в кривой усмешке его губ, в загоревшихся глазах, что он почувствовал невольную робость… – XXI.

НЕВЫРАЗИМЫЙ, -ое. Спокойствие. – В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем. – Всё? ‹…› – Всё, – с невыразимым спокойствием повторил Базаров. – X.

НЕВЫСКАЗАННЫЙ, -ые. Подозрения. Между обоими молодыми людьми с некоторых пор установилось какое-то лжеразвязное подтрунивание, что всегда служит признаком тайного неудовольствия или невысказанных подозрений. – XIX.

НЕВЫСОКИЙ, -ое. Солнце. – И природа пустяки? – проговорил Аркадий, задумчиво глядя вдаль на пёстрые поля, красиво и мягко освещённые уже невысоким солнцем. – IX.

НЕГОДНЫЙ, -ая. Молотильная машина. Δ Оказалась негодною. Выписанная из Москвы молотильная машина оказалась негодною по своей тяжести – XXII. Трава. ● – Вы изволили видеть, как сжигают негодную прошлогоднюю траву? Если в почве не иссякла сила – она даст двойной рост. – XVI.

НЕГРОМКИЙ. Голос. – Здравствуйте-с, – ответила она [Фенечка] негромким, но звучным голосом. – V.

● НЕДАВНИЙ, -яя, -ое. Лобзание. Базаров вспомнил другое недавнее лобзание. – XXIII. Лобзание (устар.) – поцелуй. Сцена. …другую недавнюю сцену. – Там же.

НЕДАЛЁКИЙ, -ая. Деревушка. К ней [могиле], из недалёкой деревушки, часто приходят два уже дряхлых старичка – муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын. – XXVIII.

НЕДВИЖИМЫЙ. Воздух. Вечерний холод ещё сильнее стискивал недвижимый воздух, и быстро гасла кровавая заря. – XXVIII.

● НЕДВИЖНЫЙ. Воздух. – XXVIII.

● НЕДОБРЫЙ, -ое. Ощущенье. «Зачем же он меня не спрашивает, почему я еду? и так же внезапно, как и он? – подумал Аркадий. – В самом деле, зачем я еду, и зачем он едет?» – продолжал он свои размышления. Он не мог отвечать удовлетворительно на собственный вопрос, а сердце его наполнялось недобрым ощущеньем. – XIX. Предзнаменование. Мужик показался из-за деревьев. Он гнал двух спутанных лошадей перед собою и, проходя мимо Базарова, посмотрел на него как-то странно, не ломая шапки, что, видимо, смутило Петра, как недоброе предзнаменование. – XXIV.

НЕДОВЕРЧИВЫЙ, -ая, -ые. Вы. ○ – Я думаю о том, откуда могла прийти вам эта наблюдательность, которая действительно есть в вас. Вы так пугливы, недоверчивы; всех чуждаетесь… – XXV. Она. ○ Была недоверчива. Она [Катя] была не то что робка, а недоверчива и немного запугана воспитавшею её сестрой, чего, разумеется, та и не подозревала. – XVI.

НЕДОВОЛЬНЫЙ. Он. ○ Недоволен. «Енюша меня сокрушает, – жаловался он [Василий Иванович] втихомолку жене, – он не то что недоволен или сердит, это бы ещё ничего; он огорчён, он грустен – вот что ужасно. Всё молчит, хоть бы побранил нас с тобою; худеет, цвет лица такой нехороший» – XXVII.

НЕДОСТУПНЫЙ, -ое. Что-то. [Павел Петрович] ещё мучительнее, ещё крепче привязался к этой женщине, в которой даже тогда, когда она отдавалась безвозвратно, всё ещё как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. – VII.

НЕДУРНОЙ, -ая. Он. ○ Недурна. «А ведь недурно играет эта барышня, и сама она [Катя] недурна». – XVI.

НЕЖДАННЫЙ. Гость. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. – XXV.

НЕЖНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Душа. – Странно! я никого не ненавижу, – промолвил, подумавши, Аркадий. – А я так многих. Ты нежная душа, размазня, где тебе ненавидеть!.. Ты робеешь, мало на себя надеешься… – XXI. Зелень. Красиво чернея в нежной зелени ещё низких яровых хлебов, гуляли грачи. – III. Лицо. [Николаю Петровичу] всё мерещилось это чистое, нежное, боязливо приподнятое лицо. – VIII. Ручки. [Фенечка] молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с тёмными волосами и глазами, с красными, детски-пухлявыми губками и нежными ручками. – V. Свидание. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. – VII.

● НЕЗАБВЕННЫЙ. Друг. Мои убеждения ни на волос не изменились с тех пор, как я вступил на литературное поприще, и я с спокойной совестью могу выставить на первом листе этой книги дорогое имя моего незабвенного друга. – Предисловие к отдельному изданию романа.

НЕЗАВИСИМЫЙ, -ая, -ые. Вы. ○ Независимы.  – Вы здоровы, независимы, богаты; чего же ещё? Чего вы хотите? – XVII. Она ○ Не будь независима. Не будь она [Анна Сергеевна] богата и независима, она, быть может, бросилась бы в битву, узнала бы страсть… XVI.

НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ, -ая, -ые. Слова. Молча, лишь изредка меняясь незначительными словами, доехали наши приятели до Федота. – XXII. Толки. Четыре часа прошло в незначительных толках о том о сём. – XXII. Усмешка. – Знаете ли, что это очень лестно? – прибавила она [княгиня Р.] с незначительною усмешкой, а глаза глядели всё так же странно. – VII.

НЕИЗБЕЖНЫЙ, -ая. Разлука. Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться её другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна… – VII. Странность. Сердце его [Николая Петровича] забилось… Представилась ли ему в это мгновение неизбежная странность будущих отношений между им и сыном ‹…› – сказать трудно. – V.

НЕИНТЕРЕСНЫЙ. Человек. – Я человек положительный, неинтересный. Говорить не умею. – XVII.

НЕКАЗИСТЫЙ, -ое. Местечко. ○ Неказисто. На другое утро Базаров раньше всех проснулся и вышел из дома. «Эге! – подумал он, посмотрев кругом, – местечко-то неказисто». – V.

НЕЛОВКИЙ, -ое. Молчание. □ Молчание длилось, тяжёлое и неловкое. Обоим было нехорошо. Каждый из них сознавал, что другой его понимает. – XXIV.

НЕМАЛЫЙ, -ое. Беспокойство. Николай Петрович начал его [Митю] подбрасывать почти под самый потолок, к великому удовольствию малютки и к немалому беспокойству матери, которая при всяком его взлёте протягивала руки к обнажавшимся его ножкам. – VIII. Огорчение. Николай Петрович успел, ещё при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского. – I.

НЕМЕДЛЕННЫЙ, -ая. Уплата. Опекунский совет грозится и требует немедленной и безнедоимочной уплаты процентов… – XXII.

НЕМЕЦКИЙ, -ая, -ие. Книга. □ – Сегодня я сижу да читаю Пушкина… помнится, «Цыгане» мне попались… Вдруг Аркадий подходит ко мне и молча, с этаким ласковым сожалением на лице, тихонько, как у ребёнка, отнял у меня книгу и положил передо мной другую, немецкую… улыбнулся, и ушёл, и Пушкина унёс. – X. Немцы. – Что касается до меня, – заговорил он [Павел Петрович] опять, не без некоторого усилия, – я немцев, грешный человек, не жалую. О русских немцах я уже не упоминаю: известно, что это за птицы. Но и немецкие немцы мне не по нутру. VI. Профессора. [Студенты], удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. – XXVIII. Физиономия. ● – Благодетельница! – воскликнул Василий Иванович и, схватив ее руку, судорожно прижал её к своим губам, между тем как привезённый Анной Сергеевной доктор, маленький человечек в очках, с немецкою физиономией, вылезал, не торопясь, из кареты. – XXVII.

НЕМНОГОСЛОЖНЫЙ, -ые. Речи. Жизнь в Марьине текла своим порядком: Аркадий сибаритствовал, Базаров работал. Все в доме привыкли к нему, к его небрежным манерам, к его немногосложным и отрывочным речам. – X.

НЕМОЙ. Камень. К ней [могиле], из недалёкой деревушки, часто приходят два уже дряхлых старичка – муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын. – XXVIII.

НЕМОЛЧНЫЙ. Писк. Где-то высоко в верхушке деревьев звенел плаксивым призывом немолчный писк молодого ястребка. – XXI.

НЕМОТСТВУЮЩИЙ, -ее. Подкарауливанье. Окруженная свежестью и тенью, она [Катя] читала, работала или предавалась тому ощущению полной тишины, которое, вероятно, знакомо каждому и прелесть которого состоит в едва сознательном, немотствующем подкарауливанье широкой жизненной волны, непрерывно катящейся и кругом нас и в нас самих. – XXVI. Немотствующий (устар.) – хранящий молчание.

НЕОБХОДИМЫЙ, -ая. Вещь. – Да разве у уездного лекаря не было адского камня? – Не было. – Как же это, Боже мой! Врач – и не имеет такой необходимой вещи? – XXVII.

НЕОБЫКНОВЕННЫЙ, -ые. Духи. От него [Павла Петровича] пахло какими-то необыкновенными, удивительно «благородными» духами. – VII.

НЕОБЫЧАЙНЫЙ, -ое. Воззвание. – Евгений! – произнёс он [Василий Иванович] наконец, – сын мой, дорогой мой, милый сын! Это необычайное воззвание подействовало на Базарова… – XXVII. Поединок. ○ Необычаен.  – А согласитесь, Павел Петрович, что поединок наш необычаен до смешного. Вы посмотрите только на физиономию нашего секунданта. – XXIV. Что-нибудь. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твёрдой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности. – XXV.

НЕОБЫЧНЫЙ, -ые. Сапоги. Прислуживал Федька, видимо обременённый необычными сапогами, да помогала ему женщина с мужественным лицом и кривая, по имени Анфисушка, исполнявшая должности ключницы, птичницы и прачки. – XX.

НЕОДНОКРАТНЫЙ, -ые. Обещания. Когда же Базаров, после неоднократных обещаний вернуться никак не позже месяца, вырвался наконец из удерживавших его объятий и сел в тарантас ‹…› – Василий Иванович, ещё за несколько мгновений молодцевато махавший платком на крыльце, опустился на стул и уронил голову на грудь. – XXI.

НЕОЖИДАННЫЙ. Поступок. Неожиданный поступок Павла Петровича запугал всех людей в доме, а её [Фенечку] больше всех. – XXIV. Случай. Неожиданный случай вывел её [Анну Сергеевну] из затруднения: дворецкий доложил о приезде Ситникова. – XIX.

НЕОПРЕДЕЛЁННЫЙ, -ая. Тревога. Он [Николай Петрович] ходил много, почти до усталости, а тревога в нём, какая-то ищущая, неопределённая, печальная тревога, всё не унималась. – XI.

НЕОПЫТНЫЙ, -ая, -ые. Сердца. – Как? Вы не шутя думаете сладить, сладить с целым народом? – От копеечной свечи, вы знаете, Москва сгорела, – ответил Базаров. – Так, так. Сперва гордость почти сатанинская, потом глумление. Вот, вот чем увлекается молодёжь, вот чему покоряются неопытные сердца мальчишек! – X. Рука. Кто-то играл с чувством, хотя и неопытною рукою «Ожидание» Шуберта, и мёдом разливалась по воздуху сладостная мелодия. – IX.

НЕОТВЯЗНЫЙ, -ое. Преследование. Он [Павел Петрович] терзался и ревновал, не давал ей [княгине Р.] покою, таскался за ней повсюду; ей надоело его неотвязное преследование, и она уехала за границу. – VII.

НЕПОГРЕШИТЕЛЬНЫЙ, -ая (устар.). Я. ○ Непогрешительна.  – И вы находите, что я непогрешительна… то есть что я так правильно устроила свою жизнь? – Ещё бы! Да вот, например: через несколько минут пробьёт десять часов, и я уже наперёд знаю, что вы прогоните меня. – XVII.

НЕПОДВИЖНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Воздух. Струны жалобно и приятно звучали в неподвижном воздухе, но, за исключением небольшой первоначальной фиоритуры, ничего не выходило у образованного камердинера. – XXII. Фиоритура (муз.) – общее обозначение мелодических украшений. Камердинер  – комнатный слуга при господине, лакей. Глаза. Тётушка Анны Сергеевны, княжна Х…я, худенькая и маленькая женщина с сжатым в кулачок лицом и неподвижными злыми глазами под седою накладкой, вошла и, едва поклонившись гостям, опустилась в широкое бархатное кресло, на которое никто, кроме её, не имел права садиться. – XVI. Губернатор. Δ Оставаясь неподвижным. Губернатор даже и на бале, даже оставаясь неподвижным, продолжал «распоряжаться». – XIV. Лицо. Павла Петровича она [Фенечка] боялась больше, чем когда-либо; он с некоторых пор стал наблюдать за нею и неожиданно появлялся, словно из земли вырастал за её спиною в своём сьюте, с неподвижным зорким лицом и руками в карманах. – XXIII. Поля. Солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от неё без конца тянулась через неподвижные поля. – XI. Спина. Арина Власьевна тоже не ложилась и, чуть отворив дверь кабинета, то и дело подходила послушать, «как дышит Енюша», и посмотреть на Василия Ивановича. Она могла видеть одну его неподвижную, сгорбленную спину, но и это ей доставляло некоторое облегчение. – XXVII.

НЕПОДДЕЛЬНЫЙ. Упрёк. Фенечка тотчас подобрала все розы и вышла вон из беседки. «Грешно вам, Евгений Васильевич», – шепнула она, уходя. Неподдельный упрёк слышался в её шёпоте. – XXIII.

НЕПОНЯТНЫЙ. Испуг. □ – И вы желали бы знать причину этой сдержанности, вы желали бы знать, что во мне происходит? – Да, – повторила Одинцова с каким-то, ей ещё непонятным, испугом. – XVIII. Образ. □ Её образ [княгини Р.], этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его [Павла Петровича] душу. – VII.

НЕПОСРЕДСТВЕННЫЙ, -ое. Что-то. – У меня староста Ерофей – удивительный тип, точно Патфайндер Купера: что-то такое в нём непосредственное! – XIII.

● НЕПРАВДОПОДОБНЫЙ, -ое. Оно. ○ Неправдоподобно.  – Оно [мнение], конечно, неправдоподобно, – промолвил Базаров; – и потому оно и справедливо. – XXVI.

НЕПРЕКЛОННЫЙ. Противник. Николай Петрович отступил на шаг и всплеснул руками. – Ты это говоришь, Павел? ты, которого я считал всегда самым непреклонным противником подобных браков! Ты это говоришь! Но разве ты не знаешь, что единственно из уважения к тебе я не исполнил того, что ты так справедливо назвал моим долгом! – XXIV.

НЕПРЕСТАННЫЙ, -ая (книжн.). Тревога. [Фенечка] похудела от непрестанной внутренней тревоги и, как водится, стала ещё милей. – XXIV.

НЕПРИЯТНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Мысль. ○ – Да ведь я не богатая. Аркадий изумился и не сразу понял Катю. «И в самом деле, имение-то все сестрино!» – пришло ему в голову; эта мысль ему не была неприятна. – XXV. Ощущение. «Он мне прямо в нос целит, – подумал Базаров, – и как щурится старательно, разбойник! Однако это неприятное ощущение. Стану смотреть на цепочку его часов…» – XXIV. Случайность. □ – Я не ожидал, что так скоро умру; это случайность, очень, по правде сказать, неприятная. – XXVII. Существа. [Анна Сергеевна] получила тайное отвращение ко всем мужчинам, которых представляла себе не иначе как неопрятными, тяжёлыми и вялыми, бессильно докучливыми существами. – XVI.

НЕПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Радость. ○ Была непродолжительна. [Базаров] бродил по огороду с Василием Ивановичем и курил с ним «в молчанку»; ‹…› Василий Иванович сперва обрадовался этой перемене, но радость его была непродолжительна. – XXVII.

НЕПРОСТИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Дурь. Любовь в смысле идеальном, или, как он [Базаров] выражался, романтическом, называл белибердой, непростительною дурью. – XVII.

НЕРАВНОДУШНЫЙ. Он. ○ Неравнодушен.  – Полноте, Евгений Васильевич. Вы говорите, что он [Аркадий] неравнодушен ко мне, и мне самой всегда казалось, что я ему нравлюсь. Я знаю, что я гожусь ему в тётки, но я не хочу скрывать от вас, что я стала чаще думать о нём. В этом молодом и свежем чувстве есть какая-то прелесть… – XXVI.

НЕРВИЧЕСКИЙ (устар.). Люди. ● – Вот новость! Обморок! С чего бы! – невольно воскликнул Базаров, опуская Павла Петровича на траву. ‹…› Ох, уж эти мне нервические люди! Вишь, кожа-то какая тонкая. – XXIV. Смех. Николай Петрович велел подать несколько бутылок портера, только что привезённого из Москвы, и сам раскутился до того, что щёки у него сделались малиновые и он всё смеялся каким-то не то детским, не то нервическим смехом. – XXII.

НЕРВНЫЙ, -ые. Люди. – Вот новость! Обморок! С чего бы! – невольно воскликнул Базаров, опуская Павла Петровича на траву. ‹…› Ох, уж эти мне нервные люди! Вишь, кожа-то какая тонкая. – XXIV.

НЕРЕШИТЕЛНЫЙ, -ая, -ые. Улыбка. Приятели наконец поднялись и стали прощаться. Анна Сергеевна ласково поглядела на них, протянула обоим свою красивую белую руку и, подумав немного, с нерешительною, но хорошею улыбкой проговорила: – Если вы, господа, не боитесь скуки, приезжайте ко мне в Никольское. – XV. Шаги. – Опять эта собака здесь, – проворчала в ответ старуха и, заметив, что Фифи [собака] сделала два нерешительные шага в её направлении, воскликнула: – Брысь, брысь! – XVI.

НЕСБЫТОЧНЫЙ, -ое. Дело. В соч.: дело несбыточное. – Ведь у вас совесть чиста? – спросил он [Павел Петрович] её [Фенечку]. – Отчего же ей не быть чистою? – шепнула она. – Мало ли отчего! Впрочем, перед кем можете вы быть виноватою? Передо мной? Это невероятно. Перед другими лицами здесь в доме? Это тоже дело несбыточное. Разве перед братом? Но ведь вы его любите? – XXIV.

НЕСВЯЗНЫЙ, -ые. Слова. К утру жар немного усилился, показался лёгкий бред. Сперва Павел Петрович произносил несвязные слова; потом он вдруг открыл глаза и, увидав возле своей постели брата, заботливо наклонившегося над ним, промолвил: – А не правда ли, Николай, в Фенечке есть что-то общее с Нелли? – XXIV.

НЕСКАЗАННЫЙ, -ое. Изумление. [Василий Иванович] отправлялся на несколько мгновений в сад, стоял там как истукан, словно поражённый несказанным изумлением (выражение изумления вообще не сходило у него с лица), и возвращался снова к сыну, стараясь избегать расспросов жены. – XXVII.

НЕСКОНЧАЕМЫЙ, -ые. Струйки. Повсюду нескончаемыми звонкими струйками заливались жаворонки. – III.

НЕСЛЫХАННЫЙ, -ые. Цены. Свои бабы заламывали цены неслыханные, а хлеб между тем осыпался. – XXII.

НЕСНОСНЫЙ. Город. – Я окончательно поселилась здесь; несносный город, не правда ли? Но что делать! – XIII.

НЕСОМНЕННЫЙ, -ое. Расположение. Одинцова ему [Базарову] нравилась: распространённые слухи о ней, свобода и независимость её мыслей, её несомненное расположение к нему – всё, казалось, говорило в его пользу. – XVII. Сходство. – Он [Митя] похож на брата, – заметил Павел Петрович. «На кого ж ему и походить?» – подумала Фенечка. – Да, – продолжал, как бы говоря с самим собой, Павел Петрович, – несомненное сходство. – VIII.

НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫЙ. Материализм. Δ Оказывался несостоятельным.  – Материализм, который вы проповедуете, был уже не раз в ходу и всегда оказывался несостоятельным… – X.

НЕСЧАСТНЫЙ, -ые. Молодой человек. – У меня очень покойная коляска, – прибавил несчастный молодой человек, обращаясь к Аркадию, – я могу вас подвезти, а Евгений Васильич может взять ваш тарантас, так оно даже удобнее будет. – XIX. Последствия. [Анну Сергеевну] не любили в губернии, ужасно кричали по поводу её брака с Одинцовым, рассказывали про неё всевозможные небылицы, уверяли, что она помогала отцу в его шулерских проделках, что и за границу она ездила недаром, а из необходимости скрыть несчастные последствия… – XV.

НЕТЕРПЕЛИВЫЙ, -ая, -ое. Движение. Анна Сергеевна сделала нетерпеливое движение. – XVIII. Чувство. – Я, должно быть, с ним [Аркадием] увижусь, – возразил Базаров, в котором всякого рода «объяснения» и «изъявления» постоянно возбуждали нетерпеливое чувство, – в противном случае прошу вас поклониться ему от меня и принять выражения моего сожаления. – XXIV. Я [Анна Сергеевна]. ○ Нетерпелива.  – Как это вы успели меня узнать так скоро? Я, во-первых, нетерпелива и настойчива, спросите лучше Катю; а во-вторых, я очень легко увлекаюсь. – XVI.

НЕТОРОПЛИВЫЙ, -ая. Беседа. □ Часа три с лишком длилась беседа, неторопливая, разнообразная и живая. – XV.

● НЕТРОНУТЫЙ, -ые. Руки. Вдруг ему [Базарову] представится, что эти нетронутые руки [Анны Сергеевны] когда-нибудь обовьются вокруг его шеи. – XVII.

НЕУДАЧНЫЙ. Смотр. Генерал Кирсанов, уволенный в отставку за неудачный смотр, приехал в Петербург с женою на житьё. – I.

НЕУМЕСТНЫЙ. Вопрос. Δ Покажется неуместным.  – Извини, папаша, если мой вопрос тебе покажется неуместным, – начал он [Аркадий], – но ты сам, вчерашнею своею откровенностью, меня вызываешь на откровенность… ты не рассердишься?.. – V.

НЕУМИРАЮЩИЙ, -ая. Жизнь. Она стала его женой, он [Николай Петрович] был счастлив, как немногие на земле… «Но, – думал он, – те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?» – XI.

НЕУТОМИМЫЙ, -ые. Руки. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле*, под одеялом, над которым трудились любимые руки, быть может руки нянюшки, те ласковые, добрые и неутомимые руки. – IV.

НЕХОРОШИЙ. Цвет лица. Δ «Енюша меня сокрушает, – жаловался он [Василий Иванович] втихомолку жене, – он не то что недоволен или сердит, это бы ещё ничего; он огорчен, он грустен – вот что ужасно. Всё молчит, хоть бы побранил нас с тобою; худеет, цвет лица такой нехороший» – XXVII.

НЕЧИСТЫЙ, -ые. Животные. [Арина Власьевна] боялась мышей, ужей, лягушек, воробьёв, пиявок, грома, холодной воды, сквозного ветра, лошадей, козлов, рыжих людей и чёрных кошек и почитала сверчков и собак нечистыми животными. – XX.

НЕШУТОЧНЫЙ, -ая. Угроза. Базаров растопырил свои длинные и жёсткие пальцы… Аркадий повернулся и приготовился, как бы шутя, сопротивляться… Но лицо его друга показалось ему таким зловещим, такая нешуточная угроза почудилась ему в кривой усмешке его губ, в загоревшихся глазах, что он почувствовал невольную робость… – XXI.

НЕЯСНЫЙ, -ое, -ые. Мычанье. [Матвей Ильич] удостоил Базарова, облечённого в староватый фрак, рассеянного, но снисходительного взгляда вскользь, через щёку, и неясного, но приветливого мычанья, в котором только и можно было разобрать, что «я…» да «ссьма». – XIV. Ощущения. □ Сознавал ли он [Николай Петрович], что едва ли не большее бы уважение оказал ему Аркадий, если б он вовсе не касался этого дела, упрекал ли он самого себя в слабости – сказать трудно; все эти чувства были в нём, но в виде ощущений – и то неясных. – V.

НИЗЕНЬКИЙ, -ая. Дверь. Оставив Николая Петровича в кабинете, он [Павел Петрович] отправился по коридору, отделявшему переднюю часть дома от задней, и, поравнявшись с низенькою дверью, остановился в раздумье, подёргал себе усы и постучался в неё. – VIII. Галстух. В это мгновение вошёл в гостиную человек среднего роста, одетый в тёмный английский сьют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки, Павел Петрович Кирсанов. – IV. Комнатка. Небольшая, низенькая комнатка, в которой он [Павел Петрович] находился, была очень чиста и уютна. – VIII. Скамеечка. Арина Власьевна сидела на низенькой скамеечке возле двери и только по временам уходила молиться. – XXVII. Старушка. На пороге показалась кругленькая, низенькая старушка в белом чепце и короткой пёстрой кофточке. – XX.

НИЗКИЙ, -ое, -ие. Избёнки. Попадались ‹…› деревеньки с низкими избёнками под тёмными, часто до половины размётанными крышами. – III. Крылечко. – Что, Пётр, не видать ещё? – спрашивал 20-го мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запылённом пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазёнками. – I. Кустарник. Кое-где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. – III. Хлеба. Красиво чернея в нежной зелени ещё низких яровых хлебов, гуляли грачи. – III.

НИЗШИЙ, -ие. Люди. В соч.: низшие люди (устар.; крестьяне, ремесленники, купцы). [Базаров] владел особенным уменьем возбуждать к себе доверие в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно. – V.

НИЖЕ. Лоб. Был ниже. [Василий Иванович] очень походил лицом на своего сына, только лоб у него был ниже и уже, и рот немного шире. – XX.

НИЧТОЖНЫЙ, -ая, -ые. Плоды. ○ Ничтожны.  – Сила! И в диком калмыке, и в монголе есть сила – да на что нам она? Нам дорога цивилизация, да-с, да-с, милостивый государь, нам дороги её плоды. И не говорите мне, что эти плоды ничтожны. – X. Часть времени. ○ Ничтожна.  – А я думаю: ‹…› часть времени, которую мне удастся прожить, так ничтожна перед вечностию, где меня не было и не будет… – XXI.

НОВЕЙШИЙ, -ая, -ее, -ие. Вкус. В соч.: в новейшем вкусе. Николай Петрович с сыном и с Базаровым отправились ‹…› в гостиную, убранную уже в новейшем вкусе. – IV. Воззрения. [Кучер] был человек старого закала, не разделявший новейших воззрений. – III. Метода. «Да, да, – говорил он [Василий Иванович] какой-нибудь бабе в мужском армяке и рогатой кичке, вручая ей стклянку Гулярдовой воды или банку беленной мази, – ты, голубушка, должна ежеминутно Бога благодарить за то, что сын мой у меня гостит: по самой научной и новейшей методе тебя лечат теперь, понимаешь ли ты это?» – XXVII. Гулярдова вода  – свинцовая вода, приготовленная из свинцового уксуса. Употребляется как лекарство. Поколение. И бирюзовая серёжка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения, словом, всё изобличало [в слуге] человека новейшего, усовершенствованного поколения. – I.

НОВЫЙ, -ая, -ое, -ые. Доктор. Новый доктор посоветовал прохладительные питья, а в прочем подтвердил уверения Базарова, что опасности [Николаю Петровичу] не предвидится никакой. – XXIV. Законы. И Кукшина попала за границу. Она теперь в Гейдельберге и изучает уже не естественные науки, но архитектуру, в которой, по ее словам, она открыла новые законы. – XXVIII. Наряд. [Ситников] сошёл к завтраку в новом щегольском, на этот раз не славянофильском, наряде. – XIX. Славянофильский  – характерный для славянофилов, сторонников культурно-политического сближения с славянскими народами и государствами, друг славян. Объяснения. – Новых объяснений вы, я полагаю, не требуете? – XXIV. Платье. Анна Сергеевна пожелала повидаться с Базаровым и пригласила его к себе через дворецкого. Базаров переоделся, прежде чем пошёл к ней: оказалось, что он уложил своё новое платье так, что оно было у него под рукою. – XXV. Дворецкий  – в богатом доме: старший слуга, заведующий домашним хозяйством и прислугой. Победы. [Павел Петрович] сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. – VII. Поколение. [Павел Петрович] редко видался с соседями и выезжал только на выборы, где он большею частию помалчивал, лишь изредка дразня и пугая помещиков старого покроя либеральными выходками и не сближаясь с представителями нового поколения. – VII. Прилив чувств. – Я сам пойду к ней [Фенечке], – воскликнул Аркадий с новым приливом великодушных чувств и вскочил со стула. – V. Серебро. На вид ему было лет сорок пять: его [Павла Петровича Кирсанова] коротко остриженные седые волосы отливали тёмным блеском, как новое серебро. – IV. Слово. – Евгений, ты знаешь, я всегда был откровенен с тобою; могу тебя уверить, божусь тебе, что ты ошибаешься. – Гм! Новое слово, – заметил вполголоса Базаров. – XXV. Эпоха. Иногда Базаров отправлялся на деревню и, подтрунивая по обыкновению, вступал в беседу с каким-нибудь мужиком. «Ну, – говорил он ему, – излагай мне свои воззрения на жизнь, братец: ведь в вас, говорят, вся сила и будущность России, от вас начнётся новая эпоха в истории, – вы нам дадите и язык настоящий, и законы». – XXVII. Яство. [Арина Власьевна] по-прежнему сидела возле сына (в карты она не играла), по-прежнему подпирая щёку кулачком, и вставала только затем, чтобы велеть подать какое-нибудь новое яство. – XXI. Яство (устар.) – еда, кушанье.

НУЖНЫЙ, -ые. Меры. – Мой брат – человек прежнего закала, вспыльчивый и упрямый… Слава Богу, что ещё так кончилось. Я принял все нужные меры к избежанию огласки… – XXIV.

 

О

ОБАЯТЕЛЬНО-СТРОЙНЫЙ, -ое. Тело. Воображение её [Анны Сергеевны] уносилось даже за пределы того, что по законам обыкновенной морали считается дозволенным; но и тогда кровь её по-прежнему тихо катилась в её обаятельно-стройном и спокойном теле. – XVI.

ОБАЯТЕЛЬНЫЙ. Образ. Её образ [княгини Р.], этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его [Павла Петровича] душу. – VII.

ОБЕДНЕВШИЙ. Род. [Локтев] скоро умер, оставив крошечное состояние двум своим дочерям, Анне – двадцати и Катерине – двенадцати лет. Мать их, из обедневшего рода князей X… скончалась в Петербурге, когда муж её находился ещё в полной силе. – XV.

ОБЕССИЛЕННЫЙ, -ые. Животные. Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III.

ОБИЛЬНЫЙ. Обед. Δ Вышел обильный. Обед, хотя наскоро сготовленный, вышел очень хороший, даже обильный. – XX.

ОБЛАГОРОЖЕННЫЙ. Вкус. Покойный Одинцов не любил нововведений, но допускал «некоторую игру облагороженного вкуса» и вследствие этого воздвигнул у себя в саду, между теплицей и прудом, строение вроде греческого портика из русского кирпича. – XXVI.

ОБНАЖЁННЫЙ, -ые. Руки. Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в чёрном платье, остановившуюся в дверях залы. ‹…› Обнажённые её руки красиво лежали вдоль стройного стана. – XIV.

ОБРАЗОВАННЫЙ. Губернатор. – Я городским толкам не верю; но люблю думать, как говорит наш образованный губернатор, что они справедливы. – XV. Камердинер. Струны жалобно и приятно звучали в неподвижном воздухе, но, за исключением небольшой первоначальной фиоритуры, ничего не выходило у образованного камердинера. – XXII. Камердинер  – комнатный слуга при господине, лакей. Лакей. Базаров дошёл до рощи, присел в тени на опушку и только тогда открыл Петру, какой он ждал от него услуги. Образованный лакей перепугался насмерть. – XXIV.

ОБРЮЗГЛЫЙ (разг.). Мужчина. Над средним диваном висел портрет обрюзглого белокурого мужчины – и, казалось, недружелюбно глядел на гостей. – XVI.

ОБТЁРХАННЫЙ, -ые. Мужички. Δ Встречались обтёрханные. Мужички встречались все обтёрханные, на плохих клячонках. – III. Обтёрханный (прост.) – в истрёпанной одежде, в лохмотьях.

ОБЩИЙ, -ее. Место. В соч.: общее место. – Дрязги не существуют для человека, если он только не захочет их признать. – Гм… это ты сказал противоположное общее место. – XXI.

ОБЫДЕННЫЙ, -ая, -ое. Жизнь. ● Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность обыденной жизни; «как по рельсам катишься», – уверял он. – XVII. Настроение. – А что дядя? здоров? – спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное. – III.

ОБЫКНОВЕННЫЙ, -ая, -ое. Аршин. В соч.: мерить обыкновенным аршином. – Он [Базаров] враг всех излияний; многие его даже осуждают за такую твёрдость его нрава и видят в ней признак гордости или бесчувствия; но подобных ему людей не приходится мерить обыкновенным аршином, не правда ли? – XXI. Время. Мухи тоже мешали. В обыкновенное время дворовый мальчик отгонял их большою зелёной веткой; но на этот раз Василий Иванович услал его из боязни осуждения со стороны юного поколения. – XX. Любезность. Она приветствовала их с обыкновенною своей любезностью, но удивилась их скорому возвращению и, сколько можно было судить по медлительности её движений и речей, не слишком ему обрадовалась. – XXII.

ОБЫЧНЫЙ, -ая. Небрежность. Фенечке нравился Базаров; но и она ему нравилась. Даже лицо его изменялось, когда он с ней разговаривал: оно принимало выражение ясное, почти доброе, и к обычной его небрежности примешивалась какая-то шутливая внимательность. – XXIII. Неумолимость. Тугие воротнички рубашки [Павла Петровича], ‹…› с обычною неумолимостью упирались в выбритый подбородок. – V.

ОГРОМНЫЙ, -ое. Блюдо. – Арина Власьевна приказали просить чай кушать, – проговорила Анфисушка, проходя мимо с огромным блюдом спелой малины. – XXI.

● ОДИНАКИЙ (прост.). Смех. – XIV. См. одинокий смех.

ОДИНОКИЙ, -ая, -ие. Думы. [Николай Петрович] умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. – XI. Лампа. [Одинцова] казалась бледней при свете одинокой лампы, завешенной вырезною бумажной сеткой. – XVII. Слеза. Он [Павел Петрович] стал ещё бледнее прежнего; глаза его блистали, и, что всего было удивительнее, тяжёлая, одинокая слеза катилась по его щеке. – XXIV. Смех. [Матвей Ильич] беспрестанно смеялся крупным, звучным и одиноким смехом, как оно и следует сановнику. – XIV. Холостяк. Одинокий холостяк [Павел Петрович], вступал в то смутное, сумеречное время, время сожалений, похожих на надежды, надежд, похожих на сожаления, когда молодость прошла, а старость ещё не настала. – VII. Ястребок. ● Где-то высоко в верхушке деревьев звенел досадной печалью грустный писк одинокого ястребка. – XXI.

● ОДНОСТОРОННИЙ. Ум. □ Базаров ей [Одинцовой] понравился – отсутствием всякого кокетства, самой резкостью суждений, дельной краткостью речи. Его ум, сухой и односторонний, но свободный и бойкий, её не отталкивал. – XVI.

ОДУТЛОВАТЫЙ, -ые. Губки. [Арина Власьевна] подпёрши кулачком своё круглое лицо, которому одутловатые, вишнёвого цвета губки и родинки на щеках и над бровями придавали выражение очень добродушное, она не сводила глаз с сына и всё вздыхала. – XX.

ОЖЕСТОЧЁННЫЙ, -ое. Напряжение. В продолжение всей дороги ни тот, ни другой не упомянул даже имени Одинцовой; Базаров в особенности почти не раскрывал рта и всё глядел в сторону, прочь от дороги, с каким-то ожесточённым напряжением. – XXII.

ОЖИВЛЁННЕЕ. Катя. Казалась оживлённее. Лица их изменились с тех пор, как мы их видели в последний раз: Аркадий казался спокойнее, Катя оживлённее, смелей. – XXV.

ОЗАБОЧЕННЫЙ, -ое. Вид. Вдруг [Матвей Ильич], обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застёгнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: «Чего?» – XII. Лицо. Губернатор подошел к Одинцовой, объявил, что ужин готов, и с озабоченным лицом подал ей руку. – XIV.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ, -ая. Неудача. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. – VII.

ОПАСНЫЙ, -ая. Господин. – Вы опасный господин; вы такой критик. Ах, Боже мой! мне смешно, я говорю, как какая-нибудь степная помещица. – XIII. Рана. ○ Опасна. [Аркадий] спросил, действительно ли не опасна рана его дяди? и, получив ответ, что она – самая интересная, только не в медицинском отношении, принуждённо улыбнулся. – XXV. Δ Не опасная.  – Дайте, я вам перевяжу теперь ногу; рана ваша – не опасная, а все лучше остановить кровь. – XXIV. Ход. – И всё-таки это ничего не доказывает. – Именно ничего не доказывает, – повторил Аркадий с уверенностию опытного шахматного игрока, который предвидел опасный, по-видимому, ход противника и потому нисколько не смутился. – X.

ОПРЯТНЫЙ, -ое. Платье. На ней [Фенечке] было опрятное ситцевое платье. – V.

ОПУСТЕЛЫЙ, -ые. Гумна. Попадались ‹…› покривившиеся молотильные сарайчики с плетёнными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен. – III. Гумно  – отгороженное место, где в особых постройках складывают сжатый хлеб.

ОПЫТНЫЙ. Глаз. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. – XXV. Игрок. – И всё-таки это ничего не доказывает. – Именно ничего не доказывает, – повторил Аркадий с уверенностию опытного шахматного игрока, который предвидел опасный, по-видимому, ход противника и потому нисколько не смутился. – X. Чиновник. [Матвей Ильич] обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. – XII.

ОРЛИНЫЙ. Взгляд. «Я человек мягкий, слабый, век свой провёл в глуши, – говаривал он [Николай Петрович], – а ты недаром так много жил с людьми, ты их хорошо знаешь: у тебя орлиный взгляд». – VIII. Нос. [Аркадий] увидал на крылечке господского домика высокого, худощавого человека, с взъерошенными волосами и тонким орлиным носом, одетого в старый военный сюртук нараспашку. – XX.

ОСЛАБЕВШИЙ, -ая. Старушка. – Пойдёмте, матушка, в самом деле, – промолвил Базаров и повёл в дом ослабевшую старушку. – XX.

ОСОБЕННЫЙ, -ая, -ое, -ые. Вкус. Полчаса спустя Базаров с Аркадием сошли в гостиную. Это была просторная, высокая комната, убранная довольно роскошно, но без особенного вкуса. – XVI. Внимание. Павел Петрович остался один и на этот раз с особенным вниманием оглянулся кругом. – VIII. Говядина. Тимофеич собственною персоной скакал на утренней заре за какою-то особенною черкасскою говядиной. – XXI. Дерзость. – И это называется нигилизмом? – И это называется нигилизмом, – повторил опять Базаров, на этот раз с особенною дерзостью. – X. Запах. Δ – А я люблю такие домики, как ваш, старенькие да тёпленькие; и запах в них какой-то особенный. – XXI. Мука. Василий Иванович сидел подле Базарова. Казалось, какая-то особенная мука терзала старика. – XXVII. Мысли. Аркадий ничего не отвечал Базарову, и каждый из них лёг спать с особенными мыслями в голове. – XVI. Отчётливость. Одинцова произнесла весь этот маленький спич с особенною отчётливостью. – XVI. Принципы. – У меня всегда были особенные принципы насчёт отношений отца к сыну. – III. Счастье. – Если вы, господа, не боитесь скуки, приезжайте ко мне в Никольское. – Помилуйте, Анна Сергеевна, – воскликнул Аркадий, – я за особенное счастье почту… – А вы, мсье Базаров? Базаров только поклонился. – XV. Талисман. – Та осина, – заговорил Базаров, – напоминает мне моё детство; она растёт на краю ямы, оставшейся от кирпичного сарая, и я в то время был уверен, что эта яма и осина обладали особенным талисманом: я никогда не скучал возле них. – XXI. Торжественность. Прокофьич, в чёрном фраке и белых перчатках, с особенною торжественностию накрывал стол на семь приборов. – XXVIII. Тревога. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твёрдой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности. – XXV. Ударение. – Что же? Мы после обеда засядем в ералаш, и я его обыграю. Хе-хе-хе, посмотрим! Бабушка надвое сказала. – А что? разве стариной тряхнёшь? – промолвил с особенным ударением Базаров. Бронзовые щёки Василия Ивановича смутно покраснели. – XXI. Удивление. Одинцова не изъявила особенного удивления, когда на другой день Аркадий сказал ей, что уезжает с Базаровым. – XIX. Что-то. – Кстати: я воображаю, в чувстве человека, который знает и говорит, что он беден, должно быть что-то особенное, какое-то своего рода тщеславие. – XXV.

ОСОБЫЙ, -ое. Значение. – Я вас искал, искал… Но вы отличное выбрали место и прекрасному предаетесь занятию. Лежа на «земле», глядеть в «небо»… Знаете ли – в этом есть какое-то особое значение! – XXI. Комната. Дворецкий, толстый человек в черном фраке, немедленно явился и направил гостей по устланной коврами лестнице в особую комнату, где уже стояли две кровати со всеми принадлежностями туалета. – XVI.

ОСТОРОЖНЕЙ. Ей (Кате). Быть осторожней. Сестра её, тотчас после чаю, позвала её к себе в кабинет и, предварительно приласкав её, что всегда немного пугало Катю, посоветовала ей быть осторожней в своём поведении с Аркадием, а особенно избегать уединённых бесед с ним. – XXVI.

ОСТОРОЖНЫЙ. Вопрос. [Николай Петрович] не стеснял молодого естествоиспытателя: садился где-нибудь в уголок комнаты и глядел внимательно, изредка позволяя себе осторожный вопрос. – XXIII. Ей (Кате). Δ Быть осторожной. ● – XXVI. Образ. В соч.: самым осторожным образом. Василий Иванович несколько раз пытался самым осторожным образом расспросить Базарова об его работе, об его здоровье, об Аркадии… – XXVII.

ОСУНУВШИЙСЯ, -ая. Фигура. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. – XXV.

ОТДАЛЁННЫЙ, -ое, -ые. Выражение. – А немцы все дело говорят? – промолвил Павел Петрович, и лицо его приняло такое безучастное, отдалённое выражение, словно он весь ушёл в какую-то заоблачную высь. – VI. Надзор. Молодые люди стали жить вдвоём, на одной квартире, под отдалённым надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника. – I. Уголки. Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдалённых уголков России. – XXVIII.

● ОТДЕЛЬНЫЙ, -ая. Берёза. – Ни один ботаник не станет заниматься отдельной берёзой. – XVI.

● ОТКРОВЕННЫЙ, -ые. Нам. Δ Можно быть откровенными.  – Нам, как хорошим приятелям, нечего рисоваться друг перед другом, можно быть откровенными. – XXVI.

ОТКРЫТЫЙ. Лоб. [Анна Сергеевна] где-то за границей встретила молодого, красивого шведа с рыцарским выражением лица, с честными голубыми глазами под открытым лбом; он произвёл на неё сильное впечатление. – XVI. Холм. Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме. – XVI.

ОТЛИЧНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Доктор. [Фенечка] бессознательно чувствовала в Базарове отсутствие всего дворянского, всего того высшего, что и привлекает и пугает. В её глазах он и доктор был отличный, и человек простой. – XXIII. Женщина. – Ты матери своей не знаешь, Евгений. Она не только отличная женщина, она очень умна, право. Сегодня утром она со мной с полчаса беседовала, и так дельно, интересно. – XXI. Комната. – Кирсанов очень хорошо знает, что мы с тобой не Крезы и что у тебя не дворец. Куда мы его поместим, вот вопрос? – Помилуй, Евгений; там у меня во флигельке отличная комнатка: им там очень хорошо будет. – XX. Крез (595–546 до н. э.) – последний царь Лидии (царства в Малой Азии), который обладал, по сообщению древнегреческого историка Геродота («История»), несметными богатствами. Имя нарицательное для очень богатого человека. Комнатка. ● – Там же. Манеры. [Павла Петровича] уважали за его отличные, аристократические манеры, за слухи о его победах; за то, что он прекрасно одевался и всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы. – VII. Место. – Я вас искал, искал… Но вы отличное выбрали место и прекрасному предаетесь занятию. Лежа на «земле», глядеть в «небо»… Знаете ли – в этом есть какое-то особое значение! – XXI. Снадобье. [Павел Петрович] иногда просил позволения присутствовать при опытах Базарова, а раз даже приблизил своё раздушённое и вымытое отличным снадобьем лицо к микроскопу, для того чтобы посмотреть, как прозрачная инфузория глотала зелёную пылинку и хлопотливо пережевывала её какими-то очень проворными кулачками, находившимися у ней в горле. – XXIII. Ужин. Δ Оказался отличным. ● Пошли толки, расспросы; говорил больше Аркадий, особенно за ужином, который оказался отличным и продолжался далеко за полночь. – XXII.

ОТРАДНЫЙ, -ая. Игра дум. [Николай Петрович] умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. – XI.

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ, -ое. Направление. – Ну, а насчёт других, в людском быту принятых, постановлений вы придерживаетесь такого же отрицательного направления? – VI.

ОТРЫВОЧНЫЙ, -ые. Речи. Жизнь в Марьине текла своим порядком: Аркадий сибаритствовал, Базаров работал. Все в доме привыкли к нему, к его небрежным манерам, к его немногосложным и отрывочным речам. – X.

ОТСТАВНОЙ, -ое. Существование. [Агафоклея Кузьминишна] не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья её загрызла. – I. Человек. ● – Твой отец добрый малый, – промолвил Базаров, – но он человек отставной, его песенка спета. – X.

ОТСТАЛЫЙ, -ая. Бюрократ. [Матвей Ильич] старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинёров и отсталых бюрократов. – XII. Женщина. – Вы, говорят, опять стали хвалить Жорж Санда. Отсталая женщина и больше ничего! Как возможно сравнить её с Эмерсоном! – XIII. Колпак. – Ты стараешься не забыть того, чему тебя учили, а там – хвать! – оказывается, что все это вздор, и тебе говорят, что путные люди этакими пустяками больше не занимаются и что ты, мол, отсталый колпак. Что делать! Видно, молодёжь точно умнее нас. – VI.

ОТЪЯВЛЕННЫЙ, -ые. Ленивцы. – Видел я все заведения твоего отца, – начал опять Базаров. – Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работники смотрят отъявленными ленивцами. – IX.

ОТЯЖЕЛЕВШИЙ, -ая. Походка. К ней [могиле], из недалекой деревушки, часто приходят два уже дряхлых старичка – муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын. – XXVIII.

ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ. Меланхолик. Дамы находили его [Павла Петровича] очаровательным меланхоликом, но он не знался с дамами… – VII. Меланхолик  – человек, склонный к депрессии, настроениям грусти, подавленности.

 

П

ПАЛЛИАТИВНЫЙ, -ые. Средства. – Здесь есть мужичок, он страдает иктером… – То есть желтухой? – Да, хроническим и очень упорным иктером. Я прописывал ему золототысячник и зверобой, морковь заставлял есть, давал соду; но это всё паллиативные средства; надо что-нибудь порешительней. – XXI. Паллиативные средства  – средства (лекарства), дающие временное облегчение болезни, но не излечивающие её.

ПАТРИАРХАЛЬНО-ДОБРОДУШНЫЙ, -ая. Певучесть. – Это, батюшка, земля стоит на трёх рыбах, – успокоительно, с патриархально-добродушною певучестью объяснял мужик, – а против нашего, то есть, миру, известно, господская воля; потому вы наши отцы. А чем строже барин взыщет, тем милее мужику. – XXVII.

ПАТРИАРХАЛЬНЫЙ, -ая. Певучесть. – Какое о недоимке, братец ты мой! – отвечал первый мужик, и в голосе его уже не было следа патриархальной певучести, а, напротив, слышалась какая-то небрежная суровость, – так, болтал кое-что; язык почесать захотелось. Известно, барин; разве он что понимает? – XXVII. Русский народ. Δ – Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он – патриархальный, он не может жить без веры… – X. Патриархальный  – старинный; верный отжившей старине.

ПЕРЕДОВОЙ, -ая, -ые. Женщина. – Кукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee {свободная от предрассудков (франц.)} в истинном смысле слова, передовая женщина. – XII. Люди. – Мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся. – X.

ПЕРЕКОШЕННЫЙ, -ое. Лицо. «Я говорил, что я возропщу, – хрипло кричал он [Василий Иванович], с пылающим, перекошенным лицом, потрясая в воздухе кулаком, как бы грозя кому-то, – и возропщу, возропщу!» – XXVII.

ПЕСОЧНЫЙ. Цвет. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно [лицо Базарова] оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. – II.

ПЕЧАЛЬНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Вид. Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдалённых уголков России. ‹…› оно являет вид печальный: окружающие его канавы давно заросли; серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами. – XXVIII. Голос. – Что ж? и честность – ощущение? – Ещё бы! – Евгений! – начал печальным голосом Аркадий. – А? что? не по вкусу? – перебил Базаров. – Нет, брат! Решился всё косить – валяй и себя по ногам!.. – XXI. Думы. ○ Были не печальны. [Аркадий Николаевич] забрался в самую глушь сада и, опершись подбородком на скрещённые руки, сидел, погружённый в думы. Они были глубоки и важны, эти думы, но не печальны. – XXV. Лицо. Δ Показалось печальным. С Фенечкой ему [Базарову] не удалось проститься: он только переглянулся с нею из окна. Её лицо показалось ему печальным. – XXIV. Необходимость. – Ваши слова избавляют меня от некоторой печальной необходимости. Я решился драться с вами. – XXIV. Тревога. Он [Николай Петрович] ходил много, почти до усталости, а тревога в нём, какая-то ищущая, неопределённая, печальная тревога, всё не унималась. – XI. Что-нибудь. Она [Арина Власьевна] была мнительна, постоянно ждала какого-то большого несчастья и тотчас плакала, как только вспоминала о чём-нибудь печальном… – XX.

ПЁСТРЕНЬКИЙ, -ая. Рубашка. Тугие воротнички рубашки [Павла Петровича], правда не белой, а пёстренькой, как оно и следует для утреннего туалета, с обычною неумолимостью упирались в выбритый подбородок. – V.

ПЁСТРЫЙ, -ая, -ые. Кофточка. На пороге показалась кругленькая, низенькая старушка в белом чепце и короткой пёстрой кофточке. – XX. Поля. – И природа пустяки? – проговорил Аркадий, задумчиво глядя вдаль на пёстрые поля, красиво и мягко освещённые уже невысоким солнцем. – IX. Тучки. Утро было славное, свежее; маленькие пёстрые тучки стояли барашками на бледно-ясной лазури. – XXIV.

ПЛАВНЫЙ, -ые. Движение. ○ Были плавны. Аркадий решил, что он ещё никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук её [Одинцовой] голоса не выходил у него из ушей; ‹…› и движения её были особенно плавны и естественны в одно и то же время. – XIV.

ПЛАКСИВЫЙ. Призыв. Где-то высоко в верхушке деревьев звенел плаксивым призывом немолчный писк молодого ястребка. – XXI.

ПЛЕНИТЕЛЬНЕЕ. Что-нибудь. Пленительнее молодой красивой матери. И в самом деле, есть ли на свете что-нибудь пленительнее молодой красивой матери с здоровым ребёнком на руках? – VIII.

ПЛЕНИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Весёлость. Аркадия в особенности поразила последняя часть сонаты, та часть, в которой, посреди пленительной весёлости беспечного напева, внезапно возникают порывы такой горестной, почти трагической скорби… – XVI.

ПЛОСКИЙ, -ое, -ие. Лицо. Мужик показал обоим приятелям своё плоское и подслеповатое лицо. – XIX. Ногти. Евдоксия, вся красная от выпитого вина и стуча плоскими ногтями по клавишам расстроенного фортепьяно, принялась петь сиплым голосом сперва цыганские песни, потом романс Сеймур-Шиффа «Дремлет сонная Гранада». – XIII. Нос. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно [лицо Базарова] оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. – II.

ПЛОТНЫЙ. Снег. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов, плотным, скрипучим снегом, розовым инеем на деревьях. – XXVIII.

ПЛОХОЙ, -ие. Знак. Δ [Павел Петрович] состарился, поседел; сидеть по вечерам в клубе, жёлчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию, – знак, как известно, плохой. – VII. Клячонки. Мужички встречались все обтёрханные, на плохих клячонках. – III. Скот. Δ – Видел я все заведения твоего отца, – начал опять Базаров. – Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работники смотрят отъявленными ленивцами. – IX. Флигелёк. ○ Стал плох. ● – Я её [Фенечку] поместил в доме… там были две небольшие комнатки – а флигелёк, где она жила, плох стал. – III.

ПЛУТОВСКОЙ, -ие. Глаза. Павел Петрович недолго присутствовал при беседе брата с управляющим, высоким и худым человеком с сладким чахоточным голосом и плутовскими глазами. – VIII.

ПОБЛЕДНЕВШИЙ, -ее. Лицо. В карты она [Анна Сергеевна] играть не стала и всё больше посмеивалась, что вовсе не шло к её побледневшему и смущённому лицу. – XIX.

ПОБУРЕВШИЙ, -ие. Пальцы. Евдоксия свернула папироску своими побуревшими от табаку пальцами, провела по ней языком, пососала её и закурила. – XIII.

ПОДОБОСТРАСТНЫЙ, -ые. Адъютанты. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, ‹…› и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окружённый дешёвыми гувернёрами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. – I. Речи. Матвей Ильич приблизился к ней [Одинцовой] с величественным видом и подобострастными речами. – XIV.

ПОДСЛЕПОВАТЫЙ, -ое. Лицо. Мужик показал обоим приятелям своё плоское и подслеповатое лицо. – XIX.

ПОДЧИНЁННЫЙ, -ое. Существование. – Я готова покоряться, только неравенство тяжело. А уважать себя и покоряться – это я понимаю; это счастье; но подчинённое существование… Нет, довольно и так. – XXV.

● ПОЖЕЛТЕВШИЙ, -ие. Пальцы. Евдоксия свернула папироску своими пожелтевшими от табаку пальцами, провела по ней языком, пососала её и закурила. – XIII.

ПОЖИРАЮЩИЙ. Взор. – Евгений Васильич, – проговорила она, и невольная нежность зазвенела в её [Одинцовой] голосе. Он быстро обернулся, бросил на неё пожирающий взор – и, схватив её обе руки, внезапно привлёк её к себе на грудь. – XVIII.

ПОЗДНИЙ, -яя. Репа. – А я здесь, как видите, как некий Цинциннат, грядку под позднюю репу отбиваю. – XXI. Цинциннат Луций Квинкций (род. около 519 г. до н. э.) – римский политический деятель и полководец.

ПОКАТЫЙ, -ые. Плечи. Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в чёрном платье, остановившуюся в дверях залы. ‹…› красиво падали с блестящих волос на покатые плечи лёгкие ветки фуксий. – XIV.

● ПОКИНУТЫЙ, -ая. Колея. В соч.: попасть в покинутую колею. [Павел Петрович] вернулся в Россию, попытался зажить старою жизнью, но уже не мог попасть в покинутую колею. – VII.

ПОКОЙНИЦА. ◙ Покойница матушка. – Однажды я с покойницей матушкой поссорился: она кричала, не хотела меня слушать… – X.

ПОКОЙНЫЙ, -ая. Коляска. Δ – Я вас уверяю, коляска чрезвычайно покойная, – пробормотал он [Ситников], – и всем место будет. – XIX. Одинцов. Покойный Одинцов не любил нововведений, но допускал «некоторую игру облагороженного вкуса» и вследствие этого воздвигнул у себя в саду, между теплицей и прудом, строение вроде греческого портика из русского кирпича. – XXVI.

ПОКРИВИВШИЕСЯ. Сарайчики. Попадались на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, ‹…› покривившиеся молотильные сарайчики с плетёнными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен. – III.

ПОЛЕЗНЕЕ. Отрицание. Полезнее всего.  – В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем. – Всё? ‹…› – Всё, – с невыразимым спокойствием повторил Базаров. – X. Химик. Полезнее всякого поэта.  – Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта, – перебил Базаров. – VI.

ПОЛЕЗНЫЙ, -ое, -ые. Предметы. – Я стараюсь беседовать с вами о предметах полезных, Анна Сергеевна. – XVII. Просвещение. ○ Полезно.  – Сказать, например, что просвещение полезно, это общее место; а сказать, что просвещение вредно, это противоположное общее место. Оно как будто щеголеватее, а, в сущности, одно и то же. – XXI. Слова. ● – Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы, – говорил между тем Базаров, – подумаешь, сколько иностранных… и полезных слов! Русскому человеку они даром не нужны. – X. Совет. – Я слышал, что Либих сделал удивительные открытия насчёт удобрения полей. Вы можете мне помочь в моих агрономических работах: вы можете дать мне какой-нибудь полезный совет. – VI. Либих Юстус (1803–1873) – выдающийся немецкий химик. Я. Δ Желаю быть полезным.  – Я по-прежнему желаю быть полезным, желаю посвятить все мои силы истине; но я уже не там ищу свои идеалы, где искал их прежде; они представляются мне… гораздо ближе. – XXVI.

ПОЛНЫЙ, -ая, -ое. Мужчина. Отец Алексей, мужчина видный и полный, с густыми, тщательно расчесанными волосами, с вышитым поясом на лиловой шёлковой рясе, оказался человеком очень ловким и находчивым. – XXI. Отрицание. – Я тогда буду готов согласиться с вами, – прибавил он [Базаров], вставая, – когда вы представите мне хоть одно постановление в современном нашем быту, в семейном или общественном, которое бы не вызывало полного и беспощадного отрицания. – X. Правда. Они оба думали, что говорили правду. Была ли правда, полная правда, в их словах? Они сами этого не знали, а автор и подавно. – XXV. Сила. В соч.: в полной силе. [Локтев] скоро умер, оставив крошечное состояние двум своим дочерям, Анне – двадцати и Катерине – двенадцати лет. Мать их, из обедневшего рода князей X… скончалась в Петербурге, когда муж её находился ещё в полной силе. – XV. Тишина. Окруженная свежестью и тенью, она [Катя] читала, работала или предавалась тому ощущению полной тишины, которое, вероятно, знакомо каждому. – XXVI.

ПОЛОГИЙ. Холм. Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме. – XVI.

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ. Человек. – Я человек положительный, неинтересный. Говорить не умею. – XVII.

ПОЛУГРАМОТНЫЙ. Человек. Отец его [Кирсанова], боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции. – I.

ПОЛУДЕННЫЙ. Зной. Но полуденный зной проходит, и настаёт вечер и ночь, а там и возвращение в тихое убежище, где сладко спится измученным и усталым… – XXVII.

ПОЛУДОВЕРЧИВЫЙ, -ая. Дружба. Катя смутно понимала, что он [Аркадий] искал какого-то утешения в её обществе, и не отказывала ни ему, ни себе в невинном удовольствии полустыдливой, полудоверчивой дружбы. – XVII.

ПОЛУЗАБЫВЧИВЫЙ, -ая. Дремота. Базаров уже не вставал в тот день и всю ночь провёл в тяжёлой, полузабывчивой дремоте. – XXVII.

ПОЛУМЁРТВЫЙ, -ая. Муха. – Эге! вон молодец муравей тащит полумёртвую муху. Тащи её, брат, тащи! Не смотри на то, что она упирается, пользуйся тем, что ты, в качестве животного, имеешь право не признавать чувства сострадания, не то что наш брат, самоломаный! – XXI.

ПОЛУНАГОЙ. Мальчишка. ● Управляющий вдруг обленился и даже начал толстеть, как толстеет всякий русский человек, попавший на «вольные хлеба». Завидя издали Николая Петровича, он, чтобы заявить своё рвение, бросал щепкой в пробегавшего мимо поросёнка или грозился полунагому мальчишке, а впрочем, больше всё спал. – XXII.

ПОЛУРАЗДАВЛЕННЫЙ. Червяк. – Вы посмотрите, что за безобразное зрелище: червяк полураздавленный, а ещё топорщится. – XXVII.

ПОЛУСТЫДЛИВЫЙ, -ая. Дружба. Катя смутно понимала, что он [Аркадий] искал какого-то утешения в её обществе, и не отказывала ни ему, ни себе в невинном удовольствии полустыдливой, полудоверчивой дружбы – XVII.

ПОЛУТЁМНЫЙ -ые. Сени. Из полутёмных сеней постоялого дворика несло запахом тёплого ржаного хлеба. – I.

ПОМЕРТВЕЛЫЙ, -ое. Лицо. Когда его [Базарова] соборовали, когда святое миро коснулось его груди, один глаз его раскрылся, и, казалось, при виде священника в облачении, дымящегося кадила, свеч перед образом что-то похожее на содрогание ужаса мгновенно отразилось на помертвелом лице. – XXVII.

ПОПУЛЯРНЫЙ. Язык. – Дай ему [Николаю Петровичу] что-нибудь дельное почитать. – Что бы ему дать? – спросил Аркадий. – Да, я думаю, Бюхнерово «Stoff und Kraft» {«Материя и сила» (нем.)} на первый случай. – Я сам так думаю, – заметил одобрительно Аркадий. – «Stoff und Kraft» написано популярным языком… – X. Бюхнер Фридрих Карл Христиан Людвиг (1824–1899) – немецкий философ, популяризатор естествознания и проповедник вульгарного материализма.

ПОРОДИСТЫЙ. Облик. □ Весь облик Аркадиева дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность. – IV. Породистый  – обладающий правильным телосложением, крепкими мышцами.

ПОРЯДОЧНЫЙ. Химик. – Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта, – перебил Базаров. – VI. Человек. – Я советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору, – сказал он Аркадию, – ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек. – XII.

ПОСЛЕДНИЙ, -яя, -ее, -ие. Блеск. – Прощайте, – проговорил он [Базаров] с внезапной силой, и глаза его блеснули последним блеском. – Прощайте… – XXVII. Вздох. В соч.: испустить последний вздох. Когда же, наконец, он [Базаров] испустил последний вздох и в доме поднялось всеобщее стенание, Василием Ивановичем обуяло внезапное исступление. – Там же. Впечатления. [Базаров] ещё не успел отделаться от последних горьких впечатлений. – XX. Время. ● В соч.: в последнее время. – Я предвижу, что удивлю вас, – начал Аркадий, снова собравшись с силами, – тем более что это чувство относится некоторым образом… некоторым образом, заметьте, – до вас. Оно не могло быть иначе, потому что в последнее время мои мысли имели одно направление. – XXVI. Капелька. В соч.: до последней капельки. Он [Василий Иванович] налил три бокала и рюмку, провозгласил здоровье «неоценённых посетителей» и разом, по-военному, хлопнул свой бокал, а Арину Власьевну заставил выпить рюмку до последней капельки. – XX. Капля. В соч.: до последней капли крови. – Вы заступаетесь за этих бабёнок? – Не за бабёнок, а за права женщин, которые я поклялась защищать до последней капли крови. – XIII. Мужик. – Да вот, например, ты сегодня сказал, проходя мимо избы нашего старосты Филиппа, – она такая славная, белая, – вот, сказал ты, Россия тогда достигнет совершенства, когда у последнего мужика будет такое же помещение, и всякий из нас должен этому способствовать… – XXI. Посещение. [Аркадий] вспоминал последнее посещение [Одинцовой], холодный приём и прежнюю неловкость, и робость овладевала им. – XXII. Раз. – Я убеждена, что мы не в последний раз видимся, – произнесла Анна Сергеевна с невольным движением. – XXVI. Слово. ● Ни Анне Сергеевне, ни двум её посетителям не хотелось сказать последнего прощального слова: «поболтаем ещё немножко» – было у каждого из них на уме, а это, как известно, знак добрый. – XV. Слова. Звук собственных речей сильно действует на человека, и Аркадий произнёс последние слова твёрдо, даже с эффектом. – V.

ПОСТОРОННИЙ, -ие. Предметы. Хотя он [Василий Иванович] не только не упоминал об его ране, но даже старался говорить о самых посторонних предметах, однако он так настойчиво заглядывал ему в глаза и так тревожно наблюдал за ним, что Базаров потерял терпение и погрозился уехать. – XXVII.

ПОСТОЯЛЫЙ. Двор. В соч.: постоялый двор (устар.; в дореволюционной России: помещение для ночлега с двором для лошадей и экипажей). – Что, Пётр, не видать ещё? – спрашивал 20-го мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запылённом пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазёнками. – I. Дворик. В соч.: постоялый дворик. У него [Кирсанова] в пятнадцати верстах от постоялого дворика хорошее имение в двести душ, или, как он выражается с тех пор, как размежевался с крестьянами и завёл «ферму», – в две тысячи десятин земли. – I.

ПОСТОЯННЫЙ, -ая, -ое Антагонизм. – Я вас понимаю и одобряю вас вполне. Мой бедный брат, конечно, виноват: за то он и наказан. Он мне сам сказал, что поставил вас в невозможность иначе действовать. Я верю, что вам нельзя было избегнуть этого поединка, который… который до некоторой степени объясняется одним лишь постоянным антагонизмом ваших взаимных воззрений. – XXIV. Антагонизм  – вражда, несогласие во мнениях, борьба, противодействие. Опасность. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твёрдой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности. – XXV. Разъединение. Почти постоянное разъединение наших приятелей не осталось без последствий: отношения между ними стали меняться. – XVII. Сознание. – XXV.

ПОСТЫДНЫЙ, -ые. Мысли. [Базаров] ловил самого себя на всякого рода «постыдных» мыслях, точно бес его дразнил. – XVII.

ПОТЕМНЕВШИЙ, -ая. Комната. Лампа тускло горела посреди потемневшей, благовонной, уединённой комнаты. – XVII.

ПОТЁРТЫЙ. Старичок. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII.

ПОТНЫЙ, -ая. Коренная. Митюха только шапкой тряхнул и потащил вожжи с потной коренной. – I. Коренная (устар.) – лошадь, впрягаемая в оглобли, при наличии пристяжных; средняя лошадь в тройке.

ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ, -ое. Зрелище. Этим поучительным зрелищем и завершился губернаторский праздник. – XIV. Пример. – Да, да, – заговорил Базаров, – урок вам, юный друг мой, поучительный некий пример. Чёрт знает, что за вздор! Каждый человек на ниточке висит, бездна ежеминутно под ним разверзнуться может, а он ещё сам придумывает себе всякие неприятности, портит свою жизнь. – XIX.

ПОХВАЛЬНЫЙ, -ое. Самоотвержение. – Тамошние [немецкие] учёные дельный народ. – Так, так. Ну, а об русских учёных вы, вероятно, но имеете столь лестного понятия? – Пожалуй, что так. – Это очень похвальное самоотвержение, – произнёс Павел Петрович, выпрямляя стан и закидывая голову назад. – VI.

ПОХУДАЛЫЙ (прост.). Профиль. [Базаров] почти ничего не ел уже несколько дней. Сумрачно и резко выдавался его похудалый профиль из-под нахлобученной фуражки. – XIX.

ПОЧТЕННЫЙ, -ая. Птица. – Прощай, брат! – сказал он [Базаров] Аркадию, уже взобравшись на телегу, и, указав на пару галок, сидевших рядышком на крыше конюшни, прибавил: – Вот тебе! изучай! – Это что значит? – спросил Аркадий. – Как? Разве ты так плох в естественной истории или забыл, что галка самая почтенная, семейная птица? Тебе пример!.. – XXVI. Человек. – А дедушка ваш очень почтенный был человек, настоящий военный. – XX.

ПОШЛЫЙ, -ая. Сентенция. – Несчастный! – возопил Павел Петрович; он решительно не был в состоянии крепиться долее, – хоть бы ты подумал, что в России ты поддерживаешь твоею пошлою сентенцией! – X. Сентенция  – изречение нравоучительного характера.

ПРАВИЛЬНЫЙ, -ое. Лицо. □ Лицо его [Павла Петровича Кирсанова], жёлчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и лёгким резцом, являло следы красоты замечательной. – IV. Манер. В соч.: правильным манером. – Да, – начал Базаров, – странное существо человек. Как посмотришь этак сбоку да издали на глухую жизнь, какую ведут здесь «отцы», кажется: чего лучше? Ешь, пей и знай, что поступаешь самым правильным, самый разумным манером. Ан нет; тоска одолеет. Хочется с людьми возиться, хоть ругать их, да возиться с ними. – XXI. Решение. Нужно было разбирать враждующие стороны, кричать самому до хрипоты, зная наперёд, что к правильному решению всё-таки прийти невозможно. – XXII. Русский язык. Одинцова не теряла времени в уединении: она прочла несколько хороших книг и выражалась правильным русским языком. – XV. Суд. – Прежде, в недавнее ещё время, мы говорили, что чиновники наши берут взятки, что у нас нет ни дорог, ни торговли, ни правильного суда… – X.

ПРАВЫЙ. Базаров. ○ Был прав.  – Я начинаю думать, что Базаров был прав, когда упрекал меня в аристократизме. – XXIV. Аристократизм  – изысканность, утонченность.

ПРАКТИЧЕСКИЙ. Смысл. Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твёрдою волей и замечательным даром слова. – XXVIII. Человек. – [Кукшина] нам бутылку шампанского поставит. – Вот как! Сейчас виден практический человек. – XII.

ПРЕДАННЫЙ, -ая. Любовь. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? – XXVIII.

ПРЕДОБРЫЙ, -ое. Сердце. [Павел Петровича] всегда вступается за крестьян; правда, говоря с ними, он морщится и нюхает одеколон… – Известное дело: нервы, – перебил Базаров. – Может быть, только у него сердце предоброе. – VII.

ПРЕЖНИЙ, -яя, -ее, -ие. Время. Арина Власьевна была настоящая русская дворяночка прежнего времени; ей бы следовало жить лет за двести, в старомосковские времена. – XX. Выходки. Эта маленькая речь Базарова, напоминавшая его прежние «выходки», привела Василия Ивановича в умиление. – XXVII. Дружелюбие. Анна Сергеевна и слушала и говорила без улыбки. Только при самом прощании прежнее дружелюбие как будто шевельнулось в её душе. – XXII. Закал. – Мой брат – человек прежнего закала, вспыльчивый и упрямый… Слава Богу, что ещё так кончилось. Я принял все нужные меры к избежанию огласки… – XXIV. Колея. [Павел Петрович] вернулся в Россию, попытался зажить старою жизнью, но уже не мог попасть в прежнюю колею. – VII. Неловкость. [Аркадий] вспоминал последнее посещение [Одинцовой], холодный приём и прежнюю неловкость, и робость овладевала им. – XXII.

ПРЕЗАБАВНЫЙ (разг.). Отец. □ – Я его [отца] давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. – XI. Старикашка. – Презабавный старикашка и добрейший, – прибавил Базаров, как только Василий Иванович вышел. – XX.

ПРЕЗРИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Гордость. ● – Нет, вы не русский после всего, что вы сейчас сказали! Я вас за русского признать не могу. – Мой дед землю пахал, – с презрительною гордостию отвечал Базаров. – Спросите любого из ваших же мужиков, в ком из нас – в вас или во мне – он скорее признает соотечественника. Вы и говорить-то с ним не умеете. – X. Насмешка. Изобразив на лице своём презрительную насмешку и отпуская ядовитые замечания, он [Базаров] дерзко поглядывал кругом и, казалось, чувствовал истинное наcлаждение. – XIV. Решимость. Одинцова раза два – прямо, не украдкой – посмотрела на его [Базарова] лицо, строгое и жёлчное, с опущенными глазами, с отпечатком презрительной решимости в каждой черте, и подумала: «Нет… нет… нет…» – XIX. Усмешка. – Вы, стало быть, искусства не признаёте? – Искусство наживать деньги, или нет более геморроя! – воскликнул Базаров с презрительною усмешкой. – VI. Хохот. Настоящею причиной всей этой «новизны» было чувство, внушенное Базарову Одинцовой, – чувство, которое его мучило и бесило и от которого он тотчас отказался бы с презрительным хохотом и циническою бранью, если бы кто-нибудь хотя отдаленно намекнул ему на возможность того, что в нём происходило. – XVII.

ПРЕКРАСНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Глаза. В его [Николая Петровича] прекрасных тёмных глазах не отразилось ничего, кроме света звёзд. – XI. Женщина. – И мать твоя, кажется, прекрасная женщина, – заметил Аркадий. – XX. Занятие. – Я вас искал, искал… Но вы отличное выбрали место и прекрасному предаетесь занятию. Лежа на «земле», глядеть в «небо»… Знаете ли – в этом есть какое-то особое значение! – XXI. Зубы. [Павел Петрович] приятным голосом, любезно покачиваясь, подергивая плечами и показывая прекрасные белые зубы. – IV. Лоб. Аркадий опять принимался болтать, весь проникнутый счастием находиться в её [Одинцовой] близости, говорить с ней, глядя в её глаза, в её прекрасный лоб, во всё её милое, важное и умное лицо. – XIV. Малый. ● – Твой отец прекрасный малый, – промолвил Базаров, – но он человек отставной, его песенка спета. – X. Погода. Δ Стояла прекрасная. Погода стояла прекрасная; правда, издали грозилась опять холера, но жители …й губернии успели уже привыкнуть к её посещениям. – X. Руки. – Да, – повторила Катя, и в этот раз он её понял. Он схватил её большие, прекрасные руки и, задыхаясь от восторга, прижал их к своему сердцу. – XXVI. Сад. Там у ней [Одинцовой] был великолепный, отлично убранный дом, прекрасный сад с оранжереями. – XV.

ПРЕЛЕСТНЫЙ, -ая, -ые Женщина. Нос у ней [Одинцовой] был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи не был совершенно чист; со всем тем Аркадий решил, что он ещё никогда не встречал такой прелестной женщины. – XIV. Ножки. – Тебе из города привезли ботинки, поди примерь их: я уже вчера заметила, что твои прежние совсем износились. Вообще ты не довольно этим занимаешься, а у тебя ещё такие прелестные ножки! – XXV.

● ПРЕПУСТОЙ. Шарлатан. – Ненавижу я этого лекаришку; по-моему, он [Базаров] препустой шарлатан; я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике недалеко ушёл. – X.

ПРЕРЫВИСТЫЙ, -ые. Восклицания. ● – XX. Всхлипывания. Пухлые её [матери Базарова] ручки мгновенно обвились вокруг его шеи, голова прижалась к его груди, и всё замолкло. Только слышались её прерывистые всхлипывания. – Там же.

ПРЕСКВЕРНЫЙ, -ое. Мнение. – Я начинаю соглашаться с дядей, – заметил Аркадий, – ты решительно дурного мнения о русских. – Эка важность! Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. – IX.

ПРИВЕТЛИВЫЙ, -ое. Выражение. □ По лицу Анны Сергеевны трудно было догадаться, какие она испытывала впечатления: оно сохраняло одно и то же выражение, приветливое, тонкое. – XV. Мычанье. [Матвей Ильич] удостоил Базарова, облечённого в староватый фрак, рассеянного, но снисходительного взгляда вскользь, через щёку, и неясного, но приветливого мычанья, в котором только и можно было разобрать, что «я…» да «ссьма». – XIV.

ПРИЗНАТЕЛЬНЫЙ. Взгляд. Аркадий бросил признательный взгляд на Катю. – XXV.

ПРИЛИЗАННЫЙ, -ое (разг.). Лицо. Тревожное и тупое напряжение сказывалось в маленьких, впрочем, приятных чертах его [Ситникова] прилизанного лица. – XII.

ПРИЛИЧНЫЙ. Запах. В доме, видим, царствовал порядок: все было чисто, всюду пахло каким-то приличным запахом, точно в министерских приёмных. – XVI. Муж. У ней [княгини Р.] был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. – VII.

ПРИНУЖДЁННЫЙ. Смех. На следующий день, рано поутру, Анна Сергеевна велела позвать Базарова к себе в кабинет и с принуждённым смехом подала ему сложенный листок почтовой бумаги. Это было письмо от Аркадия: он в нём просил руки её сестры. – XXVI.

● ПРИТВОРНЫЙ, -ое. Спокойствие. Целый день прошёл, прежде чем он [Базаров] решился уведомить Василия Ивановича о своём намерении. Наконец, уже прощаясь с ним в кабинете, он с притворным спокойствием проговорил: – Да… чуть было не забыл тебе сказать… Вели-ка завтра наших лошадей к Федоту выслать на подставу. – XXI.

ПРИЯТЕЛЬСКИЙ, -ие. Отношения. Аркадий, который окончательно сам с собой решил, что влюблён в Одинцову, начал предаваться тихому унынию. Впрочем, это уныние не мешало ему сблизиться с Катей; оно даже помогло ему войти с нею в ласковые, приятельские отношения. – XVII.

ПРИЯТНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Волнение. Павел Петрович почувствовал некоторое приятное волнение и снисходительно улыбался, потрясая руки возвратившихся странников. – XXII. Голос. – Я уже думал, что вы не приедете сегодня, – заговорил он [Павел Петрович] приятным голосом. – IV. Лицо. Вслед за нею [собакой] вошла девушка лет восемнадцати, черноволосая и смуглая, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими тёмными глазами. – XVI. Минута. ● – Я оставляю тебя [Аркадия] в самую приятную минуту твоей жизни – и передряги будут, – крикнул он [Базаров], когда лошади тронулись. – Своё гнездо, помни своё… Ни одна галка не сидит на краюшке чужого гнезда. – XXVI. Образ. В соч.: самым приятным образом. – Нынешняя молодёжь больно хитра стала, – заметил Базаров и тоже засмеялся. – Прощайте, – заговорил он опять после небольшого молчания. – Желаю вам окончить это дело самым приятным образом; а я издали порадуюсь. – XXVI. Ощущение. Возможность презирать и выражать свое презрение было самым приятным ощущением для Ситникова. – XIII. Свидание. В соч.: до приятного свидания. – Засим, милостивый государь, мне остаётся только благодарить вас и возвратить вас вашим занятиям. Честь имею кланяться. – До приятного свидания, милостивый государь мой, – промолвил Базаров, провожая гостя. – XXIV. Черты. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие чёрные глаза и мягкие жидкие волосы. – VII.

ПРОВОРНЫЙ, -ые. Кулачки. [Павел Петрович] иногда просил позволения присутствовать при опытах Базарова, а раз даже приблизил своё раздушённое и вымытое отличным снадобьем лицо к микроскопу, для того чтобы посмотреть, как прозрачная инфузория глотала зелёную пылинку и хлопотливо пережевывала её какими-то очень проворными кулачками, находившимися у ней в горле. – XXIII. Старичок. Тимофеич, потёртый и проворный старичок, с выцветшими жёлтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съёженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым. – XVII.

ПРОДОЛГОВАТЫЙ, -ые. Глаза. Особенно хороши у [Павла Петровича Кирсанова] были светлые, чёрные, продолговатые глаза. – IV.

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ, -ая, -ое. Бездействие. [Николай Петрович] вернулся в деревню и после довольно продолжительного бездействия занялся хозяйственными преобразованиями. – I. Беседа. – Я здесь, – раздался голос Базарова из Аркадиевой комнаты. Василий Иванович быстро обернулся. – Ага! ты захотел посетить своего приятеля; но ты опоздал, amice {дружище (лат.)}, и мы имели уже с ним продолжительную беседу. – XXI. Молчание. Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника. – XII. Отсутствие. Продолжительное отсутствие сына начинало беспокоить Николая Петровича. – XXII.

ПРОДРОГШИЙ, -ие. Лошадки. Стояла белая зима с ‹…› свежими, словно укушенными лицами людей и хлопотливым бегом продрогших лошадок. – XXVIII.

ПРОСТОДУШНЫЙ, -ая. Комедия. Каждый прислуживал другому с забавною предупредительностию, точно все согласились разыграть какую-то простодушную комедию. – XXVIII.

ПРОСТОЙ, -ое, -ые. Народ. [Арина Власьевна] знала, что есть на свете господа, которые должны приказывать, и простой народ, который должен служить, – а потому не гнушалась ни подобострастием, ни земными поклонами. – XX. Он. Δ – Ты с ним [Базаровым], пожалуйста, не церемонься. Он чудесный малый, такой простой – ты увидишь. – II. Платье. Скоро появилась сама Одинцова в простом утреннем платье. – XV. Речи. Ей [Анне Сергеевне] всё-таки было неловко с Базаровым, хотя она и ему сказала, и сама себя уверила, что всё позабыто. Меняясь с ним самыми простыми речами, даже шутя с ним, она чувствовала лёгкое стеснение страха. – XXV. Слова. Сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. – XII. Существо. [Кукшина] говорила и двигалась очень развязно и в то же время неловко: она, очевидно, сама себя считала за добродушное и простое существо. – XIII. Человек. [Фенечка] бессознательно чувствовала в Базарове отсутствие всего дворянского, всего того высшего, что и привлекает и пугает. В её глазах он и доктор был отличный, и человек простой. – XXIII. Чувство справедливости. – Во мне простое чувство справедливости заговорило, а вовсе не родственное, – возразил запальчиво Аркадий. – Но так как ты этого чувства не понимаешь, у тебя нет этого ощущения, то ты и не можешь судить о нём. – XXI.

ПРОСТОРНЫЙ, -ая. Комната. Полчаса спустя Базаров с Аркадием сошли в гостиную. Это была просторная, высокая комната, убранная довольно роскошно, но без особенного вкуса. – XVI. Череп. Его [Базарова] тёмно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа. – II.

ПРОТИВНЫЙ, -ое. Самолюбие. Δ – Нет, брат, ты этого не говори: Базаров умён и знающ. – И самолюбие какое противное, – перебил опять Павел Петрович. – Да, – заметил Николай Петрович, – он самолюбив. Но без этого, видно, нельзя. – X. Случай. В соч.: в противном случае. – Я, должно быть, с ним [Аркадием] увижусь, – возразил Базаров, в котором всякого рода «объяснения» и «изъявления» постоянно возбуждали нетерпеливое чувство, – в противном случае прошу вас поклониться ему от меня и принять выражения моего сожаления. – XXIV.

● ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ, -ие. Толки. «Отцы и дети» возбудили в публике столько противоречивых толков, что, издавая отдельно этот роман, я возымел было намерение предпослать ему нечто вроде предисловия… – Предисловие к отдельному изданию романа.

ПРОХЛАДИТЕЛЬНЫЙ, -ые. Питья. Новый доктор посоветовал прохладительные питья, а в прочем подтвердил уверения Базарова, что опасности [Николаю Петровичу] не предвидится никакой. – XXIV.

ПРОЩАЛЬНЫЙ, -ое. Обед. Николай Петрович давал прощальный обед своему брату, который отправлялся по делам в Москву. – XXVIII. Слово. ● Ни Анне Сергеевне, ни двум её посетителям не хотелось сказать последнего прощального слова: «поболтаем ещё немножко» – было у каждого из них на уме, а это, как известно, знак добрый. – XV.

ПРОЩЕ. Всё. Стало проще. ● С прибытием Ситникова всё стало как-то тупее – и проще. – XIX.

ПУГЛИВЫЙ, -ые. Вы. ○ Пугливы.  – Я думаю о том, откуда могла прийти вам эта наблюдательность, которая действительно есть в вас. Вы так пугливы, недоверчивы; всех чуждаетесь… – XXV.

ПУСТОЙ -ая, -ое, -ые. Всё. ● Стало пустее. С прибытием Ситникова всё стало как-то тупее, пустее и проще. – XIX. Женщина. ● Вы – с вашим самолюбием – уездный лекарь! Вы мне отвечаете так, чтобы отделаться от меня, потому что вы не имеете никакого доверия ко мне; вы считаете меня за пустую женщину. – XVIII. Зала (устар.). Николай Петрович с сыном и с Базаровым отправились через тёмную и почти пустую залу, ‹…› в гостиную, убранную уже в новейшем вкусе. – IV. Люди. – Аристократизм – принсип*, а без принсипов* жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди. – X. Место. – Эх, друг любезный! – проговорил Базаров, – как ты выражаешься! Видишь, что я делаю; в чемодане оказалось пустое место, и я кладу туда сено; так и в жизненном нашем чемодане; чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было. – XXVI. Нововведения. Губернский архитектор воздвигнул оба здания с одобрения покойного Одинцова, не терпевшего никаких пустых и самопроизвольных, как он выражался, нововведений. – XVI. Они. Δ – Есть здесь хорошенькие женщины? – спросил Базаров, допивая третью рюмку. – Есть, – отвечала Евдоксия, – да все они такие пустые. – XIII. Речи. Во всем её [княгини Р.] лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза – они были невелики и серы, – но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, – загадочный взгляд. Что-то необычайное светилось в нём даже тогда, когда язык её лепетал самые пустые речи. – VII. Сплетни. ● – Вы несчастливы! Отчего? Неужели вы можете придавать какое-нибудь значение пустым сплетням? – XVII. Существо. – Ах, как я люблю это пустое существо! – простонал Павел Петрович, тоскливо закидывая руки за голову. – Я не потерплю, чтобы какой-нибудь наглец посмел коснуться… – лепетал он несколько мгновений спустя. – XXIV.

ПУТНЫЙ, -ое, -ые. Люди. – Ты стараешься не забыть того, чему тебя учили, а там – хвать! – оказывается, что все это вздор, и тебе говорят, что путные люди этакими пустяками больше не занимаются и что ты, мол, отсталый колпак. Что делать! Видно, молодёжь точно умнее нас. – VI. Слово. Павел Петрович встретил её [княгиню Р.] на одном бале, протанцевал с ней мазурку, в течение которой она не сказала ни одного путного слова, и влюбился в неё страстно. – VII.

ПУХЛЕНЬКИЙ. Он. □ И вот мы видим его [Николая Петровича] в мае месяце 1859 года, уже совсем седого, пухленького и немного сгорбленного. – I.

ПУХЛЫЙ, -ая, -ые. Губки. ● На террасу вышла сама Фенечка. Это была молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и глазами, с красными, детски пухлыми губками и нежными ручками. – V. Одинцов. □ [Анну] случайно увидел некто Одинцов, очень богатый человек лет сорока шести, чудак, ипохондрик, пухлый, тяжёлый и кислый, впрочем, не глупый и не злой; влюбился в неё и предложил ей руку. – XV. Ручки. Пухлые её [матери Базарова] ручки мгновенно обвились вокруг его шеи, голова прижалась к его груди, и всё замолкло. Только слышались её прерывистые всхлипывания. – XX. Фигурка. [Митя] дышал тяжело, порывался всем телом и подергивал ручонками, как это делают все здоровые дети; но щегольская рубашечка видимо на него подействовала: выражение удовольствия отражалось на всей его пухлой фигурке. – VIII.

ПУХЛЯВЫЙ, -ые (разг.). Губки. Детски пухлявые. На террасу вышла сама Фенечка. Это была молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и глазами, с красными, детски пухлявыми губками и нежными ручками. – V.

ПЫЛАЮЩИЙ, -ее. Лицо. «Я говорил, что я возропщу, – хрипло кричал он [Василий Иванович], с пылающим, перекошенным лицом, потрясая в воздухе кулаком, как бы грозя кому-то, – и возропщу, возропщу!» – XXVII.

ПЫТЛИВЫЙ. Ум. ○ Был пытлив. Ум [Анны Сергеевны] был пытлив и равнодушен в одно и то же время. – XVI.

ПЫШНЫЙ, -ые. Чепцы. Родительница его [Кирсанова], из фамилии Колязиных, в девицах Agathe, а в генеральшах Агафоклея Кузьминишна Кирсанова, принадлежала к числу «матушек-командирш», носила пышные чепцы и шумные шёлковые платья. – I.

ПЬЯНЫЙ. Вид. В соч.: в пьяном виде. Как по команде, всё сбегалось перед крылечко конторы, лезло к барину, часто с избитыми рожами, в пьяном виде, и требовало суда и расправы; возникал шум, вопль, бабий хныкающий визг вперемежку с мужскою бранью. – XXII.

 

Р

РАВНОДУШНЫЙ, -ая, -ое, -ые. Вид. ● – Ты мне даёшь смелость спросить тебя… Не оттого ли Фен… не оттого ли она не приходит сюда чай разливать, что я здесь? – Николай Петрович слегка отвернулся. – Может быть, – проговорил он, стараясь принять равнодушный вид. – V. Вы. ○ Равнодушны.  – Вы [Одинцова] очень любите комфорт, удобства, а ко всему остальному очень равнодушны. – XVII. Выражение. Приняв равнодушное выражение, Павел Петрович тотчас же вышел вон из комнаты. – VIII. Одинцова. ○ Была равнодушна. Одинцова была к ней [природе] довольно равнодушна, так же как и Базаров. – XVII. Презрение. В разговорах с Анной Сергеевной он [Базаров] ещё больше прежнего высказывал своё равнодушное презрение ко всему романтическому. – XVII. Природа. Не об одном вечном спокойствии говорят нам они [цветы, растущие на могиле], о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной… – XXVIII. Ум. ○ Был равнодушен. Ум [Анны Сергеевны] был пытлив и равнодушен в одно и то же время. – XVI.

РАДОСТНЫЙ, -ое. Чувство. Базаров ушёл, а Аркадием овладело радостное чувство. – IV.

РАДУЖНЫЙ, -ые. Краски. Радужные краски загорались иногда и у ней [Анны Сергеевны] перед глазами, но она отдыхала, когда они угасали, и не жалела о них. – XVI.

РАДУШНЫЙ, -ое. Выражение. Лицо её [Одинцовой] приняло радушное выражение, когда она услышала фамилию Аркадия. – XIV.

РАЗБИТЫЙ, -ые. Лошади. Δ – Видел я все заведения твоего отца, – начал опять Базаров. – Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работники смотрят отъявленными ленивцами. – IX.

РАЗВИТОЙ, -ая. Девица. Николай Петрович успел, ещё при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьёзные статьи в отделе «Наук». – I.

РАЗВЯЗНЫЙ, -ые. Адъютанты. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, ‹…› и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окружённый дешёвыми гувернёрами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. – I. Адъютант  – должность офицера, состоящего при военном начальнике для выполнения различных поручений.

РАЗГОВОРНЫЙ, -ые. Таланты. – Спасибо за предложение, Анна Сергеевна, и за лестное мнение о моих разговорных талантах. Но я нахожу, что я уж и так слишком долго вращался в чуждой для меня сфере. – XXVI.

РАЗДРАЖЁННЫЙ. Павел Петрович. □ Павел Петрович сошёл в гостиную уже готовый к бою, раздражённый и решительный. Он ждал только предлога, чтобы накинуться на врага. – X.

РАЗДРАЖИТЕЛЬНЫЙ, -ая. Свежесть. Сквозь изредка колыхавшуюся стору вливалась раздражительная свежесть ночи, слышалось её таинственное шептание. – XVII. Стора (устар.) – то же, что штора.

РАЗМАШИСТЫЙ. Почерк. Отец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещрённые размашистым писарским почерком. – I.

РАЗМЕРЕННЫЙ, -ая. Правильность. Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность ежедневной жизни; «как по рельсам катишься», – уверял он. – XVII.

РАЗМЯГЧЁННЫЙ, -ое. Сердце. Он [Николай Петрович] приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягчённое сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду. – XI.

РАЗНЕЖЕННЫЙ, -ая. Она. □ Бывало, выйдя из благовонной ванны, вся тёплая и разнеженная, [Анна Сергеевна] она замечтается о ничтожности жизни, об её горе, труде и зле… – XVI.

РАЗНООБРАЗНЫЙ, -ая. Беседа. □ Часа три с лишком длилась беседа, неторопливая, разнообразная и живая. – XV.

РАЗНОЦВЕТНЫЙ, -ые. Волосы. И бирюзовая серёжка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения, словом, всё изобличало [в слуге] человека новейшего, усовершенствованного поколения. – I.

РАЗРЫВАЮЩИЙ, -ая. Досада. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. – VII.

РАЗУМНЫЙ. Манер. В соч.: разумным манером. – Да, – начал Базаров, – странное существо человек. Как посмотришь этак сбоку да издали на глухую жизнь, какую ведут здесь «отцы», кажется: чего лучше? Ешь, пей и знай, что поступаешь самым правильным, самый разумным манером. Ан нет; тоска одолеет. Хочется с людьми возиться, хоть ругать их, да возиться с ними. – XXI.

РАНЕНЫЙ. Джентльмен. – Ступай за водой поскорее, братец, а он [Павел Петрович] нас с тобой ещё переживёт. ‹…› – Вы правы… Экая глупая физиономия! – проговорил с насильственною улыбкой раненый джентльмен. – XXIV. Нога. Однажды, в его присутствии, Василий Иванович перевязывал мужику раненую ногу, но руки тряслись у старика, и он не мог справиться с бинтами; сын ему помог и с тех пор стал участвовать в его практике. – XXVII.

РАСПРОСТЁРТЫЙ, -ое. Тело. – Отец, оставь нас. Анна Сергеевна, вы позволяете? Кажется, теперь… Он [Базаров] указал головою на своё распростёртое бессильное тело. – XXVII.

РАССЕЯННЫЙ, -ая. Взгляд. [Матвей Ильич] удостоил Базарова, облечённого в староватый фрак, рассеянного, но снисходительного взгляда вскользь, через щёку. – XIV. Она. Δ Казалась рассеянною. Одинцова не изъявила особенного удивления, когда на другой день Аркадий сказал ей, что уезжает с Базаровым; она казалась рассеянною и усталою. – XIX.

РАССУДИТЕЛЬНЫЙ Человек. [Отец Алексей] у нас… кушать будет… Я этого не ожидал и даже не советовал… но как-то так вышло… он меня не понял… Ну, и Арина Власьевна… Притом же он у нас очень хороший и рассудительный человек. – XXI.

РЕДКИЙ, -ие. Волосы. ● Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие чёрные глаза и мягкие редкие волосы. – VII. Кустарник. Кое-где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. – III. Случаи. В соч.: в редких случаях. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни – эфто*, другие – эхто*: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами. – X. Экземпляр. – Я нашёл довольно редкий экземпляр водяного жука, Dytiscus marginatus, знаешь? Я тебе его покажу. – VI.

РЕЗКИЙ, -ие. Звук. Ломание Базарова в первые минуты посещения неприятно подействовало на неё [Анну Сергеевну], как дурной запах или резкий звук. – XV. Черты. ● Сила сказывалась во всём его [Базарове] существе: в резких чертах его лица, в его голосе, в самых движениях его длинных костлявых пальцев. – Там же.

РЕШИТЕЛЬНЫЙ. Павел Петрович. □ Павел Петрович сошёл в гостиную уже готовый к бою, раздражённый и решительный. Он ждал только предлога, чтобы накинуться на врага. – X. Характер. Δ Был решительный. Характер у нее [Анны Сергеевны] был свободный и довольно решительный. – XV.

РОБКИЙ, -ая. Голос. – Отчего ты не ешь, Евгений? – спросил он [Василий Иванович], придав своему лицу самое беззаботное выражение. – Кушанье, кажется, хорошо сготовлено. – Не хочется, так и не ем. – У тебя аппетиту нету? А голова? – прибавил он робким голосом, – болит? – XXVII. Она. ○ Была робка. Она [Катя] была не то что робка, а недоверчива и немного запугана воспитавшею её сестрой, чего, разумеется, та и не подозревала. – XVI.

РОВНЫЙ, -ая, -ое. Голос. Аркадий смутился было снова, но первые слова, ею [Анной Сергеевной] произнесённые, успокоили его тотчас. «Здравствуйте, беглец!» – проговорила она своим ровным, ласковым голосом и пошла к нему навстречу, улыбаясь и щурясь от солнца и ветра. – XXII. Дыхание. [Фенечка] посматривала на растворённую дверь, из-за которой виднелась детская кроватка и слышалось ровное дыхание спящего ребёнка. – IV. Звук. ● □ Аркадий решил, что он ещё никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук её [Одинцовой] голоса, ровный и мягкий, не выходил у него из ушей. – XIV. Поле. Когда Николай Петрович размежевался с своими крестьянами, ему пришлось отвести под новую усадьбу десятины четыре совершенно ровного и голого поля. – V. Тень. Ровная тень обливала Аркадия и Катю; только изредка в её волосах зажигалась яркая полоска. – XXV.

РОГАТЫЙ, -ая. Кичка. «Да, да, – говорил он [Василий Иванович] какой-нибудь бабе в мужском армяке и рогатой кичке, вручая ей стклянку* Гулярдовой воды или банку беленной мази, – ты, голубушка, должна ежеминутно Бога благодарить за то, что сын мой у меня гостит: по самой научной и новейшей методе тебя лечат теперь, понимаешь ли ты это?» – XXVII. Кичка (обл.) – старинный женский головной убор.

РОДИМЫЙ. Дом. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле*. – IV.

РОДНОЙ. Язык. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни – эфто*, другие – эхто*: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами. – X.

РОДСТВЕННЫЙ, -ое. Чувство. – Как ты назвал Павла Петровича? – Я его назвал, как следует, – идиотом. – Это, однако, нестерпимо! – воскликнул Аркадий. – Ага! Родственное чувство заговорило, – спокойно промолвил Базаров. – XXI.

РОЗОВЫЙ, -ое, -ые. Иней. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов, плотным, скрипучим снегом, розовым инеем на деревьях. – XXVIII. Ногти. Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями, ‹…› и подал её племяннику. – IV. Платье. Розовое женское платье мелькнуло в тёмной зелени, молодое лицо выглянуло из-под лёгкой бахромы зонтика… – XXII. Руки. Всё в ней [Кате] было ещё молодо-зелено: и голос, и пушок на всём лице, и розовые руки с беловатыми кружками на ладонях, и чуть-чуть сжатые плечи… – XVI.

РОСИСТЫЙ, -ое. Утро. Росистое утро уже сменялось горячим днём. – XXVI.

РОСЛЫЙ, -ые. Лакеи. Приятелей наших встретили в передней два рослых лакея в ливрее. – XVI.

РУМЯНЫЙ. Митя. □ Митя, такой же свежий и румяный, как и отец, подпрыгивал в одной рубашечке на его груди, цепляясь голыми ножками за большие пуговицы его деревенского пальто. – XXIV. Николай Петрович. Δ Появился румяный. Дверь растворилась – и весёлый, свежий, румяный появился Николай Петрович. – Там же. След. Влажная, тёмная земля, казалось, ещё хранила румяный след зари. – XXIV.

РУССКИЙ, -ая, -ие. Гостиницы. Молодой слуга в ливрее ввёл обоих приятелей в большую комнату, меблированную дурно, как все комнаты русских гостиниц, но уставленную цветами. – XV. Дворяночка. Арина Власьевна была настоящая русская дворяночка прежнего времени; ей бы следовало жить лет за двести, в старомосковские времена. – XX. Кирпич. Покойный Одинцов не любил нововведений, но допускал «некоторую игру облагороженного вкуса» и вследствие этого воздвигнул у себя в саду, между теплицей и прудом, строение вроде греческого портика из русского кирпича. – XXVI. Мужик. – И добрые мужички надуют твоего отца всенепременно. Знаешь поговорку: «Русский мужик бога слопает». – IX. Народ. – Я вас не понимаю после этого. Вы оскорбляете русский народ. Я не понимаю, как можно не признавать принсипов*, правил! – X. Учёные. – Тамошние [немецкие] учёные дельный народ. – Так, так. Ну, а об русских учёных вы, вероятно, но имеете столь лестного понятия? – VI. Физики. [Кукшина] по-прежнему якшается с студентами, особенно с молодыми русскими физиками и химиками, которыми наполнен Гейдельберг и которые, удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. – XXVIII. Химики. – Там же. Человек. Отец его [Кирсанова], боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции. – I.

РУЧНОЙ, -ые. Мы Δ Он [Базаров]… не то что мне не нравится, а я чувствую, что и он мне чужой, и я ему чужая… да и вы ему чужой. – Это почему? – Как вам сказать… Он хищный, а мы с вами ручные. – XXV.

РЫЖИЙ, -ые. Люди. [Арина Власьевна] боялась мышей, ужей, лягушек, воробьёв, пиявок, грома, холодной воды, сквозного ветра, лошадей, козлов, рыжих людей и чёрных кошек и почитала сверчков и собак нечистыми животными. – XX.

РЫЦАРСКИЙ, -ое, -ие. Выражение лица. [Анна Сергеевна] где-то за границей встретила молодого, красивого шведа с рыцарским выражением лица, с честными голубыми глазами под открытым лбом; он произвёл на неё сильное впечатление. – XVI. Дух. – Очень хорошо-с, – проговорил он [Базаров]. – Дальнейших объяснений не нужно. Вам пришла фантазия испытать на мне свой рыцарский дух. Я бы мог отказать вам в этом удовольствии, да уж куда ни шло! – XXIV. Чувства. [Базаров] считал рыцарские чувства чем-то вроде уродства или болезни и не однажды выражал своё удивление: почему не посадили в жёлтый дом Тоггенбурга со всеми миннезингерами и трубадурами. – XVII.

РЬЯНЫЙ (разг.). Хозяин. Δ Сделался рьяным хозяином. Аркадий сделался рьяным хозяином, и «ферма» уже приносит довольно значительный доход. – XXVIII.

 

С

САМОЗАБЫВЧИВЫЙ, -ые. Чувства. Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им своё близкое родство с ними. – XIX.

САМОЛОМАННЫЙ. Наш брат. □ – Эге! вон молодец муравей тащит полумёртвую муху. Тащи её, брат, тащи! Не смотри на то, что она упирается, пользуйся тем, что ты, в качестве животного, имеешь право не признавать чувства сострадания, не то что наш брат, самоломаный! – XXI.

САМОЛЮБИВЫЙ. Он. ○ Самолюбив.  – Нет, брат, ты этого не говори: Базаров умён и знающ. – И самолюбие какое противное, – перебил опять Павел Петрович. – Да, – заметил Николай Петрович, – он самолюбив. Но без этого, видно, нельзя. – X. Человек. Пётр, человек до крайности самолюбивый и глупый, вечно с напряжёнными морщинами на лбу, человек, которого всё достоинство состояло в том, что он глядел учтиво, читал по складам и часто чистил щеточкой свой сюртучок. – Там же.

САМОПРОИЗВОЛЬНЫЙ, -ые. Нововведения. Губернский архитектор воздвигнул оба здания с одобрения покойного Одинцова, не терпевшего никаких пустых и самопроизвольных, как он выражался, нововведений. – XVI.

САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ, -ые. Вы. ○ Самостоятельны.  – Вы недаром одной крови с Анной Сергеевной; вы так же самостоятельны, как она; но вы более скрытны. – XXV.

САМОУВЕРЕННЫЙ, -ые. Базаров. Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был всё-таки чем-то вроде шута горохового… – XXVII. Он. ○ Был самоуверен. Павел Петрович Кирсанов ‹…› с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно жёлчен – он не мог не нравиться. – VII. Чувства. Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им своё близкое родство с ними. – XIX.

САТАНИНСКИЙ, -ая. Гордость. Почти сатанинская.  – Как? Вы не шутя думаете сладить, сладить с целым народом? – От копеечной свечи, вы знаете, Москва сгорела, – ответил Базаров. – Так, так. Сперва гордость почти сатанинская, потом глумление. Вот, вот чем увлекается молодёжь, вот чему покоряются неопытные сердца мальчишек! – X.

САТИРИЧЕСКИЙ, -ое. Направление. – А мне нравится, когда он [Гейне] смеётся, – заметил Аркадий. – Это в вас ещё старые следы вашего сатирического направления… – XXV.

СВЕЖЕНЬКИЙ. Ты. Δ – Мне сдаётся, что ты уже расстался со мною. Ты такой свеженький да чистенький… должно быть, твои дела с Анной Сергеевной идут отлично. – XXV.

СВЕЖИЙ, -ая, -ее, -ие. [Анна Сергеевна]. Анна Сергеевна быстро перешла комнату и села на кресло возле дивана, на котором лежал Базаров. – Великодушная! – шепнул он. – Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая… в этой гадкой комнате!.. – XXVII. Запах. Тёмная мягкая ночь глянула в комнату с своим почти чёрным небом, слабо шумевшими деревьями и свежим запахом вольного, чистого воздуха. – XVII. Лицо. В это мгновенье вошла хозяйка. На ней было лёгкое барежевое платье; гладко зачёсанные за уши волосы придавали девическое выражение её чистому и свежему лицу. – XVI. Лица. Стояла белая зима с ‹…› свежими, словно укушенными лицами людей и хлопотливым бегом продрогших лошадок. – XXVIII. Митя. □ Митя, такой же свежий и румяный, как и отец, подпрыгивал в одной рубашечке на его груди, цепляясь голыми ножками за большие пуговицы его деревенского пальто. – XXIV. Николай Петрович. Δ Появился свежий. Дверь растворилась – и весёлый, свежий, румяный появился Николай Петрович. – Там же. Платье. В свежем шелковом платье, с широкою бархатною наколкой на волосах, с золотою цепочкой на шее, она Фенечка сидела почтительно-неподвижно, почтительно к самой себе, ко всему, что её окружало. – XXVIII. Утро. Δ Было свежее. Утро было славное, свежее; маленькие пёстрые тучки стояли барашками на бледно-ясной лазури. – XXIV. Чувство. – Полноте, Евгений Васильевич. Вы говорите, что он неравнодушен ко мне, и мне самой всегда казалось, что я ему нравлюсь. Я знаю, что я гожусь ему в тётки, но я не хочу скрывать от вас, что я стала чаще думать о нём. В этом молодом и свежем чувстве есть какая-то прелесть… – XXVI.

СВЕТЛЫЙ, -ое, -ые. Взгляд. Катя взглянула на Аркадия важным и светлым взглядом и, после долгого раздумья, едва улыбнувшись, промолвила: – Да. – XXVI. Воскресение. В соч.: светлое воскресение (Пасха). [Арина Власьевна] верила, что если в светлое воскресение на всенощной не погаснут свечи, то гречиха хорошо уродится. – XX. Глаза. Особенно хороши у [Павла Петровича Кирсанова] были светлые, чёрные, продолговатые глаза. – IV. День. ● Вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего светлого дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы. – III. Δ Стоял светлый. День стоял светлый и не слишком жаркий, и ямские сытые лошадки дружно бежали, слегка помахивая своими закрученными и заплетёнными хвостами. – XV.

СВЕТСКИЙ. Человек. [Павел Петрович] сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. – VII.

СВИНЦОВЫЙ, -ая. Примочка. ● В соч.: свинцовая примочка (раствор ацетата свинца 0,25 %, применяется как вяжущее средство при воспалительных процессах кожи и слизистых). Николай Петрович подвел её [Фенечку] к окну и взял её обеими руками за голову. Рассмотрев хорошенько её покрасневший и воспалённый глаз, он прописал ей свинцовую примочку, которую тут же сам составил, и, разорвав на части свой платок, показал ей, как надо примачивать. – VIII.

СВИРЕПЫЙ. Мужчина. ○ Должен быть свиреп.  – Мужчина должен быть свиреп, гласит отличная испанская поговорка. – XIX.

СВОБОДНЫЙ. Ум. ● □ Базаров ей [Одинцовой] понравился – отсутствием всякого кокетства, самой резкостью суждений, дельной краткостью речи. Его ум, сухой и односторонний, но свободный и бойкий, её не отталкивал. – XVI. Характер. Δ Был свободный. Характер у нее [Анны Сергеевны] был свободный и довольно решительный. – XV.

СВЯТОЙ, -ая, -ое. Любовь. Неужели их молитвы, их слёзы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? – XXVIII. Миро. Когда его [Базарова] соборовали, когда святое миро коснулось его груди, один глаз его раскрылся, и, казалось, при виде священника в облачении, дымящегося кадила, свеч перед образом что-то похожее на содрогание ужаса мгновенно отразилось на помертвелом лице. – XXVII. Миро (церк.) – благовонное масло, применяемое при христианских церковных обрядах. Правда. – Уж как вы там ни хитрите, господа молодые, а всё-таки старик Парацельсий святую правду изрёк: in herbis, verbis et lapidibus… {в травах, словах и камнях (лат.)}. – XX.

СВЯЩЕННЕЙШИЙ, -ие. Верования. – Сила! Да вспомните, наконец, господа сильные