И дернуло же везти ее с собой! Какой бес в него вселился? Зачем ему надо было с ней связываться? Лукас в сотый раз задавал себе вопросы и не мог ответить на них. Брандт сам справился бы с ней. Меган не подозревала, что кому-то известно о ее связях с бандитами, так что вряд ли она убежала бы. Брандт мог переговорить с начальником полицейского участка в Левенуэрте, приехать в контору «Адамс экспресс» и взять преступницу под стражу. Так нет же, нужно непременно делать все самому. Проявить себя великим героем. Поймать главаря банды и Сайласа Скотта. Хотел убить двух зайцев одним выстрелом. Но все оказалось не так просто. Меган доставила хлопот больше, чем он предполагал.

Лукас выругался и пустил лошадь галопом.

И все-таки незабываемое зрелище, когда она сидела в постели в простынях, натянутых до ушей, он ни на что не променял бы. Она напоминала маленькую девочку, ожидающую, когда ее родители придут пожелать ей спокойной ночи. Пока не протянула руку к столбику кровати, и тогда под упавшими простынями обнажились две полные округлости.

Ему безумно захотелось послать к черту Сайласа Скотта, сбросить одежду и лечь рядом с ней. Но, помня о своем долге – блюсти ее неприкосновенность, он опрометью бросился вон из комнаты. Ни одна женщина не вводила его в такой соблазн, как Меган Адамс.

«Вспомни Энни! – взывал его разум. – Прелестную Энни. Спокойную Энни. Твою жену, мать твоего ребенка».

Хорошая, примерная жена, она всегда готова была распахнуть свои объятия и позволить ему осуществить свои супружеские права. Однако Энни никогда не вызывала в нем такого сильного желания, как Меган. И потом, он не чувствовал, чтобы его жена когда-нибудь получала истинное наслаждение от физической близости – скорее ей было все равно, причем она признавала секс только в спальне, когда они отправлялись спать. Упаси Бог, чтобы она позволила что-то подобное в другом месте и в другое время, к примеру на кухне, пока выпекаются бисквиты.

Меган, по-видимому, охотно предалась бы любовным утехам когда угодно и где угодно. Ее необузданная страсть била, словно гейзер. Лукас уже изучил ее темперамент, и ему хотелось воспользоваться шансом, чтобы вкусить сладость экстаза. И видеть, как вспыхнет ее лицо, когда она сама познает наслаждение.

Лукас перевел лошадь на шаг. Впереди показалось жилье. Приблизившись к одинокому домику, он спешился и привязал Смельчака к самой низкой ветви ближайшего дерева. Проверил оба «кольта» и, убедившись, что оружие заряжено, направился к накренившейся хибаре, стоявшей в окружении невысоких деревьев и кустарника. В лунном свете все казалось безжизненным и нереальным. Лукас обошел вокруг хибары для проверки, чтобы никакие непредвиденные обстоятельства не сорвали его плана. Заметив привязанную возле крыльца лошадь, он нахмурился. У Скотта никогда не было пегой кобылы. Куда подевался его черный жеребец со шрамом?

Возможно, старый конь уже занемог, подумал он. Или вымотался за долгую дорогу. Лукас отмел оставшиеся сомнения и привстал на цыпочки, чтобы заглянуть в крошечное квадратное оконце у себя над головой.

В углу комнаты стояла небольшая кухонная плита – вся почерневшая, уставленная допотопной посудой и котелками. У дальней стены на узкой койке, неистово тиская друг друга, катались двое, но их фигур не было видно. Из-под замызганной простыни выглядывали только ноги любовников. Со стороны койки вместе со скрипом каркаса доносились тяжкие стоны.

Лукас подошел к двери, дожидаясь, пока стихнут звуки. Кровь ударяла в виски, бешено стучало сердце. Наконец-то! Несколько долгих лет он как проклятый гонялся за своей добычей. Настала долгожданная минута, когда можно наставить дуло на Сайласа Скотта. Сейчас он всадит подонку пулю точно промеж глаз.

Души Энни и Чеда наконец будут умиротворены.

И в его собственной душе тоже воцарится покой.

Любовные утехи все продолжались. Лукас больше не выдержал. С тихим рычанием он пнул ногой дверь, не заботясь о грохоте, с каким она открылась. Спугнутые любовники приподнялись и засуетились, цепляясь за грязные простыни. Женщина пронзительно закричала, а ее партнер поднял руки в знак капитуляции.

У Лукаса свело мышцы от бешенства, когда он подошел ближе. Оружие в его руке опустилось на мизерную долю дюйма. Парню, находившемуся с Нелли, на вид было не более восемнадцати лет. Совсем ребенок.

– Забирай свою одежду и вон отсюда! – сквозь зубы процедил Лукас.

Схватив валявшиеся на полу брюки, молодой человек с трудом пытался просунуть нога в штанины, но так и не смог.

– По дороге оденешься! – гаркнул на него Лукас. – Оставь оружие здесь, – сказал он, видя, как юнец протянул руку к своему ремню.

На лице незадачливого любовника появилась гримаса страха и замешательства, но он подчинился. Схватив одежду в охапку, он выбежал из комнаты, в то время как Лукас продолжал наблюдать за Нелли, одновременно не сводя глаз с открытой двери. Он не двинулся с места, пока не услышал, что лошадь с парнем поскакала галопом.

Тем временем женщина уже пришла в себя. Она сидела поперек постели, прикрывшись простыней от груди до бедер.

– Милый, зачем надо было так переживать? – сказала она, проводя согнутой ступней по другой ноге. – Я бы сама выпроводила его в два счета и уже могла иметь дело с тобой.

– Где Сайлас?

Улыбающиеся губы Нелли затрепетали.

– Кто?

– Нелли, не надо играть со мной в кошки-мышки. – Лукас еле сдерживал гнев. – Я знаю, что Скотт поехал по этой дороге. Он не мог не остановиться у тебя.

– Что ты хочешь от него? – спросила Нелли, слегка распрямляясь.

– Я хочу его убить. Неужели тебя удивляет мое желание? Представляю, сколько людей заплатили бы немалые деньги, чтобы увидеть его с петлей на шее. А теперь говори, где он.

– Я не знаю, – проговорила женщина.

Лукас подошел на шаг ближе, направляя пистолет ей в сердце.

– Не испытывай мое терпение, Нелли. Я сейчас не в самом лучшем расположении духа. Мне ничего не стоит тебя пристрелить, перед тем как я наконец встречусь со Скоттом.

– Я не знаю, где он.

– Тем хуже. – Лукас усмехнулся уголком губ и взвел курок. – В округе ощущается нехватка хороших шлюх.

– Погоди! – крикнула Нелли. – Он был здесь раньше. Сукин сын! Хотел наскоро справить дело, пока его снова не выследили. Он сказал, что едет в Уичито.

– Лучше не лги мне, Нелли. Если обманешь, я вернусь.

– Я не лгу. Я ему ничем не обязана. Он уже десять лет обещает жениться и увезти меня отсюда. Только я по сей день здесь.

Лукас переставил курок и убрал оружие в кобуру. Пристально посмотрев на женщину чуть дольше, он повернулся к двери.

– Эй, мистер, постой! Когда найдешь Сайласа, передай, что я желаю ему гореть в аду.

– Будет сделано. – Лукас притронулся к широким полям своего стетсона и вышел.

Он вернулся в гостиницу глубокой ночью, быстро вошел в комнату, отстегнул ремень с пистолетом и, не зажигая лампы, скинул сапоги. В темноте, как был в одежде, забрался на кровать и наклонился к Меган, чтобы снять с ее хрупкого запястья наручник. Однако Меган что-то бессвязно пробормотала во сне и перекатилась на другой бок, ткнувшись головой Лукасу в плечо и перебросив руку поперек его тела. Она может проснуться с минуты на минуту и, если обнаружит себя в таком соседстве, обязательно поднимет шум.

Прошло несколько минут. Лукас расслабился, насколько позволяли условия двух находящихся рядом тел, и устроил ее поосновательнее в излучине согнутого локтя. Тонкой ткани комбинации было недостаточно, чтобы уберечься от запретных мыслей.

Он прикрыл глаза и стал настраивать свои внутренние часы встать в три часа утра. Если он хочет нагнать Сайласа Скотта, нужно экономить время. Только бы Нелли не солгала.

Меган зашевелилась и вперемежку с похрапыванием, похожим на звуки пилы, невнятно произнесла несколько длинных фраз. Он сумел разобрать только «мясо», «деньги» и «подонок». Как хорошо, что он не слышал всего остального!

Она глубоко вдохнула и придвинулась к нему еще ближе, подтягивая вверх одну ногу, пока коленка не оказалась чуть ниже его паха.

Забыть бы сейчас о Нелли Макфадден, подумал Лукас, стараясь дышать размеренно. Помоги ему Бог устоять перед очаровательным нежным телом женщины, лежащей в его объятиях!

– Вставайте, Меган.

Она застонала и накрыла голову подушкой.

– Вставайте. Нам предстоит проехать много миль. – Меган приоткрыла один глаз и сфокусировала взгляд на Лукасе, который, сидя к ней спиной, натягивал сапоги. Менее секунды потребовалось ей, чтобы понять, что еще очень рано. В комнате было совсем темно. Ни один, даже ничтожно малый, лучик света не просачивался сквозь шторы.

– Сколько сейчас времени?

– Четыре.

– Утра?! – взвизгнула она.

– Собирайтесь же, Меган. Мы должны были уже выехать.

Она со стоном перекатилась на другой край постели.

– Оставьте меня здесь.

Лукас встал, и матрас упруго поднялся следом за ним. Меган улыбнулась. Какой милый человек – дает ей поспать.

– Подъем! – раздался громовой голос, и через миг тело ее обдало холодным воздухом.

Она села, растирая руки. Лукас стоял у нее в ногах, возле кровати, держа покрывало, которое он только что с нее сдернул.

– Положите на место, – приказала она.

Он уронил покрывало на пол и швырнул ей на колени ее одежду.

– Ваши брюки с рубашкой. Они ждали вас за дверью, когда я вернулся. Вещи постираны. Одевайтесь..

– Куда мы едем?

– За Скоттом.

У нее даже подпрыгнуло сердце.

– Я думала, вы ездили за ним ночью.

– Он успел уехать раньше. – Лукас затянул потуже ремешки кобуры и направился к двери. – Послушайте, мне сейчас недосуг все вам объяснять. Я иду на конюшню седлать лошадей. Чтобы через десять минут вы ждали меня в вестибюле с вещами. В противном случае я сам приду сюда и заберу вас.

Дверь за ним закрылась. Меган, не теряя времени, последовала его указаниям. Она даже не стала снимать белье и натянула брюки с рубашкой прямо поверх панталон и комбинации. Замотала волосы в пучок и перевязала на затылке старенькой розовой лентой, сохранившейся с детства. Вес свои пожитки она запихнула в одно из отделений седельной сумки, оставленной Лукасом.

Так много вещей накупил. Очень внимательно с его стороны. Когда она увидела розовое мыло и флакончик с розовой водой поверх стопки с бельем, у нее выступили слезы. Никто никогда не делал ей подобных подарков. О нет, конечно, она всегда имела духи и все, что она хотела. Но одно дело – получать подарки от родителей, и совсем другое – от мужчины. Очень красивого, сурового мужчины. Однако нельзя забывать, что он ее похитил и продолжает держать в плену. Правда, сейчас ей не хотелось думать о неприятном, чтобы не нарушить радости момента.

Она перекинула сумки через плечо и вышла из комнаты. В дверях снова оглянулась и, убедившись, что ничего не забыла, стала спускаться.

В вестибюле было пусто. Клерк, обычно сидевший за своей высокой конторкой, тоже отсутствовал. Меган огляделась по сторонам. И вдруг ее осенило – у нее появилась прекрасная возможность. Что, если ускользнуть через черный ход? На задворках найдется дюжина мест, где можно будет спрятаться и дождаться, пока Лукас уедет из города. Наверняка он не станет ее искать. Ему нельзя терять время. Для него гораздо важнее найти Сайласа Скотта, чем заниматься передачей ее в руки правосудия.

Она бросила взгляд на дверь. Вероятнее всего, там находилась кухня, а за ней начинался коридор, ведущий на другую половину здания. Однако ноги почему-то не двигались. Внутренний голос говорил, что нужно бежать. Слова повторялись в голове, но ноги ей не повиновались. Так она и стояла, переминаясь с ноги на ногу.

– Меган.

Голос Лукаса заставил ее вздрогнуть. Она повернулась кругом и встретилась с его строгим взглядом. Лукас стоял в пространстве распахнутой двустворчатой двери, положив руки на бедра и широко расставив ноги. С тревогой подумав, что он может прочитать ее мысли по глазам, Меган отвела взгляд в сторону.

– Готовы? – Она кивнула.

– Пойдемте. – Лукас шагнул забрать у нее сумки. Лошади стояли в загоне, поглядывая из-за перил с такой же настороженностью, какую испытывала она сама.

– Не бойся, девочка. – Меган похлопала кобылу по шее. – Лукас со Смельчаком поедут вперед, и мы сможем подремать.

Но подремать ей не пришлось. Лукас помог ей подняться в седло и, направляясь к своему жеребцу, пророкотал:

– Сначала мы поскачем довольно быстро, чтобы до захода солнца покрыть приличное расстояние. Потом сбавим темп, чтобы поберечь лошадей.

– Куда мы едем? – снова спросила Меган, надеясь на сей раз получить ответ.

– В Уичито.

– В Уичито?! – почти вскрикнула она. – Так оно находится больше чем в сотне миль отсюда.

– Угу. И чем скорее мы тронемся в путь, тем скорее приедем.

Лукас пришпорил Смельчака и помчался галопом.

– О Боже! – простонала Меган, отчаянно желая повернуть время вспять, чтобы использовать упущенную возможность сбежать.