Он обвел взглядом доки. Несколько подгулявших матросов да безвкусно одетые портовые проститутки. И больше ни души на окутанной дымкой пристани.

Ну что ж, прекрасно! Просто замечательно! Он стукнул тростью в крышу экипажа, подавая знак сидевшему на козлах человеку – не только, кучеру, но и верному слуге, а также проверенному, надежному компаньону.

Такой никогда не выдаст, при всем желании не сможет этого сделать. Бедняга Аутрам лишился языка в возрасте пятнадцати лет – после того как разгневал своего сурового отца.

Черный экипаж остановился, поравнявшись с молодой женщиной. Из ее растрепавшейся прически выбивались темные сальные пряди. На плечах, поверх свободной блузы, – ветхая синяя шаль. И еще на ней была плотная шерстяная юбка, пожалуй, слишком короткая.

Мужчина распахнул дверцу и кивком головы пригласил женщину в экипаж. Она осторожно заглянула внутрь. Он растянул губы в широкой улыбке и протянул ей руку:

– Все в порядке, милая: Не беспокойся. Здесь ты в безопасности.

Она вложила изящные пальчики в его ладонь и ступила на подножку. Заняла место на скамье напротив и, явно взволнованная, осмотрелась. Мужчина дважды стукнул тростью в крышу – условный сигнал кучеру, – и экипаж тронулся с места.

– Только не делай такой испуганный вид, – проговорила женщина с сильным акцентом, выдававшим иммигрантку. – Мы еще успеем посмеяться. Ведь последнее тело нашли меньше чем в миле отсюда.

– Тело?– переспросил он и пожал плечами, как бы давая понять, что не интересуется подробностями.

– Да. Точнее, два тела. Кто-то охотится на здешних девчонок. Убивает их, а трупы сбрасывает у Ист-Ривер.

Она зябко поежилась.

– Вот почему я не сразу сюда забралась. Теперь приходится осторожничать.

– Но все-таки забралась?

– А куда мы едем? – Женщина повернулась к крошечному окошку.

– Не слишком далеко. Не беспокойся, дорогая, скоро я снова доставлю тебя обратно на пристань.