– Могу ли я узнать, как вам удалось получить такие сведения? – Роберт поднялся из-за письменного стола и принялся расхаживать по кабинету.

Уиллоу чувствовала на себе его пристальный взгляд.

– Можете, конечно. Правда, я предпочла бы об этом умолчать, – попыталась она отшутиться.

Роберт насупился. Ноздри его раздувались, а в глазах сверкали молнии. Уиллоу поняла: шеф не расположен шутить.

– Придется спросить по-другому, – процедил он сквозь зубы. – Детектив Хейстингз, как вы получили данную информацию? Доложите!

– Дело в том, что вчера я решила навестить вдову Чарли… – солгала Уиллоу. – Узнав, что ведутся поиски убийцы ее мужа, бедная женщина захотела нам помочь. Она дала несколько документов по делу, которым занимался Чарлз, – надеялась, что это поможет…

Уиллоу искоса взглянула на Брэнда. Он стоял, приоткрыв в изумлении рот и выпучив глаза. «Не хватало только, чтобы проболтался», – подумала Уиллоу. Ока снова взглянула на Донована. Глаза ее словно говорили: «Не дай Бог, Роберт заподозрит ложь – тогда нас обоих мигом выставят из агентства».

– У нас принято иметь два комплекта документов по делу, – сказал Роберт. – Один хранится у того, кто курирует работу сыщика, а вторые экземпляры после завершения расследования передаются в специальный архив. В агентстве – два комплекта. Получается, что был и третий?

– Да, был еще один, – с готовностью ответила Уиллоу. Только бы не помешал делу Брэнд! Одно неверное слово – и все пропало!

Роберт с сомнением посмотрел на свою подчиненную.

– Прошу прощения… – Брэнд взглянул на Пинкертона. – Получается, что Чарлз был убит потому, что занимался делом Ивонны Ксавье. Думаю, все считают так же. – Он перевел взгляд на Уиллоу и продолжал: – Так почему же эту информацию не предоставили нам с самого начала? И не важно, каким количеством документов располагало агентство. Знать бы сразу, чем занимался Чарлз Баркер, расследование продвигалось бы куда быстрее.

– Сначала это не представлялось возможным, – заявил Пинкертон.

– Не представлялось возможным? – удивился Брэнд. Роберт пояснил:

– Виной моя извечная осторожность. Не думал, что смерть Баркера может быть как-то связана с делом Ксавье. Да… непростительная ошибка. – Роберт тяжко вздохнул и покачал головой. – Чарли ничего не говорил мне. А может быть, и собирался, да только не успел.

Уиллоу и Брэнд рассказали о каракулях на обратной стороне фотографии. И вскоре разрозненные факты стали складываться в единое целое…

Роберт вспомнил о недавней серии убийств в порту. Получалось, что кто-то убивал портовых проституток и отправлял их трупы обратно на пристань, где их и находила полиция. Городские власти подозревали, что все убийства – дело рук одного и того же человека. Слишком уж схожи были все эти преступления.

Роберт извлек из ящика стола свежую газету. В статье описывалось, как изощренно действовал преступник – складывал руки убитых женщин на груди и пристраивал между пальцами белоснежную розу.

От неожиданной догадки у Уиллоу перехватило дыхание. Однако она промолчала.

– Ксавье – весьма влиятельные в Нью-Йорке люди, – продолжал Роберт. – Они просили разыскать дочь, а после ее смерти – найти убийцу. При этом семейство явно не хотело делать достоянием гласности детали преступления. – Он печально улыбнулся. – Я и сам не знал всех подробностей… Поэтому и не догадался связать это убийство с другими.

Было очевидно, что, Пинкертон искренне переживал из-за допущенной оплошности.

– Возможно, и Чарли долго не мог сообразить, что между убийствами портовых проституток и смертью Ивонны есть нечто общее, – пришла на помощь шефу Уиллоу. – Ведь она была очень скромной девушкой…

Брэнд кивнул на газетную статью:

– Смотрите, что пишут. Еще одно тело обнаружили два дня назад. Господи, что же за проклятие над этим городом?! Убиты пять женщин, а убийца до сих пор не найден.

– Пожалуй, нам придется несладко, – вздохнул Роберт. – И даже очень. Все убитые женщины были проститутками, поэтому вряд ли властям интересно заниматься поисками убийцы. А обеспеченные горожане, которые в состоянии поднять шумиху и заставить полицию устроить в порту облаву, вряд ли слишком обеспокоены происходящим. Ведь все происходящее ночами в местных доках – это очень далеко от их повседневной жизни. – Роберт откашлялся и понизил голос: – Кое-кто даже считает, что такие женщины заслуживают подобной участи. Мол, разврат до хорошего не доводит.

– Никто на свете не заслуживает такой смерти, – процедил Брэнд и швырнул газету на стол.

– Но ведь Ивонна Ксавье вовсе не была женщиной легкого поведения, – напомнила Уиллоу. – Однако и ее постигла та же участь.

– Ты права, – кивнул Роберт. – К сожалению, людям нет до этого никакого дела. Что же касается Ивонны… Подробности ее смерти остаются тайной. Отчасти благодаря агентству, но в основном – по требованию семьи. Несчастные родители не хотели, чтобы кто-то узнал, что тело их дочери нашли в доках. Довольно и того, что Ивонна пропала, а потом была найдена мертвой. Не хватало, чтобы имя девушки было опорочено такими подробностями.

– Получается, тот, кто совершает убийства, не ограничивается только уличными женщинами, – заметил Брэнд.

– Но Ивонну убили так же, как портовых проституток, – сказала Уиллоу. – Может, ее убил кто-то другой, а труп несчастной подбросил в доки?..

– Конечно, она хорошо знала преступника. И конечно же, он – человек ее круга, – проговорил Роберт.

Пинкертон выложил на стол кипу газет. Все они так или иначе затрагивали тему загадочных убийств в порту. Брэнд начал перелистывать страницы. И вдруг спросил:

– А не сообщалось ли где-нибудь о шикарном экипаже? Может быть, кто-то видел на месте преступления подобный экипаж?

Донован продолжал листать газеты. Наконец нашел нужную статью.

– Ну вот, – сказал он. – Так и есть. Роскошный экипаж черного цвета видели у доков. Там, где впоследствии обнаружили труп женщины.

– Это еще ничего не доказывает. – Роберт в смущении откашлялся. Скосил глаза на Уиллоу и тут же отвернулся. Было очевидно, что разговор о проститутках кажется ему не слишком уместным в присутствии дамы, пусть даже сотрудницы агентства. – Светские люди часто разъезжают по городу в поисках… э-э… подходящего объекта. – Роберт с трудом подбирал слова. – М-м… то есть женщин легкого поведения.

Уиллоу же нисколько не смущалась. Они с шефом не раз говорили о женщинах, торгующих своим телом ради денег. Но теперь, когда речь зашла о конкретных событиях, Пинкертон почему-то испытывал неловкость.

– Да, возможно, тот человек действительно заезжал в порт, чтобы выбрать женщину для развлечений, – с невозмутимым видом проговорила Уиллоу. – Возможно, он не имеет никакого отношения к убийствам.

– Но убийца – человек из высшего общества, это вне всяких сомнений, – пробормотал Роберт. – Да-да, не пьяный матрос и не преступник, бежавший из тюрьмы, а человек обеспеченный, с положением в обществе.

– Похоже, расследование затягивается, – вздохнул Брэнд. Развалившись на стуле, он закинул ногу на ногу.

– Боюсь, что так, – кивнул Пинкертон. – С чего начнем?

– Думаю, лучше всего поговорить с самими Ксавье, – предложила Уиллоу. – Возможно, они вспомнят всех гостей, приглашенных в тот день на семейное торжество. Или назовут имя мужчины, который оказывал их дочери особые знаки внимания.

Роберт в задумчивости проговорил:

– Ситуация слишком деликатная… И все же надеюсь, что семья пойдет нам навстречу ради поисков убийцы.

Уиллоу посмотрела на Брэнда. Он сидел, погруженный в свои мысли, и губы его едва заметно шевелились. Те самые губы, что покрывали поцелуями ее обнаженное тело всего лишь несколько часов назад.

Но об этом не хотелось думать. Не хотелось вспоминать о том, что произошло между ними. Тем более что она твердо решила: подобное больше не повторится.

Только откуда этот предательский жар, разливающийся внизу живота? И почему так колотится сердце?

Она поспешила отвести взгляд, но краем глаза заметила, что Донован вдруг нахмурился.

«Наверное, сейчас скажет, что не согласен с предложением детектива Хейстингз, что собирается действовать иначе…» – подумала Уиллоу.

– У меня другая идея, – сказал наконец Брэнд.

– И что же это за идея? – с обидой в голосе проговорила Уиллоу. Слова Брэнда и впрямь ее задели. Еще не было случая, чтобы он согласился с ней.

– Думаю, лучше как-нибудь… просочиться в круг знакомых Ивонны Ксавье. Ведь люди не очень-то откровенны с представителями властей.

Уиллоу с удивлением взглянула на своего напарника.

– Как вы собираетесь это сделать? – спросила она.

Детектив Хейстингз никогда не принадлежала к высшему обществу. И сомневалась, что сможет сыграть роль дамы из богатой семьи – дамы с хорошими манерами и некоторой долей снобизма. Изображать певичку из бара куда проще. Даже переодеваться в мужской костюм не так уж сложно.

Брэнд тем временем придирчиво оглядывал ее с головы до ног.

– Что ж, такая фигура прекрасно подойдет для элегантного платья, – проговорил он наконец с усмешкой. – Надо только немного сдерживать темперамент, и все будет замечательно. Все поверят, что в городе появилась незнакомка из высшего общества.

Уиллоу не на шутку разозлилась.

– Темперамент?! – вспылила она. – С чего вы взяли?

В комнате воцарилась тишина. Брэнд приподнял брови, изображая удивление, Роберт же с трудом удерживался от смеха. Уиллоу в смущении потупилась и закусила губу. Немного помолчав, спросила:

– И как же мой бурный темперамент оценят в высшем обществе?

Брэнд рассмеялся:

– Думаю, проблем не будет. От вас потребуется лишь одно: изображать, что влюблены в меня.

Уиллоу едва не задохнулась от возмущения. Какая дерзость! Да она не согласилась бы даже остаться с ним в одной комнате! И никто на свете не заставит ее делать вид, что она влюблена в этого человека.

Уиллоу взглянула на Брэнда так, словно он сошел с ума. Да скорее птицы заговорят, а у людей отрастут крылья, чем она согласится иметь что-то общее с Брэндом Донованом!

– И зачем, скажите, это нужно?

Брэнд ухмыльнулся.

– Разве девушка стала бы краснеть, не влюбившись? – Уиллоу похолодела. Только сейчас она поняла, в какую ужасную историю попала.