— Клара, — обратилась Диана к служанке, — пойди в комнату лорда Родгара и скажи, что я хочу поговорить с ним Диана раздумывала, как бы поделикатнее предупредить маркиза о грозящей опасности. Вернулась служанка.

— Его нет сейчас в комнате, миледи.

— Клара, тогда пойди передай слуге, что мне надо обязательно поговорить с маркизом, как только он вернется.

Клара поспешно вышла, и Диана снова мысленно вернулась к только что услышанному разговору французской четы. Кажется, де Кориак сказал что-то об услуге своему королю? Проклятие. Она не могла вспомнить точно.

Может быть, это не попытка убийства, а шпионаж. У маркиза какие-то бумаги. Некоторые, несомненно, важные, даже секретные. Вероятно, мадам де Кориак собиралась украсть их.

Эта уютная комната в одной из лучших гостиниц начинала казаться ей тюрьмой. Когда Клара вернулась, Диана велела подать легкий плащ и позвала лакея для вечерней прогулки.

Вскоре она увидела маркиза. Он прощался с человеком, по виду сельским адвокатом. Она поспешила к лорду Родга-ру и, понимая, что их могут услышать, сказала:

— Прошу уделить мне несколько минут, милорд.

— Готов уделить вам сколько угодно времени, дорогая леди.

Слегка удивившись такой любезности, она повернулась, и они вместе пошли по улице, пока не оказались на значительном расстоянии от гостиницы.

— Я случайно услышала разговор де Кориаков, милорд.

— И что же?

— Он понуждал жену… соблазнить вас.

— Эта дама показалась мне довольно бесцеремонной.

— Или опасной? — напрямик спросила Диана. Неужели все мужчины становятся такими тупыми, когда хорошенькая женщина начинает строить им глазки?

— Как мы с вами уже установили, все женщины в той или иной степени опасны, леди Аррадейл.

— Я не похожа на женщину, стремящуюся вас убить.

— Хотелось бы верить. Однако, — продолжил он, — почему вы думаете, что чары мадам де Кориак пагубны для мужчины?

Ее страхи начали казаться ей преувеличенными.

— Кажется, француз упоминал о какой-то услуге своему королю. Может быть, они шпионы и охотятся за вашими бумагами? Или я говорю глупости, и они ничего дурного не замышляют?

— Нет, это не глупости. — Они повернули назад к гостинице. — Благодарю за предупреждение. Я позабочусь о документах.

— А что, если они хотят вынудить вас драться на дуэли и убить?

Он посмотрел ей в глаза.

— Меня трудно убить.

— Но такая возможность не исключена! Я слышала о вашей дуэли в Лондоне. Если кто-то замышляет убийство, то наверняка знает о вашем владении шпагой.

— Вы думаете, месье де Кориак послан для того, чтобы расправиться со мной?

— Я думаю, разумный мужчина не станет давать повод для вызова.

Глаза маркиза озорно блеснули.

— А француженка все-таки хороша…

Не успела Диана ответить, как из дверей гостиницы выскочила мадам де Кориак.

— О, лорд Родгар. Слава Богу, вы здесь! — затараторила она на французском языке. — Жан-Луи мучается от ужасных болей. Послали за доктором, но мы так плохо говорим по-английски. Мне ужасно неловко, но прошу вас…

Взяв маркиза за руку, она с мольбой смотрела на него.

— Может быть, я смогу помочь, — мягко сказала Диана. — Мой французский вполне сносен.

Женщина повернулась к ней с притворной улыбкой, но сверкнула при этом глазами.

— Увы, леди Аррадейл, мой несчастный муж не совсем одет…

— Понимаю. Надеюсь, у него нет ничего серьезного, мадам. Пожалуйста, располагайте мной, если что-нибудь понадобится. Возможно, женское сочувствие.

Родгар, готовый ко всяким неожиданностям, последовал за мадам де Кориак, желая узнать, что еще задумали супруги.

Месье де Кориак лежал на постели поверх покрывала и стонал. «Не совсем одет» и означало, что пояс его был расстегнут, а шнуровка на рубашке распущена.

— Значит, говорите, послали за доктором? — спросил Родгар.

— Да. — Мадам де Кориак приложила руку к голове. — Кажется… Я была так напугана… — Она пошатнулась, и маркиз поддержал ее за талию. Француженка повернулась и прижалась лицом к его груди, однако стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

Маркиз отстранил мадам и открыл дверь.

— Доктор Рибл, — представился молодой человек. Худощавый и серьезный, он действительно был похож на доктора.

— Проходите, доктор. Прошу вас осмотреть пациента. Я лорд Родгар. Готов служить переводчиком, если потребуется.

Доктор подошел к постели и задал несколько вопросов, которые перевел маркиз, а затем начал осматривать больного.

Наконец он сказал:

— Не вижу признаков болезни, месье, хотя можно констатировать в некоторой степени переутомление. Вам необходим отдых — вот мой совет. Такие боли чаще всего проходят сами собой, а лекарства могут только навредить.

Родгар одобрительно кивнул головой, но мадам де Кориак возмутилась.

— И вы думаете, мы заплатим за это? — воскликнула она на ломаном английском. — Вы должны нам помочь!

— Мадам, нет необходимости…

— Вы… шарлатан! — Она повернулась к Родгару. — Что скажете, маркиз?

— То же самое, мадам. Шарлатан. Хороший врач, вероятно, смог бы установить точный диагноз. Ваш муж, несомненно, съел что-нибудь не то.

— Но вы, я — все мы ели то же самое! Я настаиваю на лечении, иначе не буду платить.

Доктор Рибл, поджав губы, открыл саквояж и, достав пузырек, отлил немного темной жидкости в стакан.

— Вот, мадам. Это лекарство снимет боли, если будете давать его каждый час по чайной ложке вместе с водой. Оно не причинит никакого вреда.

— Как же так, — продолжала возмущаться мадам де Кориак, — по вашим словам, у мужа нет никакой болезни, а теперь выходит, что есть! Да вы просто ненавидите французов и хотите нас всех погубить!

— Вовсе нет, мадам. С вас пять шиллингов за визит и еще два за лекарство. Если этого будет недостаточно, пришлите ко мне слугу, и я передам вам еще. Однако если состояние вашего мужа ухудшится, не колеблясь посылайте за мной.

Мадам де Кориак извлекла из кармана шелковый кошелек и передала его Родгару дрожащей рукой.

— Прошу вас, милорд. Я слишком расстроена… Пожалуйста, расплатитесь.

Когда она, пошатываясь, вернулась к постели мужа, Родгар отдал деньги доктору, с трудом прячущему улыбку, и сам едва сдерживался, чтобы не улыбнуться. Он непременно обратится именно к доктору Риблу, если ему когда-нибудь здесь потребуется медицинская помощь. Маркиз не сомневался, что лекарство было не чем иным, как безвредным сиропом, смешанным с настоем каких-нибудь трав, чтобы придать напитку горечь. Кто поверит в сладкое лекарство? Возможно, туда было добавлено немного опиума в качестве снотворного.

Когда доктор ушел, Родгар вернулся к мадам де Кориак, которая ласково уговаривала сопротивляющегося мужа принять лекарство. Увидев, что маркиз наблюдает за ними, больной сказал по-французски:

— Какая гадость, милорд.

— Лекарства всегда неприятны, месье. Однако советую вам принять это. По-моему, доктор знает свое дело.

Де Кориак принял лекарство и передернулся.

— А теперь, — мягко сказала жена, — укройся одеялом и отдохни. Уверена, ты скоро снова будешь здоров.

Затем она вернулась к маркизу и взяла его за руки с выражением крайней признательности.

— Как мне отблагодарить вас, милорд? Вы были так любезны, так милостивы… — Внезапно она покачнулась. — О, кажется, мне нехорошо… О!

Маркиз с ловкостью подхватил ее.

— Мадам, прошу вас, пойдемте в мою столовую. Вам надо выпить немного коньяку — это подкрепит вас. Не будем мешать вашему супругу отдыхать.

— Вы так добры, — прошептала она, безвольно прижавшись к Родгару. Теперь ему оставалось только обнять женщину, но он не стал делать этого и повел ее, поддерживая, к двери, а затем вниз по лестнице. Маркиз проводил француженку в уютную столовую, усадил ее с ногами на диван, сняв туфли. Затем налил ей и себе коньяку из собственных запасов, взятых с собой в дорогу.

Мадам де Кориак сделала глоток, глубоко вздохнула и сказала:

— Вы необычайно любезны, милорд. Я вам очень благодарна. Большинство из ваших соотечественников не проявляют такого сочувствия к французам.

— Наши с вами страны недавно воевали, мадам.

— Увы. — Глядя на него, она пила из бокала, преувеличенно выпячивая губы, прижимая нижнюю губу к стеклу, а затем медленно скользя ею по нему. Такими трюками обычно пользовались проститутки. — А вы, — она понизила голос до полушепота, — все еще испытываете неприязнь к французам?

— Я не хочу переносить на всю нацию те чувства, которые испытываю к отдельным личностям, мадам.

— Надеюсь, лично ко мне вы не испытываете неприязни? — сказала она, сделав еще один соблазнительный глоток и глядя на маркиза из-под длинных темных ресниц.

— Разумеется, нет.

— Очень рада, — прошептала она, протягивая руку. Когда Родгар коснулся ее ладони, она заставила его сесть у ее ног. — Я тоже не чувствую к вам неприязни, лорд Родгар. Совсем нет…

— А почему, собственно, вы должны ее испытывать?

Казалось, этот вопрос несколько смутил ее, но затем она отставила в сторону бокал и уперлась ногами в шелковых чулках в его бедро.

— Напротив… — тихо произнесла она и придвинулась поближе. — О, милорд, это просто безумие… Но… я не могу устоять перед вами. Весь вечер я мечтала о вас! — С кошачьей грацией она ринулась к нему и обвила его шею руками. — Я ваша, милорд!

Родгар не стал противиться и прильнул к ее жадным надушенным губам, хотя аромат духов ему вовсе не нравился. Ее руки начали торопливо расстегивать его жилет.

Он остановил ее:

— Не спешите, мадам, не спешите. Я привык пить по капле из чаши наслаждения.

* * *

Выпрямившись на стуле в своей спальне, Диана никак не могла успокоиться. Что происходит? Что делать?

Она приказала своим слугам вести наблюдение и знала, что явившийся врач не нашел ничего серьезного у месье де Кориака и уже ушел. Ей было также известно, что француженка едва не упала в обморок и маркиз проводил ее в их уютную столовую.

Человек Дианы, наблюдавший за комнатой де Кориаков, должен был сообщить ей, если француз начнет действовать.

Вскоре явился с докладом лакей и сообщил, что в комнате французов слышно какое-то движение. Кажется, больной одевается.

Наконец-то! Диана соскочила с постели.

— Ступайте к лестнице. И возьмите это. — Она сунула в руки лакею тяжелую книгу. — Если он начнет спускаться, бросьте книгу на пол. Ступайте же!

Она оставила дверь приоткрытой и стояла, с волнением ожидая, когда раздастся глухой стук.

Услышав стук, Диана вздрогнула, затем отважно приступила к осуществлению своего плана. Она быстро прошла по коридору и открыла дверь в столовую.

— О! — воскликнула она, увидев маркиза сидящим на краю дивана и держащим в руках стройную ногу мадам де Кориак. Похоже, он массировал ее.

Француженка негромко вскрикнула и выпрямилась, глядя на Диану в замешательстве. Она явно не ожидала ее прихода. Мадам высвободила ногу и, повернувшись, надела туфли.

— Теперь мне гораздо легче, милорд.

— Надеюсь. — Маркиз встал с непроницаемым выражением лица. — Вам что-нибудь нужно, миледи? — спросил он, обращаясь к Диане.

«Чтобы вы помассировали мне ноги», — подумала она, однако сказала:

— Я хочу коньяку.

— Разве ваши слуги оставили вас? Надо поговорить с ними.

Был ли он раздражен? Трудно сказать. Плеснув коньяку в бокал, он подошел к ней. Внезапно дверь распахнулась, и в комнату ворвался взъерошенный месье де Кориак.

И замер на месте.

— Месье, — любезно сказал лорд Родгар, — вы уже выздоровели? Как чудесно. Хотите коньяку?

Чуть помедлив, мадам де Кориак вскочила и подбежала к мужу.

— Жан-Луи, дорогой. Как я рада! Однако тебе лучше вернуться в постель и отдохнуть. Ты еще не совсем здоров.

Бросив на нее сердитый и в то же время разочарованный взгляд, он позволил увести себя.

Маркиз подошел к двери и закрыл ее, оставшись наедине с Дианой. Ее нервы были натянуты как струна. Был ли он зол на нее? Но как он мог злиться? Возможно, она только что спасла ему жизнь!

Он передал ей бокал с коньяком.

— Кажется, у нас возникла путаница, леди Аррадейл. Неизвестно, кто кого охраняет.

Несомненно, он был зол, как и любой мужчина на его месте. Согревая коньяк в ладонях, она спросила:

— Вы хотите сказать, что желали бы оказаться в ловушке, милорд?

— Массируя ноги даме? Я понимаю, это выглядит необычно, но ничего другого я не имел в виду. Особенно когда она была так расстроена болезнью своего несчастного мужа.

— Я не знала, чем вы туг занимаетесь.

Маркиз сделал глоток и ничего не ответил на это.

Диана тоже попробовала коньяк и решила подогреть его еще.

— Значит, вы все-таки стараетесь избегать скандалов?

— Мне кажется, это разумно.

Следует ли ей извиниться перед ним за вторжение? Ну уж нет. Будь она проклята, если уйдет, не узнав, что здесь происходило.

— Очень хорошо, — сказала Диана, садясь на диван, еще хранящий тепло и даже запах вызывающих духов мадам де Кориак. — Так что же они все-таки задумали?

Он подошел и сел на другой конец дивана, где только что сидел с другой женщиной, правда, теперь его отделяли от дамы три фута голубой ткани.

— Возможно, все так и есть, как кажется. Она распутница, а он действительно болен.

— Очень может быть.

— Вы сомневаетесь? — Он отставил свой бокал в сторону. — Дайте мне вашу ногу.

Диана пристально посмотрела на него.

— Зачем?

— У меня есть желание помассировать вам ноги.

Это было странное и, возможно, опасное желание, но ей очень хотелось самой испытать ощущение от прикосновения его рук. Она сняла туфлю с левой ноги и подвинулась так, чтобы можно было положить ногу ему на колено. Он обхватил обеими руками ее ступню и начал растирать.

Диана подавила стон наслаждения.

— Может быть, эта француженка и проститутка, — сказала она, изо всех сил стараясь выглядеть хладнокровной, — но ее муж, безусловно, не болен.

— Не исключено, что ему помогло лекарство, оставленное доктором, но скорее всего вы абсолютно правы.

— Тогда что же им надо?

Теперь он растирал ее ступню у основания пальцев. Диана невольно расслабилась и откинулась назад, с тревогой подумав, что сейчас у нее, наверное, такой же безвольный и томный вид, какой был у француженки.

— Им нужны мои документы, — сказал маркиз, продолжая творить волшебство своими руками, но при этом не спуская глаз с Дианы, — и чтобы их заполучить, де Кориак должен проникнуть в мою спальню. Следовательно…

— Следовательно, — подхватила она, — он рассчитывает вызвать вас на дуэль и убить. Вы допускаете такое развитие событий?

— В какой-то степени.

— Он может потребовать сатисфакции в любом случае, поскольку вы были наедине с его женой.

— Которая попросила моей помощи и была очень расстроена. Нет, он не может настаивать на дуэли по этой причине.

— Что же теперь делать?

Его руки замерли.

— А теперь, леди Аррадейл, я бы поцеловал вашу ногу. — Он провел пальцем вдоль ее подъема, затем к пятке и снова вверх к лодыжке. — Но для этого надо снять чулок. Полагаю, это небольшая интерлюдия в наших официальных отношениях.

Его пальцы перешли от лодыжки к икре, а Диана неотрывно смотрела ему в глаза, чувствуя легкое головокружение.

— Следует ли продолжать игру? — спросил Родгар.

Ее волнение немного улеглось. Она поняла, что его слова были похожи на побуждение к соблазну, как это было в прошлом году на балу. Не столько просьба, сколько вызов. Даже, может быть, в какой-то степени наказание за ее вмешательство в его любовные дела с француженкой.

С большой неохотой она высвободила свою ногу из его ласковых рук и выпрямилась на диване.

— Не думаю.

— Я тоже так считаю.

Диана допила свой коньяк и встала.

— Зачем вы это сделали? — не удержалась она от вопроса.

Маркиз, нарушая этикет, продолжал сидеть.

— Чтобы удовлетворить ваше такое очевидное любопытство.

— Да, я действительно испытываю любопытство, — сказала она зардевшись.

— Любопытство является одним из пороков, а излишняя осведомленность может погубить.

— Разве мы должны чего-то бояться? Маркиз тоже встал.

— Некоторые вещи представляют слишком серьезную опасность, чтобы играть с ними. А вы, моя дорогая, рискуете. — Он взял ее руку и поцеловал. — Спокойной ночи, леди Аррадейл. Завтра мы уезжаем рано утром.