Как и предполагала Диана, в воскресенье не было возможности переговорить с Беем. Она отправилась в часовню вместе с придворными, а затем дежурила в королевской приемной. Бей тоже был там, но они смогли обменяться лишь несколькими ничего не значащими фразами. За Дианой постоянно увивался лорд Рэндольф, но она намеренно вела себя с ним довольно холодно.

Ей все-таки удалось сообщить Бею, что Брэнд с нетерпением ждет ее решения и на следующее утро после маскарада ситуация может резко измениться. Затем лорда Родгара окружили дамы и начали расспрашивать о бале-маскараде и декорациях, но он решительно отказался говорить об этом, заинтриговав всех присутствующих.

Только к вечеру Диана вернулась в свою комнату и обнаружила там костюм богини Дианы, уже доставленный. Она решила примерить наряд.

— Без корсета, миледи? — спросила пораженная Клара.

— Он будет выглядеть нелепо под такой одеждой. — Диана отступила от зеркала, оценивая наряд.

Прекрасное льняное непрозрачное полотно охватывало ее тело крупными складками и при этом обнажало одно плечо. Ее бедра и ягодицы, обычно скрытые под кринолином и юбками, сейчас отчетливо вырисовывались под облегающей тканью. Груди, обычно стянутые и неподвижные, теперь выступали вперед и… колыхались при движении. Диана сделала несколько танцевальных па, и они действительно зашевелились. Что еще хуже — соски проступали сквозь материю.

— Обязательно нужен корсет, миледи, — твердо сказала Клара.

Диана испытывала искушение воспользоваться советом служанки, но тогда пропадет весь эффект. Такой наряд предполагалось носить только так. Кроме того, она вспомнила реакцию Бея, когда он увидел ее груди, и то, как он трогал и целовал их…

Ее соски бесстыдно торчали, и она почувствовала, что краснеет. О нет, она не сможет появиться в таком наряде.

Когда на чашу весов положена вся жизнь?

Конечно, сможет. Она должна соблазнить Бея на балу, если решила добиться своей цели.

— Пустяки, — сказала Диана, пытаясь движением плеч поправить складки на груди. — Это ведь маскарад, а не официальный бал. Дай мне остальное.

Клара с суровым лицом подала ей серебряный пояс и браслеты, которые надеваются выше локтя, а также головную повязку. Маска в виде полумесяца выглядела просто чудесно, украшенная серебром и жемчугом. Правда, символом богини Дианы на самом деле была полная луна, но к этому не стоило придираться.

С возбужденной улыбкой Диана надела греческие сандалии и перекинула через плечо колчан с серебряными стрелами. Затем она взяла лук.

— О Боже! — воскликнула Диана. — Он настоящий!

— Что, миледи?

— Лук. Когда я делала заказ, я хотела чтобы все вещи выглядели достоверно, а миссис Мэннерли поняла меня буквально.

Диана иногда развлекалась стрельбой из лука и знала, что значит хороший лук. Она проверила его гибкость, затем взяла стрелу и обнаружила, что она тоже настоящая, только выкрашена в серебряный цвет. Диана натянула тетиву, целясь в печального отшельника, изображенного на картине на стене.

— Миледи! — пронзительно вскрикнула Клара.

— Тише! Ты привлечешь внимание придворных.

— Хорошо, только не стреляйте из этой штуки…

Диана выпустила стрелу, и та с глухим стуком вонзилась прямо в цель — в ветку дерева над головой отшельника.

— Хороший лук, хотя двенадцать футов не такое уж большое расстояние. — Она взяла другую стрелу и, натянув тетиву, повернулась к открытому окну.

— Надо попробовать выстрелить в сад, чтобы проверить, далеко ли он может стрелять.

— Миледи! — запротестовала Клара.

Диана, усмехнувшись, все-таки подошла к окну и выбрала цель на ограде, но поскольку Клара не унималась, опустила лук.

— О, как интересно, — сказала Диана. — Вернуться к древнему оружию — все равно что надеть старые удобные туфли. Знаешь, Клара, мои новые туфли начали нестерпимо жать.

— Какие туфли, миледи? — спросила простодушная служанка, забирая лук и стрелы. — Желтые?

Диана засмеялась.

— Ненастоящие туфли. Это была метафора. Не обращай внимания.

Клара поспешно убрала оружие в шкаф.

Облака на небе рассеялись, и появилась полная луна. Диана посмотрела на свой символ, плывущий по темному небу и заливающий весь мир чистым бледным светом. Луна была тем местом, где хранилось все утраченное на земле. Бесцельно проведенное время и понапрасну растраченное богатство, нарушенные клятвы и неиспользованные возможности. И самое главное — несостоявшаяся или потерянная любовь.

Неудивительно, что она так ярко сияет по ночам и выглядит такой огромной.

* * *

Когда часы в холле Маллорен-Хауса пробили без четверти десять, Брайт Маллорен отправил Порцию наверх со спящим Фрэнсисом на руках. Для малыша там спешно приготовили кроватку. Брайт бросил взгляд на Родгара, который удивился их неожиданному возвращению, однако выглядел совершенно невозмутимым.

— Мы вернулись сюда по настоянию Элф. — сказал Брайт, давая слугам знак убрать вещи. Он еще раз взглянул на брата. — Она в порядке? Или что-то неладно?

— Все хорошо, — сказал Родгар. — Завтра я устраиваю бал-маскарад и рад, что ты будешь присутствовать на нем. Я полагаю, Элф и Форт уже приехали в Уолгрейв-Хаус.

— Он убедил ее не возвращаться в Лондон в такое позднее время, но она непременно прибудет утром, чтобы разузнать все твои секреты.

— У меня нет никаких секретов, — сказал Родгар.

Брайт пристально взглянул на него.

— Тогда она с удовольствием поможет тебе устроить бал.

— Уже почти все готово, но если ей так хочется… — Родгар указал на коридор, ведущий в его кабинет. — Не хочешь ли пропустить стаканчик перед сном?

Брайт дал распоряжения относительно оставшегося багажа и принял предложение. Невозмутимый вид брата его нисколько не обманывал. Родгар мог бы оставаться спокойным, даже выпив яду.

Оставшись наедине с маркизом, Брайт осторожно спросил его:

— Как чувствует себя леди Аррадейл при дворе?

— Думаю, двор выдержит это испытание, — весело ответил Родгар.

Брайт рассмеялся:

— Ей удалось избежать замужества?

— Пока да, ведь прошло всего четыре дня.

Брайт сделал глоток вина и решил говорить напрямик:

— Элф права, я действительно не нахожу себе места. Что все-таки происходит, Бей?

Брат лишь слегка скривил губы.

— В настоящее время леди Аррадейл проявляет благосклонность к лорду Рэндольфу Сомертону.

— Я не знаю такого. Он подходит ей?

— Очаровательный молодой человек, чей отец будет очень рад столь выгодной женитьбе.

— Похоже, он гнусный прожигатель жизни. Диана могла бы подыскать более удачную партию.

Родгар промолчал и сделал глоток вина, глядя в окно.

— Бей? — обратился к нему Брайт через некоторое время.

Тот отвернулся от окна, за которым сияла полная луна.

— «Наши мысли обращаются часто к луне, где хранятся земные утраты». Это Александр Поп. Наши слабости и глупости тоже попадают туда, куда простому смертному невозможно добраться. И даже Дедалу на своих восковых крыльях. — Он улыбнулся Брайту. — Однако, кажется, ты изрядно потратился на путешествие и не думай, что я полечу на луну искать для тебя деньги. — Родгар осушил свой бокал и поставил его. — У меня есть еще дела. Спокойной ночи.

Брайт посмотрел на дверь, закрывшуюся за его братом. Элф была права — с Беем происходит что-то странное. Можно предположить, что леди Аррадейл как-то повлияла на решимость брата и в его неприступной обороне явно появилась трещина!

Брайт подошел к окну и поднял бокал с вином, глядя на огромную жемчужную луну.

— За тебя, Диана! — тихо произнес он. — Может быть, тебе удастся одолеть силы тьмы. Я обещаю помочь, чем только смогу.

* * *

Диана сняла маскарадный костюм, и Клара аккуратно повесила его в гардероб, а затем начала убирать упаковочную коробку и бумагу.

— Здесь какая-то бумажка, миледи.

Диана повернулась, надевая просторный пеньюар.

— Наверное, счет?

— Она запечатана, миледи.

Диана посмотрела на сургучную печать, затем вскрыла.

Это был не счет, а записка.

Леди Аррадейл, нам надо поговорить о вещах, касающихся нас обоих. Вы понимаете, что я имею в виду. Постарайтесь найти способ встретиться со мной в беседке в королевском саду сегодня вечером в десять часов. Небольшая дверка в восточном крыле дома будет открыта. Р.

Диана смотрела на записку, чувствуя нарастающее волнение. Тайное свидание! Это был огромный риск для нее и особенно для него. Если их застанут вместе, король и королева настоят на немедленной свадьбе, и против этого не будет никаких разумных доводов.

«А вдруг, — подумала Диана, — немного успокоившись, все это обман?»

Она быстро подошла к секретеру и достала записку, которую Бей прислал ей раньше. Сравнивая их еще и еще раз, она убедилась, что это его почерк. О Боже! Надо идти, но се внезапно охватила дрожь. Диана не считала себя трусихой, но пробираться крадучись ночью по пустынному саду? Ей стало не по себе. Она взглянула на полную луну, которая, конечно, будет освещать ей дорогу, однако безмолвный ночной сад не внушал ей доверия. А что, если ее обнаружат? Будет ужасно стыдно.

Часы уже показывали без десяти минут десять.

— Клара, — только без лишних вопросов, — найди мое темно-коричневое дорожное платье.

— Что?..

— Я же сказала, без вопросов!

— А кринолин, миледи? — не удержалась служанка.

— Нет-нет. Только платье, да побыстрее.

Клара, с широко раскрытыми от удивления глазами, начала копаться в нижнем ящике гардероба, а Диана присела, чтобы зарядить свои пистолеты.

Впрочем, не стоит поддаваться панике, достаточно будет и одного… только для предосторожности.