На нижнем этаже в восточном крыле дома, где находились чуланы, было тихо и безлюдно. Диана без труда нашла незапертую дверь. Она бесшумно открылась, хорошо смазанная маслом. Вероятно, слуги не раз пользовались этим выходом, чтобы незаметно ускользнуть из дома по вечерам. Правда, для этого надо было еще перелезть через ограду.

Диана крадучись словно воришка пошла по дорожке, ведущей в сад позади дома. Если бы кто-нибудь встретился ей, она сказала бы, что вышла немного подышать свежим летним воздухом. Такой предлог был вполне реальным, и ее страхи постепенно улеглись. Вечер оказался великолепным, напоенный тонким ароматом роз, акаций и резеды. И к тому же впереди тайное свидание с Беем.

Она подошла к арке в живой изгороди вокруг королевского сада и остановилась, прислушиваясь. Страх исчез, но ей хотелось, чтобы Бей сам показался первым. Однако не слышно было ни звука. Наверное, она пришла слишком рано. Обогнув кусты, Диана направилась к беседке.

Приблизившись, она увидела в бледном свете луны, что внутри никого нет.

— Привет, — неожиданно послышался тихий голос. Диана нащупала пистолет и шагнула в другую арку в живой изгороди.

Кто-то схватил ее под локоть, и не успела она вскрикнуть, как чья-то рука зажала ей рот. Она попыталась достать пистолет, но ее обхватили сзади, не давая пошевелить руками. Диана брыкнула ногой в жесткой туфле и задела чье-то колено.

— Черт побери! — выругался по-французски мужчина и ударил ее так, что голова запрокинулась кверху.

— Только не это, — сказал другой, прикрывавший ей рот. — Свяжи ей ноги, и она ничего не сможет сделать.

Продолжая ругаться, француз обмотал чем-то ее ноги, затем выпрямился и сказал опять по-французски:

— Ни звука, миледи, иначе я вышибу вам мозги. Понятно?

Де Кориак!

Несмотря на маленькую бородку, Диана была готова поклясться, что это он. Кто же еще мог знать, что она владеет французским?

Следовало бы догадаться. Но чего хочет от нее этот француз?

Де Кориак приблизил к ней лицо.

— Вы поняли меня, мадам?

Безусловно, это был он, и ее охватил страх. Она кивнула, отчаянно пытаясь решить для себя, стоит ли закричать при первой же возможности.

Англичанин убрал руку от ее рта со словами:

— Не создавайте нам лишних хлопот, миледи, и все будет в порядке. — Однако его обещания никак не вязались с его действиями.

Прежде чем она успела решить, что делать, де Кориак поднял ее и понес к стене в задней части сада. Забравшись на нее, англичанин сел верхом, затем поднял ее и опустил по другую сторону стены, передав в чьи-то руки.

Диана от удивления раскрыла рот, когда увидела лорда Рэндольфа Сомертона!

— Что вы делаете? — сказала она возмущенным шепотом. — Король повесит вас за это!

— Не беспокойтесь, моя дорогая, — сказал он с самодовольной улыбкой, отчего ей ужасно захотелось достать пистолет и пристрелить его.

Он отнес ее в ожидавшую карету и осторожно посадил на сиденье, а затем небрежным жестом дал понять похитителям, что больше не нуждается в их помощи.

— Вы уверены, что справитесь с ней? — спросил де Кориак. — Она настоящая ведьма.

— Будьте повежливее, — бросил лорд Рэндольф. — И убирайтесь вон!.. Проклятый лягушатник, — пробормотал он и отошел, давая указания человеку на козлах. Диана выругалась от бессилия. Что задумал лорд Рэндольф? Она была крепко связана и не могла даже пошевелиться.

Он сел напротив нее.

— Что все это значит? — спросила она как можно спокойнее.

— Разве непонятно? Это похищение.

— Вы с ума сошли!

— Вы все еще продолжаете думать, что меня повесят, миледи? — Он достал эмалированную коробочку и взял щепотку нюхательного табака. — Не беспокойтесь, король не рассердится. Напротив, думаю, наградит меня титулом графа. Да, — добавил он, — я буду не только вашим мужем, но и графом с соответствующими привилегиями, властью и имуществом.

— Король ни в коем случае не одобрит похищение.

— Вы так думаете?

Его непонятная уверенность заставила ее засомневаться. Неужели король дал свое согласие?

— Король сам сообщил вам об этом? — спросила она лорда Рэндольфа.

— Конечно.

— Лично?

Он посмотрел на нее сверху вниз.

— У короля очень много дел, леди Аррадейл. Я получил указания в письме.

Черт побери! Она попалась на удочку с помощью превосходной подделки и потому не исключала, что лорда Рэндольфа постигла та же учесть. Но кто это мог сделать? Француз…

Надо убедить лорда Рэндольфа отказаться от своей затеи, пока никто ничего не заметил.

— А вы уверены, что полученное от короля письмо не является фальшивым? — спросила она.

— Фальшивым? — О, как она ненавидела его надменную самодовольную улыбку! — Письмо было запечатано королевской печатью.

Подделка королевской печати являлась особо тяжким преступлением наравне с государственной изменой!

— Я вижу, вы наконец все поняли, — сказал он. — Не бойтесь. Я буду прекрасным мужем для вас. Не причиняйте мне беспокойства, и все будет хорошо.

Диана подавила желание ответить грубостью и постаралась взять себя в руки.

— А что, если письмо все-таки фальшивое? Я не хочу выходить замуж за человека, который окажется в Тауэре за измену.

На лице его мелькнула тень сомнения, но затем оно приняло прежнее выражение.

— Не говорите глупости. Король, безусловно, хочет, чтобы вы и ваше имущество перешли во власть мужчины, а кто еще, кроме меня, является достойным женихом? — Он наклонился вперед и провел пальцем по ее носу. — Я должен поблагодарить вас, моя прелесть. Если бы не ваши заигрывания, мне трудно было бы претендовать на роль мужа богатой графини. Теперь у меня будет все, и пока мой отец не умрет, я буду иметь более высокий титул, чем мой проклятый старший братец.

— О каком заигрывании вы говорите? — спросила Диана, испытывая желание укусить его за палец.

— Как же иначе понимать ваше поведение сегодня? А потом вы начали строить овечьи глазки лорду Родгару в королевской гостиной, чтобы вызвать у меня ревность.

— Я не делала ничего подобного! — возразила Диана, задетая таким сравнением.

— «Мне кажется, что леди протестует слишком много», — процитировал он со смехом. — И вы охотно откликнулись на мое послание сегодня, не так ли?

Значит, буква "Р" — это Рэндольф? А она подумала — Родгар. Но ведь почерк, несомненно, принадлежал Бею. Следовательно, этой фальшивкой обманули и ее, и лорда Рэндольфа.

И все это дело рук де Кориака — очередной выпад француза против Бея.

О Боже, и она служит приманкой! Он, конечно, придет за ней и будет убит разбойниками.

— Король был обеспокоен, — сказал лорд Рэндольф, — так как вы проявляли интерес к лорду Родгару. А когда побежали за ним в саду, это было уж слишком, моя дорогая. Король не потерпит могущественных людей в своем окружении.

— Маркиз никогда не женится, — сказала Диана. — Все знают это. Я просто немного пофлиртовала с ним. — Она беспокойно зашевелилась. — Лорд Рэндольф, не могли бы вы развязать меня? Мне больно.

Он выглянул в окошко кареты.

— Пока рано, а потом я обязательно развяжу тебя, моя милая. Не бойся.

От его недвусмысленного взгляда по спине у нее пробежал холодок.

— Вы не посмеете прикасаться ко мне, пока мы не поженились!

— Это я-то не посмею? — Он перестал улыбаться и схватил ее за подбородок. — Давай договоримся с самого начала, Диана. Я буду решать, что делать, а не ты.

Скрепя сердце Диана заставила себя улыбнуться.

— Прошу прощения, милорд, но почему бы нам не пожениться как полагается, устроив торжественную свадьбу? Я всегда мечтала о большом празднике.

— Сейчас нечего говорить об этом, моя дорогая. Вот когда мы вернемся из Шотландии, ты получишь все, что пожелаешь. Я буду позволять тебе все, если, конечно, ты будешь хорошей, послушной женой.

Он развалился на сиденье с видом повелителя.

Гнев и ярость душили Диану. Она закрыла глаза. С каким удовольствием она убила бы этого негодяя!

Карета замедлила ход и свернула. Они прибыли в какое-то глухое место, где лорд Рэндольф намеревался изнасиловать ее. Только Бей может спасти ее, но не найдет ли он здесь свою погибель?

Луна освещала узкую дорогу между кустами. Карета остановилась перед небольшим домиком, окна которого были освещены слабым светом. Поблизости не было никаких других строений.

Идеальное место для убийства или изнасилования.

Лорд Рэндольф открыл дверцу кареты, вышел и что-то сказал кучеру на козлах, а затем протянул руки, чтобы принять Диану.

Карета тронулась с места и покатила дальше по дорожке, а лорд Рэндольф внес Диану в какую-то заброшенную кухню. Скорее всего это был двухкомнатный домик с чердачным помещением наверху. Были ли они здесь одни?

Затем Диана оказалась в спальне — комнате с большой простой кроватью.

Лорд Рэндольф вел себя вполне уверенно, и она с трудом подавила страх. Этот негодяй сильнее ее физически, но у нее есть пистолет.

«Только развяжи меня», — мысленно просила Диана.

Но он положил Диану на кровать и отступил, плотоядно глядя на свою жертву.

— Вас приятно держать в объятиях, леди Аррадейл, и мне очень повезло. — Он сел на край кровати и положил руку на ее грудь. Диана содрогнулась от отвращения.

— На вас нет корсета? — спросил он с гнусной ухмылкой. — Не хотели лишних неудобств при встрече со мной? — Он сжал пальцы. — Надеюсь, вы не часто играете в такие игры…

— Нет! Мне больно! Я уже сняла корсет, когда обнаружила вашу записку.

Он медленно разжал пальцы и погладил ее, но глаза его оставались холодными.

— Я очень рассержусь, моя дорогая женушка, если окажется, что вы уже не девственница. Мне нравится лишать девушек невинности. Так почему же вы все-таки пошли на тайное свидание?

Диана попыталась принять застенчивый вид.

— Просто мне было скучно, а ваше письмо, милорд, обещало некоторое развлечение.

Он засмеялся:

— Могу допустить, что вам было скучно. Жизнь при дворе короля Георга кажется тусклой и вялой, — сказал он, вставая и снимая камзол. — Но больше вам скучать не придется, я с удовольствием развлеку вас.

— Пожалуйста, не делайте этого здесь!

Он покачал головой и начал снимать жилет.

— О Боже. Все вы такие, девственницы. Вечно беспокоитесь по пустякам. Какая разница, где это произойдет?

— Я хочу сначала выйти замуж! — запричитала Диана, тщетно пытаясь высвободиться. — Я хочу лежать не на такой ужасной кровати. Хочу, чтобы она была усеяна лепестками роз!

Лорд Рэндольф разразился смехом. При иных обстоятельствах он выглядел бы довольно красивым и даже привлекательным. Этот тупой болван не мог понять, что любая женщина возненавидит его, если он захочет силой овладеть ею.

Он вышел из комнаты, и она облегченно вздохнула, хотя сердце ее продолжало бешено колотиться. Как же его остановить?..

Лорд Рэндольф вернулся л бросил на нее горсть лепестков.

— Вот, моя дорогая. Теперь не говори, что я не исполняю любую твою прихоть.

Затем он снял галстук и рубашку, обнажив широкую волосатую грудь.

Лорд Рэндольф продолжал раздеваться. Штаны его уже оттопырились. Он покачал головой и сказал, как будто Диана была глупым ребенком:

— Не бойся, моя розочка. Мы обязательно поженимся, так что в этом нет никакого греха, будет только немножко больно. С таким опытным любовником, как я, ты получишь удовольствие.

Если бы он грубил и говорил всякие гадости, Диане было бы легче перенести это унижение. Но его самодовольство и уверенность в том, что ничего особенного не происходит, переполняли ее ненавистью. К тому же Диана чувствовала себя совершенно беспомощной.

Лорд Рэндольф наклонился и провел ладонью по ее лбу.

— Успокойся. Видишь, я собираюсь развязать тебя.

Диана замерла. Наконец-то. Ей нужно лишь одно мгновение, чтобы достать пистолет. Только одно мгновение. Она посмотрела на него:

— О, благодарю вас, лорд Рэндольф.

Он вытащил нож и поднес его к веревке, стягивающей ее ноги.

— Назови меня своим мужем, моя дорогая.

Диана отвернулась, как будто застеснявшись.

— Мой муж.

Он разрезал веревку, и Диана едва не вскочила на ноги.

«Нет. Надо потерпеть, — сказала она себе. — Подожди, когда освободятся руки».

Однако лорд Рэндольф раздвинул ей ноги и накинул петлю на одну из ее лодыжек.

— Зачем вы это делаете? — крикнула она, запоздало пытаясь пнуть его ногой.

Он крепко привязал ее лодыжку к одному из столбиков, на которых крепился балдахин.

— Сожалею, моя дорогая, но ты можешь попытаться оказать сопротивление, и от этого тебе будет только хуже.

Осознав грозящую ей опасность, Диана пыталась сопротивляться, но не смогла помешать ему привязать вторую ногу к другому столбику.