Лорд Рэндольф стоял, глядя на Диану.

— Ты чертовски сильна для леди, моя дорогая, но я еще сильнее. Не забывай об этом. Теперь я освобожу твои руки. С привязанными ногами ты все равно не сможешь удрать, к тому же, думаю, ты не хочешь рассердить меня?

— Вы можете насиловать меня хоть десять раз в день, лорд Рэндольф, но я никогда не выйду за вас замуж. Полагаю, вас скоро повесят за все содеянное.

Он только рассмеялся.

— Я вижу, ты сменила тон.

Когда он освободил ее руки, она уже порывалась достать пистолет, но он схватил ее за запястья и привязал к брусу, из которых была сделана незамысловатая спинка кровати.

Распростертая и беспомощная, Диана мужественно боролась со страхом, обуявшим ее.

«Ведь ты потомок Айронхенда», — напомнила она себе.

Диана происходила из древнего рода северных воинов, многие из которых погибли в сражениях или в темницах под пытками, но никогда не покорялись врагам, и она не опозорит их. Что бы ни делал с ней этот негодяй, она ни за что не покорится ему и рано или поздно отомстит за свое унижение.

Он смотрел на нее, и она решила, что он не так уж глуп, как казался.

— Вы, безусловно, необычная женщина, леди Аррадейл, однако не обольщайтесь. Как видите, вы не можете противостоять настоящему мужчине, и, если не будете хорошо вести себя, я найду способ заставить вас подчиниться.

Лорд Рэндольф взял нож и разрезал корсаж ее платья, обнажив груди. Диана попыталась высвободить руки, но ничего не могла сделать.

— Прекрасно, — пробормотал он и, отбросив в сторону нож, взял обе груди в руки. — Богатство, власть и такое сочное тело. Мне, несомненно, везет.

Затем он спустился ниже и обеими руками задрал ей юбки до пояса. Диана замерла, опасаясь, что он нащупает пистолет, но карманы были достаточно жесткими, и он ничего не заметил. Она закрыла глаза.

— Очень хорошо, — сказал лорд Рэндольф. — Так и оставайся. — Он отодвинулся, чтобы расстегнуть штаны, и с усмешкой продолжал:

— Думаешь, ты сможешь сопротивляться? Плотские наслаждения прекрасны, женушка. Поначалу тебе, конечно, будет неприятно, но у нас впереди целая ночь, и я хочу использовать каждую минуту. Я доведу тебя до экстаза рано или поздно, и тогда ты изменишь свое мнение. Запомни.

— Последние слова весьма примечательны, — произнес знакомый голос.

Диана открыла глаза.

— Бей, — прошептала она. Уж не сон ли это?

Лорд Рэндольф, побагровев, отпрянул. Родгар наставил на него пистолет.

Бей здесь, с ней. Он опустил ее юбки и быстрыми движениями ножа разрезал путы. Диана инстинктивно прикрыла обнаженную грудь, а он притянул ее к себе и обнял.

— Тихо, тихо, — прошептал он, и Диана поняла, что плачет.

Но она не хотела плакать.

Однако слезы сами текли ручьем вопреки ее желанию. Бей еще крепче обнял ее, что-то с нежностью шепча.

— Успокойся, — сказал он. — Несчастный лорд Рэндольф ждет тебя.

Диана открыла воспаленные глаза и увидела своего насильника, стоящего со все еще расстегнутыми штанами, но сохраняющего надменный вид. Лорд Брайт держал его под прицелом с выражением холодной ненависти, тогда как Бей казался почти спокойным.

Диана высвободилась из его объятий и накинула на себя камзол, который не сразу заметила. Это был камзол Бея, а он оставался в рубашке, не сводя глаз с любимой.

Затем он молча вытащил из галстука длинную булавку и мягко разжал руки Дианы, удерживающие камзол. Бей соединил края разрезанного платья и заколол их, так что оно снова обрело приличный вид.

Все еще дрожа, Диана достала из кармана пистолет и взвела курок.

— Я поклялась убить его, — сказала она.

— Он твой.

— Вы не сделаете этого! — вскрикнул лорд Рэндольф, внезапно побледнев. — Лорд Родгар, остановите ее, ради Бога, пока она случайно не спустила курок.

— Я должна убить его, — прорычала Диана.

— Он твой, — повторил Бей. — Сомертон, она способна всадить пулю вам между глаз с тридцати шагов, так что случайность исключена. Советую выстрелить ему между ног, леди Аррадейл.

Лорд Рэндольф стал белым как полотно и прикрылся руками.

— Ради Бога! Леди Аррадейл, вспомните о короле!

— Вы болван. Неужели вы думаете, что король действительно распорядился таким образом?

— У меня есть его письмо!

Бей отвел ее пистолет.

— Пусть поживет еще немного. Какое письмо?

— Он получил письмо от короля, в котором тот излагает план, имеющий целью предотвратить объединение наших земель. Но, Бей, за всем этим стоит де Кориак. Думаю, этот француз снова охотится за тобой…

— Спокойно, — сказал он. — Я знаю и принял необходимые меры. — Он взглянул на лорда Рэндольфа. — Король будет чрезвычайно разгневан этим похищением и на самом деле он хочет, чтобы я женился на леди Аррадейл.

— Вы лжете. Письмо короля лежит у меня в кармане!

Бей встал и проверил карманы брошенного жилета лорда Рэндольфа.

— Вот видите, я говорю правду, — сказал тот. — Позвольте мне застегнуть штаны.

— Нет. Кажется, вы были полны энтузиазма, расстегивая их.

Бей стоял со сложенным листком бумаги, внимательно изучая печать при свете свечи, а затем развернул его.

— Видите? — сказал лорд Рэндольф.

— Разумеется, вижу. Превосходная фальшивка. Король еще больше разгневается.

— Фальшивка! Но на нем личная печать короля.

— Подделать печать еще легче, чем почерк.

— Кто-то прислал мне письмо, написанное твоим почерком, — сообщила Диана. — Оно тоже умело подделано.

— Прошу прощения. Мне следовало бы позаботиться о распознании таких вещей.

Диана плотнее запахнула на себе его камзол.

— Если ты попытаешься взять всю вину на себя, я застрелю тебя. Несмотря на созданный ореол всемогущества, ты все-таки не Бог.

Бей засмеялся, а лорд Рэндольф воскликнул:

— Его почерк? Но вы же думали, что это письмо от меня!

— Нет, — сказала Диана, — я так не думала.

— Значит, вы просто шлюха! — И тут же отлетел к стене от сильного удара Бея.

— Вы болван, Сомертон, и без вас мир станет намного лучше. Вы заслужили смерть за содеянное, но тут решать леди Аррадейл. Однако если вы произнесете еще хоть одно неуважительное слово, вы немедленно познакомитесь с моей шпагой.

— А может быть, я одержу победу, — возразил Сомертон. держась за скулу.

— Тогда вы должны быть очень хорошим фехтовальщиком, иначе я с удовольствием проткну вам сердце.

От этих спокойных холодных слов лицо лорда Рэндольфа исказилось бессильной злобой.

— Я не буду драться с вами, и вы не заставите меня!

— Тогда я просто убью вас на месте. А теперь скажите, как вы получили письмо от короля.

— Его подсунули мне. Я не знаю как! Я думал, оно настоящее! — Он весь дрожал, глядя то на Бея, то на Брайта, то на Диану, и имел весьма жалкий вид.

— И вы написали письмо леди Аррадейл с приглашением на тайное свидание? И кому отправили его?

— Как было сказано, миссис Мэннерли. Можете посмотреть сами!

Бей взял письмо и прочитал его до конца.

— Вы болван, Сомертон, если думаете, что король мог написать такое.

— Я не знал.

— А что вы скажете о де Кориаке?

— О ком? Я не знаю никакого де Кориака!

— Это француз, который помог вам.

— Дайонни. Он назвался Дайонни. Я познакомился с ним в игорном доме «Люцифер». Он появился в моем номере почти сразу после получения письма… и я рассказал ему обо всем. Француз предложил мне свою помощь за небольшие деньги, и я согласился, хотя в тот момент был ограничен в средствах. Так, значит, это его не настоящее имя?

— Очень похоже на Дейона, — заметила Диана.

Бей свернул листок и положил его в свой карман, а затем осторожно поднял Диану с постели.

— Идите сюда, лорд Рэндольф, и ложитесь на кровать.

Сомертон изменился в лице.

— Ради Бога, что вы собираетесь делать?

— Проучить вас как следует.

— Убирайтесь к черту!

Диана взглянула на Бея, гадая, что он задумал и как собирается выполнить свой замысел. Тот лишь смотрел на Сомертона, и после минутного молчания, которое казалось все более невыносимым, лорд Рэндольф медленно подошел к кровати.

— Что вы хотите сделать? — снова спросил он надломленным голосом.

Бей слегка толкнул его в плечо, и Сомертон сел на кровать, а после следующего толчка лег.

— Я не стану калечить ваше тело, — сказал Бей, поднимая веревку. — Лежите спокойно. — Он начал привязывать запястья лорда Рэндольфа к кровати. — Диана, если хочешь, можешь сделать то же самое с его ногами.

Диана положила свой пистолет, потрясенная этой ужасной просьбой. Тем не менее она с жестоким удовлетворением привязала к кровати дрожащие ноги своего мучителя, так что он оказался в таком же беспомощном положении, в каком недавно была она. Его мужские принадлежности были выставлены наружу через расстегнутые штаны.

— Что вы собираетесь делать? — вновь повторил он, блуждая взглядом по комнате. — Ради Бога, Родгар Маллорен…

Бей посмотрел на него.

— Я лично ничего не собираюсь делать с вами. Мы, мужчины, оставляем вас на милость леди Аррадейл. Если вы останетесь живы, утром я пришлю людей освободить вас и отправить на корабле в Америку. Думаю, у вашего отца есть там состояние. И не смейте возвращаться назад.

— О нет! Послушайте, я не хотел причинять ей вреда. Мы должны были пожениться! Вы же знаете, что женщинам нравится!..

Бей с Брайтом вышли, закрыв за собой дверь, и лорд Рэндольф уставился на Диану. Он попытался выдавить улыбку, одновременно пробуя, насколько крепко привязан к кровати.

— Вы ведь не причините мне вреда. Я же ничего плохого не сделал вам.

Диана с размаху влепила ему пощечину.

Он усмехнулся:

— Ну что, вам стало легче? Ударьте меня еще раз, если это вам так нравится.

Диана хотела было повторить, но ей было противно прикасаться к нему. Она вспомнила о своем намерении убить его, но сейчас он был таким жалким и ничтожным, что ее ненависть иссякла. Он не стоил того, чтобы мстить ему.

Она подняла лежащий на полу нож и приставила его к дряблому естеству Сомертона.

— Нет, — задыхаясь прошептал он. — Не надо…

— Запомните, — сказала Диана, глядя в его полные ужаса глаза, — запомните на всю оставшуюся жизнь, что любая встретившаяся вам женщина может оказаться такой же, как я. Мы, женщины, достаточно умны, чтобы скрывать свои истинные силы и возможности. И часто мужчины не подозревают об этом. И никто из вас не может чувствовать себя в безопасности ни днем, ни ночью, особенно имея любовницу или жену.

Диана провела кончиком лезвия по его пенису.

— Если бы вы совершили то, что задумали, я убила бы вас при первой же возможности. Но сначала я бы кастрировала вас. Запомните это. Запомните меня и впредь с уважением относитесь к женщинам, как они того заслуживают. — Она нажала лезвием на его плоть, но лишь слегка поцарапала ее.

Он вскрикнул и приподнял голову, глядя на выступившую кровь, затем со стоном откинулся назад.

Диана бросила нож на пол.

— Прощайте, лорд Рэндольф.

С этими словами она вышла из комнаты.

Бей ждал ее на крыльце, и она шагнула в его объятия.

— Как Сомертон? — невозмутимо спросил маркиз.

— Цел и невредим. Ты разочарован?

— Нет. Ты проявила милосердие к слабому.

— Я так не думаю. Просто мне не хотелось оставлять какую-либо память о нем, даже связанную с его смертью. Мы можем теперь ехать?

— Конечно. — Он сделал знак, и к ним приблизился всадник, который, спешившись, предложил ей свою лошадь.

Диана оглядела вооруженную охрану.

— Мне кажется, я была приманкой, — сказала она. — Де Кориак хотел заманить тебя в ловушку и расправиться с тобой.

— Думаю, нет. Предполагалось, что я буду здесь намного позже. Однако пора. Ты можешь ехать верхом?

— Конечно.

Бей помог ей сесть в седло, поправил стремена и расправил ее юбки, а затем сел на свою лошадь.

— Не будем спешить? — спросил он.

— О нет. Чем скорее мы уедем отсюда, тем лучше.