Диана проснулась от яркого солнечного света, пробивавшегося сквозь щель в шторах.

Сев в постели, она заметила, что нет никаких свидетельств событий минувшей ночи. Ни флакона с маслом, ни возлюбленного. Даже подушка, на которой он спал, была разглажена.

Может быть, все это приснилось ей? Нет, на простынях остались следы масла, этот чувственный запах… Он все-таки был здесь. Более того, он принадлежал ей телом, душой и разумом.

А теперь он ушел и постарался убрать все следы своего присутствия, отчего Диану охватило отчаяние. Сражение еще не было выиграно, потому что его воля не была сломлена до конца и, возможно, лишь укрепилась. В душе он не сдался.

Что же делать?

Явившись ночью в дом Бея в возбужденном состоянии, она думала, что находится в его спальне, но это оказалось не так. В этой большой великолепной комнате не было его личных вещей. Вероятно, он не хотел устраивать Диану в своей спальне, чтобы не рисковать ее репутацией. Это снова был всемогущий, всезнающий и недоступный маркиз Родгар. Проклятие!

Диана обхватила голову руками. Она снова должна предстать перед королем, обществом и перед Беем.

Сегодня их могут заставить обвенчаться, чтобы спасти ее репутацию. Если Бей отгородился от нее стеной, то они окажутся в еще худшем положении, чем прежде.

Она вскочила с постели и ополоснула лицо холодной водой из кувшина. Что известно при дворе о ее ночном приключении? Что скажут теперь?

Раздался стук в дверь. Это оказалась Клара с кувшином горячей воды в руках.

— О миледи, я так рада, что с вами все в порядке! Я никому ни слова не сказала, но так беспокоилась!

Большой кувшин наклонился, и Диана подхватила его.

— Все хорошо, Клара. Ты поступила очень правильно. — Значит, служанка не стала поднимать тревогу. Это неплохо. — А что было в Куинс-Хаусе?

— Я, конечно, всю ночь не сомкнула глаз, а рано утром пришла мадам Свеленборг и сообщила, что вас похитили, но маркиз спас вас. Тогда я собрала вещи и приехала сюда. — Она внимательно посмотрела на Диану:

— Это… это мужская рубашка, миледи?

Диана покраснела.

— Мое платье порвалось. Но теперь, ты говоришь, моя одежда здесь?

Клара наконец пришла в себя.

— Да, миледи. Какое платье прикажете приготовить?

«Власяницу и посыпать голову пеплом», — мысленно ответила Диана, а вслух сказала:

— О, мне все равно. — Она повернулась к зеркалу и неохотно посмотрела на себя. Смятая рубашка с длинными закатанными рукавами оголила плечо, волосы растрепаны, а под глазами залегли темные круги. Ни дать ни взять распутная девка.

— Выбери что-нибудь поскромнее, — велела Диана. Она стянула рубашку и на мгновение прижала ее к себе, вдыхая смешанный запах сандалового масла и любви. Затем бросила ее на кровать.

Клара принесла светло-голубое платье.

— Состоится ли теперь маскарад, миледи? — спросила служанка.

Маскарад! Сегодня вечером.

Казалось, прошла целая вечность с того момента, когда она примеряла костюм богини Дианы. Стоит ли принимать участие в предстоящем бале? Она не знала.

Диана встала перед зеркалом, чтобы надеть платье с широкой голубой юбкой и полосатым корсажем.

— Прекрасный выбор, Клара. Наряд довольно привлекательный, но скромный.

— Благодарю, миледи. — Служанка застегнула спереди крючки и с тревогой спросила:

— Вас обесчестили, миледи?

Клара задала неподобающий вопрос, но Диана ответила:

— Нет. Однако пора держать ответ за все, что произошло. Ты не знаешь, где маркиз?

— Кажется, он отправился к королю, миледи. Здесь леди Уолгрейв, миледи, она собиралась позавтракать с вами, если вы не возражаете.

Элф здесь. Диана ощутила некоторую неловкость.

— Приведи в порядок мои волосы, а затем подай завтрак и скажи леди Уолгрейв, что я рада видеть ее.

* * *

Родгар вошел в кабинет короля, где Георг работал за письменным столом, читая и подписывая документы. Коротко кивнув, король продолжал работать, пока не завершил дело. Это не было проявлением пренебрежения. Георг серьезно относился к своим обязанностям и досконально изучал все бумаги. Наконец он отпустил секретаря и встал.

— Скандальная история, милорд.

— Совершенно верно, сир.

— Как себя чувствует леди Аррадейл?

— Она потрясена, сир, но постепенно приходит в себя.

— Ваш письменный доклад не очень содержателен, милорд. Я хочу знать подробности, включая и то, почему леди Аррадейл не была немедленно возвращена в Куинс-Хаус.

Родгар предвидел недовольство короля.

— Последнее нетрудно объяснить, сир. Графиня была крайне подавлена и измучена, поэтому я решил не беспокоить королеву. Прошлым вечером в мой дом прибыли лорд и леди Брайт, так что леди Аррадейл находилась под присмотром дамы.

— Она не пострадала?

— Мы прибыли вовремя.

— Слава Богу. Скверная история. Просто скверная. Должно быть, лорд Рэндольф сошел с ума!

— Что касается лорда Рэндольфа, то его кто-то склонил к такому поступку. — Родгар достал письмо. — Он получил вот это.

Король сдвинул брови, рассматривая печать, затем открыл письмо и побагровел.

— Боже, кто осмелился сделать это? Здесь моя подпись и моя печать. Королевская печать!

— Да, сир. — Родгар взял письмо из рук короля. — И записка, которая побудила леди Аррадейл выйти ночью из дома, тоже была умело подделана. Сомертон не знал, от кого пришло письмо, но ему помогал в похищении француз. Графиня узнала в нем месье де Кориака. Того самого де Кориака, которого мы встретили в Ферри-Бридж. Король пристально посмотрел на Родгара:

— Как? Если этот маньяк охотится за вами, почему он помогал Сомертону похитить графиню?

Родгар пожал плечами:

— Известно, что графиня находится под моим покровительством, и, следовательно, я должен вступиться за нее. Есть подозрение, что таким образом готовилась ловушка для меня. Кроме того, — предположил он, — француз ищет также способы посеять разногласия между нашими странами.

— Но мы заключили мир, милорд.

— Однако среди ваших подданных есть недовольные этим миром. Вероятно, и среди французов найдутся такие.

— Но какой смысл во всей этой истории? — спросил король. — Неужели я объявлю войну из-за похищения женщины?

Пришло время поговорить откровенно.

— Я вижу смысл в том, сир, чтобы устранить меня. Совершенно очевидно, что, по мнению французского правительства, вы недостаточно сильны, чтобы устоять против Франции. А может быть, они ошибочно полагают, что мои советы оказывают решающее влияние на вашу политику. По всей вероятности, их кто-то вводит в заблуждение… может быть, даже шевалье Дейон?

Георг III взволнованно ходил по комнате. Родгар не осмеливался спросить, о чем думает монарх.

Король вдруг повернулся и посмотрел на письмо в руке Родгара:

— Что мне делать с этим? На нем моя подпись и моя печать, а содержание имеет невероятно гнусный характер!

— Мы можем, конечно, найти изготовителя этой фальшивки и наказать его, но при этом не узнаем истинного негодяя. Надеюсь, мы не станем предавать широкой огласке злоключения леди Аррадейл.

— Разумеется, разумеется. Но я хочу видеть этого де Кориака повешенным. И Сомертона тоже!

— Это также может вызвать нежелательные толки, сир. Король внимательно посмотрел на Родгара:

— Выходит, я должен оставить оскорбление безнаказанным? Я не желаю больше видеть Сомертона при дворе. Даже если он и был обманут французом, он вел себя как подлец.

— Полагаю, герцог Карлайл будет рад видеть сына в своих владениях, в Виргинии. Я могу позаботиться об этом, если ваше величество поговорит с герцогом.

— Прекрасный выход из положения, — пробормотал король. — А как быть с истинными злодеями?

— Сочту за честь, если вы предоставите их мне. Я найду способ наказать негодяев.

Немного подумав, король согласился:

— Сообщите мне, когда сделаете это. — Затем добавил:

— А как же леди Аррадейл? Она потеряла поклонника.

— Да, сир. Возможно, будет разумнее всего отложить ее замужество на некоторое время. Она может еще больше расстроиться.

Король подозрительно прищурился, однако сказал:

— Хорошо-хорошо. Передайте ей, что она может вернуться на север, если пожелает, но я надеюсь, что она примет участие в сегодняшнем маскараде. Будет непростительно пропустить такое событие, особенно живя в вашем доме.

— Я тоже так думаю, сир. И в связи с предстоящим балом мне необходимо вернуться домой.

Король кивнул, а когда Родгар подошел к двери, сказал:

— Надеюсь, вы прибыли сюда с охраной, милорд.

Родгар печально улыбнулся:

— В закрытой карете и в сопровождении вооруженных всадников, сир.

— Хорошо-хорошо. Мы не хотим потерять вас.