Брайт Маллорен искал своего брата. Он постучался в дверь бывшего будуара матери. Однако там он обнаружил только Элф и графиню.

— Вы беспокоитесь о нем, лорд Брайт? — спросила графиня с некоторой тревогой.

Ему хотелось спросить напрямую, что произошло здесь минувшей ночью.

— Да, — ответил он.

— Почему, Брайт? — спросила Элф. — Что-нибудь неладно с королем?

— Я не знаю, поскольку Бей прячется от меня.

— Прячется? — повторила Элф. — Бей?

Графиня привстала, затем снова села. Надо быть сдержанной.

— Может быть, он занимается последними приготовлениями к маскараду? — предположила она.

— Никто не видел его, хотя надо еще кое-что закончить.

— О, — сказала Элф, вставая, — я должна пойти и посмотреть, не надо ли помочь. Это очень интересно, Диана. Не хочешь ли пойти со мной?

Графиня задумалась, затем сказала:

— Нет, я останусь здесь. — Она обратилась к Брайту:

— Думаю, ваш брат занимается одной из механических игрушек, милорд.

Брайт посмотрел на нее:

— Ну конечно. Он считает, что они успокаивают. Вопрос только в том, леди Аррадейл, почему ему необходимо успокоиться?

— Он вынужден драться и со злыми духами, и с ангелами. Несомненно, ангелов победить труднее.

Брайт кивнул и вышел из комнаты вместе с Элф. Как только за ними закрылась дверь, Элф прошептала:

— Ты думаешь, он решится наконец?

— С нашей и Божьей помощью. Жаль, что здесь нет Брэнда, но раз так, я готов выступить в роли секунданта в поединке с ангелами.

Брайт оставил жену и быстро пошел по коридору, а затем спустился по лестнице к маленькой комнате в задней части дома. За дверью он услышал птичье пение и дробь барабана. Брайт вошел без стука в тот момент, когда пение и стук барабана прекратились.

Родгар, все еще в придворном костюме, сидел за рабочим столом. Перед ним не было никаких инструментов, и он только смотрел на игрушку. Это была фигура мальчика в голубом костюмчике с барабаном на ремешке и палочками в руках. Родгар быстро взглянул на Брайта:

— Что-нибудь случилось?

— Ты почему-то прячешься ото всех.

— Что в этом плохого?

— Это беспокоит нас, не привыкших к такому твоему поведению. — Брайт сел на стул рядом с заводной куклой, чувствуя, что на самом деле готовится к сражению. Он не стал ходить вокруг да около:

— После минувшей ночи я вижу тысячу причин, по которым ты должен жениться на леди Аррадейл. Назови мне хоть одну, мешающую тебе сделать это. И забудь ты о дурной наследственности в своей крови.

Бей посмотрел на него:

— Если бы это было возможно.

— Ты думаешь, тебе такую мысль внушает ангел, а на самом деле это сатана со своей надменной гордыней. Она любит тебя. Ты когда-нибудь задумывался над тем, каково ей?

— Постоянно думаю об этом.

— Неужели же ты не можешь ответить на ее чувства? — Родгар ничего не сказал, но это тоже был своего рода ответ. — Ты не имеешь права просто так бросить ее.

— У меня с ней полное взаимопонимание на этот счет, — сказал Бей.

— Понимание не может исцелить разбитое сердце. — Боже, помоги, Брайт никак не мог найти нужные слова, чтобы убедить брата. — Я хочу, чтобы ты женился и имел детей. Хочу, чтобы ты жил полнокровной жизнью, потому что люблю тебя, Бей. — Никогда прежде Брайт не говорил этого. Он подсел к Бею. — Мы все знаем, что ты сделал для нас, — сказал он, — и чего это стоило тебе порой. И теперь мы желаем тебе счастья. Мы хотим, чтобы ты был вознагражден за все свои труды.

Брайт почувствовал, что краснеет под изумленным взглядом брата. Что за сентиментальная болтовня!

Бей встал и отвернулся.

— Мне надо подумать, Брайт.

— Ты и так слишком долго думаешь!

Ответа не последовало: Бей полностью ушел в себя. Бросив на него озабоченный взгляд, Брайт вышел из комнаты.

За дверью снова послышались птичье пение и бой барабана.

* * *

Диана так и не видела Бея до самого вечера, но не только она. Элф тоже не могла найти его и сетовала на то, что ей одной пришлось заниматься последними приготовлениями к маскараду.

Она пришла в комнату Дианы уже в маскарадном костюме, изображавшем осу.

— Прибыла труппа из Королевского театра, которая будет участвовать в представлении под руководством мистера Баха Кажется, они хорошо знают, что от них требуется, и я оставила их репетировать. — Элф посмотрела на костюм, лежащий на кровати. — Богиня Диана? Чудесно!

— Где же он? — спросила Диана, стоя в одной сорочке. Если Бея не будет на маскараде, она тоже не станет участвовать.

— Ничего подобного раньше не было, — сказала Элф, пожимая плечами. — Однако такое поведение брата несколько обнадеживает. Если бы он присутствовал здесь с обычным непроницаемым видом, я бы не испытывала оптимизма.

Диана не выдержала и рассказала Элф о своих отношениях с Беем, испытав после этого большое облегчение, хотя Элф не могла сказать ей ничего утешительного. Диана сцепила пальцы.

— Но ведь он не станет… не станет убивать себя?..

— Нет! — воскликнула Элф, побледнев. — Он не сделает ничего подобного, так как это противоречит его убеждениям.

— Так же как и брак со мной. Я получила записку от Бея. Король больше не настаивает на моем замужестве и разрешает вернуться на север.

— О нет! — Элф взяла Диану за руку и усадила на диван, затем налила вина. — Хочешь портвейна? — спросила она, но та отказалась.

— Это мое любимое вино, — сказала Диана со слезами на глазах. — Бей распорядился подать его специально для меня.

Элф сделала глоток.

— Это особый сорт. Можешь гордиться.

Диана вспомнила, с каким благоговением отзывался дворецкий об этом вине.

— Едва ли он прислал бы мне нечто заурядное.

— Ну разумеется, — весело заметила Элф, — и поверь, он далеко не всех угощает этим вином.

— Решил сделать мне приятное на прощание. По-видимому, заказал вино сегодня утром. Впрочем, это не имеет значения.

— И все же, мне кажется, вы очень подходите друг другу. Знаешь, где он был? В мастерской. Брайт разговаривал с ним. Я не знаю, что там случилось, но, похоже, наметился какой-то сдвиг.

— В лучшую или худшую сторону? И нет нужды убеждать меня, что мы подходим друг другу. — Диана засмеялась. — Я не знаю, какими словами выразить мои чувства! Мы две половинки единого целого, и для меня в нем вся жизнь.

— Он обязательно должен быть на маскараде, так как чувство долга никогда не покидает его. Там мы обо всем и узнаем, — сказала Элф.

— Я скорее убью себя, чем причиню ему вред.

— То же можно сказать и о нем. Давай лучше будем молиться о жизни.

Диана вздохнула и сделала большой глоток превосходного портвейна. Затем поставила бокал и встала.

— Помоги мне надеть костюм. Пришло время для богини Дианы отправляться на охоту.

Перед балом-маскарадом не было официального обеда, так как каждый хотел сохранить в секрете свой костюм. Однако Диану пригласили на семейный обед с Брайтом, Порцией, Элф и ее мужем, и вскоре она уже со всеми была на ты. Несомненно, все они воспринимали ее как невесту Бея.

Маркиз по-прежнему находился в своих комнатах. После Брайта его никто не видел, а когда Элф постучалась к нему, Фетлер ответил вежливым отказом.

Диане искренне нравились все Маллорены, а они уже почти считали ее членом семьи.

Форт, сидящий справа от Дианы, пожал ей руку.

— Я готов вызвать его на дуэль за боль, которую он причиняет тебе. Правда, он убьет меня. Впрочем, нет, — он усмехнулся, — это не так. Скорее он позволит мне убить его, чтобы избавить Элф от переживаний за брата. Это, конечно, глупо, ибо тогда она уйдет в монастырь и будет оплакивать его всю оставшуюся жизнь.

Элф, сидящая по другую сторону от мужа, грустно улыбнулась:

— Бей найдет самый лучший выход из положения, Форт.

И действительно, лишь один маркиз мог найти выход из этого лабиринта.