По тому, как изогнулся лук, Диана мгновенно поняла, что он настоящий. Она вспомнила, что и у нее тоже настоящие лук и стрелы. Здесь это было, пожалуй, единственное оружие.

Бей уже был рядом с королем. Что он собирается сделать? Повалить на пол и закрыть своим телом?

С громко бьющимся сердцем она сняла с плеча свой лук и вложила в него одну из серебряных стрел.

Руки дрожали и стали липкими от пота.

Проклятие! Она вытерла их о платье.

Купидон уже слегка натянул тетиву. Наступила тишина, как будто все вдруг почувствовали неладное…

В этот момент перед королем возник Бей, раскинув в стороны руки со сверкающими перстнями.

— Прошу прощения, сир, но мне кажется, я в большей степени нуждаюсь в любви.

По залу прокатился ропот. Все были потрясены: как посмел маркиз стоять спиной к королю!

— К тому же, — улыбнулся Бей, — ваше сердце скорее всего должна поразить богиня Диана.

— Хотите, чтобы я выстрелил в вас, милорд? — спросил Купидон.

Маска существенно искажала голос, и Диана засомневалась. Ошибка могла стать роковой.

С широко расставленными руками подходя все ближе и ближе к помосту, Бей говорил:

— Кажется, вы не бог любви, сэр, а бог смерти. Ведь ваша стрела с самого начала была предназначена для меня, не так ли, месье де Кориак?

Король вскрикнул, и все вокруг замерли в недоумении. Диану охватило отчаяние: Купидон уже до конца оттянул тетиву лука, а Бей находился от него на опасно близком расстоянии.

Сейчас или никогда. После секундного колебания Диана прицелилась и с молитвой выпустила стрелу. Она глубоко вонзилась в грудь де Кориака, а его собственная стрела угодила в стену. С протяжным криком он рухнул на искусственную траву.

Актриса, изображавшая богиню Диану, упала в обморок, а маленькие амуры убежали со сцены. Бей оттащил умирающего, пряча его от перепуганных гостей. Ошеломленная, Диана увидела, как Брайт, Элф, Порция и Форт пытаются успокоить испуганных гостей, устремившихся к выходу.

Кто-нибудь мог пострадать в этой давке.

Король, охраняемый придворными, вдруг вышел вперед, сверкая золотыми доспехами.

— Послушайте, — громко крикнул он, — это был всего лишь один безумец, с которым покончено. Успокойтесь, успокойтесь, господа, вам ничто не угрожает.

В зале наступила тишина, и все повернулись к нему.

— Как видите, я цел и невредим благодаря храбрости лорда Родгара… — Он замолчал, видимо, задаваясь вопросом, откуда прилетела роковая стрела.

Диана поспешно спрыгнула со скамьи, но некоторые заметили ее.

— Ваше величество, приношу глубокие извинения за это происшествие. Ужин уже накрыт, и я приглашаю всех спуститься вниз, — раздался голос Бея.

Все успокоились и двинулись к дверям, как вдруг кто-то громко спросил:

— А кто же все-таки пустил стрелу?

— Вероятно, настоящий Купидон, — сказал Бей, явно стараясь отшутиться.

— Стреляла я, — призналась Диана.

Перед ней все расступились, и опять послышались взволнованные голоса.

Диана подошла к королю, и Бей тотчас встал рядом с ней. На сцене осталось только кровавое пятно.

Это была кровь, которую пролила она…

— Вы умеете обращаться с луком и стрелами, графиня? — спросил король, выглядевший в большей степени пораженным, чем рассерженным.

Диана призвала на помощь все свое хладнокровие. На этот раз она не упадет в обморок после убийства.

— Да, меня интересовала стрельба из лука, ваше величество.

— Может, вы случайно попали в него? — предположил король.

Мельком взглянув на Бея, Диана сказала:

— Нет, сир. Я достаточно хорошо владею этим оружием, хотя в большей степени — пистолетом. Это умение позволило мне дважды спасти жизнь человеку, которого я люблю.

В толпе снова раздались удивленные восклицания.

Бей взял ее за руку.

— Мы с леди Аррадейл постоянно спорим о том, кто кого должен защищать, сир, но, признаться, я ничуть не жалею о ее незаурядных для женщины способностях. Сильная и смелая жена, которая сможет защитить себя и других, — это бесценный дар.

Диана затаила дыхание от радости и вместе с тем боялась за Бея, который только что, по сути, бросил вызов королю. Лицо Георга III помрачнело.

— Понимаю, понимаю. Что ж, пусть каждый мужчина выбирает себе жену по вкусу, а сейчас, — он повернулся к двери, — пойдемте и выберем себе по вкусу блюдо на пиру у маркиза!

Он вышел из бальной залы, и все устремились вслед за ним, болтая о том, что теперь маркиз может лишиться покровительства короля. Неужели ему дороже брак с этой странной графиней?

Диана и Бей оказались одни под полной луной, освещавшей залу.

Она ждала, когда он заговорит, но затем не выдержала:

— Значит, жена?

Неожиданно он взял ее за обе руки.

— Полагаешь, я взял на себя слишком много? Все-таки есть риск…

— Вся наша жизнь риск!

Счастье почти у нее в руках!..

Глаза его потемнели.

— Я весь твой, со всеми достоинствами и недостатками.

Диана ошеломленно посмотрела на него, не веря своим ушам. Он принадлежит ей?

— На всю жизнь, — сказал он, — со всеми невзгодами, которые сопровождают ее. А если боги будут милостивы к нам, то с любовью, радостью и плодотворным трудом.

Диана обвила его руками и что есть силы прижала к себе.

— Я сейчас заплачу.

Его губы прильнули к ее щеке, вбирая слезы. Бей снял с себя маску, потом с нее и поцеловал ее.

Это был поцелуй, полный очарования, как в первый раз.

Обнявшись, они продолжали целоваться под сияющей луной.

Диана прижалась к его груди.

— Следует ли понимать это как согласие? — спросил Бей.

— Мне хочется быть наедине с тобой, — прошептала она. — Долгие дни, недели, всю жизнь.

Он потерся щекой о ее щеку.

— Скоро, очень скоро это произойдет. Но сейчас, увы, мы должны идти к гостям. Однако сначала, — добавил он, — я хочу подарить тебе маленькую звездочку. Если вы примете ее, миледи.

Он снял с мизинца кольцо и протянул ей.

Диана с дрожью подала ему свою ладонь.

— Я чувствую себя так, будто могу летать. Может быть, поднимемся на крышу и попробуем?

Бей рассмеялся:

— Безрассудная девчонка. Даже с Маллореном не все возможно.

— Конечно, безрассудная, — сказала она. — А разве ты, Бей, сейчас не безрассуден?

— Да, и ты нужна мне, как воздух, — ответил он, надевая кольцо ей на палец.

Диана посмотрела на огромный многогранный бриллиант, несомненно, самый большой и яркий из всех драгоценностей маркиза, и радостно засмеялась.

— Знаешь, что мне больше всего нравится в тебе, Бей?

— Скажи.

Никогда еще она не видела его таким сияющим и радостным.

— То, что ты любишь меня, как я тебя.

— Я преклоняюсь перед тобой.

— Обещай мне…

— Все, что угодно.

— …не меняться ради меня. Я люблю тебя таким, какой ты есть.

Он взял ее за руку.

— А я думал, ты хотела, чтобы я стал другим.

— Ты чувствуешь изменения в себе?

— Безусловно.

— Тогда это плохо.

— Диана, — запротестовал Бей.

— Ты не должен менять свою сущность, — горячо сказала она. — Я хочу только таких изменений, каким подвержены все мы, двигаясь вперед по жизни, но в согласии со своей натурой.

Он задумался.

— Да, понимаю. Ты совершенно права. Но тогда тебе придется примириться с моим всезнанием, всемогуществом, покровительством и несгибаемой волей. Сможешь ли ты вынести все это?

— Я обожаю это в тебе! — воскликнула Диана и, заметив знакомое кольцо с сапфиром на его правой руке, переместила его на левую руку и поцеловала там. Ей хотелось немедленно увлечь Бея в спальню, но. как он сказал, у них были здесь обязанности.

Она повернулась, собираясь покинуть бальную залу рука об руку с Беем.

— А как же король?..

— Если он решит обидеться, так тому и быть. Я останусь преданным тебе. — Маркиз обезоруживающе улыбнулся. — Я буду нежно лелеять свой маленький мир, а Англия пусть катится к чертям.

Диана засмеялась и покачала головой:

— Нельзя так резко все менять. Ты мог бы смягчить короля, подарив ему барабанщика.

Бей поднял ее руку и поцеловал.

— Мы одинаково мыслим. — Он повел ее назад через лабиринт.

Когда они вышли в освещенный коридор, она сказала:

— Мы справимся с любыми трудностями, если будем вместе. Вместе мы сможем править миром.

— Не вздумай сказать это в присутствии короля. Идем — Он увлек ее за собой вниз по лестнице. — Нам предстоит встреча с сильными мира сего. Увы, ты права. Я не могу послать Англию к черту, по крайней мере пока в моем доме ужинает весь двор.

Внизу царило шумное застолье. Бей и Диана прошли через четыре комнаты, где гости оживленно обсуждали их официальное объявление о помолвке.

При этом многие джентльмены спрашивали маркиза, не боится ли он потерять превосходство рядом с такой женой.

Неожиданно король кивком подозвал Диану, и она немного испугалась, но увидела, что Бей ничуть не обеспокоен. Он подвел ее к королю, держа за руку. Диана сделала реверанс.

— Леди Аррадейл, — сказал король в неожиданно наступившей тишине, — вы очень необычная женщина.

— Боюсь, что так, ваше величество.

— Я говорил вам однажды, какие опасности подстерегают женщин, стремящихся обладать мужскими способностями.

— Да, сир.

— Вы заметили тогда, что женщина, защищающая своих детей, достойна поклонения, и я согласился с вами. То же самое можно сказать о женщине, защищающей своего мужа.

Диана облегченно вздохнула.

— Я тоже так думаю, сир.

— Я очень хотел бы, чтобы у вас было двое сыновей, мадам.

В разговор вступил Бей:

— Значит, в таком случае вы позволите нам сохранить наши титулы по отдельности, сир? Мы благодарим вас. А что, если у нас будет только один сын?

Диана сжала его руку. По сути, Бей на виду у всего двора просил короля вынести решение, противоречащее его взглядам. В конце концов король холодно кивнул:

— Если Богу так угодно.

Бей низко поклонился.

— Мы искренне благодарим вас, ваше величество. Могу я отплатить вам подарком за вашу милость?

— Подарком? — оживился король.

— У леди Аррадейл была заводная кукла, похожая на нее в детстве, но она сломалась, и мне ее отдали для починки. Теперь мы с удовольствием дарим ее вам, сир, в знак нашей бесконечной преданности. Если вы соизволите пройти в залу, ее можно будет показать.

Король охотно поднялся, и остальные последовали за ним.

На середину вынесли маленького барабанщика.

— О, — воскликнул король, — это прекрасная вещь!

Бей включил механизм, и барабанщик превосходно выполнил все действия, очаровав короля и всех присутствующих.

Неожиданно к Диане подошла дама в красивом розовом платье, на лице ее была только узкая черная маска. Тут же появился Бей и взял Диану за руку.

— Должно быть, у вас был не очень-то приятный вечер, месье Дейон.